/ Language: Русский / Genre:sci_history,

Флинт

Луис Ламур


Ламур Луис

Флинт

Луис Ламур

Флинт

Перевод Александра Савинова

Глава 1

Немногим людям в этом мире дано начать новую жизнь дважды, но человек по имени Джеймс Т. Кеттлмен, которому это однажды уже удалось, готовился испытать судьбу во второй раз. Если на сей раз ему не повезет, он об этом не узнает, потому что умрет.

Когда человеку остается жить несколько месяцев, он может, если захочет, сам выбрать способ ухода из жизни, и Кеттлмен сделал выбор. Он ехал на место, известное только ему одному. Там он умрет так же, как жил, в одиночестве.

Ирония судьбы заключалась в том, что он, человек, ненавидящий Дальний Запад, возвращается туда, чтобы умереть. Словно дикое животное, которое чувствует приближение смерти, он искал безлюдное место, где сможет умереть спокойно.

Но пока ни один мужчина в железнодорожном вагоне не выглядел сильнее, жизнерадостнее, решительнее его, тем не менее, семя смерти уже давало всходы.

В вагоне ехало пятеро. Огни притушили, и пассажиры спали, раскинувшись в неудобных, неестественных позах. Поезд мчался на запад сквозь холодную, ясную ночь, приближая этого человека к его последнему пристанищу.

Через проход, немного впереди, сидела очень симпатичная девушка, вошедшая в Санта-Фе. Еще дальше разместились трое мужчин, каждый из которых путешествовал в одиночку. Иногда, сопровождаемый потоком холодного воздуха, заходил кондуктор. Несколько раз он подбрасывал уголь в чугунную печку.

Люди интересовали Кеттлмена только как возможные соперники. Из находившихся в вагоне пассажиров только один, похоже, входил в данную категорию. Это был светловолосый мужчина, худощавый и нагловатый, как волк среди овец.

Девушка была высокой, грациозной, ее карие глаза смотрели на мужчин прямо, но без излишней смелости. Кеттлмен решил, что она часто общается с мужчинами, привыкла к ним, и ей это общение нравится. Ее звали Нэнси Керриган. Он слышал, как она давала распоряжения, каким образом разместить ее вещи в багаже, и невольно узнал ее имя.

За окном чернела пустота. Стекла запотели, и поезд двигался словно по нескончаемому тоннелю. Для Кеттлмена это не имело значения, поскольку ему был знаком каждый фут железнодорожного пути и окружающей его местности. Все сведения он получил, сидя за своим письменным столом в Нью-Йорке.

Горная равнина местами прерывалась длинными хребтами и древними выбросами лавы. Когда Кеттлмен начал планировать свою новую жизнь, он прочел все, что можно об этой местности и тщательно изучил карты. Дорога постоянно шла в гору. Впереди их ждали высокие столовые плато, новые выбросы лавы и редкие полуразвалившиеся кряжи. Скоро поезд замедлит ход перед длинным, крутым подъемом. Когда это случится, он выпрыгнет из вагона в черноту ночи.

Он направлялся к месту, известному ему только по описанию, полученному пятнадцать лет назад у походного костра от человека, который часто пользовался им для надежного укрытия. Когда он сойдет с поезда, то возвратится в небытие, из которого возник пятнадцать лет назад. Тогда Джеймс Т. Кеттлмен перестанет существовать, впрочем он перестал существовать уже несколько дней назад, в Вирджинии. Несколько недель, что отпущены ему, он проживет без имени.

Для худощавого семнадцатилетнего юнца, каким он был пятнадцать лет назад, начать новую жизнь в первый раз было относительно легко. Никто не заметил его, когда тем вечером он вошел в салун "Кроссинг" вместе с Флинтом. И только после мгновенной паузы, последовавшей за грохотом револьверных выстрелов, все взгляды устремились на него, потому что он с сухим щелчком взвел курок револьвера.

Едва ли до этого момента люди, убившие Флинта, замечали мальчишку, но в течение следующих пяти секунд пятеро из них были убиты, а двое умирали. Еще двоих ранило, но они выжили, чтобы до самой могилы донести память о тех пяти секундах. И в темноте, расстреляв лампы, юноша вынес Флинта из салуна. В двадцати милях в армейском форте жил доктор, но они до него так и не доехали.

Тем вечером в Канзасе родилась легенда, и у множества походных костров рассказывали и пересказывали историю кровавого побоища в "Кроссинге". Никто не знал ни человека за карточным столом, ни юнца, который его унес. Оба исчезли, словно их поглотила земля.

О событиях, предшествовавших перестрелке, тоже никто ничего не знал. Известно было лишь то, что в салун вошли двое бродяг, один из них поменял деньги на игральные фишки для покера, а другой задремал у двери. Это был юноша, который тем вечером вошел в историю Дальнего Запада.

Человек за столиком играл хитро и умно и через два часа выиграл небольшую сумму. Первые признаки беды появились у бара, где пили техасские перегонщики скота. Они обратили внимание на незнакомца за карточным столиком и, пошептавшись между собой, по одному собрались вокруг него. Вдруг двое техассцев схватили незнакомца за руки, и один из них крикнул:

- Это наемный убийца.

Тогда четверо остальных принялись расстреливать незнакомца. Через мгновение затишья после стрельбы они услышали щелчок взводимого курка, и все головы повернулись к юноше.

- Он мой друг, - сказал юноша и открыл огонь.

В считанные доли секунды, прежде чем кто-то догадался выстрелить в лампы, были убиты пятеро, четырем пуля попала в голову. Двое выживших отказались давать показания, но один из умирающих простонал: "Флинт!". Говорили, что Флинтом звали почти легендарного убийцу, которого время от времени нанимали богатые скотоводы и железнодорожные компании.

Паровоз засвистел - одинокий звук пронесся по продуваемым всеми ветрами равнинам. Кеттлмен вынул и закурил трубку. Два его мешка и рюкзак лежали в конце вагона. Когда он откроет дверь, холодный воздух может разбудить остальных, но его уже не будет в вагоне. До определенного момента он спланировал каждое свое движение, но, когда он доберется до старого убежища Флинта, ему ничего не останется делать, как ждать. Несколько месяцев тому назад врач сказал Кеттлмену, что он не протянет и года. Большая часть года уже прошла.

Ехал он в так называемом салон-вагоне с нарядными люстрами и тонкими полосками зеркал между окнами. В одном из них он поймал свое отражение.

На него смотрел худощавый человек с твердыми чертами лица, высокими скулами и волевым подбородком. В соответствии с модой он носил длинные бакенбарды. Темно-каштановые волосы слегка вились. В приглушенном свете они чуть отливали рыжиной. Смуглая кожа. Живые глаза. Непроницаемое выражение. Джеймса Т. Кеттлмена, финансиста и торговца, часто называли красивым мужчиной. Его никогда не называли дружелюбным.

Через пятнадцать лет после того, как он уехал из Канзаса, ему пришлось вновь пересекать Аппалачи.

В карманах Флинта, когда тот умер на мокром от дождя склоне холма после перестрелки в "Кроссинге" он обнаружил больше полутора тысяч долларов. У юноши, который впоследствии станет Джеймсом Т.Кеттлменом, было шестьдесят долларов. На них он купил одежду в магазине в Канзас-сити, доехал до Нью-Йорка и там продал своих четырех лошадей еще за четыреста долларов. С этим капиталом он основал собственное дело. Фамилию Кеттлмен ему придумал Флинт, когда определил в школу. До этого у него не было ни имени, ни фамилии.

Паровоз опять засвистел, Кеттлмен встал и потянулся. Движение привлекло внимание молодой женщины.

- До Аламитос еще далеко, - сказала она.

Кеттмен улыбнулся. Когда он улыбался, лицо его преображалось.

- Надо думать не о станциях, а о тупиках, - сказал он.

Поймав ее удивленный взгляд, он снова улыбнулся и направился к концу вагона, где вытер запотевшее стекло окна и посмотрел на разбросанные по небу звезды и прижатую ветром траву. По краям насыпи виднелся снег.

Его замечание привело Нэнси Керриган в недоумение, хотя она и вынуждена была признать его правоту. Сколько людей свернули с главного пути и уперлись в тупик, так много потеряв в этой жизни. Может быть и она тоже из таких. Она снова посмотрела на мужчину. Он не походил на жителя Запада, однако в его облике проглядывало что-то хищное.

Джеймс Т. Кеттлмен вернулся на свое место и сел. Еще десять минут...

За пятнадцать лет, прошедших после "Кроссинга", он превратил скромный начальный капитал во многие миллионы, нажив множество врагов и не приобретя друзей. Он женился на женщине, которая наняла убийц, чтобы покончить с ним; детей у них не было. И вот теперь он уходил из той жизни, как вошел в нее, не оставив позади ничего, что было бы ему дорого.

Тридцать лет назад, когда ему было два года, его подобрали в кустах рядом с сожженным караваном фургонов, где его проглядели совершившие налет команчи. Больше никто не выжил. Не осталось ничего, что подсказало бы, кто он. В течение следующих четырех лет его передавали из семьи в семью и, наконец, одной холодной ночью бросили в маленьком городишке на Дальнем Западе.

Кеттлмен снова прошел в конец вагона, оглянувшись на остальных пассажиров. Все спали или притворялись спящими. Поезд тормозил для долгого подъема. Он перенес вещи на заднюю платформу и осторожно закрыл за собой дверь. Звезды холодно мигали в почти безоблачном небе, по горным травянистым равнинам гулял ветер.

Он сбросил мешки на насыпь и, перекинув одну ногу через перила тормозной площадки, на мгновенье помедлил, чтобы заглянуть в тускло освещенный вагон, затем спрыгнул на насыпь.

Он смотрел на красные хвостовые огни поезда, двигавшегося со скоростью пешехода, пока они не исчезли за поворотом, и от поезда осталось только гудение рельсов и свисток паровоза, долго звучавший под ночным небом. Сухая трава сгибалась под ветром, вдоль насыпи скреблись друг о друга ветки кустарника.

Джеймс Т. Кеттлмен исчез, а человек, который носил его имя, внушавшее страх и уважение, стоял на том же месте, где много лет назад стоял безымянный юноша. Теперь, как и тогда, он стал человеком из прошлого.

- Прощай, - сказал он, но никто его не услышал.

Взвалив на спину рюкзак, он подобрал мешки и, выбравшись из пологой низины, где пролегали рельсы, направился через равнину к увенчанному лесом далекому хребту. Вдруг его пронзила резкая боль. Он, согнувшись пополам, остановился, и его стало рвать. От неожиданной слабости он упал на колени и остался в такой позе, испуганный приступом. Ему никогда не приходилось испытывать физической боли - только голод - он боялся всего, что могло его обессилить, потому что сила - это единственное, что у него осталось. Ему предстоит пережить многие мгновения боли, но в последние дни, сказал врач, боль утихнет.

Человек поискал и нашел лощину среди сосен, где не так продувал ветер. Он наломал веток и разжег небольшой костер. Рядом он обнаружил сухое поваленное дерево и подтащил его поближе, чтобы создать дополнительное укрытие от ветра. Острым, как бритва, охотничьим ножом он обрубал ветки и поддерживал огонь. Человек вынул из мешка котелок и поставил воду для кофе. Он переоделся в джинсы, шерстяную рубашку и куртку из выделанной овчины. Он надел сапоги с низкими каблуками для ходьбы пешком и вынул два револьвера "Смит и Вессон" 44 калибра русского производства - лучшие в мире револьверы. Один из них он вложил в кобуру оружейного пояса и застегнул его на бедрах, а второй засунул за пояс. Из длинного футляра он вынул крупнокалиберную, сделанную на заказ, винтовку и собрал ее, а затем ружье. Он подготовил себе место для ночлега, постелив поверх наломанного лапника тонкую войлочную попону и одеяла, и сложил оставшуюся одежду, пищу и патроны в большой рюкзак. Вся его ноша весила больше восьмидесяти фунтов. Потом он разогрел немного бульона, и боль почти утихла. Он отнес два мешка глубоко в лес и там спрятал в густых зарослях кустарника.

Ветер качал верхушки деревьев. Где-то вдалеке раздался слабый крик и выстрел. Он прислушался, но больше ничего не услышал.

С расстояния даже в несколько футов костер был незаметен, и он удовлетворенно улыбнулся. Он собрал побольше топлива для костра, снял ботинки и залез под одеяло.

Джеймс тщательно подготовил каждый шаг своего исчезновения. К счастью, он почти всегда имел дело с наличными и постоянно имел под рукой большие суммы. Он потихоньку перевел средства из одних фондов в другие, продал акции одних компаний, купил ценные бумаги других и подготовился к любой неожиданности, даже если бы ему пришлось жить дольше, чем предполагалось.

По дороге в имение, которое находилось в Вирджинии, он проконсультировался с адвокатом в Балтиморе - бывшим членом Верховного Суда США. Написав завещание, он приложил к нему тщательно продуманный документ с указанием, как вести его дела.

- Я уезжаю, - объяснил он, - так как узнал, что мне осталось жить очень мало. Если после семи лет отсутствия я не вернусь, меня, естественно, признают умершим, и вы можете действовать согласно завещанию.

- А если вы умрете до прошествия этого времени?

- Я не хочу что-либо трогать до того, как пройдут семь лет. Как видите, я оставил жене достаточно средств.

- Для человека с вашим состоянием, - заметил адвокат, - это очень мало.

- Я не упоминал об этом раньше и не желаю, чтобы об этом упоминали после моего отъезда, но на прошлой неделе в Саратоге жена пыталась убить меня - жена и ее отец. Среди бумаг, хранящихся в банке, вы найдете донесения агентов Пинкертона и мои записки об этом случае.

- Однако, существует развод.

- Жена была бы против, а мне осталось жить не так долго. Я думаю, что они снова попытаются убить меня, так как не сообщил им, что мне все известно, а ее отец срочно нуждается в деньгах для своих финансовых спекуляций.

Кеттлман сложил бумаги.

- У меня никогда не было семьи, сэр, и я совсем не знаю женщин. Я был одиноким человеком, а она очень скрасила одиночество перед тем, как выйти за меня замуж. К тому же мне вдруг захотелось иметь свой домашний очаг.

- Боюсь, я слишком легко попался на приманку, - добавил он, - а теперь мне доподлинно известно, что тесть пытался использовать дочь, чтобы получить доступ к моей конфиденциальной деловой информации. Их ошибка в том, что они не поняли, что вся информация у меня в голове. Я ни с кем не обсуждаю деловые вопросы и не держу бумаги там, где их могут увидеть посторонние.

Он отослал, используя вымышленное имя, по двум адресам ящик с книгами и два ящика с вещами, которые ему могут понадобиться. С адвокатом из Балтиморы он договорился о кодовом имени для специальных деловых операций и перемещений капитала, а также выписал чеки, по которым будут оплачиваться счета уже после его исчезновения.

Как бы между прочим объявив о намерении съездить в Вирджинию поохотиться, он оставил Нью-Йорк. Поскольку жена никогда не высказывала желания сопровождать его, Кеттлман не удивился, когда она не стала задавать лишних вопросов.

Ни она, ни ее отец не подозревали, с каким человеком имеют дело. Намеченное ими убийство должно было произойти во время карточной игры. Наемником оказался профессиональный игрок с миссиссипских пароходов, которому гарантировали свободу, если он заявит, что действовал в целях самообороны.

Игрок знал историю перестрелки в "Кроссинге", но ничто не связывало юношу из салуна с безупречным нью-йоркским финансистом.

Уже в самом начале игрок понял, что не все идет по плану. Кеттлмен играл хитроумно, с ледяным самообладанием, и до игрока быстро дошло, что его самого спокойно и деловито изучают. По плану он нарочно подставлялся под обвинение в мошенничестве всякий раз, когда с картами оставались лишь он и Кеттлмен, но Кеттлмен, казалось, не замечал этих махинаций, и игрока это беспокоило.

План трещал по швам, и игрок начал сознавать, что его оппонент знает о готовившемся покушении и сознательно избегает конфликта. Он так тщательно готовил западню, так стремился вызвать ссору, что перестал обращать внимание на карты и неожиданно крупно проиграл. Он испуганно взглянул на стол и понял, что его самого обманывали, холодно и вызывающе. Его освободили от шести тысяч долларов с легкостью профессионала.

Он поднял глаза на Кеттлмена.

- Вы искали ссоры, - спокойно сказал Кеттлмен. - Я вам ее предлагаю.

Игрок занервничал. Он облизнул пересохшие губы и почувствовал, что на лбу выступает пот.

- Вы хотите скандала, - опять произнес Кеттлмен. - Зачем?

Рядом никого не было.

- Я убью вас, - сказал игрок.

- Если вы хотите выйти из игры, мы можем поделить банк, и я забуду все, что вы сказали.

Игроку предлагали выход. Как профессионал, он понимал, что ему следует принять предложение, но карточная игра была лишь частью его дел, и он не был лишен гордости.

- Я не могу, мне заплатили.

- Есть другие способы заработать на жизнь, вы выбрали не лучший. Я предлагаю вам последний шанс. Уходите.

- Я дал слово и получил деньги.

Кеттлмен беззаботно взглянул на него.

- Тогда я к вашим услугам.

Игрок, перевернув стул, быстро отступил назад.

- Если вы говорите, что я шулер, - закричал он, - то вы лжец! - И схватился за оружие.

Все видели, как он потянулся за револьвером, как начал вытаскивать его, но затем закашлялся, на его рубашке появилась кровь, она закапала с подбородка, а на лице появилось предчувствие смерти. Он упал.

Кеттлмен наклонился над ним. Он взглянул на игрока и понял, что тот мало отличается от него самого.

- Я не хотел убивать вас, - сказал он. - Кто вас нанял?

- Ваша жена, - ответил игрок. - И ее отец.

Кеттлмен осознал, что раньше или позже подобное должно было случиться. Он начал было подниматься, но игрок схватил его за запястье.

- Я должен знать. Кто вы?

Кеттлмен заколебался. Впервые с той ночи он заговорил об этом.

- Я - мальчишка из "Кроссинга".

- О, боже! - Глаза игрока лихорадочно загорелись, он хотел приподняться, что-то сказать, но не успел. Он умер.

Кеттлмен отвернулся.

- Я был свидетелем, сэр.

Кеттлмен знал, что человек, обратившийся к нему, был близок к правительственным кругам.

- Вас спровоцировали.

Заметив одного из знакомых, Кеттлмен сказал: - Мне очень жаль. Вы не проследите, чтобы его похоронили достойно? Я заплачу.

В своем имении в Вирджинии он не терял времени даром: переоделся, упаковал вещи и доехал до отдаленного городка на повозке бродячего торговца, который - Кеттлмен это знал - появлялся в этих местах один раз в несколько месяцев. В городке он пересел в дилижанс, а затем - на поезд.

К тому времени, как обнаружат его отсутствие, Кеттлмен будет спокойно сидеть в своем убежище в Нью-Мексико.

Было очень холодно. Он сел, завернувшись в одеяло, и подбросил веток в костер. В мыслях он вернулся к девушке из поезда. Она удивительно хорошо владела собой и обладала той спокойной красотой, которую трудно забыть. Думая о ней, он вспомнил свою жену и удивился, насколько же он был легковерным. В роли хищника он оказался удачливым, а настоящим человеком стать не удалось. Никто не предлагал ему руку дружбы, да и он никому ее не протягивал. В делах он был таким же безжалостным и холодным, как в жизни, пробивал дорогу клыками и когтями. Он подчинил все усилия одной цели добиться успеха, будучи в любое время готовым к защите и атакуя, всегда атакуя.

Он вершил дела быстро, и в то же время с отточенным вниманием шахматиста, никогда не полагаясь на случай. Он создал информационную сеть, которая состояла из посыльных, уборщиц и мелких служащих. Они слушали, докладывали ему, а он пользовался информацией.

То было время финансовых игроков и махинаторов, когда состояния приобретались и терялись за одну ночь. Рудное дело, железнодорожные и пароходные компании, спекуляции недвижимостью и промышленность - он участвовал везде, быстро меняя позиции, ведя переговоры за спиной соперника, работая по восемнадцать-двадцать часов в сутки без выходных.

Он очень смутно помнил детские годы. Единственной радостью того времени был для него Флинт. Кеттлмен знал, что его нашли рядом с выгоревшим фургоном. Он вроде бы помнил мужчину с женщиной, которые все время ссорились и пили. Она хорошо обращалась с ним, будучи трезвой, плакала пьяной, а временами совсем забывала о нем, и тогда он голодал.

Когда ему исполнилось четыре года, он услышал выстрел, разрушивший единственный мир, который он знал. Протирая сонные глаза кулачками, он вышел в соседнюю комнату и обнаружил, что женщина лежит на полу. Он часто видел ее в таком положении, но сейчас по ее спине и боку текла кровь. Затем пришли люди и забрали его.

После этого он два года жил на засушливой ферме, где было мало еды и много столкновений с богатыми скотоводами, постоянно вытеснявшими фермеров с земли. В один прекрасный день фермеры, сами ведшие каждодневную борьбу за выживание, бросили его на улице западного городишки.

На рассвете он сидел на улице, сотрясаясь крупной дрожью от ночной сырости, когда холодноглазый мужчина в одежде из бараньих шкур въехал в город, проехал мимо него, а затем вернулся.

Кеттлмен запомнил холодные серые глаза, небритое лицо и вопросы, которые задавал ему мужчина. Он отвечал просто и прямо, как умел. Человек наклонился, поднял его и посадил рядом с собой в седло, потом они поехали по улице, и его накормили горячей похлебкой с сухарями в салуне, открытом всю ночь при дилижансной станции. И никогда больше он не ел более вкусной еды.

Он проснулся в седле, сидя на коне впереди мужчины. Они ехали несколько дней и всегда самыми незаметными тропами. Мужчина отвез его в один дом в большом городе и оставил там под присмотром женщины. На следующее утро Флинт уехал. Женщина оказалась доброй.

Его приняли в школу, где он проучился восемь лет. Учеба оказалась трудным делом. Остальные ученики жаловались на условия, но он впервые спал в чистой постели и регулярно питался. Он страшился того дня, когда ему придется уйти из школы, и каким-то образом понял, что когда его отсюда заберут, времени для учебы не останется.

В возрасте десяти лет он одновременно сделал два открытия: первое библиотека, второе - учителя в школе проявляют к нему интерес. Он обнаружил, что в библиотеке можно найти темы для будущих уроков, и собирал материалы для постоянных сочинений. Таким образом он открыл восхитительный мир книг. Другие ученики происходили из обеспеченных семей и много знали, а у него все предыдущие знания ограничивались Дальним Западом. Ему задавали много вопросов, но он не ответил ни на один.

Флинт научил его многим вещам, навсегда отложившимся в его памяти, и теперь он понимал - предопределившим всю его жизнь.

"Никогда не выдавай свои чувства или мысли. Если люди догадаются о твоих чувствах, тебя могут обидеть, и не раз. Никому не доверяй, даже мне. Доверие - это слабость. Не все люди плохие, но все они или слабые, или трусливые. Будь сильным. Будь самим собой. Иди по выбранной дороге, но, чтобы ты ни делал, уважай веру других людей. Держи свои знания при себе. Никогда никому не сообщай сведения. Не позволяй окружающим догадаться, как много ты знаешь, и прежде всего, изучай людей. Всегда найдется кто-то, кто будет мешать тебе, кто из ненависти, а кто из вредности или зависти."

И вот подошел день, когда за ним послал директор, и он чуть не заплакал. Директор был строгий, чопорный джентльмен из Новой Англии.

"Нам будет жаль потерять тебя, - сказал он. - Ты отличный ученик. Теперь ты получил лучшее образование, чем у многих наших деловых и политических лидеров. Постарайся использовать это."

Директор секунду помолчал.

"Ты пришел к нам при странных обстоятельствах, тебя рекомендовали уважаемые люди. Мы ничего не знаем о твоей семье."

Мальчик не знал, что такое каникулы. Когда другие разъезжались по домам, он оставался в школе, просиживая целыми днями в библиотеке.

"На твоем месте я бы продолжал читать. Книги - друзья, которые никогда не подведут. Ты входишь в жестокий мир. Запомни: важнее всего - честь и доброе имя. По-моему, тебе не хватает самого главного для счастья: ты не знаешь, что такое доброта."

Директор покопался в бумагах в столе.

"Я говорю это только потому, что сам был таким и долго не понимал, что отсутствие доброты - это серьезный недостаток. Надеюсь, у тебя это займет меньше времени."

Директор вынул из письменного стола конверт.

"Мы получили его вместе с письмом, закончившим твою учебу."

Кеттлмен вскрыл конверт, когда остался один. Письмо было кратким и ясным:

"Когда я тебя увидел, ты сидел на улице и был голодным. Я тебя накормил. Подумал, парню нужно образование. Платил каждый год. Ты теперь достаточно взрослый, чтобы дальше жить самому. Я тебе больше ничего не могу дать. Если хочешь, приезжай в Эйбилин.

Флинт."

К письму прилагались пять 20-долларовых банкнот. Он упаковал одежду и, поскольку не придумал ничего лучшего, выехал в Эйбилин. Там не оказалось никого по имени Флинт.

Несколько дней он расспрашивал, а потом повстречал бармена, который окинул его осторожным взглядом и посоветовал быть поблизости.

В школе он выучился ездить верхом, потому что это была школа для молодых джентльменов. Он устроился работать ковбоем: пасти скот, тучневший перед продажей. Это была не настоящая ковбойская работа: он всего лишь следил, чтобы скот не разбредался. Однако, его напарники все-таки были ковбоями, он многому от них научился. Через три месяца стадо продали. Он устроился в конюшню и работал там, когда приехал Флинт.

Ветер стонал в соснах. Кеттлмен подбросил веток в костер и снова лег, завернувшись в одеяла. Над ним сгибались ветви деревьев, в костре трещали дрова, и где-то вдалеке прозвучал стук копыт. Угли светились пульсирующим красным светом. Прямо вверху горела одинокая звезда. Кеттлмен находился не более чем в тридцати милях от убежища Флинта в мальпаисе - так мексиканцы называли местность, залитую лавой, покрытую растрескавшимися камнями, где не существует ничего живого.

Неожиданно он проснулся. Каждое чувство обострилось, каждый нерв натянулся. Он услышал далекий крик и ответ - такой близкий, что он выскочил из-под одеял.

- Он не ушел далеко! Обыщите лес!

Кеттлмен быстро натянул сапоги, застегнул на узких бедрах оружейный пояс и надел овчинную куртку. Времени уничтожить следы стоянки у него не оставалось, поэтому он просто растворился в темноте, прихватив ружье.

Хрустнула ветка. На поляну через кусты въехал всадник, за ним другой.

- Черт возьми! Это не его костер. У него не было времени.

- Может, кто-то его ждал?

- Кто бы это ни был, - в голосе второго всадника звучали резкие, властные нотки, - он не имеет права находиться на моей земле. Брось постель в огонь.

Кеттлмен выступил из густой ночной тени с ружьем наготове.

- Одеяла мои.

Не отводя глаз от всадников, он кинул охапку хвороста в костер, который сразу разгорелся.

- А если кто дотронется до моей постели, я вышибу его из седла.

- Что за дьявол? Кто ты? - грубо спросил человек постарше. - Что ты здесь делаешь?

- Не суюсь в чужие дела. И вам не советую.

- Ты на моей земле. Значит, это мои дела. Убирайся отсюда и немедленно!

- Еще чего!

Человек по имени Кеттлмен почувствовал, как внутри него поднимается тяжелая, горькая радость. Итак, он должен умереть. Так к чему умирать в постели, если он может уйти из жизни с оружием в руках. Он их всех обманет и уйдет, как ушел Флинт - в огне перестрелки.

- Если вы утверждаете, что эта земля ваша, вы бессовестно лжете. Эта земля принадлежит железной дороге, до последнего квадратного дюйма. А теперь вдолбите себе в голову: мне наплевать, кто вы такие. Мне здесь нравится. Можете начинать стрелять, и я размажу вас по седлам.

Кеттлмен почувствовал, что противники ошарашены. Он и сам растерялся бы, столкнувшись с таким приступом ярости. То, что он держал их под дулом ружья, добавляло словам вес.

- Ты, приятель, слишком уж быстрый. - Мужчина, который командовал, держался осторожно, сознавая, что может нарваться на крупные неприятности, и чувствуя что-то неразумное в поведении соперника.

- Кто ты?

- Человек, который не любит, когда его будят, а вы тут разорались, словно банда сумасшедших. Если вы на кого-то охотитесь, так будьте потише, потому что тот, кого вы ищите, наверняка услышал этот базар и давно уже спрятался. Вы ведете себя, как пара безмозглых юнцов.

- Ты грубо разговариваешь с незнакомыми людьми.

- Зато вы можете познакомиться вот с этим ружьем.

- У меня внизу двадцать человек. Как насчет них?

- Всего двадцать? А шумят так, словно их восемьдесят. Я могу убрать полдюжины, прежде чем они поймут, с кем связались, а остальные разбегутся, когда узнают, что вас уже нет и платить им за драку никто не будет.

За деревьями раздался голос. - Босс? С вами все в порядке?

- Прикажи ребятам, чтобы занимались своим делом, - произнес Кеттлмен. - А потом займись своим.

Всадник крикнул в сторону. - Хватит, Сэм. Я буду через минуту. Все в порядке.

Он повернулся к Кеттлмену. - Что-то я здесь не понимаю. Что ты здесь делаешь? Чего ты хочешь?

- Ни черта. Ни черта я не хочу.

Всадник спешился и обратился к своему спутнику:

- Бад, ты поезжай и помоги остальным. Встретимся у Белой скалы.

Бад заколебался.

- Здесь все в порядке, Бад. Никогда не лезь к человеку, которому все равно, живой он или мертвый. У него всегда перед тобой преимущество.

Оставшийся мужчина был маленького роста, широкоплечий, с усами и преждевременно поседевшими волосами. Его жесткие, темные глаза тщательно изучали Кеттлмена. Явно озадаченный, он оглядел лагерь, ища что-нибудь, что могло бы подсказать разгадку. Его глаза наткнулись на мощную винтовку.

- Вот это оружие! Хотя, наверное, тяжеловато доставать патроны.

- Я делаю свои.

- Понятно.

- Владелец ранчо - кем он, очевидно, и был - вынул и закурил сигару.

- Человек с такой винтовкой... если он хороший стрелок, смог бы заработать уйму денег.

Кеттлмен устал. До рассвета оставалось совсем немного, а ему требовался отдых. Во всяком случае, разговор о деньгах раздражал его. Он мог купить это ранчо с потрохами, подарить его первому встречному и не почувствовать убытка.

- Меня зовут Наджент. Я - скотовод.

- Хорошо.

Наджент привык к уважительному отношению, и нетерпение Кеттлмена раздражало его. Пламя заколебалось под ветром, и Наджент добавил веток в костер. Это дало ему время подумать. Ни один ковбой не может позволить себе иметь такое оружие. Одна винтовка стоит несколько тысяч долларов.

- Ты упомянул, что это земля железной дороги?

"Наджент пытается разговорить меня", - улыбнулся про себя Кеттлмен. Из него, бывало, пробовали вытянуть сведения профессионалы своего дела, и те безрезультатно.

Он пожал плечами.

- По крайней мере половина земли вдоль железной дороги ей и принадлежит.

Наджент не был удовлетворен ответом. У него возникло подозрение, что этот человек над ним издевается. Он обращался с ним, как с низшим существом. Наджент не привык к этому. Он заметил, что сапоги с низкими каблуками - не та обувь, что носят в скотоводческих районах, а одежда на незнакомце выглядела почти не ношенной.

- Мне еще не приходилось видеть человека, которому ни до чего нет дела.

- Ну так погляди.

Наджент поднялся на ноги, встал и Кеттлмен.

- Мне не нравятся люди, которые берут с собой на охоту целую толпу.

По-настоящему рассердившись, Наджент коротко ответил: - Так поступает даже закон.

- Ты не закон. По-моему, мужчина, который не охотится сам - трус.

Наджент побледнел и усилием воли подавил желание выхватить револьвер. Но он не был ганменом - человеком, виртуозно владеющим револьвером и с легкостью пускающим его в дело - и знал это.

- Я советую тебе сматываться. Мы не любим грубых незнакомцев.

Кеттлмен нарочито зевнул.

- Убирайся к черту. Я хочу спать.

Не найдя безопасного ответа, Наджент подошел к коню и сел в седло.

- Еще увидимся, - сказал он, сидя верхом. - Если бы я не торопился поймать скваттера...

- Скваттера? - Кеттлмен улыбнулся. - Так ты же сам скваттер. Тебе не принадлежит ни фута земли. Ты приехал сюда несколько лет назад с десятком голов скота и поселились на земле, на которую не имеешь никакого права. И вдруг заводишь разговор о скваттерах. Ты жалкий напыщенный человек с избытком самомнения. А теперь - вон!

Охваченный яростью, Наджент развернул коня и, бешено пришпоривая его, ускакал. Пусть Господь будет свидетелем, он соберет своих ковбоев, вернется и ... Но вдруг его словно окатило холодной водой. Откуда этот незнакомец все знает? Кто он?

Кеттлемен быстро скатал постель, надел рюкзак и, подняв с земли ружье и винтовку, зашагал вдаль хребта. До рассвета оставалось еще немного времени, но ему не хотелось быть пойманным, если Наджент задумает вдруг собрать людей и вернуться. Томас С. Наджент. Он знал это имя из документов. Перед тем, как строить железную дорогу, он собрал сведения о всех владельцах ранчо, чтобы определить количество скота, пересылаемого по железной дороге, и получаемого груза. В округе не было ни одного ранчо, о котором он не имел бы информации. Из-за близости к старому убежищу Флинта он обратил особое внимание на этот район.

На востоке слегка посветлело, когда он выбрался из лощины. Груз был тяжелым для долгого пути, который ему предстоит, но болезнь, похоже, еще не затронула его силы и выносливости. Он всегда был физически сильным и даже в Нью-Йорке постоянно тренировался в спортзалах, много ходил пешком и охотился в Вирджинии и Нью-Джерси.

Он прошел совсем немного, когда наткнулся на разыскиваемого человека.

Глава 2

Нэнси Керриган открыла глаза, когда поезд замедлил ход перед остановкой, и смотрела, как за окном мелькают разбросанные тут и там скалы. Приятно было сознавать, что ты опять дома, настроение не портили даже известия, которые она везла с собой.

Светловолосый мужчина стоял у окна. Когда он оглянулся, она заметила оспинки на щеках и крохотный белый шрам над бровью. Он был очень высоким, а то, как ловко он надел оружейный пояс, говорило о долгой практике. Человек был ей незнаком, но она слишком много лет прожила на Западе, чтобы не распознать определенный тип. Ганмен. Со времен междоусобной войны в округе Линкольн-каунти и стычек за правом обладания землей в других местах, похожих на него людей было много в Нью-Мексико, а теперь еще ходили слухи о приближающихся волнениях в Тонто-Бейсин в Аризоне. Тем не менее, светловолосый человек ехал не в Тонто-Бейсин. Он сходил в Аламитос.

Она обратила внимание, что он с неожиданно обострившимся интересом смотрит на нее. Его глаза обежали вагон, вернувшись к сидящим позади нее, и она непроизвольно обернулась. Человек, ехавший там, исчез. Поезд не останавливался, а в составе был только один пассажирский вагон. И все же, человек исчез. Явно взволнованный чем-то, чего не понимал, высокий ганмен остановил взгляд на ней, словно собираясь задать вопрос. Поезд остановился, и мимо окна проплыло облако пара. Она взяла свои вещи и пошла по проходу.

Почувствовав чей-то взгляд, Нэнси посмотрела на дородного мужчину с красным лицом в костюме из толстой шерсти и в шляпе. Его стеклянные голубые глаза были обращены на нее, в них угадывалось крайне неприятное выражение пристального внимания. Она отвела взгляд, однако отметила, что внимание этого человека было вызвано не только тем, что она женщина.

Когда Нэнси спустилась на платформу, она увидела, что на углу грузового склада ее ждал Эд Флинн.

Нэнси Керриган любила свой дом. Она училась на Восточном побережье, но ее мир вращался вокруг Аламитос, высокогорных равнин принадлежащего ей ранчо, скота, людей, работавших на ранчо, и, в особенности, дикой, свободной природы этого края. Она прожила на ранчо "Кейбар" большую часть жизни, за исключением времени, проведенного в школе и в гостях у друзей, и ранчо казалось ей самым надежным местом на земле. И вот теперь над ее миром нависла угроза. Под вопросом оказалось ее будущее.

Эд Флинн взял у нее вещи и направился к повозке. Флинн приехал с Востока вместе с ее отцом и дядей и помогал основывать "Кейбар". Когда умер отец, он стал управляющим. Не будучи бизнесменом, он, тем не менее, был великолепным скотоводом, безошибочно оценивавшим состояние пастбищ и условия выпаса.

Она показала ему на светловолосого попутчика. Флинн уложил ее вещи в повозку и тихо сказал: - Кто бы его ни нанял, он платит по первому разряду. Это Бакдан.

Это имя было легендой. Имя Бак Дан, соединенное в бесчисленных рассказах в Бакдан, упоминалось всюду, где собирались ковбои. Профессиональный убийца, временами охотник за преступниками и назначенными за их головы вознаграждениями, иногда усмиритель буйных, неуправляемых городков.

Нэнси Керриган были знакомы сплетни скотоводческих районов. Очень часто стычки из-за коров и овец, подчистую выедавших пастбища, происходили только с участием ковбоев с ранчо, без приглашения наемных ганменов. Многие скотоводы готовы были разрешать возникшие споры собственными силами. Но когда в город приезжали такие люди, как Бакдан, кто-то серьезно готовился к войне.

В то время, как Флинн помогал Нэнси сесть в повозку, она заметила, как он кинул взгляд в сторону улицы, и два человека с "Кейбар" неторопливой походкой сошли с деревянного тротуара перед магазином и сели на коней. Это были Пит Геддис и Джонни Отеро.

- Вооруженный эскорт?

Эд Флинн мрачно кивнул.

- За две недели здесь многое изменилось.

- Неприятности?

- Наджент потерял пятьдесят бычков. Он прошел по их следам на юг вдоль мальпаиса, но там они словно сгинули.

- Скотокрады?

- Когда мы с твоим отцом приехали сюда, у нас не было соседей, ближе чем за сто миль в любом направлении, не считая индейцев, теперь же все меняется. Да, появились скотокрады. Впервые.

Нэнси помахала Геддису и Отеро. Джонни Отеро вырос на ранчо "Кейбар", где его отец работал одним из первых ковбоев. Родом он был из Нью-Мексико, куда его семья переехала из Мексики лет сто назад. Со стороны матери его предки жили около Санта-Фе примерно с того времени, как первые пилигримы сошли с корабля у Плимут Рок. Джонни исполнилось девятнадцать лет, и он считался лучшим стрелком в округе. Пит Геддис работал на ранчо всего четыре года - предпоследний нанятый ковбой. Он считался крепким парнем в любой драке. До этого Геддис служил охранником на дилижансной линии от Шайена до Дедвуда, помощником шерифа в крутом скотоводческом городке и участвовал не в одной междоусобице из-за пастбищ, никогда не обходившихся без стрельбы. Небольшого роста, крепко сбитый, он был отличным ковбоем.

Флинн левой рукой зажег спичку и прикурил сигару.

- Беррис с двумя незнакомцами подали заявку на участок земли Наджента, утверждая, что это государственная земля, свободная для продажи, - сказал он. - Ты знаешь Тома Наджента. Он как с цепи сорвался и тут же сжег их хибары. Но те ребята оказались не из пугливых и ответили стрельбой: вышибли из седла одного из его ковбоев. Один из незнакомцев там и умер, а последнее, что я слышал, - это Наджент со своей бандой охотится за вторым к востоку отсюда.

- Что случилось с Беррисом?

- Он припустил до Аламитос, как будто у него на хвосте сидели черти. Ему позволили убежать.

Нэнси Керриган хотела было объяснить ситуацию Флинну, но затем решила подождать и как следует все обдумать, и, может быть, определить план действий. После смерти отца "Кейбар" принадлежал ей, поэтому принимать решения должна она.

- Как ты думаешь, - вдруг спросила она, - Порт Болдуин имел какое-нибудь отношение к этим скваттерам?

Флинн крайне удивился. Он стряхнул пепел с сигары, постучав ею по ручке кнута.

- Я об этом даже не думал, - искренне ответил он. - Ты, Нэнси, точно пошла в полковника.

Оставшись в комнате одна, Нэнси вытащила из шляпы шпильки и сняла ее, слегка распушив волосы. Она думала о результатах своей поездки в Санта-Фе.

За окнами на далеком зеленом склоне пасся скот, и сразу же за этим низким холмом реки и ручьи начинали течь в сторону Тихого океана, в то время как здесь, на стороне ранчо, они текли в сторону Атлантики. Низкий холм за окном был континентальным водоразделом.

Для всех цель ее путешествия в Санта-Фе не отличалась от предыдущих: купить кое-что из одежды и припасов для ранчо. Она ходила по магазинам, но основной причиной ее проездки была встреча с адвокатом отца. "Кейбар" для Нэнси олицетворял стабильность в быстро меняющемся мире, и это продолжалось до тех пор, пока она однажды не подслушала случайный разговор в магазине в Аламитос, куда ездила за почтой. Пара коммивояжеров в ожидании хозяина магазина обсуждала право землепользования и его ненадежность. Мысль об этом не давала ей покоя, поэтому она просмотрела бумаги из письменного стола отца и большого железного сейфа. Там лежали счета, векселя, списки проданного и купленного скота, ведомости выплаты денег, списки расходов и план развития ранчо, но акта о приобретении земли она не нашла. Отец содержал все документы в образцовом порядке, и если бы акт существовал, он лежал бы среди этих бумаг.

Когда отец с дядей приехали на Запад, акты о владении землей не имели значения. Переселенцы останавливались там, где была вода и трава, и "владели" землей, просто объявив ее своей собственностью. Полковник Керриган вел переговоры с индейцами и выкупал у них землю. После этого в голодные годы ему неоднократно приходилось отдавать им бычков из своего стада. Долгое время у них не было соседей - ближайшие находились за много миль, и ранчо разрасталось. Они заключили несколько сделок, продавая скот армии или разведовательным партиям.

Путешествие в Санта-Фе показало Нэнси, насколько хрупким оказалось основание, на котором она строила свою жизнь. Судья в Санта-Фе уверил ее, что земля юридически принадлежит ей по праву владения, и такое право судом обычно признавалось, но на Запад устремился поток переселенцев, и Конгресс благожелательно относился к будущим фермерам, нуждающимся в земле. Тот факт, что ее отец купил землю у индейцев, не мог считаться достаточным основанием, потому что всегда найдется индеец, который оспорит право тех, прежних индейцев, продавать землю племени.

На холме к западу от ее дома были похоронены отец, тетя, дядя и три ковбоя, погибших при защите ранчо от индейцев. Аккуратным рядком у дальней изгороди кладбища лежали девять каютов и трое апачей с Уайт-Маунтин, погибших при попытке вырезать обитателей ранчо.

Нэнси вынула тщательно вычерченную отцом карту ранчо. Оно находилось к югу от железной дороги приблизительно между водоразделом ,лавовыми полями, которые здесь называли мальпаис, и горами Датил-Маунтинс. Но собственно ранчо занимало пятьдесят пять квадратных миль. За исключением нескольких разбросанных по разным местам лугов, где косили на зиму сено, ни один акр не мог считаться возделываемым.

Она долго изучала карту. Это была хорошая карта, потому что во время войны с Мексикой ее отец служил в армии и научился картографии. На ней были отмечены все источники и подземные ключи, а также все те места, где в дождливые годы скапливалась вода. Благосостояние ранчо зависело от источников воды, без них скотоводы не могут существовать. В поисках воды скот может пройти многие мили, но существовала граница, за которой скотоводство становилось невыгодным, так как при длительной ходьбе скот терял вес. Поэтому они сами выкопали несколько колодцев и содержали их в порядке.

С самого раннего детства ее учили брать на себя ответственность, принимать решения и держать слово. "Каждый юнец хочет быть взрослым, говорил ее отец, - но разница между ребенком и взрослым не в годах, а в готовности брать на себя ответственность, отвечать за свои действия."

Этот урок она усвоила хорошо, и после смерти отца ранчо приносило доход и процветало. Это была именно ее идея - выкопать новые источники воды.

Нэнси подошла к двери. Флинн стоял у корраля, разговаривая с Питом Геддисом.

- Эд, подойди, пожалуйста, на минутку. А вы, Пит, не уходите, мне тоже надо поговорить с вами.

Когда Флинн сел, она велела Хуане, маленькой мексиканской служанке, принести кофе. Затем объяснила, зачем ездила в Санта-Фе.

Флинн сидел неподвижно, не глядя на нее, бесцельно водя пальцем по столу.

- Эд, - сказала она наконец, - нам нужно действовать очень быстро. У меня нехорошее предчувствие. Нужно, чтобы ты сделал заявку на ручей Айрон-Спрингс. Пит Геддис может сделать заявку на Блу-Хоул, а Джонни Отеро - на Рок-Хаус. Я предоставлю все необходимое, а когда принадлежность земли будет доказана, я выкуплю ее.

- Как это сделать? Если мы все ринемся в Санта-Фе, неизбежно возникнут вопросы.

- Ты поедешь один. Доедешь до Хорс-Спрингс, а там пересядешь на дилижанс. Вернешься тем же путем. Я хочу, чтобы никто не заметил твоего отсутствия.

Он искоса взглянул на нее. Эд Флинн не был уверен, знает Нэнси Керриган о Глэдис Соупер или нет. Эд считал Нэнси очень скрытной девушкой. Может она и знает, что он живет с Глэдис, а может и нет. "Никто" могло включать и Глэдис. А это уже сложнее.

- Поехать должен ты, Эд, - говорила Нэнси. - Там тебя знают и заполнят заявку без лишних разговоров. А мне именно это и надо.

У Глэдис на ближайшие дни имелись свои планы. Его путешествие эти планы спутает, а Глэдис, когда захочет, может показать свое недовольство. Черт возьми, если бы существовал другой выход...

- И еще одно, Эд. Давай удвоим количество ездовых лошадей. Теперь нам придется много разъезжать.

- Все изменилось, когда здесь пролегла железная дорога, - подумала Нэнси. - Да, ранчо получало много денег, поставляя скот в промышленные районы, но вместе с железной дорогой появился всякий сброд.

Тот человек в поезде с красным лицом и светло-голубыми глазами. Кто он? Зачем он здесь? И зачем он старался привлечь ее внимание?

Знал ли он, кто она? Догадался ли, с какой целью она ездила в Санта-Фе?

Глава 3

Увидев человека, лежащего в кустах, Кеттлмен резко остановился. Прижавшись к сосне, он тщательно оглядел местность. Только когда Кеттлмен убедился, что вокруг никого нет, он приблизился к упавшему. Тот лежал на пологом склоне и не мог бы выбрать лучшего укрытия, находись он в сознании. С любой другой стороны его невозможно было заметить.

Кеттлмен встал на колени и осмотрел человека. Тот был жив, хотя и потерял много крови. Кеттлмен обнаружил только одну рану: пуля прошла через трапециевидную мышцу под рукой.

Подобрав несколько сухих веток, Кеттлмен разжег маленький бездымный костер, вскипятил воду и промыл рану. В это время человек застонал, открыл глаза и уставился на Кеттлмена.

- Кто ты?

- То же самое меня спрашивал Наджент. А тебе лучше уходить, потому что он поедет этим путем.

Человек с усилием сел.

- Твоя лошадь сможет увезти двоих? Мне надо спрятаться, Наджент хочет убить меня.

- Извини... У меня нет лошади.

Кеттлмен собрал свои вещи. - И больше не проси меня о помощи, потому что знаешь эту местность лучше меня.

- А чем ты можешь помочь? - Раненый смотрел на него с желчной враждебностью. - Что же мне делать?

- Это твои проблемы. Но я начал бы с того, что убрался бы отсюда, потому что, по-моему, Наджент в самом деле намеревается тебя убить, и я его не виню. Ничего хорошего от тебя ждать не приходится.

Лицо раненого залилось сердитой краской.

- А что ты обо мне знаешь, черт побери?

- Я знаю, что промыл тебе рану, а ты не нашел времени даже поблагодарить меня.

Кеттлмен снова закинул за спину рюкзак и поднял оружие. - Тому, кто тебя нанял, явно не хватало людей.

- Кто сказал, что меня кто-то нанял?

Глаза раненого смотрели проницательно.

- Такие, как ты, только на это и способны, - ответил Кеттлмен, - но вы редко отрабатываете полученное. Прощай.

Он резко свернул в кустарник, не желая подставлять спину оставленному позади человеку, затем сменил направление и зашел в самую чащу леса, двигаясь как можно осторожнее. Снова свернув на запад, он миновал развалины пуэбло - старой индейской деревушки, и остановился оглядеть пройденную тропу. Он не заметил никакого движения. Затем исследовал лежащую перед ним местность и выбрал дорогу к лавовым полям. Он стремился держаться низин, чтобы не показываться на фоне горизонта и в то же время избежать встречи с людьми Наджента.

Через час с вершины хребта далеко внизу он разглядел дым паровоза. Воздух был чистым и свежим, и он с наслаждением глубоко дышал. К северу он увидел две месы - столовых плато, поднимающих свои квадратные склоны на фоне неба. На одной из них были видны здания и струйки дыма. Это, должно быть, Акома - небесный город. На небе глубокого голубого цвета тут и там плыли легкие облака. Прекрасная земля, и очень жаль, что ему осталось так мало времени наслаждаться ею.

Впервые его кольнуло острое чувство сожаления, и размашистым шагом он отправился дальше. Не стоит искать любви к чему-либо, даже к такой прекрасной и щедрой на красоту земле - поздно. Внутри него росла эта штука, медленно уносящая жизнь, и будет лучше, если он уйдет без приятных воспоминаний или горечи.

На краю плато Себолетта ему следовало найти то место, где сходился высокий уступ плато и лавовое поле. Эта точка была ключевой к проходу в старое убежище Флинта.

Несколько раз он присаживался отдохнуть, хотя не любил сидеть и никогда не медлил перед конечной целью. Однако, силы его таяли, а ноги очень устали. Ходьба здесь не шла ни в какое сравнение с ходьбой за охотничьими собаками в Вирджинии или Нью-Джерси. Земля здесь была неровной, каменистой, к тому же он уже поднялся на три тысячи футов с того момента, как спрыгнул с поезда.

Обойдя край лесистой местности, он пересек каменистое плато со множеством озер и вышел к точке, к которой стремился. Перед ним и чуть ниже лежали грозные лавовые поля - страшный мальпаис. Как огромная толстая змея, мальпаис пролегал на много миль к северу и югу - черная, безобразная масса искореженных скал и наплывов лавы. Все это очень напоминало потухший ад. Река горящей лавы из вулканов Маунт-Тейлор и Эль-Тинтеро текла на юг, убивая на пути все живое, сравнивая с землей каменные дома, накапливаясь в низинах, чтобы потом перевалиться через гребни холмов, отвесно стекая с крутых склонов и застывая в виде окаменевших потоков естественного стекла. Затвердев снаружи, лава часто продолжала течь под каменной поверхностью и оставляла огромные полости, закрытые сверху на первый взгляд прочными скалами, но на самом деле прикрытыми тонким слоем лавы толщиной с яичную скорлупу. Разбиваясь временами на отдельные рукава, лава оставляла между ними зеленые травянистые островки - опустившиеся в землю оазисы со стоящими тут и там деревьями, окруженные стенами лавы до пятидесяти футов высотой. Под стенами лежали пещеры с вечной мерзлотой. Кеттлмен знал, что на одном из этих островков Флинт нашел себе убежище.

В узком ущелье, по которому Кеттлмен следовал к оазису Флинта, не было видно никаких следов чужого присутствия. Почти на всем протяжении оно было таким тесным, что ноги всадника касались бы стен, а в самом широком месте человек, вытянув руки, смог бы дотронуться до обоих краев тропы.

У одной из левых стен оазиса Флинт сложил хибару из обломков скал и ими же перекрыл ближайший вход в пещеру. Затем он соорудил подобие низкого каменного забора, чтобы в случае опасности добраться от дома до пещеры под его прикрытием. Сама пещера представляла собой длинный туннель длиной ярдов в пятьсот, который вел в еще один - намного больший - оазис с деревьями и небольшим ручьем. Здесь Флинт выпустил несколько лошадей: одного жеребца и трех кобыл. Сам вход в убежище был почти невидимым, Флинт лишь случайно обнаружил его.

Кеттлмен уселся на ствол упавшего кедра, снял рюкзак и вынул бинокль. Солнце уже приближалось к западному горизонту, и в каменных развалах мальпаиса скопились густые тени. Кеттлмен тщательно, дюйм за дюймом, осмотрел местность. Далеко в лавовых полях на расстоянии семи-восьми миль он разглядел зеленое пятнышко. Все остальное представляло собой кошмар смерти и опустошения, он не смог найти другого такого пятна, ни одного оазиса, о которых рассказывал Флинт.

Повернув на север, с тяжелым рюкзаком на усталых и стертых плечах, он пробирался по вершине хребта. Здесь должна пролегать едва заметная тропа, проложенная оленями, горными козами, медведями и полудиким скотом. Солнце скоро скроется. Вряд ли сегодня он найдет трещину в стене. Несколько раз он останавливался, скручиваемый болью в желудке.

Обнаружив тропу, он посмотрел на нее с трепетом: Флинт говорил, что тут может пройти хорошая горная лошадка, но если так, то одна нога всадника будет свешиваться над пропастью.

Внизу все было черно. Умирающее солнце превратило лавовые поля в огненно-красную массу, словно возвращая время к страшным моментам ее рождения. В нескольких милях за лавой возвышался крутой склон - возможно, Эль-Морро или Скала Надписей, где более двухсот лет назад испанские конкистадоры оставили свои имена.

Хотя обрыв, по которому Кеттлмен спускался вниз, лежал в густой тени, тропа виднелась ясно, а лавовые поля еще купались в постепенно исчезающем красном свете. Внизу тропа кончалась лабиринтом скал и валунов, поросших низкорослым кустарником и несколькими чахлыми деревцами. Однажды он оцарапал голень об острый край скалы, а второй раз споткнулся и упал на колени. Наконец, он сел и снял с плеч рюкзак. Он чувствовал себя совершенно измотанным. Никогда в жизни Кеттлмен не ощущал слабости и никогда не болел. Обладая огромной физической силой, он привык полагаться на нее, и вот теперь впервые почувствовал слабость. Он сидел не шевелясь, хрипло переводя дыхание. Живот побаливал, и Кеттлмен боялся, что опять начнутся острые невыносимые приступы.

Тени сгущались, затухало сияние огня в лавовых полях. Только небо оставалось того же темно-голубого цвета, и то тут, то там, словно крошечные фонари, вспыхивали звезды. Но он не двигался. Дышать стало легче, приступ не повторился, но он продолжал ждать. Слишком поздно теперь искать вход в убежище, это может занять у него несколько дней, даже зная те приметы, о которых рассказывал Флинт. Странно, что все эти годы он помнил их, будто предполагал, что когда-нибудь эти приметы ему пригодятся.

Он не питал ненависти к жене и тестю ни за то, что они пытались сделать, ни за то, что хотели нажиться, используя его связи. Он не питал к ним ненависти, потому что не ждал от них ничего более достойного.

С самого своего приезда на Восточное побережье он испытывал лишь одно желание: получить богатство и власть. Он дрался за это так, как учил его Флинт, действуя хладнокровно, безжалостно и умно.

Кеттлмен начал работать кебменом; он сам нашел эту работу, чтобы лучше узнать город и почувствовать запах денег. Однажды он подслушал разговор двух бизнесменов о предполагаемой покупке участка под застройку. Следующим утром на рассвете он приобрел ключевую часть этой земли, а через две недели перепродал ее со значительной прибылью. Затем он целый год работал посыльным в маклерской фирме, держа рот на замке, а глаза и уши раскрытыми. Он не трогал свой капитал и только время от времени понемногу вкладывал деньги. Через год после прибытия в Нью-Йорк его капитал превышал первоначальный в три раза.

Он вкладывал деньги, пользуясь информацией, полученной на работе. Он ни на минуту не забывал, сколько можно услышать, если только захотеть. Позже он специально нанимал людей для подобного рода услуг. Бизнесмены часто обсуждают деловые вопросы, как будто кебмен или мелкая сошка из подчиненных глухонемые.

Его размышления нарушил посторонний звук. Он испуганно вздрогнул, когда услышал стук копыт о камень, повернулся и увидел всадника, едущего по тропе вдоль лавового поля. За ним растянулось небольшое стадо коров. Кеттлмен был хорошо укрыт, и ему оставалось лишь сидеть тихо, и стадо со всадником пройдут мимо. Процессию замыкали еще три всадника, и Кеттлмену не надо было объяснять, почему скот перегоняют в такое позднее время.

Последний всадник ехал в отдалении и, немного не доезжая до Кеттлмена, натянул поводья. К этому часу совсем стемнело. Только по звуку Кеттлмен догадался, что всадник остановился, а затем он услышал скрип седла, как будто человек на лошади сменил позу. Кеттлмен не двигался, лишь повернул ружье на звук. Он услышал, как чиркнула спичка, и сквозь листья увидел не лицо всадника, а его руку. Человек держал спичку в отведенной руке, ожидая выстрела. Кеттлмен весело удивился, но не сдвинулся с места. Спичка догорела, затем зажглась еще одна.

- Ну, - человек говорил тихо, слегка растягивая гласные, - я так и знал, что ты не будешь стрелять. Так почему бы нам не поговорить?

Лошадь нетерпеливо била копытом. Кеттлмен не шелохнулся. Невидимый всадник закурил сигарету, склонив голову к зажженной в ладонях спичке, а не наоборот. Мелькнуло изможденное, костлявое лицо, затем спичку задули, и остался только огонек сигареты.

- Этот конь, - продолжал тихий голос, - хороший ночной конь. Это мустанг, он на вес золота для человека, который ездит ночью. Он сразу же тебя почуял. Если бы ты был лошадью, он бы заржал, если бы ты был коровой, он бросился бы загонять тебя в стадо, а от медведя он бы шарахнулся. Так что ты - человек.

Всадник помедлил.

- Чем-то ты отличаешься, это я вижу по его поведению.

Кеттлмен сидел тихо, ему было интересно, что сделает всадник. И когда тот снова заговорил, в его голосе появились жалобные нотки.

- Послушай, я свое сказал, теперь дело за тобой. Как же люди будут дружить, если некоторые даже не хотят знакомиться? Если боишься толпы, то те, впереди, уже доехали до самого ада, а может быть и переехали его. Очень уж они скрытные. Вот я помню, один раз в Техасе... Слушай, а кто ты такой вообще-то?

Кеттлмен решил, что наблюдательность человека заслуживает награды. Не так просто определить по поведению лошади, что ты не один, да к тому же сделать это в полной темноте.

- Я человек, который занимается своими делами, - сказал он громко, и все, что я прошу от других, это оставить меня в покое.

- Разговаривает он нормально, хорошо разговаривает. Видно, что учился в школе, а я бы сказал, что в нашей округе таких немного. Ты можешь, вдруг сказал всадник, - оседлать не ту лошадь и посчитать меня за скотокрада. Кстати говоря, я, бывало, уводил пару-тройку коров, но это было не здесь и очень давно. Что бы ты ни подумал, я с теми ребятами дел не имею. Ну, имею, но не те дела. Понимаешь, я с ними знаком и знаю, что там, где они проедут, там скота не досчитаются, вот поэтому я сегодня решил проехаться с ними и почитать им из Библии. Знаешь, вроде как установить взаимопонимание. Пускай делают, что хотят, но не трогают коров, за которыми я приглядываю. Если они сунутся к моему клейму, сказал я, то пусть потом пеняют на себя.

Огонек окурка проделал короткую дугу, ударился о лаву и потерялся в скалах.

- Разговор вроде как односторонний, - сказал всадник, - но если ты вдруг один из этих головорезов, которые к нам съезжаются, лучше держись подальше от "Кейбара". Нам не нужны неприятности.

- Мне тоже, - сказал Кеттлмен, - и мы вряд ли снова встретимся.

Минуту или две царила тишина, но всадник, похоже, не собирался двигаться дальше. Кеттлмен почти физически ощущал одолевающее того любопытство. Наконец всадник сказал:

- Вот странная вещь: ты говоришь, что я тебя больше не увижу, то есть мы не встретимся. Здесь много земли, но не так много, чтобы люди могли легко прятаться друг от друга. Я буду все время здесь. А что будет с тобой, если мы не увидимся?

Не получив ответа, всадник сказал: - Это хорошая земля, приятель.

Он помолчал и добавил: - Если ты в бегах, тебе, наверное, интересно знать, что в Аламитосе даже нет шерифа, да он и не нужен. Народ здесь не любопытный, хотя много приезжих. Некоторых из них тут здорово не любят.

- Я об этих вещах ничего не знаю, - ответил Кеттлмен, - и меня не интересуют местные дела.

Он почувствовал симпатию к спокойному, невозмутимому человеку. Он услышал шорох бумаги и понял, что тот сворачивает еще одну сигарету.

- Вы не отсюда, иначе я бы признал твой голос, - сказал всадник, - я ведь знаю здесь почти каждого. Ты вроде как никуда не вписываешься, если только ты не друг Порта Болдуина.

По каньону пронесся холодный ветерок. Кеттлмен выждал, затем спросил: - Я его не знаю. Он здешний?

- Приезжий. Откуда-то с востока. Он только что обосновался тут с сорока тысячами коров, а это значит, что кому-то придется потесниться. Кажется, он на это и рассчитывал, когда заявился сюда.

Порт Болдуин! Кеттлмен никогда не встречал этого человека, но имя знал. Оно принадлежало прошлому, которое он надеялся оставить позади.

- Это он приглашает ганменов?

- Точно. Хотя Том Наджент тоже может.

- А как насчет вашего ранчо?

- "Кейбар"? - Человек рассмеялся. - Наверное ребята на ранчо скажут, что главный ганмен у них - это я. Сам-то я этого не скажу, но они могут. И вообще на "Кейбаре" подобрался крутой народец. Полковник знал, кого приглашать на работу.

- Знал?

- Он умер. На ранчо заправляет его дочь.

- Каким образом девушка собирается возглавлять военные действия?

- Если найдется девушка, которая сможет воевать, то это наверняка будет наша хозяйка. С ней можно идти хоть куда. Лучшей хозяйки не придумаешь.

Всадник несколько минут помолчал, потом произнес:

- Поеду-ка я дальше. У тебя есть еда? Кофе?

- Спасибо. У меня все есть.

- Но нет лошади. И это странно. Пешком в нашей округе далеко не уйдешь.

Всадник развернул коня.

- Если захочешь увидеть меня еще раз, спроси Пита Геддиса.

Кеттлмен слушал, как удаляется стук копыт и ощущал странную привязанность к человеку, с которым спокойно и тихо разговаривал в ночи.

Итак, Портер Болдуин. Значит, прошлая жизнь не так уж далеко. Тем не менее, Болдуин не мог знать, что Кеттлмен где-то рядом. Так что же задумал этот человек? Зачем Болдуин вдруг пригнал в эти места сорок тысяч голов скота? Он ничего не понимает в скотоводстве и вряд ли когда-нибудь им заинтересуется.

Кеттлмен, имеющий огромный опыт в деловых и финансовых схватках, решил, что Болдуина интересовало не скотоводство, а земля, которая принадлежала здесь крупным ранчо, правительству и железной дороге. Но новоявленный ранчеро не вел переговоров с железной дорогой.

Поднималась луна, а он ее в расчет не принял. Городской человек редко глядит на небо. Кеттлмен надел на спину рюкзак, на плечо повесил винтовку и, неся в руках ружье, двинулся в путь. Перейдя сухое русло ручья, он решил устроить ночлег среди скал. Ночью его разбудила боль. Она бушевала долго, и прошло много времени, прежде чем она постепенно затихла, оставив его совсем разбитым и дав возможность хоть ненадолго вздремнуть.

Перед рассветом Кеттлмен проснулся в холодном поту, чувствуя себя слабым, больным и не отдохнувшим. Он поднялся, разжег небольшой костер и, дрожа всем телом, сидел перед ним, безуспешно пытаясь согреться. Луна освещала скалы призрачным светом и бросала жутковатые тени на покрытое песком дно высохшего ручья. На востоке возвышалась темная громада плато. С холодного неба медленно спустился рассвет, а Кеттлмен не поел и даже не согрел кофе. В животе осталась грызущая боль, но он встал и надел рюкзак.

Вход в убежище был где-то рядом. Высота лавы достигала здесь пятидесяти футов - громадные черные глыбы, которые местами переходили в выпирающие серые складки, напоминавшие слоновью кожу. Он прошел несколько шагов, осторожно переступая с камня на камень и держась поближе к стене, потому что боялся пропустить вход. Повсюду рос густой, непроходимый, колючий кустарник, с раскиданными тут и там соснами. Он прошел всего с сотню ярдов, когда почувствовал тошноту и наклонился, уткнувшись в сосну.

Кеттлмен испугался. Ему меньше всего хотелось умереть здесь, где его найдут. Он должен исчезнуть, раствориться без следа. Он долго стоял, оперевшись о скалу, и, наконец, снова тронулся в путь. Только теперь Кеттлмен твердо решил для себя одно: как только он почувствует приближение конца, он из последних сил постарается забраться на лавовое поле. Там его найдут не скоро.

Человек по имени Кеттлмен пробрался через лабиринт скал, спустился в пересохшее русло, наполнявшееся после ливневых дождей, и снова выбрался к лаве. Он не прошел и мили, когда поднял голову и заметил на верхнем крае скал выходы белого кварца. Каким-то образом он пропустил вход в убежище. Повернувшись, он отправился обратно. Дважды ему пришлось отдыхать. Незадолго до полудня вход был найден. Здесь ничего не скрывало трещину в скале - ни кустарник, ни нагромождение камней. Стена лавы просто поворачивала, скрывая перспективу и вход. Кеттлмен прошел здесь три раза и не заметил его, но когда сделал шаг назад, ему показалось, что здесь скрывается оптическая иллюзия, смещение перспективы. Только подойдя вплотную, можно было понять, в чем дело. Левый край отстоял от правого почти на четыре фута и освобождал проход, параллельный внешней стене лавы. На первый взгляд проход тянулся всего на семь-восемь футов, не больше, и заканчивался тупиком. Тем не менее, войдя в него, он обнаружил, что извилистый путь ведет дальше в лавовые поля. Повернувшись, он снова подошел к началу трещины и, остановившись, долго и тщательно осматривал край утеса напротив, пока не убедился, что там все спокойно. Тогда он старательно уничтожил свои следы рядом с трещиной и вошел в нее. Она змеилась, становясь все уже и глубже. Но по ней могла пройти лошадь, если привязать стремена к седлу. От любопытных взглядов сверху, случись вдруг кому-нибудь появиться на лавовых полях, тропу прикрывал нависающий край утеса.

Но на лаву никто не пойдет. Иногда олени спасались в мальпаисе от волков, но так уродовали и резали ноги об острые обломки скал, что здесь и оставались.

Кеттлмену понадобился почти час, чтобы добраться до убежища в лавовых полях. Увидев маленький оазис, он остановился, пораженный его неожиданной красотой. Стены отвесно поднимались вверх и там загибались внутрь. Дно котловины занимало почти акр, и по всей длине оазиса струился ручей. Он увидел несколько фруктовых деревьев, посаженных еще Флинтом, и грядку с растением чиа, чьи семена употребляли в пищу индейцы. Хижина была заметна не сразу, так как представляла собой перекрытый обломками скал каменный навес, а вход в нее затеняли тополя.

Он медленно двинулся по траве к зияющему отверстию в стене хижины, служившему окном, прошел мимо него и обнаружил дверь, сделанную из цельной деревянной плиты, толстой и крепкой. Комната оказалась больше, чем он ожидал, с двумя дощатыми кроватями у задней стены. В комнате стоял стол, два стула и скамья с тазом для умывания, в стены были вбиты крюки. Сюда поступала вода из ручья. Из окон и из двери хорошо просматривался вход в оазис и дно котловины.

Он смахнул пыль с кроватей и свалил на них свои вещи. Затем старательно подмел пол, разжег огонь и заварил чай. Попив горячего бульона и чая, он подошел к двери и сел на пороге, глядя на раскинувшийся перед ним луг и деревья.

Вот это место. Здесь он умрет.

Глава 4

Человек по имени Кеттлмен сидел на пороге каменной хижины и глядел на зеленую траву котловины. Он слушал ветер в соснах и чувствовал свежесть прохладного горного воздуха. Неожиданно он ощутил что-то совсем забытое. Давным-давно он шел по одиноким, древним, таинственным тропам с Флинтом. Куда бы ни направлялся этот странный, молчаливый человек, он знал самый нехоженый, тайный путь. Они путешествовали целыми днями, не перемолвившись ни словом; их лагерные костры окружала огромная, пустая тишина. Он вспомнил терпкий запах кедра, клубы дыма от сырых дров, хрусткие щелчки поленьев, темно-красный цвет умирающих углей, звуки ветра в мескитовых рощах. Он добирался до самых границ цивилизации к землям, известным только кочевникам-индейцам.

Три года... И ни разу Флинт не сказал, чем он занимается. Мальчик всегда оставался подолгу ждать с лошадьми. Затем внезапно появлялся Флинт, они меняли лошадей и снова отправлялись в дорогу.

Флинт никогда не останавливался у салунов и игорных домов. Обычно они уезжали в самые глухие, отдаленные уголки, и там Флинт иногда часами говорил о пустынях, о горах, о том, как выжить в самых тяжелых условиях.

Кеттлмен медленно поднялся на ноги и направился к ручью. Он стоял, глядя, как по камням журчит вода. Боль в желудке теперь грызла его постоянно. Оставалось совсем немного времени. Тем не менее, спокойствие этого места передалось и ему: внутреннее напряжение спало.

Звезды давно уже усыпали небосклон, когда он крепко уснул без сновидений, но потом проснулся от свежести прохладной ночи, сел и закурил трубку.

Эта девушка из поезда... Он вспомнил ясный, гордый взгляд, грациозные движения. Почему ему не встретилась такая девушка, когда он был еще жив? Теперь он умрет, как волк, в темной норе, кусая собственные раны. Да и жил он, как волк, с вечно обнаженными клыками.

Неожиданно на ум ему пришел Портер Болдуин. Хитрый, жестокий, опасный человек. Бизнесмен. Вряд ли годится для Дальнего Запада, но Болдуин никогда не предпринимал никаких шагов без причин, у него огромный опыт в финансовых схватках и интригах. Во время Гражданской войны он занимался контрабандой: менял конфедератам винтовки на хлопок и продавал информацию Северу, участвовал в попытках задушить рынок золота, который, по слухам, основали Джим Фиск и Джей Голд.

Если Портер Болдуин оказался здесь, то совсем не из-за скота. Скотоводство приносит некоторый доход, и Портер не станет пренебрегать им, но и не будет лично участвовать в деле, если оно не сулит немедленных и огромных барышей.

Ладно, теперь это его не касается. Кеттлмен выбил пепел из трубки и вошел в дом. Когда он проснулся, солнце уже стояло высоко, и впервые за долгое время он хорошо выспался. Боль не оставляла его, поэтому он встал и приготовил легкий завтрак, двигаясь медленно и осторожно. Во время завтрака распланировал дела на день. Прежде всего необходимо найти выход в прилегающую котловину. Вряд ли после стольких лет там живут лошади, хотя Флинт оставил молодых, породистых и здоровых, к тому же, как он утверждал, в той котловине достаточно корма и воды для дюжины голов.

Пищи, которую он принес с собой, едва ли хватит на три дня скромного житья, значит нужны припасы. Ему также хотелось получить ящик с книгами, отосланный в Хорс Спрингс. Два других ящика с книгами и припасами он адресовал в Аламитос, не желая слишком часто появляться в одном и том же месте. Однако, чтобы доставить все это сюда, ему потребуются вьючные лошади.

Флинт в свое время оставил в прилегающем оазисе одного жеребца и двух или трех кобыл. Если они живы, им должно быть по шестнадцать-семнадцать лет, но у них могли быть жеребята. Переход в соседнюю котловину лежал через один из длинных лавовых туннелей, которыми изобиловало это место.

Он подошел к переходу, которым Флинт соединил дом с конюшней. Флинт просто выбрал плоские обломки скал и без цемента уложил их вдоль всего пути на высоту свеса лавовой стены. У задней стены конюшни стояли ясли, а за ними - темный проем. Он взялся за ясли, они качнулись на скрытых петлях и открыли проем. Перед ним лежал туннель. Справа на высоте человеческого роста он обнаружил полку.

Он протянул руку и нащупал несколько свечей. Засветив одну из них, он двинулся по туннелю. Проход был ровный, футов восемь в высоту и пятнадцать-шестнадцать в ширину. Он насчитал почти сто шагов, прежде чем увидел свет и вышел в маленький парк.

Перед ним расстилалось акров триста хорошего пастбища. На дальней стороне росли дюжина тополей и несколько ив, там и тут высились сосны.

Стоя у выхода лавового туннеля, он насчитал семь лошадей, которые, подняв головы, смотрели на него. Высокий гнедой жеребец вдруг вскинул голову и громко всхрапнул. Он немного прорысил вперед и начал бить землю копытом.

- Хочешь подраться? - мягко спросил Кеттлмен. - Я друг, старина. Не надо нам ссориться.

Он перевел взгляд на остальных лошадей. Пара трех- или четырехлеток, пара - постарше. Еще там стояла одна совсем старая кобыла.

Флинт любил лошадей и часто приручал их к себе. Кеттлмен позвал протяжный ласковый зов, которым пользовался Флинт.

Старая кобыла резко повернула голову. Неужели помнит? Некоторые утверждают, что у лошадей плохая память, другие доказывают обратное. Кеттлмен снова позвал и шагнул вперед, держа на вытянутой руке кусочек сахара, как всегда делал Флинт.

Лошади стали отходить, гнедой жеребец охранял их с высоко поднятой головой и раздувающимися ноздрями. Старая кобыла смотрела на Кеттлемена, затем сделала несколько шагов по направлению к нему и вытянула голову, словно принюхиваясь.

Кеттлмен стоял спокойно и расслабленно, приятное тепло грело спину. Ярко светило солнце, где-то в кустах, рядом со стеной, прожужжала пчела. Он позвал еще раз и шагнул вперед. Гнедой жеребец шарахнулся, отбежал немного, затем развернулся и зарысил обратно. Кобыла стояла.

Тем не менее, она беспокоилась, и ему не хотелось пугать ее. Он подождал еще немного и шагнул в ее сторону. Увидев, что она готова отбежать, он бросил ей сахар. Она мотнула головой, но отошла всего на несколько футов, а когда он сделал шаг назад, приблизилась к тому месту, куда упало лакомство, и стала нюхать траву. Было видно, что она нашла сахар.

День только начался, а Кеттлмен захватил с собой книгу. Он сел на плоский камень на солнце и начал читать. Жеребец некоторое время настороженно кружил вокруг, но затем успокоился и принялся щипать траву.

Через час Кеттлмен отложил книгу и стал рассматривать пастбище.

По форме это был почти правильный овал, окруженный лавовыми стенами пятидесяти - шестидесяти футов высотой. Не пересыхающий источник снабжал пастбище водой - тот же, что протекал рядом с хижиной. Флинт говорил, что в дальнем конце котловины есть еще один. В некоторых местах человек мог выбраться отсюда, но не лошадь.

Он все еще чувствовал усталость, ноги болели. Он провел почти весь день возле выхода из туннеля, затем ушел в хижину, приготовил мясной бульон и медленно его выпил.

Еще несколько дней...

Пит Геддис оперся о красное дерево стойки в салуне "Водораздел". Был ранний вечер, он приехал в город несколько минут назад, встретив по пути много чужаков, большинство из которых явно работали на Порта Болдуина.

Ред Долан, бармен, подошел к Геддису и положил свои широкие, мясистые ладони на стойку. Эти двое были друзьями. Они не были знакомы до Аламитоса, но их связывало пережитое, их прошлое было почти одинаковым.

- Не то, что в наше время, - прокомментировал Долан, глядя на ковбоев Болдуина. - Крутые ребята, пощады от них не жди, это тебе не Маккинни или Кортрайт.

Долан вынул изо рта сигару.

- Ты знал Длинноволосого Джима?

- Как-то раз проезжал через Лейк-Вэлли. Он как раз там ошивался, пробурчал Геддис.

- Быстрый мужик. Из Иллинойса вышло много таких: Кортрайт, Хайкок могу насчитать с дюжину.

Геддис глотнул виски.

- Бакдан в городе, - заметил он.

- Это значит кто-то умрет. - Долан поднес спичку к потухшей сигаре. Но ты ошибаешься. Его нет в городе. Уехал на рассвете.

Геддис раздумывал над полученной информацией. Вряд ли тут есть связь, но Эд Флинн тоже уехал на рассвете. Эд направился на юг, к Хорс-Спрингс, и никто об этом не знал. Однако, чем больше он думал, тем больше ему это не нравилось. Флинн хороший парень, надежный, но не идет ни в какое сравнение в Бакданом, даже если тот будет играть по-честному, чего он, конечно, делать не будет.

- Страшные это люди, - сказал Геддис. - Я никогда не смог бы стрелять в человека из засады.

Реду Долану вспомнилось прошлое.

- Да, - задумчиво протянул он, - странные люди. Давным-давно я знал одного. Он считал, что для него - это война, а он - солдат в этой войне. Только, по-моему, потом он стал думать по-другому.

- Что с ним сталось?

Долан стряхнул пепел с сигары.

- Как сквозь землю провалился. До сих пор не знаю, что с ним случилось, хотя имел право.

- Дружили?

- Через меня ему кое-что передавали на словах. Сам знаешь работу бармена.

Долан помолчал.

- Нет, я бы не сказал, чтобы мы дружили. Кажется, у него вообще не было друзей, если не считать мальчишку.

У Пита Геддиса пробежали мурашки по коже. Говорят, такое чувство возникает, когда кто-то проходит по твоей могиле.

- Однажды в Эйбилин заявился мальчишка, он искал этого парня, продолжал Долан. - Через несколько месяцев появился Флинт. Я никогда не видел их вместе, а хозяин конюшни, где работал мальчишка, сказал, что они даже не разговаривали. Только когда пропал Флинт, пропал и мальчишка.

Пит Геддис вынул коричневую бумагу и скрутил сигарету. Он знал Долана уже несколько лет, они много говорили об оружии, коровах, выпивке, возникающих и исчезающих городах, но, странная вещь, никогда не говорили о том, общем, что их связывало.

- У такого человека не может быть друзей, - сказал Геддис. - Даже на друга можно положиться до поры, до времени. Сомневаюсь, чтобы у парня, занятого таким делом, водились друзья.

Геддис сменил тему.

- Этот Бакдан, он поехал на юг?

Долан внимательно осмотрел сигару.

- Не знаю, - сказал он. - Я стараюсь не замечать того, что меня не касается.

Геддис допил виски. Он пил очень мало, растягивая каждый глоток. Геддис сделал последнюю затяжку, бросил окурок в опилки, которыми был покрыт пол в салуне, и тщательно затер его носком сапога.

- Заезжал Бад - ты знаешь этого длинного, тощего, который ездит на Наджента? Он здорово поддал и рассказывал что-то о чужаке, который отшил самого Тома Наджента.

- Ты говоришь чужак?

- Крупный смуглый парень с каким-то расчудесным ружьем. Сказал Тому Надженту, что не любит, когда его будят, а когда Том приказал ему убираться вон, послал его к черту.

Геддис рассмеялся. - Хотел бы я это видеть. Наджент - герой.

- На этот раз герою пришлось уступить.

Пит Геддис поглубже надвинул шляпу и вышел из салуна на вечернюю улицу. Чужак... правда, сейчас чужаков в округе было много...

Он перешел улицу к ресторану, думая о чужаке. О делах Тома Наджента знали все, и если тот встретился с чужаком, то это произошло к востоку, за плато Себолетта в ту ночь, когда он охотился за скваттерами.

Это означало, что если около лавовых полей он разговаривал с тем же чужаком, то он направлялся на запад. Но с того места, где они разговаривали - опять же, если это был тот самый чужак - можно идти только на юг: через лаву дороги нет. А на юге нет ничего, кроме Хорс-Спрингс и пастбищ, где пасся скот с "Кейбара".

Допустим, туда послали не одного ганмена, а больше? Допустим, этот крутой парень, который спорил с Томом Наджентом, - убийца? Кого он собирался убить?

Нэнси?

Вряд ли. Мало кто будет стрелять в женщину и никто не станет нанимать для этого убийцу.

Эд Флинн?

Это уже более вероятно, и такая мысль беспокоила его. Если бы он знал, откуда этот чужак... Или как он выглядит. Бад его видел, а Геддис хорошо знал Бада и был уверен, что тот сегодня будет в городе. Лихой парень, но слишком уж любит выпить.

Флинн все равно уехал в Санта-Фе сделать заявки на землю.

Пит Геддис настроился ждать.

Только на третий день Кеттлмену удалось заставить кобылу взять сахар с руки, но как только это произошло, она позволила гладить себя и почесывать, а буквально через час ему удалось накинуть на нее уздечку, а потом седло.

Высокому гнедому жеребцу это не понравилось. Он фыркал, тряс головой и бил копытом. Он сначала подбежал с высоко поднятой головой, затем отбежал, испытывая одновременно ярость и страх. Его, несомненно, озадачило поведение кобылы - она не волновалась и, кажется, даже была довольна.

Кеттлмен почистил кобылу скребком, расчесал ей хвост и гриву, вычистил копыта. Много времени прошло с тех пор, как он помогал подковывать лошадей, но навыки остались.

Когда он сел на нее верхом, кобыла даже не взбрыкнула. Она хоть и была старой, но помнила те времена, когда за ней ухаживали, когда ее угощали овсом и, конечно, сахаром. Он проехал на ней по кругу, потом повел ее к выходу из туннеля.

Кеттлмен собирался поехать в Хорс-Спринг, но даже сидя верхом на кобыле, он с восхищением смотрел на гнедого. Более красивого коня с более грациозными движениями он еще не встречал.

В табуне еще выделялись неплохой вороной и серый в яблоках - почти такой же высокий, как гнедой жеребец, но на год-два моложе.

Станция дилижансов в Хорс-Спрингс представляла собой низкое здание с навесом, который поддерживали два вбитых в землю столба. Ветер и дождь основательно побили некрашеное дерево, стерли надписи и превратили цвет здания в неприглядный серый. По соседству стояло еще с полдюжины домов, пара из них пустые. В самом помещении станции размещался салун, почта и магазин - и все это под началом "Серного" Тома Уэйлена.

Серный Том получил свое прозвище благодаря многочисленным рассказам о молодых годах, проведенных на Серной реке в северо-восточном Техасе, о знаменитых ганменах - Каллене Бейкере, Бобе Ли - и о скотоводческой междoусобице, известной как "Война пяти округов".

Это был высокий человек с узкими и сутулыми плечами, перекрещенными подтяжками поверх красной фланелевой рубашки. Он редко брился, а его толстые моржовый усы порыжели от табака. Для человека, который так много рассказывал о перестрелках и дуэлях, Серный Том удивительно ловко избегал неприятностей.

Его принципиальный нейтралитет подчеркивало находящееся под рукой ружье, об этом знали все. Даже во время нападения апачей он ухитрялся оставаться нейтральным, поднося индейцам подарки в виде сахара и табака.

Как правило, под навесом станции , если позволяла погода, у изгороди ближайшего корраля всегда сидели трое-четверо бродяг и в клубах табачного дыма, пронизываемого плевками, врали друг другу об объезженных мустангах, клейменных бычках и убитых медведях.

Когда на станции появился человек по имени Кеттлмен, на обычном месте сидели только двое. Кеттлмен въехал на старой кобыле шагом по западной тропе.

Когда этот крупный мужчина в сапогах с низкими каблуками слез с седла в Хорс-Спрингс, все присутствующие перевели глаза с незнакомца на клеймо кобылы - довольно четкое изображение шестизарядника.

Кеттлмен спешился и, не глядя ни на кого, прошел внутрь. Серный Том стоял у двери, но быстро ретировался к бару. Незнакомец бар проигнорировал.

- Я приехал забрать почту, - сказал он, - почту и большой ящик.

Серный Том прикрыл глаза.

- Имя?

- Джим Флинт, - спокойно ответил незнакомец.

Серный Том стоял с опущенной головой, протирая стакан, и не поднял глаза, пока не закончил работу. Он посмотрел прямо на визитера, затем поспешно отвел взгляд.

- Я вас ждал, - сказал он, зашел за зарешеченное окно, служившее почтовой конторой, и вынул из открытой коробки несколько писем.

Человек, который теперь хотел называться Джимом Флинтом, мельком взглянул на них и опустил во внутренний карман. Он осмотрелся и указал на пару седельных сумок.

- Я их покупаю. Еще мне пригодилось бы несколько торб, если они у вас есть.

- Кажется есть. - Серный Том снял с крюка седельные сумки и извлек из-под прилавка торбы. Его взгляд упал на кобылу.

- Необычное клеймо, - заметил он.

Ответом ему был холодный взгляд. - Да?

Для Серного Тома этого было достаточно. Слова застыли у него на губах, во рту пересохло, а внутри что-то екнуло. В этом человеке было нечто, что ему не понравилось... совсем не понравилось.

Он указал на стоящий на полу ящик.

- Вот он, только на лошадь вам его не погрузить.

Нагнувшись Джим Флинт легко поднял ящик, оперев его на бедро, затем вышел и, взяв поводья, отвел лошадь через улицу к корралю. Скрывшись от любопытных глаз за углом корраля, он вскрыл ящик, переложил содержимое в седельные сумки и торбы и провел лошадь обратно к станции.

Он положил на прилавок список товаров и подтолкнул его к Серному Тому.

- Подберите мне все, что есть, - сказал он и, повернувшись, вышел.

Двое сидевших у стены лениво переговаривались.

- Говорят, это он, точно. Господи! Вот уж не думал увидеть тут таких! Да, Бакдан известный человек! Такой же известный, как Дикий Билл или Клей Аллисон, или кто другой. Говорят, он убил больше людей, чем все они вместе взятые!

- Только стрелял он в спину, - презрительно сказал второй.

- Ну, стрелял он из засады, так ведь все равно убил, верно? Говоривший помолчал. - Интересно, кого он должен убить здесь?

Флинт опять подошел к прилавку, куда Серный Том выкладывал товары.

- Я съем одну банку персиков здесь, - сказал он, открыл банку и стал есть, накалывая персики на лезвие ножа.

Когда Серный Том получил почту и ящик на имя Джима Флинта, он обрадовался. Он не знал Флинта, но один его знакомый передавал для Флинта сообщения и получал за это деньги. Серный Том надеялся, что может заняться тем же.

Больше, чем деньги, его интересовала связь с громким именем, возможность получать конфиденциальную информацию. Он не был болтуном, но сама мысль, что он знает то, чего не знают другие, была ему приятна.

Вначале он испытал острое чувство разочарования. Этот был слишком молод, и под смуглой кожей угадывалась бледность, которая говорила, что он давно не появлялся на свежем воздухе. Затем Том вспомнил, как можно лишить человека свежего воздуха на долгие годы.

Тюрьма.

Этот мужчина не Флинт. Как звали Флинта? Он не помнил, чтобы Флинта называли иначе, как Флинт.

Сколько ему было лет?

И вот, поди ж ты, он и этого не знал. Серный Том никогда не встречался с Флинтом, но, судя по рассказам, в то время, как Флинт исчез - много лет назад - ему было лет тридцать-сорок. Он еще раз украдкой кинул взгляд на человека, который ел персики. А, может, и он. Едва ли, но, может и он.

- Умелый человек, - сказал он вслух, - может сделать тут много денег. Намечаются большие дела.

Не получив ответа, он добавил: - Я знаю человека, который давным-давно ездил на лошадях с таким клеймом.

- Прошлое лучше всего забыть. - Флинт отошел от стойки, вышел на улицу и ополоснул руки в поилке для лошадей. Он вытер их о джинсы и посмотрел на тропу.

По тропе приближались всадники. Четверо.

Он зашел обратно в магазин, вдруг почувствовав раздражение при мысли, что здесь его могут увидеть. Меньше всего ему хотелось возбудить любопытство. Чем меньше людей знают о его присутствии, тем лучше.

Он оглядел магазинчик. Нью-Йорк показался ему недостижимо далеким, Джеймс Т. Кеттлмен - человеком из другой жизни. Он уже думал о себе, как о Джеймсе Флинте. Он посмотрел в засиженное мухами зеркало и не увидел ничего, что напоминало бы о смерти, тем не менее, он знал, что смерть смотрит ему в глаза.

Со дня приезда в Нью-Йорк он продолжал регулярно заниматься спортом. Он боксировал, боролся, играл в мяч. А на второй год пребывания в Нью-Йорке несколько раз выступал на профессиональном ринге. Это, кстати, помогло ему добиться финансового успеха.

Он встречался со многими известными профессионалами - Джеком Руком, Баттом Рейли, Джином Дуайером - и одержал немало впечатляющих побед. Через год он прекратил выступать, потому что его собственное дело быстро росло. Но он продолжал тренироваться в спортивных залах, боксировать в спарринг-боях с Майклом Донованом или Домиником Маккаферти, бороться и играть в мяч. Тогда не было и намека на ту штуку, что сейчас сидела внутри и пожирала его.

Дверь распахнулась и вошли четверо ковбоев. Флинт коротко взглянул на них и понял, что неприятностей не избежать. Двое вошедших были юнцами с нарочито развалистой походкой, нестриженными волосами, в грязной рабочей одежде. Двое других были постарше, один - мексиканец, второй - крепкий, уверенный в себе мужчина, одетый просто и аккуратно.

- Эй! - закричал один из юнцов Серному Тому. - Налей-ка нам выпивки!

- Как только закончу, - ответил Том.

Юноша подошел к стойке, явно ища приключений.

- Слушай, старик, - сказал он, - ты, кажется, меня не слышал. Я сказал, что хочу выпить. И немедленно.

Джим Флинт почувствовал, что внутри у него что-то поднимается. Была ли это горечь от понимания, что этот наглый мальчишка будет жить после того, как он, Флинт, умрет, или вспомнилась старая любовь к дракам?

А, может быть он надеялся, что его убьют?

- Он обслуживает меня, - резко сказал Флинт. - Подожди своей очереди.

Юнец вскинулся, как необъезженный мустанг. - Ах, ты!..

Предложение осталось незаконченным. Джим Флинт, не связанный далекими городскими правилами приличия, сильно ударил.

Мальчишка начал двигаться к нему, и удар в незащищенный подбородок застал его врасплох. Юнец рухнул на пол лицом вниз, как будто его ударили по затылку деревянным молотком.

Джим Флинт взглянул на остальных.

- Он сам нарывался. И нарвался. Если есть желающие, можем продолжить.

Второй юнец хотел было что-то сказать, но тот, что постарше, аккуратно одетый, перебил его. - Кулаком ты бьешь быстро и сильно. А как насчет револьвера?

Флинт посмотрел ему в глаза и холодно ответил: - Как видишь, я вооружен. Если желаешь получить ответ, за него придется платить.

Мальчишка на полу не двигался. Ковбой, задавший вопрос, получил ответ. Он посмотрел на упавшего. - Он умрет?

- Сомневаюсь.

Не оборачиваясь, Флинт через плечо сказал Серному Тому. - Налейте им. Я плачу.

Подошел мексиканец и носком сапога перевернул лежащего на полу юнца. Тот мигнул, хотел было приподняться, затем опять со стоном повалился на пол.

Лучше заберите у него пушку, - предложил Серный Том. - Он кинется на вас, как змея, которой отдавили хвост.

- Пусть, - сказал Флинт. - Пусть делает, что хочет.

Серный Том снял с полки бутылку и наполнил стаканы.

- И ему налейте, - сказал Флинт.

Мальчишка на полу медленно, часто моргая, сел. Он поднес ладонь к подбородку, затем, вдруг вспомнив, что произошло, начал озираться.

- У тебя есть оружие, - холодно сказал Флинт, - а на стойке выпивка. Выбирай, что тебе по душе.

С трудом поднявшись на ноги, юнец повернулся спиной к Флинту и с минуту стоял, нетвердо покачиваясь. Затем сделал шаг к стойке и взял стакан.

Допив виски, все четверо вышли, сели на коней и уехали.

Серный Том уложил припасы в мешок.

- Вы не любите медлить, верно?

Джим Флинт оглянулся на него.

- У меня есть преимущество, - спокойно ответил он, - потому что мне на все наплевать.

Подняв мешок, он отнес его к кобыле. От четверых и след простыл. Он загрузил поклажу и сел верхом. Старой кобыле придется нести порядочный вес, но она в хорошей форме, к тому же он не собирается погонять ее. Флинт совсем не был уверен, что четверо всадников не следят за ним. Он направился на запад, оставив огромную равнину Сент-Огастин Плейнз слева. Держась поближе к горам, он неожиданно свернул ненадолго в каньон Паттерсона, затем по узкой индейской тропе поехал через холмы к каньону Мангас. Несколько раз он останавливался и прислушивался. Прежде чем спуститься в Мангас, он некоторое время осматривал местность. На другой стороне каньона в балке он увидел рощу и несколько минут наблюдал за ней. Затем спустился с горы, пересек тропу и, обогнув огромный валун, обнаружил балку, поросшую соснами, где мог спокойно и в безопасности развести костер.

Едва он остановился, как его настигла боль, и он согнулся в приступе жестокой тошноты. Флинт упал на колени и некоторое время стоял так, опустив голову, борясь со срывающимися с губ стонами. Когда боль, наконец, немного отпустила, он встал, разгрузил и расседлал кобылу, и отпустил ее пастись.

Он развел маленький костер и подогрел банку бобовых консервов. Ел прямо из банки, и боль стала утихать. Он подумал о Нью-Йорке, о той, прежней, жизни. Она казалась такой далекой.

Две недели его запланированного отсутствия прошли, и теперь поползут слухи о его исчезновении. Лотти со своим отцом будет счастлива и немедленно побежит в банк. Ему приятно было представить их ужас, когда они обнаружат действительное состояние дел.

Флинт почувствовал стук копыт за несколько секунд до того, как осознал, что слышит приближающуюся по тропе лошадь. Он схватил винтовку и скользнул в темноту.

Лошадь сошла с тропы в каньон и направилась в сторону его лагеря. Она появилась неожиданно, встав около костра с настороженно поднятыми ушами.

Ее наездник склонился над холкой, и Флинт увидел, что руки его привязаны к луке седла.

Глава 5

Разрезав веревки, он снял человека с седла и перенес его к костру. Затем привязал лошадь и вернулся.

Человек оказался коренастым, мощного сложения, лет пятидесяти. На нем был изрядно запыленный черный костюм из плотной шерсти и не менее запыленные ковбойские сапоги, по которым, однако, можно было заметить, что их недавно чистили. Подкладка сюртука и рубашка затвердели от запекшейся крови, но мужчина был жив.

Флинт сорвал с него окровавленную рубашку. Пуля прошла сбоку навылет и, судя по всему, задела легкое. Когда он начал смывать кровь, обнаружилось второе и третье выходное отверстие.

Вторая пуля прошила бицепс, вошла в верхнюю часть грудной клетки и вышла сзади. Третья попала чуть ниже. Все три ранения - на левой стороне.

Раненый что-то неразборчиво пробормотал. Флинт обыскал его и нашел письмо, адресованное Эду Флинну на ранчо "Кейбар". "Кейбар". Ранчо, где работал Геддис.

Все выходные отверстия лежали ниже входных. Тот, кто стрелял, находился выше всадника, а это означало, что в него стреляли сверху из засады. Следовательно, стрелявшим мог быть Бакдан.

Винтовка раненого оказалась чистой, а из револьвера он выстрелил четыре раза.

Флинн оборонялся и отстреливался. Осмотрев его, Флинт предположил, что его ранили вчера. Значит, раненый сам привязал руки к седлу, чтобы не упасть, когда будет искать дорогу домой.

Джим Флинт вынул из костра ветки, оставив только угли, вскипятил воду, промыл раны и заставил человека проглотить несколько ложек бульона.

Ночью Флинт слышал, как по тропе, ведущей в Хорс-Спрингс, дважды проезжали всадники. На рассвете он снова напоил раненого бульоном и сам немного поел.

Судя по карте, он находился по меньшей мере в тридцати милях от ранчо "Кейбар". Поездка должна была занять много часов, так как по дороге ему придется смотреть за раненым. В любую минуту им грозила опасность нежелательных встреч с людьми Болдуина, однако он не мог бросить человека в бессознательном состоянии. Флинн нуждался в уходе и лекарствах, которых у него не было. Жизнь раненого зависела от него.

Он проехал всего несколько миль, когда увидел приближающихся всадников. Вдалеке на горизонте скакали трое, а совсем близко из лощины выехали четверо. Те четверо, которые встретились ему в Хорс-Спрингс.

Флинт снял кожаный ремешок, удерживающий револьвер в кобуре, и поправил второй револьвер за поясом. Бежать не имело смысла, да он и не собирался этого делать. Они приближались с явным намерением остановить его. Им нужна была стычка и мертвый Флинн. Один из них укладывал в седельную сумку бинокль.

У Флинта оставалось единственное преимущество - смелость. Он развернул кобылу и поехал прямо на них.

Длинноволосый юнец, которого он ударил, усмехался во весь рот.

- Опять ты? Наконец-то! Я ждал этой встречи.

Неожиданно ясно, как в откровении, Флинт понял, что эти люди хотят убить его вместе с Флинном. Флинта окатило яростью, она почти ослепила его, но потом исчезла, оставив холодный, расчетливый, трезвый рассудок.

- Смотри, как бы она не оказалась для тебя последней, - резко ответил он и заставил кобылу шагнуть ближе. - Ладно, какого черта вам надо?

Его безрассудство привело всех четверых в замешательство. Ведь они были так уверены, что владеют ситуацией. Он заметил, что длинноволосый потихоньку смещается в сторону, а человек постарше положил ладонь поближе к револьверу. Только мексиканец не пошевелился, внимательно и выжидающе глядя на Флинта.

- Не такой уж ты крутой. - Юнец хотел выделиться и показать свою храбрость. - Мы убьем и тебя, и его.

Они только заговорили об убийстве, а он уже ответил, не оставив им ни малейшего шанса. Он выстрелил длинноволосому в живот.

Они не были готовы к такому повороту событий, думая, что Флинт попытается уладить дело разговорами. Они ждали слов, а получили свинец. Он выхватил револьвер и выстрелил так быстро, что никто из них не успел даже пошевелиться.

Длинноволосый юнец с минуту сидел не двигаясь, затем соскользнул с седла и с глухим стуком упал на землю.

Флинт посмотрел на остальных сквозь пороховой дым. - Ну, кто следующий?

Мексиканец не отвел глаза, но приподнял руки и, тронув коня, попятился.

Двое других продолжали сидеть, глядя на него. Никто из них не испытывал страха, включая мексиканца, но он единственный, подумал Флинт, кто правильно оценил обстановку. Упавший жалобно, как ребенок, застонал.

- Я знаю, зачем вы здесь, и, поверьте моему слову, вы ввязались не в свое дело. На вашем месте я бы убрался отсюда. - Флинт качнул головой в сторону упавшего. - Вы ему уже не поможете, но попытайтесь. А после похорон убирайтесь вон.

К ним приближалась другая группа всадников, и он поехал навстречу, ведя лошадь Флинна на поводу. Подскакали двое мужчин и девушка. Один из них - Пит Геддис, чей силуэт на фоне вспыхнувшей спички он запомнил, другой - молодой мексиканец.

Он остановился, поджидая их, и заметил, что взгляд Пита Геддиса задержался на клейме кобылы. Когда Геддис поднял глаза, Флинта ошеломило их выражение. Лицо ковбоя побелело, несмотря на продубленную ветром и солнцем кожу.

Нэнси Керриган мигом очутилась возле раненого. - Эд! Эд! Что с тобой?

- Его лошадь пришла ко мне в лагерь. Я сделал все, что мог, но он в тяжелом состоянии.

Она взглянула на Флинта и поняла, что видит его не в первый раз.

- Я вас знаю, - сказала она. - Я ...

- Мы никогда не встречались, - резко сказал он. - Лучше помогите этому человеку. Ему нужен врач.

Молодой мексиканец перехватил поводья и, не тратя времени, направился к северу. Нэнси Керриган хотела было что-то сказать, но раздумала и отъехала.

Пит Геддис задержался. - Мы слыхали выстрел.

- Да.

Геддис посмотрел на четырех лошадей и людей, окруживших труп, потом перевел взгляд на кобылу и клеймо. Старое клеймо. Старая лошадь.

- Голос твой мне знаком. Мы, кажется, как-то разговаривали.

- Да.

- Только тогда ты был без лошади.

- Действительно?

Геддис указал на спешившихся всадников вдалеке. - Похоже на людей Болдуина. Это они ранили Эда?

- В него стреляли сверху из крупнокалиберной винтовки, а он в это время ехал верхом. Его ранили из засады.

- Как ты догадался, что он был верхом?

- Сравнил входные и выходные отверстия. В него стреляли сверху вниз, а так стрелять в едущего верхом человека можно только со скалы. Или с хребта.

Геддис снова посмотрел на первую группу всадников.

- Они на тебя напали?

Флинт тоже взглянул в их сторону.

- Судя по разговорам, собирались, однако, не вижу смысла в разговорах, если вопрос можно решить только стрельбой. - Он подобрал поводья. - Я считаю, это не мое дело, и не хочу в него вмешиваться.

- Неважно, как ты считал до этого случая, - сухо сказал Геддис, только советую подумать. Теперь это и твое дело. Они заставят тебя драться.

Флинт развернул кобылу.

- Адьос, - сказал он и поехал прочь.

Пит Геддис вынул кисет и бумагу и начал скручивать сигарету. Он знал, что это невозможно, но тем не менее, все сходилось. А ведь прошло столько лет.

Глава 6

Он проснулся в холодном поту, проснулся неожиданно, насквозь пронизываемый леденящим холодом. Когда он с трудом сел и подобрался к очагу у него начали стучать зубы.

Трясущимися руками он набросал веток. Спичка вспыхнула и погасла.

Чуть не плача от холода и отчаяния, он зажег вторую, закрыв ее ладонями от сквозняка, и подождал, пока она разгорится. Желтый язычок лизнул смолистую кору, занялся и восторженно затрещал. Пламя заиграл на стенах жутковатыми тенями, и холод отступил, когда он сел перед очагом, завернувшись в одеяла. А потом началась рвота.

Флинт вышел в залитую белым лунным светом ночь и оперся о дверной косяк. Его жестоко тошнило желчью, перемешанной с кровью. Он долго стоял так, обессиленный настолько, что не мог вернуться в постель. Пот высыхал на его теле, а белая луна смотрела на иззубренные стены лавы, окружавшие его дом. Через некоторое время Флинт, шатаясь, подошел к очагу, добавил веток в огонь и продремал до рассвета.

Когда взошло солнце, он сварил говяжий бульон, который, похоже, помогал ему лучше всего. Боль в желудке немного стихла, но не прошла совсем, поэтому он весь день отдыхал, читая стихи.

Лошади уже привыкли к нему. Даже Рыжий перестал всхрапывать, прелупреждая чужака. Иногда они паслись всего в нескольких футах, а кобыла все время ходила рядом, выпрашивая сахар. Гнедой жеребец не брал сахар из рук, но съедал, если Флинт оставлял кусочек на камне.

Теплое солнце приятно согревало. Он читал, дремал, просыпался и опять читал. Ему хотелось прочесть так много...

Позже он перекопал небольшой огород и устроил несколько грядок с овощами, фасолью, морковью, луком и картошкой. Он может не дожить до урожая, но, с другой стороны, может ослабнуть настолько, что не сможет выезжать за продуктами.

Скоро ему надо будет съездить в Аламитос.

Нэнси Керриган сидела за письменным столом. Флинн до сих пор лежал без сознания, поэтому она так и не узнала, подал ли он заявки на землю. Рядом сидел Геддис.

- Нет, мэм, до этого я его не видел, - говорил он, - но кто бы он ни был, ему, кажется, нужно только одно - чтобы его оставили в покое.

- По-моему, мы с ним уже где-то встречались.

- Да, мэм, у него такая наружность. Мне он тоже кажется знакомым. Мой совет - оставьте его в покое.

- Почему его никто не видит?

- Я тоже хотел бы знать. Мы с Джонни попытались его выследить. - Пит вынул бумагу и табак. - Ничего, если я закурю, мэм?

Он скрутил сигарету. В кузнице кто-то работал, и звук молота только подчеркивал спокойную тишину дня.

- Мы потеряли след, чего он и добивался. Когда ему нужно, он словно растворяется в воздухе.

- Он разговаривает, как образованный человек.

- Да, он ученый человек, это точно. Он и парней Болдуина тоже кое-чему научил. Я слышал разговоры в городе, там говорят он так быстро выхватил оружие, что они растерялись. А когда он его вынул, то не тратил времени на разговоры. - Геддис затянулся. - Интересная штука. Он в тот день получил посылку и почту в Хорс Спрингс.

- Там не слышали, как его зовут?

Снаружи послышался шум шагов по гравию, и в дверях появился

Джонни Отеро.

- Я могу ответить. Мне Серный Том сказал. Его зовут Джим Флинт.

Флинт!

Пит Геддис привстал со стула. Так вот оно что! Ред Долан... Нужно, чтобы Ред Долан посмотрел на Флинта. Хотя, это невозможно. Флинт получил, как минимум, десять или двенадцать пуль.

- Двое парней Наджента потребовали расчет, - сообщил Джонни. - Они сказали, что им платят не за драку и послали все к черту.

- Тома Наджента ждут тяжелые времена. Зря он идет против Болдуина, ведь тот времени даром не теряет.

- Вот Болдуин и начал. Сегодня он выгнал пять тысяч голов на пастбище Наджента.

Нэнси слушала и думала, чем бы ответила она, если бы пять тысяч голов выгнали на ее пастбища. Нэнси была уверена, что скваттерам на земле Наджента платил Болдуин, чтобы посеять вражду между скотоводами и теми, кто переселяется на запад в поисках земли. Когда история выплывет наружу, мало кто будет сочувствовать Тому Надженту.

Однако думала она не только о ранчо. В мыслях она возвращалась к высокому молодому человеку на старой кобыле. Он показался ей очень одиноким. И еще долго после того, как Геддис с Отеро ушли к себе, она сидела и смотрела на заходящее солнце. Незнакомец произнес всего несколько слов и уехал, но в реакции Пита на его имя она уловила что-то странное.

Нэнси давно уже не задумывалась о мужчинах, но теперь уверила себя, что ею движет любопытство. Однако, от симпатичный. И даже больше того броско красивый, но без малейшего намека на мягкость. Он выглядел холодным и жестким, но такой ли он на самом деле?

В нескольких милях от нее Джим Флинт любовался тем же закатом со своего пастбища. Рыжий пасся рядом и, похоже, уже радовался близости человека. Флинт твердо решил объездить гнедого, но понимал, что торопиться нельзя: желудок вряд ли выдержит это испытание, даже если удастся совладать с таким конем - оседлать его и накинуль уздечку. Но существовал и другой, более надежный способ: близость к животному, ласка и постепенное приручение.

Ему вспомнилась Нэнси Керриган. Он встретил ее в поезде, но здесь, на Северных равнинах, она показалась ему еще красивее.

Однако Нэнси оказалась в центре самой настоящей войны за пастбища и не имела права в ней участвовать - это не дело для девушки ее лет. Счастье, что у нее есть Геддис. Это боец по натуре, к тому же верный человек и не дурак. Но как он разбирается в тактике войн?

Если уж говорить о войнах, то Порт Болдуин был опытным командиром. Не новичок в любой драке. Он начинал еще с Томом Пулом в старые добрые времена политических битв; жестокий, уверенный в себе человек, который не остановится ни пред чем и будет делать ставку только на выигрыш.

То, что у Болдуина есть голова на плечах, доказывала вся его карьера, нначинавшаяся с самых низов, из толпы. Мало нашлось бы темных махинаций, в которых он не участвовал. Теперь он выдает себя за джентельмена - когда ему это на руку - однако, не раз выходил победителем в кровавых уличных стычках.

На третий день после перестрелки на Северных равнинах Флинт проснулся с неодолимым желанием выбраться отсюда, посмотреть газеты, услышать новости. К этому времени станет известно, что он исчез, начнутся вопросы и расспросы.

На этот раз он поедет в Аламитос и получит ожидавшие его посылки. Кроме того, он купит еще припасов. Скоро наступит день, когда он настолько ослабеет, что не сможет выбраться из убежища, а умирать голодной смертью ему не хотелось.

Он оседлал кобылу и вывел ее через туннель. Он проверил заряды в винтовке и револьверах, потому что совсем не исключал возможности новых неприятных встреч.

В голову пришел разговор о Бакдане. Этот человек был где-то рядом, возможно, это он ранил Эда Флинна. Навернякка у Болдуина были и другие наемные убийцы. К счастью, они с Болдуином не были знакомы. Если вдруг они встретятся на улицах Аламитос, Болдуин его не узнает.

У коновязи в Аламитос стояло около дюжины лошадей, а возле магазина остановились два больших грузовых фургона. Привязав кобылу напротив станции дилижансов, которая также служила почтой, он вошел внутрь.

Переступив порог, он в ту же минуту понял, что стоящий к нему спиной верзила в черном костюме - Порт Болдуин. Это был огромный человек, ростом шесть футов и несколько дюймов, крепкий и массивный, с широким лицом и старым шрамом на щеке. Он выглядел точно тем, кем был - нью-йоркским голодранцем, нажившим состояние.

Подойдя к служащему, Флинт спросил: - Есть ли почта для Джима Флинта?

Он почувствовал, что Болдуин резко обернулся.

Флинта ждали несколько писем, и он вспомнил, что в переживаниях по поводу перестрелки на Северных равнинах он совсем забыл о полученной в тот день почте. Служащий сказал: - На ваше имя есть еще два ящика.

Позади его хлопнула дверь, и он понял, что человек, стоявший вместе с Болдуином, вышел. Болдуин подошел к прилавку и повернулся к нему лицом.

- Флинт? Меня зовут Порт Болдуин, я хочу поговорить с вами.

- Валяйте, вы уже говорите.

- Не здесь. Снаружи.

Флинт повернулся и посмотрел в холодные голубые глаза.

- Конечно. - У дверей он остановился. - Вы первый.

Болдуин заколебался, затем вышел. На улице Флинт быстро осмотрелся. Трое вооруженных людей подходили справа, двое - слева. Еще один стоял, облокотившись о стену магазина напротив.

- Вы убили одного из моих людей.

- Он сам напрашивался.

Болдуин вынул из кармана украшенный бриллиантами портсигар, выбрал сигару и протянул порсигар Флинту, который тоже взял одну.

-Я хочу, чтобы вы работали на меня.

- Извините, нет.

- Я буду платить вам больше всех. - Болдуин отрезал кончик

сигары и закурил ее. - Мне нужен человек, который не тратит время на разговоры. Человек, который может обращаться с оружием.

- Нет.

Болдуин терпеливо сказал: - Флинт, вы просто не понимаете. Все остальные, - он повел рукой, - конченые люди. Здесь есть место только для одного большого хозяйства. Моего.

- Скот? - мягко спросил Флинт. - Или земля?

Зрачки Болдуина сузились, а взгляд затвердел. - Это не ваше дело. Вы работаете на мня и делаете то, что вам скажут.

- Я на вас не работаю, _ спокойно сказал Флинт. - И не собираюсь.

- Ладно.

Флинт начал поворачиваться к ближайшему ганмену и слишком поздно заметил, что Болдуин замашнулся для удара. Он не ожидал, что тот сам примет участие в драке, но огромный кулак ударил его по голове и Флинт, оглушенный, рухнул на брус коновязи.

Флинт не успел как следует подняться на ноги, ни даже повернуться, как они бросились на него. Один ударил по почкам, а второй попал сапогом по коленной чашечке. Он почувствовал резкую боль, колено подогнулось, и он выбросил вперед руку, чтобы защититься, но один из нападавших поймал ее и навалился со всей силой. Второй схватил за другую руку, а двое других начали бить его в живот, пока он не упал на колени.

Ему удалось снова подняться, но они опять уложили его. В ушах у Флинта звенело, голова раскалывалась, рот заполняла кровь. Он лежал на земле, а они все продолжали бить. Но Флинт так и не признал себя побежденным.

Одного он накаутировал ударом в челюсть, второму сделал подсечку и ударил каблуком в колено, услыхав, как хрустнула кость. Еще одного схватил за шею и почувствовал, как разрывается его кожа. Но в конце концов они уложили его в пыль и оставили на дороге, окровавленного, избитого до неузначаемости.

Один из нападавших занял пост поблизости и, когда кто-нибудь из ковбоев подходил, чтобы помочь, отгонял их.

Флинт лежал на улиц больше часа. Постепенно к истерзанному телу возвращалось сознание - тяжелое гудение в голове и резкая, разрывающая боль в боку. он лежал, ощущая вначале только боль, затем запах пыли, жаркое солнце на спине и прохладу земли под собой, и вкус крови.

Флинт инстинктивно понял, что надо лежать не шевелясь. Рядом на деревянном тротуаре звучали шаги, звон шпор, перезвякивание упряжи.

Сможет ли он двигаться? Одна рука лежала под ним, он попробовал пошевелить пальцами. Они слушались, но с трудом. Тыльную часть ладони саднило, и ему смутно вспомнилось, что кто-то из ганменов со всей силы наступил на кисть. Рука, должно быть, лежала на мягкой земле возле поилки, иначе ему переломали бы все кости.

Несмотря на затуманенное сознание, он попытался придумать какой-нибудь план. В голове стучало, живот сводило от боли. Он еще немного поработал пальцами, а потом чуть-чуть приоткрыл глаза.

Он лежал рядом с краем тротуара и поэтому не мог видеть своего охранника, хотя слышал скрип досок под его шагами и шуршание одежды. Затем Флинт вспомнил про револьвер за поясом. Они могли не заметить его под курткой. Он потихоньку добрался рукой до пояса и взялся за рукоятку.

Он не знал, сможет ли подняться, но попробовать наверняка стоило. Внутри начинала разгораться ярость. Флинта нелегко было вывести из себы, но гнев его был страшен, потому что даже в эти минуты его не покидала холодная рассчетливость и ясный ум. Они запллатят за все.

Он запомнил несколько лиц. Тех, что ему нужны. Что касается Болдуина, то для него найдется наказание получше. Для таких людей публичное поражение хуже смерти.

Флинт собирался с силами, когда на улицу въехала повозка. Он услышал звон подвесныз цепей, стук колес по гравию. Затем лошади остановились.

- Что случилось с этим человеком? - раздался голос Нэнся Керриган. Почему ему никто не поможет?

- Охранник лениво ответил: - Потому что он ослушался Порта Болдуина, мэм. Он еще легко отделался, могло быть хуже.

Флинт услышал, как скрипнули рессоры. Затем охранник сказал: - Я бы на вашем емсте этого не делал, мэм. Если вы до него дотронетесь, мне придется вмешаться.

- Теперь вы воюете с женщинами? - В ее голосе послышались холодные нотки. - Какие же вы храбрые!

- Для нас все равно. - Голос охранника звучал неуверенно. - Когда он очнется, мы повторим и будем продолжать, пока не подойдет поезд. Мы кинем то, что от него останется, в вагон - если что-нибудь останется вообще.

- Если вы тронете меня хоть пальцем, - резко сказала Нэжнси, - вас повесят еще до захода солнца.

Зная, что охранник смотрит на Нэнси, Флинт быстро перекатился на колени, сжимая в руке револьвер.

Охранник тут же обернулся, выхватил оружие. Флинт выстрелил. Он стрелял, чтобы убить, но руки его дрожали, а в глазах плыло. Пуля попала ганмену в бедро, развернув его на месте и сорвав пустую кобуру.

Флинт вскочил на наги, качаясь от головокружения, потом оперся о коновязь, чтобы не упасть.

На улицу выскочил еще один человек Болдуина, и Флинт выстрелил в него. Одна пуля разорвала в щепки доски под ногами человека, а вторая вонзилась в дверной косяк, когда он снова нырнул в дом.

Охранник поднимался с земли, и Флинт, пьяно качаясь, наотмашь ударил его револьвером. Охранник ничком рухнул в пыль. Второй револьвер Флинта торчал у него из-зи пояса. Флинт переложил его в кобуру, потом поднял револьвер лежащего.

К нему подбежала Нэнси Керриган. - О боже! Вы ранены! Полезайте в повозку!

- Нет времени, _ сказал Флинт.

Он на секунду прикрыл глаза от боли и помотал головой, как огромный медведь.

Улица опустела. Тем не менее, все были здесь, те, кто избивал его. Он рассовал оружие и перезарядил свой "Смит и Вессон".

Шаткой, нетвердой походкой он двинулся по улице. Каждый вздох отдавался в боку. Голова напоминала железную бочку, в кторой при каждом шаге плескалась боль. Ему все равно скоро умирать. Но сейчас важно найти их. Он помнил их лица.

Флинт качнулся, чуть не упал, затем восстановил равновесие и ввалился через качающиеся двери в салун. Люди Болдуина сидели здесь. Их смех затих, поднятые стаканы замерли на полпути, и Флинт начал стрелять. Выстрелы слились в один оглушающий рев. Он водил стволом из стороны в сторону, потому что расстояние было минимальным, а людей немало.

Один схватился за оружие - его поймала пуля и опрокинула на пол. Другой, в панике, выпрыгнул в онко, увлекая за собой стекло и раму. Еще одна пуля разбила бутылку под рукой третьего - его лицо Флинт помнил - а следующая пробила позвоночник, когда тот прыгнул к задней двери.

Флинт шатаясь подошел к стойке, поймав в зеркале отражение своего окровавленного, разбитого лица. Он поднял бутылку, сделал глоток и направился к двери.

На улице он посмотрел напрво и налево. Понял, что револьвер, должно быть пуст, и поменял его на револьвер охранника.

Вдруг раздался звон разбиваемого стекла, и в окне показалось дуло винтовки. Флинт молниеносно развернул шестизарядник и пальнул в окно.

Из двери выскочил человек и, не целясь, выстрелил. Пуля попала в поддерживающий навес столб рядом с Флинтом. Флинт выстрелил, промахнулся и выстрелил еще раз. Ноги человека подогнулись, он, цепляясь за косяк, попытался скрыться внутри, но Флинт опять выстрелил, и человек, вскрикнув, упал лицом вперед.

Флинт шел от двери к двери, полуослепший от боли и крови, которая капала из раны на голове. Два раза он чуть не упал. Люди, которых он находил, казалось, впадали в панику от одного его вида, и поэтому стреляли либо слишком поспешно, либо просто убегали.

Каким-то образом Флинту удалось вернуться к дилижансной станции. Он увидел свою лошадь, Нэнси Керриган. Дважды он пытался вставить ногу в стремя, прежде чем смог сесть в седло. Он развернул кобылу, начал было перезаряжать револьвер охранника, но ослабевшие пальцы разжались, и револьвер стукнулся о землю.

Он уткнулся лицом в гриву кобылы, горизонт закачался и затуманился; Флинт почувствовал, что падает. Рядом с ним оказалась Нэнси. Он свалился наполовину в повозку, Нэнси выпрыгнула и уложила его. Привязав кобылу к повозке, она быстро отправилась на ранчо.

Открыв глаза, Флинт обнаружил, что лежит в кровати, на чистых простынях и смотрит в залитый солнцем потолок. Медленно - мешала затекшая шея - он повернул голову и обнаружил, что лежит в большой, квадратной, аккуратно прибранной комнате на огромной старомодной кровати; рядом стоял комод и зеркало, на почти стерильно чистом и навощенном полу были расстелено несколько тряпичных половиков. Он шевельнулся и почувствовал резкую боль в боку, от которой у него перхватило дыхание. Ему показалось, что все его тело одеревенело, но проведя пальцами по боку, он почувствовал, что туго спеленут от подмышек до бедер.

Рядом на спинке стула висел оружейный пояс со "Смиттом и Вессоном" в кобуре. Второй револьвер лежал поверх выстиранных и аккуратно выглаженных джинсов. Куртка висела на спинке стула, из карманов высовывались письма.

Несколько минут он лежал спокойно, наслаждаясь приятным ощущением чистоты свежих простыней. Затем закрыл глаза и заснул. Когда Флинт снова открыл глаза, он некоторое время лежал, размышляя, стоят ли письма той боли, которую, несомненно, придется вытерпеть, доставая их.

Флинт услышал шаги. Дверь открылась, и вошла Нэнси - свежая и очень красивая в бело-голубом хлопковом платье, похожая на молодую гордую королеву.

- Ну и видок у вас, - весело сказала она. - Вам бы на себя поглядеть.

- Если я выгляжу так, как себя чувствую, - сказал Флинт, - то я вам верю.

- Вам повезло значительно больше, чем вы заслуживаете. Врач сказал, что кости, по его мнению, целы, но внутренние органы могут быть повреждены.

Флинт бросил на нее испытующий взгляд.

- Он меня тщательно осматривал?

- У него не было времени. Он надеется осмотреть вас позже.

"Не дождется", подумал про себя Флинт. - Мне нужно уезжать, - ответил он вслух. - Если Болдуин узнает, что я здесь, вас ждут крупные неприятности.

Нэнси открыла дверь и придержала ее. Вошла девушка-мексиканка с подносом.

Одна рука Флинта оказалась забинтованной, он решил, что это та рука, на которую наступили. Вторая вся была в синяках и слегка распухла. Приподнявшись, чтобы взять поднос, он увидел в зеркале свое отражение и не узнал себя.

Над глазом растеклась ограмная шишка, нос, губы и щека представляли собой одно распухшее месиво, подбородок был разбит, голова забинтована. Вместо глаз на него смотрели едва различимые щелочки, но он ожидал худшего.

- Мы привели вашу кобылу, - сказала Нэнси. - Она в конюшне, ест зерно так, словно забыла его вид и вкус. - Она поправила одеяло. - И не волнуйтесь за нас. Если бы Порт Болдуин не начал действовать против Тома Наджента, он бы пошел на нас. Мы ждем его.

Когда она ушла, Флинт откинулся на подушку. Голова гудела, он чувствовал огромную усталость.

Флинт приехал в Нью Мексико, не желая вмешиваться ни в какие местные междоусобицы. Он не хотел неприятностей в Хорс Спрингс, не хотел на Северных равнинах, но давным-давно он понял, что нельзя отступать, если веришь в свою правоту. Если ты побежал, то не остается другого выхода, кроме как бежать дальше. А если ты должен умереть, то нужно это сделать, чтобы не было стыдно за себя. Лучше прожить один день, как лев, чем двенадцать - как овца.

Перекатясь на локоть, он достал из кармана письма. Одно было от балтиморского адвоката, который сообщал, что почти все его планы реализованы, капиталы вложены. В другом письме лежал отчет детективов.

Лотти и ее отец наняли игрока, собиравшегося убить Флинта, через Порта Болдуина. Ее отец был связан с некоторыми финансовыми махинациями Болдуина.

Флинт попытался обдумать ситуацию и с удивлением понял, что впервые в жизни думает, как помочь кому-то другому. Он думал не о себе, он думал, как помочь Нэнси Керриган.

От боли в голове Флинт закрыл глаза, но ее образ оставался с ним. Его жизнь могла сложиться совершенно по-другому, повстречай он в свое время такую вот девушку, а не Лотти! Хотя в его распоряжении оставалось совсем немного времени, он поможет Нэнси, уничтожит Болдуина и уйдет из жизни по крайней мере довольным. Хорошая драка всегда была ему по душе!

Для человека, всю жизнь проведшего в борьбе, лучший способ умереть тоже в борьбе. Слишком часто люди думают только о жизни, даже если им приходится ползать в грязи, чтобы выжить. Он будет драться с Портом Болдуином и победит его. Нэнси может не волноваться за свое ранчо, она...

Флинт заснул.

Глава 7

Когда Флинт проснулся, уже стемнело. Со двора слышались движение и звон тарелок, что означало время ужина. Флинт сел и опустил ноги на пол.

Нэнси вошла, когда он застегивал оружейный пояс.

- Вы ведете себя, как мальчишка, - строго сказала она. - Вам нужен отдых.

- Скоро меня ждет очень долгий отдых. - Он помедлил, глядя на нее в полутьме. - А сейчас я голоден. Так или иначе, - добавил он жестко, - я не люблю валяться в постели, когда есть дела.

Он засунул револьвер за пояс, накинул куртку и прошел за Нэнси в гостиную, заметив по дороге, что у нее очаровательная фигура.

Гостиная была просторной и удобной. На полках стояли книги: Чарльз Диккенс, Энтони Трэллоп, сэр Вальтер Скотт, Вашингтон Ирвинг, Шекспир, "История Англии" Хьюма.

Он не удивился такому подбору авторов, потому что был знаком со многими людьми на Западе и знал, какие книги они читают. Они брали с собой на Запад мало книг, зато везли лучшие.

Нэнси повернулась к нему.

- Вы интересуетесь книгами? - спросила она.

- Как вы уже обратили внимание, мисс Керриган, я одинокий человек, а одинокие люди часто склонны к чтению. По счатью, один из моих учителей привил мне вкус к Плутарху и Монтеню.

- Вы очень странный. Вы производите впечатление интеллегентного и образованного человека, однако...

- Моя реакция вчера привела вас в замешательство, не так ли? Почему люди с такой готовностью верят, что образованный человек не может применить насилие, когда насилие оправдано? Сократ был солдатом, к тому же хорошо боролся. А Бен Джонсон в поединке перед битвой победил лучшего бойца французской армии. Поверьте, список можно продолжить, ведь многие образованные и интеллигентные люди не отвергали насилия. Напримр, интеллегенту требуется право на доступ к информации. Лишите его этого права или введите институт цензоров - это даст интеллигентным людям повод к насилию.

- Вы считаете себя человеком Запада, мистер Флинт?

- Наверное. Но любой человек Запада приехал сюда откуда-то еще: на станции дилижансов в Аламитос я за несколько минут услышал немецкий, шведский и ирландский акценты. По-моему, быть человеком Запада - это значит иметь особый склад характера. Сам факт, что человек добровольно едет на Запад, уже говорит об этом особом отношении к жизни, а затем у него появляются изменения в характере, связанные с ландшафтом, местными условиями. Обычными людьми руководят инстинкты самосохранения, продолжения рода и желание жить в безопастности, а здесь все подавляется необходимостью выжить.

- Мистер Флинт...

- Зовите меня Джим, мне так привычнее.

- Ладно... Джим. Когда вы нашли Эда, он что-нибудь говорил? Он отправился по делам ранчо, и мы не знаем, когда в него стреляли - когда он ехал по делу или когда возвращался.

- Он о чем-то беспокоился, в бреду говорил о Санта Фе и какой-то Глэдис, вот, пожалуй, и все. При мне он не приходил в сознание, нет.

Нэнси провела Флинта к длинному столу, где он помог ей сесть.

- Спасибо, - сказала она. - Такая галантность - редкость для меня.

Медленно, по-одному, вошли работники ранчо и начали рассаживаться, бросая украдкой взгляды на Флинта.

- Вы ничего не хотите мне рассказать? - спросил он. - Я знаю, что у вас сложные времена, может быть я смогу чем-то помочь.

- Все очень просто, - сказала Нэнси. - Порту Болдуину понадобилось очень много земли для сорока тысяч коров.

Флинту не требовались объяснения, он хорошо знал, о чем идет речь. Очень немногие переселенцы оформляли документы на свою землю. Когда они обживали Запад, там не было ни возможности официально сделать заявку, ни тех, кто стал бы оспаривать их право на землю, если не считать индейцев. Позже судебные чиновники и бюрократы западных штатов предпочли забыть, что сделали первопроходцы для освоения Запада, и объявили о намерении заселить их земли. Эти действия, естественно, встретили сопротивление скотоводов-ранчеро.

Иногда они покупали землю у индейцев, но и в этом случае правительство редко признавало такие сделки законными.

- Ваши ковбои делали за вас заявки?

Она быстро подняла глаза, а Флинт вдруг ощутил напряженное внимание со стороны ковбоев.

- Разве это незаконно? - спокойно спросила Нэнси. - Вот ответ на ваш вопрос: да! У меня нет выбора, ну а если кто-нибудь из работников захочет оставить заявки за собой, я возражать не буду. Если нет, то я выкуплю у них землю. Иначе мы просто потеряем ранчо, которое с таким трудом построили отец и дядя.

- Должен быть другой выход, - ответил Флинт. - Вы пасете скот на земле, которая принадледит железной дороге?

- Нет. Пасет Том Наджент и некоторые другие. Порт Болдуин, например. Но мы никогда не выгоняли скот на чужие земли, к тому же наши пастбища южнее.

После ужина они долго сидели на веранде и слушали, как у барака поет Джонни Отеро.

Флинт завел разговор о ранчо и выслушал рассказ Нэнси о ее трудах на этой земле. Его удивило, что девушка так хорошо разбирается в скотоводческих проблемах. Один из ее работников - немец по национальности все лето проводил на ранчо, где ремонтировал дом и изготавливал мебель. Он рассказал ей о выпасе скота в Германии и Швейцарии, и она переняла эти методы: построила дамбы, которые задерживали талую воду, сбегавшую со склонов холмов, выкопала колодцы, расчистила родники. За поголовьем следила, чтобы скоту хватало корма.

- Мой отец считал, что дети не должны попусту тратить время. Сколько я себя помню, он всегда поручал мне какую-нибудь работу, и я за нее несла ответственность. Он все время говорил со мной о ранчо, объяснял все, что делает и почему так делает. Вы ведь знаете детский характер. Дети очень любопытны и расспрашивают обо всем на свете. Я не помню ни одного вопроса, который остался бы без ответа. Прежде чем выучиться читать, я знала все стада в округе и какое клеймо кому принадлежит.

Флинт долго лежал в постели и думал о ней, об их разговоре на темной веранде. Он никогда в жизни ни с кем не разговаривал так долго, даже с Флинтом.

Он гостил на ранчо три дня, и все это время, он заметил, рядом находились Пит Геддис, Джонни Отеро и огромный здоровяк с добродушным лицом.

Он узнал, что Болдуин хотел получить ордер на его арест, номестный судья отказал.

"Я видел, что произошло, - проскрипел судья, - и насколько мне известно, его действия не превышали пределов допустимой самообороны".

"Он не оборонялся, - сердито воскликнул Болдуин. - Он нападал!"

"Нападение может быть лучшим способом обороны, - серьезно ответил судья Хетфилд. - Вы избили его без малейшего повода, поэтому у него имелись все основания считать, что нападение повторится. Жаль только, что он не довел дело до конца - надо было пострелять еще немножко."

Болдуин сердито хлопнул дверью, а Хетфилд посмеялся и вернулся к своим бумагам.

Болдуина грызло беспокойство, и он не мог понять причины. Он действовал, как безжалостный хищник: атаковал слабого, ожидал своего часа при встрече с сильным и часто полагался на шестое чувство, которое предостерегало его от опасности.

И вот теперь он ощущал опасность, и это беспокоило его, тем более что он не знал, откуда она исходит. Он тщательно перебрал события того дня и остановился на одном: Флинт спросил, что его интересует, скотоводство или... земля.

Спросил просто так или о чем-то догадался?

Нет, вряд ли Флинт что-нибудь знает, однако отбрасывать такую возможность не следует. Людей Болдуина поразила быстрота ответных действий Флинта и в Хорс Спрингс, и на Северных равнинах. Теперь они с опаской относились к нему, да к тому же всплыла старая история о другом Флинте известном убийце.

Болдуин задумчиво жевал сигару, сидя в одной рубашке на кровати в своем гостиничном номере. Пока все шло по плану. Флинн остался в живых, но это неважно, главное, что его вывели из игры.

"Кейбар" больше не мешал, и Болдуин решил заняться Наджентом. Нападение скваттеров не прибаливо Тому популярности в Аламитос. В Сокорро или Санта Фе ему это тоже припомнят. У Наджента в любом случае мало друзей из-за его заносчивости и вспыльчивого характера. Несколько ковбоев уже ушли от него.

Жизнь научила Порта Болдуина одному: победитель получает все, побежденный - ничего. Он начал с самых низов и приобрел имя и деньги на спекуляциях, рэкете и граничащих с мошенничеством финансовых операциях. Его не интересовало будущее страны. Он думал только о себе и о своих барышах. Болдуин спекулировал акциями железных дорог и шахт, участками городской застройки, но расположение и состояние земель, принадлежащих железнодорожным компаниям и государству, привлекло его возможностью быстро и хорошо заработать.

Из Вашингтона пришло известие, что ожидаются изменения в земельном законодательстве, и Болдуин почуял огромные прибыли для землевладельцев. Но, решил он, деньги можно сделать и не дожидаясь новых законов.

Он знал, что железным дорогам трудно продать свои земли. Им принадлежали нечетные участки по обеим сторонам полосы отчуждения, но скотоводы, привыкшие к свободному выпасу, выгоняли скот и на земли железной дороги, и на государственные, без разбора, не обращая внимания на право собственности, а по существующим законам изменить это положение вещей было невозможно.

Когда продавалась железнодорожная земля, в контрактах обычно оговаривалось, что если покупатель не выплачивает деньги в срок, земля возвращается прежнему владельцу.

На Запад в поисках свободной земли переезжали тысячи людей, у некоторых был кое-какой капитал, но очень немногие имели представление о земле вообще. Болдуин планировал спекулировать участками, из которых лишь очень небольшая часть годилась для фермерства. Плодородный слой у здешней земли тонкий, поэтому она могла использоваться только под пастбища, а для того, чтобы скотоводство приносило прибыль, необходимы тысячи акров.

Болдуин надеялся продать землю - как только разделается с "Кейбар" и Наджентом - фермерам, составляя контракты по принципу железнодорожных компаний. Он добился также осторожного согласия этих компаний на продажу их земель, зная, что большинство покупателей не имеет представления о правилах купли-продажи земли, поэтому лишь немногие потребуют доказательств собственности, а для этих у него были приготовлены свои меры убеждения. Если они будут слишком много болтать, то очнутся здорого избитыми в пустом вагоне, следующем на Восток.

И только ничтожное меньшинство сможет вовремя расплатиться за землю, остальная отойдет к нему. Оформив все сделки, он сразу продаст скот и уедет обратно на Восток, сохранив за собой только те участки, по которым запоздали платежи. Он хладнокровно рассчитывал продать чужую землю.

Это было мошенничеством, и Болдуин рассматривал все задуманное именно как мошенничество, однако дела такого рода очень запутаны, их разбирательство в суде может затянуться на многие годы, а ему было известно немало способов оттянуть слушания в суде или вообще прекратить их.

Болдуин знал, что у части местных скотоводов есть законные права на пастбища, и думал, как заставить работать этот факт на себя. Перекатывая во рту сигару, Болдуин с удовлетворением подсчитывал будущие барыши.

Флинна убрали. Наджента скоро уберут. С этой девицей Керриган у него проблем не будет. О Пите Геддисе он много думал, и решил, что хотя тот несомненно крепкий орешек в драке, но ничего не стоит как бизнесмен и лидер.

Флинту не за что драться в предстоящей схватке, а его дружбу с Керриган надо немедленно пресечь. Этим займется Бакдан.

Болдуин довольно улыбнулся. Через девяносто дней он станет обладателем трех миллионов акров земли.

Он взял газету и спустился в ресторан. Там он прочитал, что Гарриман вступил в решающую фазу финансовой борьбы с группой Морганов-Вандербильтов. Ожидалось вмешательство Кеттлмена. Болдуин с раздражением уставился на это имя. В сделке с акциями железной дороги "Юнион Пасифик" он попытался повторить маневр Кеттлмена, но не смог рассчитать все до конца и потерял много денег.

Кеттлмен был основным держателем акций и распорядителем. Он получил контрольный пакет "Канзас Пасифик" и объявил о намерении построить еще одну трансконтинентальную железную дорогу, которая соперничала бы с "Юнион Пасифик". Придя в ярость при мысли о возможном конкуренте, "Юнион Пасифик" принялась скупать акции "Канзас Пасифик". Стоимость акций была ниже номинальной, однако Кеттлмен вынудил "Юнион Пасифик" покупать по номиналу и получил в результате десять миллионов.

От тестя Кеттлмена Болдуин знал, что тот покупает акции "Канзас Пасифик". Бросившись на биржу, он сам начал скупать акции этой компании, но сделка Кеттлмена с "Юнион Пасифик" держалась в тайне, Болдуин узнал о ней слишком поздно, акции стремительно упали, и он почти разорился.

Десять миллионов! Болдуин сердито зашуршал газетой. Если бы Кеттлмн вовремя умер, Лотти унаследовала бы все его состояние.

Как Кеттлмен смог убить своего соперника? Этот игрок заработал дурную репутацию на миссисипских параходах, его несколько раз нанимали для убийств, которые всегда удавались. Болдуин специально постарался не присутствовать при убийстве, но, по рассказам, игрок выхватил оружие и уже собирался выстрелить, когда у Кеттлмена в руке, как по волшебству, появился револьвер, и он убил игрока.

С той поры Болдуина не покидало беспокойство. Говорили, что Кеттлмен злопамятный и обид не прощает. Говорили также, что игрок перед смертью признался. В чем? Вот вопрос.

У него еще есть время, думал Болдуин. Ему всего сорок, у него отменное здоровье. За двадцать лет, с тех пор как Болдуин начал работать на Тома Пула, он прошел большой путь. А остальные, с кем он начинал, - где они? Умерли или спились, заведуют подпольными лотереями или стоят за стойкой бара.

В зал вошел Джим Флинт и сел напротив Болдуина. Лицо у Флинта представляло собой один сплошной синяк, и по ресторану пробежал шумок, потому что все присутствующие слышали об избиении и о том, чем оно закончилось.

Болдуин почувствовал, что краснеет. Чего добивается этот дурак, зачем он сюда пришел? С нарастающим гневом Болдуин решил, что единственаая управа на этого человека - Бакдан.

Флинт посмотрел на него и насмешливо улыбнулся.

- Привет, Порт, - сказал он. - Как-нибудь попробуй меня ударить, когда я стою к тебе лицом.

- Не зарывайся.

- По-моему, ты трус, Порт. Ты дерешься чужими руками. Но знаешь, что я хочу тебе сказать, Порт? Тебе надо вернуться в Нью Йорк. Если ты не отправишься сейчас, можешь вообще туда не попасть.

Аппетит у Болдуина пропал. В зале застыла тишина. Странно, что он не заметил ее раньше.

Глава 8

Флинт тоже не доел ужин. Как бы ни была коротка встреча с Болдуином, от нее остался тяжелый осадок. Он начал сознавать, что его поступки и мысли стали такими же, как если бы он вообще не покидал Запада.

Ночь была прохладной, на черном небе высыпали звезды. Он вышел на улицу и огляделся, чувствуя, что к нему возвращается давняя настороженность.

Во время скитаний с настоящим Флинтом эта настороженность его не покидала, хотя Флинт и не допускал его к своей работе и даже не объяснял, в чем она заключается. Мальчишкой он всегда отсиживался в каком-нибудь тихом, уединенном месте, присматривая за лошадьми. Всегда полезно знать, что в условленном месте тебя ожидают свежие, отдохнувшие кони.

После ужина Кеттлмен почувствовал себя лучше. Боль уже не слишком беспокоила его. Возможно, наступило то самое состояние мнимого благополучия перед смертью, о котором предупреждал врач.

Но Флинт не чувствовал приближения конца. Умом он смирился с неизбежностью, но кровь в жилах текла, как и раньше, а ночной ветер нес такую же свежесть. Тело начинало верить в смерть только во время приступов боли и рвоты, когда на губах появлялась кровь.

Он пересек улицу. отвязал кобылу и сел в седло. В это время из густой ночной тени неподалеку появился человек и направился к заднему входу в отель. Флинт узнал высокого, худого мужчину из поезда, а вспомнив услышанные разговоры, он предположил, что это и есть Бакдан.

Флинт импульсивно развернул лошадь т подъехал к нижним ступеням черной лестницы.

- Бакдан!

Мужчина настороженно обернулся. Едва различимый в тусклом свете окон, он пристально посмотрел на Флинта из-под опущенных полей шляпы. Флинт знал, что его лицо так же неарзличимо в темноте, хотя он сидел на лошади перед ярко освещенном парадным окном отеля.

- Бакдан, оставь в покое "Кейбар". Я тебя предупреждаю. Больше предупреждать не буду.

Бакдан убивал за деньги, из-за угла, у него не было желания рисковать понапрасну.

- Не помню, чтобы я слыхал о "Кейбаре", - ответил Бакдан. - А кто вы такой?

- Я Флинт.

Для Бакдана это имя значило больше, чем для остальных, потому что он знал и легенды, и факты, связанные с этим именем.

- Я бы сказал, что вы чуток молоды. По-моему, Флинту было бы сейчас... ну, около шестидесяти.

- Может и так, - Флинт развернул кобылу. - Кажется, мы понимаем друг друга, Бакдан. Это не вызов, а всего-навсего совет. Сомневаюсь, что кто-нибудь из нас хочет драться.

Шагом он выехал из города.

Бакдан стоял на ступеньках и смотрел ему вслед. Сколько лет было Флинту? Перегонщики скота из "Трех Х", по слухам, убили его в "Кроссинге" много лет назад. Но тела так и не нашли. Когда в салуне зажгли свет, там не оказалось ни Флинта, ни мальчишки.

Скорее всего это не тот Флинт, но если готовиться к худшему, можно избежать многих неприятностей.

Когда Бакдан стрелял в Эда Флинна, тот находился точно у него на мушке, пока не заплясал конь. Впервые Бакдан не убил жертву. Он не верил в приметы, однако, в этом могло таиться предзнаменование. Лучше не трогать "Кейбар".

Бакдан поднялся к одной из комнат отеля. Несколько секунд он постоял перед дверью, прслушиваясь.

Когда в комату вошел Болдуин, Бакдан сидел в темноте на кровати.

- Посылали за мной? - спросил Бакдан.

Болдуин вынул сигары и предложил одну Бакдану.

- Нам надо поторопить события. Мне нужен Том Наджент.

- Ладно.

- Мне нужен кто-нибудь из ковбоев "Кейбара". Выбирай сам. Я хочу взять девицу на испуг.

- Нет.

Болдуин посмотрел на него поверх пламени спички.

- Меня предупредили, чтобы я оставил "Кейбар" в покое.

- Кто? Флинт? Ерунда. Он - мелочь.

- Это еще вопрос, мелочь ли. Мистер Болдуин, несколько лет назад в моем бизнесе работал человек по имени Флинт. Каждое дело он проводил чисто и гладко, без осложнений.

- Он мертв?

Бакдан коротко пересказал ему события в "Кроссинге". - Это может быть тот самый. Если так, и он начнет стрелять, дело дрянь.

- Ты боишься? - В голосе Болдуина прозвучал нескрываемый сарказм.

- Я бизнесмен, мистер Болдуин, и занят в деле, где не смогу работать, если не буду беспокоиться о собственной безопасности. Есть ли связь со старым Флинтом или нет, этот человек непредсказуем, как вы имели возможность убедиться.

- Ладно, оставь его мне.

- С удовольствием. - Бакдан встал. - Мистер Болдуин, на вашем месте я бы не трогал "Кейбар". Если он начнет охотиться, то вы конченый человек.

Болдуин хотел было ответить, но Бакдан прервал его.

- Вы в течение нескольких минут стоите у освещенного окна. Если бы я охотился на вас, вас бы уже не было. Вы не привыкли к городам, где каждый мальчишка владеет винтовкой, как снайпер, это моя профессиональная точка зрения.

- Ты позаботься о Наджете, - срдите ответил Болдуин, - а я позабочусь о себе.

- Ладно. Но сначала заплатите мне за Флинна и аванс за Наджента.

- Ты мне не доверяешь?

- Такие дела не строятся на доверии, мистер Болдуин. Нельзя никому доверять. Особенно, если люди стоят у освещенного окна. А в суде, если я вдруг после вашей смерти попробую оспаривать завещание, у меня вообще нет шансов.

Получив деньги, Бакдан вышел и неслышно затворил за собой дверь. Болдуин даже не услышал удаляющихся шагов. Он снял сюртук, улегся и стал обдумывать ситуацию. Странное поведение Бакдана лишь подогрело его нетерпение.

Флинт выпустил кобылу пастись. Рыжий щипал траву поблизости. Флинт притянул ему кусок сахара, но конь не хотел брать из рук, однако съел сахар со скалы в ярде от Флинта.

Второй кусочек гнедой взял из рук, после того как долго принюхивался. Ближе к вечеру Флинту удалось похлопать его по груди, потом подкрепляя действия ласковыми уговорами, почесать грудь и шею. Сахар и ласки постепенно брали свое.

Той ночью Флинт впервые за несколько месяцев спал крепко, без сноведений, и проснулся с мыслями о Нэнси Керриган.

Он побрился, надел чистую одежду и обдумал принятое решение. Хорошо бы сломать Порта Болдуина из Нью Йорка. Он с минуту прикидывал связи, количество акций, дававших право голоса, и возможные действия.

Флинт оседлал кобылу, не забыв пригласить гнедого, и даже попробовал оседлать его. Гнедой чуть отступил, но казался более заинтересованным в сахаре, чем в сопротивлении. Флинт убедился, что в случае необходимости смлжет сесть на него верхом.

Ведя кобылу на поводу, Флинт прошел по лавовыму лабиринту и вдруг, не доходя нескольких ярдов до выхода на тропу, услышал голоса. Всадников было семеро. Люди Болдуина.

Там, куда они направлялись, не было ничего, кроме ранчо "Кейбар". Или же они могли ехать в Хорс Спрингс, в чем Флинт сомневался. Подождав нескольки минут, он вывел кобылу, замел следы и сел в седло.

По небу плыли кучкм белых облаков, воздух был свежим, солнце пригревало.

Тем утром в Аламитос Порт Болдуин откупил контору по продаже пастбищ, фермерских и городских участков.

В Нью Йорке Лотти Кеттлмен обнаружила, что ее муж исчез.

Недолеко от лавовых полей Флинт шел по следу семи всадников Болдуина. Они держались кучно, продвигались медленно, чтобы не поднять пыль. Когда они въехали в рощу в конце Северной равнины, он не поехал следом, а направился стороной к той же роще и под прикрытием деревьев повернул в их сторону и погнал лошадь чуть быстрее, чтобы наверстать упущенное время.

Теперь у него не было сомнений, что они ехали на ранчо "Кейбар". Прямо перед Флинтом поднимался самый высокий пик гор Зуни, он знал, что у его уступов раскинулся "Кейбар".

Он хотел было обогнать людей Болдуина, но затем решил, что старая кобыла не выдержит долгой скачки.

Он ехал с величайшей осторожностью, держа винтовку поперек седла, готовый ко всяким неожиданностям.

Семеро всадников держались ближе к лавовым полям, поэтому Флинт старался держаться от них подальше, используя любое укрытие, и этим выиграл небольшое расстояние. Он въехал на северный склон Зуни, и "Кейбар" уже лежал перед ним, когда далеко к северу он заметил облако пыли. Это означало, что к ранчо приближается вторая группа всадников.

Флинт стал подгонять лошадь и выиграл еще немного, используя складки местности. Всадники у лавовых полей пришпорили коней и, словно по команде, вторая группа на северном склоне Зуни сделала то же самое.

- Ну, ладно, старушка, - сказал Флинт кобыле, - посмотрим, умеешь ли ты бегать.

Он вывел ее из-за деревьев и припустил вниз по склону. Флинт находился между двумя группами ковбоев, которые стремительно сближались.

Кобыла перешла на рысь. Пока еще его не увидели. Словно чувствуя его нетерпение, лошадь шла все быстрее и быстрее. Теперь Флинт находился на одном уровне с ранчо. Сзади он услышал крик, затем выстрел. Расстояние было слишков большим, выстрелы его не беспокоили, но кобыла вытянулась и пошла вскачь.

На ранчо кто-то выбежал во двор, и он заметил блеснувший на солнце ствол винтовки. Флинт словами обдрял кобылу. Обернувшись, он увидел, что в него целятся из винтовки, резко повернул лошадь к пролегавшей рядом ложбине, и услышал свист пуль.

Выбравшись из ложбиныины, Флинт отпустил поводья, и кобыла понеслась во весь опор, не жалея сил.

Затем из-за деревьев и кустарника показались остальные. Они растянулись цепью, приближались к ранчо, стреляя на скаку. Кто-то со двора выстрелил в ответ, и, наконец, Флинт влетел на ранчо.

Он сделал круг рукой, чтобы показать, что нападения следует ожидать со всех сторон, подъехал к конюшне, спрыгнул с седла и побежал к оборонявшимся.

Джонни Отеро лежал за дощатой поилкой с винтовкой неготове. Пит Геддис выскочил из барака, неся запасной патронташ.

Отеро быстро выстрелил, и серый конь на полном скаку споткнулся и выкинул из седла всадника, который кувырком полетел на землю. Он попытался подняться, и Отеро снова выстрелил.

Всадники ворвались на ранчо, один из них позади Отеро поднял револьвер. Флинт выстрелил из своей винтовки, и человека вышвырнуло из седла на землю. Пришло время ближнего боя. Бросив винтовку, Флинт выскочил из-за укрытия и разрядил револьвер в нападавших. Затем "пограничным приемом" сменил револьверы, перебросив правый пустой в левую руку, а левый - в правую, да так быстро, что перерыва в выстрелах почти не было.

Два седла опустели, а один скачущий прочь ковбой вдруг неловко повернулся и упал, не успев выдернуть ногу из стремени.

Атака внезапно прекратилась. Из огромной копны выбивались язычки пламени. Отеро обожгла пуля, порвав рубашку на плече, но других потерь у защитников ранчо не было.Флинт перезарядил револьверы и подобрал винтовку.

В конюшне он расседлал кобылу, быстро обтер ее пучком сена и набросил попону. Он засыпал ей овса и положил сена в ясли. Флинт выходил из денника, когда его вдруг схватила боль, переворачивая желудок. Он согнулся пополам и оперся о стену денника, затем медленно сполз на колени.

В дверях появился Джонни Отеро. - Эй, вы ранены?

Флинт покачал головой. Отеро в нерешительности подождал и пошел обратно в дом. Постепенно приступ прошел. Флинт выпрямился, сплюнул и увидел на сене кровь.

Он вышел из клнюшни, чувствуя себя слабым и разбитым. Флинт зажмурился и некоторое время постоял в дверях, стараясь прийти в себя.

Со стороны барака подошел Отеро, неся две винтовки. За пояс он заткнул второй револьвер. Джонни с удивлением взглянул на Флинта.

- С вами все в порядке? - спросил он.

- В порядке, - коротко ответил Флинт.

- В доме есть еще оружие, - сказал Отеро.

С запада донеслась стрельба, и показались два всадника, мчавшихся бешеным галопом.

- Не стрелять! - закричал Отеро. - Это Джулиус.

Джулиус Бенд спрыгнул с седла и успел поймать падавшего спутника, которого ранили дважды: в ногу и в грудь.

Флинт прошелся по двору, пытаясь оценить ситуацию. Они могли успешно обороняться днем. Ночью, однако, они были обречены на поражение при первой же атаке. Нападавшие могли скрытно приблизиться под покровом темноты, поджечь постройки, а топом поодиночке перестрелять всх подряд.

Помощи ожидать не приходилось. Если Болдуин решил охранять телеграфную станцию, то едва ли власти узнают о нападении до того, как оно завершится, а после этого Болдуин мог сказать, что произошла стычка между скотоводами и скваттерами.

Телеграфная станция...

Джим Флинт в задумчивости перестал расхаживать по двору. Болдуину может нанести поражение через Нью Йорк. Телеграф давал доступ к Нью Йорку. Он вошел в дом.

- Как только стемнеет, нам надо уходить, - сказал он Нэнси.

Геддис кивнул. - Правильно. Сегодня ночью они все равно сож

гут ранчо.

Сожгут ранчо? Нэнси медленно огляделась, не представляя жизнь без этого дома. Она в нем выросла. Здесь все напоминало отца и дядю. Однако, она понимала, что Флинт и Геддис правы.

- Нам нужно взять с собой как можно больше еды, - сказала она. - И вьючных лошадей. Вряд ли они думают, что мы убежим.

- Куда мы поедем? - мягко спросил Геддис.

- Есть только одно место, - сказала Нэнси. - Мы поедем в Дыру-в-стене. - Она повернулась к Флинту. - Это пастбище, обнесенное лавовыми полями - двенадцать тысяч акров. Вряд ли люди Болдуина знают о нем.

Флинт внимательно смотрел на Нэнси. Он понимал, чего ей это стоило. Дом был для нее жизнью, памятью, всем, что она имела.

- Нам придется взять Флинна, - сказала она, и Ли Томаса.

Раненый Томас усмехнулся Флинту. - Вы меня только посадите на коня, мне больше ничего не надо.

Когда они остались одни, Нэнси обернулась к Флинту.

- Джим, я рада, что ты здесь.

- Да, - сказал он. - Мне бы не хотелось быть вдали от тебя. Поймав ее быстрый взгляд, он добавил: - В такое время.

Флинт вышел во двор. Над континентальным водоразделом сиял раскаленный огненный шар солнца.

- Если ты не будешь осторожен, - сказал он вслух, - ты окажешься страшным дураком.

Глава 9

Лотти Кекттлмен застыла у банковского окошка.

- Я не понимаю,- протестовала она. Лицо ее было очень бледным, внутри кипел гнев. - Я ...

- Простимте, миссис Кеттлемен, - кассир был вежлив, но в голосе его звучала прохлада. - Мистер Кеттлмен закрыл свои счета несколько недель назад.

Он помолчал, устыдясь собственного удовлетворения. Эта женщина всегда вела себя высокомерно и презрительно, с ней трудно было иметь дело. - Как раз перед отъездом в Вирджинию.

Она резко повернулась и вышла. Ее переполняло чувство мстительного гнева, вперемежку с испугом. Этим утром она открыла домашний сейф с помощью кляча, который ей тайно передал отец. Сейф был пуст.

Она остановила кэб и всю дорогу до фирмы Берроуза раздраженно подгоняла кэбмена. Ее немедленно провели к главе фирмы.

- Он оставил вам пособие. - Лицо Берроуза было бесстрастным.

- Вы будете получать сто долларов в месяц на протяжении двенадцати месяцев.

- Что? - Она сделала усилие, чтобы не потерять самообладание. - Но где он? Что все это значит?

- Берроуз зашелестел бумагами. - Мистер Кеттлмен никогда никому не доверял свои планы, но несколько недель назад стало ясно, что он готовится к длительному отсутствию. - Берроуз постарался сдержать эмоции. - Он подозревал, что его жизнь в опасности. Кажется в Сарагосе произошел инцидент, когда его хотели убить.

- Что за ерунда! Это был всего лишь спор во время карточной игры.

- Как я уже сказал, мистер Кеттлмен не советывался со мной, но я энаю, что для расследования он привлекал детективное бюро Пинкертона. Это было, по меньшей мере, необычно, поскольку, как вам должно быть известно, в его распоряжении есть собственная сыскная организация.

Она ничего об этом не знала. Горло сжади спазмы, и она лихорадочно стала припоминать. Они не переписывались. Встречались, да.А с Бакданом... как он мог узнать об этом?

- И как же, по его мнению, я смогу прожить на сто долларов в месяц?

- Многим удается прожить и даже содержать семью, - ответил Берроуз, вспомнив, что когда он женился, у него было значительно меньше денег. - У вас прекрасный дом, к тому же, - он прокашлялся, - у вас есть отец.

Лотти Кеттлмен бросила на него сердитый взгляд. Он что, издевается?

- Вы не знаете, где мой муж?

- Нет, не знаю.

Лотти Кеттлмен вернулась домой испуганная и разъяренная. Впервые она серьезно задумалась о человеке, за которого вышла замуж.

Отец уверил ее, что Кеттлмен одинокий человек без всяких родственных связей. Он никогда не знал, что такое семейный очаг, и умной девушке легко будет его подцепить. Выйдя замуж, она получит доступ к его секретам и личным бумагам - доверие, обычной между супругами - и сможет поставлять ценную информацию отцу и его компаьонам. Таким образом они заработают миллионы.

Она не в первый раз помогала отцу в его деловых начинаниях, а это показалось ей самым разумным. К тому же, Кеттлмен был красивым, неординарным мужчиной, в финансовых кругах его боялись и уважали.

Но после свадьбы она узнала, что дома он не разговаривает о работе, а все свои планы хранит в голове. Единственные записи, которые ей удалось найти, были сделаны личным, известным только ему, шифром.

Ее отец снял слепок с ключа от сейфа и сделал дубликат. Они вместе открыли сейф и обнаружили аккуратно сложенные и переписанные пачки банкнот. Поверх каждой пачки лежал листок с номерами купюр и общей суммой. Так Джеймс Т. Кеттлмен хранил наличные. Кроме того, в сейфе лежал потертый оружейный пояс и "Кольт".

Когда утром она открыла сейф, там не оказалось ни денег, ни оружия. Она подумала, что револьвер понадобился ему на охоте, и не придала этому значения.

Она любила отца и впервые поняла, что все его грандиозные планы не сбудутся. В последнее время он рачал пить и винить в своих несчастьях других. Теперь Лотти, наконец, оценила Кеттлмена, вернее, не его самого, а ту жизнь, которую она вела благодаря ему. Муж для нее был средством получения денег. В других отношениях он был ей безразличен. Только сейчас она начала понимать, что за ним скрывалась тайна, о его прошлом никто ничего не знал.

И никто не знал, что с ним стало. Он, казалось, исчез, словно и не существовал. Она поехала с отцом в вирджинское имение.

Дом был закрыт и заперт. Взломав дверь, они не нашли никаких следов его прибывания. Немногочисленные соседи не общались между собой, и только один, знавший Кеттлмена, сообщил, что не видел его больше года.

Вернуышись в нью-йоркскую квартиру, она долго мерила шагами комнату. Ее отец - круглый, дородный мужчина - пыхтел сигарой. Первый раз в жизни Лотти увидела его таким, каким он был: старым, неряшливым человеком, хитроватым и слишком красноречивым.

- Так значит, он вызывал сыщиков Пинкертона? Ну, а почему бы нам не сделать то же самое? Запомни, девочка, когда мы обнаружим его, мы обнаружим деньги. Он задумал что-то значительное. У меня есть знакомый по имении Эпперман, немец, Он работает сыщиком у Порта Болдуина.

Эпперман откинулся на спинку расшатанного, скрипевшего, вращающегося кресла и обдумал предстоящие действия. Он навел справки. Нет, фотографий не осталось. Кеттлмен вообще не фотографировался.

Эпперман почуял деньги. Если Кеттлмен исчез, то об этом должен узнать другой его клиент. Сноровистый человек может легко заработать на подобной информации.

Неделя расспросов в финансовых кругах не принесла никаких результатов. Кеттлмена знали все, но о Кеттлмене не знал никто. Уголовных дел на него не заводили. Эпперману пришлось начинать все с самого начала. Неожиданно для себя он обнаружил, что Болдуин, частый его клиент, потерял много денег в нескольких сделках, в которых участвовал Кеттлмен. А также то, что Перес Чивингтон, отец Лотти, раз или два поставлял Болдуину информацию.

Он работал над делом больше недели, когда наткнулся на удивительную вещь: Кеттлмен был членом стрелкового клуба и оказался великолепным стрелком. Кто-то сказал, что он к тому же неплохо работал кулаками. Другой добавил: "По-моему, он выходил на профессиональный ринг."

В одной дыре, где собирались люди из банды Моррисси, испитый старик сказал ему: "Джим Кеттлмен? Если хочешь узнать, как дрался, спроси Дуайера - чемпиона по кулачному бою."

Выяснилось, что Кеттлмен нанес Дуайеру жестокое поражение в матче в Американском театре Фокса в Филадельфии. "Это был боец", - уверил его старик. - "Может даже самый лучший. Он не раз дрался на тренировках с Маккаферти, и тот тоже кое-что получил."

Бывший секундант Кеттлмена сообщил, что Джим несколько раз участвовал в сделках со скотом. Поиски Эппермана закончились, когда он узнал, что Кеттлмен продал четырех лошадей с клеймом "шестизарядник".

Клеймо, сделка со скотом, лошади, "Кольт" - все указывало на Запад. Эпперман сидел в одиночестве в своем унылом офисе, курил, думал и старался понять Кеттлмена. Почему он исчез? Когда пропадает мужчина, тут дело в деньгах, женщинах, либо и в том, и в другом.

У Кеттлмена были денньги, была власть, значит дело в женщине. Однако, Эпперман не смог обнаружить ни малейших доказательств. Перед свадьбой Кеттлменн встречался со многими красавицами света, но ни разу не имел серьезных намерений. И не изливал душу.

Тропа, кажется, вела на Запад, но Дальний Запад - огромное пространство, а у Эппермана не было никакого желания пускаться в путешествие. Он вернулся с Запада как раз накануне того, как его посетила Лотти.

Когда Лотти пришла к нему, Эпперман зажег лампу. "Красива, но холодна", - подумал он. Эпперман знал этот тип женщин - такие лучше всех управляют мужчинами, потому что всегда сохраняют рассудок.

- Вы знаете, что Джим Кеттлмен был в свое время профессиональным боксером?

- Профессиональным боксером? Джим Кеттлмен? Вы сошли с ума.

Эпперман сдвинул шлюпу на затылок и положил тяжелые руки на стол. - он был боксером, и при этом хорошим. Он когда-нибудь говорил с вами о Дальнем Западе? О скотоводстве?

- Нет, я такого не помню. Он обычно разговаривал о театре, книгах, политике, иногда о скачках.

Лотти рассердилась. Она все больше убеждалась, что не знала даже простых вещей о человеке, за которого вышла замуж. Профессиональный боксер? Кеттлмен, со своими превосходными манерами? Невозмлжно. Она чувствовала, что попала в дурачкое положение. Теперь она вспомнила - уважали его не только за деньги.

Вошел Чивингтон - ее отец - и сел рядом с дочерью. Он рассказал уже известную Эпперману историю с "Кольтом". Комната начинала пахнуть затхлым сигерным дымом, и Лотти еще больше разозлилась. Кеттлмен всех их оставил в дураках.

- Если я что-нибудь узнаю, - наконец сказал Эпперман, - дам вам знать. По-моему, - добывил он, - у меня кое-что есть.

Но у него не было ничего, кроме предчувствия, что дело сулит приличные деньги. Первое, что нужно сделать - связаться с Портом Болдуином.

Однако, если он первый найдет Кеттлмена, тот может немало заплатить, лишь бы остаться в неизвестности. Хорошая мысль.

По дороге домой Эпперман прикидывал, как лучше провернуть это дельце, однако рассудок подсказывал, что Кеттлмен - решительный человек и может в ответ на шантаж предъявить не деньги, а револьвер. Чем дольше он рассматривал эту возможность, тем более ему становилось не по себе.

Он сидел на кровати, растирал ступни, когда вдруг вспомнил человека в поезде.

Глава 10

Над "Кейбаром" медленно сгущались сумерки. По далеких холмах завел свою песьню койот. Прямо над головой пронесся и спланировал козодой, появились летучие мыши. Отеро неторопливо прошел в конюшню, якобы задать корма скоту, а на самом деле оседлать лошадей.

Томас уверил, что не будет в тягость, и Флинт зашел в комнату Флинна. Тот был почти без сознания, перевозить его означало подвергать смертельному риску, но иного выхода не было.

- Вы не знаете меня, - сказал Флинт, стоя над постелью раненого, - но это я нашел вас на тропе, после того, как в вас стреляли.

- Спасибо, - ответ был едва слышен.

- Вот что я хочу вам сказатть: нам придется увезти вас. Сразу после наступления темноты на ранчо нападут и сожгут его. Нам надо быть подальше отсюда. Мы уедем в Дыру-в-стене.

- Оставьте меня... с винтовкой. Или увезите меня. - Флинн собрался с сиоами, глубоко вздохнул и прошептал: - Будьте рядом с ней... как дочь.

Он на несколько минут закрыл глаза. - Глэдис. Больше никто не знал. Она сказала им.

Джулиус Бент удивительно осторожно для человека таких огромных размеров с помощью Хуаны одел Флинна.

Нэнси действовала быстро и решительно. Флинт вошел на кухню и тут же вышел, не сказав ни слова, потому что говорить ничего не требовалось. Пища, медикаменты, перевязочный материал, одеяла, фляжки, спички. Только когда навьючили лошадей, она оглянулась.

- Это единственный дом, который я знала.

- Дом можно построить снова.

- Конечно. - Она бросила на него быстрый взгляд. - Сдаваться нельзя, Джим. Надо бороться.

Он задумался на ее словами. Неужели он сдался? Но его смерть неизбежа. Во всяком случае так говорят врачи. Лекарств от этой болезни нет. Но ведь люди иногда выздоравливают, несмотря на все медицинские предсказания. Может быть, ответ в духе, в психике? Или это вера? Или какое-то хомическое вещество в организме, вызываемое верой и волей? На Западе ходит много историй о людях, смертельно раненых, но выживщих, несмотря на то, что их считали безнадежными. Воля к жизни... Она существует и, с ее помощью можно победить любой недуг, любую болезнь.

Караван медленно, чтобы не причинять боль раненым, вышел в сгустившуюся ночную темноту. Флинт и Пит Геддис остались, чтобы несколько раз выстрелить в нападавших и уверить их, что оборонявшиеся на месте. Они рассчитывали пробыть на ранчо не больше получаса.

Лежа в углу веранды, Флинт думал о том, как быстро человек приспосабливается к новой жизни! Люди, живущие в ночи: солдаты, воры, бродяги - не боятся ночи и тьмы, потому что сами они часть ночи и тьмы. Они настолько сживаются с этим, что и ведут себя, и думают совершенно иначе, чем очтальные.

Он и сам был таким много лет назад, а потом потерял способность жить во тьме, когда жил на свету, в комфортабельном окружении. Теперь привычка снова овладевала им, становясь неотъемлемой его частью. Он больше не боялся ночи, потому что ночь служила ему убежищем и защитой.

Слева донесся выстрел - пробный. Подняв свою тяжелую винтовку, Флинт тщательно прицелился в то место, откуда прозвучал выстрел, и нажал на спуск. Если тот человек участвовал в схватках с индейцами, он должен был уже переползти на другое место. Флинт тут же переместил мушку направо и езе раз выстрелил, затем - налево. Послышался вскрик, вызванный скорее испугом, чем болью.

Зашевелился Геддис.

- Ну что?

- Один свое получил. Поехали.

Они шагом выехали со двора, Геддис впереди, наизусть зная все тропы , ведущие к ранчо.

Койот на холмах молчал, летучие мыши и ночные птицы не были видны в непроглядной темноте. Слышался только стук копыт и скрипение седел.

- Ты за кем-то охотишься? - вдруг спросил Геддис.

Это еще что за вопрос? Флинт помолчал, прежде чем ответить.

- Нет... Мне ничего не нужно от других.

Они немного поднялись, затем тропа опять выровнялась, петляя между дереьями. Их слышали только звезды.

- Я хочу помочь девушке. И, поверь мне, помогу.

Далеко сзади послышался еще один несмелый выстрел. Затем, неожиданно для себя, они увидели тени сгрудившихся лошадей, и Флинт очутился рядом с Нэнси. Они тут же отправились в путь.

- Спасибо тебе за помощь; Это ведь не твоя драка.

- Я больше не знаю, где чья драка. Наверное, борьба с несправедливостью - это драка каждого.

- Кто ты, Джим?

Он повторил вопрос с долей горькой иронии. Кто он? Честный вопрос, но трудный. Он - никто. Был человек с чужим именем, рожденный неизвестно от кого, неизвестно где, без корней, без любви.

- Я - никто, - сказал он. - Совсем никто.

А скоро он не сможет сказать даже этого. Он станет пылью,скелетом, лежащим в каменной хижине в тайном месте за стенами мертвой лавы.

- У тебя есть семья?

- У меня никогда не было семьи. - Только жена, хотевшая убить его. У меня нет никого, - добавил он. - И никогда не было.

- Но у тебя должны быть друзья?

Да, старый Флинт был другом. Но другом ли? Он не знал, как сам Флинт ответил бы на этот вопрос.

- Наверное. По-моему, да. Я думаю, у меня был друг.

- Был?

- Его убили. Но это было давно, почти в другом мире.

Он заинтриговал Нэнси. В нем было что-то чего она не могла понять: отчужденность, странное добровольное одиночество. Она чувствовала, что он сторонится слишком близких контактов с людьми.

Флинт. Даже имя звучало одиноко.

Он оглянулся и увидел в небе отблески пламени. Она поймала его взгляд, остановилась и некоторое время смотрела на красноватое полыхание. - Отец с дядей выстроили это ранчо собственными руками.Интересно, надежды, память, мечты тоже сгорят?

Он тоже наблюдал за отблесками. - Их нельзя уничтожить. Мечты не горят даже в огне.

Послышался выстрел, затем быстрый ответ нескольких винтовок. Она схватила его за рукав.

- Джим, там один из моих мальчиков.

- С ним все в порядке. А если нет, мы ничем не сможем помочь. Нет. Он помолчал, вслушаваясь в ночь. - Кто бы там ни был, он прискакал на пожар. Он знает, что тебя там нет, иначе бы мы услыщали перестрелку. Просто он стрельнул в них для собственного удовольствия.

- Он уйдет от них?

- Должен. Он видел их и не видел тебя. По-моему, он все продумал перед выстрелом и сейчас скачет в полумиле от ранчо.

Когда они нагнали караван, их ждал Геддис. - Надо знать, куда едешь, когда пересекаешь лавовые поля, - сказал он, - в некоторых местах поверхность кажется твердой, но на самом деле она тоньше яичной скорлупы. Иногда крыша такого пузыря обваливается, и получается колодец, из которого не выбраться.

Геддис повел караван на лавовые поля. Стук копыт о лаву напоминал звон железа о железо, когда лошади цепочкой потянулись за проводником. Они проехали совсем немного, потом спустились во впадину, где в воздухе чувствовалась сырость, и лошади пошли по траве.

- Тропу проложили давным-давно, - сказал Геддис. - Еще до Коумба, наверное. Но надо знать, как ее найти.

Они спешились. Вокруг высились двадцатифутовые лавовые стены, окружавшие большое, в двенадцать тысяч акров, пастбище.

- Остальные ковбои знают это место?

- Большинство знает, - ответила Нэнси. - Те, кто долго работает. Когда человек много лет подряд день за днем объезжает земли ранчо, он рано или поздно находит Дыру-в-стене. Здесь прятали скот от ютов и апачей, хотя местные индейцы хопи и зуни знали это место.

Бент ломал молодые ветви, чтобы приготовить Флинну постель. Томас прислонился спиной к сосне и разводил костер. Под смуглой задубленой кожет угадывалась страшная бледность, но когда он поймал взгляд Флинта, то подмигнул.

- Советую вам сидеть тихо. Я скоро уеду.

Нэнси повернулась к нему.

- Уедешь?

- Хочу послать телеграмму.

Геддис смотрел, как Флинт заваривает кофе.

- Я бы добавил еще кофе. У нас любят покрепче.

Флинт подсыпал кофе и взглянул на Геддиса.

- Тебя что-то беспокоит.

Глаза Геддиса стали непроницаемыми.

- А что, есть причина для беспокойства?

Флинт поднялся.

- Я не знаю такой причины, Геддис.

Он отошел от них к кобыле. Она выглядела измученной. Последнее время ей много доставалось, а ведь она уже не молода. Придется ехать на Рыжем.

Телеграмма уничтожит его тщательно подготовленное исчезновение. Все узнают, где он. Но никто не узнает об убежище в лавовых полях. Как только закончится междоусобица, он заберется туда и умрет, как и было задумано.

Вся штука в том, что ему не хочется умирать. Врачи предупреждали, что когда подойдет его время, он почувствует себя лучше, боли почти прекратятся.

Ему хотелось жить, вот в чем дело. Прежде ему было все равно. Перспектива смерти была для него почти облегчением после неудавшейся попытки найти счастье.

Причина очевидна: Нэнси Карриган изменила его судьбу, но даже если он не умрет, он не может жениться на Нэнси.

Она подошла к констру и, греясь, протянула руки к пламени.

- Что нам делать, Джим?

Он капнул в кофе холодной воды, чтобы осадить гущу.

- Предоставь это мне, - сказал он.

- Что ты можешь один против всех?

- Их не так много. В таких драках важно не только то, что ты делаешь, но и как и где. Если врага нельзя победить с фронта, надо попробовать зайти с фланга.

Послышался стук копытт, и Геддис протянул руку за винтовкой.

Флинт отошел в темноту. Неожиданно на краю освещенного костром пространства появились два всадника.

- Свои, - сказал Геддис, и Флинт узнал одного из них. Скотт. Другой представился как Рокли. Скотт был неулыбчивым мужчиной могучего сложения; Рокли - узколицый, с ироничной усмешкой на губах и сухим голосом.

- Доброе утро, мэм, - сказал Рокли. - Прекрасная погода для пикника.

- Как Эд? - спросил Скотт.

- Он перенес поездку лучше, чем мы ожидали.

Нэнси указала на котелок. - Угощайтесь, кофе свежий, горячий и такой крепкий, что в нем и подкова выплывет.

Скотт подошел к своей лошади и расседлал ее. Флинт в это время подтягивал подпругу. Скотт взглянул в его сторону.

- Лучше возьмите лошадь Флинна. Ваша совсем выдохлась.

- У меня есть другая.

Рокли бросил взгляд на Геддиса, но ничего не сказал. Он не мог понять,где Флинт держит другую лошадь, и вообще, кто он такой.

Флинт вернулся к костру, выпил кофе и взял винтовку. Рокли с завистью поглядел на нее.

- Вот это да! Такую на заработок ковбоя не купишь!

Флинт посмотрел на него и улыбнулся, вдруг с удивлением осознав, что улыбается впервые после приезда на Запад.

- Можно купить, если ограбишь парочку дилижансов и не попадешься, сказал он. - Но мне она досталась не так.

- Нет. - Рокли оценивающе взглянул на него. - Непохоже, чтобы так.

Флинт поставил кружку на землю и с винтовкой на сгибе руки подошел к лошади, и взял поводья. Он не посмотрел на Нэнси, просто повел кобылу прочь.

- Возвращайся скорее, Джим, - сказала она.

Он ушел, не ответив. Как бы ему ни хотелось вернуться, он не мог этого обещать.

Рокли налил себе вторую кружку. - Клеймо "шестизарядник"... я о таком не слыхал.

Геддис не вымолвил не слова, глядя на удаляющегося всадника. Наступил новый день, но он думал не о нем. Он думал, что ему нравится этот человек, но, похоже, его придется убить.

- Ничего мужик, - сказал Рокли. - Не знаю, откуда он взялся, но видно там, откуда он пришел, их делают на совесть.

Скотт промолчал, с удивлением наблюдая за Геддисом.

- Я довольно любопытный, - сказал Рокли, - и вот чему я удивляюсь: где человек мог оставить лошадь, чтобы быть уверенным, что она еще там?

- Он что-то говорил насчет телеграммы, - произнес Томас. - Только не сказал, куда он собирается ее посылать.

Затем они замолчали и слушали, как тяжело дышит Флинн. Если он выйдет живым из этой передряги, это будет чудо.

Нэнси отошла от костра и смотрела вслед Флинту. Он почти добрался до тропы, ведущей на лавовые поля.

- Кто он? спросил Рокли.

- Его зовут Джим Флинт, - ответил Отеро. - К востоку отсюда он схлестнулся с Томом Наджентом и сказал ему все, что о нем думает. Это рассказывал человек Наджента. Потом он схлестнулся с людьми Болдуина на Северных равнинах, когда вез Флинна на ранчо, и убил одного из его головорезов потом о чем-то поспорил с самим Болдуином, и его крепко избили. Он пришел в себя и перестрелял чертову уйму болдуиновских парней. Я так скажу: неважно, откуда он или кто он такой, важно, что он на нашей стороне.

- Ну а взять эту телеграмму, - размышлял Рокли. - Куда можно послать телеграмму, чтобы она нам помогла?

Никто ему не ответил. Солнце совсм взошло, костер догорал.

Глава 11

Джим Флинт смотрел на гнедого с некоторым беспокойством. Жеребца удалось почти приручить, но как он поведет себя под седлом?

И как он воспримет проход через туннель?

Жеребец подошел за сахаром и не стал сопротивляться, когда на него накинули уздечку - только вздернул голову. Он пожевал непривычный трензель и с готовностью принял еще один кусочек сахара. Когда на него накинули седло, он только чуть-чуть отступил.

Крепко затянув подпругу, Флинт собрал поводья, вдел ногу в стремя и уселся в седло. Жеребец, почувствовав вес, сделал пару быстрых шагов вперед, затем остановился и повернул голову, словно спрашивая, зачем это человек забрался ему на спину.

Однако Рыжий часто видел, как Флинт седлал кобылу, и когда Флинт дал ему шенкеля, он прошел несколько шагов и остановился, но наездник оять коснулся сапогом боков гнедого, и тот немного прошел вперед. Флинт медленно проехал по периметру пастбища, за ними возбужденно следовали остальные лошади. Затем Джим несколько раз спешился и снова сел верхом.

Когда Флинт подвел Рыжего к туннелю, тот было заупрямился, но после некоторых уговоров сдался и пошел за хозяином.

Как только Флинт вышел из лавового лабиринта, он сел в седло и направился в сторону Маккртиаса, маленькой станции к востоку от Аламитос. Гнедой ступал быстро, поводя настороженными, внимательными ушами.

У короткой коновязи салуна были привязаны только две лошади, и Флинт подъехал прямо к станции. Привязав коня, он внимательно осмотрелся, на не заметил ничего подозрительного. Он вошел в помещение станции - маленькую комнатушку с круглой чугунной печкой. За барьером, откинувшись на спинку стула, сидел телеграфист и читал газету.

На барьере лежала бумага. Флинт быстро написал телеграмму на имя своего адвоката в Балтиморе. За ней последовали еще три: президенту железнодорожной компании, Берроузу и служащему железной дороги, которого он сам когда-то поставил на эту должность.

Телеграфист взял послания, прочел их, затем поглядел на Флинта и опять на подпись "Кеттлмен".

- Это что? Шутка?

- Нет. Отошлите телеграммы и побыстрее.

Телеграфист все еще колебался, переводя взгляд с ковбойского облачения Флинта на листки бумаги. Он провел языком по губам.

- Мистер, вы, может, сошли с ума, откуда я знаю? Поставьте себя на мое место: с пастбища приезжает человек и посылает вот такие телеграммы. Да моя работа...

- Если вы сейчас же не отошлете телеграммы, у вас не останется никакой работы. Не успеете моргнуть глазом, как очутитесь на шпалах.

Телеграфист сел за аппарат.

- А когда начнете передавать, учтите, что я знаю азбуку Морзе не хуже вас.

Телеграфист почесал длинный подбородок и после минутного колебания начал отстукивать. После первого послания приемный аппарат заработал с бешенной скорость, и телеграфист посмотрел на Флинта.

- Диспетчер говорит, что требуется...

- Я слышал. Вот документы.

Телеграфист взглянул на них и заторопился обратно к аппарату.

Флинт закурил сигару и подождал, пока не передали все послания. Теперь начнется самое интересное. Он передал указания отозвать все права Болдуина на заключение контрактов от имени железнодорожной компании. Обладая контрольным пакетом акций, он не сомневался, что указание будет выполнено. Как только об этом узнает Болдуин, он бросится мстить.

Флинт сел в седло и повернул Рыжего к Аламитос, послав его быстрой рысью.

Как только он отъехал, телеграфист побежал в салун.

Двое ковбоев, ошивавшиеся у бара, Саксон и Стретт, служили у Болдуина. У телеграфиста, которого звали Хаскинс, не было оснований любить их. Перед этим они всячески пытались задеть его, но не умея обращаться с револьвером, он постарался пропустить их оскорбления мимо ушей.

Хаскинс подошел к бару.

- Виски, - сказал он. Затем, подмигнув бармену, добавил: - Лучше, ребята, веселитесь, пока можете. Скоро вам придется искать другую работу.

Они повернулись к нему.

- Что это значит?

- Только что прошла телеграмма, - наслаждаясь собой, сказал Хаскинс, - которая отменит право Болдуина представлять железную дорогу. Еще одну телеграмму отправили адвокату, который начнет разбирательство в Вашингтоне.

- А-а, брось трепаться!

- Подожди-ка, Саксон, - сказал второй ковбой. - Кто послал эти телеграммы?

- Кеттлмен, - весело сказал Хаскинс. - Джеймс Т. Кеттлмен!

Он бросил перед ними на стойку газету, на первой странице которой красовался заголовок: "Пропал финансист!"

Второй ковбой, насупив брови, медленно прочитал статью.

- Поехали, - вдруг сказал он. - Болдуин захочет об этом узнать.

- Эй, - закричал Хаскинс. - Отдайте газету!

- Пошел к черту, - бросил через плечо Саксон.

- Ну, если это правда, - сказал бармен, - то тут начнется

светопреставление. Все поезда битком набиты людьми, которые хотят получить землю. Им это не понравится.

- А мне понравится, - сумрачно сказал Хаскинс. - Я не поверю, чтобы честный человек нанял весь этот сброд. Воздух будет чище, когда эту шайку отсюда прогонят.

- Кто их прогонит? - спокойно спросил бармен. - Таких так просто не прогонишь.

Ни один из двух ковбоев Болдуина не видел Флинта в Маккартисе, поэтому они не связали его появление с телеграммами, когда промчались мимо. Флинт догадался, какие новости они везут.

Въехав в город, он остановился у конторы судьи, который отказал Болдуину в аресте Флинта.

Он спешился и вошел в дом. Судья сразу же узнал его. На лице у Флинта все еще виднелись желтоватые остатки синяков, а ниже шляпы в волосах белел едва заживший шрам.

- Мне нужно постановление, которое запрещало бы Болдуину продавать здесь землю.

- Судья Хатфилд откинулся в кресле и хитро сощуренными глазами посмотрел на Флинта.

- На каком основании? - мягко спросил он.

- Он не представляет здесь железную дорогу и не имеет прав на остальную землю.

- Вы уверены?

Флинт уселся и коротко обрисовал положение вещей, часть которых судья уже знал. Затем Флинт рассказал о ситуации с железнодорожной и государственной землей, о ненадежной двусмысленности всех заключаемых контрактов.

Зная Болдуина, положение на железной дороге и здешние условия, Флинт достаточно убедительно изложил свои доводы.

- Понимаете, мистер Флинт, - сказал наконец Хатфилд, - у нас здесь нет ни шерифа, ни городского маршала. Если я подпишу постановление, вполне вероятно, что по крайней мере в ближайшее время оно просто не будет соблюдаться. Как вы могли убедиться, - сухо добавил он, - буква закона мало что здесь значит. Ситуация постоянно меняется. Своим присутствием здесь я обязан исключительно местным интересам, хотя этот округ входит в мою юрисдикцию.

- Понимаю, сэр. Постановление отнимет у Болдуина последнюю возможность выдавать свои сделки за законные. Я думаю, что даже Болдуин не осмелится предпринять какие-либо шаги после вашего постановления.

- Могу я узнать, где лежат ваши интересы в этом деле?

- Все довольно просто. Портер Болдуин нагло вытается вытеснить Тома Наджента и Нэнси Карриган с их земли. У них нет официальных прав на землю, хотя они живут здесь долго и оба обустроились, что, по крайней мере по отношению к мисс Карриган, может само по себе служить заявкой и официальным правом на землепользование.

- Я понимаю ваши слова, как защиту прав мисс Карриган?

- Да.

Судья Хатфилд выпрямился.

- Я подумаю, что можно сделать, мистер Флинт. - Он встал. - Вы разговариваете не как ковбой.

- Я не ковбой. И мне не нужны ни земля, ни права на нее. Я уверяю вас, что в течение сорока восьми часов Портеру Болдуину вручат телеграмму копию принесут вам - которая отзовет его права заключать какие-либо сделки с землей железной дороги.

После ухода Флинта судья Хатфилд открыл газету на первой странице и еще раз просмотрел статью. Затем также отправил телеграмму в конгресс штата, в город Санта Фе.

Джим Флинт несколько минут постоял рядом с Рыжим, оглаживая и почесывая его. Пора возвращаться в Дыру-в-стене. Он сел на коня и отправился в путь.

За полчаса до этого Саксон и Стретт нашли Болдуина в "Гранд-отеле".

Тот отнесся к новостям скептически. - Кеттлмен здесь? Ерунда! Это обман... или шутка.

Стретт передал Болдуину газету.

- Поглядите, - сказал он.

Болдуин бегло прочитал статью. В Нью Йорке Кеттлмена не было, его жена отказалась давать интервью. Однако, Перес Чивингтон утверждает, что его дочь несколько недель не видела Кеттлмена, и что он мертв или пропал без вести.

Болдуин тихо выругался и подошел к окну. С минуту он молча стоял. жуя сигару.

Что привело Кеттлмена в Нью Мексико? Земля? Железные дороги? Он лихорадочно думал. Надо достать копии этих телеграмм. Его захлестнуло отчаяние, а затем ярость. Какое Кеттлмен имеет право вмешиваться в его дела? У него и так достаточно денег, нечего ему соваться в чужие планы. Он сердито вышагивал по комнате, пока двое ганменов ждали.

Допустим... допустим Кеттлмен здесь и здесь умрет? Сколько человек знают о его присутствии?

Телеграфист в Маккартисе и эти двое, Саксон и Стретт.

Лотти хотела убить Кеттлмена. Если он умрет - она единственная наследница. Если он умрет, Болдуину никто не будет мешать, мало того, если Болдуин будет знать, что Кеттлмен умер, он может заработать на этом факте немало денег. Новости о смерти Кеттлмена наверняка отзовутся на бирже.

Надо телеграфировать Лотти, надо найти Кеттлмена. Если его нет в отеле, то где он? Не в "Кейбаре", потому что "Кейбар" теперь принадлежит Болдуину. Возможно, у Наджента или к западу отсюда, в Форт-Уингейт.

- Возвращайтесь в Маккартис, - сказал от Стретту и Саксону. - Мне нужны приметы Кеттлмена. Вытрясите их из телеграфиста. Кеттлмена надо найти. Человека, который его найдет, ждет сто-долларовая премия.

Стретт взял с письменного стола сигару и откусил конец.

- Его надо найти живым? - мягко спросил он. - Или мертвым?

Болдуин предложил сигару Саксону.

- Мне только надо знать, где он, - сказал Болдуин. - И я хочу быть уверенным, что он находится в определенном месте и никому не мешает. Чем дольше, тем лучше.

- Годится, - сказал Стретт. - Если он будет находиться там, ну, скажем, достаточно долго, это стоит всего тысячу долларов?

- Пятьсот.

Стретт тепеь понимал, о чем идет речь. Никто не платит пятьсот долларов, чтобы ненадолго кого-то спрятать.

- Он важная шишка, - ответил Стретт. - За тысячу долларов я бы смог с этим справиться. А потом мне бы с Саксоном тихо уехать, и надолго.

- Ладно, - сказал Болдуин, думая о Бакдане, - договорились.Тысяча долларов.

Судья подписал постановление, но, как ни странно, Болдуин даже не протестовал. Он отнесся к этому спокойно, и Флинту, который находился в Дыре-в-стене, рассказали об этом.

- Теперь тебе можно ехать домой, - сказал он Нэнси.

- Домой? - в ее голосе звучала такая печаль, которую он еще не слышал. - У меня больше нет дома. Пока нет.

Она странно посмотрела на него.

У тебя прекрасный гнедой жеребец. Без клейма. Как может конь вырасти до пяти-шести лет, чтобы его не заклеймили?

- Есть места, где совсем не клеймят, - ответил Флинт.

В тот день Пит Геддис вместе с Джонни Отеро и Джулиусом Бентом выехали на пастбище, чтобы проверить скот и, по возможности, если удастся избежать стрельбы, отогнать коров Болдуина.

Флинн поправился настолько, что мог сидеть. Хотя ему долго еще не придется садиться на лошадь, он снова взял дела ранчо в свои руки. Флинт был рядом, хотя чувствовал, что отношение к нему изменилось: появился непонятный холодок отчуждения. Еще недавно они принимали его за своего.

Флинт с удивлением обнаружил, что уже неделю не видит кровь в слюне, и чувствовать себя стал значительно лучше. Пора возвращаться в свое убежище.

Но он беспокоился. Не в характере Болдуина отступать просто так. Тем более, что он покинул Аламитос. Он продал часть скота, но оставшуюся часть держал на пастбище Наджента.

А затем приехал Геддис.

- Наджента убили, - сказал он. - Его нашли на собственном дворе с пулей в сердце.

- Бакдан, - сказал Рокли.

- Может быть, - сказал Геддис, глядя на Флинта, - а может и нет.

Нэнси поймала его взгляд и поняла, что он означает. Флинт сказал, что может закончить междоусобицу, и вот Наджент мертв.

"Невозможно, - сказала она себе. - Здесь нет никакой связи." Ее взор остановился на мощной винтовки Флинта, с которой тот не расставался все последние дни.

Флинт поднял глаза и увидел, что они смотрят на него.

- В чем дело? - спросил он.

- Я так понимаю, - сказал Геддис. - Вряд ли Порт Болдуин отступил бы, с постановлением или без него, если только не хотел кое-что проверить.

- Что это значит?

- Наджент мертв.

- Ну и что?

- Если нашу хозяйку убьют, у Болдуина будут развязаны руки.

Флинт молчал целую минуту. Такое даже в голову ему не приходило, он не представлял, что они думают, будто он убил Наджента. И собирается убить Нэнси Керриган.

Флинт медленно поднялся на ноги с винтовкой в руке.

- Что я выиграю от этого? - спросил он. - Какой смысл в этом деле для меня?

- У тебя имя, - сказал Геддис. - Имя, которое кое-что означает.

Флинт?

- Это распространенное имя, - спокойно ответил он.

- Я лучше знаю, - сказал Геддис.

Флинта это обвинение озадачило.

- Послушайте, - сказал он, - почему, по-вашему, судья подписал это постановление? Это ведь я ходил к судье Хатфилду.

- Да ну? - Геддис стоял выпрямившись, лицом к нему. - Флинт, я утверждаю, что ты врешь!

Он готов был выхватить пистолет, но Флинт не двинулся с места.

- На твоем месте я не делал бы этого, Геддис. Я не хочу тебя убивать.

- А может ты просто не хочешь участвовать в честном поединке? Такие, как ты, сами выбирают время и место. Но на этот раз у тебя ничего не выйдет. Давай!

- Нет! - воскликнула Нэнси. - Пит, прекрати! Никаких поединков.

Она повернулась к Флинту. - Я предлагаю вам уехать.

Он едва взглянул в ее сторону.

- Хорошо, - ответил сказал он и направился к гнедому.

Пока он седлал жеребца, все молчали. Затем Геддис произнес: - Мэм, вам не следует его отпускать. Я говорю, что это он убил Наджента, а теперь будет охотиться за вами. Подумайте сами. Когда он здесь появился? Сразу после Болдуина. Где он пропадает, когда уезжает отсюда? Где держит лошадей? А разве не у него была стычка с Наджентом? Он хотел еще тогда вызвать его на драку. Вы же слышали эту историю.

Нэнси посмотрела через огонь костра в спину Флинта. Это было невозможно, но она ничего не могла возразить Геддису.

- А откуда мы знаем, что не он стрелял в Неда? Откуда мы знаем, что не он привел нападавших на ранчо, а потом поехал с нами чтобы выведать, где мы спрячемся и что будем делать?

- У меня есть веревка, - сказал Скотт.

- Хватит вам, - спокойно сказал Рокли, - ты, Пит, завелся ни с того, ни с сего. Мы ничего не знаем наверняка, а у тебя, похоже, просто зуб на него.

Флинт нарочито медленно обернулся и сел в седло.

- Мне следовало ожидать от вас лучшего отношения, - тихо сказал он. Единственное, в чем я виноват - так это то, что я вел себя, как последний дурак. Геддис, ты мне нравился. Но у тебя зуб на меня, как сказал Рокли. В чем дело?

- Флинт - вот в чем дело! Все знают это имя. И давно знают! Мы думали, что уложили тебя в "Кроссинге"...

- Ты там был? тихо спросил Флинт.

- Ты чертовски прав, я там был! Я работал помощником босса в "Трех Х". Ты убил его из-за угла! Той ночью в салуне тебя узнал Лейден.

Флинт, сидя верхом, смотрел на них.

- А сколько раз стреляли в Флинта, когда его даржали за руки?

Геддис залился краской. - Я...

- Его держали за руки два храбреца, - сказал Флинт, - пока остальные стреляли. Мало того, что вас было девять против одного, так вы его еще и держали!

Рокли покосился на Геддиса.

- Я не слыхал таких подробностей.

- Я был против этого, - сердито запротестовал Геддис. - Я был против. Но все равно он был наемным убийцей, стрелявшим в спину!

- Сколько раз ты выстрелил, Геддис? - повторил Флинт.

- Откуда я знаю? Раз девять-десять, может больше.

Флинт поднял руки и одним рывком порвал рубашку от ворота до пояса. Ну и что, - с горечью сказал он, - сколько шрамов ты видишь?

Его грудь была бледной, незагорелой, шрамов там не было, ни одного.

_ По-моему, Геддис, ты слишком много треплешься, - сказал он и перевел взгляд на Нэнси, стоявшую у костра. - Поверьте, мэм, я только хотел помочь.

Флинт развернул гнеджого и поскакал прочь.

Он вел себя, как последний дурак, ну и что с того? Он поедет в свое убежище и пробудет там до конца.

Если ему суждено умереть, то ждать осталось недолго.

Глава 12

Когда Лотти сошла с поезда в Аламитос, она не ожидала увидеть такой город, а город не ожидал увидеть такую женщину.

Красавицы редко попадались в Аламитос, а красавиц, одетых по последней парижской моде, там и вовсе не видали. А ведь даже злейший враг Лотти не стал бы отрицать, что она очень красива.

У нее были золотисто-рыжие волосы, фиолетовые глаза и та прозрачная кремовая кожа, которая иногда встречается у рыжеволосых женщин. Мода сменила куполообразные юбки на облегающие платья, а у Лотти как раз была фигура, которую новая мода только подчеркивала.

Более того, она вполне сознавала, что начинала битву, где союзников надо выигрывать, а врагов побеждать любым доступным ей оружием, и Лотти постаралась не оставить ни малейшего сомнения в достоинствах своего оружия.

На ней было платье из джерси - нового эластичного материала из тонкой шерсти, придававшего фигуре элегантность и законченность и не стеснявшего движений. Юбка на ней была много уже, чем видел Аламитос, или, уж если на то пошло, даже Филадельфия или Сан Франциско, а "полонез" - верхняя курточка из цветного материала, отделанная мехом, - впечатлял.

Лотти перешла улицу к "Гранд-отелю" - за ней следовал смущенный молодой человек, вызвавшийся донести чемоданы - и чуть помедлила у входа, чтобы осмотреться.

Аламитос имел невзрачный вид, он весь лежал, как на ладони: убогие домишки, тополя, в честь которых был назван город, и несколько бездельничающих ковбоев.

Женщины на улице застыли, не отрывая от нее глаз, очарованные платьем, которое они могли видеть лишь в "Годис Ледис Бук" или журнале "Харперс Базар", а мужчины, не обращая внимание на платье, видели только женщину.

Лотти Кеттлмен вошла в холл отеля, и клерк торопливо развернул в ее сторону журнал регистраций.

- Я миссис Кеттлмен, - сказала она. - Полагаю, у вас забронирован для меня номер?

Через час Лотти сидела с столовой напротив Портера Болдуина.

- Где он, Порт? - решительно спросила она.

- Я бы и сам хотел знать, - раздражительно ответил Болдуин. - Мои люди ищут, но у нас нет его примет. Я с ним никогда не встречался, а телеграфист в Маккартисе не может или не хочет его описать.

- Это смешно! Сколько всего мужчин в городе? Его стоит увидеть только раз и уже не забудешь.

Она помолчала, размышляя, стоит ли поведать ему то, что она задумала, но затем решила, что не стоит.

Очевидно, никто, кроме Джима и его врача, не знал, что Джим умирает от рака, и она не собиралась раскрывать этот секрет. Пока. Она была уверена, что информация еще пригодится. Украдкой Лотти оглядела Порта Болдуина. Он был по-своему красив жесткой мужской красотой, но грубоват. Он ей никогда не нравился.

- Оставь это мне, - сказала она. - Я найду его. Или он найдет меня.

Лотти отпила чаю. - Порт, - сказала она почти шепотом, - ему известно, что мы пытались убить его.

- Откуда? - изумленно спросил Болдуин.

- От этого идиота, от игрока, которого ты прислал отцу. Наверное перед смертью он признался. Как бы там ни было, Джим нанял детективов из агенства Пинкертона. Не знаю, что именно ему известно.

- Неважно. - Он помолчал. - Я не понимаю, зачем ему возвращаться на Восток. В городе полно каких-то головорезов - здесь уже убили полдюжины человек.

Лотти не ответила. Она не доверяла Порту Болдуину и потому все сделает сама.

Она слушала, как Болдуин рассказывал, что произошло в Аламитос, о неожиданных телеграммах из Маккартиса за подписью Кеттлмена.

- Когда мне рассказали, я вначале не поверил, потом увидел газету со статьей о его исчезновении.

- Я не понимаю этого, - озадаченно сказала Лотти. - На него нельзя не обратить внимание. Он черноволосый и ростом почти с тебя.

У себя в комнате она села в кресло-качалку подле окна и постаралась обдумать положение. Со дня исчезновения Джима Кеттлмена прошло уже более трех месяцев. Она не понимала, что вынудило его бежать, пока Эпперман не узнал у врача диагноз Кеттлмена.

Джим - странный человек. Каким-то образом ему все время удавалось одерживать над ней победу, даже сейчас. До того, как он исчез, Лотти не предполагала, как много значит быть миссис Джеймс Т. Кеттлмен. Имя дало ей место в обществе, деньги, уважение. Ей больше не нужно было изворачиваться, лгать, отчаянно бороться за сушествование.

Лотти с удивлением обнаружила, что Джима Кеттлмена любили. Он был отрешен от людей, был безжалостным в деловых комбинациях, но в то же время творил немало добрых дел, о которых она и не подозревала.

Зачем она приехала на Запад? Трудно ответить. Если бы она стала вдовой Кеттлмена и унаследовала его состояние, она бы сказочно разбогатела. Но так ли это? Берроуз завещания не видел, но заверил, что судя по действиям Кеттлмена, тот не собирался оставлять ей ни цента. В случае его исчезновения разговор о наследстве можно было бы заводить только через семь лет.

Она обеспокоенно подошла к зеркалу и поправила прическу.

У нее есть друзья!

Неожиданная мысль потрясла Лотти. Раньше она почему-то не приходила в голову, хотя Джим всегда восхищался красивыми женщинами.

Нет. Его болезнь - достаточная причина для исчезновения. Ей надо найти Джима, начать ухаживать на ним, снова добиться его расположения и заставить изменить завещание.

Однако, такой вывод ее не удовлетворил.Оставалось что-то еще, но что?

Лотти стояла на деревянном тротуаре у отеля, когда увидела всадника на высоком гнедом жеребце. Она не отрывала от него глаз. В это время сзади подошел Болдуин.

- Вот тот самый Флинт, - сказал он. - Живучий, как кошка. Он мне много крови попортил.

- Это понятно, Порт, - сказала она. - Это ведь Джеймс Т. Кеттлмен!

Порт Болдуин думал, что его нелегко удивить. Вначале даже не поверил.

- Это Джим Флинт, ганмен.

Человек на гнедом жеребце почти поравнялся с ними. Он заметил Лотти.

- Привет, Джим, - сказала она.

Он остановился.

- Привет, Лотти, - сказал он. - Далеко же ты забралась.

- Это все, что ты мне скажешь?

Он улыбнулся. - Лотти, я не помню, чтобы мы много разговаривали. - Он бросил взгляд на Болдуина, в его глазах засветилась веселая насмешка. Никогда не видел, чтобы люди так подходили друг другу.

И поехал дальше.

- Значит, это Джеймс Кеттлмен... Невероятно.

Он хорошо выглядит, не правда ли? - произнесла Лотти. - Я хочу сказать, что эта одежда ему очень идет.

И он действительно хорошо выглядел. Совсем не как умирающий.

- Куда он едет? - спросила она.

Порт Болдуин вынул изо рта сигару. - Да, наверное, к Нэнси Керриган. У нее ранчо к югу отсюда. Симпатичная девушка. - Он с удовольствием продолжал: - Высший класс. Семья - старые вирджинские аристократы. Отец с дядей много лет назад перебрались на Запад.

Лотти Кеттлмен резко повернулась и пошла прочь, стуча каблучками по тротуару. Болдуин рассмеялся. Но ему было не смешно. Он поднялся в номер, ослабил подтяжки, лег в кровать и задумался. Если Кеттлмен и Флинт - одно и то же лицо...

Почти в полночь он встал, ополоснул лицо и пристегнул воротничок рубашки. Ему хотелось выпить. Салун был открыт; из окна слышались звуки пианино и визглмвое сопрано.

Если эти телеграммы послал Кеттлмен, результат не заставит себя ждать. Договоренность с железной дорогой будет аннулирована, постановление судьи выполнено, и его расчеты на быструю прибыль не оправдаются. Больше того, основную часть денег он вложил в скот, который пасся теперь вместе с коровами Наджента на его земле, а его наемники не проявляли большого желания сразиться за Болдуина после перестрелки на "Кейбаре".

Из-за Кеттлмена или Флинта провалилось нападение на "Кейбар". Флинт вытребовал у судьи Хатфилда постановление о запрещении земельных продаж.

Болдуину вспомнились слова, произнесенные в разговоре с Лот ти. В городе полно ганменов, может случиться все, что угодно.

Саксон со Стреттом охотятся за Кеттлменом. Допустим, они найдут его и убьют?

Тогда у него будет шанс поправить положение и здесь, и на Востоке. Болдуин начал думать, как использовать смерть Кеттлмена, которая, несомненно, отразится на курсе акций. Тут можно сорвать куш.

Насчет Саксона и Стретте он не беспокоился: у него имелся план, в котором немалую роль играл Бакдан. За двух бродяг Болдуин заплатит ему значительно меньше, чем придется платить Саксону и Стретту, если они убьют Кеттлемена.

Джим Флинт ждал на окраине города. Зря он оставил убежище, однако,после четырех дней отдыха его вдруг стало мучить беспокойство.

Он заехал в салун в Маккартисе, где увидел жестоко избитого телеграфиста, который рассказал о Саксоне и Стретте. Ранчо Наджента заняли люди Болдуина, большинство работников Наджента разбежалось.

Ковбои с "Кейбара" почти без проблем оттеснили скот Болдуина со своих пастбищ, и в городе ходили разговоры об избрании маршала, который поддерживал бы порядок.

В мыслях Флинт все время возвращался к Нэнси, понимая, тем не менее, что это глупо, Он не мог забыть обиду.

В городе он подъехал к салуну "Дивайд" и оставил Рыжего у коновязи. Салун был маленьким и опрятным. Внутри пол был посыпан опилками, в комнате помещалось всего два столика.

У бара сидел Рокли, ковбой с "Кейбара". С ним был человек постарше, в грязной одежде и мятой шляпе.

Рокли взял бутылку и подошел к столику. Его спутник последовал за ним.

- Сядешь с нами? - приветливо спросил Рокли.

Флинт подошел к ним.

- Милт Райан - вот он - говорит, что в Эда стрелял Бакдан, - сказал Рокли. - Милт работает волчатником у нас на ранчо и читает следы лучше, чем индеец-апачи. Несколько дней назад он обнаружил на том месте, где ранили Эда, следы Бакдана и дошел до его убежища.

- Это он, точно, - сказал Райан. - Хотя он и старался не оставлять следов. - Райан прищурился. - Тут один парень говорит, что ты не Флинт.

- Он говорит, что знал Флинта, - сказал Рокли, - что ты намного моложе его. - Он махнул рукой в сторону улицы. - Его зовут Долан... бармен.

- Он жил в Эйбилине, - сказал Флинт.

Они выпили. Некоторое время молчали. Затем Рокли сказал: - Хозяйка ходит расстроенная. Прямо не в себе.

- Пусть не волнуется. Прежде чем... уехать, я выгоню отсюда Болдуина.

Флинт встал, и Рокли посмотрел на него. - Даже если ты не настоящий Флинт, ты все равно должен был быть в "Кроссинге". Ты знаешь, что Флинта держали за руки, а я такого не слыхал.

- Он был хорошим человеком, - сказал Флинт, - по-своему хорошим. Раньше он никогда не рассказывал о старом убийце. - Не думаю, чтобы он ценил человеческую жизнь. Он считал, что воюет против скваттеров, что справедливость на стороне скотоводов. Он ненавидел переселенцев, селившихся на чужой земле. Но только, - Джим заколебался, - один раз он помог мальчишке, которому очень нужна была помощь, и не расспрашивайте почему.

- Кто такой Флинт? Откуда он взялся?

- Он не рассказывал. Он вообще почти не разговаривал, так, иногда, говорил о погоде, о том, где разбить лагерь, или учил меня чему-нибудь.

Флинт заломил вниз поля шляпы, немного постоял в дверях и вышел.

Рокли поглядел на Милта Райана. - Вот так, Милт. Он может быть только одним человеком, если ты понимаешь, о чем я говорю.

Милт глянул на свой стакан, на бутылку виски, решил оставить их в покое и встал. - Рокли, ты когда-нибудь видел Пита Геддиса без рубашки?

- У него шрам от пули.

- И получил он его в "Кроссинге".

Снаружи на темной улице они постояли, внимательно осмотрелись.

- Я все думаю о Геддисе, - сказал Райан. - Он последнее время сам не свой.

- У него хорошая память, - согласился Рокли. - Он думает Флинт опять метит в него... выше и левее.

Глава 13

Ред Долан, бармен, простоявший за стойкой в Додже, Эйбилине, Таскосе и Лидвилле, знал, что может скрываться за таким спокойствием в городе.

Его рыжие волосы частью поседели, и чем больше бешеных лет пролетало мимо, тем больше он ценил жизнь. Дальний Запад был у Долана в крови. История страны создавалась у него на глазах. Он был знаком с Диким Биллом Хайкоком, Эрпом Морганом, Билли Бруксом и другими известными ганменами, игроками и шерифами. Он был в Вирджиния-сити, когда Эльдорадо Джонни приехал туда с приисков Колорадо-ривер, заявив, что "станет вождем Вирджиния-сити или самым красивым трупом на кладбище", а после того, как Лэнгфорд Пил застрелил его, Долан присутствовал на похоронах.

Новые люди появлялись и исчезали, и когда в его бар входил какой-нибудь желторотый юнец, Ред Долан мог предсказать с точностью до нескольких месяцев, сколько тот продержится. Будущие "крутые парни" редко доживали до того возраста, когда начинают бриться раз в неделю.

Он знал настоящего Флинта и передавал для него весточки. Ред Долан не принимал ничьей стороны, но если вам нужен был человек для определенной работы, надо было только передать это Реду. Рано или поздно человек давал о себе знать.

Из Хорс Спрингс приехал Серный Том Уэйлен и, стоя у бара, делился воспоминаниями с Редом Доланом.

- Бакдан и Флинт, - сказал Том. - Вот на это стоит поглядеть.

- Настоящие ганмены редко сходятся один на один, - сказал Долан. Они знают, что даже если не промахнутся, все равно могут умереть.

- Эти встретятся. - настаивал Серный Том, - если Пит Геддис не полезет на Флинта первый.

- А что такое с Геддисом?

- Спроси его про шрам на животе. Говорят, мальчишка из "Кроссинга" и есть Флинт.

Ветер столбом закрутил пыль на улице, у коновязи, поджав ногу, стояла чалая лошадь. Мимо салуна прошла женщина, державшая за руку ребенка, а чуть ниже по улице - фермер-немец загружал в фургон вилы, лопату и мотыгу. В городе царило спокойствие.

В глубине салуна примостились пятеро ковбоев Болдуина. Среди них были Саксон и Стретт. В городе находились, по меньшей мере, двадцать человек Болдуина, так что внешнее спокойствие ничуть не обманывало Реда Долана.

Долан почувствовал приближение грозы, когда в салун вошли Рокли, тертый парень из "Кейбара", и Милт Райан, крепкий старик-волчатник.

В это время Джим Флинт вошел в "Гранд-отель", находившийся в нескольких десятках ярдов от салуна, и, услышав знакомый смех из ресторана, вошел туда. Лотти сидела вместе с Портом Болдуином. Смех замер у нее на губах.

Он коротко кивнул, а Лотти не отрывала от него глаз. Трудно поверить, что этот высокий, красивый, грациозный мужчина - ее муж.

Болдуин рассказывал ей какой-то двусмысленный анекдот, и она почувствовала раздражение от того, что сидела с ним, а не с Джимом, который всегда относился к ней с уважением.

- Невозможно представить, - вдруг сказала она. - Джим Кеттлмен ганмен!

Порт Болдуин посерьезнел.

- Ты бы поверила в тот день, когда он расстрелял город. Избитый до полусмерти, весь в крови, одежда порвана, лицо распухло, но он разогнал всю шайку, что работает на меня. В тот день он убил двоих и ранил еще нескольких.

Она с удивлением посмотрела на Болдуина.

- Можно подумать, ты им восхищаешься.

- Я его ненавижу, - жестко сказал Болдуин, - и готов убить его собственными руками, но клянусь господом богом, он боец! Этого у него не отнимешь. Настоящий боец!

Он глотнул кофе, поставил чашку и добавил: - С револьвером. Я бы все отдал, чтобы встретиться с ним на кулаках. Я бы сделал из него отбивную!

- У тебя ничего не выйдет, Порт, поэтому и не пытайся, - Лотти сама удивилась своим словам.

Болдуин с изумлением поглядел на нее.

- У меня не выйдет? Ты сошла с ума? - Он сжал свои огромные кулачищи. - Я мог бы избить его до смерти. Никто не может выстоять против меня ни в кулачном бою, ни в драке.

Он положил руку ладонью вверх.

- Я могу согнуть кочергу так же легко, как ты складываешь газету. Он показал на Флинта. - Да я его сломаю, как сухую ветку.

Лотти холодно, оценивающе, глядела на него. - Даже не пытайся, Порт. У меня ощущение, что его лучше оставить в покое. Он для нас как отрава.

- Но не мертвый.

Лотти бросила взгляд на Флинта. Он не походил на умирающего. Ну, а если он все-таки умрет? Что если он умрет сейчас, здесь, где все будут знать, что он мертв? Хороший адвокат, а потом - миллионы, Париж, Вена, Лондон.

- Я должна с ним поговорить. Ты же знаешь, я приехала именно за этим.

Она вполуха слушала Болдуина, а сама думала, что можно обжаловать завещание в суде и наверняка выиграть процесс. Для этого Джим должен умереть. Нет смысла кружить себе голову тем, что он красив. Мужчины привлекали Лотти только тогда, когда могли предоставить ей все, что она пожелает.

- Ты - дурочка, если думаешь, что можешь его уговорить, - сказал Болдуин, - потому что он не послушает, а если и послушает, то это все равно не имеет значения.

Она отодвинула стул и поднялась.

- Тем не менее, я с ним поговорю.

Она подошла к столу Флинта, он встал и отодвинул ей стул.

- Садись, Лотти. Я надеюсь, ты понимаешь, почему я не говорю, что рад тебя видеть.

Усевшись она быстро сказала: - Джим, тебе не следовало уезжать из Нью Йорка. Тебе нужен уход и лечение.

- Значит, тебе все известно? Так я и знал, что он - старое трепло. Зря я к нему пошел.

- Он самый лучший доктор в Нью Йорке!

- Ты хочешь сказать, самый модный. Это не значит, что он также самый хороший.

- Ты собираешься возвращаться?

- Конечно, нет.

- Джим... а как же я? Ты испортил меня, Джим. Я не могу жить на сто долларов в месяц.

Он посмотрен на нее с холодным интересом. - Сможешь, если не будет другого выхода. Но я думаю, ты найдешь кого-нибудь, выйдешь замуж и будешь жить так, как считаешь нужным.

- Почему ты думаешь, что я снова выйду замуж?

- Лотти, у тебя никогда не было желания выйти замуж. Это просто способ получить от жизни все, что ты хочешь.

- У тебя есть другая?

- Когда мне осталось несколько недель... возможно несколько дней? Кажется, я уже и так прожил лишнее. Нет, у меня нет другой.

Но есть Нэнси Керриган. Он вспомнил о ней. Ее спокойный, уверенный взгляд запал в неизвестные даже ему уголки души.

За посленее время открылось, что ему неизвестно слишком многое. Ничто не научило его любить, ценить домашний очаг, вести такую жизнь, которую вели остальные мужчины. Он был одинок и инстинктивно избегал привязанностей, жил на поверхности и поверхностно оценивал жизнь.

Такая девушка, как Нэнси... но к чему об этом думать? Ему приказали убираться прочь, она презирала его.

Лотти почувствовала поражение. Впервые в жизни она сидела с мужчиной, который не обращал на нее внимания. С отчаянием она осознала, что упустила Джима Кеттлмена, или Флинта, или как его там. Он ушел и уже не вернется.

- Я была плохой женой, так ведь, Джим?

- Нет. - Он внимательно посмотрел на нее через столик. Прекрасна? Да, она прекрасна, но не понимает разницы между добром и злом, если добро и зло не имеют прямого отношения к ней.

- Скоро я уеду из города навсегда.

Она подавила гнев и раздражение, зная, что они только повредят.

- Куда ты поедешь?

- По-моему, ты знаешь, куда я поеду. И я должен ехать один.

- А до того? Джим, ты не можешь меня бросить! У меня... у меня не хватит денег на обратный билет!

- Я уехал из Нью Йорка, потому что хотел умереть в одиночестве. Именно это я и сделаю.

Он отодвинулся от стола, и ее гнев взял верх над рассудительностью.

- Это все та самая Керриган! Поэтому-то ты и помешал Порту! Дешевая фермерша!

Он улыбнулся. - Лотти, она не дешевая фермерша, к тому же, у нее есть нечто, чего никогда не будет у тебя - она леди. У тебя только внешность, а у нее - душа и сердце. Да, если бы жизнь повернулась по-другому, если бы мне не умирать и если бы она приняла меня... но к чему говорить о несбыточном?

Он встал и взял шляпу. Лотти хотела было что-то сказать, но вдруг не нашла слов. Чем можно пригрозить человеку, который знает, что умирает, и который готов к смерти?

Они остались в ресторане вдвоем.

- Я рада, что ты умрешь. - Она посмотрела ему в глаза, и он подумал, что никогда не видел такой сконцентрированной злобы. - Да, я рада. А когда будешь умирать, я надеюсь, ты будешь думать обо мне, потому что я останусь жить.

Ее милый ротик искривился в ярости, но он чувствовал только облегчение.

- Лотти, твой злейший враг - это ты сама. Простые, тихие девушки будут иметь все, к чему ты стремишься. Ну а ты будешь обманывать, плести интриги, ловить на крючок, пока не состаришься в нищете. Поверь, мне тебя жаль.

Он вышел в ночь.

На тротуаре он остановился. По тихой улице ехал всадник. Вначале он различил ноги лошади, потом белое пятно на груди, потом в круге света появился и всадник, и лошадь. Бакдан.

Если ганмен и увидел Флинта, то не подал вида. Он проехал мимо, держа поводья в левой руке, глядя прямо перед собой. Бакдан - серьезный противник. Профессионал. Он пользовался в работе оружием, потому что отлично владел им, и избегал неприятностей, потому что одни неприятности влекли за собой другие, не принося прибыли.

Флинт слышал историю, будто однажды в Сильвер-сити, один человек обозвал Бакдана лжецом. Бакдан холодно посмотрел на него и сказал: "Можешь думать, что захочешь", - и повернулся спиной.

Обескураженный претендент в ганмены остался стоять посреди комнаты, беспомощно оглядываясь.

В ярости он прокричал: - "Я стреляю быстрее и точнее тебя!"

Бакдан со скукой поглядел на него в зеркало и сказал: - "Ладно, ты стреляешь быстрее меня."

Кто-то рассмеялся, неудавшийся соперник Бакдана обернулся, но увидел только серьезные лица. Бакдан продолжал спокойно пить пиво, и через несколько минут претендент на громкое имя ушел.

Порт Болдуин сидел в темноте на кровати, когда вошел Бакдан. Болдуин вынул изо рта сигару и сунул Бакдану несколько банкнот. Тот, коротко взглянув на них, положил деньги в карман.

- Флинт, - сказал Болдуин. - Я удваиваю плату.

- Нет.

- Могу я спросить, почему?

- Он слишком умен, и у него нет распорядка.

- Распорядка?

- Он живет не по распорядку, - нетерпеливо объяснил Бакдан, - у него нет дома, поэтому нельзя рассчитывать, что он будет находиться в определенное время в определенном месте. Человек, который где-то работает, где-то живет, у которого есть друзья или собственность - с этим справиться легко. Но у Флинта нет распорядка. С такими трудно. Они опасны.

- Три тысячи.

- Нет. Ни за какие деньги. Зачем? Я играю наверняка, и дела у меня идут неплохо. Через несколько лет брошу это занятие, у меня будут деньги на собственное ранчо подальше отсюда.

Болдуин загасил сигару. Он был сердит и обеспокоен. У Саксона и Стретта ничего не получилось и вряд ли получится. Но Флинт должен умереть.

Для Болдуина не было более важной задачи, потому что ему бует легче легкого возобновить сделку с железной дорогой, когда Флинт умрет. Старик Чивингтон уговорит Лотти, она ему поможет, и все они смогут неплохо нажиться.

Но Флинт должен умереть... даже если Болдуину придется убить его собственными руками.

Глава 14

Никто в Аламитос не сомневался, что в скором времени грянут неприятности.

Ред Долан протирал стаканы, настороженно поглядывая на пятерых ковбоев Болдуина. У стойки тихо разговаровали Ред Райан и Рокли. Милт так долго охотился на волков и горных львов, что и сам стал похож на хищника. Рокли был не из тех, кто отступает перед препятствиями. Для взрывной смеси не хватало всего лишь одной мелочи, и та не заставила себя ждать: вошел Пит Геддис. До этого люди Болдуина не признавали в Райане и Рокли работников "Кейбара".

Чуть дальше по улице у конторы Дока Макгинниса стоял Джулиус Бент и раздумывал над создавшимся положением. Большой серьезный человек, известный неизменным своим добродушием и огромной физической силой, Бент приехал в город вместе с Нэнси и остальными.

Нэнси зашла поужинать в ресторан отеля. Надо ли ему идти за ней или лучше собрать ребят вместе и быть готовыми к отъезду?

У магазина Скотт с Отеро нагружали повозку припасами. На улице почти никого не было. Бент понял, что ситуация взрывоопасная.

Когда Нэнси Керриган вошла в ресторан, там сидела только красивая женщина с золотисто-рыжими волосами, одетая по последней моде. Нэнси с интересом взглянула на нее и неприятно удивилась, увидев, что та не отрывает от нее открыто враждебного взгляда.

Подошла официантка, чтобы принять заказ, и назвала Нэнси по имени, поскольку она часто заезжала сюда. Когда официантка отошла, Лотти поднялась и приблизилась к столику Нэнси.

- Мисс Керриган, не так ли? Я Лотти Кеттлмен.

- Как поживаете? Не хотите ли присесть? Ужинать в одиночестве довольно скучно.

Лотти села и стала внимательно и оценивающе изучать Нэнси.

Слегка озадаченная, Нэнси хотела поддержать разговор. - Вы давно в Аламитос?

- Вы что, пытаетесь шутить?

- Нет, - холодно ответила Нэнси. - Что вам надо?

- Я сказала, я - Лотти Кеттлмен. - Она сделала паузу. - Жена Джеймса Т. Кеттлмена.

- Не сомневаюсь, что это важный факт, но боюсь, что я все-таки не понимаю, что вам нужно.

Лотти рассердилась, но в то же время засомневалась в своих подозрениях. Нэнси Керриган, очевидно, ничего не понимала.

- По-моему, вы знаете моего мужа и даже достаточно долго бываете вместе.

- Вы ошибаетесь. Я провожу все свое время на ранчо и почти не развлекаюсь. Я не знаю никакого Джеймса Т. Кеттлмена.

- Но вы знаете Джима Флинта.

Нэнси едва заметно напряглась.

- Конечно. Я думаю в Аламитос все знают его. Он... скажем так: он привлек к себе внимание. Несколько раз он помог в делах ранчо. Это все, что я о нем знаю.

- Вы имеете в виду, что не знали, что Джим Флинт и Джеймс Т. Кеттлмен - одно и то же лицо?

- Конечно, нет. К тому же для меня это не имеет ни малейшего значения. И то, и другое имя мне неизвестны.

Она вдруг припомнила слухи о том, что в их краях появился Кеттлмен, телеграммы, посланные Флинтом, неожиданную отмену прав Болдуина на продажу железнодорожной земли.

- Вы хотите сказать, - спросила она потрясенно, - что Джим Флинт это тот самый Кеттлмен? Финансист?

- И мой муж.

Нэнси остановила взгляд на Лотти Кеттлмен. Джим... женат. На этой женщине.

Она красива, но холодна и жестока. И если Нэнси правильно разбиралась в людях, пуста. Лотти явно подозревала, что между ней и Джимом что-то есть.

И Нэнси вынуждена была признать, что у них с Джимом установилось... молчаливое взаимопонимание, хотя они ни слова не произнесли о любви.

- Я уверена, - спокойно сказала она, - что все это очень интересно. Однако я не знала о том, что Джим Флинт - не тот, за кого себя выдает, и не понимаю, почему это должно меня касаться. И то, что он Джеймс Кеттлмен, и то, что он ваш муж.

Почему-то она не представляла Джима женатым. Хотя он старался никак не показать своего отношения, она была убеждена, что он заинтересовался ею и... да, она отвечала ему взаимностью.

Но зачем он здесь? Какие цели преследует такой человек в Нью Мексико, объезжая пастбища, участвуя в перестрелках и ведя практически бессмысленное существование?

- Не представляю, зачем Джеймсу Кеттлмену приезжать в Аламитос. И почему он приехал один, если вы женаты?

Лотти Кеттлмен не любила обороняться. Она не любила, когда ее просили объяснить свои действия, поэтому ее разозлило, что эта девчонка с ранчо такая независимая и самоуверенная.

- Я отвечу, зачем он здесь, - вдруг сказала Лотти. - Он приехал умирать.

Нэнси несколько секунд смотрела на нее, не понимая.

- Умирать? Вы имеете в виду, быть убитым?

- Умереть. - Лотти почувствовала злорадное удовлетворение.

Если у этой девицы с Джимом что-то есть, то пусть знает, что ей это ничего не даст. - Он собирается умирать. У него рак.

Нэнси поглядела через столик на Лотти, отказываясь принять услышанное.

- Рак? У Джима?

- Так значит, все-таки "у Джима"? И вы его едва знаете? - Лоти улыбнулась. - По-моему, вы в него влюблены, но что вам это даст? Если он будет жить, он мой, а если умрет - можете его забирать.

Джим... выходит, он умирает. Поэтому и не боится смерти от пули. Она вспомнила избитого, окровавленного человека, который, шатаясь из стороны в сторону, шел по улице, вламывался в салуны, стрелял, кричал, дрался. Человека, почти ослепленного болью, но ведомого такой дикой силой, какую она еще не видела.

Нэнси больше не думала о сидящей рядом женщине. Она забыла, что всего несколько часов назад она выгнала Джима из лагеря в Дыре-в-стене. Несколько часов? А может быть, дней?

Он болен... Он умирает... Он один.

Она посмотрела на Лотти. - Если это так, то ваше место рядом с ним. Ему нужна помощь, уход и внимание.

- Пусть умирает. - Лотти встала. Разговор оказался бесполезным. - Он холодный и жестокий человек. Он приехал сюда только для того, чтобы никто не узнал, что он мертв. Только для того, чтобы я не смогла получить все, что мне причитается.

- Идите к нему, - сказала Нэнси. - Вы его жена. Идите к нему и помогите. Ведь умирать одному очень нелегко.

- Вам интересно, вы и идите, - Лотти в гневе вышла на улицу.

Она чувствовала, что проигрывает. Джим умрет, и она ничего не получит. Ей опять придется прятаться от домовладельца, опять выпрашивать обеды у подвыпивших мужчин, мечтавших облапить ее.

У нее и в мыслях не было, что она оказалась плохой женой, что во всем виновата только она. Ей не хотелось быть ничьей женой, ей хотелось быть независимой, иметь собственные деньги. Теперь у нее есть шанс... если умрет Джим, или его убьют.

Из соседнего салуна доносились звуки пианано и вдруг в темноте она увидела Джима. Она не могла ошибиться, так хорошо зная его походку. Лотти ощутила вес револьвера, лежащего в сумочке. Она неплохо стреляла, он шел невдалеке и ничего не замечал. Если она его сейчас убьет, вряд ли смогут обвинить именно ее - ведь у него так много врагов.

Она сунула руку в сумочку и почувствовала холодную сталь рукоятки. Джим шел по другой стороне улицы в ее направлении.

Он, казалось, не подозревал о ее присутствии. Она вынула оружие, прикидывая расстояние, но тут открылась дверь отеля, и вышла Нэнси Керриган.

Лотти бросила револьвер обратно в сумочку и увидела, что Нэнси смотрит на нее.

- Вы могли промахнуться, - сказала Нэнси. - Темнота обманчива. А если бы вы промахнулись... что тогда?

- Я не понимаю, о чем вы говорите.

- Если стреляют в такого человека, как Джим, - сказала Нэнси, - он стреляет в ответ. Инстинктивно. Он вас мог убить.

Лотти резко повернулась и зашагала прочь, громко стуча каблучками. У нее почти не осталось денег. Она возвратится в Нью Йорк, где ее будет ждать лишь один чек на сто долларов и счета, раз в двадцать превышающие эту сумму. У нее оставались драгоценности, которые можно продать, но их так мало, а потом опять придется сводить концы с концами, слушая бесконечные жалобы отца.

А если догнать Джима, сказать, что она его любит, умолять простить? Нет, не получится. Она не сможет проделать это достаточно убедительно, к тому же Джим ей больше не верит.

Существовал один путь. В городе был человек, о котором она слышала по приезде. Бакдан.

Она оглянулась, но Джим исчез.

Вдруг из тени отеля, в тридцати футах от нее, вышел Бакдан. Она мельком увидела его узкое небритое лицо, когда он проходил мимо освещенного окна отеля. Лотти направилась к нему, но вдруг неподалеку быстро затрещали револьверные выстрелы. Бакдан отступил под навес и замер рядом с привязанной лошадью. Ночь снова взорвалась выстрелами. На мгновение воцарилась тишина, затем качающиеся двери салуна "Дивайд" распахнулись, и на улицу вывалился мужчина. Он упал на коновязь, пытался развернуться, прислонясь плечом к жерди, но свалился в пыль. Он начал подниматься, когда вышел второй мужчина, хладнокровно прицелился и выстрелил.

Бакдан некоторое время постоял, потом взглянул на Лотти и направился в своей лошади. Он уже вставил ногу в стремя, когда онасказала: - Бакдан! Подождите, мне надо с вами поговорить.

Глава 15

Джулиус Бент, бросившийся к салуну "Дивайд" когда выстрелы разорвали тишину, был единственным, кто видел, как Лотти остановила Бакдана.

Выстрелы могли означать одно: ковбои с "Кейбара" в беде. Он заметил встречу Лотты и Бакдана только потому, что находился к ним лицом, а также потому, что Бакдан был заметной фигурой в земельной междоусобице.

За несколько минут до перестрелки в салун вошел Болдуин и вышел, сопровождаемый Саксоном и Стреттом. Затем в салун вошли еще три человека Болдуина.

Джулиус Бент не присутствовал при кратком разговоре Болдуина, Стретта и Саксона.

- Флинт в городе. Сейчас в салуне будет драка. Когда она начнется, он прибежит на выстрелы. Спрячьтесь и убейте его, как только он появится на улице.

Долан увидел, как вошли Сандоваль и Алкотт. Сандоваля, "хладнокровного убийцу", разыскивали в Техасе и Соноре, а в Алкотте было больше яда, чем у гремучей змеи.

- Пит, - тихо сказал Долан, - ради бога уведи своих ребят. Это Сандоваль и Алкотт.

Вошли Скотт с Отеро, и теперь пяти ковбоям с "Кейбара" противостояли семь человек Болдуина.

- Пошли, - сказал Геддис Милту Райану, - хозяйка, наверное, уже готова.

- Иди, если хочешь, - сказал Райан, - а я такое ни за что не пропущу.

Геддис заметил, что у Милта под долгополой накидкой висит на плече дулом вниз любимый винчестер. Раз десять Геддис видел, как Райан стреляет из такого положения, выхватывая карабин правой рукой, поддерживая левой и стреляя с бедра. Получалось быстрее, чем из револьвера.

Начал Алкотт - тощий юнец с волчьим лицом и худой шеей, высовывавшейся из рубашки без воротника.

- Те, кто работает на женщину, - сказал он, - не мужчины. Сандоваль внимательно следил за Милтом Райаном - его он боялся больше всех.

Когда заговорил Алкотт, парни с "Кейбара" отпрянули от стойки, а какой-то мальчишка из людей Болдуина с испещренным шрамами лицом схватился за револьвер. Карабин Райана выпрыгнул из-под накидки, и пуля ударила мальчишку в низ живота. Он завизжал и повалился назад, ударившись о стол.

По чистой случайности стол скользнул по полу, но эта случайность решила исход стычки.

Мальчишке не удалось выстрелить, а стол сбил прицел двух человек Болдуина. Геддис выстрелил дважды с расстояния в шесть футов и увидел, что два противника падают. Револьвер одного выстрелил в пол. Винчестер громыхал не умолкая. Райан только успевал передергивать затвор.

Алкотт отступил за край стойки, и в ту секунду, когда Райан выстрелил в первый раз и стол ударился о ноги двух ковбоев Болдуина, Алкотт понял, что ему не жить, если он останется здесь. Повернувшись, он закрыл руками лицо и нырнул в окно, увлекая за собой осколки стекла. Он упал, вскочил и бросился бежать.

Противник Райана был ранен, Алкотт ушел, двое других лежали на полу после выстрелов Геддиса. Ковбои с "Кейбара" перенесли огонь на оставшихся троих. Один из них, Сандоваль, уже упал, сраженный пулей Райана.

Все кончилось так же неожиданно, как и началось, и парни с "Кейбара" переглядывались, сами удивленные собственным везением. Перестрелка длилась не более десяти секунд, никого из них даже не задело.

- Пошли, закончим дело, - сказал Райан. - В городе еще полно людей Болдуина.

Один из раненых Геддисом попытался встать.

- Позовите доктора! - простонал он. - Мне плохо!

- Доктор живет рядом, - сказал Райан. - Сходи к нему сам.

Все ковбои с "Кейбара" направились к выходу.

Флинт не прибежал на помощь, как надеялся Болдуин. Он услышал пальбу, находясь в кабинете Дока Макгинниса, где старый врач, веветеран Гражданской войны и войн с индейцами, осматривал его.

Док Макгиннис взглянул на Флинта жестким проницательным взглядом.

- Что с вами?

- У меня рак.

Макгиннис положил дымящуюся трубку на стол. - Вот оно как! И кто же вам это сказал?

- Доктор Каллбертон. Маннинг Каллбертон из Нью Йорка. Не думаю, чтобы вы о нем не слышали.

- Ошибаетесь, молодой человек. Я о нем слышал. Мнит себя утешителем тех, кто протирает штаны на доходных должностях... да и сам он такой. Вряд ли отличит рак от фистулы, а сломанную руку от ангины. Он так долго лечил людей от воображаемых недугов, что растеряется от одного упоминания о настоящей болезни. Рак, да? Вы сильно похудели?

- Наоборот, немного поправился.

- Расскажите мне все.

Флинт описал симптомы, передал слова доктора Каллбертона и свое самочувствие.

Макгиннис тщательно осмотрел его, задал еще несколько вопросов, затем сухо произнес: - У вас такой же рак, как у меня. Это просто язва желудка. Он подошел к письменному столу. - Ведь вы Кеттлмен? Я слышал, что вы в городе. Язва - довольно распространенная болезнь у людей вашего круга. Слишком заняты, слишком напряжены, слишком мало отдыхаете и нерегулярно питаетесь.

Макгиннис уселся на край стола.

- Потерю веса в начале болезни следовало ожидать. Из того, что я слышал, вы вели не очень-то здоровый образ жизни для больного язвой. Все, что вам нужно - это отдых, сон и спокойная жизнь.

Флинт улыбнулся.

- Доктор, с тех пор, как я сюда приехал, я сплю и отдыхаю гораздо больше, чем прежде. Правда, стал меньше есть, но зато только говядину и говяжий бульон. И совершенно не беспокоюсь.

- А мне кажется, у вас есть причины для беспокойства, - с иронией сказал Макгиннис. - Вы хотите сказать, что все эти стычки вас не волновали?

- Конечно, нет. Мне нечего было терять, кроме жизни, которую я уже считал потерянной.

- Тогда можете начинать волноваться, потому что я думаю, ваша болезнь не смертельна. И вообще я бы сказал, что сейчас вы здоровы, как бык. Свежий воздух и отдых - лучшее для вас лекарство. - Он набил трубку. - Вода тоже помогает. В ней много щелочей. Как бы там ни было, сейчас ваше состояние намного лучше, чем когда вы приехали, судя по вашим словам.

Он вставил трубку в рот.

- Как вам известно, Нэнси просила обследовать вас после случая в Аламитос. Прекрасная девушка. Знал ее еще ребенком.

Флинт застегивал рубашку, но вдруг остановился и уставился в стену.

Он не умрет. Он будет жить.

Но ведь он женат.

- Я опоздал встретить ее на несколько лет, - сказал Флинт. - Я женат... Очень неудачно женат.

Снаружи по ступенькам загромыхали шаги. Флинт схватил оружейный пояс и прижался к стене. Второй револьвер он держал в руке.

Снаружи заскрепели доски веранды. Макгиннис уселся за стол и начал листать бумаги, как будто в кабинете больше никого не было. Флинт ждал, затаив дыхание и глядя на дверную ручку.

Снова заскрипели доски, зашуршала галька, открылась и закрылась калитка. Неизвестный гость ушел.

- Знаете, Док, по-моему, я испугался.

- Теперь и тебе есть, что терять, мальчик, Раньше, наверное, ты чувствовал себя так, словно тебя ничего не касалось.

Макгниннс пососал трубку.

- Мне кажется, Нэнси надеется на тебя, сынок. Ты уверен, что нужен жене?

- Ей никто не нужен, только деньги, Док. Деньги, положение в обществе и внимание мужчин, но не замужество. Она хотела убить меня, и, кажется, попытается снова.

- Есть развод. Люди косо на него смотрят, но для некоторых это единственный выход. Мне бы хотелось видеть Нэнси счастливой.

- Мне тоже. - Флинт засунул револьвер за пояс. - Сколько я вам должен, Док?

- Два доллара. В доме есть запасной выход, если хочешь.

- Я не так уж сильно испугался. Уйду, как пришел.

С континентального водораздела дул пронизывающий ветер, но черный дрозд на тополе пел свою бесконечную песню. Было очень поздно. В городе горели только несколько окон: в "Гранд-отеле", в салуне "Дивайд" и в конюшне, где он оставил лошадь.

Одно окно горело на втором этаже отеля. Это, должно быть, Лотти. Она никогда не любила ни ложиться спать вечером, ни вставать по утрам.

Он видел освещенное окно снаружи, а внутри, в комнате, на стуле с высокой прямой спинкой сидела Лотти. Напротив нее, в кресле-качалке, устроился Бакдан.

Он держал шляпу в руках, его светлые волосы были зализаны по удлиненному черепу, вытянутое лицо при свете лампы выглядело еще уже.

Лотти никогда еще не встречала человека, наружность которого так соответствовала бы его занятиям: узкое лицо, пустые глаза, безгубый широкий рот.

- Бакдан, - сказала Лотти, - я хочу, чтобы вы для меня кое-что сделали.

Он смотрел на нее, словно никогда не видел женщин. И это была правда такой женщины он не видел никогда.

Глава 16

В тишине отчетливо слышался хруст гальки под сапогами Флинта. В нескольких милях к югу ковбои с "Кейбара" возвращались в Дыру-в-стене.

В салуне "Дивайд" прибирался Долан. Он на тачке отвез мертвецов в амбар и теперь сметал с пола окровавленные опилки.

Сидя в темноте на кровати, Порт Болдуин курил и ждал Стретта с Саксоном. Но даже в предвкушении известий, которые будут означать победу и сделают его богатым, он испытывал сожаление. Слишком хороший мужик этот Кеттлмен, или Флинт, чтобы умирать от выстрела в спину. Он - боец, и Болдуин с превеликим удовольствием расправился бы с ним сам, голыми руками. Ему редко удавалось найти кого-нибудь, кто противостоял бы ему в драке больше минуты, а для Болдуина не существовало большего удовольствия, чем хорошая драка. Кеттлмен мог бы, пожалуй, доставить ему это удовольствие.

Однако, время шло, и нетерпеливое раздражение Болдуина росло. Западня, скорее всего, не сработала.

Флинт подошел к конюшне, но остановился на углу, в глубокой ночной тени. Над огромной дверью горела лампа, однако внутри сгустилась темень. Что-то здесь не так.

Он подождал минуту, но не услышал ничего, кроме храпа конюха, чья комнатушка находилась рядом с дверью. Наконец, не в состоянии побороть дурное предчувствие, он повернулся и обошел здание конюшни, выйдя к корралям.

Там он устроился ждать. Ночь выдалась безлунная, но Флинт различал жерди ближайшего корраля, лошадей, сгрудившихся в углу, мерцание воды в поилке и силуэты двух громадных грузовых фургонов, стоящих во дворе.

Здесь он заметил задний вход в конюшню и направился к нему.

Шаги его не были слышны, потому что на земле в старом коррале лежал спрессованный слой пыли, ошметков сена, сухого навоза и соломы. У стены он снова постоял, внимательно вслушиваясь.

В тополях возле дома Макгинниса все еще пел дрозд, и его песня лишь подчеркивала ночную тишину. Он представил себе путь до денника гнедого почти середина конюшни.

Дверь, возле которой он стоял, была такой же широкой, как и с главной улицы. Здесь проезжали повозки с сеном и грузовые фургоны. Дверь лежала в темноте. Флинт подождал еще минуту и ступил внутрь.

Под ногами зашуршало рассыпанное сено. Он прислонился к стене, ожидая какой-нибудь реакции, но ничего не случилось.

Он слышал, как лошади хрустят овсом, иногда одна из них била копытом или всхрапывала. Больше ничего не нарушало тишины. Он чувствовал запах свежего сена, навоза и кожи.

Флинт сделал два осторожных шага, потом еще один. Может он и дурак. Может здесь никого нет, и никто не подстерегает его. Однако, Порт Болдуин остался в городе, Лотти тоже... а у него не былопричин доверять Лотти.

Флинт осторожно прошел вперед и остановился. Вдруг в нескольких футах он услышал глубокий вздох.

Что-то коснулось его плеча. Флинт поднял руку и нащупал поржавевший старый трензель без уздечки, висящий на гвозде. Стараясь не выдать себя, он снял трензель с гвоздя и, прикинув расстояние, сильно бросил железку, метясь на метр от земли, рассчитывая, что человек сидит.

Трензель глухо ударился, и чей-то голос требовательно спросил: - Что за дурацкие шутки? Ты чего?

- Заткнись, - прошептал второй голос.

- А ты кончай в меня кидаться Нашел время для шуточек.

Последовала минута молчания. Второй голос сказал: - Я ничего не кидал.

Воцарилась тишина.

Теперь они забеспокоились. Они внимательно вслушивались, стараясь широко открытыми глазами разглядеть что-нибудь в темноте. Согнувшись, Флинт пальцами разгреб набросанное сено и набрал пригоршню песка.

Нужно попасть песком в глаза человека, в которого он бросил трензель, даже если тот сейчас смотрит в другую сторону. Флинт махнул рукой, широко разбрасывая песок. Он услышал испуганный вздох и резко швырнул все, что оставалось в пригоршне. Ответом был приглушенный возглас и шуршание одежды.

Флинт сделал несколько шагов вперед, одной рукой нащупал плечо сидящего человека и ударил его револьвером по голове. Раздался глухой стук, и человек откинулся к стене. Флинт поймал его за воротник и ударил еще раз. Затем поднял и со всей силы толкнул в сторону денника, откуда слышался второй голос.

- Сакс! Что..

Саксон лежал теперь в центре прохода, едва различимый в отсветах лампы над передней дверью. Стретт хрипло позвал, но Саксон лежал не шевелясь. Стретт слышал шуршание одежды, стук. Может Саксон ударился?

Он секунду подождал, затем вышел из денника и присел на корточки.

- Сакс, что случилось? Тебя ранили?

В наступившей тишине Стретт услышал щелчок взводимого курка и застыл с колотящимся сердцем. Он сидел на корточках, полы куртки закрывали рукоятку револьвера. Стретт быстро оценил свои шансы и решил, что рисковать не стоит.

- Поднимай своего напарника и иди к двери, - сказал Флинт. - Не торопись. Я не хочу тебя убивать, но с другой стороны, если придется, сожалеть не буду. Выбирай.

Стретт встал, взвалил Саксона на плечо и пошел к двери.

Флинт быстро вступил в денник гнедого и лаского с ним заговорил. Глядя поверх спины коня, он набросил седло, уздечку, вывел из денника и сел верхом.

Стретт остановился у выхода. Флинт проехал позади него, наклонился и, не останавливаясь, вытащил револьверы и у одного, и у другого.

- Шагай, - сказал он. - И не останавливайся, пока не дойдешь до Калифорнии.

- До Калифорнии! - запротестовал Стретт. - А лошадей-то можно взять?

- После того, как я уеду, можешь вернуться, взять лошадей и проваливать. Я слышал, Калифорния - прекрасная страна, а здесь, ребята, вас уже не ждет ничего хорошего. Меня зовут Флинт, и если я еще раз увижу кого-либо из вас, начну стрелять, независимо от того, где мы встретимся. Считайте, что я вас предупредил, больше предупреждать не буду.

Он некоторое время смотрел, как Стретт, сгибаясь под тяжестью тела напарника, шагает по улице, затем развернулся и уехал.

Недалекие горы высились черными тенями на фоне неба, холодный ветер раскачивал сосны на высоких склонах и залетал в долину. Флинт повернул к югу, пересек ручеек, оставшийся от пересохшей реки Сан-Хосе и направился к убежищу.

В своей темной комнате в "Гранд-отеле" Порт Болдуин наконец затушил сигару. Значит, они его подвели. Флинт жив.

Болдуин разделся, лег в постель и лежал, уставившись в потолок. Он не мог больше держать скот на пастбище Наджента. Пастбище уже перенаселено, и коровы стали терять вес, однако, избавиться от них сейчас означало потерять деньги не только на продаже, но и на пересылке скота на Восток.

Где-то в коридоре мягко закрылась дверь. Болдуин прислушался. Он не услышал шагов, но через некоторое время скрипнули ступеньки черного хода.

Кто-то спускался по черной лестнице! Кто-то уходит из отеля после полуночи. Кто пользуется черным ходом? Наверное, многие. Но он знал только одного. Бакдан. Комната Лотти находилась дальше по коридору, и Лотти заинтересована в убийстве Флинта. Болдуин повернулся на бок и скоро уснул.

В нескольких милях к югу, в Дыры-в-стене Нэнси Керриган не спала. Она долго лежала с открытыми глазами, затем встала, подбросила дров в огонь и уселась на бревно рядом с костром, завернувшись в теплое пальто.

Джим умирает, но он совсем одинок. Постепенно разрозненные события стали для нее складываться в определенную картину. Она вспомнила Лотти Кеттлмен - холодную, но несомненно красивую женщину, которая, конечно, знала, как обращаться с мужчинами. Но если Джим умирает, а Лотти его ненавидит, то зачем она здесь?

Деньги...

Разве у Джима есть деньги? Конечно. Ведь он - Джеймс Т. Кеттлмен, один из самых богатых людей в стране, наряду с Вандербильтом, Гоулдом, Фиском и молодым Гарриманом. Конечно же, у него есть деньги. Если он умрет, Лотти и так получит все, так зачем же она сюда приехала? Здесь много загадок... Связь Джима с Флинтом, например.

Но все это неважно, потому что Джим умирает где-то в этих холмах. Она вспомнила, когда он лежал у нее на ранчо, страшно избитый, весь в синяках; она вспомнила, как он уезжал отсюда, когда его практически выгнали, и все после того, как он так много сделал для них.

Она услышала легкие шаги, подняла глаза и увидела Пита Геддиса.

- Что случилось, мэм?

- Я думала о Джиме Флинте.

Пит Геддис сел рядом.

- Я оказался последним дураком. Все думал, что он приехал за моей шкурой, это после стольких-то лет.

Нэнси рассказала Питу о своем разговоре с Лотти, о болезни Флинта, о том, что видела с крыльца отеля.

- Мне жаль, мэм. Мне правда жаль.

Она осталась у костра одна. Какое-то беспокойство не давало ей уснуть. И обида на то, что такая женщина, как Лотти, замужем за Флинтом.

Она не имела на него права... никакого права.

Однако, по закону, Лотти была его женой, и что бы ни случилось с Флинтом, она ею останется.

Нэнси Керриган встала и посмотрела на чуть-чуть посветлевшее на востоке небо. Неважно. Если Джиму Флинту суждено умереть, он умрет среди любящих его людей. Она поедет домой на ранчо, снова построит дом, а если Порт Болдуин опять начнет искать приключений, он их получит.

И если Лотти Кеттлмен захочет получить Джима Флинта обратно, ей придется драться за него.

Глава 17

Мальпаис - страшная смертоносная пустыня из застывшей лавы

лежал раскаленный послеполуденным солнцем, на его обширной каме

нистой поверхности ничего не двигалось. С края нависшего над маль

паисом столового плато Бакдан внимательно рассматривал раскинувши

еся перед ним лавовые поля.

Три дня прошло после стычки в Аламитос в салуне "Дивайд",

стычки, которая закончилась полным поражением ганменов Болдуина.

Три дня после разговора с Лотти Кеттлмен.

В течение этих трех дней Бакдан - осторожный и безжалостный

охотник на людей - искал человека, которого должен убить.

Флинт появлялся ниоткуда и исчезал в никуда.

Однако, у него должно быть убежище, он должен где-то держать

своих лошадей. Кроме того, у гнедого не было клейма, а это говори

ло о том, что он вырос не на ранчо, иначе бы ковбои знали о нем.

Спрятавшись от посторонних глаз в деревьях и скалах на краю

-148

плато, Бакдан вспоминал все, что знал о Флинте.

Он появился в Хорс Спрингс. Вооруженная стычка с людьми Бол

дуина произошла на Северных равнинах, когда Флинт направлялся на

север. Через несколько дней он приехал в Аламитос с юга.

Он участвовал в обороне "Кейбара", его видели, когда он ска

кал к ранчо впереди нападавших, и ехал он с юга. В большинстве

случаев он приезжал в Аламитос с юга или востока.

Все указывало на то, что убежище Флинта находилось к востоку

и югу от Аламитос и к северу от Хорс Спрингс. То есть где-то в

лавовых полях неподалеку от плато Себолетта. Бакдан обыскал мест

ность к югу и западу. Он проверил старые индейские развалины около

Порт-Оф-Фис Флэт и каньона Олд Редондо. Он проехал по обеим сторо

нам хребта Зуни.

Бакдан прочел следы, оставленные гнедым жеребцом. Подковы бы

ли новые и легкоразличимые. Он не обнаружил таких следов к западу

от "Кейбара". Он вышел на след примерно недельной давности к югу

от "Кейбара" и дошел по нему до Северных равнин, где след исчезал.

Он не потратил время понапрасну, так как кое-что узнал, обнаружив

очень старую тропу, почти стертую ветром, ведущую в Хорс Спрингс.

Он сузил круг поисков и скоро решил, что убежище должно нахо

диться между уступами плато Себолетта и самой южной точкой лавовых

полей. Там он нашел несколько свежих следов - некоторые шли на се

вер, другие - на юг.

Однако, только сейчас, сидя на краю плато и изучая мальпаис,

Бакдан вспомнил человека с поезда, который исчез из вагона ночью

перед Аламитос.

Конечно, Кеттлмен - Флинт. Флинт спрыгнул с поезда по время

длительного крутого подъема и пошел пешком к западу, через плато,

где его должна была ждать лошадь.

Флинт наверняка где-то здесь. Бакдан знал, что в лавовых по

-149

лях есть островки зеленой травы и ручьи, есть свои ущелья и верши

ны. Спрыгнув с поезда и так быстро скрывшись из вида, Флинт должен

был знать дорогу к убежищу.

История о том, что Флинт - это мальчишка из "Кроссинга", мало

его беспокоила. Такая стрельба, как в "Кроссинге", или побоище,

которое Флинт устроил ганменам Болдуина после своего избиения, го

ворили о том, что этот человек легко может потерять голову, а че

ловек, потерявший голову - мертвый человек.

Бакдан, например, никогда не терял голову и всегда мыслил

трезво. Он отказывался взять на себя убийство Флинта, пока его не

попросила об этом Лотти Кеттлмен.

Он никогда не знал таких женщин. Божественно красивая, с изу

мительной фигурой, она знала, как разговаривать с мужчинами. Она

покорила его еще до того, как предложила пойти к Болдуину и ска

зать, что он передумал. Все равно Флинта придется убить. "А нам,

сказала она, - то есть вам, три тысячи долларов пригодятся."

В разговоре прозвучало несколько таких намеков. Бакдан думал,

что Лотти пообещала ему половину, в то время как она не обещала

ему ничего. Он не просил аванса, потому что просто не осмелился.

Она не такая, как все, она особенная, а Флинт сделал ее жизнь не

выносимой.

Бакдан привык иметь дело с жестокими людьми, с лошадьми и

оружием. Его немногочисленные контакты с женщинами основывались на

принципе "заплатил - получи", а Лотти Кеттлмен была женщиной из

иного мира. Как и многих других, его покорила женственность. Мысль,

что ему также следует получить деньги с Болдуина, показалась ему

чрезвычайно практичной, он изумился, как такая земная идея могла

прийти в такую хорошенькую головку.

И вот он здесь, выполняет работу, которую умеет делать лучше

остальных: устраивает засаду, чтобы убить человека.

-150

Флинт возвратился в убежище. Он много спал, пил говяжий буль

он и ухаживал за своим маленьким огородом. Он проводил много вре

мени с лошадьми, объезжая еще одного коня так же легко, как и гне

дого.

Док Макгиннис сказал, что отдых, спокойная жизнь и здоровая

пища для него лучшее лекарство.

Он всегда любил читать и теперь брал книги на луг с лошадьми

и читал. Днем стало теплее, хотя ночи еще были холодными.

Утром четвертого дня после перестрелки в салуне "Дивайд" он

только что выбрался на поверхность лавовых полей, когда в глаза

ему ударил луч света. Повернув голову, он еще раз поймал отражен

ный блеск стекла с края плато. Кто-то находился наверху, вероятно,

с биноклем.

Он остановился, как вкопанный, зная, что только движение при

влекает взгляд, а на таком расстоянии едва ли что-нибудь еще обна

ружит его присутствие.

Через несколько минут он постепенно опустился на колени и

после короткого ожидания спрыгнул обратно в котловину. Возможно,

что отраженный луч света исходил не от бинокля, а даже если от би

нокля, то наблюдающий мог и не заметить его, тем не менее, надо

готовиться к худшему.

Вернувшись в убежище, Флинт уже не думал ни о чем, кроме

вставшей перед ним проблемы. Если его собирались убить, значит,

кто-то хочет, чтобы он умер - совершенно естественное продолжение

недавних событий.

Самый сильный тот, кто сражается один. Флинт знал, что ему

неоткуда ждать помощи, впрочем, он всю жизнь рассчитывал только на

собственные силы.

Острое, ни с чем не сравнимое чувство, когда держишь в руке

револьвер, запах кожи и шалфея в тихий, знойный день, щебетание

-151

птиц, шорох песка под сапогами, радость первого глотка чистой во

ды после долгой жажды - все эти вещи он научился ценить только по

сле того, как чуть было не потерял их.

Жизнь, подумал Флинт, нельзя сводить к накоплению богатства,

к борьбе за власть. Жизнь - это умение видеть и слышать природу,

понимать мир. Но жизнь - это и постоянная готовность к борьбе и

опасности.

Наверняка против него послали Бакдана.

Ему нужно оставаться поближе к лошадям, потому что их воспри

ятие гораздо острее человеческого, их настороженность предупредит

его об опасности.

Флинт сразу же начал готовиться. В трещине, ведущей в убежи

ще, он соорудил простую ловушку из камней, привязав к лежащему на

краю откоса валуну тоненькую полоску сыромятной кожи и надежно

стрятав ее в траве и кустарнике, но натянув так, чтобы она висела

в футе над землей.

Затем, сидя на солнце, он сделал лук и стрелу и приладил их к

стене, направив стрелу на уровне груди вдоль прохода. Но такие ло

вушки вряд ли сыграют решающую роль против Бакдана, он может прой

ти по самому лавовому полю. После заката солнца он принес из ручья

гальку и рассыпал на тех участках поверхности лавы, откуда можно

было подобраться к убежищу.

Флинт ни на минуту не сомневался, что Бакдан найдет его.

Из окна каменной хижины он видел всю котловину, вход в нее и

часть откосов. Перекусив, Флинт лег и, тщательно занавесив лампу,

читал, пока не уснул.

Утром он проверил ловушки, приготовил завтрак и ушел в котло

вину к лошадям. Выбравшись на край лавового поля, он очень внима

тельно изучил все подходы, понимая, что знание их может означать

разницу между жизнью и смертью. Рядом лежал один из глубоких ко

Глава 17

Мальпаис - страшная смертоносная пустыня из застывшей лавы - лежал раскаленный послеполуденным солнцем, на его обширной каменистой поверхности ничего не двигалось. С края нависшего над мальпаисом столового плато Бакдан внимательно рассматривал раскинувшиеся перед ним лавовые поля.

Три дня прошло после стычки в Аламитос в салуне "Дивайд", стычки, которая закончилась полным поражением ганменов Болдуина. Три дня после разговора с Лотти Кеттлмен.

В течение этих трех дней Бакдан - осторожный и безжалостный охотник на людей - искал человека, которого должен убить.

Флинт появлялся ниоткуда и исчезал в никуда.

Однако, у него должно быть убежище, он должен где-то держать своих лошадей. Кроме того, у гнедого не было клейма, а это говорило о том, что он вырос не на ранчо, иначе бы ковбои знали о нем.

Спрятавшись от посторонних глаз в деревьях и скалах на краю плато, Бакдан вспоминал все, что знал о Флинте.

Он появился в Хорс Спрингс. Вооруженная стычка с людьми Болдуина произошла на Северных равнинах, когда Флинт направлялся на север. Через несколько дней он приехал в Аламитос с юга.

Он участвовал в обороне "Кейбара", его видели, когда он скакал к ранчо впереди нападавших, и ехал он с юга. В большинстве случаев он приезжал в Аламитос с юга или востока.

Все указывало на то, что убежище Флинта находилось к востоку и югу от Аламитос и к северу от Хорс Спрингс. То есть где-то в лавовых полях неподалеку от плато Себолетта. Бакдан обыскал местность к югу и западу. Он проверил старые индейские развалины около Порт-Оф-Фис Флэт и каньона Олд Редондо. Он проехал по обеим сторонам хребта Зуни.

Бакдан прочел следы, оставленные гнедым жеребцом. Подковы были новые и легкоразличимые. Он не обнаружил таких следов к западу от "Кейбара". Он вышел на след примерно недельной давности к югу от "Кейбара" и дошел по нему до Северных равнин, где след исчезал. Он не потратил время понапрасну, так как кое-что узнал, обнаружив очень старую тропу, почти стертую ветром, ведущую в Хорс Спрингс.

Он сузил круг поисков и скоро решил, что убежище должно находиться между уступами плато Себолетта и самой южной точкой лавовых полей. Там он нашел несколько свежих следов - некоторые шли на север, другие - на юг.

Однако, только сейчас, сидя на краю плато и изучая мальпаис, Бакдан вспомнил человека с поезда, который исчез из вагона ночью перед Аламитос.

Конечно, Кеттлмен - Флинт. Флинт спрыгнул с поезда по время длительного крутого подъема и пошел пешком к западу, через плато, где его должна была ждать лошадь.

Флинт наверняка где-то здесь. Бакдан знал, что в лавовых полях есть островки зеленой травы и ручьи, есть свои ущелья и вершины. Спрыгнув с поезда и так быстро скрывшись из вида, Флинт должен был знать дорогу к убежищу.

История о том, что Флинт - это мальчишка из "Кроссинга", мало его беспокоила. Такая стрельба, как в "Кроссинге", или побоище, которое Флинт устроил ганменам Болдуина после своего избиения, говорили о том, что этот человек легко может потерять голову, а человек, потерявший голову - мертвый человек.

Бакдан, например, никогда не терял голову и всегда мыслил трезво. Он отказывался взять на себя убийство Флинта, пока его не попросила об этом Лотти Кеттлмен.

Он никогда не знал таких женщин. Божественно красивая, с изумительной фигурой, она знала, как разговаривать с мужчинами. Она покорила его еще до того, как предложила пойти к Болдуину и сказать, что он передумал. Все равно Флинта придется убить. "А нам, - сказала она, - то есть вам, три тысячи долларов пригодятся."

В разговоре прозвучало несколько таких намеков. Бакдан думал, что Лотти пообещала ему половину, в то время как она не обещала ему ничего. Он не просил аванса, потому что просто не осмелился. Она не такая, как все, она особенная, а Флинт сделал ее жизнь невыносимой.

Бакдан привык иметь дело с жестокими людьми, с лошадьми и оружием. Его немногочисленные контакты с женщинами основывались на принципе "заплатил получи", а Лотти Кеттлмен была женщиной из иного мира. Как и многих других, его покорила женственность. Мысль, что ему также следует получить деньги с Болдуина, показалась ему чрезвычайно практичной, он изумился, как такая земная идея могла прийти в такую хорошенькую головку.

И вот он здесь, выполняет работу, которую умеет делать лучше остальных: устраивает засаду, чтобы убить человека.

Флинт возвратился в убежище. Он много спал, пил говяжий бульон и ухаживал за своим маленьким огородом. Он проводил много времени с лошадьми, объезжая еще одного коня так же легко, как и гнедого.

Док Макгиннис сказал, что отдых, спокойная жизнь и здоровая пища для него лучшее лекарство.

Он всегда любил читать и теперь брал книги на луг с лошадьми и читал. Днем стало теплее, хотя ночи еще были холодными.

Утром четвертого дня после перестрелки в салуне "Дивайд" он только что выбрался на поверхность лавовых полей, когда в глаза ему ударил луч света. Повернув голову, он еще раз поймал отраженный блеск стекла с края плато. Кто-то находился наверху, вероятно, с биноклем.

Он остановился, как вкопанный, зная, что только движение привлекает взгляд, а на таком расстоянии едва ли что-нибудь еще обнаружит его присутствие.

Через несколько минут он постепенно опустился на колени и после короткого ожидания спрыгнул обратно в котловину. Возможно, что отраженный луч света исходил не от бинокля, а даже если от бинокля, то наблюдающий мог и не заметить его, тем не менее, надо готовиться к худшему.

Вернувшись в убежище, Флинт уже не думал ни о чем, кроме вставшей перед ним проблемы. Если его собирались убить, значит, кто-то хочет, чтобы он умер - совершенно естественное продолжение недавних событий.

Самый сильный тот, кто сражается один. Флинт знал, что ему неоткуда ждать помощи, впрочем, он всю жизнь рассчитывал только на собственные силы.

Острое, ни с чем не сравнимое чувство, когда держишь в руке револьвер, запах кожи и шалфея в тихий, знойный день, щебетание птиц, шорох песка под сапогами, радость первого глотка чистой воды после долгой жажды - все эти вещи он научился ценить только после того, как чуть было не потерял их.

Жизнь, подумал Флинт, нельзя сводить к накоплению богатства, к борьбе за власть. Жизнь - это умение видеть и слышать природу, понимать мир. Но жизнь - это и постоянная готовность к борьбе и опасности.

Наверняка против него послали Бакдана.

Ему нужно оставаться поближе к лошадям, потому что их восприятие гораздо острее человеческого, их настороженность предупредит его об опасности.

Флинт сразу же начал готовиться. В трещине, ведущей в убежище, он соорудил простую ловушку из камней, привязав к лежащему на краю откоса валуну тоненькую полоску сыромятной кожи и надежно стрятав ее в траве и кустарнике, но натянув так, чтобы она висела в футе над землей.

Затем, сидя на солнце, он сделал лук и стрелу и приладил их к стене, направив стрелу на уровне груди вдоль прохода. Но такие ловушки вряд ли сыграют решающую роль против Бакдана, он может пройти по самому лавовому полю. После заката солнца он принес из ручья гальку и рассыпал на тех участках поверхности лавы, откуда можно было подобраться к убежищу.

Флинт ни на минуту не сомневался, что Бакдан найдет его. Из окна каменной хижины он видел всю котловину, вход в нее и часть откосов. Перекусив, Флинт лег и, тщательно занавесив лампу, читал, пока не уснул.

Утром он проверил ловушки, приготовил завтрак и ушел в котловину к лошадям. Выбравшись на край лавового поля, он очень внимательно изучил все подходы, понимая, что знание их может означать разницу между жизнью и смертью. Рядом лежал один из глубоких колодцев, рассыпанных по всему полю глубиной больше шестидесяти футов, дно усыпано острыми, как бритва, обломками скал, когда-то служившими крышей каменного пузыря. Падение туда означает верную гибель... или медленную смерть от голода.

Если за ним охотится Бакдан, то он будет стрелять только наверняка. Флинт знал, что ему нельзя вести жизнь по расписанию, а наоборот, следует предпринимать неожиданные шаги. Он с удивлением понял, что предстоящее испытание вызывает у него радостное нетерпеливое ожидание. Где сделает Бакдан свой первый выстрел? Где будет ждать?

У ручья. Человеку нужна вода, поэтому Бакдан будет ждать Флинта у ручья. Флинт будет брать воду только в хижине, в пещере, так как Бакдану нельзя позволить просто ждать его, надо спровоцировать на первый шаг. Рискует тот, кто двигается, а не тот, кто ждет.

Так началась странная дуэль, которая должна была закончиться смертью одного человека, а может быть и двух.

На третье утро после стычки в салуне "Дивайд", которая уничтожила власть Болдуина в Аламитос, ковбои "Кейбара" разбили лагерь на месте сгоревших построек и очистили площадку для нового строительства. Эд Флинн, сидя, руководил возведением нового крыла.

Незадолго до захода солнца в лагерь въехал Бакдан.

Нэнси Керриган стояла у костра. Рядом готовида еду Хуанита, а Рокли на корточках пил кофе. Геддис принес кофе Флинну и, повернувшись лицом к Бакдану, остался рядом с Эдом.

- Начинаете строиться? - Бакдан указал на очищенное место. - Как насчет чашечки кофе?

- Добро пожаловать. - Нэнси произнесла привычную фразу, но в ее голосе не чувствовалось дружелюбия. - В "Кейбаре" еще никому не отказывали в еде.

- Проезжал мимо, - объяснил Бакдан, принимая кружку из рук Хуаны. От его взгляда ничто не укрылось, но Нэнси была уверена, что не желание узнать о делах ранчо привело сюда Бакдана.

- Когда допьете кофе, - сказала Нэнси, - можете ехать дальше. Я не хочу вас видеть на ранчо.

Он поднял свои холодные, тусклые глаза. - Я не тронул ни одного из ваших людей.

- И не тронете. Если вас увидят на нашей земле после восхода солнца, я прикажу стрелять без предупреждения. И выгоню любого своего ковбоя, кто не станет в вас стрелять или предложит честный поединок.

- Это жестокие слова. - Бакдан налил еще кофе из котелка и посмотрел на нее с невольным уважением. - Я буду осторожен, мэм, но поверьте, мне не нужны ваши люди.

- Вы говорили Тому Надженту то же самое?

Выражение его лица не изменилось.

- Я не разговаривал с Томом Наджентом. Я о нем ничего не знаю.

Рокли встал.

- Допивайте кофе и убирайтесь.

Бакдан мягко взглянул на него.

- Вы как-нибудь можете приехать в город.

- Я буду заезжать туда почаще, - ответил Рокли, - а если хотите, мы можем расширить границы ранчо до Аламитос, а потом устроить там охоту.

- Если застрелят кого-нибудь из моих людей, - добавила Нэнси, - мы вас найдем и повесим на месте. Ясно?

- Ничто не может быть яснее, - сказал Бакдан. Он подошел к лошади и сел в седло. Он посмотрел на Нэнси, гордо стоящую у костра. - Мэм, народ говорит всякие нехорошие вещи про женщин - хозяек ранчо. По-моему, это неправда. С вами можно идти хоть на край света.

- Вряд ли он нас тронет, - сказала Нэнси, когда он отъехал. - Но мой приказ остается в силе.

- Он не просто ездит, - сказал Рокли. - Он ищет.

Над тропой в той стороне, где скрылся Бакдан, висело облачко пыли. Нэнси почувствовала, как по спине пробежал холодок.

- Он найдет то, что ищет, - сказал Рокли.

- Он убьет Флинта, - сказал Скотт. - Это ведь его он ищет.

После этого никто не произнес ни слова. Тем временем начали сгущаться тени и появились летучие мыши, бесшумно рыщущие в ночном небе.

Где он сейчас? Где Флинт?

Нэнси отошла от костра, а Джонни Отеро с беспокойством следил за ней. Она остановилась и посмотрела туда, где черной линией на темно-синем звездном небосклоне пролегал горный хребет.

Флинт был где-то там... один.

Глава 18

Было очень жарко. На далеком горизонте скапливались массы кучевых облаков, до раскаленных камней невозможно было дотронуться. Бакдан лежал в тени невысокой сосны, росшей из трещины в лаве, и наблюдал за ручьем.

Два дня назад он был уверен, что приготовил Флинту настоящую западню, но теперь его одолевали сомнения. Флинт явно пользовался водой из какого-то другого источника.

Вокруг ничего не двигалось - лишь стервятник парил в обжигающем небе. Два дня назад Бакдан нашел следы, ведущие к лавовым полям, а затем и саму трещину. Он не осмелился проехать по узкому ходу, но обнаружил в нем множество следов.

Надо обследовать котловину. Перехватив винтовку, Бакдан вышел из тени. На ногах у него были мокасины на твердой подошве, как у индейцев-апачи еще одна пара лежала в рюкзаке. Там же он держал вяленое мясо и чай - этого ему хватит на неделю.

Бесшумно, словно подбирающийся к жертве койот, он двинулся по краю обрыва, не отрывая взгляда от зеленой травы оазиса, и не заметил, как наступил на гальку.

Негромкий скрежет заставил его замереть на месте. Бакдан понял, зачем здесь рассыпана галька. Он тихо выругался, пригнулся и застыл в этом положении, ловя каждый звук.

Наконец, Бакдан выпрямился и вытянул ногу, чтобы расчистить гальку. Вдруг рядом с его головой свистнула пуля. Он ничком бросился на камни и, перекатываясь, добрался до расщелины и вжался в нее с винтовкой наготове. Он тяжело дышал, испытав настоящий страх.

Он ждал и вслушивался, но кругом было тихо. Однако в ушах у него до сих пор звучал резкий, злой свист пули и отраженный стенами грохот выстрела. Впервые за последние шесть лет, если не считать беспомощных ответных выстрелов Эда Флинна, в него стреляли, а он даже не видел, откуда.

Зная, что Флинт засек то место, где он спрятался, и что рядом не было надежного укрытия, Бакдан пролежал до захода солнца. Он рискнул двинуться только с наступлением темноты.

На луке седла красовалась связка веток, а на одной ветке болталась стреляная гильза - немое напоминание, что Флинт сам мог устроить ему засаду. Бакдан отвел коня на поводу на приличное расстояние, прежде чем сесть верхом. Через два часа, перекусив, он вернулся.

Несмотря на привычно-бесстрастное настроение, у Бакдана на душе было неспокойно. Раньше засады устраивал он, а теперь охотятся на него.

Он вошел в трещину и, прислушавшись, медленно начал пробираться по проходу. Если только он сможет проникнуть в котловину и дождаться, когда Флинт утром выйдет...

Бакдан испытывал желание как можно скорее выбраться из этого закрытого со всех сторон места. Он обогнул выступ скалы, сделал шаг вперед и тут же зацепился за что-то ногой. Он инстинктивно бросился назад и в сторону. В какой-то момент Бакдан понял, что попал в ловушку. Он услышал звук трущихся друг о друга каменных глыб, затем ужасный грохот обвала и задохнулся в облаке пыли, хватая воздух широко раскрытым ртом. Прошло несколько минут, прежде чем лихорадочно перестало биться сердце, и Бакдан понял, что жив и даже не ранен. Его охватил панический страх. Вон отсюда...быстрее!

Схватив винтовку, он пробежал с дюжину ярдов, но потом, тяжело дыша, остановился. Прислушавшись, он не услышал ничего угрожающего - только где-то в обвале тонкой струйкой сыпался песок.

Бакдан обдумал ситуацию. А почему бы сейчас не вернуться? Можно ожидать еще одной ловушки, но это маловероятно. Он пошел обратно, осторожно пробираясь по обвалившимся камням. Он коснулся рукой скалы - холодной, как лед, скалы - и испытал мгновенный ужас. Предчувствие? Он в сердцах отогнал дурные мысли. Это работа, такая же, как и всякая другая. Он шагнул вперед и, не доверяя шелестящей под ногами траве, отступил к стене.

Это неожиданное движение спасло ему жизнь, потому что, поворачиваясь, он задел скрытую пружину второй ловушки. Стрела, нацеленная ему в грудь, порвала рукав и глубоко разрезала плечо.

Он упал на колени, ожидая повторного выстрела, уверенный, что это не просто ловушка, а преднамеренное нападение, но через минуту-другую плечо невыносимо заболело. Уверившись, что новой атаки не будет, Бакдан приложил руку к ране и почувствовал кровь. Он отчаянно выругался про себя, развязал шейный платок и затянул его на плече. Затем взял винтовку, вышел в котловину и спрятался в кустах.

Небо было лишь немного светлее, чем царившая в котловине непроглядная темнота. Где-то сорвался со стены камень и с мягким стуком упал в траву. Рядом журчал ручей. Бакдан прислонился спиной к скале, вынул кусок мяса и начал медленно жевать.

Это может оказаться западней. Допустим, он ждет Флинта, а Флинт ждет его?

Когда рассвело, Бакдан разглядел луг, возделанные грядки и прикрытый камнями навес, вход в который он не смог увидеть. Он не заметил никаких признаков жизни. С растущим нетерпением Бакдан прождал час, другой.

Флинт провел ночь в соседней котловине, ближе к лошадям, и спал спокойно, зная, что они предупредят его об опасности. Он приготовил кофе и легкий завтрак, внимательно оглядывая пастбище. Поев, он туннелем прошел к внешнему оазису, открыл спрятанную за яслями дверь в конюшню и вошел в дом.

Не приближаясь к окну, он в бинокль осмотрел луг и вход в убежище и заметил, что поставленная ловушка сработала. Значит, здесь кто-то есть.

Через час он решил, что незваный гость не станет действовать первым, и прошел обратно в туннель, изнутри подперев скрытую за яслями дверь куском скалы.

Идея пришла к нему неожиданно. Он выбрался на лавовое поле и, спустившись у его края, через несколько минут без труда нашел коня Бакдана. Сев на него верхом, Флинт отправился в Аламитос.

К полудню от въехал в город и, привязав коня к коновязи, вошел в салун "Дивайд". У стойки он увидел Болдуина с двумя незнакомцами, явно прибывшими с Востока. Болдуин взглянул на Флинта, потом на коня.

- Совершенно верно, это конь Бакдана. Он в мальпаисе охотится за мной.

- И найдет.

- А разве вы не за этим его наняли? Чтобы убить меня.

Портер Болдуин подавил приступ гнева. - Я не знаю, о чем вы говорите, - ответил он, и покраснел.

Флинт заказал выпивку. - У кого еще есть деньги нанять Бакдана. К кому еще он может ходить в отель через черный вход?

Оба незнакомца с беспокойством посмотрели на Болдуина. Флинт залпом осушил стакан и направился в ресторан отеля. Он заказал лучшие блюда и уже обедал, когда открылась дверь, и вошла Лотти Кеттлмен.

Она с подозрением оглядела его. - Джим, что ты тут делаешь? - Как видешь, наслаждаюсь едой. Лотти, ты плохо выглядишь. По-моему, этот климат тебе вреден.

- Не знаю, чему ты радуешься, - раздраженно сказала она. - В твоей жизни ничего не изменилось.

- Лотти, ты знакома с Бакданом?

На ее лице не дрогнул ни один мускул. - С кем? Я такого не припоминаю.

- Лучше возвращайся в Нью Йорк, Лотти. Мне больше не нужны непрятности.

- Ты о чем?

- Только два человека могут заплатить Бакдану - ты и Болдуин. К тому же я абсолютно уверен, что ты не станешь тратить деньги, если сможешь добиться своего бесплатно.

- Ты стараешься меня испугать?

- Ты оень похожа на своего отца, Лотти. А теперь поступаешь совсем как он: сплошные авантюры и никаких результатов. Почему бы тебе не выйти замуж за какого-нибудь хорошего парня и не зажить спокойно?

- Я замужем. За тобой.

- Если я вернусь, то подам в суд на развод, а если ты будешь возражать, в качестве доказательства я представлю документы агенства Пинкертона. Тебя, может быть, и не повесят, но в тюрьму отправят точно. Мне нужна свобода.

- Чтобы жениться на фермерше?

- Просто, чтобы быть свободным.

Она страшно побледнела, глаза загорелись. Взгляд стал тведым.

- Допустим, ты не вернешся?

- Тогда я оставлю тебя Бакдану. Ты попытаешься его обмануть, и знаешь, что случится? - Он допил кофе. - Садись в поезд, Лотти, и уезжай как можно быстрее.

Когда он снова взобрался на лавовые поля, над горами уже взошла луна. Он не увидел и не услышал ничего подозрительного, лошади спокойно щипали траву. Бакдан прятался кто-то здесь, но когда он обнаружит своего коня без седла, он поймет, что на нем ездили.

Флинт поехал в Аламитос не из безрассудства, а сознательно, надеясь спровоцировать Бакдана на необдуманные действия. Флинт прекрасно понимал, с кем имеет дело, и знал, что пока ему везет.

Примостившись в нише лавовой стены, от заснул.

Проснувшись на рассвете, он увидел, что горизонт закрыт грозовыми тучами, которые то и дело рассекались вспышками молний. О приближающейся грозе предупреждала и сырость в воздухе.

Минут тридцать Флинт тщательно осматривал каждую щель в скалах, а затем под прикрытием кустарника осторожно двинулся вдоль стены.

Подобравшись к месту, где он сложил припасы, Флинт натянул дождевик, набил его карманы едой, в карманы брюк и куртки рассовал патроны, а затем решился разжечь маленький костер под уступом скалы. Флинт попил горячего кофе, загасил костер и взял винтовку.

Он полагался на предупреждение лошадей, но чуть не упустил момент, когда Рыжий вдруг вскинул голову. Флинт упал на землю, и над его головой взвизгнула пуля.

Лошади отбежали в сторону и смотрели поверх него, поэтому он развернулся и, толкая перед собой винтовку, пополз по траве в сторону ледяной пещеры, где земля резко уходила вниз. Он заполз в пещеру и хотел выглянуть из-за камня в сторону котловины, когда пуля ударила в скалу в нескольких дюймах от лица и отрикошетила в глубь пещеры.

Он замер, раздумывая, что предпринять. Бакдан наверняка ожидает выстрела справа или слева от того места, куда попала пуля. Но он не ожидает ответа с того самого места.

Флинт рискнул выглянуть из-за камня и решил, что Бакдан прячется в ложбинке на краю лавового поля, ярдах в шестидесяти. Зная, что слой лавы там мягкий и пористый, он вскинул винтовку и три раза быстро выстрелил в ложбинку, затем, пригибаясь, перебежал ярдов двадцать и выстрелил еще раз. Расчет Флинта на реакцию Бакдана был точным, но он чуть поторопился выстрелить в выскочившего из углубления человека и промахнулся.

Флинт лежал и ждал. Прошел час, но ничего не случилось.

Затем он услышал, как о скалу ударился камешек. По силе удара Флинт понял, что камешек бросили. После недолгого ожидания он отполз в пещеру, вспомнив, что накануне заметил свет в глубине. Вероятно, в пещере был еще один выход - трещина или промоина. Он обнаружил подобие шахты и выбрался наверх, на груду камней, поросших кустарником, сильно порезав руку об острые обломки скал.

На мгновение его ослепила молния, и он лежал в ожидании раската грома. Раздался оглушительный грохот, и вместе с ним хлынул дождь - потоки воды, низвергающиеся с неба. Сверкали молнии, гром перекатывался и громыхал, отражаясь от утесов плато, ливень хлестал по лавовым полям, смешиваясь с порывами ветра, и тут Флинт сквозь струи дождя увидел Бакдана.

Он бежал по лавовому полю ярдах в пятистах. Флинт вскинул винтовку и выстрелил три раза подряд. Он увидел, как Бакдан, чтобы сбить прицел, заметался из стороны в сторону, а потом исчез в какой-то трещине или промоине.

Флинт не увидел вблизи укрытий, но решил не терять времени. Поднявшись, он побежал по лаве к противоположному концу котловины. Пробежав примерно половину, он почувствовал, что один его шаг отозвался глухим гулом, однако следующий вывел на твердую поверхность.

Избегая гладкой поверхности, под которой могли скрываться каменные колодцы, Флинт бежал по неровной, иззубренной лаве, но когда приблизился к цели, стал двигаться с величайщей осторожностью, несмотря на то, что надетый дождевик сливался с цветом базальта и маскировал его.

Откуда-то бухнул выстрел, и что-то сильно ударило его по голени. Нога подкосилась, и Флинт упал. Но приподняв штанину, он увидел, что нога всего лишь рассечена осколком камня. Флинт укрылся за выступом лавы и ждал, пока утихнет боль в ноге, но когда двинулся дальше, то заметно прихрамывал.

Теперь конец этой дуэли положит только смерть. Противник Флинта был гораздо опытнее, его можно переиграть только хитростью, потому что Бакдан мастер в своем деле, каким бы грязным оно ни было.

Флинт перебегал по лаве, используя любое прикрытие. Пару раз пули пролетали совсем рядом, но Флинт не видел, откуда стреляют. Бакдан явно действовал по плану. Флинт оглянулся и от неожиданности у него перехватило дыхание: позади высился скальный откос высотой футов тридцать. Здесь лава встретила какое-то препятствие и перевалилась через него, оставив гладкую отвесную поверхность, закрывавшую путь к отступлению. Его загнали в мешок, и выход оставался один: вперед, под пули Бакдана, чего тот и добивался.

Флинт был укрыт от Бакдана небольшой промоиной, в которую стекала вода. Пригнувшись, он побежал по промоине к подножью скалы.

Справа от него высилась стена и лежал один из каменных колодцев. Он подошел к нему, но края отвесно уходили вниз. Дно колодца было усыпано острыми осколками лавы, которые давным-давно служили ему крышей. Внизу росли несколько сосен, пара из них - футов семдесят, но их верхушки не доходили даже до края колодца.

Флинт пошел назад. У него в запасе было еще немного времени. Он постоял, зная что одна маленькая идея дороже всякой беготни. Флинт мог спрятаться, но в таком случае Бакдан подстрелит его, подобравшись поближе, а он даже не знает, куда стрелять.

Он пошел налево. Тут стена круто загибалась, образуя впадину шириной несколько футов. Ни трещены, ни укрытия.

И вдруг он увидел шанс на спасение.

Здесь в стене вертикально вверх уходила трещина. Она начиналась узкой двухдюймовой щелью на высоте его роста, расширяясь кверху и достигая наверху футов четырех.

Но если Бакдан подойдет в тот момент, когда Флинт будет карабкаться вверх, ему конец. К тому же, Флинт не знал, как добраться до трещины и залезть по ней на вершину. Он слышал, что скалолазы проделывали такие штуки, но видеть и тем более участвовать, ему не приходилось. Однако, это его единственный шанс, он должен попытаться.

Флинт посмотрел на трещину. Уцепиться не за что. Сужавшаяся книзу щель не оставляла места даже для пальцев.

Где-то позади шаркнула по камню подошва. Он последний раз взглянул наверх, повесил винтовку на грудь и прыгнул.

Глава 19

Флинт крепко сжал левый кулак и в момент прыжка вбил его в щель, затем подтянулся, уцепился за край пальцами правой руки, разжал кулак и постепенно, дюйм за дюймом, пополз вверх, затем извернулся и просунул в щель ногу. Когда трещина расширилась, он уперся спиной в одну стенку, а коленями - в другую и медленно продолжал ползти, пока не ухватился левой рукой за верхний край.

Внизу он слышал стук осыпающихся камней и приближающиеся шаги. Флинт перевел дыхание и собрался с силами. Нужно уцепиться за край правой рукой и подтянуться. Если сейчас появится Бакдан, то подстрелит его, как куропатку.

Нельзя терять времени. Он перебросил правую руку, одновременно расслабив ноги, и повис, зацепившись за край трещены. Затем невероятным усилием рванулся вверх и перебросил через край ногу.

Флинт мельком увидел внизу темную фигуру, перекатился, и тут же грохнул выстрел. Пуля разбила камень в том месте, где только что был он.

Флинт, тяжело дыша, лежал на мокрой скале, в лицо ему бил дождь. Затем он медленно отодвинулся от края, снял винтовку и только тогда огляделся.

Отсюда открывалась панорама мальпаиса: шероховатая, иззубренная лавовая равнина с оспинками каменных колодцев. Он увидел часть большой котловины, где паслись лошади, и вдалеке на западе еще более обширное пастбище, частью скрытое лавой - наверное, Дыра-в-стене.

Флинт медленно пошел прочь от края, осторожно ступая между острыми обломками камней.

Промокший до нитки Бакдан скорчился под свисающим выступом скалы, прячась от холодных струй, и проклиная продолжающийся дождь. Он размывал перспективу, превращая охоту на человека в смертельно опасное занятие.

Он развел небольшой костер, вспомнил все, что произошло, и настроение у него не улучшилось. Ничто не выходило так, как он задумал. С невольным уважением он подумал о человеке, за головой которого его послали. Никогда еще ему не приходилось сталкиваться с таким противником. Кто бы мог подумать, что Флинт одолеет этот утес?

Он заварил в кружке чай. Флинт никуда не денется. Если бы Бакдан имел дело с обыкновенным человеком, он стал бы беспокоиться, что тот уйдет, но Флинт будет драться до конца. Бакдан жевал кусок вяленого мяса, прихлебывал чай и угрюмо смотрел на серый, залитый дождем мир.

Плечо, куда попала стрела, болело, рука слушалась плохо, он промок насквозь. На теле было не менее десятка порезов и синяков. Вдалеке сверкнула молния, и он слушал, как где-то в каньоне долго перекатывались раскаты грома. Бакдан отхлебнул чай. Пора двигаться. Ему надо убить человека.

Пуля выбила из пальцев кружку и злобно вонзилась в сосну, рядом с которой он сидел.

Бакдан быстро откатился от костра. Пальцы, державшие кружку задеревенели. Он схватил винтовку и подтянул ее к себе. Выстрел потряс его: Бакдан был уверен, что Флинт или останется на вершине утеса, или еще долго будет искать дорогу вниз.

Он хотел было приподняться, но три быстрых, ищущих выстрела заставили его вновь уткнуться лицом в землю. Первая пуля ударила в костер и обсыпала Бакдана горящими угольками, вторая воткнулась в темный силуэт дерева, который издали можно было принять за человека третья чуть не попала ему в ладонь, оцарапав пальцы.

Он отполз в кусты, поднял голову и увидел, что Флинт идет в его сторону. Бакдан вскочил и выстрелил от бедра. Флинт исчез. Бакдан скользнул в глубокую трещину в лаве, повис на краю и спрыгнул на дно. Он побежал в ту сторону, откуда прозвучали выстрелы, и оказался в тесной, окруженной высокими, неприступными стенами котловине. Еще одна пуля брызнула осколками камня рядом с ним. Бакдан протиснулся между двух валунов, задыхаясь и плача от радости.

Он остановился перезарядить винтовку, хотя в обойме еще были патроны. Этот Флинт... он не шутил, когда стрелял. Бакдан взглянул на тыльную сторону ладони - поперек трех пальцев пролегала кровавая борозда.

"Надо убираться отсюда," - вдруг сказал он себе. К черту это дело, и к черту тех, кто его послал.

Бакдан упал на четвереньки и заполз в темную пещеру, зиявшую в основании стены. Он увидел глиняние черепки и древние наконечники стрел. Бакдан сел на пол с винтовкой в руках и стал ждать.Дождь не прекращался, хотя немного ослабел. Вдалеке ворчал гром, небо было низкое и серое, облака пропитаны дождем. До вечера оставалось недолго.

Он понятия не имел, где находится.

У Флинта почти не осталось сил. Он подошел к костру, где недавно сидел Бакдан, и поднял искореженную выстрелом кружку. Рюкзак Бакдана лежал поблизости, он нашел немного чая и заварил себе кружку. Ему просто повезло, когда он наткнулся на тропинку, ведущую с утеса, и увидел легкую струйку дыма от костра.

Однако Флинт не рискнул здесь остаться. Он торопливо выпил чай и, тяжело хромая, двинулся дальше. Голень опухла, кожа на ладонях ободрана о камни, колени разбиты, мышцы налились усталостью.

Дождь все еще шел, и Флинту казалось, что он несет всю тяжесть грозы на своих устало ссутулившихся плечах. Винтовка потяжелела, а один из пистолетов он где-то потерял - наверное на пастбище.

Флинт нуждался в отдыхе и крыше над головой. Он оглянулся на утес, засекая направление, и без лишних предосторожностей отправился в путь. Он знал, что Бакдан спрятался где-то здесь, в скалах, но у Флинта просто не было сил, чтобы выследить его.

Ему нужен отдых.

Он прошел две мили до пастбища, упав только раз и спустился в котловину. Лошади сгрудились у ледяной пещеры, но он не стал к ним подходить. Его единственным желанием было дойти до убежища и согреться, пусть даже в последний раз. Ему казалось, что он никогда не избавится от холода и сырости, преследовавших его весь этот долгий день, когда он бежал, карабкался по скалам, стрелял и даже был близок к цели - возможно, Бакдан ранен.

Он добрался до хижины и разжег в очаге большой огонь. Флинт разделся, насухо растерся одеялом и надел чистую одежду, все еще дрожа от холода. Он сварил кофе и поставил подогреть бобы, вначале выложив в кастрлю одну банку, затем, подумав, вторую.

Флинт уселся на кровать, вычистил винтовку и револьвер, проверил заряды, протерев каждый патрон. Потом он наглухо закрыл дверь и проход в конюшню, хотя его почти невозможно было обнаружить, и, завернувшись в одеяла, упал в кровать, все еще дрожа от холода и усталости.

Когда Бакдан въехал в Аламитос, Нэнси Керриган была в городе. Люди на улицах останавливались и смотрели на него, некоторые высовывались из окон. Светловолосый ганмен едва держался в седле. Он промок до нитки, одна рука была грубо перевязана, лицо еще больше вытянулось и осунулось.

Бакдан придержал коня у магазина и почти выпал из седла. Он остановился на деревянном тротуаре, по которому стучал дождь, посмотрел налево, потом направо и зашел внутрь. Бакдан купил две коробки патронов, затем спросил: - У вас есть динамит?

Он взял пятьдесят зарядов вместе с детонаторами и фитилями. Обернув динамит одним дождевиком и закутавшись в другой, Бакдан, казалось, был готов отправиться назад, но вместо этого подъехал к конюшне, поставил коня и вернулся в "Гранд-отель". Через несколько минут он крепко спал в одном из номеров.

В магазин вошла Нэнси Керриган.

- Ховард, что купил этот человек

- Патроны. Он купил патроны и динамит, мэм, - сказал Ховард. - Я бы предположил, что он хочет что-то взорвать.

Нэнси бросилась к салуну "Дивайд". У дверей она помедлила: рядом не оказалось ни одного человека, кого можно было бы послать в салун. Решившись, она подобрала юбки и толкнула дверь.

- Ред, - позвала она, - Миль Райан здесь? Или кто-нибудь из моих ребят?

Послышался скрип отодвигаемого стула, и в дверях показался Райан. Доброе утро, мэм. Что-то случилось? - За ним стояли Рокли и Геддис.

- Милт, ты можешь пойти по следам Бакдана? Он в отеле и, судя по всему, смертельно устал. Мне нужно, чтобы ты пошел по его следам. Джим Флинт где-то прячется, и Бакдан хочет взорвать его убежище. Он купил динамит.

- Динамит? Ну и ну!

Райан, прищурившись, взглянул на дождь. - Пойти-то я пойду, мэм, если дождь начисто не смыл следы.

- Пит, - сказала Нэнси, - седлай лошадей. Мою тоже. Мы найдем его. Я не позволю никого взрывать. - Она посмотрела на Пита и улыбнулась. - Во всяком случае, такого хорошего человека.

Пит Геддис колебался. Он перевел взгляд на Рокли, затем на Милта Райана.

- Есть более легкий путь, мэм, - сказал Пит. - Мы можем взять Бакдана.

- Нет. Вы убьете его, но и он может убить кого-нибудь из вас. Нет, мы найдем Флинта и отвезем его в "Кейбар".

Нэнси Керриган еще раз остановилась у магазина и купила винтовку. Ее винтовка осталась на ранчо. Затем они ходкой рысью отправились к югу.

Мужчины несколько раз переглядывались, а в ледяных глазах Милта Райана светилось настоящее удовлетворение: следы читались легко, Бакдан даже не пытался их стереть. Наконец, они дошли до места, где конь Бакдана долго стоял.

- Похоже, тут он пробыл большую часть дня. - сказал Милт.

- Днем здесь стреляли, - сказал Рокли. - Когда я забирал лошадей из Дыры-в-стене, где-то на лаве слышались выстрелы.

И здесь Бакдан не скрывал следов. Они вели к лавовым полям и исчезали в неширокой трещине.

- Мы нарываемся на неприятности, мэм, - произнес Геддис. - Бакдан вернется. Он будет отдыхать часа два, не больше, потому что надеется поймать Флинта здесь. Ему не понравится, если мы будем вмешиваться в его дела.

- Решим, что с ним делать, когда повстречаемся с ним, - ответила Нэнси. - Поехали!

Они двинулись по проходу, остановились у камнепада, потом тронулись дальше и въехали в котловину.

Им бросились в глаза ровные, ухоженные грядки огорода, но они не увидели лошадей и не сразу заметили хижину из обломков скал. К ней их привел Милт Райан.

- Надо быть дураком, - сказал Рокли, - чтобы стучаться в эту дверь, когда хозяин ожидает непрошенных гостей. Скорее всего, он будет стрелять прямо через нее.

Нэнси не ответила. Она подошла к хижине и, стоя рядом с дверью, громко постучала. - Джим! Джим Флинт!

Через несколько минут послышался приглушенный шум, затем Флинт спросил: - Кто это?

- Это Нэнси, Джим. Нэнси Керриган. Со мной трое моих парней. Бакдан в городе покупает динамит.

Дверь открылась, и первое, что увидела Нэнси, - это окровавленная и распухшая нога.

- Ты ранен! - воскликнула она. - Дай я помогу тебе.

- Нет, - сказал он. - Если Бакдан везет динамит, вам лучше уходить. Он скорее всего бросит его сверху.

- Это точно, - сказал Райан. - Если мы хотим остаться в живых, нам надо сматываться.

- Послушайте, - сказал Флинт. - Я остаюсь. - Нэнси попыталась что-то сказать, но он ее прервал. - Если начнешь убегать, то остановиться очень трудно.

Она взглянула ему в глаза.

- Джим... Джим, тебе будет тяжело.

- Когда все кончится, я рассчитываю заехать к тебе в гости. Ты будешь дома, Нэнси?

- Приезжай, Джим. Я буду дома. Приезжай и погости. Мы строимся, и для тебя найдется место.

- Пит, - сказал Флинт, - увози хозяйку. Насколько я знаю Бакдана, он уже возвращается.

Когда они уехали, Флинт вошел в дом. Значит, об убежище уже знают. Тайное место, куда он приехал умирать, уже не было тайной.

Он набил карманы патронами и взял винтовку и дождевик. Небо было закрыто облаками, где-то вдалеке рокотал гром. Он вышел, осмотрелся, затем туннелем прошел на пастбище.

Лошади обрадованно подошли, но Флинт выбрался на лаву и стал осторожно пробираться к первой котловине, потом залег.

Спустилась ночь. Прозвучал раскат грома, снова брызнул дождь, затем ветер отогнал его прочь. В свете молний Флинт различал темные силуэты деревьев на краю плато.

Впереди простиралось широкое, чуть выпуклое пространство, частью накрывавшее туннель между пастбищем и первой котловиной. Когда Флинт увидел голову, он вначале принял ее за камень. Флинт долго приглядывался, оставаясь неподвижным, и человек, наконец, поднялся спиной к нему и двинулся вперед, неся в одной руке какой-то предмет, а в другой - винтовку. Джим Флинт прицелился. Он не мог промахнуться, Но не мог и заставить себя нажать на курок.

Флинт встал с винтовкой в руке.

- Бакдан! - сказал он, и наверху прогремел гром.

Бакдан обернулся. Их разделяло не больше сорока футов, высокая фигура Бакдана четко выделялась на сером небе.

- Значит, ты решил играть по-честному? - спросил Бакдан. - Что ж, будь по твоему.

Он говорил спокойно и медленно, однако винтовка его двигалась быстро. Джим Флинт левой рукой перехватил дуло своей винтовки и выстрелил с бедра. Выстрел Бакдана опоздан на долю секунды. Бакдан зашатался и упал на колено.

Флинт не стрелял, но держал винтовку наготове.

- Вот ты и выиграл, - сказал Бакдан. - Мне хочется закурить... Можно?

- Закури.

Лицо Бакдана на мгновение осветилось вспыхнувшей спичкой, затем он согнулся, прикрывая огонь ладонями и телом, а когда повернулся, во рту у него горела сигарета.

Он встал. За его спиной упала искра. - Ты доставил мне много хлопот, Флинт. Скажи, это правда, что ты - мальчишка из "Кроссинга"?

Что-то странное было в его голосе, какой-то нюанс... Затем упала еще одна искра, и еще...

Флинта захлестнуло отчаяние.

- Будь ты проклят, Бакдан!..

Раненый убийца размахнулся, в руке он держал темный предмет, из которого сыпались искры.

Динамит!

Флинт выстрелил, потом еще раз, стремительно передергивая затвор. Он увидел, как дернулся Бакдан, когда в него попала первая пуля, увидел, как выпал из его рук динамит, увидел, как он рухнул после второго выстрела, как снова попытался кинуться к динамиту, услышал треск раскалывающихся камней, и в то же мгновение Бакдан исчез под землей.

Флинт ничком бросился на камни, и через долю секунды раздался страшный грохот, ударило пламя, вокруг посыпались осколки лавы и скал. Он лежал, пока не упал последний обломок, затем, пошатываясь, встал.

Флинт медленно двинулся в сторону взрыва, стуча впереди себя прикладом, чтобы не свалиться в скальный мешок. При вспышке молнии он увидел устье каменного колодца и распростертое тело Бакдана, лежащее на дне.

Он услышад их прежде, чем они подъехали.

- Джим! Джим! Это ты?

- Все в порядке, Нэнси, - сказал он. - Все в порядке.

Глава 20

После дождя в воздухе пахло свежестью. Некрашенные деревянные дома в Аламитос еще не просохли, но с каменных смыло всю пыль, а глиняные выглядели посветлевшими. Приятно шелестели листья тополей. Несколько лошадей у коновязи повернули головы, когда в город въехали ковбои с "Кейбара".

Словно по плану, они остановили лошадей в разных концах главной улицы, а Нэнси, сопровождаемая Джимом Флинтом, сразу направилась в "Гранд-отель".

На Джиме в это утро был серый костюм с широкополой шляпой западного стиля. Они поднялись по ступенькам и остановились.

- Ты уверен, что обязан это сделать?

- Уверен.

- Хорошо. - Она посмотрела ему в глаза. - Отец всегда говорил, что есть вещи, которых мужчина не имеет права избегать. Смотри, чтобы у тебя получилось как следует.

Он неожиданно улыбнулся, и она удивилась, как улыбка меняет его лицо.

- Конечно, получится, - сказал он. - Наверняка получится!

Портер Болдуин стоял напротив салуна "Дивайд". Джим Флинт повернулся и направился в его сторону. Этот огромный мужчина ждал его, загораживая своей массивной тушей в тесноватом черном костюме весь тротуар.

- Он мертв, Порт.

Болдуин вынул изо рта сигару, с недовольным видом оглядел ее и отшвырнул.

- Кто мертв?

- Бакдан. Он получил свое вчера ночью на лавовых полях.

Болдуин уставился на него. - Ну и что? А мне какое дело?

- Я думал, тебе будет интересно знать, Порт. А теперь отправляйся на станцию и убирайся... и не вздумай возвращаться обратно.

- Да ну?

- Да. Ты можешь уехать по собственному желанию или тебя погрузят на поезд, как дохлую корову. Выбирай.

- Кажется, ты хромаешь? Что-нибудь случилось?

- У тебя мало времени, Порт.

- Ну а если я откажусь, - сказал Болдуин, - ты наставишь на меня револьвер?

- Да нет, Порт. Я слыхал, что твое оружие - кулаки. Кулаки, ноги, голова. И запрещенных приемов не существует, так ведь?

- Не будь дураком, - ответил Порт, вытирая руки. - Вот этими руками я убил человека.

- В том-то все и дело, Порт. Я дурак. - И Флинт ударил его.

Короткий прямой слева скользнул между поднятыми руками Болдуина и попал ему в челюсть.

Болдуин поднес руку к разбитым губам и посмотрел на кровь, оставшуюся на пальцах.

- Пожалуй, я сниму пиджак, - сказал он, - потому что, судя по удару, у меня на тебя уйдет больше минуты.

Оба очень спокойно сняли пиджаки, галстуки и воротнички, затем повернулись друг к другу лицом, и Болдуин сжал свои кулачищи и встал в стойку. - А теперь, Джим Кеттлмен, я убью тебя голыми руками.

- Ловлю тебя на слове, - ответил Флинт, - и ставлю пять тысяч долларов на свою победу.

- Мне нравятся азартные люди. Принимаю ставку. У нас есть свидетели.

Собралась довольно большая толпа, и двое противников начали кружить в кольце зрителей. Флинт прекрасно понимал, что ему предстоит. Он еще не пришел в себя после изнурительной, долгой дуэли в мальпаисе. Более того, хорошо зная противника, он отдавал себе отчет, что только поражение в кулачном бою будет означать окончательное поражение Болдуина. Только это заставит его уехать в Нью Йорк. У Аламитос хватало своих неприятностей, чтобы распутывать хитроумные мошенничества, да и само присутствие в городе Болдуина достаточно красноречиво свидетельствовало, что он еще на что-то надеялся.

Флинт, двигаясь по кругу, сделал вид, что собирается бить левой в туловище, а когда Болдуин опустил руку, чтобы отразить ложный выпад, провел сильный удар в лицо.

- Мне это надоело, - сказал Болдуин и резко пошел на Флинта. Флинт хотел отступить, но его подвела нога, и он пропустил сильнейший удар в голову. Болдуин напирал на Флинта всей своей массой и бил огромными кулачищами в лицо и туловище. Флинт, уперевшись головой к плечо противника, захватил правую руку подмышку и развернул его, нанося удары в живот.

Освободившись, Флинт ударил еще раз справа и слева, затем, стоя лицом к лицу, не отступая ни на дюйм, они начали избивать друг друга.

Болдуин на удивление хорошо держал удары в живот, к тому же хорошо знал, что делал. Он бросил Флинта на коновязь, жердь разлетелась под весом Джима, и оба противника упали на землю. Болдуин размахнулся правой и хотел пригвоздить Флинта к земле, но тот откатился, поймал Болдуина за рукав и дернул на себя. Болдуин потерял опору, и Флинту удалось вскочить первым.

Болдуин, полуподнявшись, прыгнул на Флинта и головой сбил с ног в пыль, затем подскочил и хотел ударить носком ботинка в голову, но Джим всем весом навалился на опорную ногу, и Болдуин упал.

Они дрались жестоко и свирепо, нанося удары руками, головой, локтями. Флинт тяжело, прерывисто дышал. В первый раз он понял, как много сил отняла у него болезнь.

Флинт начал боксировать осторожнее. Он сделал ложный выпад левой и провел сильный удар правой под сердце. Пропустив два удара, он нанес Болдуину короткий правый и два длинных левых в живот.

Болдуин попятился и сорвал с груди остатки рубашки. Он заметил, что Флинт бережет ногу и что его состояние не из лучших. Поднырнув под левую руку Флинта, он рывком сбил его с ног и нарочно коленом упал на больную ногу. От пронзительной боли Джим застонал, из раны опять полилась кровь. Болдуин два раза с размаху ударил Флинта по голове, затем, оперевшись левой ему в грудь, занес правую для завершающего удара.

Флинт молниеносно ударил по левой руке, Болдуин потерял равновесие. Джим перекатился и встал. Он был жестоко избит, тяжело дышал, один глаз его чудовищно распух.

Болдуин ударил слева, потом справа. Флинт поймал его за руку, быстро развернул и броском через плечо уложил на землю.

Нога Флинта онемела, он чувствовал разрывающую боль в боку, но у него появилось второе дыхание, и он повеселел.

Болдуин поднялся. - По-моему, тебе конец, - сказал он, надвигаясь на Флинта, и Флинт знал, что выглядит именно так. Он должен победить сейчас или никогда.

Болдуину тоже досталось, но он с неожиданной быстротой размахнулся, Джим нырнул под руку и нанес удар под сердце. Это был великолепный удар рот Болдуина приоткрылся, и гигант пропустил хорошо подготовленный левый крюк.

Колени Болдуина подогнулись, и он повалился лицом в пыль.

- Ну теперь, - сказал Флинт, - кажется, все.

Он повернулся, подошел к поилке для скота и стал смывать кровь с лица и тела.

Вдруг раздался визг, Джим отскочил от поилки и увидел, что на него мчится Болдуин с трехфутовым обломком коновязи. Флинт уклонился от предательского удара и швырнул Болдуина к стене дома с такой силой, что внутри с полок посыпались консервы. Затем Флинт ударил его еще раз и другой, потом поднял и, как мешок с овсом, бросил через поилку, опять поднял и прижал к стене.

- Я не хочу тебя больше бить, - сказал Флинт, - но ты должен мне пять тысяч долларов.

Портер Болдуин не мигая смотрел на Флинта. Он мог бы продолжить, но уже проиграл и понимал это. Тем более, Бакдан мертв, и надежд на победу не было никаких.

- Тебе придется принять чек, - сказал он, едва шевеля разбитыми губами. - У меня нет так много наличных.

- Дерешься ты честно, я возьму твой чек.

Они зашли в магазин, и пока Болдуин пытался негнущимися, разбитыми пальцами выписать чек, Флинт бросил на прилавок доллар и натянул свежую рубашку.

- Вот, - Болдуин подтолкнул чек к Флинту. - Ты его выиграл. Не думал я, что встречусь с человеком, который сможет выстоять против меня.

Когда они вошли в ресторан, там сидела Лотти Кеттлмен.

- Значит, ты его побил? Я же знала, что так оно и будет.

Джим вынул из кармана маленький золотой медальон, украшенный драгоценными камнями. - Это твой, Лотти. Я нашел его в кармане Бакдана. Я напишу Берроузу, он оформит развод.

- Так ты остаешься?

К нему подошла и стала рядом Нэнси Керриган.

- Ну да, конечно я остаюсь. - Он повернулся к Нэнси. - Флинт тяжелое имя для запада, но мне хочется, чтобы ты тоже носила его.

- Дело не в имени, а в человеке. Это человек делает себе имя, сказала она. - Я рада, что ты оставишь себе фамилию Флинт.

И ему вспомнился леденящий, сырой рассвет и одинокий, сжавшийся от холода мальчишка, который сидел на неоструганном деревянном тротуаре, и человек в куртке из овчины.

- Кажется, это мой долг перед ним, - сказал он.