/ Language: Русский / Genre:sci_history,

Ошибка Может Стоить Жизни

Луис Ламур


Ламур Луис

Ошибка может стоить жизни

Льюис Ламур

Ошибка может стоить жизни

Перевод Александра Савинова

Ма Редлин оторвала взгляд от печки, где готовила еду.

- Где Сэм? Он еще не вернулся?

Джонни вытер ладони о штаны.

- Он не приедет к ужину, Ма. Он уехал.

Па и Элси смотрели на него, и Джонни заметил, как сурово напряглись морщину у глаз и уголков рта Па. Ма озабоченно взглянула на него, но когда Па ничего не сказал, отвернулась к плите. Джонни обошел стол и уселся напротив Элси.

Протянув руку за кофейником, Па посмотрел на Джонни.

- Он был один? Или опять с этим никчемным Элби Боуэром?

Джонни не умел ни врать, ни рассказывать сказки. Неохотно он ответил:

- Он был с кем-то. Я не разглядел с кем.

Редлин фыркнул и поставил чашку на стол. Джо Редлину не нравилось, что его единственный сын связался с такими типами как Элби Боуэр. В Пенсильвании и Огайо Редлины были порядочными, богобоязненными гражданами, а Бауэр всю жизнь был обормотом и черт-те знает из какой семьи. Последние время у него завелись деньги, но он утверждал, что выиграл их в салуне Дегнера "Четыре звезды".

- Тогда я еще раз его отругаю, - строго сказал Редлин. - Я не потерплю, чтобы мой сын шатался с компанией из "Четырех звезд". Шайка воров, вот они кто.

Ма обеспокоенно взглянула на него. Она была миловидной полной женщиной с круглым лицом и пухлыми щеками. Отличительной ее чертой было добродушие.

- Только не повторяй этого за стенами дома, Джо Редлин. Этот Лосс Дегнер - настоящий ганмен, и он с удовольствием пристрелит тебя, после того, как ты отобрал у него Элси.

- Я его не боюсь, - ровно ответил Редлин.

Джонни знал, что это правда. Джо Редлин не боялся Дегнера, но избегал его, потому что был когда-то фермером, теперь - владельцем небольшого ранчо, но никогда не был бойцом. Лосс Дегнер был очень плохим человеком и не скрывал этого. Его салун "Четыре звезды" был постоянным прибежищем "крутых" ребят, а сам Дегнер убил уже двоих с тех пор, как Джонни появился здесь, и избил еще с полдюжины.

Не в правилах Джонни было комментировать слова Редлина-старшего, но в душе он знал, что старик прав. Однажды он даже предупредил Сэма, но тот только разозлился на младшего по возрасту парнишку.

Сэму скоро исполнится двадцать один, а Джонни было лишь семнадцать, но родители Сэма берегли сына, и он всегда жил под покровительством Па Редлина. Джонни же выполнял мужскую работу с тех пор, как ему исполнилось тринадцать лет. Он сам себя защищал, прокладывая путь в этом жестоком мире.

Джонни также знал то, о чем Элси лишь догадывалась: Сэма Редлина в "Четыре звезды" влекла рыжеволосая певичка Дегнера по имени Хейзел. Ходили слухи, что она была женщиной Дегнера, и Джонни Сэму так и сказал. Сэм Редлин пришел в ярость и, развернувшись, поднял кулак. Однако что-то в глазах Джонни заставило его остановиться, и хотя Сэм потом не признавался даже самому себе, он испугался.

Как и Элси, Джонни случайно попал на ранчо "Р-Бар". Полуживой от воспаления легких, он подъехал к его дверям на своем вороном жеребце, и благодаря гостеприимству Редлинов получил постель и лучший уход на границе освоенных территорий, который мог ожидать. А когда поправился, то чтобы рассчитаться, начал на них работать. Затем остался на весенний сбор скота за месячное жалование в сорок долларов.

Он о себе не рассказывал, а они не спрашивали. Он был некрупным, ниже среднего роста юношей, но широкоплечий и жилистый. Копна его каштановых волос вечно нуждалась в стрижке, а в зеленых глазах таилось добродушие. Двигался он с обманчивой медлительностью, однако в любой работе был спорым помощником с умелыми руками. Джонни не требовалось говорить, что надо делать. Еще до того, как он окончательно поправился и сел в седло, он починил повозку, вычистил и укрепил берега ручья, поставил новые дверные петли и вычистил все оружие в доме.

- Завтра мы получим деньги с Уолтерса, - неожиданно сказал Редлин. Потом я сделаю взнос за ранчо Спрейга и посажу туда Сэма. Когда у него будет, о чем заботиться, он возьмется за ум и примется за работу.

Джонни молча смотрел в тарелку, вдруг потеряв аппетит. Он знал, что это означало, потому что Джо Редлин давно хотел женить сына на Элси и поселить их на отдельном ранчо. Джонни поднял глаза, взглянул на Элси, и горло у него перехватило. Серые глаза встретились с ним взглядом, задержались, что-то выискивая, и ушли в сторону. Джонни смотрел, как у нее в волосах играет желтый свет лампы, придавая пепельно-белокурому цвету оттенок антикварного золота.

Он отодвинулся от стола, извинился и вышел на залитый лунным светом двор. Он жил в закутке, который соорудил в углу амбара. Редлины поначалу возражали, пытались уговорить ночевать в доме, но он не мог находиться рядом с Элси и, как и всякий одинокий человек, нуждался в уединении. Каморка имела еще одно преимущество - конь постоянно находился под рукой, а Джонни не знал, в какой момент он может опять ему понадобиться.

Вороной жеребец и новый винчестер 44-го калибра были единственными стоящими вещами, с которыми Джонни прибыл к Редлинам, поскольку, прежде чем спуститься к ранчо, он спрятал оба револьвера и приличную одежду в пещере в горах и захватил с собой для безопасности лишь винтовку.

Несмотря на болезнь, он несколько часов наблюдал за домом и только потом подъехал к дверям. Осторожность не мешала - здесь могли оказаться люди, которые его знали.

Позже, обосновавшись в своем закутке, он вернулся к тайнику, забрал револьверы с остальными вещами и привез их на ранчо. Тем не менее никто не видел его с оружейным поясом и, если повезет, не увидит.

Жеребец повернул голову и ткнулся ему в плечо, кося круглыми глазами. Джонни зашел в денник и положил руку на плечо вороного.

- Еще немного, малыш, и мы тронемся в путь. А пока подожди.

Была еще одна причина, по которой ему следовало уезжать: Сэм рассказал ему, что в городе появился Флитч - один из тех, кто присутствовал при поединке на Джайле, и друг Карда Уэллса, которого Джонни убил в Пикачо. Более того, за год до этого Флитч был в Симарроне, когда Джонни - тогда ему было всего пятнадцать - рассчитался с людьми, убившими его отца и укравшими все его имущество. Джонни застрелил двоих, а третьего надолго уложил на больничную койку.

Следующим утром он был уже на пастбищах, когда Сэм Редлин уехал за деньгами. Па Редлин ехал с Элси и наткнулся на Джонни, клеймившего годовалого бычка. Па помахал ему, но Элси сидела на лошади и смотрела, как он работает.

- Ты хороший ковбой, Джонни, - сказала она, когда он отпустил бычка. Тебе надо обзаводиться собственным ранчо.

- Это то, чего мне хочется больше всего на свете, - признался он, - но вряд ли оно у меня будет.

- Будет, если очень захочешь. Ты сомневаешься из-за своего прошлого?

Он кинул на нее быстрый взгляд.

- Что ты обо мне знаешь?

- Ничего, Джонни, кроме того, что ты сам рассказывал. Но однажды, когда я шла в курятник за яйцами, ты был без рубашки, и я увидела шрамы от пуль. Я их знаю, потому что у отца они тоже были. А ты нам ничего о них не говорил, значит, есть кое-что, о чем тебе не хочется разговаривать.

- Наверное, ты права. - Он затянул подпругу. - Хотя рассказывать в общем-то нечего. Я приехал на запад вместе с папой, у него была чахотка. После того, как мы покинули Индепенденс, я сам правил фургоном. До самого Колдуэлла, а потом до Санта Фе. На те деньги, что оставались у папы, мы купили немного скота, но его у нас украли и убили отца.

Когда Джонни садился в седло, к ним подъехал Джо Редлин. Он повернулся и взглянул на долину.

- Боюсь, это пастбище никуда не годится, Джонни, - обеспокоенно сказал он, - а скоту оно нужно. Трава ничего, но слишком далеко до водопоя.

- Можно использовать овраг, - предложил Джонни. - Я об этом уже думал. Правда работы много, но пара человек с упряжкой лошадей может поперек оврага построить плотину. Когда пойдут дожди, тут соберется много воды, достаточно, чтобы мы продержались почти все лето. А может даже и весь год.

Они направили лошадей к оврагу, и Джонни показал то, что он имел в виду.

- Один парень в Мобити сделал так, и поток дважды смывал дамбу, но на третий раз она выдержала, и у него весь год было целое озеро воды.

- Хорошая идея, Джонни. - Редлин изучил местность, затем кивнул. Очень хорошая идея.

- Мы с Сэмом могли бы этим заняться, - сказал Джонни, избегая взгляда Па Редлина.

Па Редлин ничего не ответил, но и Джонни, и Элси знали, что Сэм не слишком-то охоч до лишней работы. Он был хорошим ковбоем, сильным и умелым, но был упрям и не рвался работать.

- Кстати, - сказал Па, глядя на солнце, - он должен скоро вернуться.

- Он может остановиться в городе, - предположила Элси и немедленно пожалела о сказанном, потому что тут же заметила, как по лицу Редлина промелькнуло беспокойство. Мысль о том, что Сэм Редлин заедет в салун "Четыре звезды" с семью тысячами долларов, вряд ли была приятной. Там убивали за менее значительные суммы, гораздо менее значительные. А Сэм был излишне самоуверенный. И даже самонадеянный.

- Пожалуй, поеду, встречу его, - сказал Редлин, начавший не на шутку беспокоиться. - Сэм хороший мальчик, но он слишком на себя полагается. Думает, что везде сможет за себя постоять, но эта свора... - Его голос замер.

Джонни повернулся в седле.

- Могу съездить я, Па, - равнодушно сказал он. - Давно не был в городе, а если что-нибудь случится, я помогу Сэму.

Па Редлин хотел было отказаться, но Элси быстро сказала:

- Пусть съездит, Па. Он мог бы и мне кое-что купить. Джонни умеет разговаривать с людьми и без проблем привезет Сэма.

"Это точно! - хмуро подумал Джонни. - Посылаешь меня спасать своего парня. Тебе все равно, если меня подстрелят, лишь бы его спасти. Ну да ладно, я поеду. Но когда вернусь, заберусь на вороного и только меня и видели. Двину в Орегон. Никогда не был в Орегоне".

В городе был Флитч. Его губы чуть сжались. Но все равно лучше поедет он, чем Па. Па не умел держать язык за зубами и резал правду-матку в глаза. Он не скрывал своего отношения к людям, а не скрывать своего отношения к Флитчу или Лоссу Дегнеру означало влезть в перестрелку. Может ему и удастся вытащить Сэма из города. Правда, если Сэм пьяный, то это будет тяжело. Особенно когда рядом с ним эта рыжая певичка.

- Думаешь, справишься? - с сомнением спросил Па.

- Конечно, справлюсь, - ответил Джонни. Его голос звучал излишне твердо. - Вряд ли Сэм в беде. Все, что ему нужно, - это поддержка.

- Ну, - неохотно согласился Па, - ладно. Только захвати винчестер. И мой шестизарядник.

- Держите его при себе. Я обойдусь.

Джонни повернул жеребца и направился к ранчо. Глаза его были холодными. Да, ему всего семнадцать, но четыре года самостоятельной жизни на границе освоенных территорий что-нибудь да значили. Ему не хотелось снова участвовать в поединках и перестрелках, хотя за ним числилось убитыми шесть человек, не считая команчей и кайова. Шесть. А ему было всего семнадцать. Еще немного, и его будут сравнивать с Малышом Билли или Весом Хардином.

Ему не нужна была репутация ганфайтера, ему нужно немного собственной земли, где он сможет пасти коров и выращивать лошадей. Хороших лошадей, таких, каких он видел в Восточном Техасе. Никаких ковбойских лошадок, одни породистые. Если бы поселиться на ранчо Спрейга... но эта земля принадлежала Сэму или скоро будет принадлежать. Сэм женится на Элси, а ему остается только привезти его домой к Ма и Па.

Джонни оставил вороного у поилки и зашагал к амбару. В своей каморке он взял кое-какое снаряжение, а из тайника в углу вынул револьверы. После минутного колебания отобрал один, оставив русский "смит-вессон" на месте. Он не хотел въезжать в город с двумя револьверами, выглядя как прирожденный убийца. Кроме того, Флинч может не узнать его, повзрослевшего и всего лишь с одним револьвером.

Он выезжал из ворот, когда подъехали Элси и Па. Девушка посмотрела на него, ее взгляд упал на револьвер в кобуре. Она побледнела, глаза ее расширились.

- Будь осторожен, Джонни. Я была вынуждена предложить Па послать тебя. Ведь ты знаешь, какой он вспыльчивый. Он бы наверняка попал под пулю и подставил бы Сэма.

Это было правдой, но Джонни был обижен. Он посмотрел ей в глаза.

- Да, верно, но ты же не думала о Сэме? Ты думала только о Па.

Она хотела было возразить, затем ее лицо застыло.

- Нет, Джонни, я думала не только о Па, и о Сэме тоже. А почему нет?

Вся было ясно. В самом деле, почему нет? Разве она не выходит за него замуж? Разве Сэм не получит ранчо Спрейга, когда они благополучно доставят деньги домой?

Он легко коснулся коня шпорами и проехал мимо нее. Ладно, он отправит к ней Сэма. Ему все равно пора уезжать.

Жеребцу нравилось бежать по тропе, и он быстро двинулся вперед. До города было всего десять миль, преодолеть их ему ничего не стоило. Джонни повернул вороного на улицу и, остановившись перед конюшней, спешился. Лошадь Сэма стояла у коновязи рядом с "Четырьмя звездами". Седельных сумок на ней не было.

Джонни осмотрел улицу, перешел ее и двинулся по той же стороне, где находился салун. Дойдя до него, он быстро повернул и вошел.

Сэм Редлин сидел за столиком вместе с рыжей певичкой, седельные сумки лежали перед ним, и он был пьян. Он был очень пьян. Джонни обвел взглядом комнату. Лосс Дегнер и бармен разговаривали у стойки. Никто из них не обратил внимания на Джонни, потому что он был им незнаком. Но Флитч его знал.

Флитч стоял у дальнего конца стойки вместе с Элби Боуэром. Никого из старой банды, орудовавшей у Джайла-ривер, видно не было. Оба взглянули на него, и Флитч уже не отводил от Джонни глаз. Что-то его смущало - наверное, один-единственный револьвер.

Джонни подошел с столику Сэма. Им нужно быстро убираться отсюда, пока Флитч его не вспомнил.

- Привет, Сэм, - произнес он. - Вот, проезжал через город и зашел. Па сказал, чтобы я помог тебе на обратном пути.

Сэм угрюмо смотрел на него в упор.

- Помочь мне? Ты? - Он раздраженно фыркнул. - Мне не надо помогать. Можешь передать Па, что я приеду вечером. - Сэм глянул на рыжую. - Поздно.

- Хочешь, я отвезу домой груз? - Джонни положил руку на седельные сумки.

- Оставь его в покое! - сердито воскликнула Хейзел. - Разве не видишь, что он не хочет, чтобы его беспокоили? Сэм может сам о себе позаботиться, ему не нужны в помощники всякие сопляки!

- Проваливай, - сказал Сэм. - Поезжай домой. Я вернусь позже.

- Лучше поехали сейчас, Сэм.

Джонни начал волноваться, потому что Лосс Дегнер направился к их столику.

Эй, ты! - грубо окликнул его Дегнер. - Оставь этого человека в покое! Он мой друг, и я не позволю, чтобы какая-нибудь рвань приставала к моим клиентам.

Джонни повернулся к нему.

- Я не рвань. Я работаю на его отца. Он попросил отвезти его домой немедленно. И я это сделаю.

Говоря, он думал не о Дегнере, а о Флитче. Ганмен стоял теперь за ним. Джонни знал, что ни Флитч, как бы хорошо ни обращался тот с револьвером, ни тем более Элби Боуэр не постесняются выстрелить ему в спину.

- Я сказал, проваливай. - Сэм пьяно глядел на него. - Ты рвань и бродяга. Родителям не надо было брать тебя в дом.

- Вот так, - сказал Дегнер. - А теперь выметайся! Ему не нужен ни ты, ни твоя помощь.

Позади послышалось какое-то движение, и Флитч произнес:

- Лосс, оставь его мне. Я знаю этого парня. Этот мальчишка - ганфайтер Джонни О'Дей из Джайлы.

Джонни медленно обернулся, его зеленые глаза были холодными и спокойными.

- Привет, Флитч. Я слышал, что ты здесь.

Он осторожно отодвинулся от столика, заметив удивленное выражение на лице Хейзел, неожиданно насторожившегося Дегнера.

- Ты ищешь меня, Флитч?

Он обязан использовать эту возможность. Единственную и лучшую. Если начнется стрельба, он схватит сумки, кинется к двери и поскачет на ранчо. Как только деньги исчезнут, им больше не будет нужен Сэм Редлин.

- Да. - Флитч не сводил с него взгляда. Его небритое лицо, изрезанное злыми морщинами, потемнело от прихлынувшего чувства. - Да, я ищу тебя. Ты слишком легко отделался, сделал себе репутацию ганфайтера, убив тех, кто лучше тебя.

Боуэр встал рядом с ним, но Дегнер отодвинулся в сторону. Джонни не отрывал глаз от Флитча.

- Ты участвуешь, Лосс?

Дегнер пожал плечами.

- С какой стати? Я не ганмен с Джайлы. Это твоя проблема. Решайте ее между собой.

- Ладно, Флитч, - сказал Джонни. - Ты сам напросился. Я даю тебе шанс начать.

В салуне воцарилась мертвая тишина жаркого полудня. В грязное, затянутое паутиной окно билась муха. Где-то на улице нетерпеливо стукнула копытом лошадь, вдалеке заскрипел ручной насос. Флитч жестко смотрел на него маленькими яркими глазками. Его покрытая пятнами пота рубашка была порвана на плече, в поры лица въелась пыль.

Его руки молниеносно метнулись к оружию, но он лишь выхватывал револьверы, когда его ударила первая пуля Джонни, пробив кисет с табаком в кармане рубашки. Вторая пуля попала рядом, а третья, четвертая и пятая откинули назад Элби Боуэра, который отступал с каждым попаданием. Но Элби продолжал нажимать на курок, и, чтобы уложить его, понадобился шестой выстрел.

Джонни постоял над ними и повернулся к Лоссу Дегнеру.

Дегнер улыбался, держа в руке револьвер, из дула которого поднималась струйка дыма. Джонни, вздрогнув, посмотрел на Сэма Редлина.

Тот лежал головой на седельных сумках, и из его виска текла кровь. Дегнер под шум перестрелки хладнокровно и безжалостно выстрелил ему в голову.

Джонни О'Дей поднял взгляд на Лосса Дегнера. Хозяин салуна продолжал улыбаться.

- Да, он мертв, и убил его я. Так ему, дураку, и надо. Думал, нам нравилось слушать его бахвальство! Все, что нам было нужно, - это деньги, и мы их получили. Мы - Хейзел и я - получили их!

- Еще нет. - Во рту у Джонни пересохло, губы слушались с трудом, сердце колотилось. Он думал о Па, Ма и Элси. - Я пока здесь.

- Ты? - засмеялся Дегнер. - С пустым револьвером? Я считал твои выстрелы. Даже Джонни О'Дей ничего не сможет сделать с револьвером без патронов. Ты выпустил шесть пуль: две во Флитча, прекрасная стрельба, кстати, и четыре в Элби, который тоже стрелял и двигался - не такая-то простая мишень. Но теперь ты у меня в руках. Когда ты умрешь, я скажу, что Сэм приехал сюда без денег, что в него во время поединка попала шальная пуля. Как по-твоему, нормально?

Джонни стоял лицом к нему, сжимая в руке оружие.

- Неплохо, - сказал он, - но я все еще здесь, а в револьвере остались патроны!

Лицо Дегнера напряглось, но затем он расслабился.

- Есть патроны? Я считал выстрелы, поэтому не пытайся взять меня на пушку. А сейчас я убью тебя.

Он поднял револьвер, и Джонни О'Дей выстрелил - раз, второй, третий... При каждом попадании пули Дегнер дергался, но шок от смертельных ран был ничто по сравнению с изумлением.

Он осел по стойке бара и соскользнул на пол. Джонни подошел к нему.

- Ты слышишь меня, Лосс? - Глаза неудачливого убийцы открылись. - Это не шестизарядник, это двенадцатизарядный револьвер Уэлча 36-го калибра. Очень удобная штучка, Лосс, она доказала, что нельзя делать поспешные выводы.

Хейзел во все глаза смотрела на умирающего Дегнера.

- Лучше тебе подойти к нему, Рыжик, - спокойно сказал Джонни. - У него осталось не больше минуты.

Она перевела испуганный взгляд на него, а он, поднял седельные сумки и зашагал к дверям.

На крыльце стоял Рассел, хозяин магазина, и еще полдюжины незнакомых Джонни горожан.

- Дегнер убил Сэма Редлина, - сказал О'Дей. - Позаботьтесь о Сэме, ладно?

Рассел кивнул, а Джонни запрыгнул в седло и развернул жеребца к дому.

Он не уедет. Он не может сейчас уехать. Без Сэма Па и Ма будут очень одиноки. Кроме того Па надо помочь с постройкой плотины.

- Знаешь, малыш, - он похлопал коня по шее, - наверное, нам надо ненадолго остаться.