/ Language: Русский / Genre:sci_history,

По Следу Койота

Луис Ламур


Ламур Луис

По следу койота

Льюис Ламур

По следу койота

Перевод Александра Савинова

Всего лишь секунду назад Чик Боудри дремал в седле, измученный длинными милями дороги, внезапная настороженность узкомордого чалого жеребца разбудила его.

Надвинув черную с плоской тульей шляпу на лоб, он оглядел местность с видом человека, который, похоже, проживет долго. Его предупредили ноги, чувствующие каждое движение лошади. Если бы этого оказалось мало, ему достаточно было взглянуть на тревожно напрягшиеся уши и раздувающиеся ноздри чалого. Что бы там ни было впереди, чалому это не нравилось.

Осторожно ведя жеребца по пыльной тропе, Боудри медленно подъехал к роще. Правая рука сама опустилась к кобуре и сняла кожаный ремешок, удерживающий в ней шестизарядник во время долгих поездок. Лицо Чика, напоминающее лицо индейца-апачи, не изменилось, только побледнел шрам на правой щеке да посуровели глаза.

Тропа вела вдоль основания скалистого хребта, где стояли редкие деревья и лежали тут и там камни, скатившиеся вниз по склону с самого гребня. Чалый, легко ступая, вошел в рощу.

- Ну-ка, постой, мальчик, - тихо сказал Чик, останавливая коня.

В нескольких ярдах впереди лежало распростертое тело человека.

Рейнджер сидел на коне и осматривал местность с вниманием человека, который знает, что ему придется свидетельствовать в суде и уж по крайней мере составить отчет о своей находке.

Человек, лежащий рядом с тропой, был мертв. Осмотра для подтверждения не требовалось: после такого ранения остаться в живых невозможно. К тому же, он лежал на спине, глядя на солнце открытыми, немигающими глазами.

Около трупа не было следов, кроме отпечатков копыт лошади, стоящей неподалеку. Судя по размеру раны в груди, стреляли в спину. Боудри повернулся в седле, прикидывая расстояние; его взгляд остановился на большой, покрытой кустарником скале ярдах в пятидесяти.

Рейнджер, не двигаясь, сидел на коне. Убийца не хотел рисковать. И правильно делал, потому что человек, лежащий на земле, отнюдь не был новичком. У него было красивое лицо, в котором чувствовалась суровая сила, его обдували ветры дальних дорог. Человек носил два револьвера, а это делали немногие - только те, кто умел с ними обращаться.

Боудри проехал еще несколько шагов, стараясь не затоптать следы. Он заметил цепочку, висящую на пряжке шпор, осмотрел лошадь, обратив внимание на трензель, явно изготовленный в Санта-Барбаре, и замысловатые тападерос чехлы для шпор.

- Калифорния, - вслух сказал Боудри. - Далеко же он заехал, чтобы здесь умереть.

Спешившись, он подошел к лошади убитого. Сначала она шарахнулась, но когда Чик с ней заговорил, в нерешительности остановилась, потом потянулась к нему мордой - осторожно, но дружелюбно.

- Твой хозяин, - сказал Боудри, - похоже, был нормальным парнем. С тобой обращались хорошо.

Он почесал ей шею, приглядываясь к деталям. Его внимание привлекла висящая у седла риата из сыромятной кожи.

- Восемьдесят или восемьдесят пять футов, бьюсь об заклад. Я слыхал о таких. Ну, парень из Калифорнии, ты был настоящим ковбоем!

Техасские всадники пользовались волосяными лассо длиной от тридцати пяти до сорока футов и работали с ними вплотную к коровам или бычкам. Для того чтобы обращаться с лассо длиной восемьдесят футов, требовалось искусство мастера, и Боудри слышал о калифорнийских вакеро, которые владели им в совершенстве.

Подойдя к убитому, он проверил его карманы. Одежда пропылилась насквозь. Судя по ней, а также по состоянию лошади, человек ехал издалека и быстро. Лошадь была высокой, вороной масти, крупнее, чем большинство техасских лошадей, явно хороших кровей и тщательно выдрессированная. Это была лошадь, способная вынести трудные мили долгих дорог, и, кажется, именно это ей пришлось испытать.

- Ты к кому-то ехал, - предположил Чик, - потому что, глядя на тебя, никак не подумаешь, что ты мог от кого-то убегать.

Аккуратно связав в узелок вещи, найденные у убитого, Чик положил их в карман. Затем он снял с мертвеца пистолеты и повесил на луку седла.

Ближайший город находился слишком далеко, чтобы везти туда тело, к тому же в дороге ему наверняка встретятся койоты.

- Четвероногие, - Боудри, как и многие, кто ездит в одиночестве верхом, часто разговаривал сам с собой. - С двуногими ты уже встретился.

В небольшой ложбинке он нашел место, где земля была не слишком твердой, выкопал палкой неглубокую яму и уложил туда труп. Закрыв лицо убитого жилеткой, Чик присыпал его землей, потом обвалил на могилу часть откоса, а сверху набросал веток можжевельника и камней.

Когда он снова сел в седло, на поводу у него шла вороная. Отъезжая, он выбрал дорогу, которая вела мимо покрытой кустами скалы.

Самый тщательный осмотр мало что дал. Он уже собрался уходить, когда заметил место, где была привязана лошадь убийцы. Что-то задержало его взгляд, и он, задумчиво нахмурившись, обследовал шершавую поверхность скалы.

Судя по отпечаткам копыт, лошадь ждала довольно долго и явно пыталась чесаться о камень.

С этого места Боудри собрал несколько крохотных кусочков дерева. С одной стороны они были сухими и твердыми, с другой - свежими и неуспевшими потемнеть. Все они были не больше крупной занозы; он завернул их в бумагу для самокруток и спрятал.

Несколько часов спустя, когда вечерние тени легли на маленький городок под названием Хакер, Чик Боудри медленно въехал на пыльную главную улицу и направился к конюшне. Вороная трусила за ним.

Балансируя на стуле, откинутом к стене салуна, сидел человек и внимательно наблюдал за Боудри. Когда тот остановился у конюшни, человек повернул голову и заговорил с кем-то внутри. Через секунду двери широко раскрылись, из салуна вышел мужчина в белой шляпе и посмотрел в ту сторону, где спешился рейнджер.

Поставив лошадей, Чик тщательно обтер их, сам насыпал корма и напоил. Конюх, методично двигая челюстями, лениво подошел и молча наблюдал за ним.

- Издалека? - наконец спросил он.

- Да уж, пришлось поездить. Что делается в городе?

- Ничего особенного. - Конюх поглядел на сухощавое, твердое лицо Чика, на револьверы. - Ищешь работу?

- Может быть.

- Херман и Хоувеллс - ранчо "ХХ" - набирают людей. А если знаешь, как обращаться с шестизарядником, это не повредит.

- В драке всегда участвуют двое. Как насчет другой стороны?

- Джек Дарси. Ранчо "Вилы". Молодой, но на работу не берет. Нет денег.

Конюх перевел взгляд на вороную.

- Ты все время ездишь на двух?

- Это иногда удобно. - Чик выпрямился и посмотрел в голубые глаза конюха. - Ты сам интересуешься или для кого-то?

- Я просто так. - Он показал на вороную. - Ты вроде из Техаса, а на ней чужая упряжь.

Чик улыбнулся.

- Это чтоб ты не спал слишком крепко. Будет над чем подумать, Рейни.

Конюх изумленно уставился на него.

- Откуда ты знаешь, как меня зовут?

- Полезно держать глаза открытыми, Рейни, - ответил Чик. - Когда я подъехал, ты доставал табак из кисета, а на нем вышито твое имя.

Конюх смутился.

- Ну да, конечно! Я иной раз об этом забываю.

Боудри зашагал по улице, оценивая городок на взгляд. Тихий, побитый ветрами и непогодой, по несколько лошадей у коновязи, пара бродячих псов, полдюжины салунов, несколько магазинчиков. Только в салунах, кафе и отеле горел свет, в целом же городок производил впечатление вымершего. Обманчивое впечатление. Ему приходилось видеть много таких городков. Одно неверное слово - и он взорвется беспорядками и насилием.

И убийство на тропе, и то, что на одном из ранчо нанимают "стреляющих" ковбоев, означает, что не все здесь лежит на поверхности.

Боудри снял комнату в двухэтажном деревянном отеле, зашел в кафе, заказал ужин и, сев за длинный стол из некрашеных досок, молча начал есть. Неряшливая женщина, обслуживавшая его, не проявила интереса к неразговорчивому молодому человеку с обветренным лицом и двумя одинаковыми револьверами. Она таких повидала немало, а некоторых даже помогала и хоронить.

Он ел неторопливо, проигрывая в уме задачу, которая привела его сюда. Где-то в Хакере скрывался скотокрад и убийца Карл Дайсон. Он был в розыске за убийство в Техасе. Чик Боудри почти месяц шел по его следу, который тот тщательно старался скрыть.

Когда Чик допивал кофе, вошел Рейни и плюхнулся на стул напротив. На лице у него было написано не больше, чем у Боудри. Он взял кофейник и налил себе чашку крепкого черного кофе.

- Парочка джентльменов осматривает твоих лошадей и упряжь, - сказал он, не поднимая глаз. - Думаю, тебе будет интересно. Один - Расс Питерс, ганмен с "ХХ", второй - Мюррей Робертс, управляющий "ХХ".

- Спасибо, - сказал Чик, отрываясь от стола. - Где они ошиваются?

- В основном в салуне "Колесо фургона". Это пара сволочей, приятель. Будь с ними поосторожней.

Взгляд бывалого Рейни упал на револьверы в поношенных кобурах, когда рейнджер выходил на улицу.

- Лучше им быть поосторожней! - добавил он.

В "Колесе фургона" шла игра в покер, за одним из столов ковбои лениво делали ставки в "фараоне", четверо стояли у бара. Один из них был высоким, симпатичным мужчиной в белой шляпе и ладно сидевшей ковбойской одежде, второй - пониже, потяжелее, с жестким небритым лицом и усами, видом позатасканнее. На нем было сомбреро с низкой тульей и складкой посередине.

Когда Боудри подошел к бару, тот что-то пробормотал своему компаньону, мужчина в белом стетсоне лишь мельком взглянул на Чика и продолжал разговор.

- Дарси лучше продать ранчо, пока может. Если так пойдет и дальше, у него ничего не останется.

Человек в сомбреро не отрывал взгляда от Чика.

- Ты привел в город отличную лошадь, - сказал он, - но наши хотят знать, что стало с ее хозяином.

Чик медленно повернулся. Его левая рука лежала на стойке, в правой был стаканчик виски. Он пристально посмотрел в желтые глаза человека в сомбреро, и кто-то в комнате громко сглотнул. По задымленному салуну медленно расползалась угроза.

Индейское лицо Боудри не изменилось. Он допил виски и поставил стакан на стойку. Напряжение в комнате пульсировало, словно живое, а выверенные движения молодого человека у бара будили в умах присутствующих неясные тревожные воспоминания.

- Я сказал, - повторил человек в сомбреро, - что мы хотим знать, что стало с ее хозяином.

Чик, не отрывая взгляда, как бы между прочим, почти скучающе сказал:

- Имя - Расс Питерс, - он дал понять, что говорит о человеке напротив. - Звал себя Ржавый Пэдвилл. Думает, что он ганмен, но всегда выбирает, с кем стреляться. В войне в округе Линкольн-каунти участвовал вместе с бандой Мэрфи-Долана. Разыскивается в Колорадо за конокрадство, подозревается в предательском убийстве старателя в Аризоне. Из Тумстоуна его выгнал Вирджил Эрп.

У Питерса отвисла челюсть, он хотел что-то сказать, но Чик Боудри продолжал.

- Я хочу добавить, что хозяина лошади убили выстрелом в спину, и, по-моему, в городе все знают, кто здесь способен стрелять из-за угла.

Питерс остолбенел от такого невозмутимого описания своей жизни. Его лицо побелело, затем покраснело от бешенства.

- Ты меня имеешь в виду? - потребовал он ответа.

- Когда кидаешь камень в стаю собак, визжит та, в которую попали.

Питерс в ярости бросился на него, но Боудри отбил его руку и нанес сокрушительный удар правой в челюсть. Колени Питерса подкосились, и он рухнул лицом вперед.

Боудри сделал шаг назад и сказал изумленному бармену:

- Налейте еще один. От дорожной пыли у меня пересохло в горле.

Питерс, тряся головой, поднялся на четвереньки. Внезапно он пришел в себя и рывком встал на ноги, хватаясь за револьвер. Он уже положил ладонь на рукоятку и застыл: на него глядело неподвижное дуло револьвера Боудри.

- У меня нет настроения стрелять, - сказал Боудри, - к тому же тебе сегодня не везет. Поэтому забирайся в седло и езжай домой.

Мюррей Робертс посмотрел на Боудри.

- Спасибо за подсказку, мистер. Мы не имели понятия, что Расс в розыске. - Он взглянул на его револьверы. - Вы хорошо себя держите. Я не расслышал, откуда вы?

- А я и не говорил.

- Если вы ищете работу, загляните в "ХХ". Нам нужны люди.

- Если Питерс - образец того, что вы имеете, - он осушил стакан, - то вам точно нужны люди.

Повернувшись на каблуках, Чик вышел, а Робертс с искаженным от гнева лицом неотрывно смотрел ему вслед.

Боудри подошел к крыльцу отеля, когда из темноты появилась фигура.

- Подождите! - Человек поднял руку. - Я друг!

Это был блондин невысокого роста в джинсах, заправленных в поношенные сапоги.

- Говорите, - сказал Боудри. - Или, может, зайдем внутрь?

Молодой человек носил револьвер и был одет в рубашку в белую и черную клетку и расстегнутый жилет.

- Это вы привели в город вороную лошадь? С калифорнийской упряжью?

- Да.

- Что случилось со всадником?

- Убит в спину милях в десяти отсюда. Вы его знаете?

- Он был моим другом, я его ждал. Я Джек Дарси из "Вил". А его звали Дан Лингл, он ехал помочь мне.

Боудри удивился, потом разозлился на себя. Ему следовало бы знать.

- Дан Лингл, шериф? Тот, что очистил Скалл Кэньон от банды?

- Он самый. Чего я не понимаю, так это почему в него стреляли? Никто не знал, что он едет сюда, никто даже не догадывался, что мы знакомы. Лингл был моим шурином. А потом мою сестру убили.

- Убили? Как?

- Какой-то ковбой, которого она наняла, когда Дан был в отъезде. Она поймала его на краже. Он ее ударил. Падая, она, очевидно, ударилась головой и умерла. Дан знал этого человека и охотился за ним.

- Когда здесь началась заварушка? - спросил Боудри. - Расскажите.

Дарси заколебался, потом пожал плечами.

- Сначала мы ладили нормально, "Херман и Хоувеллс" и я. Вообще-то, он покраснел, - я вроде как ухаживаю за Мэг Хоувеллс. И вот приезжает Мюррей Робертс, нанимается к Хоувеллсу и через некоторое время натравливает Хермана и Хоувеллса на меня. Он показал им переклейменных коров, но я-то за всю свою жизнь не украл ни одного бычка! Потом он начал ухаживать за Мэг, а меня теперь не пускают на порог. Я не слишком хорошо владею револьвером. А Робертс хотел стреляться и убил бы меня, если бы Мэг не вцепилась ему в руку. Она твердила, что во всем виноват только я, и сказала, чтобы я больше не показывался.

Боудри сел на обитый кожей диван и жестом пригласил Дарси сесть. Они расположились так, что Боудри мог наблюдать за окном и дверью, оставаясь незамеченным.

- Давно здесь Робертс? - спросил он.

- Месяцев шесть, наверно. Его напарник, Расс Питерс, появился с месяц назад, но, по-моему, он и раньше знал Робертса.

- Шесть месяцев? - В голосе рейнджера явно прозвучало разочарование. Поднявшись, он направился к лестнице. - Завтра я к вам заеду, Дарси. Могу остаться на ночь. Может, мне и далеко до Дана Лингла, но...

- Ради бога! Приезжайте! У меня всегда полно работы, но вас я жду в любое время! Вообще-то, - добавил он, - дома становится одиноко: никто не заезжает, и с Мэг я больше не встречаюсь.

Он повернулся к выходу, но остановился.

- Вы не сказали, как вас зовут.

- Чик Боудри.

- Чик Боудри, техасский рейнджер? Я о вас слышал.

Боудри поднялся по лестнице, а портье, встав с кресла, наблюдал за Дарси, который сел на лошадь и поскакал в сторону своего ранчо. Тогда портье вышел из-за стойки, быстро огляделся и выбежал на улицу.

Боудри спустился и, держась в тени, пошел за ним.

Через несколько минут, стоя в темноте под распахнутым окном, он слушал, как портье все доложил Мюррею Робертсу, Рассу Питерсу и еще какому-то толстому лысому человеку.

- Так это Чик Боудри? - говорил Робертс. - Значит, мы обязаны его убить или нам тут нечего делать.

- Тогда мы его убьем, - сказал толстый, вынимая изо рта сигару, - и времени терять нельзя. Если он обнаружит улики, то сообщит Мак-Нелли.

Толстяк посмотрел на Робертса.

- Кто убил Лингла, Мюррей?

Мюррей Робертс пожал плечами.

- Не я! - произнес он.

- Ну и не я! - сказал Питерс. - Будь я проклят, если знаю!

- Мюррей, поезжай обратно на ранчо. Расс побудет со мной. Посторожи старика. Нельзя допустить, чтобы он обо всем догадался, иначе тут же найдутся ответы на некоторые вопросы - Толстяк помолчал и ткнул средним пальцем в Робертса. - Смотри за ним, а не за девчонкой! Женщины тебя погубят!

Чик Боудри вернулся в отель, проскользнул по черной лестнице к себе в комнату и лег в постель. Легких расследований больше не было. А может, их и не было никогда.

Он начал охоту за убийцей, не имея достаточно полного его описания, кроме того, что убийца носил два кольца с бриллиантами, часы и имел великолепных моргановских лошадей - жеребца и трех кобыл.

С самого начала он шел по холодному следу, но одну вещь он знал наверняка: убийца не продал ни одной моргановской лошади. Где бы он ни прятался, они будут рядом с ним.

- Завтра надо проверить эти ранчо, - сказал он себе и закинул руки за голову.

Подумать только! Он, Чик Боудри, техасский рейнджер! Год назад такое и в голову не могло прийти. Он вырос на ранчо рядом с Д'Анисом, городом неподалеку от Сан-Антонио. В шестнадцать он впервые убил человека скотокрада, пытавшегося угнать несколько коров, но его первый бой случился намного раньше. В шесть лет он перезаряжал винтовки отцу и дяде, которые отбивали атаки команчей, а к своему шестнадцатому дню рождения он уже участвовал в полдюжине схваток с индейцами.

Его жизнь не была чем-то необычным для того времени. Стычки с индейцами и пограничные рейды случались очень часто, а умение Боудри обращаться с оружием было врожденным. Подобно многим его сверстникам, он начал охотиться как только научился поднимать винтовку.

И все же, если бы все шло своим чередом, он мог очутиться по другую сторону закона. Ему помог случай: капитан Мак-Нелли из отряда рейнджеров направил его по верному пути.

Ранчо "Херман и Хоувеллс" лежало в шести милях к западу от Хакера, и Чик Боудри подъехал к нему на рассвете. Он остановил коня в кедровой роще на вершине длинного холма и оглядел ранчо сверху.

Это была мечта скотовода. За кучкой зданий расстилались мили и мили зеленых, похожих на бескрайний океан, пастбищ. На них до самого горизонта паслись коровы, рассеянные по прерии или сгрудившиеся у потока, который питал равнину.

Дальше, у подножия холмов, он разглядел владения Джека Дарси. Он заранее навел справки и знал, чего ждать. Скот из "Вил" пасся в лощинах, ведущих в холмы, и по их склонам.

Неприятности начались в прошлом году. На "ХХ" стал пропадать скот, некоторым коровам попытались сменить клеймо, и Река Хермана убедили, что их крадет Дарси. Затем появился Робертс, которого взяли на ранчо управляющим, и жалобы на Дарси стали множиться. Затем возник слух, что ковбой с ранчо Дарси убил всадника с "ХХ".

Чик тщательно обдумал ситуацию. Он вырос на ранчо, пас коров и знал, что такое равнинный выпас. Он также знал, как разгорались соседские распри и как мало иной раз для этого требуется.

Свидетелей убийства не было. Ковбоя с "ХХ" нашли на территории "Вил", застреленным в спину. В отместку пастухи "ХХ" убили ковбоя из "Вил", и "ХХ" стало предлагать работу ганменам.

- Похоже, что кому-то выгодна междоусобица, - предположил Боудри, но он был достаточно опытен, чтобы доверять первым впечатлениям.

Неприятности начались еще до того, как сюда прибыл Мюррей Робертс, и, очевидно, не он явился причиной.

С холма Чик наблюдал, как разъезжались по выпасам ковбои. Чем меньше останется их на ранчо, тем лучше. Наконец, он пустил коня галопом и въехал во двор.

По ступенькам сбежала девушка, чтобы согнать с клумбы кур, ее светлые волосы крутил ветер. Увидев Боудри, она остановилась, прикрыв ладонью глаза от солнца.

Он натянул поводья.

- Доброе утро, мэм. Не угостите меня чашкой кофе?

- Конечно. Кофе есть. Мы варим так, чтобы хватило всем на весь день. Входите, пожалуйста.

Он спрыгнул с коня, привязал его к коновязи и вошел вслед за девушкой в дом. Повар-китаец убирал со стола после завтрака. Увидев Боудри, он, не задавая вопросов, принес кофе, яичницу и ломти мяса.

- Вы - Мэг Хоувеллс, - внезапно сказал Чик.

- Да.

Она внимательно посмотрела на него.

- Откуда вы знаете?

- Я тут встретил парня, - мягко произнес он, - который сказал, что вы самая красивая девушка в этих краях. И не соврал.

- О! Вы встретили Мюррея?

Чик отпил кофе и отрезал вилкой кусочек яичницы.

- Нет, мэм. Его зовут Джек Дарси.

- Да? - ее голос звучал прохладно. - Ну и как он?

Она хотела казаться безразличной, но под холодностью Чик ощутил не только любопытство, но и заинтересованность.

- Немного унылый, как будто на ранчо не все в порядке, или девушка его бросила, или еще что-то. - Прежде чем она успела ответить, он продолжил. Правда, он потерял лучшего друга.

- Джек? Как это?

- У него был друг - прекрасный человек по имени Дан Лингл, шериф из Калифорнии. Он ехал в гости к Джеку, но кто-то подстерег его и убил. Стреляли из засады в спину.

- Какое несчастье! Это просто ужасно! Точно так же, как у Джека!...

Она запнулась, нахмурившись.

- Что у Джека? - спросил Боудри.

Он не понимал женщин. Куда легче читать следы на тропе. След женщины непредсказуем, но Чик почувствовал: Мэг Хоувеллс что-то беспокоит.

- Мне пришло в голову, что у Джека точно так же убили отца. Несколько месяцев назад он преследовал скотокрадов. Его нашли рядом с тропой, стреляли в спину.

Он отпил кофе. Неожиданно она повернулась к нему.

- Кто вы? Вы ищете работу?

- Нет, мэм. Я рейнджер. Я иду по следам человека, который сначала женился, а потом убил жену и увел ее скот. Он говорил всем, что переезжает на запад, что жена больна и лежит в фургоне. После того как он уехал, нашли ее труп. Он забрал кольца, которые подарил ей отец, и четырех лошадей моргановской породы. После этого убили еще одну женщину, но мы не уверены, что это он.

- Четырех лошадей?

- Да, мэм. Жеребца и трех кобыл. Отличные лошади. Вы здесь таких не видели?

- Нет. Нет. Не видела.

Ему вдруг показалось, что она хочет поскорее от него избавиться, он отодвинул стул и встал.

- Не возражаете, если я тут немного похожу посмотрю? У вас отличное ранчо.

- Пожалуйста! Смотрите на здоровье!

Она поспешила из комнаты. Чик допил чашку и вышел. Не торопясь, дошагал до конюшни. Когда он увидел ряд седел на стене, его губы сжались.

- Где-то, - сказал он себе, - ты найдешь седло с деревянными калифорнийскими стременами. Настоящая старая работа, причем часть дерева недавно осталась на скале.

Среди седел такого, тем не менее, не оказалось. Он уже поворачивался, когда тишину прорезал грубый голос, от которого по спине побежали мурашки.

- Кто вы, и что тут вынюхиваете?

Лицо Чика не изменилось.

- Просто смотрю, - сказал он. - Я спросил разрешения у мисс Мэг.

- Ну а я вам разрешения не давал.

Это был очень толстый человек маленького роста с крепкой шеей на массивных плечах. Чик внезапно насторожился. Человек был не просто толстым. В его движениях чувствовалась легкость и гибкость, не соответствующая его сложению. По меньшей мере на два дюйма ниже Боудри, он, должно быть, весил фунтов двести пятьдесят. - Всякий, кто хочет посмотреть на ранчо, идет ко мне!

- Я слышал, - мягко сказал Чик, - что ранчо принадлежит Херману и Хоувеллсу.

- Совершенно верно. Я - Рек Херман.

- Да? - Что-то в его поведении вызвало у Чика неприязнь. - А по тому, как вы разговариваете, можно подумать, что вы и Херман, и Хоувеллс в одном лице.

Херман напрягся. Толстячок превратился в жестокого силача.

- Думаешь, я жирный боров, а? - Он провел по губам языком, и в глазах появилось странное нетерпение, заставившее Чика сморщиться, словно он прикоснулся к чему-то мерзкому. - Мне нравится избивать умников вроде тебя.

- Спокойно, босс. - В дверях позади Хермана появился Мюррей Робертс. Это Чик Боудри.

Рек остановился на полушаге, и превращение было поразительным. В мгновение ока его лицо расплылось в улыбке.

- Боудри? Почему вы не сказали сразу? Я подумал, что вы бродяга, который собирается что-то украсть! Да если б я знал, что вы представитель закона... Прошу, заходите в дом.

- Спасибо, мне надо ехать. Если не возражаете, я заверну на обратном пути.

- Конечно! Заезжайте в любое время! Всегда вам рад!

Боудри подошел к лошади и прыгнул в седло. Повернув к ранчо Дарси, он вытер со лба пот.

- Ну, мистер Боудри, - сказал он вслух, - вы чуть-чуть не нарвались на неприятности!

Появление Река Хермана в корне меняло ситуацию: он не был простым мошенником, в нем таилось нечто большее. Он был чудовищем, исчадием ада, которое редко встречается на равнинах Запада... или где-нибудь еще.

Когда Чик пересекал склон холма на противоположной от "ХХ" стороне, его взгляд уловил движение. Мэг Хоувеллс на маленькой серой лошадке спешила по окружной тропе в направлении холмов. Прячась в деревьях, стараясь остаться незамеченным, он двигался вперед, пока не обнаружил след, по которому он и направился. Девушка скакала быстро, явно держа путь к хорошо известному ей месту.

Обернувшись в сторону "ХХ", Чик заметил всадника, который нагонял его по той же тропе. Рейнджер торопливо съехал с дороги и переждал в тени деревьев, пока всадник на тропе не проскакал мимо. Это был Мюррей Робертс.

Тропа была пыльной, и Боудри старался ехать рядом, по траве, чтобы не поднять пыль. Он укрывался от посторонних глаз, держась мест пониже, но Мэг вдруг поскакала вверх по холму в расщелину в скалах.

До сих пор она ехала знакомой дорогой, однако перед тем, как въехать в расщелину, в нерешительности придержала лошадь, словно остерегаясь того, что ей откроется. Но, тем не менее, продолжила путь.

Остановив Чалого, Боудри наблюдал, как Робертс выждал несколько минут и только затем направил лошадь в расщелину.

Через некоторое время Чик последовал за ним.

Расщелина постепенно сужалась, и он стал касаться стен ногами, затем расширилась, и Чик увидел, что впереди девушка въезжает в зеленый живописный тупиковый каньон. Вдали рассыпалась рощица тополей и стояла бревенчатая хижина. Рядом был корраль, а в нем - несколько лошадей.

Инстинкт подсказал Боудри, что морганы там, и он остро почувствовал опасность. Робертс пришпоривал коня, чтобы догнать девушку.

Чик резко свернул с тропы и быстро зарысил по краю каньона, стараясь держаться за кустами. Он спешился за полуразвалившимся амбаром и, осторожно выглянув за угол, оглядел лошадей в коррале.

Моргановская порода! Тогда Робертс... Он услышал голоса. Голос Мюррея Робертса:

- Как ты узнала об этом месте? - требовательно спрашивал он.

- Я видела, что ты сюда ездишь. Потом я увидела, как приехал он. Я понятия не имела, что здесь, но должна была узнать.

- Теперь ты узнала, и лучше уезжай, да побыстрее! Если он найдет тебя здесь, то тут же убьет! - Он секунду помолчал и добавил. - Мэг, давай убежим. У нас с тобой нет ни единого шанса, пока он рядом. Он убил...

- Кого я убил?

Голос раздался так близко, что Боудри вздрогнул. Секунду спустя он понял, что голос шел из амбара, за которым он прятался.

- Рек! - Робертс испугался. - Я думал...

- Ты думал, что я на ранчо! - Рек Херман показался из амбара и направился к ним. - Ты ведь не считаешь, что у моего убежища нет по крайней мере одного запасного выхода?

Он подошел к ним.

- Мюррей, ты жалкая тряпка! Я знал, чем все кончится; мне придется убить тебя. Ты больше мне не нужен: старик у меня в кармане, подошло время рассчитаться. О Питерсе я уже побеспокоился, теперь твоя очередь.

Мюррей Робертс попытался выхватить оружие, но сделал это в два раза медленнее соперника. Прежде чем револьвер Робертса показался из кобуры, Рек Херман всадил ему три пули над пряжкой.

Херман вынимал новые патроны из патронтажа на поясе, когда из-за угла вышел Боудри.

- Брось револьвер, Рек! Брось револьвер там, где стоишь, и отойди от него!

Револьвер выскользнул из пальцев Река, и он сделал несколько шагов назад.

- Если бы у тебя не было оружия, я бы!...

Боудри не знал, что его подтолкнуло, но он отстегнул оружейный пояс и отдал его Мэг.

- Не стреляйте, если вам не будет грозить опасность. Наверное, я дурак, но я должен это сделать.

Она взяла его револьверы, и Рек двинулся к нему, более чем уверенный в своих силах. Как только они сошлись, Боудри ударил длинным прямым слева, но его противник продолжал наступать как ни в чем не бывало.

Удар по ребрам потряс Боудри, а размашистый удар правой пришелся ему в челюсть. В ушах зазвенело, он почувствовал, что падает, и услышал удовлетворенное хрюканье Река.

Он коснулся коленями земли, но тут же поднялся, прежде чем Рек успел подскочить вплотную. Чик нанес тяжелый боковой удар, потом вывернулся и длинным прямым разбил противнику рот.

Херман бил на удивление быстро. Он ловил Чика то справа, то слева. Боудри крепко врезал ему в подбородок.

Позднее Чик не мог понять, как он продержался следующие несколько минут. Удары сыпались на него, но он не падал и отвечал своими. Сквозь затуманенное сознание просочилась мысль: Рек задыхается.

Хотя Херман был сильным и исключительно подвижным для своего сложения, весил он многовато, к тому же припекало солнце. Высушенный ветрами и солнцем прерий, Боудри был сухим, как железное дерево, и таким же стойким. Без сомнения, Херман выиграл большинство своих драк первым ударом или двумя, но Боудри, выдержав их, выстоял.

Несмотря на пелену в глазах и кровь во рту, Чик знал - он может победить. Превозмогая боль и черпая силы в отчаянии, он начал наносить сильные удары.

Левой, правой, левой, правой, удар за ударом в массивный корпус и жестокое лицо. Руки устали бить, но Херман уже "поплыл", широко открыв рот, боролся за каждый вздох.

Отступив на шаг, Чик сделал ложный выпад и, когда его соперник, защищаясь, поднял руки, сильно ударил правой в живот. Затем, увертываясь от захватов соперника, он бил и бил его по корпусу. И вдруг перед ним никого не оказалось, а его самого пытались остановить чужие руки.

- Стой! Да стой же! Ты убьешь его!

Его оттащили.

Рек Херман остался лежать у стены амбара с окровавленным и разбитым лицом.

Чика Боудри держали Джек Дарси и Рейни, уводя от человека, за которым он так долго охотился, от Река Хермана, называвшего себя раньше Карлом Дайсоном. Боудри знал, что ему больше не придется искать деревянное седло.

Он потряс головой, отгоняя липкий туман, и с удивлением уставился на Рейни.

- Как ты здесь оказался?

- Я хотел жениться на сестре Джека, - объяснил Рейни, - но меня опередил Дан Лингл. Я знал, что убийца жены Лингла где-то рядом.

- Это только одно убийство. Второе было в Техасе. - Боудри взял у Мэг оружейный пояс и повесил на плечо. - Не следовало мне этого делать, сказал он, показывая на Хермана, которому Дарси помогал встать на ноги, но меня задела его самоуверенность.

- Он давно заслужил хорошую трепку, - согласился Рейни, - но надо оставить его в живых... до суда и веревки.

Вместе с пленником они подошли к корралю. Морганы ждали с настороженно поднятыми головами.

- После того как ты доставишь лошадей хозяину, почему бы тебе не вернуться? Здесь много свободной земли и пастбищ.

Боудри снял шляпу и сбил с нее пыль.

- Я - рейнджер, - сказал он, - а для рейнджера всегда есть работа. Подойдешь к концу тропы, а там уже видна другая. Мне это вроде как нравится.