/ Language: Русский / Genre:child_prose,

Ватага из Сан Лоренцо

Марчелло Арджилли


ОТ АВТОРА

Каким представляете себе Рим вы, дети великой социалистической страны?

По школьным учебникам вы знаете: две тысячи лет тому назад Рим был столицей империи, в Колизее гладиаторы боролись со львами, в римских музеях сосредоточено множество произведений искусства, в 1870 году город был объявлен столицей новой, объединённой Италии, сейчас Рим — столица республики, а в Ватикане живёт папа. И, возможно, вы знаете также, что символ города — волчица, кормящая двух детей-братьев, Ромула и Рема; один из них, Ромул, по преданию, 2700 лет тому назад основал Рим.

Однако, если вам даже известно это и, может быть, кое-что другое, всё равно только по учебникам вам трудно себе представить, как сейчас живут римляне, о чём они думают, над чем они трудятся, и, особенно, о чём мечтают и как живут, римляне-дети.

Ведь знать историю и географию страны — одно, а знать жилых людей — совсем другое!

Эта книга вам покажет кусочек жизни сегодняшнего Рима. Читая «Ватагу из Сан Лоренцо», вы сможете узнать кое-что о детях-римлянах, а значит, и об Италии. Вы увидите, что есть между вами общего и различного, поймёте, чем отличается наше общество от того общества, в котором живёте вы. Разумеется, в одной книге нельзя рассказать всего о детях Рима и об Италии, но, возможно, она поможет вам создать себе об этом какое-то представление.

Больше всего мне хотелось бы — и по-моему, это основная цель, во имя которой пишут и читают книги, — чтобы, взяв в руки «Ватагу из Сан Лоренцо» вы задумались над тем, как важно знать о жизни других стран, других народов. Узнавая другие, лучше познаёшь самого себя, ещё больше начинаешь ценить всё хорошее у себя на родине и учишься любить всё, что есть истинного и благородного в мире.

Надеюсь, эта книга, написанная римлянином, пробудит в ваг дружеские чувства к римским детям и ко всем итальянским трудящимся, которые тоже мечтают о мире, — добра, дружбы и справедливости. И смею вас уверить, итальянские дети, и трудящиеся уже питают к вам самые дружеские чувства.

Марчелло Арджилли

ГЛАВА I

Команда гуляет в центре Рима

Летом, когда солнце близится к закату, воздух в Риме свежий, золотистый, — так и хочется пойти прогуляться. В это время по тротуарам центральных улиц движутся целые процессии, но лица у людей спокойные и радостные — сразу видно, — римляне сейчас в отпуску. В общей толпе можно различить семьи: дети с криком бегут впереди, под руку идут родители, а за ними служанка и бабушка, обмахивающаяся старым веером.

Все ходят не спеша, разговаривают и после каждого слова делают глубокие вдохи, чтобы унести домой в лёгких немного свежего воздуха, — ведь за него не нужно платить. Стремительно проносятся автомобили, выпуская клубы бензиновой гари. Время от времени появляются пролётки; они тащатся медленно, шаг за шагом, оставляя за собой здоровый запах конюшни.

В общем, в летние вечера в Риме даже те, у кого нет денег поехать в горы или на море, чувствуют себя, как на даче. Прогулки по центральным улицам совершаются с невозмутимым спокойствием. Но вот тишину нарушают крики, из-за угла выбегает шумная ватага ребят с широко расставленными руками — они изображают самолёты — и люди шарахаются в разные стороны, словно на них движется полчище кровожадных комаров.

— Что вы делаете? Это безобразие!

— Хулиганы, вы чуть не сбили меня с ног! — раздаётся отовсюду.

Но шестеро ребят, не обращая внимания на эти выкрики, понеслись ещё быстрее и загудели, точно самолёты во время пикирования. Так именно всё и произошло в пятницу на главной улице Рима.

Откровенно говоря, игра сама по себе не была такой уж интересной; шалунам нравился только переполох, который они производили. Конечно, если бы за ними погнался полицейский, было бы ещё интересней, но на сей раз детям не повезло, — ни один полицейский не обратил на них внимания.

Поэтому они вскоре прекратили игру и очутились на большой красивой площади, освещённой последними лучами заходящего солнца.

— Что будем делать? — спросил Марко, самый старший из ребят, опуская руки, игра была окончена и надо придумывать другую.

— Пойдёмте смотреть витрины, — предложила Джованна, единственная девочка из всей команды. — Женские платья бывают такие забавные, вот посмеёмся!

Мальчики снисходительно посмотрели на неё.

— Ты всё-таки баба! — воскликнул Пертика, высокий худощавый мальчуган. — Пошли лучше к театру, туда, где устраиваются концерты нудной музыки, поглядим на этих ненормальных, которые не знают, куда девать деньги. Однажды я встал у выхода и потешался над ними целых пятнадцать минут: все они одеты в чёрное, будто могильщики, а женщины понацепляли на себя бусы, браслеты, словно папуаски… и низко кланяются…

Пертика так здорово изобразил поклоны старых дам, что все расхохотались и решение было принято.

Но Джиджино, двенадцатилетний мальчуган, единственный из команды прилично одетый и причёсанный, состроил гримасу:

— А мне музыка нравится, и я здесь не вижу ничего смешного…

— Музыка — дело женское! — презрительно воскликнул Марко, — может нравиться только таким маменькиным сынкам, как ты!

Все рассмеялись, в том числе и Джованна, которая в мальчишеской команде изо всех сил старалась походить на мальчишку.

Ребята направились к театру. Последним, опустив голову, шёл Джиджино.

Типы, выходящие после концерта, и в самом деле были очень смешными. Публика в основном состояла из людей пожилых, хорошо одетых, степенных. У дверей они проделывали тысячу, всяческих церемоний:

— Прошу вас, сначала вы…

— Ну что вы, только после вас!..

И снова поклоны и улыбки.

Ребята, стоявшие у дверей, хихикали.

— Плошу вас, плежде вы! — эхом вторил Пертика.

Другой мальчик, с живыми умными глазами, по прозвищу

Казначей, каждому проходившему синьору отвешивал глубокий поклон:

— Карету синьору! — кричал он, подражая швейцарам. А затем удивлённо спрашивал: — Как, у вас нет кареты?! Тогда я велю подать ваш экспресс. Поезд синьору, быстрее!

— Убирайтесь отсюда, негодные!

— У синьора нет даже поезда?! — невозмутимо парировал Казначей. — Значит, на концерты ходит такая же беднота, как мы!

Люди бросали сердитые взгляды и вынуждены были обходить. шестерых ребят, которые, словно кегли, торчали в дверях и мешали проходу.

Дети были в восторге от создавшейся сутолоки: впервые они играли в эту увлекательную игру.

Пертика, ты молодец! Тебе в голову пришла чудесная идея! — воскликнул Беппоне, десятилетний мальчуган. Но Пертика даже не удостоил его ответом. Толстяк Беппоне был самым маленьким и очень простодушным.

— Эй, Пертика, разве ты не слышишь? — не унимался мальчик. — Я сказал, что ты моло…

Но Джованна не дала ему докончить.

— Замолчи! — оборвала его девочка, прислушиваясь к голосу, который она внезапно уловила.

Все посмотрели на неё и, проникшись любопытством, тоже навострили уши. Тоненький дрожащий голосок доносился неизвестно откуда.

— В 1859 году во время войны за независимость Ломбардии… — говорил кто-то, отчеканивая каждый слог. Ребята были потрясены. Голос, который они различали, звучал как-то особенно, загадочно, хотя слова произносились по-итальянски, без акцента.

— … небольшой отряд всадников из Салюццо двигался медленным шагом…

Расталкивая локтями прохожих и не обращая внимания на окрики, дети, привлечённые необъяснимым любопытством, искали того, кому принадлежал этот таинственный голос.

И вот они увидели его.

Это был мальчик, примерно их возраста, но худой и бледный, в коротком, старом, выцветшем плаще и шапчонке, из-под которой выбивались космы плохо расчёсанных каштановых волос. Он сидел на складном стуле, прислонившись к стене, у самого входа в театр. Лицо незнакомца было в тени, а руки он держал на большой открытой книге, лежавшей у него на коленях. Мальчик выглядел слабым, хрупким; друзья смотрели на него, словно зачарованные.

Взрослые ругали ребят, которые мешали движению, но дети их не слушали; они не могли оторвать глаз от мальчика, который, казалось, говорил сам с собой:

— … отрядом руководили офицер и сержант, всадники пристально всматривались в даль…

В этот момент одна разодетая синьора второпях споткнулась о ноги мальчика. Она остановилась, смущённо взглянула на него и тихим голосом пролепетала: «Прости, бедняжка». — Затем, пошарив в сумке, вытащила несколько монет и бросила их в чашку, почти скрытую под книгой, которую мальчик держал на коленях.

— Благодарю вас, — сказал он без малейшего заискивания и снова принялся читать. Его пальцы, худые и длинные, легко двигались, перелистывая страницы. Только теперь ребята заметили, что мальчик читал начало рассказа «Маленький ломбардский часовой», который они все хорошо знали. Но читал он его с высоко поднятой головой, не заглядывая в книгу.

— Так читают только слепые! — прошептала Джованна.

— Ты права, он и в самом деле слепой! — тихо произнёс Джиджино. — Для слепых существуют специальные книги с выпуклыми точками на страницах…

Никто больше не решался заговорить, все в смущении смотрели на мальчика, а он даже не знал, что за ним наблюдают. Слепой сидел, забытый, среди шума столицы. Толпа проходила мимо, не обращая на него внимания, а он продолжал читать.

Теперь уже вся публика покинула театр, и шестеро ребят очутились перед мальчиком одни. Испугавшись, что он заметит их присутствие и обидится, дети молча пересекли улицу и уселись на парапете, как раз напротив слепого.

Машины, автобусы и прохожие порой заслоняли мальчика, а от уличного шума дети не слышали его голоса, но этот голос всё ещё звучал у них в ушах; они видели, как шевелились губы мальчика, как скользили его руки по страницам книги, которую он продолжал читать, весь захваченный рассказом.

— Обидно, такой же мальчик, как мы, а слепой… — пробормотал Джиджино.

— Да, очень жаль, что бывают слепые, — тяжело вздохнув, сказала Джованна.

Двенадцать ног, оцарапанных и грязных, свисали с парапета; на двенадцать рук опирались упрямые подбородки; двенадцать взволнованных глаз смотрели на слепого.

Уже смеркалось, но ребята забыли всё: игры, шалости, время… Они очутились перед лицом чудовищной несправедливости, которая была могущественнее их. Дети болезненно ощущали своё бессилие и не знали, как помочь горю.

Но что это? Старуха, одетая в чёрное, словно вышедшая из мрака, стояла перед слепым и трясла его за плечи. Тот

испугался и поспешно закрыл книгу. Затем, шатаясь, он поднялся со стула.

Ребята не успели опомниться от ужаса, как слепого уже не было на своём месте: он шёл, держа в руке книгу, а под мышкой складной холщовый стул.

Старуха с раздражением тащила мальчика за локоть, а он, взволнованный, неуверенными шагами, изо всех-сил старался поспевать за ней.

Когда они переходили дорогу, из-за невнимательности старухи слепой, поднимаясь на тротуар, споткнулся и упал. Пинком ноги она заставила его встать.

— Тупица, ты не умеешь даже ходить! — проворчала злая ведьма.

— Извините, впредь я буду осторожнее…. — пролепетал испуганный мальчик, как бы прося о помощи. Яркий свет фонаря осветил высоко поднятое худощавое лицо слепого, и ребята на один миг увидели его глаза: голубые, чистые, прозрачные, которые, казалось, не умеют плакать, но вместе с тем очень грустные, будто застывшие в непрерывном страдании. Старуха грубо схватила мальчика за руку, потащила его; и слепой, спотыкаясь, исчез в сумерках.

Только тогда шестеро ребят, сидевших на парапете, встрепенулись, точно пробудившись от сна. Огни на площади были уже зажжены, и сверкали неоновые вывески магазинов. Не разговаривая друг с другом, опустив головы, дети покидали площадь, и у каждого из них перед глазами всё ещё стоял этот испуганный слепой мальчик.

Недалеко от театра, на площади, светилась витрина кафе. Когда дети подошли ближе, они увидели гарсона в белой куртке: опрятный и тщательно причёсанный, с белым галстуком в крапинку, который придавал его лицу очень смешное выражение, ученик официанта с важным видом вытирал мягкой тряпкой зеркальное стекло витрины.

— Скажи, пожалуйста, ты ничего не знаешь о слепом? — спросила его Джованна.

Гарсон — ростом он был немного ниже девочки — выпятил колесом грудь, спрятал за спиной тряпку и тоном необычайно услужливым, каким всегда разговаривают с клиентами, спросил:

— Что вам угодно?

И только когда Джованна повторила вопрос, он ответил:

— Я работаю здесь шесть месяцев помощником официанта… Все это время я видел слепого каждый день: какая-то старуха приводит его утром к театру, а вечером приходит за ним. Вас интересует ещё что-нибудь?

— Нет, благодарю, нас больше ничего не интересует, — сказал раздосадованный Марко, который терпеть не мог барских мзнер.

Гарсон сделал полупоклон.

— В таком случае, извините, — сказал он, преисполненный самодовольства, — мне нужно работать. Вытирать витрину вообще-то не моя обязанность, — добавил он со вздохом, — но хозяин попросил меня, и я не смог ему отказать…

Гарсон снова принялся натирать стекло, а ребята направились к дому.

Они шли молча, опустив, головы, и даже не замечали докучливых прохожих. Дети думали о слепом: кто он? Как он живёт? Кем приходится ему старуха?

Малыши задавали себе эти вопросы на всём протяжении пути, а путь был длинным — от центра Рима до Сан Лоренцо, рабочего квартала, где они жили.

ГЛАВА II

О чём мечтает слепой

Слепой поднялся на две ступеньки, дверь-захлопнулась за его спиной, и он очутился дома, если можно назвать домом деревянную лачугу, примостившуюся под аркой старого римского акведука на окраине города.

Едва мальчик переступил порог, старуха заорала на него:

— Ну, чего же ты ждёшь, давай деньги!

Слепой достал из кармана горсть мелких монет и хотел протянуть хозяйке, но она сама с жадностью выхватила их у него из рук.

Тогда мальчик ощупью подошёл к своей постели, сел и принялся ждать. На скрипучем, расшатанном столе старуха подсчитывала мелочь; как только звяканье монет прекратилось, на мальчика посыпались упрёки:

— Опять ты почти ничего не принёс?!. Разве это деньги?!. Но тебе всё равно, ведь это мне приходится ломать голову над тем, как тебя прокормить… Неблагодарный! Знал бы ты, как тяжело ухаживать за убогим!.. Не был бы таким упрямым!.. Разве трудно разжалобить прохожих?! Кто откажет тебе в подаянии?! Достаточно лишь попросить плачущим голосом: «Будьте милостивы, подайте бедному слепому, который никогда не видел света…» Что тебе стоит? Только так и можно принести в дом какие-то деньги…

Мальчик промолчал. О чём угодно могла просить его старуха, лишь не об этом. Он не стал бы взывать к милосердию прохожих, даже если бы она избила его палкой, как в тот раз, когда решила, что слепой утаил от неё деньги, хотя потом старуха нашла монеты в подкладке плаща, — они провалились туда из рваного кармана.

Нет, он ни за что не станет просить прохожих. И без того невыносимо слушать, как некоторые из них, бросая в чашку монету, восклицают: «Бедняжка, такой маленький, а сколько ему приходится страдать! Ах, как мне жаль его!..»

Старуха, перестав ворчать, подошла к плите и принялась готовить ужин. Слепой сидел неподвижно и даже не старался угадать по запаху, что она варит.

Он думал и, как всегда, о самых необыкновенных вещах. Мальчик пытался вспомнить, сколько времени его не называли по имени, но с тех пор прошло много лет, и ему никак не удавалось вспомнить… Ах, да, это было в тот вечер, когда он принёс хозяйке денег вдвое больше обычного. Как правило, ему бросали пять лир, от силы десять, а тогда один синьор, разумеется, по ошибке, а может быть, это был просто сумасшедший, положил ему бумажку в пятьсот лир. Так или иначе, но в тот день дома был праздник и, что самое удивительное, старуха назвала его по имени и даже сказала ему несколько ласковых слов, но это случилось всего один раз.

Слепого никто не называл по имени; иногда он даже сам забывал, что его зовут Орландо.

«Это имя слишком большое для меня», — думал мальчик. Когда он мысленно произносил своё имя, ему почему-то представлялся конь: сильный, высокий, по крайней мере, вдвое выше его самого. Орландо часто прислушивался к забавному цоканью копыт спокойных, пахнущих сеном лошадей, запряжённых в извозчичьи коляски, которые проезжали в нескольких метрах от него, и все лошади казались ему добрыми.

С каким удовольствием покатался бы он в такой коляске, а потом попросил извозчика разрешения потрогать лошадь. «Синьор извозчик, — сказал бы он ему, — разрешите мне потрогать вашу лошадь; я слепой и, если не потрогаю, не буду знать, какая она…» — Извозчик, конечно, позволил бы ему это сделать, потому что те, кто имеют дело с лошадьми, обязательно должны быть такими же добрыми, как эти животные.

Старуха поставила мальчику на колени миску супа.

— На, ешь, — сказала она ему, — вот тебе ещё ломоть хлеба и кусок сыру.

В лачуге сильно пахло жареным: на сковородке подрумянивались в сухарях телячьи мозги, но о них старуха ничего не сказала, а сам мальчик не спросил.

Слепой молча доел суп и лёг на кровать, а хлеб и сыр он спрятал под подушку, чтобы поесть перед сном.

«Хорошо, если бы не кончался день, — подумал мальчик, тяжело вздыхая. — Тогда я мог бы всегда сидеть на площади; там, по крайней мере, есть солнце. Как приятно ощущать на лице его тёплые лучи. Сейчас, летом, оно должно быть совсем низко, и можно различить его горячее пламя и, пожалуй, даже искры…»

Орландо был слепым от рождения. Мир представлялся ему сплошным движущимся мраком, в котором разбросано бесконечное множество непонятных предметов и незнакомых людей. В этом величайшем хаосе мальчик передвигался на кончиках пальцев с вытянутыми вперёд руками, словно робкий пугливый гость, и он действительно был гостем в жизни, созданной только для зрячих. Орландо ничего не знал о мире, в котором он рос. Мальчик считал, что и сам он не такой, как другие люди, потому что все жили, конечно, не так, как он. Они не спотыкались на каждом шагу, не разбивали себе голову и ничего не боялись.

А видеть, должно быть, очень приятно, если это действительно даёт возможность не быть одиноким и не чувствовать за пределами тех вещей, которые можно потрогать, пустоту.

«Кто знает, сколько времени нужно пройти, чтобы добраться до самого последнего предмета, доступного человеческому зрению? — порой спрашивал себя Орландо. — Десять минут? Час? Год?» — Ведь мальчик даже не знал, что такое горизонт; для него это было место, до которого можно дотянуться рукой.

По тому, как Орландо все жалели, мальчику было ясно: он очень несчастлив в сравнении с другими людьми. Чувствуя себя таким слабым, одиноким и беспомощным, он мечтал о том, чтобы рядом был человек, которому можно было бы довериться, который помог бы и объяснил, как устроен свет и что такое жизнь. Мальчик тосковал, страдал; ему очень хотелось иметь отца и мать, но желание его было смутным: он не мог себе даже представить, что значит для ребёнка иметь родителей. Целый день Орландо проводил на площади, сидя на складном стуле у стены, а люди проходили мимо него. Если кто-нибудь и замечал слепого, то лишь для того, чтобы бросить ему пять лир, а мальчику хотелось совсем другого. Слепой нуждался в ласке, во внимании, — ну, скажем, называли бы его по имени или спокойно вели за руку.

Старуха была ему чужой. Орландо не знал своих родителей, — они умерли много лет тому назад. Но родителей он представлял себе, конечно, совсем не такими, какой была злая, алчная мегера.

Старуха взяла к себе слепого, когда он был совсем ещё маленьким, и всегда заставляла мальчика просить милостыню. Она выбирала для него самые шумные места в городе, но больше всего Орландо нравилось сидеть возле театра. Когда на улице мало народу, если хорошенько прислушаться, можно уловить доносящуюся из концертного зала музыку. А музыку мальчик очень любил; ведь для того, чтобы её понять, не нужно зрения. И Орландо очень хорошо чувствовал музыку; он даже умел играть на аккордеоне — только, к сожалению, старуха давала ему инструмент очень редко.

Музыка утешала мальчика даже больше, чем чтение единственной книжки, которая у него была. Аккордеон доставлял слепому всегда новые радости, в то время как книжку он знал уже наизусть. Вот если бы он мог прочесть много других книг и узнать о жизни зрячих людей! Но старуха сказала, что книжки стоят дорого и есть вещи гораздо более необходимые. «Должно быть, телячьи мозги!» — подумал мальчике горечью, но без злобы.

Мальчик мечтал о путешествии, не понимая, что это такое, хотя слышал: путешествовать отправляются в поезде. Мысль о том, что можно передвигаться по свету не только идя с вытянутыми вперёд руками или держась за чей-нибудь локоть, а ещё как-то иначе, приводила слепого в восторг.

Но каждый раз, когда Орландо принимался мечтать, его охватывало одно желание, огромное, непреодолимое: никакими усилиями его невозможно было прогнать от себя — желание побывать на море. Он даже сам себе не мог объяснить, откуда взялось это желание. Возможно, слепому очень хотелось побывать на море потому, что его он никак не мог себе вообразить, и ни один предмет из тех, которые он осязал, не мог дать ему представления о море. Континент — это не что иное, как масса земли и камней, подобно тому, что он ощущал у себя под ногами; небо — это миллионы вдохов, а какое же море! Вот если бы почувствовать, как оно пахнет, услышать, какие звуки оно издаёт! Орландо давно мечтал побывать на море; он стыдился своего желания, словно оно было каким-то глупым и недозволенным. Однако желание было очень велико, и порой, когда оно овладевало мальчиком, то заставляло его сильно страдать.

Вдруг Орландо съёжился: он уловил поблизости присутствие старухи. Она подходила к нему только за деньгами или когда хотела побить, но на сей раз мальчику повезло.

— Завтра ты получишь аккордеон, — сказала ему хозяйка. — Только играй весёлую музыку, чтобы привлечь внимание прохожих. Ты мало приносишь домой, а попробуй-ка сварить обед без денег…

Орландо облегчённо вздохнул: этого он никак не ожидал; злая ведьма давала ему аккордеон очень редко.

Старуха пошла спать, а Орландо закутался в одеяло.

«Какой я глупый, — подумал он, — зачем слепому море? Хватит с меня аккордеона; правда, он старый и расстроенный, но всё же с ним не чувствуешь себя таким одиноким».

И, забыв о хлебе и сыре, спрятанных под подушку, слепой вскоре уснул. День для него ничем не отличался от ночи, только ночью не надо было думать.

ГЛАВА III

Слепой знакомится с командой из Сан Лоренцо

Прошло два дня. В воскресное утро Марко снова вёл своих пятерых друзей по улицам Рима: сегодня он был свободен.

С тех пор как умер отец, мальчику приходилось туго. Денег, которые зарабатывала мать стиркой белья, не хватало. И Марко стал работать учеником маляра у своего дяди.

В то утро игра не клеилась, хотя её нельзя было назвать неинтересной: дети мчались мимо домов и на бегу срывали всякие объявления. Выигрывал тот, у кого к концу улицы в руках оказывалось больше бумаги. Попутно ребята рассчитывали на то, что их начнут ругать и тогда можно будет огрызнуться или удрать, в зависимости от того, на кого нарвёшься.

Выиграла Джованна, но на этот раз девочка не стала задаваться: она думала о другом.

Последним прибежал Джиджино всего с одним листком, но зато это было почти целое объявление.

— Джованна, смотри, проводится какой-то конкурс… — сказал Джиджино.

Девочка через два года собиралась поступить в учительскую семинарию. Её мать служила в школе уборщицей и мечтала о том, чтобы дочь тоже работала в школе, но не мыла полы, как она, а учила детей.

— Какое ей дело до конкурса, если сейчас каникулы! — презрительно воскликнул Марко.

— Эх, ты, невежда! — отрезал Джиджино. — Те, кто учатся, всегда интересуются такими вещами.

— Видали, невежда! Конечно, Марко не зубрит латынь, как ты, ему нужно работать, — вмешалась Джованна, — но он в тысячу раз смелее тебя, и к тому же он капитан футбольной команды, а ты даже не входишь в число игроков!

— И потом, тоже мне конкурс! — добавила она, взглянув на объявление. — Это же не в учительскую семинарию, а в артиллерийское училище! Терпеть не могу людей, стреляющих из пушек! Уж не собираешься ли ты записаться туда, трусишка?

Все засмеялись. Джиджино действительно не принадлежал к числу храбрецов. Правда, он был отличником в школе, но разве это для ребят представляет какую-нибудь ценность?!

— Что будем делать дальше? — спросил Марко. Ему хотелось внести предложение, но он боялся: вдруг его не поддержат.

Дети называли разные игры, но ни на чём не могли остановиться. Все думали об одном и том же, только никто не решался высказаться первым.

— Какие же вы все лицемеры! — не выдержала, наконец, Джованна. — Предлагаю пойти к слепому; надеюсь, не будет возражений!

Возражений не последовало.

Когда ребята пришли на площадь, они сразу увидели мальчика: он сидел на стуле у входа в театр. Несмотря на жару, на нём был тот же разорванный плащ, что и в прошлый раз, только на коленях вместо книги он держал аккордеон.

Утром площадь казалась совсем другой — большой и нарядной. На розовых фасадах дворцов отражались сверкающие лучи солнца, а прохожие были одеты в разноцветные летние платья. Только слепой оставался таким, как прежде; в нём ничто не изменилось, для него день ничем не отличался от ночи.

— Сколько у нас денег? — спросила вдруг Джованна.

Казначей достал тетрадку, неуклюже сшитую суровыми нитками.

— 1924 лиры, — ответил он, заглянув туда для пущей важности. Отец мальчика работал продавцом в магазине канцелярских товаров и приносил ему бракованные листы бумаги, с надписями наверху — «приходы» и «расходы». Нетрудно было, разрезав листы, сделать из них настоящую бухгалтерскую тетрадку и стать кассиром команды.

— Порядочно, — сказала Джованна. — В таком случае, дай мне пятьдесят лир.

— Что?! — воскликнул Казначей, для которого эти деньги были дороже любого сокровища. — Мы должны купить мяч и заплатить за футбольную площадку для реванша над командой из Сан Джованни. Это вопрос чести!

Джованна сощурила глаза. Когда она так делала, ребята знали: девочке в голову засела упрямая мысль, и переубедить её теперь невозможно.

— Перестаньте! — закричала она. — Я прошу всего пятьдесят лир!

Поведение Джованны представляло серьёзное нарушение устава команды: деньги, добытые с огромным трудом, считались неприкосновенными. Они составляли фонд команды Сан Лоренцо, а детская команда, известное дело, всё равно что народная милиция, всегда готова защищать честь своего квартала. И, прежде чем войти в состав команды, нужно дать клятву, что обязуешься слушаться капитана и сражаться до последней капли крови за то, чтобы твой квартал считался самым сильным кварталом Рима. И ребята команды Сан Лоренцо, дети простых рабочих, издавна славятся своим бесстрашием и мужеством.

Взять пятьдесят лир из кассы, накануне футбольного матча с заядлым противником — командой Сан Джованни, было равносильно предательству, всё равно, что во время боя перейти во вражеский лагерь или во время ссоры позвать полицейского.

Все выступили против Джованны, включая Джиджино, который очень хотел быть её другом, но с такой изменой даже он, не член футбольной команды, никак не мог примириться.

— Ты не получишь ни одного сольдо! Эти деньги неприкосновенны! — заявил Казначей.

Джованна сощурила глаза ещё больше.

— Вы мне дадите деньги сию же минуту, — сказала она угрожающе, — или дело дойдёт до драки! Не думайте, если я девочка, то испугаюсь вас! Дайте мне пятьдесят лир для слепого!

Было ясно: Джованна увидела кафе, и ей захотелось купить мальчику пирожное.

— Ну, в виде исключения… — пробормотал Казначей, смущённо опустив глаза.

Разумеется, все согласились.

В сопровождении пятерых ребят Джованна вошла в кафе, где работал знакомый гарсон. Мальчик за стойкой мыл посуду, но, увидев Джованну и её друзей, он сразу же заважничал.

— Что вам здесь нужно? — спросил хозяин, стоявший у кассы. — Разве не мог зайти кто-нибудь один?! Живее покупайте и убирайтесь! Нечего глазеть по сторонам!

— Мы такие же покупатели, как все, — сказал Казначей с достоинством, показывая все сбережения команды. — Я прошу нас обслужить. Дайте нам пирожное за пятьдесят лир, самое лучшее…

Хозяин заворчал:

— Я не могу на вас терять время! Эй, Чезаре, дай пирожное этим бездельникам, и пусть они тотчас же уходят отсюда!

Чезаре вытер руки и побежал к ребятам.

— Какое вы хотите пирожное: кремовое или шоколадное? — спросил он с видом знатока.

После длительных споров ребята решили купить пирожное кремовое: оно стоило ровно пятьдесят лир.

Но тут возникло непредвиденное осложнение. Джованне казалось неудобным самим отнести пирожное слепому, — это могло его обидеть, и она попросила хозяина, чтобы им помог официант.

— Разумеется, мы дадим ему на чай… — добавила она тоном великосветской дамы.

— Чезаре, отнеси пирожное! — приказал хозяин. — И пусть эти лоботрясы больше не показывают сюда носа…

Проказники были довольны тем, что разозлили хозяина, и покидали кафе с большим достоинством.

Когда Чезаре узнал, что пирожное предназначалось для слепого, он выполнил поручение как нельзя лучше. Гарсон с невероятным шиком положил пирожное на тарелочку, поставил её на поднос, а рядом положил бумажную салфетку. Но, прежде чем направиться к слепому, он сказал:

— Не сердите хозяина, иначе достанется мне. Место моё — золотое дно, и я не хочу его терять. Через три года я буду уже официантом, хозяин мне обещал… Поэтому во время работы я ни с кем не допускаю никаких фамильярностей.

— Посмотрите-ка вы на него, тоже мне персона! — пробормотал Пертика, как только Чезаре отошёл от них. — Нацепил на себя галстук в крапинку и воображает, что он большая шишка!

С противоположного тротуара шестеро ребят наблюдали за тем, как Чезаре подошёл к слепому, сказал ему несколько слов и протянул поднос. Сначала слепой, по-видимому, не понял, в чём дело, а потом вдруг смутился и взял пирожное. Когда ребята увидели, с какой осторожностью мальчик откусывает от пирожного каждый кусочек, они забыли обо всём на свете: о деньгах, о предстоящем матче и о том, что в графе «расходы» Казначей крупными буквами уже написал «пятьдесят лир».

Когда Чезаре вернулся с пустым подносом, Джованна сказала:

— На чай мы можем тебе дать только пять лир.

— Благодарю вас, не надо, оставьте их себе, — сказал гарсон. — Мне платят за услуги в кафе, а это случай особый. Теперь извините, мне пора идти.

Когда шестеро ребят подошли к слепому, он доедал пирожное. Дети хотели заговорить с мальчиком, но не знали, с чего начать. Вдруг слепой повернул голову в их сторону и очень просто, словно всё видел, произнёс:

— Спасибо за пирожное, оно мне очень понравилось.

Ребята были ошеломлены. Как это он узнал, что они находятся здесь и что именно они угостили его пирожным?

Первым пришёл в себя Казначей.

— Не за что; ведь пирожное не так уж дорого стоит…

— Что за глупости! — вмешалась Джованна. — Скажи лучше, мальчик, ты любишь пирожные?

— Люблю, — ответил слепой, смущённо кивнув головой, словно признавался в большом грехе. — Правда, за всю жизнь я съел только три штуки, нет, вместе с этим — четыре. Двумя пирожными много лет назад меня угостила одна синьора, а ещё одно мне дал молодой священник, только что приехавший из деревни. Но ваше было самое вкусное.

Эти слова, сказанные так искренне, взволновали ребят.

— Мы не знали, какое пирожное выбрать, кремовое или шоколадное, — пробормотал Марко.

— Кремовое вкуснее, — заметил Джиджино.

— Нет, шоколадное, — возразил Пертика. — Ты, как всегда, ничего не понимаешь!

— Пусть попробует оба, и решит, какое из них лучше, — сказала Джованна тоном, не допускающим возражения.

— Тебе пришло в голову угостить меня пирожным, — спросил слепой, — правда? Я догадался по голосу.

Ребята переглянулись. Может быть, он волшебник?

— Кстати, сколько вас тут? — И слепой принялся считать, указывая пальцем на каждого говорившего. — Пятеро? Нет, здесь есть ещё один…

— Это я, — пролепетал Беппоне. — Но неужели ты меня увидел? — Не успел он произнести слово «увидел», как Пертика дал ему подзатыльник.

Слепой улыбнулся.

— Я тоже вижу, — сказал он, — по-своему, конечно. Трудно объяснить, но есть люди, которых я прекрасно «чувствую».

Ребята, разумеется, не понимали, как это у него получается, но всё равно были рады… тому, что он их чувствует.

— Как тебя зовут? — спросила вдруг Джованна.

— Орландо, — ответил мальчик. — Но я не привык к моему имени. Оно очень большое и, по-моему, мне не подходит.

— Почему? Орландо — прекрасное имя, но если оно тебе не нравится, мы можем называть тебя просто Нандо, — хорошо?

Орландо показалось, что его заново окрестили. Уменьшительное имя «Нандо» он повторил про себя множество раз; можно было подумать, будто только теперь он обрёл своё настоящее имя. Мальчику нравилось, когда его называли по имени: это ведь означало, что обращаются только к нему, а не к какому-то слепому вообще, которому подают милостыню, а потом сразу о нём забывают.

Ребята проболтали почти целый час, и Нандо даже не вспомнил об аккордеоне.

Удивительно: с этими детьми, хотя они и были зрячими, он не чувствовал себя неловко. Они относились к нему, как к равному. Он был счастлив и стал рассказывать своим новым знакомым о себе.

— Я не скучаю, — говорил Нандо, — играю на аккордеоне, читаю, думаю… но иногда всё-таки… чувствую себя одиноким. А вы?

Разве могут себя чувствовать одинокими члены команды Сан Лоренцо?!

— Мы не даём скучать друг другу, — ответила за всех Джованна, — потому что все мы друзья.

— Должно быть, очень приятно иметь друзей, — едва слышно произнёс Нандо.

— А у тебя их нет?

— Нет.

На мгновение ребята замолчали. Они подумали, как, вероятно, тяжело слепому жить без друзей.

— Мои друзья — книга и аккордеон, — спохватился Нандо, заметив смятение. — Правда, аккордеон мне дают редко, а вот книга действительно моя. Эта книжка чудесная; называется она «Сердце»; [ «Сердце» — книга известного итальянского писателя XIX века Ддмондо де Амичиса. (Опубликована в переводе на русский язык. Лениздат, 1958 г.)] вы не читали?

Вдруг лицо мальчика загорелось, и в порыве великодушия он воскликнул:

— Хотите, я вам её подарю? Хочешь, Джованна? Я с удовольствием тебе её подарю.

Но тотчас же протянутая с книгой рука упала ему на колени.

— Какой же я глупый! Ведь она написана точками, вы не сможете её прочесть!

Ребята поняли: Нандо хотел как-нибудь выразить свою благодарность и предлагал им самую дорогую для него вещь. Разве они могли сказать мальчику, что уже читали эту книгу?

— Но, — спохватился вдруг слепой, — я вам прочту её сам! Если хотите, я начну сейчас же…

— Нет, сейчас уже поздно, — сказала Джованна, — но мы придём сюда завтра, и ты нам почитаешь.

— Вы придёте сюда завтра? — с удивлением воскликнул слепой. Простое обещание детей прийти снова было для Нандо чем-то необыкновенным. Взволнованный, он опустил голову.

— Впервые в жизни мне так говорят, — признался мальчик. — Обычно прохожие дают мне несколько лир и уходят. Но… скажите, зачем вы придёте сюда завтра?

Дети смутились: они и сами толком не знали.

— Э… видишь ли… мы здесь часто гуляем… — пробормотала Джованна. — А потом, разве ты нам не пообещал прочесть книгу? Ты уже забыл?

От этих слов Нандо почувствовал себя ещё более счастливым: впервые его просили о каком-то одолженйи, впервые ему предоставлялась возможность принести пользу людям.

— Правда, правда! — порывисто воскликнул мальчик. — Я прочту вам её всю, от начала до конца!

Дети ушли, а Нандо ещё долго не начинал играть.

Потом он вспомнил о старухе и взялся за аккордеон. Но в это утро грустные мелодии, которые слепой стал наигрывать по привычке, ему не нравились.

Глядя на него, можно было подумать, будто лучи солнца, освещавшие лицо мальчика, проникли в его душу и согрели её.

ГЛАВА IV

Друзья слепого

Первый раз в жизни у Нандо появились друзья. Они часто навещали его: иногда все вместе, порой поодиночке, а бывали случаи, когда дети приводили к нему своих товарищей по кварталу. В школьные каникулы у всех, за исключением Марко, которому приходилось работать, было много свободного времени.

Слепой читал друзьям, и они слушали его внимательно, не подавая вида, что книга им хорошо знакома; ведь они понимали, как хочется мальчику почувствовать, что он тоже может приносить кому-то пользу.

Разумеется, каждый раз дети угощали Нандо пирожным. Казначей, отмечая расходы в своей тетрадке, начинал волноваться.

— Деньги уплывают, — говорил он. — Мы не сможем купить мяч!

Но никто не желал его слушать, да и сам он разве не испытывал большой радости, видя, с каким удовольствием слепой уплетает пирожное.

Ребята заметно изменились с тех пор, как познакомились с Нандо. Обычно они без дела слонялись по городу, измышляя всякие проказы, а теперь под влиянием Нандо в них появилась какая-то душевная мягкость и доброта.

Мальчик тоже стал ощущать в себе необыкновенную нежность к людям, будто в нём что-то переменилось. Больше он не чувствовал себя одиноким; теперь у него были друзья! Слепой начал понимать значение этого слова. А ребята оказались настоящими друзьями; они действительно любили Нандо и обращались с ним как с равным.

Слепой хорошо знал голоса и характеры шестерых ребят, и всё-таки в глубине души ему очень хотелось их потрогать, ведь только руками он по-настоящему мог их рассмотреть; но то ли от робости, то ли из боязни обидеть своих друзей, мальчик никогда не заводил об этом речи.

Зато ребята о слепом знали всё, знали и о старухе, хотя Нандо о ней никогда не рассказывал. Как только приближался час её прихода, слепой просил друзей уйти. Старуха боялась, если он будет с кем-нибудь разговаривать, прохожие не дадут ему милостыни. Дети догадывались по нескольким случайным фразам о причине страха, который старуха внушала мальчику. Стараясь как можно больше подчинить Нандо своей власти, она постоянно пугала его сиротским приютом и грозила отправить туда мальчика, если он не будет слушаться. Хозяйка уверяла слепого, что приют — это логово бандитов, где детей морят голодом и избивают.

Джованна и её друзья хорошо относились к Нандо. Но было бы ошибкой думать, что дети из квартала Сан Лоренцо стали примерными.

Нет, маленькие санлоренцианцы не были тихими и покладистыми, готовыми на всяческие услуги. Ничего подобного! Они даже не стремились к этому. Наоборот, если кто-нибудь называл их примерными, дети моментально становились заклятыми врагами этого простачка.

— Строить из себя ангелочков — значит быть дураками и не пользоваться жизнью, — изрекал Пертика, слывший среди ребят философом.

Хотя миновали добрые старые времена, когда дети разных кварталов устраивали между собой настоящие побоища, пуская в ход палки и камни, тем не менее по сей день продолжалось непримиримое соперничество кварталов. Только теперь споры разрешались главным образом мирным путём: во время футбольных матчей; но порой дело доходило и до открытых столкновений, однако к ним прибегали в самых исключительных случаях, когда жестоким оскорблениям подвергались честь и престиж команды. Правда, теперь сражались не камнями и палками, основным оружием были гнилые яблоки и помидоры, но всё равно тот, кому таким снарядом попадало в лицо, вряд ли получал большое удовольствие.

Хотя существовало общее мнение, будто команда Сан Лоренцо живёт со всеми в «мире», тем не менее это был не мир, а только временное перемирие. Команда Сан Лоренцо соперничала с командой соседнего квартала Сан Джованни, особенно с тех пор, как санджованнианцы в футбольном матче победили санлоренцианцев со счётом 3:1 и, не дожидаясь матч-реванша, провозгласили себя самым сильным кварталом Рима. Возмущённые санлоренцианцы решили не оспаривать своих прав, а, в ожидании несомненного реванша, порвали всякие отношения со своими противниками и даже перестали с ними здороваться.

С некоторыми санлоренцианцами мы уже знакомы. Первой из них следует назвать Джованну, ведь она девочка. Деспотичная и упрямая, она пользовалась всеобщим уважением команды. Высокая и, пожалуй, даже красивая, несмотря на веснушки, она с гордым видом носила одни- и те же дешёвые передники, которые ей из года в год старательно удлиняла мама.

Джиджино, хрупкий мальчуган, единственный из всей команды, чья семья жила более или менее в достатке, был исключён из футбольной команды за то, что во время тренировок играл из рук вон плохо. Даже Джованна подтрунивала над ним:

— Ах, если бы могли играть в футбол мы — женщины, — говорила она, — конечно, команда Сан Лоренцо никогда бы не терпела поражение! Уж, во всяком случае, я играла бы не хуже, чем Джиджино. У нас только один настоящий игрок — Марко!

Джиджино горевал. Ведь в футбольную команду он мечтал попасть главным образом из-за Джованны! Больше всего самолюбие мальчика страдало оттого, что Джованна на каждом шагу ставила ему в пример капитана команды — Марко. По её словам, Марко храбрый, а он, Джиджино, трус. Марко играет в футбол хорошо, а он, Джиджино, плохо… Девочка была права, и Джиджино с досадой признавался себе в этом, но всё равно её слова причиняли ему боль. Единственным преимуществом Джиджино по сравнению с Марко были пятёрки в гимназии, но на Джованну, которая тоже была круглой отличницей, отметки не производили никакого впечатления.

— Напрасно ты показываешь мне свои пятёрки по-латыни, — посмеивалась она. — Пятёрки хороши только те, что присуждаем мы в команде, а не те, что ставят в дневнике.

Капитан команды Марко обладал поистине золотым сердцем, но у него не было возможности учиться, и от досады он высмеивал зубрил. Порывистый, не всегда отдавая отчёт в своих словах, парнишка частенько попадал в довольно глупое положение. Например, обращаясь к слепому, Марко спрашивал:

«Ты видел?» — или же восклицал: «Посмотрел бы ты!..»

Джиджино тут же начинал бросать на него уничтожающие взгляды, стараясь изо всех сил спасти положение. Но, удивительное дело, единственным, кто не обращал на слова Марко никакого внимания, был сам Нандо.

— Да, я видел, — отвечал он спокойно и продолжал беседу.

В состав команды входили Казначей, философ Пертика и

Беппоне, которого пятеро ребят таскали повсюду за собой, главным образом для того, чтобы смеяться над его глупыми поступками. Но мальчик терпел, так как был очень привязан к команде и особенно к Марко.

Кроме того, в команду входили: Альфонсо, Карло, Джиджино II Черный (его называли так в отличие от блондина Джиджино I), Серджо и другие. В общем, команда насчитывала десятка три ребятишек, и все они во что бы то ни стало стремились прослыть не «примерными» и «послушными», а «дерзкими», «негодными», «чертенятами», «уличными мальчишками». Люди рассчитывали их унизить, а получалось как раз наоборот: ребята гордились тем, что их так называли, словно им присваивали почётные титулы.

В общем у членов команды Сан Лоренцо было много недостатков, больших и малых, но зато у них было два достоинства: верность друг другу и чувство солидарности.

Из девочек в команде была только одна Джованна. Откровенно говоря, отношения между девочками квартала Сан Лоренцо и командой не отличались дружелюбием. Наоборот, члены команды никогда не упускали случая поиздеваться над ними.

— Взгляните-ка на Лючию! Срезала косы и ходит, как заводная лошадка с обрубленным хвостом.

— Эй, Леда, ты что воды в рот набрала?!

— Синьорина, не задирайте так высоко нос, а то птичка увидит и…

Одним словом, девочки этого квартала, впрочем, как и вообще все девочки, старательно строили из себя «барышень» и не допускали никаких фамильярностей. Прямо удивительно, стоит девочкам немного подрасти, они тут же начинают себя держать так, что мальчишкам становится противно на них смотреть.

Джованна была исключением, и именно за это все в команде её очень любили. По правде сказать, Луизе тоже хотелось попасть в команду, но вопрос о её принятии неоднократно ставился под сомнение.

— По-моему, она слишком корчит из себя «барышню», — сказал, в конце концов, Марко.

— Да, я тоже так считаю, — добавила Джованна, измерив девочку взглядом с головы до ног.

Луиза действительно очень стремилась быть красивой и украдкой даже мазала себе губы помадой. -

После высказывания Джованны вопрос о принятии Луизы в команду снова был отложен.

ГЛАВА V

Пирожные приводят к катастрофе

Что может быть прекраснее дружбы, особенно для того, кто в ней очень нуждается?!

После знакомства с санлоренцианцами слепой буквально преобразился. Прохожие удивлялись, видя, как ни с того ни с сего мальчик начинал смеяться; это нахлынувшая на него радость переливалась через край. Больше он не был одинок. Нандо чувствовал: дети с удовольствием находятся в его обществе, и теперь ему казалось, будто он ничем не отличается от своих друзей. Мальчик ждал их с нетерпением, и можно было подумать: он приходит к театру не просить милостыню, а на свидание.

Каждый раз, перед тем как подойти к Нандо, ребята останавливались возле кафе. Не желая доставлять излишних неприятностей гарсону, они подходили к витрине, подавали ему знак, и вскоре Чезаре выбегал на улицу с пирожным, уже завёрнутым в бумагу.

— Сегодня «безе», — говорил он, получая пятьдесят лир. — Я отложил самое большое.

Теперь ребята сами относили пирожное Нандо.

Но однажды случилось нечто непредвиденное. Нандо, держа эклер в руке, спросил:

— А почему вы никогда не едите пирожные? Если у вас нет денег, я не хочу, чтобы вы тратили на меня последние.

— Какие там последние! Денег у нас хоть отбавляй! — воскликнул Казначей и покосился на свою тетрадку, где в графе «расходы» уже выстроился целый столбец записей по 50 лир.

— Я не стану есть один, — сказал Нандо, — вот держите…

— Как тебе не стыдно! — воскликнул Казначей и, чтобы не лишить Нандо удовольствия, отважился на широкий жест.

— Знаешь, — сказал он, — глядя на тебя, нам тоже захотелось съесть по пирожному. Я сбегаю сейчас в кафе и куплю ещё шесть штук.

Для бюджета команды этот роскошный жест явился настоящим бедствием, тем более, что потом он неоднократно повторялся. За несколько дней касса почти опустела. Но тут Пертика внёс рациональное предложение.

— Давайте делить пирожные пополам, — сказал он, хлопнув себя рукой по лбу. — Тогда вместо шести мы сможем покупать только три: Нандо ничего не заметит, и мы сэкономим деньги.

Но, несмотря на эту уловку, в кассе вскоре осталось всего сто пятьдесят лир. Опустению казны способствовало ещё одно обстоятельство: видя, что мальчик разговаривает с друзьями, прохожие не давали ему милостыни, а потому перед уходом домой ребята клали в чашку деньги, но так, что Нандо даже не подозревал об этом.

Во время собрания команды на площади Сан Лоренцо Казначей объявил о постигшей катастрофе.

— Друзья, деньги на исходе, — сказал он. — Теперь для матча с командой Сан Джованни нам придётся купить резиновую камеру или довольствоваться тряпичным мячом.

Никто не жалел о том, что деньги были истрачены на слепого. Но вот поднялся Марко.

— Что за чепуха?! — возмутился он. — Какая там ещё камера?! Нам нужен футбольный мяч номер пять, такой, как принесли с собой санджованнианцы, когда пригласили нас. Кроме того, мы не можем играть с ними во дворе; нам нужно арендовать настоящую футбольную площадку: это же вопрос чести! До тех пор, пока мы не победим санджованнианцев, они будут считать нас слабцами. Нам необходимо достать две тысячи двести лир на мяч и пятьсот лир на площадку!

Все молчали. Эти тридцать ребятишек никогда не видели больших денег: их родители трудились много, а зарабатывали мало. Только отцу Джиджино удавалось сводить концы с концами.

— У меня есть сто десять лир! — воскликнул мальчик. — Я их охотно отдаю…

Казначей схватил деньги и тотчас же включил их в графу приходов.

— Но этого же мало, — покачал он головой. — Нужны тысячи лир, не сотни, а тысячи. Вы понимаете?

Все упали духом от этой ужасающей цифры.

После собрания у ребят было настроение, как после похорон.

— Ничего, не унывайте, — сказала Джованна, удаляясь с Джиджино и Марко, — всё будет в порядке, вот увидите…

— Вам, девчонкам, легко говорить, — буркнул Марко. — А мы рискуем стать посмешищем всего Рима.

— Пусть только попробуют! — воскликнул Джиджино. — Мы им покажем!

Джованна посмотрела на него с усмешкой: такой худенький и слабый, кому он может внушить страх?

— Замолчи, — обрезала она его. — Ты — трус. Зубри себе латынь и не суйся не в своё дело!

— Я не трус! — закричал Джиджино, сжимая кулаки. — И мне надоело выслушивать оскорбления!

— Перестань, не выводи меня из терпения, — мрачно произнёс Марко, которому сейчас было не до ссор.

Джиджино замолчал: если Марко хмурится, с ним шутки плохи.

— Я с удовольствием дал бы несколько сольди, — снова заговорил Марко, — но где мне их взять? Моего заработка не хватает и для дома.

— Ну, вот ещё! — возмутилась Джованна, беря его за руку. — Ты и так слишком много делаешь для команды.

Джиджино мучила зависть: на него Джованна всегда смотрела свысока, и он не мог слушать равнодушно, каким ласковым голосом девочка разговаривала с Марко.

В течение трёх дней команда всеми силами старалась раздобыть деньгу: одни продавали макулатуру, другие за гроши бегали на посылках и помогали носить тяжести, третьи делали «отначки» во время покупок. Пертика даже притворился, будто у него болит голова, и попросил у отца пятьдесят лир на таблетки, которых, разумеется, не купил. Всего удалось собрать триста лир; и эта сумма тотчас была занесена в графу приходов.

Недоставало ещё двух тысяч двухсот лир.

Три дня ребята не навещали слепого, а когда на четвёртый день они появились у театра, лицо мальчика просияло от радости. Они поняли, с каким нетерпением слепой ждал их прихода, и почувствовали себя виноватыми.

— Мы были очень заняты, — объяснила несколько сконфуженная Джованна. — Мы занимались делами нашего квартала.

Нандо не имел ни малейшего представления ни о мяче, ни о соперничестве с командой Сан Джованни. Ребята умалчивали об этом по двум причинам: им не хотелось говорить Нандо о денежных затруднениях; кроме того, они боялись, как бы слепой не ощутил своей беспомощности. Но мальчик почуял неладное и был сильно удивлён: ёму казалось, у ребят, которые видят, никогда не бывает никаких огорчений.

— Почему все вы такие грустные? У вас что-нибудь случилось? — спросил он.

— Нет, нет, — поспешно ответил Джиджино, — у нас в квартале всё в порядке.

— Вы так часто говорите: «наш квартал», «у нас в квартале» — что мне хочется узнать, какой он. Красивый?

Ребята растерялись. Как это им до сих пор не приходило в голову пригласить Нандо в Сан Лоренцо?!

— Скажи, ты хотел бы повидать наш квартал? — спросил Марко. Но, прежде чем Джиджино за это «повидать» успел бросить на Марко убийственный взгляд, Нандо улыбнулся.

— Конечно, я хотел бы повидать его; ведь по звукам, запахам, голосам людей можно понять многое! Только я говорю просто так, ведь моё желание неосуществимо…

Однако Джованна оказалась другого мнения.

— Чёрт возьми! — воскликнула она. — Ты должен побывать у нас! Сан Лоренцо — квартал необыкновенный, вот увидишь! Не то, что центр или богатые кварталы Рима!

— Правильно! — поддержал её Марко. — Разве можно знать Рим, не побывав в квартале Сан Лоренцо?! А какие люди у нас живут: приветливые, трудолюбивые, настоящие римляне; и все они наши друзья! Ты должен обязательно к нам приехать!

Ребята стали упрашивать Нандо, но он покачал головой и совершенно серьёзно ответил:

— Мне бы очень хотелось, но я не могу.

Тогда дети догадались: мальчик боится, как бы старуха не заметила его отсутствия.

— Мы проводим тебя обратно к театру вовремя, и никто ничего не узнает, — пообещала ему Джованна. Нандо упорно отказывался, но дети так настойчиво его упрашивали, что он начал колебаться и, в конце концов, согласился.

Когда Нандо сказал: «Хорошо, я поеду с вами» — все вздохнули с облегчением.

Джованна волновалась. «Может быть, он не получит такого удовольствия, как от моря, — думала она, зная о заветной мечте Нандо. — Но всё равно побывать у нас ему будет интересно».

— Завтра мы приедем за тобой, — сказал Пертика, пожимая руку слепому. — Вот увидишь, ты не пожалеешь!

Поскольку наступал час прихода старухи, ребята шумной гурьбой покинули площадь.

— Куда это вы бежите такие радостные? — спросил Чезаре, который в это время до блеска натирал зеркальное стекло витрины.

— Завтра Нандо приедет в Сан Лоренцо! — ответила за всех Джованна.

— Я бы тоже с удовольствием к вам приехал, только у меня нет ни минуты свободного времени!

Гарсон тяжело вздохнул и, весь красный от натуги, принялся ещё ретивее размахивать тряпкой.

ГЛАВА VI

Нандо в квартале Сан «Лоренцо

По правде говоря, трудно назвать Сан Лоренцо кварталом необыкновенным. Единственная его особенность, пожалуй, заключается в том, что он расположен по соседству с большим кладбищем Верано. В остальном это обычный рабочий квартал, каких много в Риме. Но попробуйте сказать об этом какому-нибудь мальчугану из Сан Лоренцо! Он возмутится, будет кричать, что вы ничего не понимаете, и, пожалуй, даже обзовёт вас «барчуком». Конечно, для всех всегда свой квартал кажется необыкновенным!

Те, кто живут в районе Колизея, гордятся замечательным памятником Древнего Рима. Жители центра восторгаются шумным движением, большими кинотеатрами, роскошными магазинами. И находятся даже такие, кто, живя в'богатых кварталах, как например Париоли, хвастаются красивыми виллами и нарядными автомобилями, принадлежащими, разумеется, не им, а их богатым соседям.

В Сан Лоренцо нет ни знаменитых памятников, ни больших магазинов, ни нарядных вилл. Нашим друзьям их квартал кажется самым лучшим, потому что в нём живут прекрасные люди. Квартал Сан Лоренцо населяют почти исключительно рабочие; и санлоренцианцы гордятся своим кварталом так же, как они гордятся своими родителями — простыми рабочими; и разве капитан команды Марко — помощник маляра — сам тоже не рабочий?!

Это и старались объяснить ребята слепому, когда в один прекрасный летний день вели его в Сан Лоренцо.

Джиджино, Пертика и Джованна пришли за слепым к театру; а когда они прибыли в Сан Лоренцо, Нандо, как почётного гостя, встречали Беппоне, Джиджино II Чёрный, Казначей и даже Луиза. Отсутствовал только Марко — он работал, и в этот день обязанности капитана команды выполнял Пертика.

— Наш квартал замечательный, — говорила Джованна, держа Нандо за руку, — совсем не такой, как тот, у театра, где ты сидишь. И люди у нас тоже замечательные: мой отец, например, токарь, но у нас есть и машинисты, и трамвайщики; живём мы все в кооперативных домах. Кстати о домах: не жалей, что ты их не увидишь — они очень старые и некрасивые. Есть дома огромные, по двести квартир и даже больше, а есть дома крохотные, где в одной комнатушке ютятся большие семьи. Но ты бы слышал, какое там веселье на лестницах! Малыши бегают вверх и вниз, катаются на перилах… Во время войны больше всего бомбили именно наш квартал, но тогда я была маленькой, и ничего не помню… Дай-ка мне твою руку, пощупай…

Джованна поднесла руку слепого к выщерблине на стене.

— Сюда попал осколок, — сказала она. — Многие погибли; здесь была убита моя тётя вместе с тремя детьми… Правду говорят, что во время войны первым долгом достаётся беднякам.

Джованна всё объясняла по-своему. Она не старалась представить Сан Лоренцо красивее, чем он есть на самом деле, а пыталась выразить душу квартала. Но ведь душа Джованны была частичкой души квартала, где она родилась и выросла. Нандо было не трудно понять всё, о чём говорила девочка, и это было ему очень интересно.

Слепой воспринимал окружающий мир в основном слухом и обонянием. Вместо оглушительного движения и сутолоки в центре города, здесь он различал успокаивающие звуки скрипучих тележек и старых трамваев, стук молота из ремесленных мастерских, а главное — простую речь на римском диалекте. Люди, говорившие так задушевно, сразу располагали к себе; они казались добрыми и правдивыми.

— Подумайте, мы ещё не встретили ни одной нарядной дамы, — сказал вдруг Нандо.

— Здесь ты их не встретишь! — смеясь ответила Джованна. — Нарядные дамы проводят своё время в кафе и кино в центре города. Сан Лоренцо они навещают только в дни поминовения усопших, когда идут на кладбище.

Но у нас есть дурочки, которые стараются им подражать… Только откуда ты это узнал?

Луиза стала красной, как рак.

— Как я это заметил? — Слепой улыбнулся. — Когда я сижу у театра, нарядные дамы часто проходят мимо, оставляя за собой тошнотворный запах духов, и произносят отвратительные слова, стараясь показать, что им меня жалко; от этого я прихожу в бешенство…

Разговаривая, дети подошли к кузнице.

— Теперь мы тебе покажем, как работают наши родители, — сказал Пертика и первым вошёл в помещение.

В кузнице работали двое мужчин: один из них, молодой, держал в клещах кусок железа и бил по нему молотом; другой, пожилой, мехами раздувал в горне огонь.

— Нино, — обратился Пертика к молодому кузнецу, — наш друг хочет познакомиться с твоей работой.

— Ну, так пусть себе смотрит, — не оборачиваясь, ответил юноша и снова принялся стучать молотом.

— Наш друг не видит, он слепой.

— Извините, — сказал Нино, оставив работу и направляясь к ребятам, — я не заметил. — Он протянул свою сильную руку Нандо, и тот ощутил тёплое, дружеское пожатие. — Я постараюсь тебе всё объяснить, только ты слушай меня внимательно и ничего не бойся.

Он подвёл мальчика к наковальне.

— Кованое железо мы изготовляем из раскалённого железа: бьём по нему до тех пор, пока оно не примет нужную форму. Ты представляешь себе раскалённое железо? — С этими словами Нино поднёс кусок железа к лицу слепого. На Нандо повеяло жаром, и раскалённое железо ему показалось кусочком солнца, который удалось раздобыть людям, чтобы делать из него всё, что угодно.

— Самое интересное в нашей работе — это придать нужную форму железу. При этом чувствуешь себя властелином, творцом. Вот послушай…

Нино положил железо на наковальню и ударил по нему молотом.

— Когда ударяешь по железу, появляются искры, и кажется, будто ты чем-то сильно возмущаешься, бунтуешь…

Нандо представлял себе искры; он чувствовал, как после каждого удара появлялась горячая вспышка, и от этого у него начинало учащённо биться сердце. О том, что железо твёрдое, слепой знал хорошо; не раз приходилось ему разбивать руку или ногу о железные предметы, а тут человек сам разбивал железо и придавал ему нужную форму. Нино вспотел и тяжело дышал. Смешанный запах пота и раскалённого железа создавал ощущение силы.

— У вас замечательная работа, — сказал Нандо: — Она даёт возможность чувствовать себя сильным и могучим…

— Правильно, — вмешался старик, наблюдавший за всем происходящим из глубины кузницы. — Поэтому-то мой дед обучил своему кузнецкому ремеслу моего отца, а я научил моего сына, который потом научит своих детей. У нас прекрасная работа…

Ребята попрощались и ушли.

— Вот так трудятся наши родители, — сказал Пертика.—

Многие из них работают на заводах. А хочешь знать, что такое завод? Кузница в тысячу раз больше этой!!! Теперь видишь, какие люди живут в нашем квартале!

Затем ребята отправились на площадь, где дюжина малышей играла в футбол. Увидев слепого, дети тотчас же обступили его и стали пожимать ему руки. Отныне все ребята из

Сан Лоренцо знали Нандо. Один из малышей даже пригласил его поиграть с ними в футбол!

— Выбирай любое место, — предложил мальчик. Присутствующие замерли на месте, а слепой, улыбаясь, ответил:

— В другой раз; сегодня мне не хочется…

— Конечно, он играл бы лучше, чем Джиджино, — сказала Джованна, чтобы выйти из неловкого положения.

Все засмеялись, разумеется, за исключением Джиджино.

Но Джиджино всё равно сиял от радости. Он пригласил Нандо в мастерскую своего отца — мраморщика, который высекал надгробные памятники. В Сан Лоренцо, по соседству с Верано, много мраморщиков; они даже как бы образуют свой маленький квартал. Живут они в небольших домиках, а иногда в лачугах, которые служат им одновременно жильём, мастерской и лавкой. Труд мраморщиков очень Тяжёлый, и, хотя им часто приходится бывать на кладбище, устанавливая памятники, и видеть могилы, это народ весёлый и добродушный, как и все санлоренцианцы.

— Мой отец — художник, — с гордостью произнёс Джиджино. — Он делает надгробия и прекрасные статуи; ему заказывают их даже из других городов. Вот посмотри…

Он взял слепого за руку и подвёл его к мраморному ангелочку. Нандо потрогал фигурку и вдруг резко повернулся.

— Что за шутки?! — воскликнул он. — Неужели есть люди, которые находят удовольствие в том, что изображают детей с крыльями?! — Но потом добавил: — А это ведь здорово!.. Будь у меня крылья, я полетел бы высоко-высоко, где можно передвигаться свободно, не боясь сломать какую-нибудь вещь…

Ребята решили показать гостю Верано. Но мёртвая тишина, царившая на кладбище, пришлась Нандо не по душе. Пертика пытался ему объяснить, но мальчик перебил:

— Я предпочитаю всё живое, шумное; безмолвие пугает меня… И зачем только устроили кладбище рядом с таким весёлым, жизнерадостным кварталом?! Прошу вас, вернёмся в Сан Лоренцо.

Покинув кладбище, дети проходили мимо пекарни; запах свежего хлеба возбудил у всех аппетит. Джиджино, у которого в этой пекарне работал двоюродный брат, вошёл туда, попросил несколько свежеиспечённых булок и дал одну слепому.

— Очень вкусно пахнет! — воскликнул Нандо. — Счастливые здесь люди! Как приятно, должно быть, самому зарабатывать себе на хлеб!

Он немного помолчал, задумался, потом вдруг сказал:

— Наконец-то я понял: вы тоже бедняки и, угощая меня пирожными, наверно в чём-то отказывали себе. Но, несмотря на бедность, вы не унываете, вам хорошо, — правда?

— Правда, — ответила Джованна.

— Поэтому-то вы так гордитесь своим кварталом, своими родителями. Когда живёшь среди таких людей, многому можно научиться. До чего я вам завидую!

Нандо и его друзья шли по тротуару. По дороге на велосипедах ехали парни, мраморщики на тележках везли надгробия; то и дело доносился аромат цветов: их здесь продавали на каждом углу. Ребята, встречая знакомых, обменивались с ними приветствиями.

— Много народу живёт в Сан Лоренцо, — объяснил Пертика, — и все мы знаем друг друга. Жаль, ты не видишь, а то бы понял, что все эти люди и твои друзья, хотя ты с ними ни разу не обмолвился словечком.

— Думаешь, я этого не замечаю? — улыбнулся Нандо. — Я их «чувствую»: они такие же, как вы. Люди в центре города мне кажутся чужими, а здесь нет. Как я рад! Никогда в жизни я не буду больше ощущать себя одиноким!

Вдруг из-за высокой стены донеслись возбуждённые крики.

— Здесь спортивная площадка, — сказала Джованна, — её сдают в аренду, по часам…

— Вы тоже там играете? А это дорого стоит?

При воспоминании о деньгах ребята замолчали.

— Пошли, — отрезала Джованна. — Теперь я тебе покажу товарную станцию. Она очень большая; каждый день здесь выгружают сотни вагонов. А ты видел когда-нибудь поезд?

Этот невинный вопрос напомнил Нандо о его заветном желании, и он грустно улыбнулся.

— Нет, — ответил он, — не видел, хотя я всегда мечтал прокатиться в поезде…

Но в тот момент, когда ребята собрались перелезть через ограду, чтобы попасть на железнодорожную платформу, Казначей схватил Пертику за руку.

— Смотри! — закричал он. — Сюда спешит Серджо и машет нам рукой! Не иначе, как случилась какая-то беда…

Рыжий мальчуган, взобравшись на старый велосипед, мчал во весь опор. Он нажимал на педали, не успевая садиться на седло, и кричал что было сил:

— Тревога! Тревога! Наступает команда Сан Джованни!

ГЛАВА VII

Наступление команды Сан Джованни

По широкому шоссе, опоясывающему товарную станцию. Сан Лоренцо, команда Сан Джованни наступала в боевом порядке: фланговые группы с обеих сторон прикрывали центр, возглавляемый капитаном команды Леоне. Десятка два ребятишек шли осторожно, осматриваясь по сторонам, именно так, как ходят по вражеской территории.

Едва увидев их, Пертика, заменявший капитана команды, послал Серджо на велосипеде за подкреплением. Казначей, Джиджино, Беппоне, Альфонсо, Карло и Джованна остались на месте, а Луиза, как только узнал#, что наступают санджованнианцы, моментально удрала.

— Без особого разрешения поле боя не покидать! — приказал Пертика тихим голосом, чтобы Нандо не услышал. — Джованна и Джиджино, уведите под каким-нибудь предлогом Нандо и охраняйте его! Все остальные, ко мне!

— Джованна одна может охранять Нандо, — запротестовал Джиджино, — а я остаюсь с вами!

— Делай, что тебе приказывают! Ты — трус, и от тебя всё равно нет никакой пользы.

Джиджино состроил обиженную гримасу.

— Что случилось? — спросил Нандо, ничего не подозревавший о происходящих событиях.

— К нам идут друзья, — сказала Джованна, взяв его за руку и стараясь затащить в ближайший подъезд. — Ты не возражаешь, если мы немного отойдём в сторонку, пока ребята не поговорят между собой?

Джиджино, оставшись с Пертикой, побелел от страха.

— Смотри, с ними Леоне, — взволнованно пробормотал мальчуган. — Он занял третье место по боксу среди юношей!

Леоне, которому исполнилось пятнадцать лет, действительно занимался в спортивной школе боксом, и все очень боялись его. Высокий, хладнокровный, как генерал во главе своего войска, он подступал к крохотной группе санлоренцианцев, выстроившихся посреди дороги. Когда санджованнианцы подошли совсем близко, Пертика спросил, следуя установленному обычаю:

— Война или мир?

Санджованнианцы с напускным равнодушием принялись окружать санлоренцианцев.

— Зависит от вас, — сказал Леоне, когда операция была закончена.

Пертика и остальные санлоренцианцы облегчённо вздохнули: они ожидали худшего, судя по тому, что санджованнианцы выступали в боевом порядке, хотя негласный устав, существовавший между командами, строго запрещал вооружённые вторжения в чужие кварталы.

— Итак, реванш состоится или нет? — спросил неожиданно Леоне. — Или вы признаёте себя слабцами?

— Мы не слабее других! — выпалил Казначей, но тут же сдержал себя; разговаривать так сейчас было неблагоразумно. Санджованнианцы захихикали, но Леоне сердито посмотрел на них, и они замолчали.

— Почему вы столько времени не приглашаете нас играть? Есть у вас мяч или нет? Теперь ваша очередь принести его…

Санлоренцианцы опустили головы.

— Короче говоря, есть у вас мяч или нет? — повторил с усмешкой Леоне. — И кстати, как насчёт площадки? Надеюсь, вы не собираетесь устраивать матч во дворе?! Мы уплатили восемьсот лир, чтобы пригласить вас играть на настоящем футбольном поле!

Для санджованнианцев, детей мелких коммерсантов, торговцев и служащих, достать деньги было значительно легче, чем для санлоренцианцев.

— Сдаётся мне, у них нет ни мяча, ни денег! — вызывающе сказал один из санджованнианцев. — Я всегда говорил, что они нищие…

Санлоренцианцев трясло от возмущения.

— Попробовал бы ты так сказать в присутствии Марко, — произнёс Пертика.

— Я твоего Марко уложу одним ударом! — воскликнул Леоне и, встав в позицию, замахал в воздухе. кулаками. Джя-джино, стоявший рядом, в испуге отскочил назад.

Джованна наблюдала за происходящим из подъезда и не переставала кусать себе губы.

— Дело плохо, — пробормотала она. Девочка не слышала, о чём говорили мальчишки, но жест Леоне не вызывал никаких сомнений.

— Кому плохо? — спросил Нандо.

— Нет, нет, всё в порядке! Я говорила о погоде. Надвигаются тучи…

Пертика, которым овладел страх, затаил дыхание. Леоне махал перед его носом, стараясь спровоцировать драку, но бороться вшестером против двадцати было безумием!

Леоне не унимался.

— В таком случае, чем же вы хотите играть: резиновой камерой или, может быть, тряпичным мячом? Нет, вам этот номер не пройдёт, несчастные оборванцы!

При слове «оборванцы» Беппоне, не понимавший напряжённости положения, выступил вперёд.

— Мы не оборванцы! — сказал он. — Деньги у нас были, и нет ничего позорного в том, что мы их истратили на пирожные, которыми угощали…

— Выходит, мы ошиблись, Леоне усмехнулся, а остальные санджованнианцы схватились за животы от смеха. — Вы, оказывается, господа, устраиваете приёмы! А для нас вы ничего не оставили? Господа, окажите нам честь: угостите и нас пирожными…

— В общем, довольно! — выпалил Пертика, забыв обо всякой предосторожности. — Так или иначе, реванш состоится, и мы вам ещё покажем…

— Потише! — пригрозил Леоне, ударив его по плечу. — Потише, когда разговариваешь с капитаном команды Сан Джованни! Сами боитесь играть с нами в футбол и тратите деньги на пирожные, вместо того, чтобы купить мяч и уплатить за площадку, а потом ещё издеваетесь? Трусы вы все!

Леоне подошёл вплотную к Пертике и стал вызывающе смотреть ему в глаза. Пертика проглотил обиду и не двинулся с места. — Джиджино задрожал от испуга, но подумал: «Хорошо хоть, не мне одному страшно…» В этот самый момент Леоне, убедившись в тщетности своих попыток затеять драку, сделал шаг назад, крикнул: «Вот как команда Сан Джованни относится к кварталу Сан Лоренцо!» — и плюнул изо всех сил в сторону побледневшего Пертики.

Джиджино почудилось, будто это плюнули ему в лицо или дали пощёчину. Он повернулся и увидел Джованну; она выглядывала из подъезда и кусала себе губу; никто ещё никогда не осмеливался так оскорблять квартал Сан Лоренцо! Но в глазах девочки Джиджино прочёл и другую мысль: «Марко не стерпел бы такой обиды!» Неожиданно для себя самого, Джиджино крикнул:

— Я постою за честь квартала! — и одним прыжком очутился перед Леоне.

— Эй, малявка, что тебе нужно? — насмешливо спросил Леоне, который на целую голову был выше его. Но Джиджино ничего не слышал: он был разъярён! Мальчик прямо неистовствовал: оскорбляют его квартал, Джованна думает о Марко, а он, Джиджино, дрожит от страха именно теперь, когда нужно быть мужественным.

Джиджино здорово разозлила толстая физиономия Леоне, который продолжал смеяться, не воспринимая его всерьёз; мальчик не выдержал и изо всех сил ударил капитана команды Сан Джованни.

Санджованнианцы ужаснулись: никогда ещё никто не осмеливался нападать на Леоне, занявшего на турнире третье место среди боксёров полулёгкого веса. Больше всех был поражён сам Леоне, но быстро пришёл в себя.

— Сейчас я тебя проучу! — закричал он. — Эй, вы, ни с места!

Леоне снял с себя пиджак, бросил его одному из саиджо-ваннианцев, встал в позицию — и раз-два левой-правой! — Джиджино сразу очутился на земле; капля крови показалась у него из носу.

Джованна, держа за руку Нандо, не понимавшего, в чём дело, высунулась из подъезда и закричала:

— Удирай, Джиджино, спасайся!

Но Джиджино покачал головой, вытер кровь тыльной стороной руки и воскликнул, вскакивая с земли:

— Я не убегу! Я не трус!

Ноги у него дрожали, от боли слёзы выступили на глазах. В ярости Джиджино даже забыл о страхе; он бросился на Леоне и вцепился в него.

Пять минут продолжалась схватка, — вернее, в течение пяти минут Леоне избивал Джиджино. Трижды Леоне бросал его на землю, и каждый раз, размахивая перед его носом ногами и кулаками, он насмешливо приговаривал:

— Ну как, хватит или мало? Тогда вставай!

И Джиджино поднимался, бессильно бормоча:

— Я не сдамся!

Однако в четвёртый раз ему не удалось встать. Он попытался приподняться, но снова упал.

— Я не сдамся! — продолжал твердить Джиджино. — Помогите мне встать, и они у меня узнают, как плевать на наш квартал!

— Бить такого, как ты, только руки пачкать! — воскликнул Леоне. — На турнире тебя не взяли бы даже вместо тренировочного мешка! Пошли, ребята; на сегодня хватит… наша взяла…

Санджованнианцы обступили Леоне.

— Мы вам всыпали на футбольном поле, теперь показали, чем пахнут наши кулаки! — кричали они санлоренцианцам. — Если хотите ещё, мы всегда к вашим услугам…

Затем с видом победителей они ушли.

Тогда Джованна оставила Нандо и подбежала к Джиджино. Бедняга был совсем искалечен: из носа и из губы у него сочилась кровь, а под глазом красовался огромный синяк.

— Пойдём к фонтану, — предложила девочка, обняв его за плечи. — Я помогу тебе…

— И всё-таки я не сдался! — пролепетал Джиджино. — Один раз в челюсть я ему тоже как следует засадил!

Ребята были потрясены: они никак не ожидали такой храбрости от Джиджино; к тому же им было стыдно за свою трусость.

Тем временем Джованна, намочив носовой платок, принялась очень осторожно обтирать лицо Джиджино. Мальчик сидел у фонтана затаив дыхание.

— Тебе не больно? — спросила девочка, наклонившись к нему.

— Нет, — ответил Джиджино, и, хотя Джованна причиняла ему боль, он был в восторге оттого, что она проявляет к нему такую заботу.

— Ты поступил смело, — сказала ему девочка, закончив процедуру, — по-настоящему смело; ты. оказался смелее всех. Даже Марко не поступил бы лучше…

Оттого, что Джованна трижды назвала его смелым и сравнила с Марко, Джиджино чуть не закричал от радости.

— С этих пор и впредь я сделаю для тебя всё, что будет в моих силах, — добавила девочка.

— Ты действительно готова сделать для меня всё? Это правда? В таком случае, пусть Марко снова примет меня в футбольную команду! — с воодушевлением воскликнул Джиджино.

Этого Джованна не ожидала; к тому же Джиджино на самом деле был никудышным игроком. Но ведь она дала слово!

— Хорошо, ты будешь играть в футбольной команде, — заявила торжественно девочка. — Я постараюсь убедить Марко!

— Ура! — закричал Джиджино и запрыгал от радости, даже позабыв о боли. Все обступили его. Но тут послышался голос Нандо. Мальчик шёл на ощупь с вытянутыми вперёд руками.

— Что случилось? Почему вы оставили меня одного?

Ребята сразу бросились к нему навстречу.

— Прости, Нандо, — сказал Пертика, — мы тут немного повздорили с командой Сан Джованни. Ах, да, ты же ничего не знаешь… Это наши враги. Джиджино подрался с их капитаном.

Слепой удивился.

— Вы дрались?! Почему?

— Они из вражеского квартала, но тебе этого не понять…

— Как?! Разве вы с ними не дружите?

— Ха-ха-ха, дружить с санджованнианцами?! Этого ещё недоставало! Но если сегодня им повезло, то в следующий раз мы им покажем!

Нандо был ошеломлён и ничего не мог понять.

— Будь ты из Сан Лоренцо, — сказал Казначей, тогда бы ты понял. Это вопрос чести!

— Перестаньте, уже поздно, — вмешалась Джованна. — Нандо пора возвращаться к театру. Я его провожу, а вы ступайте по домам.

В этот момент из-за угла появилось десятка два ребятишек. Они бежали, стараясь поспевать за Серджо, который мчал на велосипеде во весь опор.

— Смотрите, подходит подкрепление! — воскликнул Джиджино, с важным видом поглаживая распухший глаз. — Они. появляются только теперь, когда я уже спас положение…

* * *

Нандо шёл под руку с Джованной. Когда слепой узнал о существовании вражды между кварталами, ему стало не по себе. Он обнаружил, что его друзья вовсе не такие хорошие, как он предполагал: они думают о мести, о драке…

— И часто вы дерётесь? — спросил он.

— Нет, давно уже не приходилось. Но боюсь, скоро грянет война между нами и командой Сан Джованни…

— Война?! — переспросил Нандо, не веря своим ушам.

Впервые слепой обрёл друзей, а теперь оказывалось, что они были друзьями не всем. Несколько часов тому назад, находясь в Сан Лоренцо, он восхищался благородством и великодушием этих детей, и сейчас не мог примириться с мыслью, что это не так. Нет, Джованна и остальные его друзья не могут быть плохими!

— Если вы, санлоренцианцы, ладите между собой, — спросил он, — то почему вы не можете жить в мире с ребятами из Сан Джованни? Ведь они такие же, как вы! Зачем же вам драться?!

— Ты не можешь понять, — ответила деликатно Джованна, — ты витаешь в облаках…

— Думаешь, я ничего не понимаю, потому что я слепой? Но такие вещи постигают не глазами, а сердцем!.. Вот теперь и ты смотришь на меня, как на убогого, и не веришь моим словам…

— Нет, Нандо, ты меня неправильно понял. Я хочу только сказать, что ты, как бы тебе это получше объяснить… фантазёр… мечтатель!

— Ты называешь меня мечтателем, потому что я хочу поехать на море и путешествовать или из-за моего желания, чтобы все были друзьями?

— По-твоему, все ребята обязаны жить в мире друг с другом, но нет, мы с хорошими — по-хорошему, а с плохими — по-плохому.

— Плохих детей нет; все должны быть между собой товарищами. К чему приводят драки? Ни к чему. Старуха била меня много раз, чтобы я старался разжалобить прохожих. Ну, и чего она добилась? Ничего. А если бы тебя побили санджованнианцы, ты изменила бы свои взгляды?

— Ни за что на свете, если бы даже с меня содрали кожу!

— Тогда почему ты хочешь, чтобы они изменили своё мнение? Говорите, старайтесь договориться, найти общий язык. Обещай мне, что ты не позволишь своим товарищам драться с командой Сан Джованни…

Девочка понимала: Нандо ценит только доброту и дружбу, в то время как всякое проявление злости заставляет его страдать… «Но на сей раз санджованнианцы действительно поступили нехорошо!» — подумала она, однако, не зная, что возразить мальчику, промолчала.

Дети продолжали идти по направлению к театру, будто ничего не случилось, но Джованна чувствовала: слепой разочарован.

ГЛАВА VIII

Команда Сан Лоренцо готовится к бою

Марко не на шутку рассердился, когда узнал, что Леоне во главе команды Сан Джованни вступил в квартал Сан Лоренцо и побил Джиджино.

— Необходимо предпринять карательную экспедицию! — кричал он, засучивая рукава. — Кто пойдёт со мной в Сан Джованни? Я должен расправиться с Леоне!

Девочка покачала головой.

— Это бессмысленно, — сказала она. — Допустим, ты побьёшь Леоне, но всё равно они останутся при своём мнении. Так ты никогда не докажешь им, что мы сильнее! Чем драться, лучше победить их на футбольном поле!

Джованна, сама того не замечая, повторяла слова Нандо. Марко немного поворчал, но, в конце концов, согласился.

— Быть может, ты права, — сказал он. — Нужно выиграть у них в футбол; только так мы заставим уважать себя! Мы достанем деньги на мяч и на площадку. Плохо будет тому, кто не сделает для этого всё возможное! У кого есть хоть одно сольдо, должен отдать его на благо своего квартала; в противном случае он будет считаться изменником!

Состоялось собрание команды, и был принят лозунг: «Победить команду Сан Джованни со счётом пять — ноль!» Казначей, со своей стороны, ввёл чрезвычайный налог: все, без исключения, должны были внести деньги, сколько могли.

Весь этот вечер и последующий день члены команды, как голодная саранча, носились по кварталу Сан Лоренцо.

— Доставайте деньги! Леоне плюнул на наш квартал; мы должны постоять за себя! — кричали они.

Желание отомстить за свой квартал сделало ребят очень находчивыми. Казначей сразу оказался по горло завален делами. Одни приносили макулатуру, другие — металлический лом, третьи — старые книги, а он тотчас же составлял список, брал двух или трёх товарищей и отправлялся к старьёвщику, с которым подолгу спорил и торговался, стараясь продать свой товар как можно дороже.

Пертика пошёл в кузницу и выпросил у Нино четыре килограмма железного лома, в то время как отец Нино дал ему пятьдесят лир.

Даже у Беппоне возникла гениальная идея. Увидев, что за свинец платят дороже, чем за все прочие металлы, он, ни слова не говоря, побежал домой и вскоре вернулся со свинцовой трубкой величиной в метр. В результате столь неожиданной предприимчивости, все решили не считать его больше дурачком.

Но другого мнения оказалась его мать, когда, открыв кран в кухне, чуть не затопила весь дом: под раковиной недоставало куска трубы длиной ровно в метр.

Луиза хотя и корчила из себя барышню, тем не менее очень хотела стать членом команды и замазать своё позорное бегство перед лицом санджованнианцев, а потому предложила восемьдесят лир, предназначавшихся для покупки помады, которой она украдкой красила себе губы.

Но больше всех при сборе денег отличился Джиджино, до сих пор гордившийся своим огромным синяком под глазом. Он отправился в пекарню к двоюродному брату Ченчо, потолковал с ним минут пятнадцать, после чего Ченчо снял с себя запачканный в муке передник и вышел вместе с Джиджино на улицу. Они отправились прямо к золотых дел мастеру, а когда снова появились на улице, сияющий Джиджино держал в руке восемь бумажек по сто лир.

— Надеюсь, твоя мать не заметит, — сказал Ченчо, — но, так или иначе, запомни: мне об этом ничего не известно!

— Даю тебе честное слово, я буду нем, как рыба! — пообещал Джиджино. — Молодец, что проводил меня; ты настоящий санлоренцианец!

Все были ошеломлены, когда Джиджино вручил Казначею восемьсот лир.

— Ты выиграл в лотерею? — спросил Беппоне, вытаращив на него от удивления глаза. За свинцовую трубу он выручил всего четыреста пятьдесят лир.

— Мне пришлось немного пошевелить мозгами, — сказал Джиджино, преисполненный чувства собственного достоинства, и, расстегнув рубашку, показал на золотую цепочку, которая висела у него на груди.

— Вы ничего не замечаете? — спросил он.

— Нет. Цепочка как цепочка, мы её видели у тебя не раз…

— Я так и знал! — воскликнул обрадованный Джиджино. — Мой план удался на славу! Посмотрите-ка сюда: в цепочке недостаёт трёх колечек — чуть-чуть больше одного грамма золота… И даже не видно, что от этого она стала короче. Я продал часть цепочки за восемьсот лир…

Все так и раскрыли рты от удивления. До такого фокуса даже Пертика, слывший отъявленным хитрецом, никогда бы не додумался. Жаль только, что больше ни у кого не было золотых цепочек…

Джиджино старался не зря.

Накануне вечером Джованна отвела Марко в сторонку и сказала:

— Джиджино вёл себя отважно; он один осмелился напасть на Леоне и, по-моему, за это он заслуживает награды: разреши ему вернуться в футбольную команду. К тому же он не так уж плохо играет…

— Да ты же сама всегда говорила, что смогла бы играть лучше его! Можешь просить у меня всё, что угодно, только не это! Футбол — дело серьёзное! Нам необходимо победить санджованнианцев, а Джиджино мазила!

Но Джованна не хотела ничего слушать.

Она сощурила свои упрямые глаза и даже грозила уйти из команды. В конце концов, Марко вынужден был сдаться.

— Хорошо, — сказал он с досадой, — быть по-твоему, но для меня Джиджино всё равно останется мазилой!

Так Джиджино благодаря синяку под глазом вернулся в футбольную команду и в течение нескольких минут наслаждался славой.

Спустя два дня, утром, Казначей созвал вожаков команды и подвёл итог собранным деньгам.

— У нас ровно 2775 лир, — доложил он. — Молодцы, ребята. Деньги на мяч и на площадку есть, поэтому предлагаю остающиеся 75 лир вернуть Серджо: он внёс 100 лир, а в. доме у них денег мало и отец его безработный. С него и 25 лир вполне достаточно.

Все согласились.

Теперь оставалось только купить мяч и назначить день матча. Футбольную встречу с санджованнианцами решили устроить в ближайшее воскресенье, то есть через три дня. казначею, известному дипломату, поручили сходить в квартал Сан Джованни и сообщить об этом Леоне. Кроме того, Казначей должен был присмотреть в магазинах самый лучший мяч и договориться насчёт площадки.

Во время всеобщего ликования в связи с предстоящим реваншем Джованна предложила пойти. к слепому.

— Вот увидите, он принесёт нам счастье, — сказала девочка. И все почувствовали справедливость её слов.

Когда Джованна, Марко, Джиджино и Пертика прибежали на площадь и увидели кафе, в котором работал Чезаре, они опустили головы и, стараясь не смотреть на витрину, прошли мимо. Все собранные деньги Казначей спрятал в холщовый мешочек, попросил своего друга-продавца канцелярских товаров опечатать его и, для большей предосторожности, таскал мешочек повсюду за собой. Вот почему дети не могли купить Нандо пирожное.

Но едва они миновали кафе, как их догнал Чезаре с подносом в руках.

— Вы забыли пирожное, — сказал он, — сегодня миндальное…

— У нас нет денег, — стыдливо призналась Джованна.

Чезаре привык к тому, что ребята каждый раз угощали Нандо пирожным, и теперь совсем растерялся:

— Как же так? Сегодня вы ему не принесёте пирожное? Оно ведь миндальное! Такого он никогда ещё не пробовал…. — Но, увидев, что дети ещё ниже опустили головы, он сказал: — Не нести же мне пирожное обратно; значит, сегодня Нандо угощаю я!..

Таким образом, и на сей раз слепой получил пирожное.

Все предыдущие дни Нандо был очень неспокоен. Он боялся, что его друзья станут драться с санджованнианцами. Он не мог согласиться с мыслью, что дети разных кварталов враждуют друг с другом.

Но когда четверо санлоренцианцев поздоровались с ним, Нандо сразу же понял: драки не будет — дети были весёлыми и довольными.

— В воскресенье состоится матч, — объявила Джованна. — Вот когда мы с ними расквитаемсяЬКак видишь, мы поступили по-твоему. Ты доволен?

— Ещё бы! — Нандо пришёл прямо-таки в неописуемый восторг. Впервые в жизни прислушались к его словам. Вот это друзья! Они посчитались с его мнением, хотя он даже как следует не разбирается в делах команд, и соперничестве кварталов!

Ничего нет особенного для обычного ребёнка, когда прислушиваются к его мнению, но на слепого это подействовало очень сильно.

Неожиданно для самого себя, Нандо принялся играть на аккордеоне, и всё, что хотел сказать словами, он выразил в музыке. Джованна и остальные ребята слушали его с удивлением: впервые он играл не грустные мелодии, а безудержно весёлую музыку, и его всегда бледное лицо сияло от внезапно нахлынувшего большого счастья.

Когда Нандо кончил играть, все стали пожимать ему руки, а Джиджино сказал:

— Мы всегда хотели бы видеть тебя таким весёлым и жизнерадостным. Это не так трудно, — думай только о чём-нибудь приятном…

— Правильно! — вмешался Марко. — И чего бы я не сделал, чтобы у тебя всегда было хорош. ее настроение! Так как все наши дела разрешились благополучно и в воскресенье мы, наконец-то, возьмём реванш над санджованнианцами, я обещаю тебе такое удовольствие, на которое ты даже не рассчитываешь… Например, если мы победим, я даю слово поехать с тобой на море!

Грустная улыбка появилась на лице Нандо:

— Теперь вы фантазируете, а не я…

Джованна резко оборвала разговор и взяла Марко за руку.

— Нам пора, — сказала она сурово, — нас ждёт Казначей.

Как только ребята отошли, девочка, нахмурив брови, отчитала Марко:

— Зачем ты обещаешь Нандо то, чего не сможешь осуществить? Чтобы раздобыть деньги на мяч, нам пришлось перевернуть вверх дном весь квартал! Где мы возьмём теперь деньги? Может быть, ты хочешь, чтобы Беппоне продал ещё метр трубы и его побили, как вчера вечером, или ты готов допустить, чтобы Джиджино продал всю цепочку и получил нагоняй от родных?!

— Да, я необдуманно поступил, — согласился Марко, — но мне очень хочется доставить Нандо удовольствие!..

— Хуже всего обещать и не держать своего слова! — отрезала Джованна. — Разве ты не понимаешь, — слепые всё время заняты своими мыслями… Если мы что-нибудь пообещаем Нандо, он станет, думать об этом дни и ночи, но, если потом мы не сдержим своего слова, он будет страдать дни и ночи….

Все молчали. Джованна шла задумавшись и время от времени прищуривала глаза. Если бы кто-нибудь внимательно всмотрелся в её лицо, он обязательно заметил бы, что она старается отогнать от себя какую-то назойливую мысль.

ГЛАВА IX

Нандо и отчаянии, а Джованна поступает как настоящий друг

Вечером старуха пришла за Нандо. Она была очень сердита: мальчик сразу заметил это по тому, с какой силой злая ведьма сдавила ему локоть.

За последние несколько дней старуха стала совершенно невыносимой, но Нандо теперь меньше боялся её. Пока мальчик чувствовал себя одиноким и слабым, он покорно терпел все издевательства. Теперь, познакомившись с ребятами из Сан Лоренцо, он ощутил в себе силу и стал даже мечтать о том, чтобы навсегда покончить с нищенством.

Едва дверь захлопнулась за спиной слепого, старуха разразилась бранью:

— Вот она, твоя благодарность! Делай после этого добро людям! Сколько ты сегодня принёс? Меньше трёхсот лир, жалкие гроши… Думаешь, я не вижу, что ты изменился?

Тут Нандо понял истинную причину её злости. Весёлое настроение мальчика пришлось старухе не по вкусу: она боялась, как бы оно не причинило ей вреда.

— Негодный! — кричала мегера, размахивая кулаками перед самым носом Нандо. — Не забывай, ты беспомощный слепой и без меня давно умер бы от голода. Ты же ничего не умеешь делать, у тебя нет никого на свете… Я подобрала тебя, жалкого сироту, на улице, взяла к себе в дом и воспитывала, как родного сына… А ты не хочешь просить! Не хочешь разжалобить прохожих несколькими словами, чтобы принести лишнее сольдо бедной женщине, которая сделала для тебя больше, чем родная мать…

— Сколько раз нужно вам повторять одно и то же; я готов держать на коленях чашку, а просить прохожих не буду!..

Старуха вытаращила глаза. Впервые Нандо прерывал её в то время, как она говорила. Больше того, он стоял с высоко поднятой головой, и на его лице не было испуганного выражения человека, который ждёт, что ему дадут пощёчину.

Злая ведьма схватила Нандо за плечи и стала трясти его изо всех сил. Мальчику пришлось приложить немало усилий, чтобы вырваться от неё. Это взбесило старуху ещё больше, и она закричала ему в самое ухо:

— Ах, вот как, теперь ты ещё сопротивляешься?! Предупреждаю: тебе не поздоровится, если ты ещё хоть раз заговоришь с этими четырьмя оборванцами! Будь спокоен, я всё видела. Сегодня, пока ты болтал с ними, никто не дал тебе ни гроша. Разве ты не понимаешь, что они приходят только смеяться над тобой? А ты, дурень, развесил уши и отказываешься от денег ради болтовни!

— Они не смеются надо мной! — воскликнул Нандо. — Это мои друзья!

Старуха толкнула слепого. Он взмахнул руками, стараясь ухватиться за какой-нибудь предмет, но, ничего не найдя, грохнулся на пол.

— Эти воры крадут у тебя деньги! — словно чёрный ворон, каркала над мальчиком мерзкая баба. — Берегись! Если я ещё хоть раз застану их возле театра, £0 я навсегда отобью у тебя охоту точить лясы! Ты должен зарабатывать себе на хлеб, — понял? Иначе отправишься в приют! Ох, как ты потом будешь плакать! Там тебя будут кормить палкой. Но таких как ты, не жалко; только там тебе и место!..

Нандо промолчал: мысль о приюте пугала его. Он с трудом встал на ноги и ощупью добрался до постели. И вдруг его осенило: «Если мегера отправит меня в приют, кто будет приносить ей деньги?» Мальчик смутно понимал, что старуха нуждается в нём. Он ощущал на своём лице её дыхание, и оно вызывало в нём отвращение. Он представлял себе сварливую бабу уродливой, грязной, с алчным выражением лица. Конечно, такая не могла держать его у себя из милосердия.

Не переставая ворчать, хозяйка удалилась, а немного погодя Нандо услышал грохот сковородки и запах жареного сала. Время от времени старая ведьма подходила к мальчику и повторяла:

— Попробуй только ещё болтать с этими оборванцами!.. Неблагодарный! Без меня ты давно подох бы с голоду!

Так продолжалось до тех пор, пока старуха не принялась за еду. Нандо она ничего не дала. Быть может, хозяйка надеялась, что он у неё попросит, и тогда она снова сможет его отчитать.

Но Нандо молчал. После обеда мегера поставила на стол миску с супом, чтобы запах пищи сильнее возбуждал его аппетит.

— Послушайте, — сказал вдруг Нандо.

— А, ты проголодался? — с нескрываемым злорадством спросила старуха. — Видишь, если бы не я…

— Нет, мне вовсе не хочется есть, — спокойно ответил слепой, — я хочу попросить у вас на завтра аккордеон…

До сих пор Нандо мирился с тем, что получал аккордеон, только когда хозяйка ему предлагала. Но почему она не даёт ему инструмент всегда, — ведь сама она играть не умеет? Мальчик удивился, что никогда раньше не задумывался над этим.

— Аккордеон мой, и я даю его, кому хочу! — закричала она, — Думаешь, я живу на твои жалкие гроши? Умным людям аккордеон приносит, хороший доход!

Теперь Нандо понял всё: в те дни, когда старуха не давала аккордеон ему, она одалживала его другим, должно быть, таким же нищим, как он, а за это те приносили ей часть вырученных денег.

Нандо больше ничего не сказал и лёг на кровать. Обрывки мыслей, режущих, точно осколки стекла, проносились в его голове, и из них получалась одна мысль, вернее даже не мысль, а одно конкретное неприятное ощущение, из которого постепенно вырастал образ хищной старухи с отвратительным дыханием и тысячей жадных, алчных рук.

Однажды мальчик уже испытал нечто подобное. Он держал в руках кузнечика, и тот показался ему злым, способным причинить боль. Хрупкое маленькое насекомое ничего не стоило раздавить, но Нандо подумал: всё же это живое существо — и отпустил его, устыдившись своей злости. Теперь слепой находился в руках мегеры, подобно тому кузнечику.

Впервые Нандо по-настоящему понял: старуха ненавидит его, хотя и живёт за его счёт. Для неё он вроде аккордеона — источник дохода, и только.

«Я стою не больше, чем старый аккордеон, башмак или свитер, — размышлял мальчик, — вещь, которой пользуются, а потом выбрасывают, когда она приходит в негодность… Грош мне цена… Собаки, кошки и те видят, могут сопротивляться… Зачем только я живу на свете?!»

Нандо сжимал кулаки; глаза у него горели, но он не плакал: слишком тяжело было у него на душе. Разве не горько мальчику сознавать себя вещью, которая существует лишь как источник дохода!

Когда на следующее утро Казначей, Марко, Джиджино и Джованна пришли к слепому, он сидел с поникшей головой; на коленях у него лежала закрытая книга, а чашка, в которую обычно клали милостыню, валялась под стулом: мальчик бросил её туда с досады.

Едва Нандо почувствовал приближение ребят, он потянулся к ним, как умирающий от жажды тянется к воде. Ребята, сияющие от радости — ведь они шли покупать мяч, — ужаснулись: никогда ещё они не видели Нандо в таком отчаянии.

— Да, да, старуха права: я никчёмный человек и ни на что не гожусь! — воскликнул он, сжимая руку Джованны. — О, я не хочу больше Жить!

Затем мальчик рассказал о ссоре с хозяйкой. Друзья всячески пытались ободрить его, но их усилия были тщетны.

— Нандо, мы ведь твои друзья, мы тебя любим… Не думай больше о старухе… — уговаривали его дети.

Слепой покачал головой.

— Я человек никчёмный, — сказал он, — и живу только тем, что вызываю к себе жалость, и прохожие бросают мне пять лир, как собаке бросают кусок хлеба… Но собаки, по крайней мере, приносят пользу: сторожат дом, охотятся…

Я плохо знаю собак, но скажите, — разве не правда, что они могут приносить пользу?

Дети смотрели друг на друга и не знали что ответить. От их радости не осталось и следа.

— Чем мы можем ему помочь? — шёпотом спросил Джиджино у Джованны.

Марко в ответ на этот вопрос лишь уныло пожал плечами, как бы говоря: «Ничего не поделаешь». Джованна вспыхнула от гнева. Нет, что-то необходимо предпринять; так сдаваться нельзя. Нандо одинокий, несчастный; нужно сделать всё возможное, чтобы лицо его снова озарила радость и надежда. И кто должен это сделать, как не они, его друзья?

Джованна закусила губу, прищурила глаза: она придумала.

— Ребята, оставьте меня с Нандо наедине, — решительно потребовала девочка. — Я вас догоню. — Затем с притворным равнодушием добавила: — Дайте мне деньги, а то вы очень рассеянные и, чего доброго, можете их потерять…

— Но кассир ведь я… — промолвил нерешительно Казначей.

— Дай мне деньги, я вас сразу же догоню! — Джованна говорила тоном, не допускающим возражений, и Казначей отдал ей мешок с деньгами.

— Только побыстрей, — попросил он. — Мы тебя ждём!

Едва мальчики скрылись за углом, как Джованна взяла за руку Нандо и решительно сказала:

— Пошли!

— Куда? Мне нельзя отсюда уходить…

— Никаких разговоров; вставай и следуй за мной!

Джованна почти насильно заставила Нандо встать, взяла книгу, стул и повела его за собой. Когда они проходили мимо кафе, девочка оставила книгу и стул ошеломлённому Чезаре.

— Куда ты ведёшь меня? — недоумевал Нандо.

— Молчок, сегодня командую я! — И в то время как одной рукой Джованна держала слепого за плечи, другой она махнула проезжавшему извозчику.

ГЛАВА X

Незабываемый день

Копыта цокали по мостовой, и слепой наслаждался этими звуками, словно прекрасной музыкой. Удобно устроившись в коляске, Нандо ощущал на своём лице дуновение свежего утреннего ветерка, который развевал грустные мысли, причинявшие жгучую боль.

— Неужели. эта карета настоящая? — недоверчиво спросил Нандо.

— Конечно, настоящая, да к тому же очень красивая, — ответила Джованна. — Вот посмотри, сиденье сделано целиком из кожи…

Слепой потрогал сиденье рукой.

— А что это за кожа? — поинтересовался Нандо.

— Это… э… это крокодиловая кожа, самая дорогая, — соврала Джованна.

Извозчик, думая, что над ним смеются, обернулся, но девочка посмотрела на него умоляющими глазами и знаком попросила его. молчать.

— Скажи, Джованна, люди на нас смотрят?

— Все встречные при виде нас останавливаются: мы похожи на царя и царицу, которые направляются во дворец!

— Но теперь ты мне скажешь, куда мы едем?

— Нет, это секрет!

Когда дети вышли из пролётки, Джованна попросила извозчика разрешить Нандо потрогать лошадь.

— Какая она мягкая и тёплая! — воскликнул слепой. — Мне хотелось бы потрогать её голову… О, вот она!.. Оказывается, лошади вовсе не такие высокие, как я себе представлял… Скажи, она белая? Лошадей я всегда представлял себе белыми, как свет.

По правде говоря, лошадь — старая ломовая кляча — была бурой и порядком облезлой.

— Конечно, белая, — соврала Джованна, — белая, как свет… как тишина… Ты. меня понял? — Цвета приходилось объяснять Нандо, сравнивая их с ощущениями, которые доступны слепому.

Джованна сорвала сургучную печать с мешочка, где содержался весь денежный фонд команды, и, ни минуты не задумываясь, протянула извозчику двести пятьдесят лир.

Затем под руку с Нандо они поднялись на несколько ступенек, и слепой понял по громким голосам, что находится в каком-то многолюдном месте. Все говорили очень. возбуждённо и куда-то спешили.

— Ты подожди меня здесь, — сказала девочка, подводя слепого к стене, — я сию минуту приду.

Возвратившись, она снова взяла мальчика под руку и повела его в том же направлении, куда двигался большой поток людей. Внезапно Нандо заметил, что идёт между двумя параллельными поручнями.

— Джованна, прошу тебя, скажи, — куда мы идём? — спросил, сгорая от любопытства, слепой.

Но Джованна не ответила. Тут мальчик услышал какой-то металлический звук — можно было подумать, будто щёлкнули щипцы или ножницы. И он заметил: перила кончились.

— Живей, живей! — воскликнула девочка, ускоряя шаг. Теперь они снова очутились под открытым небом, почувствовался непривычный запах железа и дыма.

— Осторожнее, здесь ступенька… — предупредила девочка.

Нандо ощутил под ногами деревянный пол. Мальчик был совершенно ошеломлён и больше ничего не соображал. Джованна усадила его на скамейку.

— Прошу тебя, пожалуйста, объясни мне, — где мы находимся? — умолял Нандо.

— Ни за что! — воскликнула Джованна. — Ты должен догадаться сам!

Раздался свисток, с грохотом захлопнулись двери и… от неожиданного толчка Нандо, испуганный, ухватился за сиденье. Он собирался позвать Джованну, как вдруг заметил, что сиденье, — он сам и всё окружающее движется!

Лицо мальчика озарила восторженная улыбка, и он закричал, размахивая руками:

— Мы в поезде! — Нандо вскрикнул так неожиданно и так громко, что все пассажиры, находившиеся в купе, с удивлением стали разглядывать мальчика в рваном плаще. Обезумев от радости, он волчком вертелся на сидении.

Джованна на мгновенье закрыла глаза: она была счастлива. «Мне удалось заставить Нандо позабыть обо всём; теперь он доволен», — думала девочка. Ей даже не пришло в голову, что она потратила пятьсот лир из денег, собранных для самого ответственного матча команды Сан Лоренцо.

Нандо захотел пересесть к окошку: теперь ветер дул ему в лицо и беспощадно трепал волосы. Мальчик вдыхал в себя запах поезда, полей, садов и ощущал скорость движения. Джованна, сидя напротив, кричала слепому в самое ухо: она старалась рассказать ему обо всём, что мелькало за окном.

— Вот маленький домик; женщина стоит у порога и машет нам рукой… А вот и луг; на нём пасутся две коровы… — перечисляла девочка. — Ах, да, ты же не видел коров, они такие же, как лошади, только у них есть рога… А теперь мы пересекаем железнодорожное полотно…

Одного только не хотела сказать Джованна: куда они едут.

Через полчаса девочка и мальчик сошли с поезда. Не успели они немного отойти от станции, как сразу же почувствовали, что воздух здесь чистый и ароматный, совсем не такой, как в городе. Вдруг Нандо спросил:

— Здесь поблизости растут пинии?

— Да, здесь целая роща пиний; они удивительно красивы… — Девочка сделала небольшую паузу… — Но мы туда не пойдём.

Нандо решил больше ни о чём не спрашивать и послушно следовал за Джованной. Ему казалось, будто он попал в какой-то неведомый край. Здесь дышалось непривычно легко. Мальчик ощущал необъятный простор, свободу и. чувствовал, что идёт по открытому, залитому солнцем ветреному месту… А главное, вокруг было нечто особенное, чего слепой не мог понять.

— Откуда этот грохот? — спросил он внезапно.

— Я не слышу никакого грохота, — удивилась Джованна.

— А ты прислушайся как следует… здесь что-то движется…

Действительно, вскоре Джованна услышала грохочущие звуки, но тут Нандо испугался и схватил её за руку.

— Куда мы идём? — спросил он. — Мне страшно… Джованна, скажи, откуда этот грохот?.. И почему здесь такой душистый воздух?

— Не бойся, идём, — успокоила его девочка и положила ему руку на плечо.

Нандо показалось, будто он идёт навстречу какой-то громадной, таинственной силе, которая в одно и то же время его притягивает и пугает. Глухое непрерывное грохотанье создавало ощущение величия и бесконечности.

Вдруг мальчик заметил, что почва у него под ногами изменилась и он ступает по. какой-то необыкновенной пыли.

Слепой побледнел, задрожал от волнения и в испуге закричал:

— Джованна, держи меня крепче; мне страшно, — оно наступает на меня! Держи крепче, я боюсь!

Нандо показалось, будто чья-то гигантская рука тянется к нему, стараясь опрокинуть и тысячью пальцами с оглушительным треском ударить его по лицу.

Что это такое? Нандо, испуганный, чувствовал: какая-то грандиозная, непонятная стихия влечёт его и угрожает ему.

— Нандо, неужели ты не понимаешь? Неужели ты не догадываешься? — не выдержала Джованна, и впервые с её губ сорвалось слово, которое до сих пор она не позволяла себе произносить.

— Смотри! — закричала она и отошла от слепого, который стоял один, дрожащий, простирая руки в неведомую бесконечность.

Одно мгновение Нандо пребывал в нерешительности, напрягая все чувства, чтобы понять, где он находится. Потом он сделал шаг вперёд, взмахнул руками, будто хотел кого-то обнять, и радостно закричал:

— Море!

Перед мальчиком простиралось бесконечное пространство волн цвета тёмной лазури, и солнце освещало белые пенистые гребни валов, которые с шумом разбивались о берег. Несметным множеством своих текучих пальцев белая пена создавала для слепого чудесную музыку природы.

Вдруг мальчик, закрыв лицо руками, бросился на песок. Джованна, наклонившись к нему, заметила, что он плачет.

— Это я от радости, — лепетал Нандо, вздыхая, — я так счастлив!

Впервые из его потухших и высохших глаз потекли слёзы. И у Джованны, самой упрямой и своенравной девочки квартала Сан Лоренцо, глаза тоже наполнились слезами. Она гладила по. голове Нандо и бормотала:

— Море лазурное, как небо… как сны малышей… Оно огромное и прекрасное… — Больше она ничего не могла добавить.

Слепой приподнял голову.

— А какой величины оно?

— Море очень большое… очень-очень, как… как…

Девочка не могла объяснить. Но почему Нандо сам не может увидеть море? Почему судьба оказалась столь безжалостной к нему?

— Джованна, что же ты молчишь? Ответь мне…

— Море огромное, бескрайнее… — Джованна не могла подобрать нужного сравнения. В отчаянии она стала кусать себе губы и расплакалась.

— Я не в силах тебе объяснить, не могу, — лепетала она сквозь слёзы. Никогда девочка не чувствовала ещё себя такой беспомощной, как сейчас.

— Почему ты сам не можешь увидеть его? — закричала она в отчаянии.

Но её горе быстро прошло: белые, лёгкие, дрожащие руки Нандо дотронулись до её лица. Слепой, казалось, преобразился.

— Теперь я тоже его вижу, — сказал Нандо с воодушевлением: — Море огромное и безграничное, как дружба, которая, наконец-то, заполнила моё сердце и сделала меня счастливым…

Теперь Джованна была уверена: Нандо «увидел» море; она была очень рада, и её недавнее отчаяние исчезло навсегда.

— Теперь я хочу увидеть тебя, — сказал Нандо и своими тонкими руками стал ощупывать лицо Джованны, словно собирался его лепить.

— Ты красивая: теперь я это знаю, я вижу…

Впервые Джованна услышала, что она красива. Дома девочке никогда этого не говорили, скорее даже наоборот; заставая её перед зеркалом, мать часто кричала: «Нечего тебе смотреться в зеркало, всё равно ты уродина, тощая, как палка, и с веснушками…»

От ласки слепого у Джованны высохли слёзы, а слова его наполнили её радостью. Но девочка не хотела обманывать своего друга.

— У меня веснушки, — сказала она шёпотом. — Их много-много…

— Всё равно ты красивая… и очень добрая…

Нандо «увидел» море, но Джованне этого было недостаточно; она хотела, чтобы он попробовал морскую воду.

— Ой, какая солёная! — воскликнул Нандо и сплюнул. — А почему?

Этого Джованна не знала.

— Ничего, — сказал Нандо, — наоборот, даже хорошо, что море солёное, а то люди выпили бы из него всю воду.

Затем он снял с себя башмаки, подвернул штаны и, держась за руку Джованны, вошёл в воду. Сначала слепой испугался, а потом ему стало очень весело: брызги долетали мальчику до самого лица. Когда дети вышли на берег, им пришлось долго сушить на солнце свою промокшую одежду.

Но Джованна решила удивить Нандо не только морем. В полдень она пригласила его в ресторан и предложила ему заказать всё, что угодно. Она повела мальчика в кухню, где он смог понюхать блюда и выбрать среди них любое.

Ели они с аппетитом, и впервые Нандо вдыхал приятный запах чистой скатерти и хорошо вымытой посуды.

После обеда, сидя рядом перед окном, выходящим на море, дети рассказывали друг другу о своих мечтах и делились сокровенными тайнами.

Джованна хотела стать учительницей.

— Я добьюсь своего во что бы то ни стало, — говорила она. — Мои родители готовы помогать мне до тех пор, пока я не кончу учиться. Конечно, им тяжело, зато, когда я буду учительницей, я стану заботиться о них.

Желания Нандо были очень смутными; он был убеждён в том, что они никогда не смогут осуществиться.

— Мне хотелось бы прочесть много книг, узнать много нового, жить в чистой комнате, пожалуй, в каком-нибудь маленьком домике на море, и чтобы меня часто навещали друзья.

— А главное, — добавил он вдруг очень серьёзно, — мне тоже хотелось бы чувствовать себя полезным, делать что-нибудь… Но для этого нужны, деньги, а у меня их нет и никогда не будет. Мне всё время придётся жить в старых домах, есть похлёбку, и всегда найдутся люди, которые будут заставлять меня просить милостыню…

— Не поддавайся грусти, — прервала его Джованна. — Ты тоже сможешь делать всё, что захочешь, только для этого нужно верить в свои силы. Недавно я прочла в газете: будто слепые могут научиться работать; есть специальные школы, в которых слепых обучают разным профессиям; они даже становятся инженерами, электротехниками…

— Неужели?! — воскликнул Нандо. — И туда можно свободно попасть?

— Этого я не знаю, — призналась девочка, — но такие школы существуют, я уверена.

Как старалась Джованна сделать этот день чудесным и незабываемым для Нандо! Благодаря её стараниям мальчику удалось поиграть на новёхоньком аккордеоне, в котором было бесконечное множество клавиш. Инструмент принадлежал одному из музыкантов ресторанного джаза, но Джованна так упрашивала позволить поиграть на аккордеоне её другу, что девочке невозможно было отказать.

Нандо взял инструмент и ощупал его, словно сокровище.

— Вот это аккордеон! — воскликнул мальчик.

Затем он принялся играть. Конечно, никто и никогда в ресторане не слышал такой весёлой музыки! Нарядные синьоры, сидевшие за столиками, поворачивались и смотрели на слепого, который с воодушевлением играл на аккордеоне, яростно отбивая ногой такт.

В Рим приехали к вечеру. Обратный путь для Нандо тоже был незабываемым.

Однако от вокзала до площади пришлось добираться уже не на извозчике, а трамваем, потому что у Джованны оставалось совсем мало денег.

Когда дети направились к Чезаре за стулом и книгой, у входа в кафе они встретили Джиджино, Марко и Казначея. Утром, прождав больше часа перед витриной магазина спорттоваров, ребята вернулись к театру, но ни Джованны, ни Нандо здесь уже не было. Мальчики рассердились и ушли, потом снова вернулись: встревоженные, с двух часов дня они ожидали девочку и слепого.

— Только без скандалов, — шёпотом сказала Джованна. — Сначала проводим Нандо, а потом я вам всё объясню…

Но возле театра детей ожидал пренеприятнейший сюрприз: у стены стояла разъярённая старуха и от бешенства сжимала кулаки.

По тому, как друзья вздрогнули, Нандо, понял, в чём дело.

— Она уже здесь? — спросил он. — Не беспокойтесь, проводите меня только до тротуара и подведите к стене… Дальше я пойду сам, а вы уходите…

Ощупывая стену, Нандо подошёл к старухе. Как только он дотронулся до неё рукой, злая ведьма схватила его за шиворот. Из-за уличного шума ребята не различали слов, не слышали, как ругала хозяйка слепого, но они отчётливо видели: мегера замахала кулаками перед лицом мальчика, потом изо всех сил принялась трясти его за плечи, схватила за руку и потащила домой.

Первым от этого мучительного зрелища опомнился Марко.

— Где ты была столько времени, бессовестная? — закричал он на девочку, — Мы ждём тебя тут с утра! Дорого тебе обойдётся эта проделка. А пока верни Казначею деньги…

Джованна преспокойно пошарила в кармане и посмотрела капитану прямо в глаза.

— У меня восемьдесят лир, — сказала она, нисколько не смущаясь, — возьмите их… Остальные я истратила.

Мальчики раскрыли рты от удивления и долго не могли вымолвить ни слова.

— Ты истратила весь денежный фонд команды?! — закричал Казначей. — Ты сошла с ума? Как же мы устроим матч в воскресенье?!

Марко сначала не поверил Джованне: он думал, она шутит: слишком это было невероятно! Но, поняв, что девочка говорит серьёзно, капитан совершенно потерял голову. Хорошо, Джиджино удержал его за руку, не то Марко залепил бы Джованне увесистую пощёчину…

Девочка закрыла глаза, но не двинулась с места, хотя при других обстоятельствах за подобный жест она, словно разъярённая фурия, бросилась бы царапать мальчишку.

— Мне очень жаль… теперь мы не сможем купить мяч, — сказала она просто, — но развлечь слепого было необходимо. Сегодня утром вы сами видели, до какого отчаяния дошёл Нандо. Я повезла его на море: он давно мечтал об этом. Поездка пошла на пользу: сейчас у него хорошее настроение…

— А как же матч? — закричал Марко. — Разве ты не понимаешь? Наш квартал теперь обесчещен! Все кварталы будут смеяться над нами! О, какой позор!

Единственным сознательным человеком из всей команды оказался Джиджино.

— Денег у нас всё равно нет, так лучше уж не ссориться, — предложил он. — Будем играть с санджованнианцами в рождество, а к празднику что-нибудь придумаем… — и не без хитрости добавил: — К тому же, по правде говоря, меня этот матч ни чуточки не волнует…

Джованна посмотрела на мальчика с благодарностью. Зато Марко, наоборот, разъярился пуще прежнего.

— Как?! Санлоренцианца не волнует честь его квартала?! — орал он. — Я командую трусами! А ты, Джиджино, на всю жизнь исключён из нашей футбольной команды! Ты никогда больше не будешь в ней играть! Никогда! Понял?!

Когда ребята направились домой, Джиджино, на которого слова Марко не произвели никакого впечатления, подошёл к Джованне.

— Знаешь что, — шепнул он ей на ухо, — я бы тоже так поступил!

Немного погодя он спросил:

— Нандо в самом деле был доволен? Завтра ты мне обо всём расскажешь подробно… Хорошо?

ГЛАВА XI

В поисках Нандо

На следующий день, после обеда, Джованна отправилась., на площадь Сан Лоренцо. Она села на тротуар, обхватила руками колени и низко опустила голову. Девочку окружили возмущённые санлоренцианцы: одни размахивали перед её носом кулаками, другие поднимали руки к небу, третьи покачивали головой. Марко — он четверть часа тому назад окончил работу — негодовал больше всех:.

— Я считал тебя настоящей санлоренцианкой, а ты что сделала? Накануне матча с командой Сан Джованни истратила все деньги, предназначенные на мяч… Скажи, чем мы будем играть завтра?!. Мы обесчещены! Теперь мы станем посмешищем всего Города… И как только могла ты так поступить?!

Джованна не отвечала и не поднимала головы. На руке у неё красовался огромный синяк: это мать схватила и больно сжала своими крепкими пальцами руку девочки, когда вчера поздно вечером она вернулась домой после поездки в Остию. «Где ты была весь день? — ругала мать Джованну. — Как посмела ты, негодная девчонка, заставить родителей ждать тебя и волноваться?..» И давай бить её без конца… Но Джованна не обращала внимания ни на синяки, ни на пощёчины. Она страдала только из-за того, что поставила всю команду в дурацкое положение, хотя, с другой стороны, нисколько не жалела о своей поездке с Нандо на море.

Санлоренцианцы сердились на Джованну, но всё же готовы были её простить, хотя вообще-то проступок такого рода требовал исключения из команды. Да и как её не простить, — ведь деньги Джованна истратила не на себя; они понадобились ей для Нандо, а ради счастья слепого любой из мальчишек готов был сделать всё, что угодно.

Сейчас, по существу, дети невольно изливали на Джованну всю горечь обиды за неизбежное унижение перед сан-джованнианцами, которое предстояло им пережить.

Единственным, кто выступил открыто в защиту девочки, снова оказался Джиджино.

— Подумайте о Нандо, — сказал он. — Эти деньги нельзя было истратить лучше. Любой из нас поступил бы так же, как Джованна. Оставьте её в покое… Потерпите немного, давайте перенесём матч на рождество…

Марко, который, говоря откровенно, не хотел обижать Джованну, услышав слова Джиджино, вскипел. С каким удовольствием он сцепился бы с ним! Но с тех пор, как Джиджино громогласно заявил, что футбол его не волнует, капитан не удостаивал это ничтожество ни единым словом, а потому обратился к нему через посредника.

— Беппоне, скажи маменькину сыночку, пусть он лучше помалкивает, а то я выгоню его не только из футбольной команды, но и вообще из команды квартала!

— Джиджино, — передал Беппоне, — Марко сказал, если ты не замолчишь, он выгонит тебя из команды…

— А ты скажи ему, — подпрыгнул, как ужаленный, Джиджино, — что мы ещё посмотрим, стану ли я терпеть подобное насилие! Пусть только попробует! Я подрался с Леоне, который занял третье место на турнире по боксу, а уж Марко-то я как-нибудь не испугаюсь!

— Беппоне, — закричал рассвирепевший Марко, — скажи, если он не прекратит, я окуну его с головой в фонтан и буду держать под водой до тех пор, пока он не захлебнётся!.

Джиджино, как видно, с некоторых пор понравилось выступать в роли героя; схватив Беппоне за плечо, он стал трясти его и кричать:

— Пусть попробует; посмотрим, как у него это получится! Хотя он и больше меня, но я его не боюсь!

— Я-то тут ни при чём, ты не сердись на меня! — пролепетал Беппоне, дрожавший от испуга. — Сейчас я ему передам. Марко, Джиджино говорит…

— Хватит! — закричала Джованна, вставая с тротуара. — Если кто-нибудь и должен расплачиваться, так это я! Ругайте меня: Джиджино тут ни при чём…

Все замолчали и моментально успокоились.

— Теперь мне пора идти, — продолжала Джованна более спокойно. — Я выбежала из дому только на пять минут, в магазин за колбасой. После вчерашнего проступка мама три дня не будет выпускать меня на улицу. Прежде чем я уйду, может быть, кто-нибудь хочет высказаться?

Луиза, стоявшая поблизости с тремя подругами, не выдержала.

— Верни мне мои восемьдесят лир, — потребовала девочка. — Они предназначались для помады. Если хочешь быть великодушной, швыряй своими деньгами!

— Ах ты, кривляка негодная! — закричала Джованна, подскакивая к Луизе. — Ты не только никогда не попадёшь в состав команды, но, если не будешь держать язык за зубами, я тебе покажу, ты у меня узнаешь, где раки зимуют! Деньги я истратила не на то, чтобы пачкать себе губы помадой!

Джиджино и Казначей преградили Джованне дорогу. Луиза, отчасти от страха, отчасти из боязни порвать платье, собиралась удрать. Но в тот самый момент, когда ребята всеми силами старались водворить снова мир, раздался крик. Все повернулись: Чезаре в белой официантской куртке бежал к ним навстречу с трамвайной остановки и кричал:

— Ребята, скорее за мной! Произошло несчастье!

Санлоренцианцы обступили Чезаре.

— Что случилось? В чём дело? — наперебой тарахтели они.

— Слепой не пришёл, — пробормотал Чезаре, с трудом переводя дыхание. — Первый раз его нет на своём месте; должно быть, с ним стряслась беда. Нужно как можно скорее найти его.

— Конечно, это проделки старухи! — воскликнула Джованна. — Вчера она заметила его отсутствие…

— Поторопитесь! — волновался Чезаре. — Нельзя терять ни минуты… Мне нужно бежать в кафе: если хозяин обнаружит мою отлучку, он уволит, меня.

Тогда выступил Марко: он затянул потуже ремень на штанах, выпятил колесом грудь и громовым голосом отдал приказ:

— Санлоренцианцы, вперёд, на поиски Нандо! — и первым бросился бежать.

Дети помчались по мостовой; можно было подумать, будто это взвод выступил в атаку. Даже Луиза отправилась на поиски Нандо. Ребята неслись, как угорелые; все прохожие оглядывались на них. Строгие синьоры, которые, как правило, никогда ничего не понимают, покачивали головой.

— Какйе теперь невыдержанные дети, — ворчали они, — не то, что в наше время…

Когда прибежали на площадь, Чезаре пулей влетел в кафе, а остальные, во главе с Марко, на ходу отдававшим приказы, рассеялись по всем окрестным улицам.

— Ищите повсюду, спрашивайте встречных; мы должны во что бы то ни стало найти его! — кричал Марко. — Пертика и Беппоне — налево, Казначей — направо, остальные — за мной!

Никто не знал, где живёт Нандо; поэтому приходилось искать его наугад. Но поиски велись тщательно, скрупулёзно. Ребята спрашивали о слепом продавцов, постовых и прохожих; они бегали прямо по мостовой, не обращая внимания на автомобили и велосипеды.

Когда Джованна проходила мимо театра, у неё сжалось сердце: впервые место, где сидел Нандо, было пустым. Она стиснула зубы и с ещё большей решительностью бросилась искать мальчика.

Пертика тем временем бежал посреди площади, несмотря на то, что семафор показывал зелёный свет.

— Вернись, назад! Зелёный свет не для пешеходов, а для машин! — кричал ему постовой с тротуара.

Но Пертика бежал не останавливаясь; лишь слегка обернувшись, он хлопнул себя ладонью по заплате на штанах и закричал:

— А я тоже машина! Смотрите, у меня даже есть табличка для номера!

Наступил уже вечер. Никаких следов Нандо так и не удалось обнаружить. Казначей, Пертика и Марко снова появились на площади.

— Не иначе, как с ним произошло несчастье, — сказал озабоченно Марко. — В газетах часто пишут о всяких преступлениях… Вдруг старуха… убила его?

— Может быть, пойти в полицейский участок и обо всём рассказать комиссару? — предложил Казначей. — В полиции этого квартала нас ведь никто не знает…

— Ты с ума сошёл! — возмутился Пертика. — Полицейские всегда есть полицейские, в каком бы квартале ты ни находился. Они друг другу всё передают. А потом, вдруг нас ещё арестуют за то, что в. прошлом году мы разбили колпак уличного фонаря?..

— Пертика прав, — согласился Марко. — Мы должны действовать своими. силами. Попробуем снова сделать обход.

Марко стремглав свернул на широкую аллею, которая вела к реке. Люди медленно прогуливались по тротуару. Когда встревоженный мальчик останавливал прохожих и задавал им один и тот же вопрос: «Извините, вы не видели слепого? Для меня это очень важно…» — те смотрели на него, как на сумасшедшего.

— Идите вы все к дьяволу! — в сердцах ругался капитан команды. Однако потом он останавливал других встречных и обращался к ним с тем же вопросом.

И вдруг, разговаривая с одним толстяком, Марко увидел Нандо. Слепой шёл с книгой под мышкой, одинокий, слабый, ощупывая стену.

— Нандо! Нандо! — закричал Марко и, словно метеор, пронёсся сквозь толпу изумлённых прохожих. Он схватил слепого, поднял его в воздух (о, какой он был лёгкий!) и прижал к своей груди. — Нандо, дорогой, что с тобой случилось? Ты нас до смерти перепугал! Как ты себя чувствуешь? Отвечай…

Ошеломлённый радостной встречей, Нандо не в состоянии был сказать ничего другого, как только:

— Я удрал из дому…

И тут Марко заметил, что слепой дрожит и, кажется, вот-вот расплачется… Шапка была косо нахлобучена у него на голове, а мятый и рваный плащ расстёгнут.

— Ты удрал из дому? — не веря своим ушам, переспросил Марко. — И ты добрался сюда один?!

— Я больше не в силах был так жить, — ответил Нандо. — Но я… надеялся… вас разыскать… Поэтому-то я и ушёл…

— Молодец, ты правильно поступил. Здесь тебя разыскивает вся команда. Теперь ты под нашей защитой и можешь больше ничего не бояться.

Марко выпустил из своих объятий Нандо, сложил ладошки рупором и закричал «ого-го!» Сразу же с другого конца улицы, словно эхо, донеслось до него: «ого-го!» Это был условный сигнал сбора команды. Вскоре прибежала Джованна и все остальные ребята. Они окружили слепого плотным кольцом и бурно выражали свою радость: одни целовали ёго, другие обнимали, третьи пожимали ему руки.

— Теперь тебе нечего бояться! Мы не дадим тебя в обиду! — успокаивали его одни.

— Если бы ты знал, как долго мы тебя разыскивали?! Ты нас здорово напугал! — говорили другие.

— Но как это тебе всё-таки одному удалось добраться сюда?! — удивлялись третьи.

Нандо воспрянул духом. Ему приятно было, что друзья встретили его с такой радостью, и он рассказал, как всё произошло.

Вечером, едва они со старухой пришли домой, та, словно фурия, набросилась на него с кулаками.

— Где ты был? Теперь ты не только тратишь время на болтовню, но ещё шляешься с этими оборванцами, вместо того, чтобы просить милостыню! Ты мне не принёс ни одного сольдо! — кричала хозяйка.

Тщетны были усилия мальчика защититься от ударов. Наоборот, сопротивление Нандо привело мегеру в ещё большую ярость. «Я убью тебя! — вопила она, а когда от усталости прекратила бить слепого, то, с трудом переводя дыхание, добавила: — Если завтра ты не будешь просить как полагается и не принесёшь денег вдвое больше обычного, я до смерти тебя изобью, а потом вышвырну, словно бездомную собаку, — отправляйся в приют…»

— Целую ночь я не спал, — продолжал Нандо, — думая о том, что всю жизнь она эксплуатировала меня и обходилась со мной хуже, чем со скотиной. Я решился на всё, лишь бы кончилось это проклятье. И утром, пока старуха ещё спала, ушёл из дому. Судя по тому, что я сильно продрог, была ещё ночь… Вначале мне было страшно, а потом я понял: для меня начинается новая жизнь. Я стал свободным и могу делать всё, что захочу… Наконец-то я тоже почувствовал себя человеком. Сюда я добирался несколько часов; мой путь показался мне длиннее, нежели тот, что мы проделали вчера в поезде. Но меня поддерживало сознание, что вы поблизости и ждёте меня…

Когда Нандо закончил свой рассказ, у ребят глаза были влажными от слёз. Детям хотелось обнять его ещё раз: слепой оказался храбрым и мужественным, как настоящий сан-лоренцианец!

— А теперь что ты будешь делать? — спросил Пертика.

— Что он будет делать?! Чёрт возьми! Теперь у него нет дома, и мы должны ему помочь… Он будет жить у меня! — воскликнул Джиджино.

Марко от злости позеленел. Он подбежал к Беппоне, схватил его за руку и притащил к?Джиджино.

— Скажи этому маменькину сыночку, что капитан команды пока ещё я и все обязаны мне подчиняться! Нандо будет жить у меня!

— Беппоне, — закричал в ответ Джиджино, — передай Марко, что Нандо будет жить у меня!

Беппоне, растерянный, больше уже не знал, к кому обращаться.

— Марко, — пробормотал он сконфуженно, — Нандо должен жить у Джиджино…

— О чём ты говоришь?! — возмутился Марко. — Значит, ты встал на его сторону?! Нандо будет жить у меня!

— Я же только повторил слова Джиджино…

Дело принимало серьёзный оборот. Джиджино и Марко кричали наперебой. Беппоне, окончательно сбитый с толку, не знал, кому что передавать. В конце концов, заговорил Нандо, который до сих пор молчал:

— Что тут происходит? Почему вы не разговариваете прямо друг с другом? Вы в ссоре?

— Ха-ха-ха, в ссоре?! Я выгнал его из футбольной команды, а теперь, к тому же, выгоню из команды квартала! — воскликнул Марко.

— За что? — удивлённо спросил Нандо.

Этот невинный вопрос привёл всех в замешательство. Джо-ванна стала подмигивать Джиджино и Марко, как бы говоря: «Только посмейте рассказать ему! Нандо не должен знать ничего!»

— Видишь ли… — пролепетал Джиджино, — настоящего повода, конечно, нет…

— Марко, это правда? — обратился к капитану слепой.

— Ну, конечно, Нандо! Причины никакой нет…

— В таком случае, я ничего не понимаю! Если нет причины для ссоры, почему же вы не разговариваете? Перестаньте дуться и помиритесь… Протяните друг другу руки… Ну, дайте мне ваши руки…

С большой торжественностью Нандо соединил руки Джиджино и Марко. Насупившись, мальчишки смотрели друг другу в глаза; это было так смешно, что, в конце концов, они не выдержали и захохотали.

— Вот так совсем другое дело! — радостно воскликнул Нандо. — А теперь, Марко, ты можешь вернуть Джиджино в футбольную команду.

Первым желанием Марко было воспротивиться; он даже чуть было не сказал: «Этому никогда не бывать!» — но его обезоружила улыбка Нандо.

— Ну, так и быть, — пробормотал он, — Джиджино будет играть в команде…

— Ура! — закричала тогда Джованна и захлопала в ладоши. — Да здравствует мир! А вот что касается Нандо, то, поскольку у него нет теперь дома, он будет жить у меня: у нас больше места, чем у вас обоих. Я так решила и не потерплю никаких возражений. Надеюсь, мои согласятся, — добавила она потом тихо. — Ну, пошли; мне не хочется сегодня опять получать нагоняй…

Быстрым шагом ребята направились в Сан Лоренцо.

Издали команду можно было принять за праздничное шествие: впереди всех, весёлые и смеющиеся, шли Джиджино и Марко, под руку с Нандо.

* * *

Джованна жила в первом этаже. Окна её квартиры были освещены. Ребята подошли к дому и остановились. Девочка стала прощаться с товарищами.

— Ты уверена, что тебе дома не попадёт? — спросил озабоченно Марко.

— За то, что я пригласила Нандо, пожалуй, не попадёт, — шёпотом ответила Джованна, — а вот за опоздание, должно быть, достанется: меня три часа уже нет дома, а я выбежала только на пять минут за колбасой.

Потом она взяла за руку Нандо, осторожно подвела его к лестнице и предупредила:

— Здесь нужно подняться всего на несколько ступенек; мы живём в первом этаже. — А потом добавила: — Ты не бойся, моя мама строгая, но очень добрая.

Когда девочка и Нандо скрылись в подъезде, все ребята ближе подошли к окнам и стали прислушиваться. Они хорошо знали тётушку Антонию: она частенько таскала их за уши, когда они шалили в школьных коридорах!

Луиза, на сей раз не покидавшая команду до самого вечера, восторженно воскликнула:

— Молодец Джованна! А насчёт восьмидесяти лир я ведь пошутила… Только бы ей не очень попало!

Затаив дыхание дети слышали, как робко прозвенел звонок и открылась дверь. Потом раздался крик, от которого все они вздрогнули:

— Ты когда возвращаешься домой?!. А это ещё кто такой?!

«Теперь его прогонят», — с грустью подумали ребята, увидев, как тётушка Антония засучивала рукава. Но, странное дело: больше до них не донеслось ни звука. В течение пяти минут дети с нетерпением заглядывали в окна. «Что там происходит?» — волновались они.

Вдруг одна ставня отворилась и появилось сияющее лицо тётушки Антонии.

— Чего вы тут ждёте? — проворчала седая женщина. — Марш домой, безобразники! Неужели вы могли подумать, что я выгоню Нандо?

С сильным шумом ставня снова захлопнулась.

— Ура! — воскликнул Джиджино и запрыгал от радости. И все остальные ребята, вне себя от восторга, разбежались по домам.

ГЛАВА XII,

в которой от футбола переходят к рукопашной

На следующий день — это было воскресенье — в половине десятого утра вся команда Сан Лоренцо собралась перед оградой футбольной площадки. Знаменитый матч между сан-лоренцианцами и командой Сан Джованни должен был начаться в десять часов.

Однако на воротах висел огромный замок.

— Не надо заранее уславливаться, если нет денег, — ворчал хозяин футбольной площадки, уходя домой.

— Извините, пожалуйста, — взмолился Пертика, — но мы вас убедительно просим говорить шёпотом, чтобы нас не услышали.

Дело в том, что среди двух десятков ребятишек, которые с поникшей головой ходили взад и вперёд, с досады пиная ногами камни, находился Нандо. Причёсанный, в чистом, выглаженном плаще, он наслаждался солнцем и вдыхал воздух полной грудью.

Это был первый день его новой жизни! Ночевал Нандо в доме Джованны, и здесь впервые ему привелось близко познакомиться с двумя взрослыми людьми: тётушкой Антонией и её мужем. Они приняли слепого очень радушно и сразу же стали относиться к нему заботливо и внимательно, как к родному сыну.

В это. утро родители Джованны сами настояли на том, чтобы девочка пошла с ним погулять. Джованна вела себя как-то странно: она всеми силами старалась улизнуть из дому одна.

— Нечего сказать, гостеприимная хозяйка! — бранила её мать, — сама убегаешь, а Нандо оставляешь одного дома. Возьми его с собой; сегодня чудесная погода…

Итак, Джованна вынуждена была взять с собой своего друга. Когда девочка выходила из дому, она украдкой сунула под мышку какой-то пакет.

Ребята радостно встретили слепого, но, отведя Джованну в сторону, стали ругать её:

— И как тебе только пришло в голову привести сюда Нандо? Разве ты забыла, что скоро должны прийти санджованнианцы? А что, если Нандо узнает обо всём?!

Но спорить было поздно. Девочка робко развернула пакет и сказала:

— Мне очень жаль, что теперь из-за меня не состоится матч. Но я подумала, может быть, вы как-нибудь приспособитесь и попробуете играть мячом, который я смастерила сегодня ночью.

Это был превосходно сшитый тряпичный мяч. Джованна с опаской протянула его Марко, но тот только покачал головой.

— Нет, мы не сможем играть твоим мячом, — сказал он. — Сегодня матч официальный, и без настоящего футбольного поля и мяча номер пять, такого, как принесли с собой санджованнианцы, когда пригласили нас, не обойтись. Ничего не поделаешь, мы обесчещены… Нам остаётся только смириться и молча переносить насмешки.

— Будем надеяться, Леоне не зайдёт слишком далеко, — добавил он задумчиво.

— Пусть только посмеет, я ему покажу! — вмешался Джиджино, выпятив колесом грудь.

Но детям было не до бахвальства. Они понимали: их ждёт унижение — и мечтали только о том, чтобы всё это как можно скорее кончилось. «Кроме того, — успокаивали они себя, — Нандо с нами, и мы всё-таки ему помогли. Жаль, конечно, что матч не состоится, но мы перенесём встречу на рождество… А согласятся ли санджованнианцы отложить матч?»

Нандо ощущал напряжённость атмосферы и пытался узнать, в чём дело.

— Уверяю тебя, ничего не случилось! — успокаивал его Марко. — Скажи лучше, почему ты не хочешь прогуляться с Джованной?

— Я предпочитаю остаться с вами, — ответил Нандо, подозревая неладное.

Пришла Луиза вместе с тремя подругами и высказала Джованне свой восторг по поводу того, что та пригласила слепого к себе в дом, потом несколько смущённо спросила, примут ли её в команду. Но Джованна, окинув взглядом нарядное платье Луизы, покачала головой.

— Ты всё ещё корчишь из себя барышню! — сказала она. — Мы тебя испытаем! В общем, будет видно!

Известие о приближении противника пришло совершенно неожиданно. И как бы вы думали, от кого? От нашего знакомого, Чезаре!

Вначале ребята его даже не узнали, да и не удивительно: впервые они видели его без галстука и не в белой официантской куртке. Больше того, он был одет так бедно, что его можно было принять за настоящего санлоренцианца. Чезаре шел не спеша с трамвайной остановки, но, едва увидел ребят, сразу замахал им руками и побежал навстречу.

— Ты сегодня выходной? — спросила его Джованна. — Зачем ты сюда приехал?

— Меня уволили, — спокойно ответил Чезаре. — Вчера хозяин всё-таки заметил моё отсутствие, и оно пришлось ему не по вкусу.

— О, как жаль! Там ты хорошо зарабатывал… — Ребята были очень расстроены; они знали, как мальчик дорожил своим местом. Но Чезаре вдруг расхохотался:

— Вот уж действительно заработки! Со мной обходились, как с собакой. Вы только подумайте: работали мы вчетвером, но вместо того, чтобы делить чаевые поровну, мне давали всего лишь триста лир в день! А у меня дома на руках трое малышей-братишек и отец безработный…

Увидев растерянные физиономии ребят, Чезаре дружески хлопнул по плечу Джиджино.

— Признаюсь, я немного преувеличивал, когда рассказывал вам о моей работе. Откровенно говоря, я даже рад, что меня уволили: найду место получше.

Чезаре, такой простой, без своей щегольской белой куртки, сразу показался всем гораздо симпатичнее: впервые он выглядел настоящим мальчиком, а не смешной марионеткой.

— Выходит, ты из наших! — воскликнул Пертика. — А мыто принимали тебя за барчука, за маменькина сыночка…

— Да, как бы не так, нашли барчука; я же из Трастёвере! Я притворялся благовоспитанным только на работе, но у нас в Трастёвере есть команда, которая ничем не отличается от вашей… Кстати, по пути в Сан Лоренцо я видел из трамвая десятка три ребят; они направляются сюда; они тоже из вашей команды?

Все замолчали и озабоченно посмотрели на Марко.

— Совсем наоборот, это санджованнианцы, наши враги! — воскликнул капитан, сжимая кулаки.

Можно было подумать, что электрический ток прошёл по ребятам.

Джованна и Луиза направились было к слепому, стоявшему с Казначеем в сторонке, когда из-за угла появился Леоне: на плече у него висели футбольные бутсы, привязанные друг к другу шнурками. Позади него тесной толпой шли дерзкие санджованнианцы. Некоторые из них несли бутсы в руках, а у вратаря были даже наколенники и перчатки.

— Сейчас ровно десять, — сказал Леоне, вплотную подходя к Марко, вокруг которого столпились все санлорен-цианцы. — Начнём?! Мне не терпится забить вам в ворота дюжину мячей…

— Всего лишь дюжину? — спросил кто-то из санджованнианцев. — Мы забьём им три дюжины; они ведь не настоящие футболисты, а только так… любители…

Санджованнианцы засмеялись, а Марко в досаде прикусил губу.

— Леоне, — пробормотал он, — случилось несчастье…

Джованна поняла: наступил критический момент — и попыталась увести Нандо. Однако слепой заподозрил недоброе и не желал двигаться с места.

— Нандо, не упрямься, пойдём отсюда… — умоляла его Джованна. Но тут раздался громкий голос Леоне:

— И вы ещё смеете называть себя командой?! Нет, вы не команда, а сборище трусов и бездельников! Вам надо сосать соску, а не играть в футбол! Приглашаете нас на матч, а в последнюю минуту заявляете, что вам снова пришлось истратить деньги. Второй раз вы нас разыгрываете; хватит, нам надоело… и, пожалуйста, говори громче, — я не люблю секретов…

— Кто это? — спросил Нандо. — Но каких деньгах идёт речь?

— Они шутят… Прошу тебя, уйдём отсюда, — умоляла слепого Джованна, которая прямо не знала, что и предпринять.

— Нет, я не уйду, — заявил мальчик и направился вперёд, но Джованна схватила его за локоть. — Пусти, — настаивал слепой, — я должен знать, в чём дело!..

Тут Нандо вспомнил своё посещение квартала Сан Лоренцо в тот день, когда Джиджино подрался с капитаном команды Сан Джованни. Слепого охватило тревожное предчувствие: нечто серьёзное происходит и сейчас; он слышал, как Джиджино, Марко и Пертика изо всех сил старались замять разговор с какими-то незнакомыми ребятами.

«Они боятся, как бы я не услышал», — подумал Нандо и вдруг понял: он является причиной ссоры.

— Попробуй только повысить голос! — закричал в этот самый момент Марко, и Нандо почувствовал, что тот разъярён.

— Я разговариваю так, как считаю нужным! — ответил Леоне. — Эй, вы, шуты гороховые, давайте мяч!

— Берегись! — пригрозил Марко.

— Вы опять накупили пирожных или, может быть, роздали деньги нищим? — не унимался капитан команды Сан Джованни.

В ответ Нандо услышал свирепый рёв Марко, набросившегося на Леоне. Все растерялись, но Леоне, опытный боксёр, отвёл удар и, бросив на землю бутсы, воскликнул:

— Санджованнианцы, в атаку! Проучим их как следует!

В мгновение ока полсотни мальчишек набросились друг на друга. Санлоренцианцы пытались отомстить за унижение и отвлечь внимание Нандо от истинной причины ссоры; санджованнианцы негодовали за то, что противники не сдержали

своего слова. Это было поистине величественное зрелище. Оно, конечно, навсегда войдёт в историю баталий между кварталами.

Нандо слышал шум неистовой драки. Хотя он не мог видеть ни Марко, сцепившегося с Леоне, ни Пертики, который кувыркался по мостов ой в обнимку с каким-то санджованнианцем, ни Беппоне, упавшего на землю от полученного в подбородок точного удара «правой», ни остальных санлоренцианцев, которые, словно рыбы, ныряли в толпы дерущихся, он понимал: происходит нечто страшное, и это бросало его в дрожь. Мальчику казалось, что весь окружающий его мрак превратился в груду сцепившихся ног и рук.

— Джованна! Джованна! — закричал он. — Останови их! Останови!

Но Джованна не ответила. Больше того, именно в этот момент она отпустила руку Нандо, и он очутился один посреди улицы.

Джованна, увидев, как кто-то из противников держит за плечи Джиджино, а другой в это время осыпает его ударами, не выдержала и бросилась на выручку.

— Луиза, Мария, Клементина, Леда, за мной! — закричала она. — Покажем нашим врагам, что такое девочки из Сан Лоренцо!

В первый момент, когда началась потасовка, девочки испугались, но поступок Джованны их воодушевил, и они последовали её примеру.

Первой побежала на помощь Джованне Луиза, забыв даже о своём новом платье; за ней остальные — Мария, Клементина и Леда; девочки дрались, словно разъярённые фурии. Джиджино, который к тому времени уже успел получить три удара в живот, вдруг увидел, как Джованна обрушилась на его противника, вцепилась ему в волосы и повалила на землю. Одновременно другой санджованнианец, державший его за плечи, зашатался и выпустил свою добычу: Мария и Луиза, схватив его за ноги, крикнули дружно: «Взяли!» — и тот грохнулся навзничь.

— Молодец Джованна! — закричал восторженно Джиджино. — Да здравствует команда Сан Лоренцо!

Джиджино невозможно было узнать: из робкого мальчика он превратился в настоящего гладиатора! А Луиза, в разорванном платье, взлохмаченная, бежала следом за Джованной туда, где ожесточённее всего разгорался бой. И даже Чезаре, воодушевлённый порывом санлоренцианцев, устремился им на помощь.

Это была героическая битва! Жаль только, что всего несколько человек наблюдали за ней из окон, да к тому же люди эти, судя по возмущённым крикам и брани, оказались не способными оценить событие по достоинству.

Джованна, освободив Джиджино, стала искать глазами Марко и вдруг увидела, как Леоне и несколько санджован-нианцев прижали его к земле.

— Я вам покажу! — воскликнула приведённая в ярость девочка, бросилась к Леоне и ударом головы в бок повалила его на землю. Джованна, торжествуя, уже собиралась возвестить о своей победе, когда Леоне вскочил, словно сорвавшаяся пружина, и залепил девочке здоровую оплеуху. Джованна заплакала от боли.

Нандо стоял прижавшись к стене, один, растерянный, словно тонущий во время бури; услышав всхлипывания девочки, он устремился вперёд, шатаясь, с крепко стиснутыми кулаками.

— Джованна! Джованна! — закричал Нандо.

Вокруг него шумели, дрались, а он был один, бессильный, в безграничной тьме. Обида за то, что он слепой и не может помочь своей подруге, привела Нандо в ярость. Исполненный отчаяния мальчик быстро зашагал в ту сторону, откуда доносился голос Джованны, и замахал своими худенькими руками. Он хотел схватить и ударить Того, кто причинил зло девочку.

Случайно Нандо задел кого-то и от ответного удара чуть не упал. Слепой попытался удержаться на ногах, но тут чья-то костистая рука чуть не раздробила ему челюсть: это Леоне, задетый кулаком Нандо, внезапно повернулся и, не глядя, ударил его.

Слепой упал и, не столько от боли, сколько от испуга, что он падает навзничь, в отчаянии закричал:

— Джованна!

Он попытался подняться, но не сумел.

— Джованна! Где ты? Помоги мне!.. — взывал Нандо.

Две руки схватили его, подняли, и ещё до того, как раздался голос, Нандо понял, что это она. Джованна, стараясь защитить своего друга, прижимала его к себе и тем временем кричала возмущённым, сердитым голосом:

— Негодяи, вы ударили слепого!

— Это трюк; они испугались нас! — закричал кто-то из санджованнианцев. — Давайте всыпем им как следует!

Но Леоне, очутившийся лицом к лицу с Нандо, растерянно посмотрел на его голубые, неподвижные, лишённые света глаза, и вдруг громко произнёс:

— Плохо придётся тому, кто двинется с. места! Убирайтесь все прочь! Он на самом деле слепой!

Марко и Джиджино, встревоженные, тяжело дыша, подбежали к Нандо и стали его обнимать.

— Ты ушибся? Кто обидел тебя? — наперебой спрашивали они.

Но Нандо, дрожащий и изменившийся до неузнаваемости, закричал:

— Все вы меня обидели! Все вы виноваты!

Санджованнианцы, с поникшими головами, собрались вокруг своего капитана.

— Назад, в Сан Джованни! — скомандовал Леоне и, подобрав бутсы, двинулся во главе отряда.

Ошеломлённые происшедшим, санлоренцианцы не знали, что и делать. Первым взял себя в руки Пертика.

— Бежим, пока не пришли полицейские! — предложил он.

Команда рассеялась.

Марко, Джиджино, Пертика, Казначей и Джованна окружили Нандо и увлекли его за собой. Но, когда добрались до площади Сан Лоренцо, слепой вдруг остановился, схватил за руку Джованну и умоляющим и в то же время повелительным голосом сказал:

— Вы поссорились из-за меня: вместо того, чтобы купить мяч, вы… угощали меня пирожными и возили к морю… Джованна, я должен знать правду; ответь мне, — это так?

Девочка молчала. Тогда Нандо принялся её трясти и с дрожью в голосе бормотать:

— Это я во всём виноват! О, какой я глупый, как же это я раньше не мог понять?! Но я верну вам ваши деньги!

— Нандо, успокойся, перестань! — умоляла его Джованна. — Мы нисколько не жалеем, что истратили деньги на тебя. Прошу тебя, перестань!

— Это я во всём виноват, — не переставал твердить Нандо, — но вы увидите, я верну вам деньги! Я снова стану нищим, буду плакать, просить прохожих… Я сделаю то, чего никогда не делал, но вы получите обратно свои деньги, вот увидите, клянусь вам!

Ребята, зная, как тяготила Нандо жизнь нищего, были расстроены до слёз. За свою обиду им не терпелось отомстить противнику. И разве не санджованнианцы были виной всего происшедшего?!

Марко, не будучи в силах сдерживать свою злость и негодование, погрозил кулаком в сторону квартала Сан Джованни и закричал:

— Они дорого заплатят за то, что ударили Нандо! Объявляю войну кварталу Сан Джованни!

— Война команде Сан Джованни! — хором подхватили Джиджино, Пертика и Казначей. — Отомстим за Нандо!

ГЛАВА XIII

Военные приготовления и первые вылазки в лагерь врага

Узнав о том, что санджованнианцы ударили Нандо, все ребята команды Сан Лоренцо пришли в ярость. Было решено бесповоротно начать войну против санджованнианцев. Команда значительно увеличилась благодаря неслыханному притоку добровольцев. За примерное поведение в состав команды приняли, наконец, и Луизу.

— Всё-таки, когда начнётся война, известите меня заблаговременно, чтобы я успела переодеться, — попросила она, как только её приняли. — Я не хочу порвать ещё одно новое платье.

Кругом творилось такое, что казалось, вернулись добрые старые героические времена, когда споры между кварталами решались не путём футбольных матчей, а настоящими баталиями!

Военные приготовления были в полном разгаре. Пертика, во главе небольшого отряда санлоренцианцев, отправился в соседнее село, чтобы заготовить как можно больше гнилых яблок и помидор. Боеприпасы были размещены в подвале и спрятаны среди досок и других строительных материалов. Марко два вечера подряд ходил в спортивную школу, где один его знакомый занимался боксом.

«Мне хватит двух уроков, чтобы изучить основные приёмы, — размышлял капитан санлоренцианцев, — и тогда мы сразимся с Леоне равным оружием…»

Марко был в неописуемом восторге от занятий в спортивной школе; и, когда встречался с товарищами, он ни минуты не мог спокойно устоять на месте, а всё время прыгал, размахивая в воздухе кулаками, и, в свою очередь, старался обучить боксу остальных членов команды.

— Вы тоже должны знать основные приёмы, — говорил он друзьям. — Посмотрите: раз-два! левой в живот, правой в подбородок!.. Это верный удар, вот попробуйте!

Казначей, Беппоне и Пертика изготовляли в огромном количестве рогатки; их они раздавали тем, кого после испытания признавали самыми меткими стрелками.

Чезаре часто навещал Сан Лоренцо. Джиджино познакомил его со своим двоюродным братом пекарем, и тот пообещал взять мальчика на работу разносчиком хлеба. Чезаре, в знак благодарности, а также из чувства солидарности, пообещал санлоренцианцам принять участие в битве. Он заметно изменился с тех пор, как перестал носить белую куртку; у него даже исчезла противная привычка разговаривать подчёркнуто вежливо и услужливо, и теперь он ничем не отличался от санлоренцианцев.

— Откровенно говоря, — уверял он, — даже у нас в Трастёвере не происходят такие великие события, как здесь!

Весь квартал Сан Лоренцо с нетерпением ожидал завершения военных приготовлений, чтобы можно было выступить в атаку. Вернее, этого момента ожидали не все жители квартала, а только ребята, потому что, известное дело, о подобных вещах лучше не рассказывать взрослым, — всё равно они ничего не поймут.

— А что делает Нандо? Как он относится к вашей затее? — спрашивал Чезаре, но не получал ответа. Дело в том, что Нандо всеми силами старался предотвратить войну. Когда слепой понял в общих чертах, о чём идёт речь, он невероятно возмутился: как только могли думать о мести такие благородные, чуткие дети?!

Не будь Джованны, вынудившей его поклясться хранить тайну, он немедленно рассказал бы обо всём доброй тётушке Антонии и её мужу, которые обходились с ним, как с родным сыном. Нандо казалось: он ведёт себя бесчестно в отношении этой женщины, ворчливой, горластой, но обладающей по-истине золотым сердцем.

Поскольку мальчик не хотел навсегда оставаться у них в доме и решил научиться какому-нибудь ремеслу, тётушка Антония, потолковав с мужем, надела чёрное выходное платье и отправилась в гости к знакомой учительнице.

— Может быть, я принесу тебе добрые вести, — с таинственным видом пообещала она мальчику.

И действительно, тётушка Антония принесла хорошие вести. Учительница рассказала ей, что недалеко от Рима, на берегу моря, есть школа-интернат для слепых, где детей воспитывают и обучают ремеслу. Это было именно то, о чём мечтал Нандо! Конечно, мест в интернате мало и поступить туда трудно, нужно платить большие деньги, но учительница дала слово не только помочь Нандо попасть в школу, но добиться для него льготной оплаты.

Когда тётушка Антония сообщила Нандо эту новость, он очень обрадовался, однако в тот момент его мысли гораздо больше были заняты другим: желанием во что бы то ни стало предотвратить войну между командами Сан Джованни и Сан Лоренцо. Мальчик прекрасно понимал истинную причину войны: дело было вовсе не в престиже и чести, как его хотели уверить, а в стремлении отомстить санджованнианцам за то, что Леоне ударил его.

— Я от всего сердца их прощаю, — уговаривал он Марко. — Леоне ударил меня нечаянно. Неужели из-за меня вы должны быть врагами и воевать друг с другом?! Ведь именно от вас я узнал, как прекрасна дружба; так почему же вы теперь сами отказываетесь от неё?! Я слепой и многого не могу понять, но здесь всё так ясно!

Однако Марко, Джиджино и остальные санлоренцианцы не сдавались:

— Мы всё равно объявили бы им войну, даже если бы они тебя не ударили. Нам надоело выслушивать от санджованнианцев, что они сильнее нас!

— Если вы меня хоть немножко любите, прошу вас, не устраивайте драки! — упрашивал Нандо.

Но все его усилия были тщетны. Весьма деликатно дети давали ему понять, что он мечтатель и в таких делах просто ничего не понимает.

— Мы должны защитить нашу честь! — убеждали они его. — Сан Лоренцо всегда был самым грозным кварталом Рима; мы не позволим его унижать! Тебе этого не понять, Нандо, поверь нам!

— Нет, я вас понимаю! — кричал Нандо. — И всё равно я буду изо всех сил стараться предотвратить войну!

Ребята пожимали плечами и не слушали его.

Закончив военные приготовления, санлоренцианцы перешли к провокационным действиям.

Кварталы Сан Джованни и Сан Лоренцо разделяет старая городская стена, вдоль которой проходит железная дорога, и только два туннеля связывают кварталы. У входов в туннели на весь период подготовки были поставлены дозорные с целью предупредить возможность внезапного нападения санджованнианцев. Последние, узнав о приготовлениях противника, тоже, в свою очередь, поставили часовых.

Таким образом, в течение целого дня два санджованнианца и два санлоренцианца сердито смотрели друг на друга, стоя на расстоянии пятидесяти метров у входа в туннели. Вечером охрана снималась, потому что, к несчастью, родители, в каком бы квартале они ни проживали, не позволяют детям возвращаться домой после ужина.

Но именно это обстоятельство позволило санлоренцианцам предпринять несколько удачных ночных вылазок. Марко, Пертика и Джиджино, которым разрешали выходить поздно вечером на улицу, бегом устремлялись на трамвай и высаживались на вражеской территории, а через час с видом победителей возвращались домой.

После третьей вылазки среди санлоренцианцев объявились герои. Больше всех возгордился Джиджино: наконец-то Джованна перестала называть его трусом и даже не делала никакого различия между ним и Марко. Теперь исчезло соперничество между Джиджино и капитаном, и оба они действовали в полном согласии.

— Сегодня ночью, — сообщил Джиджино, едва увидев Джованну, — мы подрисовали отличные усы статуе, стоящей возле стены. Когда санджованнианцы заметят, они позеленеют от злости!

И Джиджино ликовал, видя, каким восторгом загораются глаза девочки.

Ночные действия преследовали сразу две цели: унизить вражеский квартал и напугать противников. В квартале Сан-Джованни санлоренцианцы, помимо того, что подрисовывали усы статуям, исцарапали все стены провокационными надписями: «Леоне — трус!», «Сан Лоренцо побеждает!», «Сан Джованни — курятник!» Кроме того, дети писали всякие грубости на мраморных табличках с названиями улиц и площадей. Например, на табличке с надписью, «Площадь Сан Джованни» внизу углем было добавлено: «Святой, конечно, не покровительствует негодяям, избивающим слепых!»

После недели провокационных действий санлоренцианцы решили приступить к штурму.

В субботу вечером состоялось собрание команды, на котором обсуждались малейшие подробности предстоящего наступления. Тайком от Нандо Джованна тоже пришла на собрание.

Однако, когда она вернулась домой, слепой всё понял. Теперь он уже не был наивным, доверчивым мальчиком: общение с ребятами, хитрыми и отчаянными, его многому научило.

«Завтра воскресенье, все свободны, — размышлял Нандо лёжа в постели, после того как тётушка Антония пожелала ему доброй ночи. — Конечно, санлоренцианцы постараются совершить нападение, а я должен во что бы то ни стало его предотвратить!»

В воображении Нандо возникли оба отряда, наступающие друг на друга, вооружённые рогатками, гнилыми яблоками и помидорами. Слепой не мог зрительно представить себе сражения, однако в его ушах ещё звучали крики и стоны схватки, которая произошла совсем недавно. Он боялся: на этот раз будет ещё хуже. С горечью в сердце Нандо сознавал, что он является причиной непримиримой вражды между кварталами.

Друзья сделали для Нандо очень много, и мальчик не мог оставаться равнодушным свидетелем драки, которая вот-вот должна была разразиться из-за него.

«Вероятно, мне самому придётся разобраться в этом деле, — размышлял Нандо. — Они видят, но не задумываются; у них нет времени. Вот и получается, что они как бы слепые, а я зрячий и должен помочь им, как они помогли мне во многом другом!»

Нандо был очень увлечён своими мыслями и, в конце концов, почувствовал: теплота дружбы, которую он испытывал ко всем, вдруг стала безграничной; мальчику представилось, будто санджованнианцы и санлоренцианцы объединились в одну команду и все вместе обнимают его.

— Я не позволю им завтра драться! — пробормотал Нандо с решимостью.

ГЛАВА XIV

План санлоренцианцев и план Нандо

— Тише! Слушайте внимательно! Сегодня для нас, санлоренцианцев настал знаменательный день; наконец-то мы сможем расквитаться с командой Сан Джованни! Враги дорого заплатят за то, что обыграли нас в футбол, оплевали наш квартал, а главное, за то, что ударили Нандо. Никакой пощады тем, кто избивает слепых!

В воскресное утро, стоя на завалинке, Марко обращался к санлоренцианцам, потрясая в воздухе рогаткой. Ребята собрались в самой безлюдной части площади, а капитан говорил приглушённым голосом, чтобы его не услышали прохожие.

— Я поведу основной отряд; Джиджино и Пертика возглавят группу, которая нападёт с фланга. Я войду в Сан Джованни через Арку Санта Бибиана, остальные — через Порта Маджоре, а спустя пятнадцать минут мы вступим на площадь Сан Джованни. Мне известно, каждое воскресенье санджованнианцы собираются в саду перед церковью; мы нападём на них сразу с двух сторон… и обратим их в бегство!

Марко замолчал, потому что неподалёку проходил отец толстяка Беппоне. Когда тот свернул за угол, капитан продолжал:

— Пройдёт двадцать минут, и всем станет ясно, какая команда самая сильная в Риме! Санлоренцианцы, берите пример с Джиджино: он всегда был трусом, но в нужный момент оказался героем. Несдобровать тому, кто не будет вести себя героем!.. Кстати, Леоне предоставьте мне, я сам с ним разделаюсь; недаром же я взял два урока бокса…

Марко помахал в воздухе кулаками и торжественно продолжал:

— Леоне предоставьте мне, а всех остальных я предоставляю вам! Теперь, марш! Да здравствует непобедимый квартал Сан Лоренцо!

— Да здравствует Сан Лоренцо! — подхватил его клич многоголосый, но приглушённый хор.

Две группы ребят под командованием Марко, Джиджино и Пертики двинулись в путь; они шли по разным тротуарам. Чезаре тоже находился в числе санлоренцианцев; он гордился тем, что может помочь друзьям в трудную минуту.

Дети шли молча, но их лица пылали мужеством и отвагой. Ребята чувствовали себя настоящими солдатами; им казалось, будто они идут на фронт, на войну. Даже те, кто трусили, крепко сжимали зубы и, воодушевляемые примером товарищей, выпячивали колесом грудь и задирали нос кверху.

В первых рядах выступали стрелки, вооружённые рогатками; за ними следовали гранатомётчики: у каждого из них было по два гнилых яблока и по стольку же помидор; помидоры они несли в руках, а яблоки — на груди под рубашкой. Пять девочек — Джованна, Луиза, Мария, Клементина и Леда — тащили боеприпасы. Джованна и Луиза тщательно подготовились к этому: они стянули из дому хозяйственные сумки и, наполнив их доверху боеприпасами, следовали за отрядом Марко.

Когда свернули на шоссе Сан Лоренцо, обе группы пошли рядом. Основная трудность заключалась в том, чтобы оружие не заметили прохожие, а главное — постовые. Но всё обошлось благополучно: регулировщик, стоявший посреди улицы, увидев отряды детей, даже улыбнулся и показал им, что путь свободен. Ребята сочли это за доброе предзнаменование и ещё быстрее зашагали дальше. Вот они подошли к границе; каждый в глубине души задал себе вопрос, — страшно ему или нет? Кому было страшно, подумал, что в решительный момент это пройдёт, а кто не боялся, дивился своей храбрости.

Джованна вспомнила о Нандо, и ей стало совестно. Девочка обманула слепого: пока тот завтракал, она удрала, не сказав ему ни слова. «Но сейчас я сражаюсь и за него, — подумала она, — ведь не будь Нандо слепым, он пошёл бы с нами». Однако Джованна не была убеждена в этом до конца: «Возможно, Нандо не принял бы участия в сражении не только потому, что он слепой».

Джиджино шёл, размахивая одной рукой; в другой руке, засунутой в карман, он крепко сжимал рогатку. Нельзя сказать, чтобы мальчик совсем был спокоен, но Марко во всеуслышание назвал его героем, и это наполнило сердце Джиджино гордостью. «Марко молодец, — настоящий капитан! — радовался он. — Как хорошо, что мы стали друзьями!»

Беппоне тем временем думал об отце: «Видел он меня или нет? Если он только узнает о баталии, мы влипли!» В сто раз больше любого сражения Беппоне боялся отца, — тот был ломовым извозчиком и, очевидно, поэтому частенько пускал в ход вожжи.

Но в общем следует отдать должное: моральный уровень команды был высок.

Когда ребята подошли вплотную к Арке Санта Бибиана и по сигналу Марко направились в разные стороны, у всех мурашки забегали по телу. Однако отступать было уже поздно, к тому же санджованнианцы действительно перешли всякие границы. Необходимо было покончить с этим безобразием.

— Если у Порта Маджоре встретите патруль санджованнианцев, не давайте им возможности удрать, — приказал Марко. — Возьмите их в плен; мы должны напасть неожиданно, без предупреждения. Желаю удачи!

И Марко со своим отрядом устремился к Арке Санта Бибиана, за которой сразу же начиналась вражеская территория.

«К счастью, Нандо ничего не знает, — думал про себя Марко, крепко сжимая кулаки. — А жаль; ведь если бы он разбирался в наших делах и пожелал нам удачи, мы сражались бы куда лучше!»

Но Марко ошибался: Нандо знал всё.

Утром, когда слепой пил кофе, он прекрасно слышал, как Джованна, осторожно прикрыв за собой дверь, вышла из дому.

Мальчик переждал несколько минут, затем бесшумно направился к выходу, спустился по ступенькам вниз и очутился на улице. Слепому ничего не стоило найти дорогу, которой он прошёл хотя бы один раз. Нандо издали услышал звон трамвая. Накануне вечером ему удалось без особого труда двумя — тремя наводящими вопросами разузнать у синьора Марио, мужа тётушки Антонии, о том, что трамваем можно добраться до квартала Сан Джованни.

«Мне кажется, я становлюсь таким же хитрым, как они, — подумал Нандо, направляясь ктрамвайной остановке, — начинаю врать. Или, быть может, я становлюсь смелее?»

Под словом «они» Нандо подразумевал санлоренцианцев, этих дерзких ребятишек, которые всегда сами, без чьей-либо помощи умели выходить сухими из воды. Мальчик улыбнулся: действительно, он изменился теперь до неузнаваемости. Ведь, желая помешать санлоренцианцам, он разработал свой развёрнутый план действий.

Нандо шёл на ощупь вдоль стены, пока не добрался до улицы, по которой были проложены трамвайные рельсы.

— Будьте добры, — попросил он, — помогите мне кто-нибудь сесть в трамвай!

— С удовольствием, мальчик; дай мне руку, — предложила одна женщина. — Тебе в сторону Верано или Сан Джованни?

— Я еду в Сан Джованни, меня там ждут друзья!

Очутившись в трамвае, Нандо подумал: «Чёрт возьми!

Стоит мне немного помочь — и я смогу делать всё, что захочу! А если бы я не встретил Джованну и остальных ребят, то до. сих пор продолжал бы сидеть на площади возле театра и играть на аккордеоне в ожидании старухи. Это им я обязан тем, что начинаю учиться жить!»

Трамвай трясло, и Нандо держался за поручни. «Вот была бы тут Джованна, она рассказала бы мне обо всём, что видно из окна!» — размышлял слепой. Но Джованна в это время предпочитала вместе с остальными санлоренцианцами готовиться к штурму.

— Покупайте билеты! Кто забыл взять билеты? — услышал Нандо голос кондуктора и только тогда вспомнил, что за проезд в трамвае нужно платить, а денег у него не было.

— Кто забыл взять билеты? — настойчиво повторил кондуктор перед самым носом мальчика.

— Извините, синьор, у меня нет денег, — пролепетал Нандо, густо покраснев.

— Ты что, смеёшься надо мной? Этот номер тебе не пройдёт, можешь не смотреть в другую сторону… — проворчал кондуктор.

Нандо, сконфуженный, опустил голову.

— Я ведь не нарочно, я слепой. У меня нет денег, но мне во что бы то ни стало нужно добраться до Сан Джованни. Поверьте, это очень важно…

Пассажиры молчали. Мальчик почувствовал, как все уставились на него, и разозлился. «Вот что получается! — подумал он. — Я воображаю, будто стал таким же, как все, а сам абсолютно беспомощный!»

Вдруг кто-то сунул ему в руку клочок бумаги, и Нандо услышал голос кондуктора, который старался обратить всё в шутку.

— Возьми билет… — сказал мужчина.

— Но у меня нет денег, — ответил мальчик.

— А кто у тебя их просит? Сегодня воскресенье, и… за трамвай не платят! Разве ты не знал?! На каком свете ты живёшь?!

— Да, да, в воскресенье за проезд не платят, — уговаривали его пассажиры.

Нандо держал в руке билет и не знал, что ответить. Он понял: ему лгут; однако эта ложь наполнила его радостью. «До чего же я глупый, — подумал мальчик. — Вовсе не следует целиком полагаться только на себя самого! Ведь Джованна и остальные санлоренцианцы тоже помогают друг другу!»

Когда трамвай подошёл к кварталу Сан Джованни, кондуктор помог слепому сойти.

— Скажите, пожалуйста, вы не видите здесь поблизости толпу детей? — обратился Нандо к синьору, стоявшему на остановке. — Они ждут меня.

— Здесь рядом нет никого, а вот в саду я вижу десятка два ребятишек, — ответил мужчина.

— Да, да, это они! Прошу вас, пожалуйста, переведите меня через дорогу, а там я пойду сам!

Спустя несколько минут санджованнианцы увидели Нандо. Он шёл к ним по центральной аллее сада с вытянутыми вперёд руками.

Когда Леоне узнал о намерениях санлоренцианцев, он привёл команду в состояние боевой готовности и ожидал наступления с минуты на минуту. Но приход Нандо обескуражил его.

Вдруг слепой остановился. Хотя вокруг царила мёртвая тишина, тем не менее он почувствовал, — его окружили со всех сторон.

— Кто из вас Леоне? — спросил мальчик.

Капитан команды Сан Джованни выступил вперёд и, кусая губы, ответил:

— Я!

— Здравствуй, — сказал Нандо, протягивая ему руку. — Я хочу с тобой поговорить.

Леоне проглотил слюну и, крайне растерянный, пожал слепому руку.

— Но я ведь Леоне, тот самый Леоне, который тебя ударил, — повторил капитан санджованнианцев, полагая, что собеседник его не понял.

Слепой улыбнулся.

— Очень рад с тобой познакомиться; меня зовут Нандо. Я ничего не вижу; не подведёшь ли ты меня к скамейке?

Леоне, ещё один санджованнианец и Нандо подошли к скамейке, уселись на неё, а все остальные, окружив их, смотрели на слепого, широко открыв глаза.

— Я не сержусь на тебя, Леоне, — сказал Нандо. — По правде говоря, я ведь тоже тогда собирался тебя ударить. Но сейчас я пришёл сюда совсем по другому делу: скоро здесь появятся санлоренцианцы; они вооружены и собираются напасть на вас…

— Что?! — все вскочили на ноги. — Это ловушка! Они подослали слепого, чтобы отвлечь нас. Нужно скорее готовиться к бою!

Нандо замахал руками, в надежде успокоить санджованнианцев.

— Послушайте! Поверьте мне, это не ловушка! — старался он прекратить суматоху.

— Не верьте ему, он врёт! — бушевали ребята. — Он же из Сан Лоренцо. Приготовьте рогатки!

Но Леоне прикрикнул на них:

— Перестаньте галдеть! — и обратился к слепому: — Говори, я верю тебе!

— Ребята, я пришёл втайне от санлоренцианцев предложить вам мир и объяснить, как обстоит дело, — начал Нандо. — Деньги, которые предназначались для покупки мяча и уплаты за площадку, санлоренцианцы истратили на меня, и я не хочу, чтобы из-за меня была война. Я — слепой, и для меня все вы одинаковы; я знаю лучше санлоренцианцев, но уверен, будь я знаком больше с вами, я любил бы и вас. Поэтому я не хочу, чтобы вы дрались…

Леоне, мучимый угрызениями совести из-за того, что он ударил Нандо, смутился.

— Конечно, — пробормотал он, — если бы я знал, что санлоренцианцы истратили деньги на тебя, мы не стали бы драться. Однако другой вопрос остаётся открытым, и тут ты ни при чём: нужно раз и навсегда установить, какой из двух кварталов сильнее!

— Но это вы можете решить путём футбольного матча! Таким образом, не будет войны и никто от этого не пострадает!

— Ты прав; но мы не можем предложить санлоренцианцам мира: они подумают, что мы испугались. Кроме того, санлоренцианцы никогда не согласятся с подобным предложением.

Нандо был разочарован. Ему представлялось сущим пустяком помирить обе команды, а теперь оказывалось, эти ребята не хотят поступиться своей глупой гордостью. Выходит, санджованнианцы такие же глупые и упрямые, как санлоренцианцы.

— Леоне, нельзя терять времени; пообещай мне, что вы не будете драться.

Но не успел Нандо закончить фразу, как целая очередь яблок и гнилых помидор посыпалась на ребят.

— Измена! Приготовиться к обороне! — кричали санджованнианцы.

В тот же самый миг раздался боевой клич санлоренцианцев, — вернее, только начало клича, потому что внезапно он оборвался:

— Вперёд, Сан Лоре…

Тут санлоренцианцы, выпрыгнув из-за кустов, куда они добрались ползком на животе, увидели Нандо, сидящего на скамейке в окружении санджованнианцев.

— Они взяли в плен Нандо! Освободим его! — кричал Марко.

На какое-то мгновение наступило замешательство. Но вот снова раздались крики, засвистели снаряды, — сражение возобновилось. Нандо вскочил с места, и тут чья-то рука потянула его к земле: это был Марко.

— Ложись! — приказал он. — Мы тебя уже освободили!.. Сан Лоренцо, в атаку!

Но Нандо вырвался из объятий Марко.

— Леоне! — закричал он. — Где Леоне?

— Он удирает, — ответил ему Марко. — Ты оставайся здесь, а мы сами его догоним и отомстим за тебя!

Марко попытался схватить Нандо и спрятать в укрытие, но тот оттолкнул капитана санлоренцианцев и устремился вперёд.

— Леоне, — закричал слепой, — помни мои слова! Послушай хотя бы ты! Прекратите войну!

Однако никто ему не ответил. Тогда под градом «снарядов» Нандо побежал следом за санджованнианцами.

— Куда ты? — закричал _ Марко. — Вернись сейчас же назад! Они возьмут тебя в плен!

Нандо, не обращая на него внимания, продолжал бежать.

— Глупые! Глупые! — внезапно закричал мальчик. — Никогда ещё не ощущал он так ясно, как сейчас, всей нелепости этой баталии. Слепой совершенно потерял голову. Задыхаясь от обиды и гнева, он повторял: — Глупые! Глупые!

Вдруг слепой споткнулся о проволоку и упал на траву.

— Глупые! Глупые! — не переставая твердил он и в отчаянии стучал кулаками по земле. Разве такими злыми и глупыми он представлял себе друзей?! Как объяснить им, что бессмысленно драться и ненавидеть друг друга?

— Это я во всём виноват! Это я во всём виноват! — неистовствовал Нандо; он лежал на животе и до боли продолжал стучать по земле кулаками.

— Нандо, перестань! Тебе же больно! — услышал он голос Леоне.

Слепой поднял голову; плотным кольцом его обступили санлоренцианцы и санджованнианцы; они взяли его под руки и помогли подняться.

— Не трогайте меня! Я не хочу с вами разговаривать! Оставьте меня в покое! — закричал в отчаянии слепой, пытаясь высвободиться.

— Это я, Леоне, — сказал тот, кто помог ему встать, — успокойся, прошу тебя.

Но Нандо был вне себя. Ему казалось, ребята смотрят на него свысока и смеются над ним, пустым мечтателем. «Это я глупец! — подумал он с досадой. — Я слепой и ничего не понимаю в жизни!» Мальчик в отчаянии сжал кулак и изо всех сил ударил стоявшего поблизости от него Леоне, который от неожиданного удара даже слегка покачнулся.

— Я тоже буду, таким, как вы! — закричал Нандо. — Леоне, я ударил тебя; чего же ты ждёшь, отвечай! Таков ведь ваш закон; ударь меня!

Чьи-то сильные руки обхватили Нандо, но он всячески пытался высвободиться и, не унимаясь, продолжал кричать:

— Я был фантазёром, я был действительно слепым! Оставьте меня, я тоже хочу драться! Я тоже хочу быть таким же, как вы! Леоне, защищайся!

Вдруг слепой ощутил тёплое дыхание на своём лице: это губы Леоне прикоснулись к его щеке.

— Нандо, ты прав, — прошептал расстроенный капитан санджованнианцев. — Оказывается, мы были слепыми.

Придя в себя, Нандо провёл, рукой по щеке и сразу же почувствовал, что по пальцам у него текут слёзы. Он порывисто обнял Леоне и, тяжело вздохнув, поцеловал его.

— Извини меня, — сказал Нандо, — я совсем потерял голову; я был в отчаянии.

Отбросив в сторону хозяйственную сумку с боеприпасами, Джованна кинулась обнимать своего друга.

— Это мы во всём виноваты! — Это мы потеряли голову!

Конечно, в жизни никогда не случалось так, чтобы мир воцарялся подобным образом, то есть при помощи удара, нанесённого одной из враждующих сторон! Но своим поступком Нандо показал детям, как ужасно то, что они сами затеяли. Раскаяние и угрызения совести можно было прочесть на лице слепого, и те же самые чувства переживали ребята.

— К тому же мы ведь все римляне, — сказал Марко, пожимая руку Леоне. — И Нандо, конечно, прав: глупо воевать нам друг с другом…

И в самом деле, приятно пожать руку товарищу в цветущем саду Сан Джованни и не думать о том, что находишься на «вражеской» территории.

— Только благодаря тебе, Нандо, мы покончили с этой глупой историей без драки, без победителей и побеждённых, — сказала Джованна.

Слепой, с ещё мокрыми от слёз глазами, не отвечал: он был слишком взволнован. Мальчику показалось, что тот кусочек мира, в котором он жил, воспринимая его слухом и осязанием, вдруг наполнился удивительной теплотой, которую теперь ощущали и его друзья: эту теплоту излучала дружба.

Радость и возбуждение обеих команд проявились ещё более странным образом, нежели способ, каким был водворён мир. Беппоне, схватив помидор, замахнулся и бросил его в ни в чём не повинное дерево.

— Долой сраженье! — закричал он. Это послужило сигналом.

Санлоренцианцы и санджованнианцы тотчас же начали производить убийственный обстрел: они хватали боеприпасы и изо всех сил швыряли ими в первую попавшуюся цель. Следуя примеру друзей, Нандо, который смеялся и плакал в одно и то же время, взял гнилое яблоко и метнул его в дерево. А когда боеприпасы кончились, в воздух взлетели сломанные рогатки и даже хозяйственная сумка Джованны.

От радости дети совершенно обезумели.

Прохожие остановились у садовой решётки и в удивлении смотрели на ребят, которые, расшвыряв все боеприпасы, обнимались и крепко пожимали друг другу руки.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

До свиданья, друзья!

Заключить мир — не сложно, особенно, когда в этом принимает горячее участие такой мальчик, как Нандо. Значительно труднее найти ребят, которые смирились бы с тем, что их футбольную команду считают хуже команды другого квартала. Тут-то дело и приняло серьёзный оборот.

Через час после того, как был водворен мир, санджованнианцы и санлоренцианцы, чтобы позлить полицейских, разлеглись на зелёном газоне сада погреться под чудесным лет-ним солнышком.

Вдруг Марко сказал:

— Я очень рад, что мы помирились, но вопрос о том, какая из футбольных команд сильнее, всё-таки не решён, и с этим я никак не могу согласиться!

Санджованнианцы встрепенулись.

— Мы же у вас выиграли, — сказал один из них. — О чём тут ещё спорить?

— То есть, как это так? — подпрыгнул Пертика. — Мы имеем право на реванш! — Но тут же он прикусил язык, ведь денег на мяч и футбольную площадку по-прежнему не было.

Все смущённо замолчали. Тогда заговорил Нандо, предварительно шепнув что-то на ухо Леоне, который в ответ на его слова кивнул головой и улыбнулся.

— Пертика прав, — произнёс Нандо. — Я предлагаю устроить матч-реванш сегодня же, не откладывая дела в долгий ящик. О мяче я позабочусь сам, а в отношении площадки что-нибудь придумаем.

— Как ты достанешь мяч номер пять? — спросил удивлённый Марко.

Нандо торжественно приложил руку к сердцу и произнёс:

— Я обещал и не отказываюсь от своих слов: я достану мяч, и он будет именно таким, какой вам нужен!

— Ура! — подпрыгнул от радости Джиджино. — Увидите, мы выиграем у вас, по крайней мере, со счётом пять — ноль! Я буду центральным нападающим!

— Ты будешь играть в защите! — поправил его Марко.

— Это не имеет значения! Всё равно я им забью!

Марко поднял глаза к небу.

— Нашей команде только недостает Джиджино! Мы пропали!

Но Джованна так сердито взглянула на капитана, что он тотчас же замолчал.

Матч состоялся. Настоящую площадку, разумеется, арендовать не смогли; пришлось играть на лугу, но размеры его вполне соответствовали нормам, как утверждал, для пущей важности, Пертика.

Нандо действительно принёс мяч, но, представьте себе, какое совпадение! Он был точь-в-точь такой же, как у команды Сан Джованни.

— Скажи, уж не Леоне ли дал тебе мяч? — спросил Казначей.

— Ну, что ты, конечно нет! — воскликнул Нандо, в подтверждение своих слов прижимая руку к сердцу, но по лицу его было видно: он хитрит.

Когда Леоне прибыл со своей командой, он внимательно осмотрел мяч, взвесил его на руке, попробовал упругость.

— Мяч в порядке, — совершенно серьёзно сказал он в заключение.

Все рассмеялись, но тем не менее притворились, будто на самом деле поверили в то, что мяч каким-то таинственным способом достал Нандо.

Матч начался ровно в пять часов вечера.

Зрители разместились на пригорке, возвышавшемся над лугом, и хотя санджованнианцы и санлоренцианцы сидели вперемежку и каждый страстно болел за свою команду, никаких происшествий не произошло, разве что пришлось разнять четырёх самых беспокойных болельщиков, которые вцепились друг другу в волосы. Но такие явления — дело обычное даже среди ребят, которые никогда не ссорились.

Само собой разумеется, следовало ожидать, что победят санлоренцианцы. Однако получилось наоборот. Они проиграли, и больше всех мазал, если судить по крикам болельщиков, конечно, Джиджино, хотя он пыжился от важности, словно индюк. Матч судил Чезаре: он ведь жил в Трастёвере, а потому не принадлежал ни к одному из враждующих кварталов, но, если быть беспристрастным, нужно признать, что он очень старался помочь своим друзьям.

Тем не менее матч прошёл интересно. Марко, центральный нападающий, проделывал чудеса; однако всякий раз, когда мяч приближался к воротам санлоренцианцев, при таких защитниках, как Беппоне и Джиджино, гол был обеспечен.

— Но Джованна всё равно аплодировала своим друзьям, и в особенности Джиджино. Зато слепой, сидевший возле неё, рукоплескал обеим командам, хотя даже не знал самых элементарных правил игры. Девочка рассказывала своему другу о том, что происходило на поле.

— Сейчас забил Леоне! — шептала она ему на ухо.

— Браво, Леоне! — кричал Нандо, хлопая в ладоши.

— Но он же из команды противников! — возмущалась Джованна.

— А мне какое дело? Молодец Леоне! — восторженно восклицал мальчик.

Джованна качала головой и никак не могла понять: ведь Нандо, пусть усыновлённый, но всё же санлоренцианец! Слепой аплодировал просто от радости, что между обоими кварталами воцарилась дружба, а это для него было важнее всего.

Леоне так же, как и Марко, играл в центре нападения. Когда команда Сан Джованни забила пятый гол, Марко притих и упал духом. Капитан санджованнианцев разволновался и отдал приказ:

— Больше не забивать!

Пино, единственный из атакующих санджованнианцев, кто не забил ни одного мяча, возмутился, но Леоне схватил его за руку и процедил сквозь зубы:

— Если ты посмеешь забить гол в ворота санлоренцианцев, я оторву тебе башку! У тебя нисколько нет… такта!

В результате, санлоренцианцам, к тому же не без помощи вратаря противников, все же удалось забить мяч, и игра закончилась со счётом пять — один.

— В следующий раз мы забьём вам в ворота двенадцать мячей! — воскликнул Джиджино, когда Чезаре дал финальный свисток.

Джиджино с трудом переводил дыхание, но, преисполненный самодовольства, помахал рукой Джованне и похлопал себя по груди, словно хотел сказать: «Правда, я хорошо играл?!»

И Джованна, по доброте душевной, зааплодировала ему.

Быстро летели дни, наполненные необычайными событиями.

По всему кварталу Сан Лоренцо пронёсся слух о баталии, и дома ребятам здорово бы досталось, но, к счастью, все родители восхищались поведением Нандо, и вместо того, чтобы наказывать детей, ставили им в пример слепого.

— Вот мальчик умный и серьёзный, не бездельник, как ты!

Вам всем нужно брать с него пример!

Даже отец Беппоне на сей раз не стал бить шалуна сына и ограничился только выговором.

Нандо почувствовал себя в центре внимания квартала. Он прославился за несколько дней: теперь в Сан Лоренцо все знали его.

Мальчику показалось, что мир стал больше. Новые друзья приглашали его в гости, с ним разговаривали и хвалили его.

Мрак, в. котором вынужден был пребывать слепой, внезапно наполнился дружескими голосами. Впервые в жизни Нандо действительно был счастлив.

Но такое беззаботное состояние продолжалось только несколько дней.

Все взрослые, с которыми знакомился мальчик, работали, и теперь ему, как никогда, захотелось научиться какому-нибудь ремеслу.

Нандо часто спрашивал, нет ли известий из интерната, но тётушка Антония и её муж отвечали ему уклончиво. «Быть может, возникли осложнения?» — беспокоился слепой. А когда он спрашивал об интернате у Джованны, девочка тотчас же меняла тему разговора.

Единственная возможность приносить пользу людям для Нандо состояла в том, что он играл-друзьям на аккордеоне.

Каждый вечер слепой отправлялся в кафе, куда кузнец Нино приносил ему новенький аккордеон.

— Сыграй мне что-нибудь, Нандо! — просил он мальчика.

Нандо всегда окружали Друзья: Джованна, Джиджино,

Пертика, Казначей; сразу после работы прибегал ещё пахнущий краской Марко. Заглядывал к слепому даже Леоне.

Стоило Нандо взять в руки аккордеон, и на душе у него становилось радостно, светло — так всегда действовала на мальчика музыка.

Слепой никогда не уставал играть, и каждый раз тётушке Антонии приходилось тормошить его.

— Да подожди ты минутку, съешь хоть мороженое, — говорила она своему любимцу, — не то ты весь расплавишься от жары…

Хорошо было бы жить так всегда! Но Нандо надоело безделие: он мечтал об интернате, где его научат работать, и уже ломал себе голову над тем, какую выбрать профессию….

* * *

Однажды вечером, недели через три после футбольного матча, синьора Антония отвела Нандо в сторону и спросила:

— Ты всё ещё хочешь попасть в интернат?

— Разумеется, — воскликнул мальчик, — даже если ради этого мне придётся покинуть вас, Джованну и всех моих друзей!

— В таком случае, можешь ехать хоть завтра: ты принят!

За эти три недели тётушке Антонии пришлось побегать немало!

Вместе с учительницей она перевернула вверх дном все учреждения Рима и добилась того, что Нандо приняли в интернат на льготных условиях. Однако относительно платы за обучение синьора Антония даже не заикнулась мальчику, потому что уже сама заранее обо всём позаботилась. Конечно, большими деньгами мать Джованны не располагала, она ведь была всего-навсего уборщицей, а её муж простым рабочим, но деньги она достала. Вырвав из тетрадки двойной лист бумаги, тётушка Антония написала на нём сверху: «На уплату за обучение Нандо в школе слепых: Антония, Марко и Джованна Армади — три тысячи лир», потом, в сопровождении целой свиты санлоренцианцев, она побежала по квартирам. К вечеру все четыре стороны двойного листа до отказа были заполнены цифрами. Деньги для уплаты за первый семестр собрать удалось.

Нандо чуть не расплакался от радости, когда узнал о том, что ему предстоит ехать в интернат, в котором слепые учатся и работают.

— Не стоит меня так благодарить, — старалась успокоить мальчика тётушка Антония. — Если мы, бедняки, не будем помогать друг другу, то кто же другой нам поможет?! Теперь твоё дело — хорошо учиться; займись музыкой, у тебя к ней большие способности. Кстати, Нино хочет тебе что-то сказать.

Джованна, Джиджино и Марко отвели Нандо в кузницу. Откровенно говоря, Нино и его отец ничего не собирались сказать мальчику: они только хотели подарить ему аккордеон.

— Мне он не нужен, — сказал Нино, — всё равно я играю из рук вон плохо. Тебе он пригодится гораздо больше: ты ведь у — нас настоящий музыкант. Не подумай, что я шучу, я это говорю совершенно серьёзно.

* * *

В тот день, когда Нандо уезжал в интернат, на площади Сан Лоренцо собралась масса народу. Попрощаться с Нандо, конечно, пришёл и Чезаре; теперь парнишка работал разносчиком хлеба. Джиджино, похлопывая Чезаре по плечу, хвастался:

— Это я устроил его на работу! Он служит у моего двоюродного брата в пекарне!

В ответ на это Чезаре улыбался.

— Сейчас я работаю разносчиком, — говорил он, — а когда подучусь, видно будет!

Нандо вышел из дому в сопровождении синьора Марио и Джованны. За плечами у него висел новый аккордеон. Нандо не успевал пожимать друзьям руки. Все пришли его проводить, из Сан Джованни даже прибыла специальная делегация во главе с Леоне.

— Не забывайте навещать меня время от времени! — сказал слепой. — Тут поездом всего полчаса езды…

— Обязательно приедем, — ответил за всех растроганный Марко. — Я в воскресенье свободен, и остальные тоже. Правда, скоро начинаются занятия в школе, но в выходные дни жди нас. А ты… будь молодцом!

— Пиши нам, — сказал Беппоне, но тотчас же передумал: — Нет, знаешь, лучше не надо. Я с трудом читаю по печатному, как же я разберу письмо, целиком написанное точками?!

Синьор Марио решил поехать с мальчиком в интернат. По такому случаю, несмотря на жару, он надел свой выходной костюм и теперь еле дышал.

— Когда же, в конце концов, появится твой отец? — спрашивал он с нетерпением у Беппоне.

— Отец запрягает лошадь, — ответил мальчуган. — Он скоро приедет.

Дело в том, что отец Беппоне пообещал отвезти Нандо и провожающих на вокзал, и сдержал своё слово.

— Эй, вы, забирайтесь наверх! — крикнул ломовой извозчик своим грубым голосом. — Да смотрите, будьте осторожнее, а то лошадь сегодня чего-то капризничает…

На телегу взобрались Джованна, Марко, Джиджино, Пертика, Казначей, Беппоне и Леоне. На самом почётном месте расположились синьор Марио и Нандо, который махал рукой во все стороны. Тётушка Антония осталась дома: ома не хотела, чтобы увидели, как она плачет. Но на прощанье мать Джованны крепко поцеловала мальчика в обе щёки.

В телеге было тесно, только никто этого не замечал. Слепой подготовил небольшую речь; он хотел сказать своим друзьям: «Благодарю вас за всё, что вы сделали для меня. Я стал таким же мальчиком, как вы, и теперь не кажусь себе больше ни одиноким, ни несчастным. Вы дали мне возможность узнать, что такое дружба и доброта, о которых я раньше не имел понятия. Этого я никогда не забуду!» Но Нандо почувствовал: от волнения ком подступает у него к горлу, и, лишь только лошадь тронулась с места, он, чтобы не расплакаться, крикнул:

— Благодарю вас за всё, друзья!

Старая телега заскрипела по мостовой, а десятка два ребятишек, оставшихся на площади, продолжали махать руками на прощанье, хотя прекрасно знали: слепой их не видит. Но Нандо почувствовал это: он раскрыл аккордеон и, чтобы окончательно не разреветься от волнения, заиграл неудержимо весёлую музыку.

Ватага радостных ребят, сидя на телеге, пела дружным хором, а Нандо аккомпанировал им на новом аккордеоне; и не было человека в Сан Лоренцо, который бы, пройдя мимо, не помахал ему вслед и не улыбнулся.