/ / Language: Русский / Genre:sf_action,

Вальпургия Iii

Майк Резник

На Вальпургию III прибывает Конрад Бланд — воплощение Зла, провозглашенный Черным Мессией. Он не может жить не убивая. Для него это так же естественно, как дышать. Бланд уничтожил десятки тысяч людей на других планетах, и Республика уже не раз посылала своих агентов с целью уничтожить это исчадие ада, но все напрасно. Наконец за дело берется наемный убийца номер один — Джерико, за которым вот уже пятнадцать лет безуспешно охотится вся полиция Республики…

1982 ru en Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-06-12 http://www.oldmaglib.com 465FAF5B-C8C5-40F5-9004-55CBAD4A0B84 1.0 Вальпургия III. Рожденный править: Романы АСТ Москва 1996 5-697-00052-9 Mike Resnick Walpurgis III 1982

Майкл Резник

Вальпургия III

Как и всегда, посвящается Кэрол, а также Барри Мальзбергу — самому оклеветанному и самому непонятому писателю своего поколения, и — как это всегда бывает — толковому и славному.

ПРОЛОГ

И в зле есть капля доброты.

Шекспир

Каждое зло, которому мы даем отпор, благодетельно.

Эмерсон

Все наши величайшие беды проистекают от нас самих.

Руссо

Но они все оказались не правы.

Нет достойного объяснения злу. Надо рассматривать его как необходимую часть порядка Вселенной. Игнорировать зло — глупо, проклинать его — бессмысленно.

Моэм

Вот он ближе прочих подошел к истине.

Зло — само себе судья, оно же лишает смысла такие понятия, как власть, удовольствия, богатство.

Конрад Бланд

Этот действительно знал, что говорит, но, впрочем, как же иначе… Ведь он сгноил одиннадцать миллионов в концентрационных лагерях Пилора IX в период краткого правления императора Юстасия-Безумного.

Он уничтожил семнадцать миллионов на планете Борига II с такой изощренной жестокостью, в сравнении с которой газовые камеры «третьего рейха» могли показаться невинными детскими забавами.

Он вырезал пять миллионов женщин и детей на Новой Родезии.

Он убил три тысячи семнадцать человек на Кембрии III, и для каждой своей жертвы находил все новые и новые способы умерщвления, проявляя невероятную извращенность и изобретательность.

Он изобрел пытки, от которых отказалась даже орошенная кровью Спика VI, восставшая против Республики.

Никто и никогда не видел его портрета — ни на голограммах, ни на видеодисках, ни на даже самых обычных фотографиях. Компьютерные банки данных не располагали ни отпечатками его пальцев, ни рисунком радужной оболочки глаз. И, несмотря на многочисленные попытки, так и не удалось выявить ни размеров его финансовой империи, ни принадлежавшей ему собственности. Даже планета, на которой он родился, была неизвестна. Тысячи служили ему, но выжили только семеро, и никто из этих семерых ни разу не видел его.

Этого беглеца от закона звали Конрад Бланд, и в данный момент он находился в относительной безопасности.

Глава 1

Если убили одного — вы убийца, если убили миллионы — вы завоеватель, если убиваете всех — вы бог.

Конрад Бланд

Орест Мела проходил мимо змей, скорпионов, слонов и лемуров, мимо восьминогих регилианских антилоп, желеобразных веганских хищников и бронированных монстров, завезенных сюда со Спики. Он мельком глянул на это многообразие и искренне позавидовал тому, с какой легкостью вся эта живность приспосабливается к парниковому климату Серенгети — зоологической достопримечательности Терразанского сектора галактики.

Он поднял было руку, собираясь стереть пот, градом кативший по полному рыхлому лицу, но вовремя опомнился. Ему вовсе не хотелось лишний раз привлекать внимание к маленькому дипломату, прикованному прочной цепочкой к запястью.

Мела тщательно сверился с картой зоопарка. Необходимый ему птичий заповедник находился в восьми километрах отсюда. В другое время он бы наверняка решил немного прогуляться, но только не сейчас. В такую жару даже красоты Серенгети не могли соблазнить Мелу на подобный марш-бросок. И уж тем более не хотелось являться на деловую встречу мокрым и запыхавшимся. Он огляделся по сторонам и, заметив кибер-такси, взмахом руки остановил машину.

Уже через несколько минут такси высадило его у заповедника — места проживания многих тысяч пернатых, собранных со всех концов Галактики. Предъявив билет Мела вступил под купол защитной сетки, натянутой над извилистой узкой дорожкой, которая петляла между вольерами, предоставляя любопытным возможность наблюдать за жизнью птиц в их естественной среде обитания. И все полтора километра недолгого путешествия он тщетно пытался притерпеться к резким непривычным запахам.

Вскоре он вышел к маленькому летнему кафе, несколько неуместному и слишком будничному среди этого буйства растительности, пестрых красок, резких птичьих голосов. Круглая площадка, огороженная невысоким барьером, и ничего лишнего: деревянные столы, скамьи и бар-автомат. Да и народу немного: всего лишь четыре посетителя и дряхлый старик в засаленной униформе уборщика, медлительно копошившийся за дальним столиком.

«Кто же из них?» — гадал про себя Мела, опускаясь за свободный столик. Двух парней он отвел сразу — слишком молоды. Женщина тоже мало подходила на эту роль, хотя окончательно сбрасывать ее со счетов не стоило. Оставался последний — высокий атлет с холодными серыми глазами и глубоким шрамом на левой щеке. На нем-то Мела и остановил свой выбор. Наблюдая за парнями, он краем глаза успел заметить, как порыв ветра сорвал со стола атлета пустой бумажный стаканчик. Расплескивая капельки сока, он закувыркался в воздухе, но коснуться земли так и не успел: скупым, расчетливым движением, не переставая вытирать губы салфеткой, гигант подхватил его на лету и снова поставил на стол.

«Ну что ж, — подумал Мела, довольный собой, — кажется, я не ошибся». Он поколебался, прикидывая, как лучше затеять разговор с атлетом, но тот вдруг поднялся, потянулся с грацией дикой кошки и удалился, оставив Мелу в полном замешательстве. Усилием воли Мела подавил первый порыв кинуться за ним вдогонку и остался сидеть, терпеливо выжидая, что произойдет дальше. Через несколько минут двое юношей поднялись с мест и ушли, о чем-то весело болтая, а следом скрылась и женщина. Недоумевая, Мела огляделся по сторонам. Неужели его встреча срывается?

И тут к столику подковылял старый уборщик.

— Не возражаете, если я на минутку присяду здесь перевести дух, сэр? — продребезжал старикан. — От этой проклятой поденной работенки, сэр, в горле то и дело першит.

— А не могли бы вы пересесть за другой столик? — раздраженно бросил Мела, даже не удостоив уборщика взглядом. — Я жду приятеля.

— Положим, уже не ждете, — придвигая без спроса стул, уверенно заметил уборщик, и старческая хрипотца неожиданно исчезла, словно ее никогда и не было.

Мела ошеломленно уставился на морщинистое лицо.

— Джерико?! — выдавил он наконец. Уборщик кивнул.

— Черт меня побери! — ошарашенно воскликнул Мела.

— Ну что, перейдем к делу? — осведомился старик.

— Как, прямо здесь? — хмуро спросил Мела, оглядываясь по сторонам.

— Нам здесь никто не помешает, — заверил Джерико. — Я об этом позаботился.

Мела с деланным равнодушием пожал плечами.

— Вы что, специально выбрали для встречи этот мир? — поинтересовался он, кладя дипломат на стол и набирая кодовую комбинацию.

— Просто мне еще не доводилось бывать в Серенгети.

— Странно, — сказал Мела. — Ведь чтобы, так сказать, набить руку, лучшего места не найти. Здесь пока еще торгуют охотничьими лицензиями.

— Я никогда не убиваю ради удовольствия, мистер Мела, — сухо заметил Джерико, пристально оглядывая собеседника.

— Что ж, тогда к делу. — И Мела положил на стол несколько пухлых пакетов. — Вот это, — пояснил он, взяв упаковку с дискетами, — то, что он совершил. А это, — он положил руку на одиночную дискету, — содержит все, что мы знаем о нем лично. Здесь сведений набирается всего на две минуты чтения, и это за восемнадцать лет деятельности, — добавил он, многозначительно взглянув на Джерико. — Фактически мы до сих пор не имеем даже представления, мужчина это или женщина. В конце концов Конрад Бланд — всего лишь одно из его имен, но у него, несомненно, есть и другие.

— Наверняка, — откликнулся Джерико, складывая руки на груди.

— Вам, без сомнения, потребуется их все изучить, — сказал Мела, пододвигая дискеты через стол. — Я получил на вас временный допуск к этим документам, так что забирайте с собой.

— Не надо, — отозвался Джерико, не делая ни малейшего движения.

— Не надо? — изумился Мела. — Но здесь ведь все подробности о Новой Родезии, вся необходимая информация о Бориге, Квантосе, Пилоре и…

— Мне совершенно безразлично, что там делал Бланд на Бориге и в других мирах, — равнодушно заметил Джерико.

— Но позвольте, разве вас не интересует, что представляет собой человек, с которым вам придется иметь дело? — упорствовал Мела. Тяжело отдуваясь, он наконец сдался и позволил себе роскошь расслабиться. Он достал из кармана платок и тщательно отер потное лицо.

— Судить — не мое дело, — возразил Джерико. — Вы хотите видеть его мертвым и платите мне гонорар. Для меня этого вполне достаточно. Я всего лишь послушный исполнитель.

— Уточняю: вы профессиональный наемник, — холодно вставил Мела. — И мы наняли вас для ликвидации преступника, которого местные власти по тем или иным причинам не желают выдать Республике.

Порыв ветерка принес резкий запах птичьего помета, и Мела брезгливо поморщился, прикрыв платком нос.

— Кстати, о вас нам известно даже меньше, чем о нем, — намекнул он многозначительно.

— Вполне достаточно того, что я на вашей стороне. — Джерико по-прежнему оставался невозмутимым.

— Страшно представить, скольких из нас вы убили за прошедшие годы, — бросил Мела с горечью. — Мне лично отвратительна сама постановка вопроса: нанимать одного убийцу для казни другого.

— Однако же вы здесь, — констатировал Джерико.

— Не забывайте: я подчиненное лицо. У меня нет выбора — приказ есть приказ. Между прочим, Джерико — это ведь не настоящее ваше имя? — Хотя Мела и понимал, что спрашивать бесполезно, но просто не мог не полюбопытствовать.

— Это имеет какое-нибудь значение?

— В общем-то, нет, — признался Мела. — Хотя сдается, это просто кодовая кличка. Да и на самом деле вы гораздо моложе, чем кажетесь.

Джерико молчал, бесстрастно глядя на собеседника. В его темных глазах, спрятавшихся под козырьком форменной кепки, невозможно было заметить каких-либо эмоций.

С минуту Мела выжидал, затем озадаченно тряхнул головой.

— Черт! — сказал он. — Признаться, я ожидал встретить кого-то более похожего на убийцу.

— И на кого же, по-вашему, должен походить убийца? — тихо поинтересовался Джерико, вопросительно вскидывая бровь.

— Вы прямо-таки сливаетесь с обстановкой, — продолжал настаивать Мела, поражаясь собственной горячности. — Средний рост, средний вес, никакого акцента. Сними с вас этот грим, и вы, наверно, окажетесь образцовым средним гражданином Республики из числа потомков земных колонистов.

— Я настоятельно рекомендую вам перестать интересоваться моей внешностью, — довольно жестко предупредил Джерико. — Вы меня видите сегодня в первый и последний раз.

— Но мне же необходимо знать ваш предполагаемый облик, чтобы предупредить наших людей на местах, — озадаченно пояснил Мела.

— Поверьте, в этом нет необходимости, — мягко осадил его Джерико.

— Но ведь планета окружена военным кордоном, — возразил Мела — Как же вы туда попадете?

— Так же, как попал сюда, — сухо заметил Джерико — Кстати, вы напомнили мне, мистер Мела. На орбите вокруг Серенгети я засек семнадцать военных звездолетов Республики, и на поверхности планеты находится никак не меньше трехсот агентов. Совершенно очевидно, что они здесь не для вашей безопасности и уж тем более не для отражения реального или воображаемого нападения. — Какую-то секунду Джерико молчал, в упор глядя на Мелу. — Таким образом, мне остается предполагать, что они здесь для сбора информации обо мне, на тот случай, если вы вздумаете арестовать либо физически устранить меня по завершении нашей сделки. Должен предупредить: стоит кому-нибудь из граждан Республики вторгнуться в мои частные дела после этой нашей встречи, я буду рассматривать это как нарушение конфиденциальности. В таком случае я буду считать себя вправе расторгнуть контракт в одностороннем порядке. Сами понимаете, тогда ни о каком возврате гонорара и речи не может быть. Кстати, я надеюсь, вы не забыли принести его с собой?

Мела торопливо кивнул, вынул из дипломата титановый цилиндрик и передал его Джерико. Тот отвинтил крышку, высыпал драгоценности на ладонь, мельком взглянул на переливчатые огоньки камней и снова спрятал в контейнер.

— Почему бы вам не осмотреть камни повнимательнее? — с раздражением заметил Мела.

— Мистер Мела, я не новичок и не собираюсь приступать к делу до тех пор, пока их не оценят эксперты и не переведут в валюту.

— И сколько времени на это уйдет? — требовательно спросил Мела, стараясь перекрыть внезапно поднявшийся птичий гомон.

— Гораздо меньше, чем вы предполагаете, — ответил Джерико уклончиво. — А теперь к делу. Мне надо кое-что знать о Бланде.

— А у меня уже создалось впечатление, что вы не нуждаетесь в нашей информации, — колко заметил Мела.

— Вся эта резня на планетах мне абсолютно безразлична, — сказал Джерико, переводя рассеянный взгляд с раскрасневшегося потного лица Мелы на ястреба, уносившего в когтях бившегося тукана. — Логика диктует, что, если бы Республика не потеряла огромное количество агентов, вы бы никогда не прибегли к моим услугам. Итак, сколько человек пытались убить Конрада Бланда и почему все они провалились?

— Всего мы забросили двадцать три агента: пятнадцать одиночек и четыре группы по двое, — нехотя признал Мела. — И все исчезли без следа.

— Кого конкретно?

— Гордость нашей Республики, — не без самодовольства заметил Мела. — Включая и Райнхарда Гюнтерманна.

— Прекрасная идея, — не без сарказма прокомментировал Джерико, — поручить Бланда старому, заезженному боевому коню.

— Прошу прощения, — резко оборвал Мела, едва сдерживая возмущение. — Не забывайте, Гюнтерманн — герой битвы за Канфор VII.

— В которой он принимал участие на флагмане огромной армады, — сухо вставил Джерико. — И ребенку ясно, мистер Мела: сумей флот добраться до Бланда, вы не обратились бы ко мне, а я бы не позволил вам себя разыскать.

— Вы не позволили бы?.. — ошарашенно повторил Мела, так и не закончив фразы, и тут же невольно поморщился, когда порыв зловонного ветра напомнил ему, в каком месте приходится вести эти злосчастные переговоры.

— Разумеется, — поддакнул Джерико. — Вот уже почти год, как я наблюдаю за вашими неуклюжими попытками выйти на меня. Надо заметить, в них больше упрямства, чем профессионализма. Ваша настойчивость и отчаяние, с которым вы хватаетесь за малейшую возможность контакта, убедили меня, что дело наверняка касается Конрада Бланда.

— И вы были уверены, что мы обратимся за этим именно к вам? — было видно, насколько раздражает Мела подобная мысль.

— Рано или поздно, — невозмутимо подтвердил Джерико.

— И вам, конечно, просто не терпится проявить себя, — попытался уколоть его Мела.

— Ничего подобного, — ответил Джерико. — Мне не терпится получить награду за соответствующий труд.

— Двадцать три прекрасных человека отправились на задание, не помышляя ни о какой награде вообще, — с горечью констатировал Мела.

— И кому от этого польза? — равнодушно заметил Джерико. — Вы мне лучше скажите, эти ваши агенты, они погибли на той планете, где сейчас находится Бланд?

— Нет, — сказал Мела. — Мы преследуем его по пятам уже пятый год. Первую попытку мы предприняли на Лодине, последние две — на Бареймусе II, еще одну — на Белсанидоре, три — на Нимбусе VIII и так далее.

— Мне потребуется досье на всех агентов, — заявил Джерико. — Я хочу знать их специальности, навыки, предыдущие достижения в подобных операциях, если они были…

— Это все здесь. — Мела демонстративно указал на упаковку с дискетами. Только теперь Джерико небрежным движением руки придвинул ее к себе.

— Не стоит так нервничать, мистер Мела, — проговорил Джерико. — Аванс вы в любом случае обратно не получите. Независимо от ваших чувств ко мне в наших общих интересах, чтобы я успешно завершил свою миссию.

— Я здесь по приказу, — холодно ответил Мела. — Я готов сотрудничать с вами во всем, но вовсе не считаю, что это должно мне нравиться.

— Довольно честно, — признал Джерико, кидая несколько крошек птице, терпеливо дожидавшейся на другой стороне вольера. — А теперь, пожалуй, самое время поговорить о планете.

— Название — Вальпургия, — начал Мела. — Вальпургия III, если говорить точно.

— Ну, об этом мне уже сообщили, — прокомментировал Джерико. — Но мне не удалось найти ее в звездных атласах. Ее что, недавно открыли?

— Ее заселили за последнее столетие. А в атласах она значится как Зета Тау III, — охотно пояснил Мела, чувствуя, как раздражение отступает.

— Вальпургия, — задумчиво повторил Джерико. — Любопытное название.

— Сам мир тоже весьма любопытен, — вставил Мела. — Настоящий рай для психологов.

— В каком смысле? — спросил Джерико. И хотя выражение его лица не изменилось. Мела впервые за все время разговора ощутил некий интерес, пусть мимолетный, едва заметный, но все-таки интерес.

— Во времена великих звездных открытий, — начал объяснять посланец Республики, углубляясь в привычную для него информацию, — любая организация, вплоть до клубов по интересам, могла свободно заселять планету-другую. «Дженерал комбайн» застолбил четыре, «Юнайтед силикон» — парочку планет, и даже «Иисус Чистейший» выцарапал себе маленький мирок.

— »Иисус Чистейший»?

— Церковь Чистоты Иисуса Христа, — пояснил Мела. — Было найдено такое невообразимое количество миров, пригодных для обитания, что даже мелкие религиозные секты принялись делать заявки.

— И кто же подал заявку на Вальпургию? — спросил Джерико.

— Колдуны.

— Да вы шутите! — Уголки рта Джерико слегка дрогнули.

— Уверяю вас, и не думал, — ответил Мела, снова повышая голос из-за громкого щебета растревоженных птиц.

— Но ведь колдовство — нонсенс.

— Такой же нонсенс, как вера в чистоту Иисуса Христа, — ответил Мела невозмутимо. — Но факт остается фактом. — Он демонстративно пожал плечами. — Всевозможные ковеныnote 1 и сатанинские культы, объединившись, решили заселить Вальпургию, и заявку одобрили.

— Ну хорошо, — кивнул Джерико. — Пускай верят в колдовство. Затруднение-то в чем?

— Да в том, что Конрад Бланд бежал на Вальпургию и попросил там политическое убежище. — Мела вновь отер рыхлое лицо, ставшее красным, как помидор. — Бог мой, ну и духота!

— Я по-прежнему не вижу проблемы, — заметил Джерико, возвращая собеседника к теме разговора. — Планета входит в состав Республики, разве не так?

Все гораздо сложнее, — возразил Мела, отдуваясь. — Колонисты на Вальпургии поклоняются злу, если не на практике, то по крайней мере в принципе. У них есть законно избранное светское правительство, но на деле всем заправляют теократы-сатанисты. Они-то и не хотят выдавать Конрада Бланда. Возможно, нам бы следовало применить силу, но после памятного вторжения на Радиллекс IV в настоящее время у нас просто связаны руки. — Мела аккуратно сложил платок и спрятал в нагрудный карман костюма.

Джерико задумчиво кивнул. Он хорошо помнил все, что было связано с событиями на Радиллексе IV. Этот мир дал приют двум бежавшим преступникам. Когда Республика потребовала их выдачи, планета наотрез отказалась. Тогда вмешался флот. И когда наконец пыль осела, три миллиона колонистов были перебиты, а сама Республика пережила невиданный социальный взрыв, погасить который удалось, только сменив правительство. И теперь новое руководство весьма болезненно относилось к демонстрациям силы против любой из планет своего сектора. Тем более что хватало чуждых миров, действительно нуждавшихся в применении военной силы.

— Вальпургии объявлено эмбарго, даже установлен военный кордон, — продолжал Мела со вздохом. — Впрочем, пользы от этих мер пока никакой. Особой интенсивностью торговли с Республикой Вальпургия никогда не отличалась.

— И вы убеждены, что он по-прежнему там? — спросил Джерико.

— Сквозь наши патрули и мышь не проскочит, — сказал Мела не без гордости. — Он там. В частности, совсем недавно по этому поводу состоялись секретные переговоры со светским правительством.

— И?..

— Они просили… буквально умоляли нас покончить с ним.

— А почему? Они дали объяснения? — Мела лишь отрицательно покачал головой. — Тогда мне понадобится информация: туристические проспекты, путеводители, исторические учебники, словом, все, что у вас есть по Вальпургии, — сказал Джерико после паузы.

— Ничем таким мы не располагаем.

— Что, даже карт нет?

— Топографические есть, а вот дорожных атласов нет, — уточнил Мела. — Насколько я понимаю, первые колонисты считали себя угнетенным меньшинством и полностью порвали всякие отношения с Республикой. Иммиграция и эмиграция все это время строго ограничивались, никакой торговли с планетами Республики, да и с инопланетянами, если на то пошло. Добровольно пошли на высокие налоги взамен воинской повинности, повсеместный государственный контроль обмена видеоинформацией. Да что там, на Вальпургии до сих пор не признают универсальных кредитных карточек — по-прежнему пользуются архаичной валютой из долларов, фунтов, иен и рублей.

— Понятно, — сказал Джерико. — В настоящий момент у вас там есть кто-нибудь?

— Только один, если он еще жив, — ответил Мела. — Резидент по имени Ибо Убусуку.

— Где его штаб-квартира и как с ним войти в контакт, если возникнет необходимость?

— Он выходил на связь лишь раз, — отозвался Мела. — Убусуку закрепился в городе Амаймоне, что в Южном полушарии. С ним можно связаться через страничку рекламных объявлений, там, на дискете, указано. Со времени заброски он не выходил в эфир и, надо думать, лег на дно, поскольку нынешняя политика Республики не слишком популярна на Вальпургии.

— Устно найдется что-нибудь добавить, мистер Мела? — спросил Джерико.

— Возможно, — ответил Мела, — но, к сожалению, я не вправе.

— Тогда, — заключил Джерико, вставая, — полагаю, можно считать нашу встречу оконченной. И прошу вас, не делайте попыток проследить за мной.

— Погодите, осталось последнее, — торопливо вставил Мела, поднимаясь. — Я уполномочен предоставить в ваше распоряжение любое оружие, имеющееся в наших лабораториях.

— Я уверен, что все необходимое отыщется на планете.

— Но ведь у нас богатейший выбор, — запротестовал Мела.

— Мистер Мела, — глядя на него в упор, с расстановкой произнес Джерико, словно взвешивая каждое слово. — Может, вас это удивит и даже разочарует, но существует множество людей, которые стреляют или владеют приемами рукопашного боя лучше меня. Вы ведь нанимаете не снайпера и не заурядного боевика. Вы нанимаете исполнителя вашей воли. Благодарю вас, но я найду все, что мне необходимо, на самой планете.

Орел с алым оперением бесшумно спикировал на траву и, злобно заверещав, подцепил когтями какую-то зверушку. Мела невольно оглянулся на шум, и, когда вновь обернулся к собеседнику, человек, называвший себя Джерико, уже исчез.

Глава 2

Убийство одного человека — это лишь проявление страсти, массовая резня — уже целое искусство.

Конрад Бланд

На первый взгляд этот мир ничем не отличался от остальных, но к выполнению задания Джерико подготовился на совесть. Техническая сторона оказалась самым легким пунктом программы. Он без труда подрегулировал корабельную систему, чтобы снизить гравитацию и поднять содержание кислорода в атмосфере, воссоздав точные условия Вальпургии. Теперь он мог не опасаться выдать себя нежелательным проявлением избыточной силы или легким состоянием опьянения, вызванным высокой концентрацией кислорода.

Три недели полета Джерико провел, скрупулезно прорабатывая весь материал, который ему удалось обнаружить в литературе по различным сатанинским культам Земли, вплоть до того момента, когда сто двадцать три года назад они были полностью переселены на Вальпургию III. Но поскольку всякое общество было живым, развивающимся организмом, Джерико не без оснований полагал, что эта разрозненная информация вполне могла оказаться устаревшей и архаичной, и потому придется импровизировать, полагаясь на собственную интуицию.

Сочтя предварительную подготовку законченной, он перешел к следующему этапу плана. Состав республиканских кораблей, блокировавших Вальпургию, постоянно менялся. Спустя три дня один из вновь прибывших звездолетов стал медленно сходить с орбиты из-за неполадок в навигационной системе, и для устранения неисправности ему пришлось осуществить посадку на поверхность планеты. Никто из членов экипажа не подозревал о присутствии Джерико на борту звездолета, никому и в голову не пришло, что неисправность была тщательно рассчитана так, чтобы они приземлились именно в Южном полушарии, и тем более ни одна живая душа не видела, как он покинул звездолет после наступления темноты.

Под покровом ночи Джерико обследовал город, раскинувшийся за пределами космопорта. В первую очередь его интересовали магазины. Благодаря основательному осмотру витрин он довольно быстро выяснил, что местные жители не носят никаких видимых знаков отличия, и это несколько упрощало его пребывание на Вальпургии. Немного оглядевшись, и приспособившись к обстановке, Джерико принялся методично вскрывать двери лавчонок, прихватывая где рубашку, где брюки и куртку, где носки или деньги. Несмотря на уверенность, что никто не видел его на территории космопорта, он на всякий случай изменил внешность и превратился из пухленького блондина лет тридцати в худощавого мужчину лет пятидесяти. Он представления не имел о местных прическах — манекены в витринах наверняка отставали от моды — и поэтому остановил свой выбор на вполне обыденных, ничем не примечательных редеющих каштановых волосах с проплешиной на затылке и сединой на висках. Он решил обойтись без усов и бороды, но зато не поленился изобразить себе шрам от верхней губы до нижней челюсти.

Почувствовав себя в относительной безопасности, он вновь двинулся боковыми улочками, неторопливо продвигаясь к центру города, а заодно внимательно присматриваясь ко всему, что попадалось на пути. Он встретил множество магазинов и лавок, специализировавшихся на продаже культовых предметов, и несколько больше, чем в любом республиканском городе подобных размеров, всяческих будок хиромантов, френологов и гомеопатов.

На витринах многих магазинчиков, торговавших обычным товаром — одеждой, бакалеей, хозяйственной мелочью и прочим, — были нарисованы или вырезаны кабалистические знаки, бросавшиеся в глаза куда сильнее, чем вывески на фасадах. Да к тому же между вещами, выставленными напоказ, почти везде лежали заговоренные амулеты. Однако нигде он так и не увидел рекламы стопроцентного избавления от проклятий или объявления о дешевой распродаже девственниц для жертвоприношения. Это обстоятельство довольно сильно обеспокоило его. Было бы гораздо легче внедриться в общество, активно формирующееся, выставляющее напоказ символы собственной веры, чем остаться незамеченным в обществе, где эти верования настолько укоренились, что символы отступали на второй план.

Слева, всего в нескольких метрах, послышались голоса. Джерико быстро вжался в дверной проем. Мгновением позже мимо прошли несколько гологрудых, одинаково одетых женщин в резиновых перчатках до плеч и сапогах до бедер. Стеная и причитая, они распевали нечто похожее на псалом, хотя язык был непонятен. Две из них несли крошечные носилки, на которых лежал труп кошки, явно побывавшей под колесами многотонки.

Было ясно, что хоронили кошку — дьявольскую пособницу ведьмы. Но Джерико никак не мог понять смысла одеяния плакальщиц и объяснить отсутствие зевак мужского пола.

Он прошел еще квартал и снова юркнул в укрытие, когда из-за угла показались двое в плащах с надвинутыми капюшонами в сопровождении трех мужчин, одетых в стандартные деловые костюмы. Насколько Джерико мог понять, они вели между собой оживленный спор о каком-то спортивном событии, хотя деталей уловить он так и не сумел. Похоже, никто из них не осознавал резкого контраста их одежд.

Джерико пропустил их и только тогда двинулся по улице, мысленно отмечая детали городской жизни. Нигде он не заметил валявшегося мусора или грязи. Омытые тротуары поблескивали в ярком свете фонарей, мусоросжигатели стояли на каждом углу. Однако то и дело попадались совершенно очевидные признаки обветшания: кляксы заплат на проезжей части, отвалившаяся штукатурка на фасаде здания, маленький захиревший магазинчик, на который, вероятно, уже давно махнули рукой, собираясь в скором времени снести и на этом месте выстроить нечто из стекла и бетона.

Буквально на каждом шагу он натыкался на церкви и молитвенные дома, по большей части — явное подражание неоготическому стилю, правда, довольно нелепое и гротескное. И эту картину довершали козы, свободно пасшиеся на лужайках.

Проходя мимо одной такой церкви, Джерико услышал нечленораздельные крики и стоны, доносившиеся из-за закрытых дверей. В окнах другого культового сооружения он успел разглядеть парочку обнаженных фигур, исступленно отплясывавших под приглушенную какофонию. Однако знакомиться с этими заведениями более близко у Джерико не возникло пока никакого желания. Он благоразумно решил подождать, пока не накопит достаточно информации о религии и традициях этого мира. Так, например, вход в одну маленькую церквушку преграждала стена огня. Джерико не слишком позавидовал прихожанам, которым, по-видимому, приходилось проявлять недюжинную ловкость, перепрыгивая пламя, чтобы попасть в святилище и отдать дань своему богу или демону.

Только перед самым рассветом он добрался наконец до делового центра города и не спеша зашагал по улицам, с интересом наблюдая, как открываются лавки и магазинчики. Затем Джерико решил купить местную газету. Он прошел пять газетных автоматов, убедившись, к облегчению, что действительно находится в Амаймоне. Но ни одним из них он так и не воспользовался, опасаясь, как бы, бросив не ту монету, не привлечь к себе ненужного внимания. Наконец ему попался газетный ларек с живым продавцом, и Джерико выложил крупную купюру, получив взамен газету, пригоршню мелочи и полную анонимность.

Затем он заглянул в обшарпанное кафе и заказал на завтрак чашку кофе и рогалик, у которого оказался до неприятного непривычный вкус. Следующим пунктом программы было жилье. Джерико двинулся по улицам, обходя стороной большие гостиницы, поскольку не знал, какого рода информацию они могут потребовать от случайного постояльца. Он предпочел бы снять комнатку где-нибудь в частном доме, но знал, что подобные поиски неизбежно привлекут ненужное внимание. Идя наугад, он свернул на боковую улочку, где дома давным-давно потеряли прежний лоск. Через полчаса блужданий он наткнулся на второсортную гостиницу из разряда тех, где обычно платят не за сутки, а по часам.

— Имя? — спросил скучающий портье. Джерико огляделся и, убедившись, что холл пуст, назвал себя, внимательно следя за реакцией:

— Конрад Бланд.

Портье и глазом не моргнул:

— Да ты не говори, приятель. — Он подал Джерико регистрационный журнал. — Запиши здесь.

Джерико, взял ручку и нацарапал имя так неразборчиво, что если потом эксперты и заинтересуются его каракулями, то попотеть им придется изрядно.

— Багаж?

— Только то, что на мне.

— Замечательно, — поддакнул портье. Он передал Джерико полоску бумаги с кодом номера:

— Принадлежите ли вы к Культу Мессии либо Церкви Ваала? — Джерико отрицательно покачал головой. — Хорошо, но если вы являетесь приверженцем культов, требующих жертвоприношения животных, то обязаны уведомить администрацию, и вам предъявят дополнительный счет. Вижу, что свечей у вас нет, но на всякий случай предупреждаю: никаких там горящих свечей! Понятно?

— Понятно, — покладисто согласился Джерико. — Где мой номер?

— Я еще не закончил, — раздраженно заметил портье. — Любые амулеты на стенах будут считаться собственностью гостиницы. Любое ритуальное оружие, обнаруженное горничной в вашем номере, будет считаться собственностью гостиницы. Никаких посетителей после полуночи, какого бы пола они ни были. И плата за неделю вперед.

— А что, если я съеду раньше? — спросил Джерико — не потому, что жалел деньги, а потому, что любой на его месте задал бы этот вопрос.

— Подадите соответствующую заявку.

— Не нравится мне все это, — проворчал Джерико.

— Тебя сюда никто на аркане не тащил, умник. Не нравится — иди на все четыре стороны.

Джерико негодующе уставился на портье.

— Сколько? — после долгой паузы спросил он. Портье хитро улыбнулся. Такой разговор повторялся раза по два на дню, и он знал каждое слово, каждый жест наизусть.

— Семьдесят стерлингов, — сказал он, протягивая огромную лапищу.

Джерико повернулся к нему спиной, отсчитал деньги и, подавая их портье, демонстративно сунул оставшуюся пухлую пачку в карман.

— Приличную сумму при себе держите, — прокомментировал портье, пристально глядя на Джерико. — Да и одежка, видать, прямо из магазина.

— Повезло, — буркнул Джерико, внимательно следя за реакцией.

— Ну уж если они вдруг станут вам оттягивать карман, — заметил портье, — то могу порекомендовать пару местечек… за определенную мзду, разумеется.

— Посмотрим, — ответил Джерико. — Как там насчет моего номера?

— Комната триста десять, — сказал портье. — Третий этаж и по коридору налево. Лифт сломан, поднимайтесь по лестнице.

Джерико кивнул. Проходя к бетонной лестнице, он покосился на лифт. Похоже, тот действительно был сломан, и далеко не вчера. Минуту спустя он добрался до отведенного ему номера, набрал код и вошел.

Комнатенка была почти пуста: узкая постель с мятым покрывалом в пятнах, поцарапанный комод с зеркалом, стул и ночной горшок. Джерико выдвинул верхний ящик комода, надеясь обнаружить телефонный справочник, но нашел лишь колоду гадальных карт таро, дешевенький экземпляр «Молота ведьм» да какое-то непонятное сочинение того времени, когда человечество было приковано к Земле. Ни радио, ни телефона, ни телевизора. Ничего, что свидетельствовало бы о бурной жизни общества. Совмещенный санузел располагал лишь химическим туалетом да сухим душем того же типа, что на звездолетах. Трудно было понять: то ли на планете не хватало воды, то ли гостиница просто экономила.

Закончив детальный осмотр номера, Джерико присел на краешек постели и принялся бегло просматривать приобретенную газету. Она представляла собой несколько листков, которые вряд ли могли во всех деталях поведать о жизни большого города. Это означало, что большая часть новостей все-таки распространялась на кассетах и по видео. Стало быть, из газеты ему в лучшем случае удастся почерпнуть информацию о первостепенных событиях, но не детали местного колорита.

Передовица оплакивала экономику, которая развивалась несколько хаотично и совсем не удовлетворяла запросы тех, кто ее контролировал. На первой же странице гордо красовалась и редакционная статья, которая умудрилась в одиннадцати абзацах разнести в пух и прах всю текущую политику Республики, нынешнюю блокаду и военную мощь, ни разу не упомянув при этом Конрада Бланда. Третья страница кратко уведомляла, что Братство Ночи и Посланцы Мессии закрывают свои филиалы в городе Тиферете, а быстрый просмотр финансовой странички показал, что рынок ценных бумаг в Тиферете по иронии судьбы приказал долго жить еще месяц назад.

Может, за этим не скрывалось ничего, кроме временных финансовых затруднений, но совпадение двух разрозненных фактов уже само по себе заставляло задуматься. Не было ли это все результатом деятельности Конрада Бланда? Как знать? Судить по столь мизерной информации, да еще добытой из столь ненадежного источника, просто не представлялось возможным. Однако Джерико мысленно отметил, что первым делом следует нанести визит в Тиферет.

И портье, и передовица упоминали самые разнообразные культы и секты, и, повинуясь интуиции, Джерико обратился к рекламным объявлениям. Страницы так и пестрели названиями теологических общин — Посланцы Мессии, Церковь Преисподней, Дочери Наслаждения, Церковь Ваала, Орден Голема, Сестры Греха, Церковь Сатаны… Смутные опасения сбылись: надежда, что можно будет легко и не привлекая внимания усвоить догмы какой-то из церквей, под натиском многочисленных названий лопнула как мыльный пузырь.

Джерико тяжело вздохнул. За назойливо кричащим обилием вывесок угадывался истовый фанатизм. Вперемежку с объявлениями о купле-продаже мебели и разной недвижимости время от времени попадались объявления, предлагавшие защиту от злых и добрых сил, амулеты, восковые куколки, любовные привороты и эликсиры бессмертия.

Просмотрев объявления и получив наглядное представление о состоянии собственных финансов, Джерико принялся перечитывать газету заново, более внимательно, теперь уже старательно выискивая сообщения о кражах, тех самых, которые он совершил сегодня ночью на окраине Амаймона. К своему удивлению, никаких заметок Джерико так и не нашел. Впрочем, времени прошло слишком мало, полиция могла только теперь получить сообщения от владельцев магазинов. Однако в процессе поиска он сделал другое открытие, которое в одинаковой степени как озадачило, так и встревожило его: о преступности на планете не упоминалось вообще. Чтобы город с населением в четверть миллиона мог обойтись без ежедневной порции убийств, грабежей и насилия, поверить было трудно, тем более на планете, где все это возводилось в ранг религии. Отсюда следовало одно из двух: либо новости подвергались тотальной цензуре, либо сама концепция преступности претерпела здесь существенную метаморфозу. Джерико склонялся к первому варианту. Ни одно из обществ, известных ему, — как бы оно ни воспевало поэзию зла, — не могло полностью игнорировать преступность, не впадая при этом в анархию. И хотя ему пока приходилось лишь по слабым намекам догадываться об устоях данного общества, явных признаков существующей анархии за время своих блужданий по городу он не видел.

Существование же цензуры на правительственном уровне было ему только на руку. Раз светское правительство обратилось — пусть и неофициально — за помощью к Республике, значит, Бланд прочно обосновался на этой планете. И теперь становилось ясно одно: нельзя было свести операцию к простой и привычной процедуре — определить убежище, войти туда под каким-нибудь предлогом и пристрелить Бланда. Вряд ли тот сумел бы добраться до Вальпургии и выжить, не располагая тщательно продуманной системой безопасности. А все это значило, что Джерико придется искать окольные пути, терять время. Он пока понятия не имел, насколько эффективна здесь полиция, какими ресурсами она располагает, но было приятно сознавать, что, похоже, не в интересах местных властей афишировать его деятельность.

Наконец, исчерпав газетную информацию, он отбросил ее, растянулся на постели и уснул. Проснулся Джерико только в сумерках, когда духота я жара летнего дня отступили, сменившись приятной вечерней прохладой. Он принял душ, тщательно побрился, загримировался и отправился на поиски ресторана. Джерико выбрал неприметное заведение, где сидела публика, одетая так же скромно, как и он. Неторопливо расположившись за свободным столиком, он потратил несколько минут на изучение меню, как добропорядочный гражданин, заботящийся о пищеварении. Одновременно он не забывал присматриваться к завсегдатаям. Заказав обычный ужин и минут за двадцать расправившись с ним, он вновь отправился на прогулку по городу, внимательно прислушиваясь к обрывкам разговоров, но, так и не получив необходимой информации, взял билет в кинотеатр.

Джерико искренне надеялся хотя бы здесь разузнать какие-нибудь подробности о традициях, вкусах и обычаях незнакомого ему общества, однако и здесь его постигло очередное разочарование: ничего нового о Вальпургии ему почерпнуть так и не удалось, поскольку в основе фильма оказался тривиальный, любовный сюжет со всеми избитыми страстями. Джерико так и не понял, почему во время сеанса зрители начинали истерично хохотать всякий раз, когда героиня приносила жертву Вельзевулу. Насколько он мог судить, фильм попадал в разряд исторического романа, но, похоже, изобиловал множеством несусветных глупостей и неточностей. Каких — сам Джерико определить не мог, а расспрашивать никого не решился.

Выйдя из кинотеатра, Джерико отправился по гостиницам, за час успев снять три номера, каждый раз подписываясь именами, взятыми из титров увиденного фильма. Вернувшись наконец в свою гостиницу, Джерико спустя десять минут вышел оттуда грузным мужчиной средних лет с огненно-рыжей шевелюрой. В этой личине он обошел два соседних бара, откуда вскорости был выставлен за пьяный дебош, после чего забрел в круглосуточный ресторан, явно желая протрезветь за парой чашек черного кофе. Когда полчаса спустя он нетвердой походкой покинул благословенное заведение, то вместе с ним исчез и нож для бифштексов. На эту пропажу никто не обратил внимания.

Желая убедиться в степени расторопности местной полиции, а заодно получить представление о своих шансах на удачу, Джерико отправился на охоту. В двух кварталах от ресторана он наметил себе жертву. Добропорядочный обыватель лет пятидесяти не спеша прогуливался по тротуару в полном одиночестве.

Джерико крался за ним след в след, точно хищник в джунглях, избравший легкую добычу. Без видимой торопливости, не прибавляя шага, он неумолимо сокращал расстояние. Через десять минут их разделяло только двадцать метров, потом — десять, потом — пять, потом — удар, стремительный и неожиданный, как укус скорпиона.

Любитель ночных прогулок не успел издать ни звука, не успел почувствовать боли, даже понять, что его горло перерезано. Он умер, прежде чем его ноги подкосились и тело тяжело осело на камни мостовой.

Теперь Джерико оставалось только терпеливо дожидаться реакции, словно средневековому алхимику, добавившему в насыщенный раствор необходимый катализатор.

Глава 3

Какую бы жестокость вы ни замышляли, главное при этом не мораль, а само воплощение.

Конрад Бланд

Красная свеча на пятиугольном столике из обсидиана в углу кабинета бросала багровые отсветы на статуэтку богини Кали. Джон Сейбл неторопливо опустился на колени и вознес молитву Азазелу, затем, по-прежнему не поднимаясь с колен, он зажег оставшиеся две свечи, сопровождая этот ежедневный ритуал непременными молитвами Асмодею и Ариману. Выпрямившись в полный рост, он поднял над столиком амулет, очертил в воздухе знак пяти и наконец сел за рабочий стол. Со вздохом облегчения откинувшись на стуле, Сейбл мысленно поругал себя за нерасторопность и дал слово в будущем взяться за себя как следует и перестать просыпать по утрам. Тогда ему уже больше не придется возиться на рабочем месте со всеми этими ритуальными формальностями, как сейчас, например.

Немного посидев, он нажал клавишу селектора:

— Узнали что-нибудь о мертвеце?

— Угу, — донесся ответ, — Парнелл Барнем, возраст пятьдесят семь лет, жил на проспекте Отчаяния, восемьсот тридцать четыре. По профессии сварщик.

— К какой секте принадлежал? — нетерпеливо поинтересовался Сейбл, всем телом подаваясь вперед. Он чувствовал, что в нем нарастает напряжение, как случалось всякий раз, когда дело, порученное ему, оказывалось достаточно интересным и сложным.

— Посланцы Мессии.

— Фу ты, мерзость, — брезгливо поморщившись, пробормотал Сейбл и утопил другую клавишу. — Соедините-ка меня с Бенито Вертуччи по видеофону.

Обождав минутку, пока налаживалась связь, он повернулся к экрану, который располагался сбоку от стула.

— Мистер Вертуччи, говорит Джон Сейбл.

— Я вас помню, — произнесла высокая фигура в черном, надвинутом на глаза капюшоне.

— Я считал, что мы договорились, — перешел в наступление Сейбл.

— Вы это о чем? — поинтересовался Вертуччи.

— Два ритуальных убийства в год, — сдерживая гнев, напомнил Сейбл. — И ни трупом больше. — В его голосе звучала холодная решимость.

— Так мы положенную квоту и выполнили, — невозмутимо возразил Вертуччи. — И оба раза мы, как полагается, ставили в известность ваш департамент.

— Тогда объясните мне гибель Парнелла Барнема. — Сейбл нетерпеливо побарабанил пальцами по столу.

— Имя мне незнакомо, — сухо отпарировал Вертуччи.

— Между прочим, ведь он член вашей секты! — отрезал Сейбл. — Во всяком случае, был таковым еще до вчерашнего дня, пока ему не перерезали глотку. Убийство пока еще остается тяжким преступлением даже здесь, в Амаймоне. Мы согласились смотреть сквозь пальцы на ритуальные убийства вашей секты и Церкви Ваала с тем условием, что все это не выходит за их пределы. А теперь вы переступили черту, и уж я вас прищучу.

— Послушайте, вы упускаете одну немаловажную деталь: в нашем культе не принято кромсать людям шеи, ни ритуально, ни как-нибудь еще, — заметил Вертуччи довольно миролюбиво. — Ведь вы об этом говорите, да? Поверьте, здесь я целиком на вашей стороне и буду очень рад, если вы найдете убийцу, детектив Сейбл.

— Вы согласны пройти обследование на детекторе лжи?

— Буду только рад пойти вам навстречу.

— Учтите, мы применим максимальную дозу, — холодно предупредил Сейбл, чувствуя, что негодование и гнев в нем потихоньку утихают.

— Сатана милостив, — кротко откликнулся Вертуччи. — Присылайте вашего помощника в любое удобное для вас время.

— Ждите через час, — пообещал Сейбл, отключая связь.

Он ткнул очередную клавишу на селекторе:

— Пусть кто-нибудь проведет допрос Бенито Вертуччи на детекторе, а заодно уточните, не возникали ли отклонения при исполнении обрядов убийства в отделениях секты Посланцев Мессии. Да, и предупредите Лэнгстона Дэвиса, что я хотел бы с ним повидаться.

Сейбл вытащил сигару, собираясь прикурить, но тут же сообразил, что тогда придется угощать Дэвиса. Он с невольной усмешкой спрятал сигару, грустно иронизируя, что теперь даже шеф отряда детективов начинает на собственной шкуре ощущать тяготы инфляции.

Дэвис явился на зов почти сразу. Высокий, худой мужчина лет тридцати пяти с желтоватой, словно пергаментной кожей, с намеком на бородку, которую он пытался отрастить, впрочем, без особого успеха.

— Звал? — поинтересовался он, придвигая стул и усаживаясь без приглашения.

— Ты все утро занимаешься расследованием смерти Барнема, так? — без всяких предисловий спросил Сейбл. Дэвис кивнул, выжидающе глядя на шефа:

— Дело проще пареной репы, Джон, парень явный мессианец, и, по-моему, тут нечего огород городить.

— А если я скажу, что Бенито Вертуччи наотрез отвергает обвинение и даже согласен подвергнуться проверке на детекторе лжи? — Сейбл вопросительно уставился на Лэнгстона.

— Блефует, — уверенно ответил Дэвис.

— А я вот засомневался, — возразил Сейбл. — Кое-кто уже занимается этой версией, но мне кажется, это все-таки не ритуальное убийство.

— Да не может быть! — Дэвис отрицательно покачал головой, хмуря брови. — У него же фактически ничего не пропало. В кошельке осталось три тысячи иен, да увесистый золотой амулет на шее в придачу. Ограблением это и не пахнет.

— Может, ссора на любовной почве! — предположил Сейбл.

— Хороша ссора, — выдавил Дэвис, не то со смешком, не то подавившись. — Мужик жил совершенно один, и немудрено: ведь, по утверждению медиков, последние лет двадцать он был импотентом.

— Так, может, именно это и легло в основу ссоры, — невозмутимо продолжал гнуть свое Сейбл.

— Я проверю, но, кажется, ты занимаешься ерундой, — сказал Дэвис. — Кстати, у тебя где-нибудь здесь случайно не завалялась одна из твоих замечательных сигар?

Сейбл иронично улыбнулся и церемонно вынул портсигар. Одну сигару он подал Дэвису, другую прикурил сам.

— А как на работе у Барнема, проверил? Проблемы есть? — попыхивая сизым ароматным дымом, лениво поинтересовался Сейбл.

— Сомнительно, — небрежно пожал плечами Дэвис — Несколько лет назад мужик унаследовал кругленькую сумму. Небольшую часть пожертвовал своей секте и себе оставил на спокойное житье-бытье. Пару раз даже отказывался от повышения по службе, поскольку ему, как видно, нравится нынешняя работа. — Дэвис выпустил к потолку очередное аккуратное дымное колечко. — Честно говоря, мне как-то трудно представить, чтобы человек, который запросто позволяет другим обскакать себя по служебной лестнице, вдруг ни с того ни с сего заимел бы кучу врагов.

— Что он делал вчера ночью?

— Сыграл в ящик.

— Ну а перед этим? — с досадой спросил Сейбл.

— Понятия не имеем, — ответил Дэвис. — Он жил один, питался в кафе… Может, торчал в каком-нибудь баре или смотрел киношку. Может, был на заседании своей секты. Они, конечно, станут открещиваться, но я уверен: у них наверняка рыльце в пушку. Перерезали глотку по какой-то причине, да и бросили на улице.

Сейбл медленно покачал головой.

— Нутром чую, сатанисты тут ни при чем. Ты и сам знаешь, убийств хватает, но все они очевидны — либо ритуальные, либо ограбление, либо ревность, а тут… что?

— Жалко, что ты забросил вуду, когда женился на Сибоян, — заметил Дэвис с саркастической ухмылкой. — Вот бы сейчас пригодилось. Насколько мне помнится, обряды там в самый раз для того, чтобы выслеживать преступников.

— Подводит тебя память, — сказал Сейбл сухо: ему не понравилось это насмешливое замечание. — Вуду как и любая другая религия: болтовни много, а результатов чуть.

— Да, ты не устаешь мне об этом напоминать, — с улыбкой заметил Дэвис, — а факт остается фактом: вуду по-прежнему одна из популярнейших сект.

— Почти каждый негр непременно начинает с вуду, — ответил Сейбл. — Но рано или поздно мы вырастаем из этой религии. На мой взгляд, это слишком варварская секта. Но может, мы все-таки вернемся к теме нашего разговора, какой бы дикой она ни казалась.

— Сказать правду, не такое уж варварское убийство, — заметил Дэвис. — Быстро, эффективно, профессионально. Не думаю, что Барнем хоть что-нибудь почувствовал.

— Проверь на всякий случай местные бары и рестораны, — велел Сейбл коротко, словно бы пропуская мимо ушей утверждение подчиненного. — Может, драка какая, заварушка, свара. Я займусь Посланцами Мессии, но, похоже, это тупик.

— Еще что? — спросил Дэвис.

— Ах да, — вспомнил Сейбл. — Проверь, не сводила ли счеты Церковь Ваала с Посланцами Мессии. Вдруг убийство Барнема использовано для предупреждения, хотя уж эта версия откровенно дика.

Дэвис вышел из кабинета. Сейбл откинулся на спинку стула, закинув руки за голову и наслаждаясь ароматом сигары.

Чем больше Сейбл размышлял об этом деле, тем загадочнее и непонятнее оно ему казалось. Он прекрасно осознавал, что послал Дэвиса перелопачивать пустые варианты, но уж такова его работа: хочешь или нет, а приходится прорабатывать все, даже самые, казалось бы, безнадежные версии, стараясь не оставлять ни одной лазейки для преступника. Даже если Барнем и был принесен в жертву Церковью Ваала, то они этого на себя не брали. Странная забывчивость, если учесть обстоятельства дела. И Сейблу отнюдь не верилось, что они могли оказаться столь рассеянны или боязливы. Он искренне верил в упорядоченность Вселенной, в которой все происходит по каким-то определенным, вполне конкретным причинам. Скорее существовал некий избыток мотивов, чем его недостаток. И исходя из собственного профессионального опыта, Сейбл знал, что, действуя методично и целеустремленно, он рано или поздно вскроет тот единственно верный мотив и все встанет на свои места.

Если говорить строго, в этом-то как раз и заключалась суть его работы: не позволять хаосу человеческой психики захлестнуть рутину ежедневной жизни. Могло быть и хуже. Он по крайней мере жил на планете, где естественная агрессивность расы направлялась в духовные отдушины, а не подавлялась до такой степени, что насилие начинало проявляться самым неожиданным образом, и уже за одно это он был благодарен судьбе.

Его размышления прервал звонок Сибоян, которая кратко проинформировала, что их младший сынишка подхватил грипп, и попросила захватить у гомеопата асафетиду и вервену, а заодно и церемониальные свечи, если будет время. Он добросовестно все записал, добавил строчку об игрушке для мальчика и, коротко объяснив жене, что сегодня занят, отключился.

Как и следовало ожидать, Вертуччи не лгал. И этот простой факт загонял следствие в тупик.

Весь день к Сейблу стекалась информация. Орудие убийства не найдено. Церковь Ваала за последнее время ни с кем не конфликтовала. Ритуальные убийства Посланцев Мессии неизменно осуществлялись ударом ножа в сердце жертвы, лежащей на алтаре. Отпечатков пальцев на трупе не обнаружено. Барнем обедал в «Петухе» — недорогом ресторанчике в центре города, но где он находился потом, в последние три часа, не известно. Рыжий толстяк, которого никто не знал, затеял скандалы в двух соседних барах, откуда его и выставили. Он был наверняка в большом подпитии и едва держался на ногах. Вряд ли он мог самостоятельно добраться до дома, уж не говоря о каком-то убийстве. Эта версия казалась Сейблу самой бесперспективной, хотя и ее стоило бы проверить. На работе Барнем был всеобщим любимцем. Вот уже два десятилетия, как Барнема не видели в обществе женщин, в гомосексуальных связях он тоже замечен не был. Арендная плата за дом уплачена за три месяца вперед, сбережения в местном банке лежат на депозите.

Все эти факты сами по себе ровным счетом ничего не стоили. Но отрицательный результат — тоже результат. Сдаваться Сейбл не собирался, в его практике встречались дела и посложнее. Мотив должен существовать. Сейбл кожей чувствовал, что это не было делом рук сумасшедшего или религиозного фанатика. Обстоятельства гибели несли на себе печать хладнокровного профессионализма. И именно это больше всего тревожило инспектора.

В глубине души он даже пожалел, что в прошлом с такой эффективностью разыскивал любых убийц. Теперь бы над ним не висело это дело или уж на худой конец, смирив гордость, его можно было бы причислить к разряду нераскрытых.

Сейбл работал шефом отдела детективов уже семь лет, и его послужной список был идеален: сорок три убийства, сорок три ареста, сорок три приговора. Однако весь его прошлый опыт сейчас оказался бесполезен, он пока не находил ничего такого, за что в этом деле можно зацепиться.

Сейбл зажег другую сигару — уже четвертую за день, заметил он виновато, — и сконцентрировался на фактах. Хорошо, Посланцы Мессии тут ни при чем. Церковь Ваала тоже отпадает. Любовники обоего пола отпадают. И грабитель отпадает. А что же тогда остается?

Он оперся локтями на стол, опустил голову на руки и вдруг подскочил как ужаленный. Бланд?! Несколько секунд он размышлял над этой идеей, а потом отверг ее. Бланд все еще находился в Тиферете, и кроме того, Вальпургия была на его стороне. Более того, они единственные в Республике, кто еще остался на его стороне. Уж Бланд-то не дурак затевать что-то против них. Ну хорошо, если не Бланд, то кто? И если убийство не связано с прошлыми событиями, то с чем еще его можно связать?

Он невидяще уставился на стену перед собой, взвешивая варианты один за другим.

Внезапно его осенило: невероятная, дикая мысль пришла в голову, но где-то там, в глубине души, где обитала его интуиция, он чувствовал, что напал на верный след.

Глава 4

Страдания не приносят пользы, но зато радуют глаз.

Конрад Бланд

Отправив на тот свет прохожего, Джерико прошелся по всем четырем гостиничным номерам, которые снял накануне, и принялся методично оставлять следы своего пребывания, стараясь создать впечатление, будто и впрямь заночевал там. Затем он вышел в ночь, ограбил пару магазинов и перебрался в «Талисман» — гостиницу средней руки. Здесь он проспал до полудня, позавтракал на углу, купил одежду поимпозантнее и с более внушительными ярлыками, избавился от украденной и провел день за просмотром видео. Он сосредоточился на мыльных операх, надеясь узнать побольше о привычках и традициях Вальпургии.

Однако все, что он увидел, только озадачило и запутало его еще больше. Безусловно, между остальной Республикой и Вальпургией существовали отличия, но слишком тонкие, едва уловимые и какие-то эфемерные. Его не очень удивило, что пожелание «Gezundheit!», то есть здоровья, когда кто-нибудь чихал, считалось оскорблением, поскольку этим людям была противна сама мысль изгонять бесов из тела. Но он, как ни пытался, не мог понять, почему молитва Велиалу вызывала смех, в то время как точно такая же молитва Ваалу исторгала слезы у аудитории. Или почему одинокая женщина покорно соглашалась на секс с одним персонажем в черном плаще и тут же смертельно оскорблялась, когда другой просто пытался взять ее за руку.

Существовал культ Ктулу — насколько он помнил, сей демон был просто-напросто выдумкой, — однако при этом никто не обожествлял предводителя всех легионов ада. Некоторые актрисы на экране обнажались похлеще, чем в дешевеньких порнографических фильмах, другие, же закутывались с головы до ног. Однако он никак не мог проследить зависимость поведения от одежды и наоборот.

Просмотрев с полдюжины всяких шоу, Джерико понял, что придется воспользоваться помощью Ибо Убусуку, чтобы разобраться во всех тонкостях этого общества. Ему не хотелось обнаруживать свое присутствие ни для кого, даже для разведчика Республики, но слишком уж много оказалось разных областей, в которых он чувствовал себя совершенным невеждой. С такими скудными знаниями, как у него, Джерико вряд ли мог приступить к своему плану и отыскать Бланда.

Он взглянул на часы и решил проверить, что же поделывает полиция. Как ему казалось, времени прошло вполне достаточно, чтобы понять, что это не простое убийство. Если к вечеру полиция не кинется искать рыжего толстяка, затеявшего скандалы в барах, а к следующему дню не отыщет четыре гостиницы, где толстяк остановился, то опасаться ее не придется. Если же они выйдут на пьяницу еще днем, то из тактических соображений ему лучше узнать об этом как можно раньше.

Используя свои приемы, Джерико довольно быстро превратился в плотного блондина, решив сделать эту внешность ключевой на время пребывания в Амаймоне. Он вышел из гостиницы и двинулся по направлению к первой из тех таверн неподалеку, где побывал предыдущей ночью.

Не успел он пройти и трех кварталов, как к нему пристал какой-то мужчина в алых одеяниях с пачкой листовок и драгоценным амулетом, болтавшимся на худой шее.

— Будьте добры, гражданин, — сказал агитатор, — позвольте предложить вам листовку. — И он сунул листок прямо под нос Джерико.

— Давайте, — сказал Джерико, с улыбкой забирая листовку.

— Ваше мнение о Конраде Бланде? — продолжил собеседник.

— Представления не имею, кто он такой, — ответил Джерико.

— Но вы слышали о нем?

— Так, мельком.

— Наша позиция — и позиция всех остальных сект, — что Бланд является спасителем Вальпургии, — горячо говорил агитатор. — Это все отражено в нашей листовке.

— От чего же Бланд спасает Вальпургию? — поинтересовался Джерико.

— От козней и происков Республики. Вы же, наверное, слышали, они потребовали его выдачи, и мы отказались.

— Я не читаю газет.

— В газетах этого не найдешь, — сообщил алый балахон. — Правительство — светское правительство — настроено против Мессии. Они хотят выдать его Республике, но Совет сект надавил, и оно уступило.

— Так в чем проблема?

— Так они в отместку наложили лапу на службу новостей. Треть населения даже не знает, что Бланд на Вальпургии. Может разразиться война, и вот мы пытаемся проинформировать население.

— Тогда я обязательно почитаю вашу листовку дома.

— Для этого мы и работаем, — бодро сказал агитатор и устремился за новым прохожим.

Джерико бегло проглядел листок. Ничего нового о Бланде там не сообщалось. По сути, это была прокламация, превозносившая его достоинства как истинного воплощения зла, но словно ненароком забывавшая упомянуть конкретные деяния, на которых основывалось данное утверждение.

Но хотя прокламация ничего не поведала о Бланде, она довольно красноречиво давала представление о расстановке политических сил на Вальпургии. Теократия не была столь всемогуща, как убеждал Мела, иначе она бы не пыталась завоевать симпатии общества с помощью дешевых трюков. Светское правительство, по-видимому, до сих пор довольно крепко держало в руках бразды правления и уж наверняка контролировало средства массовой информации, по крайней мере в данном вопросе, и оказало теократии неожиданно серьезное противодействие. Но наиболее интересным заключением из всего этого было то, что обыватель, обычный человек с улицы, ни спасать, ни укрывать Бланда явно не собирался. И действительно, большинство прохожих понятия не имели, кто такой Бланд, как, в частности, тот разбитной портье из первой гостиницы.

Завернув за угол, Джерико швырнул прокламацию в первый же мусоросборник. Затем он прошел по знакомой улице и, завидев бар, в котором учинил скандал вчера вечером, решил войти. Здесь ничего из ряда вон выходящего не происходило, наплыва полиции не наблюдалось, а большинство завсегдатаев еще не окончили работу. Джерико сразу нашел свободное место, сел напротив зеркала, заказал традиционную кружку пива и принялся потихоньку потягивать терпкий напиток, внимательно следя за входом через зеркало, которое отражало всю улицу.

Миновал час, второй. Джерико перестал нервничать и волноваться. Он привык к дремотной атмосфере бара и укрепился в своих предположениях. Спешить ему было некуда, он просто сидел и впитывал окружающую обстановку, отмечая про себя всякие мелочи. Он потому и был профессионалом, что все делал неторопливо и никогда не порол горячку.

День клонился к вечеру, и улицы постепенно заполнились машинами и прохожими, спешившими с работы. И вскоре терпение Джерико было вознаграждено. Высокий худой мужчина с реденькой бороденкой стремительно вошел в бар.

Он прошел к стойке и, перегнувшись, о чем-то тихо заговорил с барменом. Бармен внимательно выслушал, пожал плечами, потом кивнул. Посетитель что-то добавил, и бармен яростно затряс головой.

Мужчина с бородой энергично оттолкнулся от стойки и, сделав несколько шагов, оказался на середине зала.

— Минутку внимания, — обратился он громко к присутствующим, демонстрируя поднятый над головой золотистый значок полицейского детектива. — Меня зовут Лэнгстон Дэвис, я первый помощник главы отдела детективов Джона Сейбла, и мы разыскиваем грузного мужчину с рыжими или светло-каштановыми волосами, который находился здесь прошлой ночью. Кто-нибудь из присутствующих помнит такого посетителя?

По залу пробежал недоумевающий шумок, посетители переглядывались, качали головами. Джерико хотел было встать и подойти к полицейскому, однако, немного поразмыслив, решил этого не делать. Рано или поздно полиция поймет, что им солгали и пустили по ложному следу, а поскольку только у одного человека есть причина лгать, то он лишь понапрасну раскроет свой козырь — способность менять личину.

— Разыскиваемый нами человек, вероятно, был весьма пьян, — не унимался Дэвис, со скрытой надеждой оглядывая зал. — Он либо зашел сюда из кабачка «Берлога дьявола», либо отправился отсюда туда. Нами объявлена награда за любую информацию об этом человеке.

— И сколько же вы за него обещали? — спросила женщина, сидевшая за столиком в одиночестве.

— Это будет зависеть от важности информации, мадам, — сказал Дэвис. — Смотрите, я оставляю визитную карточку у бармена на тот случай, если кто-нибудь захочет со мной связаться.

Реакции не последовало, и Дэвис, выждав немного, вышел прочь.

Джерико сверился с часами на стене. Прямо как по расписанию. Еще до темноты Дэвис наверняка успеет проверить «Берлогу дьявола» и ресторан. Возможно, ему действительно удастся выявить свидетеля, хотя это очень сомнительно. Дневные завсегдатаи баров и ресторанов обычно уже не появляются там в полночь.

Дэвис доложит о фактах по инстанции, и тогда они сообразят, что поиски свидетеля зашли в тупик. К вечеру обложат все гостиницы в районе, и по крайней мере к утру до них дойдет, что и этот след ведет в тупик. Затем последует методическая проверка: возьмут на заметку все недавно снятые номера гостиниц и примутся их обыскивать. И еще до обеда выявят все четыре снятых им номера.

Обычная рутина. Эффективно, но без вдохновения. Джерико позволил себе слабо усмехнуться.

Он уплатил по счету и вышел, чуть не столкнувшись в дверях с Дэвисом, который, отчаянно жестикулируя, спорил с кем-то, очевидно, с подручным.

— Не пойму, какого черта он от нас ждет? Как мы теперь должны действовать? — хотел знать Дэвис.

— Я мыслей не читаю, — огрызнулся тот в ответ. — Но он говорит, что мы только зря тратим время, поскольку этого толстяка в природе просто не существует.

— И он что, гостиницы тоже не собирается проверять? — продолжил Дэвис.

Джерико очень хотелось подслушать дальнейший разговор, но останавливаться и привлекать к себе внимание показалось ему более опасным. Можно было что-нибудь уронить и сделать вид, будто поднимаешь, но вместо этого, отказавшись от трюков, Джерико лишь прошел мимо и направился дальше по улице безучастной походкой постороннего наблюдателя.

Он не знал, кто это «он», о котором упоминали сыщики. Скорее всего шеф детективного отдела Сейбл. Но кто бы это ни был, уж слишком быстро он делал верные выводы. Похоже, этот шеф был из тех, кому пальца в рот не клади, и даром свой хлеб не ест.

Джерико вновь обошел свои четыре номера, методично оставляя память о себе, а затем вернулся в первую гостиницу и извлек дискету с информацией об Убусуку.

Факты оказались не столь уж обнадеживающими. Ибо Убусуку оказался мелким функционером дипломатической службы, который согласился принять работу на Вальпургии явно из желания выслужиться и продвинуться на пару ступенек вверх по служебной лестнице. Он был высокий чернокожий зулусского происхождения, с превосходным академическим образованием, но никакой подготовки в шпионаже, в подрывной работе и навыков подпольных диверсий не имел. И судя по данным отдела кадров, он ничего не знал ни о культах, ни о ковенах. Он подал заявление в бюро иммиграции Вальпургии официальным путем, был одним из двадцати светских просителей, принятых за последние два года, и вышел на связь со своим начальством лишь раз.

Суть его сообщения была проста: он не слышал никаких упоминаний о Конраде Бланде и не замечал никаких следов его присутствия на Вальпургии. Любой агент, желающий связаться с ним, должен был поместить объявление в центральной газете Амаймона о желании продать факсимильное издание «О ведьмах» на латыни с киноварными миниатюрами, Убусуку отзовется на номер, указанный в объявлении, и тогда будут согласованы время и место встречи.

Джерико отложил дискету и принялся анализировать сложившуюся ситуацию. Кто-то уже раскусил его личину и без нудного предварительного расследования. Естественно было предположить, что этот же человек станет ждать попытки связаться с местным законспирированным агентом. Он не мог знать, что законспирированным агентом был Убусуку, а если бы знал, то Убусуку уже давно попал бы в тюрьму и Джерико никак не сумел бы с ним связаться.

Джерико решил следовать своему первоначальному плану, основываясь на том сомнительном предположении, что Убусуку все-таки не попал под подозрение полиции. Если полиция до сих пор не вычислила связника и не знала, как перехватить сообщение через Убусуку, то можно было попытаться оборвать эту цепочку раньше, чем они успеют выйти на него. Полиция не могла прослушивать все видеофоны города, но Джерико уже сверился со справочниками и обнаружил, что Убусуку либо не имел видеофона вообще, либо не зарегистрировал номер. Этот Сейбл, похоже, не дурак и прекрасно сознавал, что наступает Джерико на пятки. Он наверняка не станет тратить время на всякие там видеофоны и почту. Безусловно, он предположит, что Джерико еще сам не знает местонахождение законспирированного агента, по той же логике, которая заставляла Джерико думать, будто Убусуку на свободе и до сих пор не замечен полицией.

Джерико откинулся на постели и, глядя на дилетантски намалеванную на потолке Черную Мессу, попытался представить себе следующий ход Сейбла. Детектив будет, конечно же, настороженно следить за всеми средствами общественной связи, включая и частные объявления в газетах. В объявлении, которое предлагал дать в газете Убусуку, не содержалось ничего подозрительного для полиции, но теперь, когда Сейбл догадывался, что Джерико может менять внешность, любой иногородний, давший объявление, подпадал под подозрение.

И все же Джерико не мог сделать следующего шага, не получив хотя бы элементарного представления о местных традициях. И он остановился на компромиссе: объявление даст, но не то, которое вызовет ответную реакцию Убусуку. Если за этим не последует официального интереса, то он вызовет Убусуку на связь через день-другой.

Стоя перед зеркалом, Джерико сделал себе внушительную гриву седых густых волос. Покончив с гримом, он подправил ботинки, став на пару дюймов выше. Джерико не был уверен, что это поможет, поскольку полиция явно настроилась искать безликого хамелеона, ориентируясь на фигуру и телосложение. Но все-таки был шанс, что они станут разыскивать более низкого мужчину. Джерико никогда не стал бы блистательным профессионалом, если бы не уделял огромное внимание подобным мелочам.

Под новой личиной он прошел шесть кварталов до районного филиала местной газеты и дал объявление о поиске блондинки, с которой познакомился на вечеринке две недели назад. Заплатил наличными, указал адрес гостиницы, вход в которую был виден из его окна, и вернулся в свой номер. Джерико побрился, ополоснулся, немного подремал и восстановил привычную внешность. После этого он подтянул кресло к окну и принялся следить за отелем на противоположной стороне улицы. Он дожидался того момента, когда же полиция начнет проверять гостиницы, внимательно наблюдая за всеми, кто входил и выходил из здания. Одновременно он пытался поставить себя на место Сейбла и предугадать, каким же будет ответный ход.

Глава 5

Нет музыки слаще, чем стоны умирающих.

Конрад Бланд

Как Сейбл ни пытался, ему не удавалось освоиться с внешними проявлениями богатства. Вот и сейчас он сидел скованный, откинувшись на спинку кожаного виброкресла, и гадал — время или нет раскурить сигару. Он был готов поспорить на что угодно — стоит ему только испросить разрешения, как хозяин тут же предложит взамен более дорогую марку. Его взгляд обежал роскошные апартаменты, заставленные массивной мебелью под дуб — хотя толком не поймешь, с этих аристократов станется и настоящую мебель поставить, — множество разукрашенных драгоценностями предметов антиквариата, прекрасно исполненные акварели и остановился наконец на литой из золота статуе крылатого Люцифера, который, казалось, посмеивался над чем-то тайным, необъяснимым.

— Что предпочитаешь сегодня, Джон? — спросил по-французски Пьер Вешински, высокий, представительный, с иголочки одетый господин — идеал вальпургийского аристократа. — Ликер, пилюлю счастья или, может, что-нибудь более экзотическое?

— Сойдет и кофе, — сказал Сейбл.

— Ба, уж это совсем на тебя не похоже, — с улыбкой заметил Вешински. — Что стряслось со знаменитой жаждой Джона Сейбла?

— С жаждой знаменитости ничего не случилось, просто я сейчас по делу, — улыбнулся Сейбл.

— Да? — Вешински вопросительно поднял бровь. — Ты знаешь, я всегда рад тебя видеть у себя дома. Но если это деловой визит, то почему здесь, а не в офисе?

— Я пытался к тебе пробиться, но твои чиновники принялись гонять меня по кругу.

— Ну, я с ними потолкую, — пообещал Вешински ровным тоном.

— Да и не только они. Ни одна шишка из правительственного аппарата, похоже, не желает снисходить до беседы со мной. И поскольку я знаю тебя уже лет пятнадцать, я решил заглянуть к тебе на огонек и потолковать о текущем политическом моменте.

— Ты знаешь, я всегда рад помочь тебе. Так в чем же проблема, Джон?

— Пьер, у меня есть все основания полагать, что Республика подослала своего агента на Вальпургию для убийства Конрада Бланда.

Сейбл подсознательно ждал какой-нибудь реакции вроде того, что Вешински сделает рога дьявола или произнесет какое-нибудь заклятие, но его аристократичный собеседник отпил из бокала с таким видом, будто они обсуждали погоду.

— Почему же тебе понадобился именно я?

— Но ты же член городского совета, — заметил Сейбл.

— А при чем здесь это? — удивился Вешински.

— Да вот у нас возникли кое-какие трудности — никак не можем получить документы по делу, — пояснил Сейбл. — Подшивки документов, архивы и все такое. Никто прямо в лицо не отказывает, но время тянут. А у меня, боюсь, не больше двух суток, чтобы найти убийцу.

— Удовлетвори мое любопытство, Джон, — попросил Вешински, подняв горбатого идола со стола и задумчиво вертя его в пальцах. — А на чем, собственно, строится твоя уверенность, что ты имеешь дело именно с наемным убийцей?

— Позавчера у нас в городе произошло одно убийство.

— Да? И кто же убит? Наш общий знакомый?

— Имя не имеет значения. Важно другое: в совершенном убийстве виден почерк профессионала, а с другой стороны, мы до сих пор не можем установить никаких явных мотивов преступления.

— Из чего ты тут же сделал вывод о присутствии в Амаймоне республиканского агента? — расхохотался Вешински, порозовев. Он поставил идола на стол, поднялся, прошел по мохнатому ковру к бару и налил себе бокал.

Сейбл покачал головой:

— Нет, из этого можно только заключить, что в городе появился профессиональный убийца. Но когда наша стандартная процедура не смогла выявить никаких дополнительных свидетельств, мы решили расширить поиски и, представь себе, обнаружили, что республиканский звездолет осуществил вынужденную посадку в космопорте за ночь до убийства.

— Что ж, если мне будет позволительно заметить, — вставил Вешински, возвращаясь к своему креслу и опуская бокал на подставку из оникса, — не кажется ли тебе, что эта цепочка слишком иллюзорна? Будь я на твоем месте, я бы забыл всю эту ерунду из одного только страха стать посмешищем.

— Но ведь это еще не все, — сказал Сейбл, обуздывая раздражение.

— Хвала дьяволу за добросовестность, — насмешливо произнес Вешински. — Джон, послушай совета старого друга. Брось это дело. Даже если ты и прав, Конрад Бланд за тысячи километров от нас. Выкинь его из головы. Это все не твоя забота.

— Да, но как же быть с Барнемом?

— Это еще кто?

— Парнелл Барнем — имя убитого, — пояснил Сейбл. — Убийца совершил преступление в Амаймоне, и так уж получается, что моя работа — раскрывать преступления в этом городе. Поскольку он мог осуществить посадку в полудюжине других мест на планете, то могу предположить, что у него здесь связной. Как мне кажется, он в ближайшие два дня войдет с ним в контакт, и если мы его в это время не изловим, то потом он исчезнет из города.

— И что же ты предпринял? — спросил Вешински, испытующе глядя на Сейбла из-под полуопущенных век.

— Я установил слежку за всеми инопланетными иммигрантами, поселившимися в Амаймоне за последние два года. Будь у меня побольше людей, я бы охватил всех иммигрантов за последние пять, а то и десять лет, для большей надежности.

— Как быть, если связной твоего предполагаемого агента — уроженец Вальпургии? Такой вариант ты учитываешь?

— Гм, тогда будем считать, что нам не повезло.

— Тебе в любом случае не повезло. Ты все же не убедил меня в том, что убийца Барнема и агент Республики — одно лицо.

— Не беспокойся, факты у меня есть. Вчера он попытался дать частное объявление в газете. Видимо, это шифровка, по которой его должен узнать связной.

— И почему же ты так решил? — спросил Вешински, возвращаясь к бару за новой порцией напитка.

— Да потому, что в качестве адреса он назвал гостиницу «Ганновер».

— И?..

— Пьер, «Ганновер» — гостиница только для женщин, — сказал Сейбл, и в его глазах загорелись азартные огоньки, — наш убийца не знал этого. Он, безусловно, наблюдал за входом, видел мужчин, входивших в ресторан, в бар или поднимавшихся в номера. Но сам-то он там не был. Более того, хотя гостиницей владеют Сестры Греха, он не признал их талисмана, просто не знал, что он означает. Только инопланетянин мог допустить такую грубую ошибку. Когда в гостиницу по видеофону позвонили пару раз, назвав его выдуманную фамилию, портье сообщил нам об этом. Убийца допустил первый промах.

— Да будет тебе, Джон, — усмехнулся Вешински. — Почему бы не решить, что это объявление — обычная шутка?

— Лично я ничего не знаю, — терпеливо объяснил Сейбл. — Я просто высказываю обоснованное предположение. Если я буду ждать, пока мне в руки попадут полностью обоснованные факты, этот агент уже успеет осуществить свою миссию и покинуть планету.

— Хорошо, Джон, — резко произнес Вешински. — Я задам тебе пару вопросов. Не возражаешь?

— Давай.

— Ты обнаружил какую-нибудь связь между Парнеллом Барнемом и Конрадом Бландом?

— Нет.

— У тебя есть какое-нибудь, хоть крохотное, доказательство, что некто покинул республиканский звездолет именно здесь, на Вальпургии?

— Нет.

— У тебя есть весомый повод полагать, что кто-то из иммигрантов работает на Республику?

— Только присутствие агента.

— Если он существует, этот агент, — поправил Вешински. — У тебя есть прямые доказательства, что правительственная администрация намеренно чинит тебе препятствия в исполнении твоих служебных обязанностей?

— Доказательства? Нет.

— Тогда не кажется ли тебе, что вместо дополнительных средств и людей тебе просто нужен основательный отдых? Я бы на твоем месте, Джон, поберег здоровье и не стал бы заниматься работой больше, чем того требуют непосредственные обязанности.

— Отпуск отпадает, — твердо сказал Сейбл. — У нас на руках нераскрытое дело, и убийца не так глуп, чтобы дожидаться, когда мы его изловим. Он выйдет на связного и потом отправится в Тиферет.

— Хорошо, если ты не желаешь брать отпуск сам, тогда мы отправим тебя в санаторий. Я прослежу, чтобы твой больничный оплатили полностью.

— Да что ты все печешься о моем здоровье? — взорвался Сейбл. — Ты бы лучше побеспокоился о Бланде. Независимо от того, веришь ты в мои доводы или нет, но в Амаймоне действует агент Республики, и Бланд — его цель.

— Ох, Джон, — сокрушенно вздохнул Вешински, — догадливость никогда не была твоей сильной стороной. Да, ты меня убедил, что все изложенные тобой аргументы — истина, но и ты прислушайся к тому, что я говорю.

— Ты о чем?

— Как ты находишь мой дом, Джон? — спросил Вешински.

— Дом-то твой тут при чем?

— Просто ответь на мой вопрос.

— Это замечательный дом.

— Это не просто замечательный дом, Джон, это дворец. В нем семнадцать комнат, видео в каждой комнате, камины и бары, ковры, предметы искусства, которые ты не можешь себе позволить на твою нищенскую зарплату, даже если бы она была больше в десятки раз. Четверо дворецких, две горничные, робот-эконом, прочая обслуга, личный врач. У меня…

— Я прекрасно знаю, что у тебя есть, — прервал его Сейбл. — Говори, к чему ты клонишь?

— А суть в том, дружище, что ничего этого я лично не приобретал. Я просто не совался куда не следует.

— Погоди-ка, Пьер, давай разберемся, — сказал Сейбл. — Ты хочешь меня подкупить, чтобы я не вмешивался в это дело?

— Ничего подобного, Джон, — отозвался Вешински. — Был убит человек, ты — глава отдела детективов, и, безусловно, твоя работа — раскрыть убийство.

— Но моя работа заканчивается в пяти тысячах километров от Тиферета, ты это хочешь сказать? — настойчиво гнул свое Сейбл.

— Ничего подобного я не говорил, — возразил Вешински. — Хотя, строго между нами, это, конечно, верно.

— Ты всерьез хочешь сказать, что правительству известно о готовящемся покушении на Конрада Бланда? И что они пальцем не пошевелят, чтобы предотвратить его?

— Ничего подобного я не утверждал.

— Но если бы мог, ты бы так мне сказал?

— Ерунда!

— Значит, я могу надеяться, что ты мне, поможешь с этим делом?

— Сделаю все, что смогу, — сдался Вешински. Он вытащил из бара коробку, открыл и передал Сейблу шесть сигар в упаковке.

— Возьми с собой, мне кажется, они тебе понравятся.

— Не стоило бы брать, — заметил Сейбл, однако принял подарок.

— Ты сейчас не закуришь? — спросил Вешински, наблюдая, как Сейбл прячет сигары в карман.

— Марка слишком хороша, чтобы курить ее в рабочее время. Выкурю вечером.

— Пожалуй, я провожу тебя до двери.

— Я найду дорогу, — ответил Сейбл. — До свидания, Пьер.

— До свидания, Джон, — откликнулся Вешински, нажимая на кнопку и растворяясь за голограммой симфонического оркестра.

Сейбл вышел на улицу, подозвал служебную машину и уже через двадцать минут был в кабинете. Он посидел в одиночестве, размышляя над тем, почему правительство не только не пугает, что возникла угроза Бланду, но, наоборот, оно приветствует появление здесь агента Республики. Такие мысли налипали на сознание, как старая шелуха. Сейбл даже тряхнул головой, словно желая сбросить этот груз, и вызвал в кабинет шестерых детективов: четырех мужчин и двух женщин.

— Ну и как прошла встреча с Вешински? — поинтересовалась одна из женщин, пока они усаживались.

— Не совсем гладко, — ответил Сейбл. — Что там насчет наших инопланетных путешественников?

Он хотел побеседовать с пятью амаймонскими коммерсантами, которые недавно побывали на других планетах. Дело в том, что если убийца не знал традиций Вальпургии, то Сейбл, никогда не покидавший планету, и его подчиненные представления не имели о законах и традициях других миров. Он не знал, насколько их собственная жизнь отличается от жизни других цивилизаций.

Сейбл питал смутную надежду, что каким-то образом сумеет почерпнуть информацию о том, как отличить просто эксцентричное поведение от поведения чужака.

— Они составляют докладные, — сардонически отозвался Дэвис. — На что еще годятся эксперты?

— Когда они будут готовы?

— Понятия не имею. У меня создалось впечатление, что кое-кто из чиновников предпочел бы, чтобы мы не очень спешили.

— У меня тоже создалось такое впечатление, — сказал Сейбл. Он задумчиво оглядел сидящих перед ним детективов. — Хорошо, — начал он наконец. — Я не предсказатель, но у меня такое чувство, что к тому моменту, когда наше правительство решит пошевелиться, мы уже тихо скончаемся от старости. Позвольте мне предложить вам несколько направлений, которых вам следует придерживаться в поисках.

Секунду Сейбл молчал, размышляя:

— Во-первых, забудьте о языке. Государственный язык Вальпургии совпадает с республиканским, к тому же у нас хватает своих диалектов. И если он говорит с акцентом, то ему лишь стоит сказать, будто он приехал из какой-нибудь далекой провинции. И он наверняка так и скажет.

Сейбл обвел собравшихся красноречивым взглядом:

— Во-вторых, забудьте про описание его внешности. Он искусный гример, и готов поспорить, что, как только вам покажется, будто вы установили его личность, он снова поменяет внешность.

— Так что же нам искать? На что обращать внимание? — спросила одна из женщин.

— На мелочи, — ответил Сейбл. — На детали, в которых он еще не успел разобраться. Не ждите крупных промахов. Этого он не допустит.

— Приведите пример, — не отставала она.

— Ладно. Если он дотошен к мелочам в своей работе, то горничная обязательно обнаружит сгоревшие свечи и жертвоприношения. Но свечи могут быть расставлены необычно или жертвоприношение может быть совершено необычным образом, нетрадиционно. Мне кажется, надо искать человека, который действует в духе традиций, но не следует букве этих традиций. Так, например, мы знаем, что человек, который делает знак пяти, никогда не сделает знак рогов дьявола или знак Сатаны. Но он, вероятно, этого еще не знает и не будет знать, пока не допустит ошибку, которую кто-нибудь заметит. Следует ожидать, что у него возникнут определенные затруднения с нашими символами: он может, конечно, вычислить, что человек с символом Сатурна на левой стороне груди принадлежит Ордену Голема, но он вряд ли сумеет узнать, что тот же самый знак на правой стороне носят чародеи Церкви Преисподней. Увидев его на улице с этим талисманом, вы можете не догадаться, что это ошибка, но рано или поздно он зайдет не в ту церковь или сделает неверный жест, и кто-нибудь обязательно заметит это.

— Легче найти иголку в стоге сена, — заметил кто-то.

— Весь трюк в том, как подойти к проблеме, — отозвался Сейбл. — Вот возьмите ангельскую гадюку: смотри на нее хоть целый час, а в серебристых папоротниках ее не увидишь. Но стоит только моргнуть или взгляд отвести, и вот она — лежит себе, как какое-нибудь огромное толстое бревно. Так что заостряйте внимание на подобных бытовых мелочах. С каждой потерянной минутой он накапливает знания о нашем мире, и чем больше он узнает о нас, тем меньше у нас шансов его заметить.

— Не хочу показаться пессимистом, но все сказанное вами как-то не обнадеживает, — проговорил один из мужчин. — Может, натравить на него средства массовой информации? Глядишь, удастся обложить его со всех сторон. Начнет метаться, допускать ошибки…

Сейбл отрицательно покачал головой:

— Только не этот хищник. Уж чего-чего, а самообладания ему не занимать.

— На чем зиждется ваша уверенность?

— На том, что Республика дилетанта не пошлет. Мы имеем дело с человеком, для которого экстремальные условия — обычная рутина. Он чувствует себя как рыба в воде, и ему ничего не стоит затеряться в толпе. Вы только вдумайтесь: он уже успел сменить по крайней мере два имени, совершить убийство, и это при том, что прибыл он сюда, зная лишь пару абзацев из навигационного альманаха. Он допустил лишь один промах, и то весьма незначительный. — Сейбл обвел всех угрюмым взглядом. — Как вы думаете, сколько еще ошибок способен допустить подобный профессионал?

Ответа он и не ожидал, и через несколько минут его сотрудники молча вышли из кабинета.

— Думаешь, будет какая-то польза? — поинтересовался Дэвис, оставшийся в кресле.

— Кто знает… — пожал плечами Сейбл. — Но надо же что-то делать. Я готов выслушать любое предложение.

— Если бы у меня было хоть одно, — сокрушенно признался Дэвис.

Они просидели в молчании минут пять, потом позвонил Вешински.

— Привет, Джон.

— Привет, — буркнул Сейбл. — Признаться, не ожидал твоего звонка.

— Не было смысла откладывать, — ответил Вешински. — Я переговорил тут кое с кем и не вижу повода откладывать дела в долгий ящик.

— Ты можешь нам помочь?

— Нет, Джон, лично я не могу.

— Значит, кто-то еще?

— Щекотливый вопрос, Джон.

— Щекотливая ситуация, Пьер. Не забывай, мы имеем дело с наемным убийцей. Он уже зарезал гражданина Амаймона. И я не могу сидеть сложа руки.

— Я знаю, Джон.

— Если я его поймаю, нужно ожидать юридических проволочек?

— Сомнительно.

— Ты сомневаешься? — вспылил Сейбл. — Ты что, хочешь сказать, что такая возможность есть?

— Нет, Джон. Позволь мне высказаться более определенно. Никто не станет тебе мешать.

— Просто никто не будет мне помогать, так что ли?

— Ты уловил суть.

— Да в гробу я их всех видал, Пьер! — взорвался Сейбл. — Я ни хрена не знаю о Бланде, но уж свои-то обязанности я знаю отлично, и передай своим дружкам, я долг выполню.

Он отключил видеофон и принялся кругами вышагивать по кабинету, чувствуя себя словно зверь в клетке.

— Хорошо сказано, — заметил Дэвис.

— Не будь ослом, Лэнгстон, — отрезал Сейбл.

— Э?..

— Я знаю свои обязанности, — с сарказмом повторил Сейбл. — Проклятие, Лэнг, сейчас мои обязанности заключаются в том, чтобы сидеть и ждать, когда он укокошит кого-нибудь еще.

Он подошел к окну и уставился на извилистую улочку Амаймона, размышляя о том, что убийца, может быть, ходит где-то рядом. Им мог оказаться любой прохожий. А если нет, то где он? И что он сейчас делает?

Глава 6

Зло не нуждается в друзьях, и потому не ищет преданности.

Конрад Бланд

Ибо Убусуку вышел из лифта и не торопясь направился по коридору к двери своей квартиры, где привычно набрал кодовую комбинацию на замке. В прихожей он повесил на эбонитовую вешалку плащ из красного атласа, прошел в кухню и поставил на стол две канистры вина, купленные по пути с работы. Из одной канистры он тут же налил себе в высокий фужер, кинул туда горсть кубиков льда из холодильника и прошел в комнату, собираясь немного почитать. Он переступил порог и замер: за столом восседал невысокий блондин неприметной наружности и беззастенчиво его разглядывал.

— Эй, вы кто такой и что вам тут надо? — ошарашенно спросил Убусуку.

— Да вот мне показалось, вас непременно заинтересует факсимильное издание «О ведьмах» на латыни с киноварными миниатюрами, — ответил Джерико.

Убусуку откинул назад голову и расхохотался.

— Вы меня напугали до полусмерти! Почему вы не вошли со мной в контакт через газету?

— Я дал пробное объявление вчера днем — просто, посмотреть, будет ли реакция.

— И его засекли? — спросил Убусуку. — Да, не слишком-то удачна эта моя идея с прикрытием.

— Насколько я могу судить, никто ничего не засек, — ответил Джерико.

— Может, я что-то упустил, но если объявление осталось незамеченным, то почему же вы не дали настоящего?

— Интуиция, — коротко ответил Джерико. — Конкретного ничего. Но что-то подсказывает мне, что второй раз лучше не пытаться, а я всегда привык доверять внутреннему голосу.

— Тогда как же вы нашли меня? — спросил Убусуку, предлагая Джерико напиток, от которого тот жестом отказался.

— Это было несложно. Я исходил из того, что где-то в городе должен быть список всех иммигрантов, и сразу же догадался, что уж на почте-то он обязательно должен быть. Поэтому я проник туда прошлой ночью, отыскал ваш адрес и пришел сюда.

— Вы действительно вломились в почтовое отделение? — с улыбкой спросил Убусуку, которого позабавила воображаемая ситуация.

— Пробрался — так будет точнее, — заметил Джерико. — Все осталось так, как было, ничего не пропало, никаких следов, никаких отпечатков пальцев. Видеомониторы у входа никого не зафиксировали.

— После чего вы прямиком направились ко мне. И залезли в мою квартиру, так?

— Ну положим, это было не так-то уж и легко, — возразил Джерико. — Сначала нужно было убедиться, что я не привел за собой «хвост» и никто за квартирой не наблюдает, а потом пришлось изрядно повозиться с вашим замком. Чтобы расшифровать код, мне понадобилось почти десять минут.

— Десять минут! — ошарашенно воскликнул Убусуку. — Вы хоть знаете, какую кругленькую сумму я выложил за эту систему?

— Да не переживайте, — невозмутимо утешил его Джерико. — Не думаю, чтобы кто-нибудь другой на этой планете мог бы вскрыть такой замок. Разве только взломом.

— Ну ладно, вы здесь в безопасности, с вами все в порядке, и это единственное, что имеет значение, — заметил Убусуку, стараясь смириться с мыслью, что Джерико без его ведома вломился к нему в дом. — Я почти год ждал, когда же наконец Республика кого-нибудь пришлет. Надеюсь, вам понравился Амаймон. Здесь хороший климат, да и люди…

— Я приехал сюда не развлекаться, — сухо парировал Джерико.

— Извините, — ухмыльнулся Убусуку. — Но должен сразу вас предупредить, чтобы вы избавились от стереотипов относительно колдовства и поклонения дьяволу. Они здесь будут только помехой.

— Вот как?

— Я думал абсолютно так же, когда прибыл сюда, — восторженно сказал Убусуку. — Мне казалось, они все тут помешались, режут младенцев на восходе полной луны, ну и всякое такое. Но это совсем не так. Я получше присмотрелся к здешним людям, к тому, чем они занимаются, чего достигли, и Бог свидетель… то есть, Люцифер свидетель, я поменял собственную веру!

— Да я уж вижу, — заметил Джерико, оглядывая комнату, полную предметов сатанинских культов. — Это первое частное жилище, в котором мне довелось побывать. Оно типично?

— Не для всех, — с ноткой гордости в голосе ответил Убусуку. — Только для моего культа.

Ибо доставил стакан на столик и принялся обходить комнату, то и дело указывая на предметы, которые имели для него особое значение.

— Видите бафомет? Во всех, конечно, есть козлиные головы, но такая борода характерна только для Ордена Голема. А этот большой перстень, похожий на непонятный талисман, — печать Соломона, печать моего культа.

— Скажите, все эти порнографические художества на стенах — это тоже религиозные символы? — улыбнулся Джерико.

— Вот именно! — радостно воскликнул Убусуку. — В некотором смысле мой Орден проповедует идеи гедонизма, что вообще характерно для культуры Вальпургии. Мы сознательно подходим к необходимости удовольствий в жизни человека, поэтому и окружаем себя всеми этими прелестями. Вот старушка Нелли. — Он любовно погладил картину, на которой совсем еще юная женщина занималась любовью одновременно с тремя человекоподобными пресмыкающимися. — Отдаю предпочтение этой картине. Она была написана одним парнем, который живет тут неподалеку. Если вам захочется с ним встретиться… Ах да, вам, конечно, это ни к чему. Извините, заговорил я вас совсем. Выкладывайте, какова ваша миссия и чем я могу вам помочь?

— Боюсь, что мое задание слишком секретно.

— Глупости, вам наверняка приказали убрать Конрада Бланда, так ведь?

— Почему вы так решили?

— Да бросьте! — Убусуку расхохотался. — А в чем еще может быть заинтересована Республика на этой забытой Богом планете? Полагаю, вам предстоит либо похитить его, либо уничтожить… Я бы только это приветствовал, если кого-то интересует мое мнение.

— И чем же он перед вами провинился? — поинтересовался Джерико, касаясь пальцами лезвий жертвенных кинжалов, на рукоятях которых были выгравированы изображения различных гадов: змей и ящериц.

— Чем? — переспросил Убусуку. — Да он просто мерзкий палач, с моей точки зрения, и все тут… Он не имеет ничего общего с сатанизмом.

— А разве Сатана не предполагает в себе палача?.. — вкрадчиво поинтересовался Джерико.

— Да нет же! — воскликнул Убусуку. — Вот видите, куда вас завело предубеждение! Мы веруем в наслаждения, в терпимость, в удовольствия. Конечно, мы не предлагаем подставлять другую щеку и далеко не привержены остальной келейной чепухе, но религия сатанизма основана на чувствах, а не на уничтожении их.

— Из чего я заключаю, что Бланд достиг своего сатанизма, уничтожая других людей, их чувства, — сухо прокомментировал Джерико.

— Вот поэтому-то если с ним что-нибудь и случится, я только восславлю Сатану, — сказал Убусуку, похоже, искренне не замечая нелогичность своего утверждения.

Джерико решил прекратить этот бессмысленный разговор. В конце концов он прибыл сюда не для теологических дискуссий.

— Давайте вернемся к предмету нашего разговора, — переменил он тему. — Вы можете мне помочь, если введете в традиции и нравы местного общества.

— Хотите знать историю или религию? — спросил Убусуку.

— Только не в сугубо академическом понимании. Мне нужны знания, которые бы позволили выглядеть естественно и ничем не отличаться от других жителей планеты. Я не могу себе позволить ошибки.

— И сколько времени в вашем распоряжении?

— Не знаю, — ответил Джерико. Все зависело от того, насколько близко подобрался к нему Сейбл. — Может, день, от силы два.

— Нет, так не пойдет, — сказал Убусуку. — Конечно, я могу растолковать вам, что собой представляют основные секты и чем они отличаются друг от друга в верованиях, что явилось главной причиной отступничества и как мы пошли по такому пути… Но я не могу сделать из вас настоящего жителя Вальпургии за пару дней.

— Я адаптируюсь очень быстро.

— Никто не в состоянии адаптироваться настолько быстро, — многозначительно возразил Убусуку. — Мне потребовались месяцы, а ведь я больше ничем не занимался, только учился и приспосабливался. В том-то вся и штука: жизнь здесь удивительно похожа на жизнь любой другой планеты Республики. Мы едим одну и ту же пищу, пользуемся абсолютно таким же транспортом, живем в таких же домах, платим по счетам. Но на глубинном, более тонком уровне все здесь отличается, как может отличаться только иная цивилизация.

— Например?

— Например, я говорю «Царствуй, Сатана» вместо «Отче наш». Я не пользуюсь кредитками, если расчеты не касаются Республики. Я покупаю мясо, хлеб и вино, но я также покупаю крылья летучих мышей и дохлых пауков. Я могу, не боясь суеверий, пройти под лестницей, но обязательно изображу рога дьявола, как только заслышу раскаты грома. Однако я разговариваю на том же самом языке и надеваю одежду так же, как остальные обитатели Республики, и если занимаюсь сексом, то он не слишком отличается от всего того, что обычно происходит между мужчиной и женщиной. Теперь вы понимаете, в чем проблема?

— Давайте подойдем к этому с другой стороны, — предложил Джерико. — Кто-нибудь еще изображает рога дьявола, когда заслышит раскаты грома?

— Конечно, нет, — сказал Убусуку. — Дочери Наслаждения так поступают, но вот Братство Ночи изображает знак пяти, и сомневаюсь, чтобы остальные секты делали что-нибудь особенное, ну, конечно, не считая активных мелочей: открыть зонтик или спрятаться от дождя.

— Отлично! — воскликнул Джерико. — Вы все значительно упростили.

— Я? — удивился Убусуку. Джерико кивнул:

— У меня нет времени изучить все жесты и символы, распространенные на планете. Единственное, что мне надо от вас, так это краткий перечень всех символов, жестов и всякого такого, присущего всем жителям планеты, независимо от вероисповеданий.

— Мне ничего не стоит все перечислить, — сказал Убусуку. — И я это сделаю. Но этого недостаточно.

— Почему?

— Да потому, что если вы не будете исповедовать вполне определенную религию со всеми ее символами и атрибутикой, то поневоле начнете мозолить всем глаза, привлекая внимание. Послушайте, космические перелеты довольно дешевы, миры дешевы, а Вальпургия молода — ей всего пять или шесть поколений. Ни один из тех, кто не верит в Сатану или в колдовство — в разной степени, конечно, — не стал бы эмигрировать на Вальпургию. И дети, родившиеся на планете, воспитывались уже в духе религиозности. Так продолжается уже целое столетие. У них здесь нет ни христианских, ни буддийских тайных сект. Да и зачем они, когда из сотни тысяч планет можно выбрать любую по доступным ценам. Не обязательно становиться последователем Голема, или Мессии, или Ордена Дьявола, но обязательно принадлежать к какому-нибудь конкретному культу. — Он закурил сигару и предложил Джерико. Однако тот лишь отрицательно покачал головой. Убусуку же с наслаждением затянулся и стряхнул пепел в странной формы пепельницу, напоминавшую больше атрибут культа.

— Понимаю.

— Я могу просветить вас для начала насчет Ордена Голема, к которому принадлежу, — предложил Убусуку, тщетно стараясь скрыть свое рвение.

— Думаю, не стоит, — сказал Джерико. — В конце концов если меня схватят в ходе выполнения моей миссии, я не хочу, чтобы мои манеры или верования вывели на вас.

— Ну что ж, вам виднее, — согласился Убусуку. — Хорошо, не хочу показаться навязчивым. Тогда назовите, какого сорта религию вы предпочитаете?

— Наиболее расхожую, — ответил Джерико. — Одну из наиболее распространенных.

— Забавно, а я-то думал, что проще предпочесть какую-нибудь мелкую секту…

— В большой толпе всегда легче затеряться, — напомнил Джерико. — Я бы хотел освоить такую религию, в которой миряне не носят каких-либо изощренных символов или знаков отличия, а только собираются для совершения какого-нибудь обряда, бормочут пару фраз и расходятся по домам.

— Ага, — кивнул Убусуку, — тогда, я полагаю, лучше всего выбрать Церковь Сатаны. Правда, вуду тоже очень распространенный культ, но в основном для черных, так что вы среди них будете слишком заметны.

— Если вуду для черных, то почему вы не вступили в его ряды? — спросил Джерико.

— Ну да, чтобы разглагольствовать о всякой ерунде да читать «Отче наш» задом наперед? — с гримасой отвращения произнес Убусуку. — Нет уж, спасибо! Даже не соглашаясь с их принципами, я вступил в Орден Голема хотя бы ради одного секса. Позвольте заметить, дружище, вы запросто можете потерять не меньше двадцати фунтов в первый месяц, и только тогда почувствуете, насколько все это серьезно и реально и что обретенный рай будет ждать вас и завтра, и послезавтра. Джерико молча слушал.

— Ну ладно, может, мне заказать небольшой обед, да мы перейдем к делу? — предложил Убусуку. — Я попробую устроить нам сегодня ночью сатанинскую мессу. А пока мой дом — ваш дом, как говорится, хотя надо признать откровенно, вы просто огорошили меня своим появлением.

— Вы имеете в виду и библиотеку?

— Конечно, — ответил Убусуку, направляясь на кухню.

— У вас в кабинете есть какие-нибудь карты? — спросил Джерико.

— Верхний левый ящик стола, за которым вы сидите, — прокричал Убусуку из кухни.

Впрочем, Джерико уже и сам прекрасно знал, где находятся карты. Двух часов, которые он в одиночестве провел в квартире Убусуку, хватило с лихвой, чтобы тщательно изучить каждый сантиметр жилища. Тем более что карты были нужны ему в первую очередь. Однако чтобы не возбуждать подозрений хозяина, он разложил карту Амаймона и принялся ее скрупулезно разглядывать.

Затем он положил рядом карту полушарий планеты, именно ту, которая ему и была нужна. Если полиция пока и не догадывается о его истинной миссии, то скоро наверняка догадается, не хуже Убусуку. И уж они-то обязательно предупредят Бланда, чтобы тот был начеку и приготовился встретить убийцу-наемника.

Еще до прихода Убусуку Джерико успел отмести два самых коротких маршрута до Тиферета как наиболее очевидные и сейчас подбирал себе другие варианты. В конце концов он остановил свой выбор на маленьком городке в трехстах километрах к северо-востоку от Тиферета. Городишко назывался Малкут, и проживало в нем пять тысяч человек. Джерико решил, что лучше всего попасть в Малкут с севера, раствориться среди жителей, а уж потом двигаться на юг, к Тиферету. Пусть у Бланда и нет армии, но он наверняка имеет личную охрану. Для нее требовались люди. Если их набирали из добровольцев вне Тиферета, то вряд ли обошли Малкут вниманием. Может, Джерико удалось бы каким-то образом завербоваться в ряды охранников Бланда — бывали и более странные случаи. По крайней мере игра стоила свеч.

Определившись с маршрутом, он снова принялся изучать карту. Вальпургия была заселена сравнительно недавно, и еще несколько столетий вряд ли стоило ожидать, что всю поверхность покроет сплошная сеть городов. Уже и теперь казалось необычным, что по планете разбросано около сотни городов: ведь большинство колониальных миров начиналось с одного или двух центров. Мегаполисы росли очень быстро, в течение нескольких десятилетий, в то время как остальное пространство оставалось девственно-нетронутым и диким. Скорее всего сеть городков на Вальпургии развилась только потому, что верования распространившихся здесь сект противоречили друг другу. Это казалось логично, однако Джерико отметил, что даже этот факт стоило бы проверить.

Несколько минут он запоминал отдельные участки карт, затем аккуратно все сложил и убрал в ящик. Уничтожать отпечатки пальцев не понадобилось: избрав когда-то свою профессию, Джерико давным-давно сделал себе операцию по уничтожению кожных узоров на кончиках пальцев.

Убусуку не возвращался. Поднявшись со стула, Джерико прошелся по квартире, отыскал под самым потолком полки, битком забитые книгами, прочитал названия на корешках. Большинство из них либо касались энтомологии хлористых миров, либо были порнографическими шедеврами. Насколько Джерико мог судить, перечень книг четко определял круг интересов хозяина дома — как профессиональный, так и личный.

Затем он прошел в спальню Убусуку, сплошь завешанную картинами, заставленную статуэтками и голограммами демонов и женщин в самых различных стадиях сексуального извращения. Не обращая на них никакого внимания, он только мельком скользнул равнодушным взглядом по этой выставке нагих телес и присел у груды книг и журналов, разбросанных на полу. Раньше у него просто не хватило времени заняться ими, и он очень надеялся отыскать среди них публикации на местные темы. К его разочарованию, почти все оказались научными журналами о насекомых.

Джерико вернулся в кабинет перед самым приходом Убусуку.

— Наверное, вам это уже набило оскомину, — с ухмылкой сказал Убусуку. — Но ничего, кроме вареных яиц, я предложить не могу.

— Обожаю яйца, — откликнулся Джерико. — После обеда порекомендуйте мне для чтения парочку книг или журналов, которые могли бы пригодиться.

— За едой мы обсудим основные привычки и наиболее распространенные суеверия, — пообещал Убусуку. — Но боюсь, времени для чтения уже не останется.

— Да? Почему?

— Знаете, есть у меня один приятель — приверженец Церкви Сатаны. Он уже несколько месяцев подряд пытается обратить меня в свою веру, и я договорился, что приду сегодня вечером на Черную мессу в его церковь.

— Отличная мысль, — удовлетворенно ответил Джерико, проходя на кухню вслед за Убусуку.

— К яйцам я приготовил бифштекс, — заметил Убусуку, выставляя на стол пару тарелок и усаживаясь. — И кстати, вот первый пункт, который надо знать: на Вальпургии мало запретов на еду, и те, что есть, довольно универсальны.

— Например?

— Например, никогда не ешьте козлятины.

— Причина?

— Козел — один из наших священных символов. Он присутствует почти во всех религиозных культах.

— Почему же тогда в меню всех ресторанов входит козлятина? — удивился Джерико, управляясь с бифштексом.

— Да потому, что коз на планете больше двух миллионов, — объяснил Убусуку. — Некоторые рестораны даже специально готовят козлятину или покупают козье молоко для белых.

— Каких белых? — не понял Джерико.

— Белых Магов, — уточнил Убусуку. — Их немного, но по всем городам набирается достаточно. Вот некоторые рестораны и заботятся о них как о клиентах.

— И чем же Белые Маги отличаются от других?

— Они верят в применение магии только для добрых дел, — ответил Убусуку.

— Сдается мне, что подобная благотворительность не в почете на Вальпургии, — прокомментировал Джерико.

— Так оно и есть, — покладисто согласился Убусуку. — Это напомнило мне о другом табу. Никогда не носите белого.

— Да, я уже заметил, что здесь практически никто его не носит.

— Для этого есть причины, — разъяснил Убусуку. — Черный цвет — священный для большинства сект. Белый же демонстрирует, что вы — Белый Маг, а поскольку их не так уж и много, то вас быстро вычислят. К тому же легко влипнуть в неприятность; если попытаться попасть в одно из мест, куда вход им строго-настрого запрещен.

— Куда, например?

— Долго объяснять, — отмахнулся Убусуку. — Проще не носить белого. Джерико кивнул:

— Хорошо, а мужчина может быть Белым Магом?

— Конечно, правда, мы называем подобного человека Белым Колдуном, но это то же самое. Хотя Белые Ведьмы их недолюбливают. Им и без них хлопот хватает. Признаться, здесь, на Вальпургии, женщины находятся в двусмысленном положении.

— Это каким же образом?

— В общественной жизни они равноправны, как и повсюду в Республике. Но здесь разнообразные религии предъявляют к ним определенные ритуальные требования. Большинство из них чисто формальные, но некоторые — откровенно сексуального характера, скажем так. И это обстоятельство порождает конфликты. Множество женщин в последнее время стали занимать высокие посты, например, Магдалина-Иезавель является главой секты Дочерей Наслаждения, и даже в культе Посланцев Мессии есть высшая Жрица. Но по сути все религии несут в себе пережитки тех дней, когда женщина была объектом похоти и сексуальной агрессии. И потому частенько возникают проблемы, каким образом привести в соответствие столь архаичное положение женщины внутри культовых обрядов с их высоким статусом вне религиозных отправлений. Это трудная ситуация, и когда-нибудь все может взорваться. Лично я надеюсь, что к тому времени успею благополучно почить в бозе.

— Ну а вообще как мужчины относятся к женщинам?

— Я же только что объяснил.

— Да нет, в обычной жизни.

— А… — Убусуку кивнул, его лицо даже просветлело. — Ну, как я сказал, женщины имеют равные права с мужчинами, и мы все верим в свободу личности. Так что не спешите открывать им двери, снимать перед ними шляпу и относиться к ним как-то иначе, чем к мужчинам. Галантность — это республиканский обычай. Кстати, разговаривая про Республику, не вздумайте брякнуть о ней что-нибудь благожелательное. С тех пор, как Республика пыталась заставить Вальпургию выдать Бланда, у них тут развернулась кампания промывки мозгов. Да, и напрочь выкиньте из лексикона сленг, контакты с другими мирами слишком ограничены, и любой сленг, занесенный извне, легко заметить.

— Что еще? — спросил Джерико, приканчивая бифштекс и принимаясь за яйца.

— Да сразу и не сообразишь, но я бы на вашем месте не стал здороваться за руку, — сказал Убусуку. — Вежливость здесь не в моде. Тут до черта тайных скрытых пожатий, которыми пользуются члены разных Братств. Вы и знать не будете, что это за пожатие и как на него ответить. Сразу попадетесь. Да, и еще непременно придумайте себе тайное имя.

— Тайное имя? — заинтересованно переспросил Джерико.

— У каждого оно есть. И это тоже универсальная черта всех культов. Лучше подготовиться заранее. Если вздумаете присоединиться к Церкви, они обязательно поинтересуются именем. Мое, — с гордостью произнес Убусуку, — Эхлис.

— Надо, я думаю, взять имя Иуда, — сказал Джерико со скрытой усмешкой.

— Это же не демон, — возразил Убусуку.

— Я чувствую с ним определенное родство, — заметил Джерико.

— Как хотите, — пожал плечами его собеседник. — И не мешает заранее определить город, откуда родом.

— Почему бы не взять Амаймон?

— Это самый крупный город на планете, и многие так или иначе бывали здесь. Мне кажется, вам лучше выбрать городок поменьше, где наверняка почти никто не бывал. Если начнут расспрашивать, то не попадетесь.

— Хорошо, тогда предложите что-нибудь сами.

— Есть в тысяче километров к западу крошечный городишко Таннис, — сказал Убусуку. — Я знаю, у них там есть филиал Церкви Сатаны, но сам я за весь год встретил оттуда только троих. Во всяком случае, вы всегда сумеете что-нибудь наврать. С Амаймоном все гораздо сложнее.

— Это почему же?

— Амаймон был первым городом на планете, но большинству культов не нравились сложившиеся в Амаймоне религиозная свобода и терпимость — ведь он оказался пристанищем для семидесяти разных Церквей. И вот все эти культы и секты принялись основывать отдельные поселения, которые за столетие разрослись в города. Большинство из них расположилось на реке Стикс, поскольку самый дешевый транспорт речной. Как правило, эти города живут замкнуто и не принимают посторонних. А поскольку Амаймон так и остался единственным городом поблизости от космопорта, пригодного для посадки действительно больших звездолетов, то в нем до сих пор сохранилось смешение религий.

— Вам приходилось бывать в других городах? — поинтересовался Джерико.

— Необходимости не было, — равнодушно отозвался Убусуку. — Мне и здесь нравится. А кроме того, некоторые из этих отдаленных сект чересчур серьезно относятся к своей религии.

— Мне показалось, что и вы серьезно воспринимаете свою веру, — заметил Джерико.

— Я серьезен во всем, что касается удовольствий, — просиял Убусуку. — Поверьте мне, в некоторых из этих городов зло воспринимают очень серьезно. Сдается мне, что Бланд оказался в Тиферете не случайно, фанатизма там наверняка хватало и до его прибытия. Но вернемся к теме нашего разговора. Я настоятельно рекомендую вам никогда не упоминать Бога, Аллаха или Иегову, под каким бы именем Господь ни присутствовал в вашем воспитании. Ни в беседе, ни когда ругаетесь. — Тут он улыбнулся. — Мы здесь старательно избегаем упоминать нашего заклятого врага. И еще не надо свистеть.

— А это почему?

— Большинство обществ разработали свою систему опознавательных свистов, так же как всякие символы и рукопожатия. Свистнете что-нибудь не то, и, к дьяволу, мигом накостыляют по шее, а то еще и не ограничатся этим.

— Вы и сами то и дело поминаете черта и дьявола, — заметил Джерико. — Это принято?

— У всех, за исключением Белых Магов, — ответил Убусуку. — И раз уж мы об этом заговорили: некоторые жесты, как рога дьявола или знак пяти, употребляются часто и легко. Это то же самое, что для католиков перекреститься. Однако в Церкви Сатаны подобных знаков нет. Так что не пытайтесь подражать кому-нибудь.

— А что мне надо знать еще о Церкви Сатаны?

— Пожалуй, лишь то, что ваш талисман — это козлиная голова внутри пятиконечной звезды, которая, в свою очередь, заключена в круг. В Амаймоне этот знак часто встречается.

— Это точно, здесь целая прорва всякой символики, — согласился Джерико.

— Старайтесь избегать все остальные. Большинство сект владеет различными фирмами, и когда они выставляют свой талисман на всеобщее обозрение, это словно объявление, означающее: только для членов секты. Можно очень легко нажить себе неприятности, если не знать об этом.

— У вас случайно не найдется хоть какой-нибудь книжицы о местных традициях? — спросил Джерико.

— У меня сохранилась брошюра, которую мне дали, когда я впервые прибыл сюда, — сказал Убусуку. — Но она, вероятно, годится только для Амаймона.

— И все же я бы хотел ее полистать, прежде чем отправиться в церковь.

— Да, пожалуйста, я отыщу ее сразу после обеда.

— Хорошо.

Джерико осторожно поменял положение на стуле. Он опасался уронить жертвенный кинжал, прикрепленный к ноге липкой лентой.

Глава 7

Я никогда, никогда не заключу пакта с Сатаной. Мне не нужны подмастерья.

Конрад Бланд

Церковь Сатаны представляла собой огромное здание в романском стиле, но с мавританским оттенком, новое, с иголочки, заманчиво поблескивавшее в лунном свете. Церковь хоронилась в глубине за лужайкой и была обнесена высокой оградой кованого железа. Оттуда доносилась аритмичная, беспокойная электронная музыка. Стены отливали красным в неярком свете прожекторов.

Убусуку и Джерико остановились в нескольких метрах от ворот. И пока Джерико рассеянно наблюдал за входящими, Убусуку подошел к одному из людей в плаще с капюшоном, охранявшему вход, и пошептался с ним. Охранник кивнул, ушел и возвратился в сопровождении широкоплечего коротышки с копной густых непослушных седых волос.

— Вот уж не надеялся, что ты надумаешь нас посетить! — зычно воскликнул он, дружески обхватив Убусуку за плечи. — Где твой друг, показывай.

Убусуку подвел его к Джерико.

— Гастон Леру, о котором я рассказывал, — сказал он, представляя коротышку, — а это мой друг…

— Орест Мела, — поспешно вклинился Джерико, делая шаг вперед, но не подавая руки.

— Рад встретиться с вами, очень рад, — произнес Леру с сердечной улыбкой на широких приплюснутых губах. — Поближе познакомимся позже, а сейчас надо поторапливаться — вот-вот начнется месса.

— Много народу? — на ходу спросил Убусуку, направляясь за Леру по каменной дорожке к входу в церковь.

— Не больше, чем в обычный будний день, — ответил Леру, передернув плечом. — Хотя мы не жалуемся — по выходным народу столько, что нам приходится устраивать за вечер две мессы.

— Не уверен, что у меня хватило бы энергии провести две мессы Голема кряду, — рассмеялся Убусуку.

— Мой друг — распутник, — подмигнул Леру, обращаясь к Джерико.

— Я и не скрываю, что всегда был заядлым донжуаном, — сказал Убусуку. — Что поделаешь, раз я падок до женщин. Но на Вальпургии я сумел найти религию, которая это даже поощряет. Но в то же время я всегда готов исправиться. Хотя предупреждаю: обратить меня в иную веру после прелестей моего Ордена будет не так-то легко.

— Пути Сатаны неисповедимы, — весело заметил Леру. — Мы приложим все усилия. Главное, что ты не затыкаешь уши и готов прислушаться. Мы сядем где-нибудь в задних рядах, где я смогу пояснить происходящее, не тревожа священников. — Он критически оглядел их одежду. — Нам действительно придется сесть позади, поскольку на вас нет ритуальных плащей-накидок.

Они прошли вычурно украшенную комнату, и Леру повернул налево. Миновав множество темных коридорчиков, они наконец оказались у рядов мягких кресел в самой глубине зала, который тянулся метров на двадцать и заканчивался алтарем из оникса. Фрески с изображениями бескровных пыток и сцен разгула, украшавшие стены и своды огромного зала, освещались тысячами ритуальных свечей самых замысловатых форм. На стене за алтарем висел огромный талисман Церкви Сатаны, черный с золотом.

Дюжина динамиков, расставленных по всей церкви, усиливала музыку. Джерико счел ее атоничной, однако первобытная ритмика все же несколько скрашивала впечатление. Время от времени в нее вклинивались стоны, крики страстные и сдержанные, которые скорее всего воспроизводились в записи. В подлокотнике каждого кресла имелось небольшое углубление для свечи, и, конечно же, Леру сразу одарил своих гостей необходимыми атрибутами. Пока Джерико зажигал и устанавливал слегка чадившую свечу, Леру с энтузиазмом экскурсовода объяснял, что, в отличие от свечей всех остальных религий и сект, их свечи славятся тем, что вытоплены из человеческого жира, добровольно пожертвованного прихожанами. Похоже, такое известие нисколько не порадовало Убусуку, а Джерико, как обычно, не выразил никаких эмоций и продолжал осмотр.

В первых трех рядах сидели мужчины и женщины, из-под плащей которых высовывались лишь обнаженные руки. Джерико решил, что, кроме плащей, на этих людях нет никакой одежды. Рядов двадцать были заняты в основном мужчинами, одетыми так же, как Леру. За широким, рядов в семь, проходом начиналась галерея для посетителей. Здесь сидели приглашенные, в том числе и Леру со своими гостями. Этим вечером здесь собралось человек тридцать, пришедших в основном парами, но кое-кто и в одиночку. Они сидели достаточно далеко, и Леру своими объяснениями никому не мог помешать.

Джерико снова взглянул на алтарь и заметил высокого мужчину во всем черном. На нем была мантия с капюшоном, над которым торчали рога. Вероятно, они должны были выглядеть зловеще, однако Джерико находил все это скорее комичным и нелепым.

— Это Деннисон, наш главный священник, — прошептал Леру. — По слухам, его в ближайшие год-два должны избрать верховным священником Церкви Сатаны Амаймона.

Деннисон подождал, пока аудитория стихнет, потом вынул из складок плаща жезл и обвел в воздухе пятиконечную звезду.

Под сводами загрохотал удар гонга, и Деннисон торжественно произнес:

— Я царствую над тобой, говорит Повелитель Мух, властью, никем не превзойденной.

— Следите за аудиторией, — прошептал Леру. Джерико, вторя прихожанам, зашептал:

— Regie Satanis!note 2

— »Внемлите! — восклицает Сатана, — нараспев продолжал Деннисон. — Я — круг, на коем зиждутся Двенадцать Царств. Шесть — вместилище дыхания живущего, а прочие столь же остры, как серпы, сиречь рога смерти».

— Regie Satanis! — подхватили слушатели. Служба продолжалась минут пять, затем священник вновь обвел жезлом звезду и выкрикнул:

— Шамхамфораш!

И аудитория откликнулась хором:

— Шамхамфораш!

— Наше наиболее сильное заклинание Сатаны, — прошептал Леру. — Все, что происходило до сих пор, обычно для наших служб. Сейчас последует проповедь. Надеюсь, она не будет слишком скучна, а потом мы перейдем к самой мессе.

Джерико вежливо кивнул и снова перевел взгляд на Деннисона.

— Мои прихожане! — воскликнул тот под аккомпанемент очередного удара гонга. — Мой долг — поведать вам о провозвестнике.

— Фу ты, дерьмо! — выругался шепотом Леру. — Опять!

— Я говорю о том, кого именуют Черным Мессией, — объявил Деннисон. — О том, кто в одиночку противостоит враждебной силе Республики. Кто является воплощением всего того, перед чем мы преклоняемся и что почитаем, о том, кто воззвал к сектам Вальпургии о помощи. Отважимся ли мы отказать подобному человеку?

— Люцифер Великий! Как мне это надоело! Я-то надеялся, он поговорит на какую-нибудь другую тему, — горячо зашептал Леру.

— Конрад Бланд есть ипостась Сатаны, дух, воплощенный в человеческую плоть! — орал Деннисон. — И даже сейчас, в этот самый момент, когда я говорю с вами, вражеские корабли Республики воронами кружат над нашей планетой, грозя неминуемой бедой, если наш народ не покорится. Покоримся ли мы?!

— Нет!! — взревела паства.

— Так тому и быть! — заключил Деннисон. — Как Церковь не может навязывать свою волю государству, — при этих словах Убусуку и Леру хихикнули одновременно, — так и государство не может диктовать свои условия Церкви. И секты Вальпургии не выдадут этого спасителя, последователя Сатаны.

— Ну и спаситель, мать твою! — фыркнул Леру тихонько.

— Что это вы так разошлись? — вежливо поинтересовался Джерико, пока Деннисон продолжал свою проповедь.

— Сам-то я в Тиферете ни разу не был, понимаете, — прошептал Леру, — но у меня приятель оттуда. Он говорит, Бланд превратил весь этот городишко в настоящую бойню.

— Да что вы говорите?! Леру кивнул:

— Похоже, трупы там валяются на каждом углу, а в пытках так изощряются, что даже Посланцы Мессии не выдержали, сбежали. Этот хренов спаситель крушит направо и налево, уже половину города перебил.

— Да уж, в таких условиях сложновато поклоняться злу, — заметил Джерико не без сарказма.

— Бланд — это не зло, — жарко зашептал Леру. — Он просто чокнутый. У него нет ничего общего с моей религией. Ну что он понимает в удовольствиях, созерцании?..

— Тише, тише, — одернул Джерико не в меру расходившегося последователя Сатаны, который своими восклицаниями уже начинал привлекать внимание слушателей, сидевших на галерее.

— Простите, — сказал Леру. — Но этот сумасшедший у меня уже в печенках сидит! — Он выпрямился и вперил в Деннисона испепеляющий взгляд, — Остерегайтесь Республики, — проповедовал священник. — Даже будучи вдалеке от нас, они все еще способны влиять на нас, обращать нас в свою веру, искажать истину религии. Говорю вам: Конрад Бланд настоящий дьявол во плоти!

Еще минут пятнадцать Деннисон продолжал в том же духе, потом прозвучал гонг.

— Ну по крайней мере с этим покончено, — облегченно вздохнул Леру. — Вам приходилось раньше присутствовать на Черной мессе, Орест?

Джерико отрицательно покачал головой.

— Ну и хорошо… Однако что бы вам ни рассказывал Ибо, это весьма символическая церемония. Люди со стороны в мессе не принимают участия. Вы обратили внимание на первые три ряда? Именно они-то и будут участвовать, Из первого ряда поднялась женщина, прошла на сцену и расстегнула плащ, который соскользнул с плеч. Джерико увидел, что женщина и в самом деле нагая. Она повернулась лицом к аудитории, а затем прошла к алтарю и легла на него навзничь.

— Черная месса полностью переиначивает католическую мессу, — зашептал Леру. — Я слышал, что некоторые Церкви к северу от Амаймона настолько серьезно к этому относятся, что и на самом деле приносят в жертву младенцев и девственниц. Но у нас это всего лишь обряд. Эта девица олицетворяет собой алтарь, что само по себе для христиан настоящее кощунство.

Откуда-то возник священник в черном плаще с капюшоном. Он подошел к женщине и вставил в ее левую руку черную свечу.

— Предполагается, что свеча должна быть вытоплена из жира некрещеных младенцев, — прокомментировал Леру. — Хотя, конечно, это не так. И все же это важно как символ.

Женщина с обнаженными грудями, в одежде, пародирующей монашеское одеяние, приблизилась к лежавшей и водрузила ей на живот чашу, потом отошла за алтарь и осталась стоять, держа в воздетых руках перевернутый крест.

— Еще одно оскорбление, — объяснил Леру. — Во-первых, монахиня держит крест перевернутым, а во-вторых, как предполагается, чаша содержит кровь проститутки. Правда, поскольку на Вальпургии нет проституции, мы применяем кровь жертвенного козла.

Джерико хотелось спросить, как они не боятся приносить в жертву священное животное, однако он не рискнул.

Священник в плаще — уже не Деннисон — приблизился к алтарю, держа поднос с каким-то предметом.

— У него на подносе черная редька, — шепотом пояснил Леру. — Сейчас он прикоснется к половым органам женщины, а потом нарисует пентаграмму вокруг алтаря.

— А можно поинтересоваться, зачем? — спросил Убусуку.

— Наверное, это самое кощунственное, что вообще можно придумать, — пояснил Леру, пожав плечами. — Вы слушайте, сейчас он начнет говорить на латыни. Это мертвый язык, он читает молитвы задом наперед, включая в текст разные непристойности, чтобы сбить с толку ангелов.

— Значит, его декламация знаменует символический вызов Сатаны? — спросил Джерико. Леру кивнул:

— Вот он почти закончил с латынью. Сейчас заговорит на языке, который мы сможем понять.

Священник взял из рук «монахини» плеть и принялся поглаживать ею тело обнаженной женщины на алтаре.

— Полагаю, здесь не надо ничего объяснять, — сказал Леру. — Он символически забивает ее до смерти.

— Перед всемогущим и непобедимым Князем Тьмы, в присутствии демонов бездны, — нараспев торжественно произносил священник, — я отрекаюсь от прошлых ошибок и заблуждений. Во всеуслышание я признаю, что Сатана правит миром, и я возобновляю свое обещание чтить его во всем. Без колебаний, без сомнений, моля, в свою очередь, о его всепроникающей поддержке для успешного завершения моих жалких усилий и исполнения моих желаний.

Священник откусил редьку, отпил глоток из чаши, и вторая «монашка» с голыми грудями, забрав редьку и чашу, принялась обносить первые три ряда.

— Ave, Satanis!note 3 — воскликнул священник, и зал загудел вторившими ему голосами.

Совершенно голый мужчина с козлиной маской на лице впрыгнул внутрь пентаграммы, очерченной вокруг алтаря.

— Сатана? — невозмутимо осведомился Джерико. Леру кивнул, не отрывая взгляда от происходящего. «Сатана» выхватил плеть у священника в капюшоне и взмахнул ею два раза. Потом он с размаху огрел лежавшую женщину, та вскрикнула, но даже не шевельнулась. Тогда он швырнул плеть и пустился приплясывать, отчаянно жестикулируя. Никакого смысла во всей этой пантомиме Джерико не видел, а Леру так увлекся, что ничего не объяснял. Затем голый «Сатана» подхватил лежавшую женщину за бедра, вонзил в нее пенис и принялся с азартом работать, и при каждом толчке аудитория скандировала:

— Ave, Satanis!

Девица застонала сладострастно и обвила ногами его спину. Он поднял ее с алтаря, и они завершили свой обоюдный оргазм, кружась внутри пентаграммы. Закончив, мужчина опустил свою партнершу на алтарь, перевернул ее на живот, проделал свечой несколько содомических непристойностей и растворился в темноте притвора.

— Это все? — спросил Джерико.

— Все только начинается, — бросил Леру. Он вспотел, и пот струился по раскрасневшемуся лицу. — А теперь участники действа воспроизведут все то же самое для остальной паствы.

Джерико внимательно следил за происходящим, отмечая для себя любопытные детали и фразы, которые потом могли бы ему пригодиться, в то время как Леру и Убусуку с остальными исступленно скандировали:

— Ave, Satanis!

Когда же наконец выдохшиеся участники разбрелись по своим местам, вновь появился Деннисон и завершил спектакль прощальным напутствием-проклятием. После этого паства поднялась и заторопилась из церкви.

— Ну и что вы теперь думаете? — возбужденно спросил Леру, когда они оказались на улице.

— Я видел групповую порнуху, — откровенно признался Убусуку.

— Нет, Ибо, — возразил Леру. — Ты видел символическое обращение к дьяволу, полную инверсию католической мессы для демонических целей. Это отвержение добра ради зла, отторжение всех убеждений, державших людей в плену веками. Понимаешь?

— Конечно, понимаю, — ухмыльнулся Убусуку. — Групповая порнуха.

— Ты безнадежен! — воскликнул Леру с шутливым гневом. — А вам как, Орест? Вам понравилось?

— Э, да мне тоже понравилось! — запротестовал Убусуку.

— Это было интересно, — согласился Джерико. — Я бы хотел побывать на какой-нибудь другой церемонии.

— Буду рад вас сопровождать, — сказал Леру. — Быть может, вы надумаете присоединиться к Церкви Сатаны.

— Может быть.

— Ну что ж, тогда вечер не совсем потерян, — обрадовался Леру. — Видишь, Ибо, кому ты теперь нужен? Я заполучил новообращенного и готов поспорить, что полиция им даже не интересуется.

— О чем это ты? — насторожился Убусуку.

— А, департамент Джона Сейбла, — отмахнулся Леру, — Они звонили днем, интересовались тобой. Я заверил их, что ты лояльный гражданин и достойный член общества. Вот уж действительно не забывают об иммигрантах!

— Похоже, что так, — согласился Убусуку с тревогой в глазах.

— И чем же они интересовались? — вкрадчивым тоном осведомился Джерико.

— Да ничем в особенности, — ответил Леру. — Обыкновенная бюрократическая чепуха.

— Понятно, — сказал Джерико.

— Не хотите ли выпить? — спросил Леру. — Я угощаю.

— С удовольствием, — откликнулся Джерико. — Я знаю один уютный бар здесь неподалеку.

— Показывайте дорогу, — покладисто предложил Леру.

Джерико свернул влево и направился по темной улице. Он шел, удаляясь от шумных и многолюдных бульваров центра.

— Я действительно рад, что вы пришли, — проговорил Леру, когда они шли по совершенно пустынной улице. — Черная месса — не единственный обряд в нашей Церкви, просто наиболее впечатляющий, если вы понимаете, что я имею в виду.

— Она немного похожа на оргии Ордена Голема, — вставил Убусуку.

— Ну нет, это далеко не одно и то же, — возразил Леру. — Вы делаете это ради удовольствия, а мы — чтобы оскорбить все, на чем зиждется христианская религия. Наши обряды представляют собой пародию и извращение Бога и всего божественного. И уж тем более всей этой муры с самоотречением. У нас есть свои оргии, но они совсем не похожи на то, что вам довелось увидеть. Если бы не было таких глубоких религиозных корней, то мало кто из женщин решился бы принять участие в этом зрелище и лечь на алтарь. Но они это делают потому, что понимают значение обряда, хотя члены Ордена Голема вроде тебя вечно подсмеиваются.

И он еще минут десять продолжал расхваливать собственную Церковь и объяснять наиболее непонятные богохульства, которых они наслушались за время мессы. Затем он неожиданно остановился.

— Мне кажется, здесь только частные дома.

— Да остался всего один квартал, — успокоил его Джерико. — Кстати, тут никто не мог обронить талисман или значок?

— Нет, — отозвался Леру. — А что?

— Да тут у обочины что-то поблескивает. Леру наклонился вперед, стараясь разглядеть получше, и в этот момент ребром ладони Джерико с размаху саданул ему по шее. Громко хрустнули сломанные позвонки, и коротышка мешком свалился на мостовую.

— Вы не должны были этого делать! — разозлился Убусуку.

— Потише, — мягко предупредил Джерико.

— Он же был моим другом!

— Он был звеном в цепочке, по которой они могли бы выйти сначала на вас, а потом и на меня. Так что лучше отделаться от него сейчас и здесь.

— Ну а как же я? — вскричал Убусуку.

— А что вы? — спросил Джерико.

— Я же тоже могу привести к вам… Полиция наверняка взяла мою квартиру на заметку.

— Знаю, — сухо бросил Джерико.

— Откуда вы свалились на мою голову?! Только одни неприятности! Как вы теперь собираетесь все это расхлебывать?

— Надо как следует подумать, — ответил Джерико.

Он наклонился и принялся разворачивать ленту, которой к ноге был прикручен кинжал.

Глава 8

После резни всегда приятно предаваться созерцанию.

Конрад Бланд

Спустя два часа Джерико добрался до своего отеля, принимая все меры предосторожности, пока не удостоверился, что за ним никто не следит. Он уже окончательно решил для себя, что личина беззаботного блондина свою роль сыграла, и теперь самое время покончить с ней навсегда. К тому же теперь у него не было необходимости задерживаться в Амаймоне. Настало время поближе познакомиться с окружением Бланда.

Поднявшись на лифте, он набрал комбинацию кода на замке, открыл дверь и вошел в номер. Молодая девушка в белом, явно не старше двадцати лет, сидела на его постели.

— Привет, Джерико, — сказала она. — Какой же вы все-таки непослушный мальчик.

Глава 9

Основное преимущество зла в извечной борьбе с добром заключается в том, что все его противники как один убеждены зло всегда иррационально.

Конрад Бланд

Джон Сейбл включил бра над кроватью и только потом ответил на настойчивый зуммер видеофона.

— Что там еще? — недовольно пробормотал он, вглядываясь в осветившийся экран.

— Офицер Беласко, сэр, — представился молодой мужчина, чье изображение появилось на экране. — Вы просили немедленно с вами связаться, если произойдет что-нибудь необычное.

— Да, помню, — сказал Сейбл, стараясь сфокусировать сонный взгляд. — Который теперь час?

— Три ночи, сэр. Совершено два убийства, сэр, — отрапортовал Беласко. — Один из убитых Ибо Убусуку.

— Кто таков?

— Натурализовавшийся иммигрант.

— Так, а второй? — спросил Сейбл, тщетно стараясь выпутаться из паутины сна.

— Гастон Леру, сэр. Друг Убусуку. Мы разговаривали с ним вчера днем.

— Причина смерти?

— Убусуку заколот. Одним проникающим ударом под подвздошную кость. Леру же, похоже, просто сломали шею. Трупы обнаружены на расстоянии пятидесяти шагов друг от друга, сэр.

— Когда наступила смерть?

— Менее часа назад, если верить медикам.

— Я еду в управление, — решительно сказал Сейбл. — Привезите мне Дэвиса и отправьте тела на судебную экспертизу. Я хочу взглянуть на них до того, как их отправят в морг.

Он выключил видеофон и, решив, что времени в обрез, не стал принимать душ и бриться. Он оделся меньше чем за минуту. Лишь на секунду задержался у постели поцеловать в щеку спящую жену да оставил сообщение на домашнем компьютере о том, что, вероятно, не сможет вернуться домой к обеду. Уже через десять минут он был в полицейском управлении.

Дэвис уже ждал его, и они вместе спустились в судебную лабораторию, где оба трупа были разложены на металлических столах.

— Отличная профессиональная работа, — удовлетворенно пробормотал Сейбл, осматривая рану на теле Убусуку. Он обошел стол и осмотрел Леру, затем перевернул тело на живот и взглянул на шею. — Одним ударом, — констатировал Сейбл. — Сработано весьма аккуратно.

— Похоже, работает все тот же, — заметил Дэвис.

— Ты разве сомневался? — бросил Сейбл, выходя из лаборатории и направляясь в свой кабинет по длинному коридору. Он лишь остановился на секунду в приемной и распорядился, чтобы секретарша принесла ему чашечку кофе.

Когда они вошли в кабинет, там их ждал Беласко, тоскливо рассматривая стены, увешанные похвальными грамотами и благодарностями.

— Полагаю, никто из вас пока не нащупал никакого следа, — сказал Сейбл, опускаясь в кресло.

— Нет, сэр, — отрапортовал Беласко. — Мы там держим целую команду детективов, они обшарили окрестности, но пока ничего не нашли.

— Где обнаружены трупы? — спросил Сейбл.

— Квартал четыре тысячи семьсот, улица Скупости.

— Какого черта их туда занесло?

— Два свидетеля показали, что сегодня на мессе в Церкви Сатаны у Леру были два гостя, — сообщил Беласко. — Один из них по описанию очень соответствует внешности Убусуку.

— Так, а другой? — спросил Сейбл, смыкая руки на затылке и задумчиво уставившись на статуэтку богини Кали.

— Темное дело, сэр, — ответил Беласко. — Один из свидетелей утверждает, что спутник Убусуку блондин, под тридцать, рост около шести футов. Другой говорит, что это был мужчина средних лет — что-то около сорока — со светло-каштановыми волосами, ростом не больше пяти футов девяти дюймов.

— Ну, это не имеет никакого значения, — со вздохом возразил Сейбл. — Убийца не собирается больше разгуливать здесь с такой внешностью, это ясно как дважды два, а, Дэвис? — Он повернулся к Дэвису. — Ну так вот, Лэнгстон. Теперь у него не осталось причин тянуть с пребыванием в Амаймоне. Он уничтожил цепочку, которая могла вывести на него, и убил единственного человека, который мог хоть как-то его опознать.

— Но у нас же еще есть другие иммигранты, — напомнил Дэвис. — Разве мы можем быть уверены, что это был единственный резидент?

— Думаю, да, — ответил Сейбл. — Если бы у него было несколько связных, он не стал бы их путать этой поспешной расправой с Убусуку.

— И что же нам теперь делать? — спросил Дэвис.

— Перекрыть город, — сказал Сейбл. — Никого не впускать и не выпускать без нашего ведома. Будем искать сатанистов, хотя, я думаю, он достаточно умен и не станет сейчас объявлять себя последователем этой Церкви. Перекроем аэропорты, железнодорожные вокзалы и речной порт, блокируем дороги, а попутно предупредим Конрада Бланда, поскольку скорее всего наши меры — пустая трата времени: все равно мы не сможем удержать в городе этого профессионала. В общем, даже не знаю, что еще можно сделать. И тем не менее, думаю, нам придется предпринять подобные меры для очистки совести, поскольку, если дожидаться утра, то к этому времени он уж наверняка исчезнет из города. Ведь здесь его ничто не держит.

— Понял, — сказал Дэвис, направляясь к двери.

— Да, Лэнгстон…

— Что?

— Смотри, пусть мне и кажется, что наши усилия безнадежны, но не вздумайте работать спустя рукава. Всем работать сверхурочно, пока либо не поймаем его, либо не убедимся, что он действительно скрылся. Дай мне часок сделать несколько звонков, и можешь брать людей из других отделов.

Дэвис кивнул и прикрыл за собой двери.

— Что ж, офицер Беласко, — произнес Сейбл, немедленно прикуривая сигару, как только дверь закрылась, — как, по вашему мнению, обстоит дело с убийствами?

— Я бы не сказал, что преступник нас дразнит, сэр, — осторожно начал Беласко, — Но уж, клянусь Люцифером, он наверняка нас не боится. Он мог бы представить так, будто они убили друг друга, но даже не попытался это сделать. В конце концов человек со сломанной шеей не может нанести проникающий удар кинжалом, в то время как мужчина с подобной раной не в состоянии сломать другому позвоночник, пройти еще двадцать метров и только потом свалиться замертво. Если бы он хотел скрыть тот факт, что они убиты одним и тем же человеком, то единственное, что от него требовалось, — перетащить один из трупов дальше на пару кварталов. Убил-то он их разными способами, и установить почерк одного убийцы было бы трудно. Во всяком случае, у нас бы ушло на это не меньше пары дней.

— Весьма разумно, офицер Беласко, — заметил Сейбл. — Продолжайте.

— Ну, в общем, мне кажется, первым он убил человека со сломанной шеей.

— Почему?

— Да потому, что незачем убивать кого-то голыми руками, когда ты уже вытащил нож.

— Да, в этом есть смысл, — согласился Сейбл. — Я полагаю, нож еще не обнаружен.

Беласко отрицательно покачал головой:

— Судя по характеру раны, это скорее ритуальный кинжал, а не тот столовый нож, которым он прирезал Барнема. Если, конечно, это тот же убийца.

— Тот, тот, будьте уверены, — хмуро заметил Сейбл. — Вы хорошо поработали, офицер. А теперь мне надо сделать несколько официальных звонков. Вам стоило бы отыскать Дэвиса и посмотреть, не нужна ли ему ваша помощь. И держите меня в курсе, если появится что-нибудь новенькое с места преступления.

Беласко вышел из кабинета в тот самый момент, когда секретарша наконец принесла кофе. Сейбл сделал один большой глоток, вздохнул и приступил к тягостной задаче обзванивать начальников других отделов. Через час он уже мог отрядить в распоряжение Дэвиса шестьсот полицейских для создания кордона вокруг города.

Он дождался шести часов и надавил на клавишу селектора:

— Да, — раздался голос секретарши.

— Свяжите-ка меня с Тиферетом, я хочу переговорить с Конрадом Бландом. Если он спит, пусть его разбудят.

Минутой позже секретарша сообщила, что Бланд не принимает личных звонков, а телефонисты Тиферета отказываются давать номер.

— Ну что ж, свяжите меня с кем-нибудь, — рявкнул Сейбл.

— С кем?

— Откуда я знаю?! Хотя бы с начальником службы безопасности Бланда.

— Как скажете.

Минут через десять его соединили. Мужчина средних лет в серой военной форме без каких-либо знаков различия выжидательно смотрел с экрана видеофона прямо на Сейбла, — Говорит Джон Сейбл, глава детективного отдела города Амаймона. С кем я разговариваю?

— Якоб Бромберг.

— Вы непосредственно связаны с Конрадом Бландом?

— При необходимости.

— Прекрасно. — Впервые Сейбл почувствовал некоторое удовлетворение. — У меня есть повод полагать, что для ликвидации Бланда на Вальпургию подослан наемный убийца. В данный момент он находится в Амаймоне, но подозреваю, что задерживать его дольше мы не в состоянии.

— И?..

— Что значит «и»? Я же говорю вам, что кто-то собирается убить вашего предводителя.

— Ему придется встать в очередь, — с улыбкой отозвался Бромберг.

— Уверяю вас, это вовсе не шутка, — вспылил Сейбл, начиная терять терпение. — Убийца — мастер своего дела. И он находится на планете вполне достаточное время, чтобы усвоить наши обычаи. Мы поможем, насколько хватит сил, но я не могу недооценивать всю серьезность ситуации.

— Примите нашу благодарность за этот звонок, но уверяю вас, в этом нет никакой необходимости. Никто не посмеет убить господина моего Бланда.

— Но вы по крайней мере передадите ему мое предупреждение? — раздраженно спросил Сейбл, глядя на экран.

— Если не забуду, — небрежно бросил Бромберг и отключился.

Если не забудет! Сейбл громко выругался, едва со злости не врезав кулаком по столу. Этот болван, похоже, ни черта не понимает. Он принялся рыться в бумагах на столе, пока наконец не отыскал записную книжку. Затем он связался с Каспером Баленбахом, начальником полиции Тиферета.

— Слушаю вас, — сказал Баленбах. Похоже, он был настоящим жаворонком, вставал ни свет ни заря и в такой ранний час уже сидел в офисе за завтраком.

— Инспектор Баленбах? Вас беспокоит Джон Сейбл из Амаймона.

— Мистер Сейбл, — радостно произнес Баленбах, и его полное лицо расплылось в добродушной улыбке. — Рад видеть вас снова. Чем могу служить?

— У меня возникла небольшая проблема, — слегка помялся Сейбл, чувствуя некоторую неловкость. — Надеюсь, вы действительно сможете мне помочь, — произнес он с нажимом.

— Одно ваше слово, — Баленбах картинно вскинул руки, — и мы в вашем распоряжении. Я еще не забыл, что мы у вас в неоплатном долгу.

Его реплика напоминала шутку, однако Сейбл решил пропустить ее мимо ушей. Ему совсем не хотелось сейчас настраиваться на легковесный тон.

— В нашем городе скрывается наемный убийца Республики, — сухо сообщил он. — Мы оцепили Амаймон, но я не знаю, удастся ли его задержать.

— Буду рад дать вам подкрепление, — ответил Баленбах. — Но штат сейчас, к сожалению, сведен до минимума.

— Дело не в этом, — сказал Сейбл. — Если мы сумеем его здесь задержать, то помощь и не потребуется. Если же нет, то он обязательно направится в ваш район. Убежден, что он охотится за Конрадом Бландом. Всего несколько минут назад я разговаривал с главой охраны, типом по имени Бромберг, но мне показалось, он воспринял меня не слишком серьезно, и я решил, что на всякий случай не мешает проинформировать и вас.

— Наемный убийца, говорите? — В тоне Баленбаха Джон уловил некоторое сомнение.

Сейбл деловито кивнул. Он изо всех сил старался держаться официально, ему хотелось произвести на Баленбаха необходимое впечатление и заставить их там, в Тиферете, отнестись серьезно к его словам.

— И он действительно мастер своего дела, говорите? Эта реплика несколько не понравилась Сейблу, он нахмурился.

— Мы гоняемся за ним уже три дня, — заявил он, стараясь сдержать нетерпение и горячность. — Убивает весьма эффективно, а уж личины меняет быстрее, чем я успеваю переодеться.

— Любопытно, — с философской задумчивостью заметил Баленбах, уставясь куда-то в пустоту мимо экрана.

— Я сообщу вам, как только сумею убедиться, что он покинул город, — сказал Сейбл. — Я действительно не уверен, что мы способны задержать его надолго.

— Да уж, мистер Сейбл, — размышляя о чем-то своем, медленно произнес Баленбах, словно ни к кому в особенности и не обращался. — Постарайтесь сделать все возможное.

— Вам понадобится помощь? — с готовностью спросил Сейбл.

— Э… я сомневаюсь в этом, — наконец протянул Баленбах, переводя взгляд снова на экран, и тень улыбки коснулась его толстых губ. — Мне кажется, я знаю, как надо действовать в подобной ситуации.

«Да что там происходит? — подумал Сейбл. — Глава охраны Бланда считает это глупой шуткой, а начальник полиции ведет себя так, будто это его вообще не касается».

— Ладно, — сказал он вслух. — В случае чего позвоню.

— Я буду здесь, — кивнул Баленбах. Он потянулся через стол и отключил связь, оставив Сейбла гадать, почему возможное убийство Провозвестника Тьмы, похоже, никого не заботит в Тиферете.

Глава 10

Если скажут, что мне осталось жить всего лишь час, то первое, что я сделаю, — убью человека, принесшего эту весть.

Конрад Бланд

— Кто вы? — негромко поинтересовался Джерико, возясь с замком.

Девушка в белом послала ему с постели очаровательную улыбку:

— Хотите верьте, хотите нет, но я ваш друг.

— У меня нет друзей. — Джерико пересек комнату, закрыл окно и прибавил громкость на видео.

— Прежде чем вы убьете меня, — сказала девушка совершенно спокойно, будто все эти приготовления ее не касались, — я обязана предупредить вас, что, направившись к Малкуту, как вы сейчас планируете, вы непременно погибнете.

Джерико застыл, не сводя с нее глаз.

— Вы выторговали себе ровно три минуты, — проговорил он наконец, присаживаясь на металлический стул. — Выкладывайте, с чем пришли.

— Как я упомянула, путь в Малкут был выбран ошибочно.

— А я разве собираюсь в Малкут?

— Ну конечно, Джерико.

— Ладно, но почему вы решили, что меня зовут именно Джерико?

— По-настоящему это не так, — сказала девушка с улыбкой. — Это просто одно из имен, которым вы предпочитаете пользоваться.

— Пользоваться для чего?

— Для убийства Конрада Бланда, например.

— Никогда не слышал ни о каком Бланде, — возразил Джерико. — С какой стати я стану убивать его?

— Не притворяйтесь, Джерико. Вы ведь уже убили Парнелла Барнема, Гастона Леру и Ибо Убусуку.

— Кто они такие? — спросил Джерико, не шевельнув бровью.

Девушка в белом вздохнула:

— Если мы не можем быть честными и правдивыми друг с другом, то я просто не представляю, как могу вам помочь. Всего лишь два часа назад вы убили Леру и Убусуку.

Джерико с минуту молча разглядывал ее, потом прошел через комнату и прислонился спиной к двери.

— Хорошо, — произнес он наконец. — Вы ничего не сообщили мне, чего бы Сейбл и его подручные уже не знали или вскоре не узнают. Я могу только предположить, что вы член его команды. Возможно, вы даже захотите объяснить мне, почему я должен оставить вас в живых.

— Ох, до чего же с вами трудно разговаривать, — усмехнулась девушка. Похоже, беседа ее забавляла. — Что, если я напомню вам, что под другим именем вы убили Постава Гагенбаха на Сириусе V лет двенадцать назад.

— Я отвечу, что это всего лишь беспочвенные догадки. Или Сейбл собирается навесить на меня все нераскрытые преступления в Галактике.

Девушка отрицательно покачала головой:

— Похоже, мне придется идти напролом, иначе вас не вызовешь на откровенность. — Она сделала паузу, а затем заговорила, и от ее слов Джерико едва не выдал себя, в изумлении приподняв брови.

— Послушайте, мне, например, известно, что это вы убили Бенсона Рейлингса на Белоре VII.

Джерико напрягся, чтобы не вздрогнуть. Это было одно из наиболее ранних его заданий. Белор VII был необитаемой планетой-рудником, от трупа Рейлингса не осталось и следа, а заказчик убийства умер естественной смертью еще до того, как он успел сообщить ему об успехе своей миссии. Никто, кроме Джерико, не знал даже, что убийство было совершено.

— Ага, — сказала девушка в белом, расплываясь в лучезарной улыбке. — Похоже, последние мои слова все-таки произвели на вас впечатление?

— Да, не скрою, — хмуро откликнулся Джерико. — Как вы это пронюхали?

— А для Белоглазой Люси нет секретов.

— Вас зовут Белоглазая Люси? — удивленно спросил Джерико.

— Нет, нет, — поспешно откликнулась девушка. — Я лишь служу ей. Меня зовут Колас.

— И кто же она такая, эта Белоглазая?

— Вы скоро сами узнаете, — пообещала Колас. — Она хочет с вами повидаться.

— А зачем я должен встречаться с ней?

— Да потому хотя бы, что в Тиферет без ее помощи вам не войти, — заявила Колас. — А если не войдете в Тиферет, то не сможете убить Конрада Бланда.

— Все на этой планете, похоже, обожествляют его от макушки до пят, — сказал Джерико. — Почему же вы и Белоглазая Люси хотите его видеть мертвым?

— Потому что он живое воплощение зла, — пояснила Колас с нескрываемой страстью в голосе, — и его дальнейшее существование просто невыносимо.

— И что, Белые Ведьмы Вальпургии тоже так считают? — поинтересовался Джерико.

— Представления не имею, — легкомысленно откликнулась Колас, дернув узеньким плечиком. — Белоглазая Люси и ее жрицы — это замкнутая секта. У нас нет контакта с Белыми ведьмами. Они говорят, конечно, что работают скорее ради добра, чем ради зла, но это всего лишь слова. Концепции добра и зла легко могут смешиваться на Вальпургии, если вы еще не обратили на это внимания.

— И все члены вашей маленькой секты обладают способностью читать мои мысли? — осведомился Джерико.

— Нет, — ответила Колас. — Однако мне не надо быть телепаткой, чтобы знать, о чем вы думаете. Я обязана предупредить вас, что если убьете меня, то Белоглазая Люси выдаст вас официальным властям со всеми потрохами, где бы вы ни прятались.

— Почему же она этого не сделала до сих пор? — спросил Джерико. — Сдается мне, что, будь я этим Сейблом, сыщиком, я бы первым делом осведомился насчет меня у Белоглазой Люси.

— Во-первых, — сказала Колас, — Сейбл просто не знает, где ее искать.

— Ответ не принимается, — возразил Джерико. — Уверен, при желании он бы ее отыскал.

— А во-вторых, он не знает, что Белоглазая Люси обладает такой способностью.

— Довольно трудно скрыть свое существование, если она проводит время, помогая уничтожить все, что принимает за зло, — прокомментировал Джерико.

— Она никому не помогала прежде, а добро и зло — просто абстрактные понятия, или так было, по крайней мере до тех пор, пока здесь не появился Конрад Бланд. Нас не касалось, кто кого убивает, пока нас оставляли в покое.

— Ну так чего же тогда нервничать из-за этого Бланда? — поинтересовался Джерико. — Или он, не успев появиться, уже прицепился к вам?

— Вовсе нет. Просто, останься он в живых, он погубит все живое на Вальпургии, — отозвалась Колас. — Его философия нам противна, не спорю. Но не более чем куча прочих, процветающих на этой планете. Суть в том, что у него как на грех есть и воля, и сила претворить свои убеждения в жизнь.

— Ценю вашу заботу, — отозвался после короткой паузы Джерико. — Но я работаю в одиночку.

— Если будете продолжать в том же духе, то вы и умрете в одиночку, — убежденно произнесла Колас.

— Положусь на судьбу, — сказал Джерико.

— Вы встретитесь с Белоглазой Люси или погибнете в Малкуте, — уверенно заявила Колас. — Ей все известно: где вы находитесь, код вашего номера, что вы совершили в прошлом, кого убили нынешним вечером, ваши планы и разработки относительно задания. Но она все это время сохраняла тайну в знак доброй веры, поскольку лишь горстка посвященных знает о ее существовании.

— Я ценю это, — признал Джерико.

— Тогда оцените и то, что в любое время после вашей высадки она могла открыть место вашего пребывания Джону Сейблу, но этого не сделала. Она на вашей стороне? Джерико, и говорит, что войти в Тиферет вы без нее не сможете. Разве не в ваших интересах встретиться с ней?

— Я подумаю над этим, — ответил он, помолчав.

— Замечательно, — улыбнулась Колас. — Километрах в ста пятидесяти к северу от Амаймона воздвигнут новый мост через Стикс. Будьте там завтра на закате, и вас проведут к ней.

— Вы?

— Вероятно, нет, — отозвалась Колас. — Джон Сейбл уже обнаружил трупы двух недавно убитых вами, и все ходы и выходы будут перекрыты. Я могу и не выбраться из города.

— И тем не менее вы считаете, что я буду завтра к вечеру в ста пятидесяти километрах к северу от города?

— Белоглазая Люси говорит, что вы и без нас сумеете выбраться из Амаймона. Я бы сопровождала вас, но она говорит, что вам предстоит сделать кое-что, к чему я не могу быть причастна.

— Когда же она это сказала?

— Только что, пока мы разговаривали, — невозмутимо пояснила Колас.

Он отодвинулся в сторону, пропуская ее мимо себя, и Колас быстрыми, уверенными движениями набрала код. Дверь скрипнула, и мгновением позже девушка исчезла.

В голове у Джерико мелькнула мысль броситься за ней и проследить ее путь, однако он быстро отказался от этого, поскольку еще не успел сменить личину блондина, которую видели в Церкви Сатаны.

Стоя перед зеркалом, он быстро преобразил себя в лысеющего пожилого гражданина с животиком. Ему можно было дать как тридцать лет, так и все пятьдесят. Новая одежда превратила его в солидного, зажиточного мужчину, а более тонкие подошвы убавили рост.

— Он внимательно оглядел себя и, не заметив никакого сходства с тем, кем был, вышел в прохладу вечернего Амаймона, в последний раз оглядывая уже знакомые улицы. Несессер с гримерными принадлежностями был надежно спрятан у него под рубашкой. До восхода солнца еще оставалось два часа, и улицы казались почти вымершими. Это делало задачу Джерико трудной, но не невозможной. Прогулочным шагом он бродил по улицам до тех пор, пока не обнаружил то, ради чего покинул отель в такой ранний час.

Прохожий. У Джерико не было времени красться за ним по пятам, как за первой жертвой. Он кинулся в переулок, обежал квартал и затаился за углом. Когда прохожий оказался в шаге от него, Джерико одним прыжком настиг его сзади. Резкий удар по шейным позвонкам… Джерико успел отпрыгнуть в сторону раньше, чем тело мешком свалилось на тротуар.

Пройдя еще с километр, он обнаружил другого прохожего, который, шатаясь на нетвердых ногах, возвращался из какой-то таверны. Та же испытанная процедура. Прыжок, удар. Покончив с пьяным, Джерико направился обратно к центру города.

Затем ему попалась женщина, но ее он решил не трогать. Ему не хотелось давать полиции ни малейшего повода думать, что это дело рук сексуального маньяка.

Свою третью жертву он нашел чуть ли не в дверях «Берлоги дьявола», одного из тех заведений, которые он посетил накануне убийства Барнема. Этого он проткнул насквозь, оставив кинжал Убусуку в теле.

Теперь Джерико принялся ждать восхода солнца. Когда время настало, он расположился в вестибюле небольшого офиса в центре города. Шестеро полицейских в форме прошли перед входом, пока он не выбрал того, кто ему подходил, худощавого черноволосого мужчину приблизительно одного с ним роста. Он выскользнул из вестибюля наружу и последовал за полицейским, стараясь сохранять дистанцию. Через несколько минут полицейский зашел в кафе, и Джерико поспешил за ним. Пристроившись рядом, он сумел пролить кофе тому на рукав и рассыпался в извинениях. Когда тот заторопился в туалет, чтобы хоть как-то отмыть рукав, Джерико последовал за ним.

Через три минуты Джерико в форме констебля полицейских сил города Амаймона выбрался из туалета и, найдя подсобку с продуктами, затащил туда труп полицейского. Его собственная одежда была отправлена в мусоросжигатель.

Он оплатил оба кофе, свой и полицейского, и на местном автобусе доехал до конечной остановки. Отсюда до окраины города было рукой подать. Там-то он и вышел на группу полицейских, карауливших дорогу.

Джерико присоединился к ним, за следующие тридцать минут энергично завернул тройку пешеходов, а заодно внимательно прислушивался к разговорам и объяснениям полицейских, которые заворачивали транспорт, идущий в город.

После этого он полностью переключился на работу с раздраженными водителями, и часов в одиннадцать, когда подкатил междугородный автобус, Джерико зашел внутрь, чтобы объяснить водителю, почему запрещен въезд в Амаймон. Водитель начал было протестовать, но тут подошли остальные полицейские, и разгорелся бурный спор, в который вступили и пассажиры. Обе стороны не хотели уступать, однако водителю ничего не оставалось делать, как только подчиниться. И уже минут через пятнадцать жаркой перебранки он развернул огромный автобус и укатил обратно, оставив на дороге на одного полицейского меньше, чем было раньше.

Глава 11

Смятение и хаос — прислужники зла.

Конрад Бланд

— Только что нашли третьего, — сообщил Лэнгстон Дэвис, заходя в кабинет Сейбла.

— Убийца все тот же? — спросил Сейбл.

— Сломанная шея, — пожал плечами Дэвис. — Точный удар ребром ладони.

— Отпечатки на ноже нашли?

Дэвис покачал головой:

— Не похоже, чтобы рукоять протирали, но отпечатков нет. Эксперты говорят, что какие-то следы остались, но он, должно быть, либо был в перчатках, либо хирургическим путем удалил рисунок с подушечек пальцев.

— Без сомнения, так оно и есть, — сказал Сейбл. Он бросил взгляд на бафомет, который словно смеялся над ним. — Дьявол, Лэнг! Не нравится мне ситуация, но что — никак не могу понять.

— Пять трупов в одну ночь — и в самом деле перебор, — заметил Дэвис, пододвигая стул.

— Нет, не в этом дело, — возразил Сейбл. — Рано или поздно он бы прикончил Убусуку, да и у смерти Леру та же причина, поскольку тот мог опознать его. Но остальные-то трое при чем?

— Мы пока еще ничего не знаем о последней жертве, — указал Дэвис. — Он тоже может оказаться из иммигрантов.

Сейбл покачал головой:

— Я не азартный человек, Лэнг, но готов поспорить на недельную зарплату, что он так же чист, как и остальные двое. Я только хотел бы знать, что же у всех троих общего. Мне казалось, что после убийства Убусуку его ничто здесь не держит и он должен отправиться в Тиферет. Где же я просчитался? Послушай, Лэнг, напряги мозги: ну что же может его держать в Амаймоне?

Дэвис молча пожал плечами, и Сейбл, все еще бормоча себе под нос, с грохотом отодвинул кресло, встал и принялся расхаживать по кабинету.

— Итак, вопрос: почему он оставил кинжал на месте преступления? — спросил он наконец, оборачиваясь к Дэвису. — И почему он никогда не оставляет следов крови? Всегда действует одинаково чисто и аккуратно. Он же не тупица, Лэнг. Он же понимает, что мы за ним следим, почему же тогда не изменит почерк преступления?

— Хвастовство? — спросил Дэвис. — Решил подразнить нас?

— Он же профессионал, — напомнил Сейбл, — а профессионалы напрасно не рискуют. И хвастать им незачем. Наоборот, они должны тщательно скрывать плоды своего труда, — произнес Сейбл с нажимом. И он опять плюхнулся в кресло, которое глухо заскрипело под тяжестью его тела. — Нет, мы чего-то здесь недопонимаем! Но что?.. Он не оставляет отпечатков пальцев? Но он же знает, что мы все равно сопоставим убийства и найдем связь между кинжалом и убийством Убусуку. Так зачем вообще его оставлять?

Компьютер на столе Сейбла засветился.

— Ага, сведения по последней жертве, — сказал Дэвис, обходя стол и наклоняясь к экрану. — Имя: Гектор Блок. Возраст: тридцать семь. Профессия: заведующий бакалейной лавки. Адрес: «Девятый круг» — это местная гостиница во владении Братства Ночи. Так, никогда не покидал планету, не контактировал с известными нам иммигрантами. Причина смерти: перелом шейных позвонков.

— Очередная пустышка, — пробормотал Сейбл — Так в чем же связь? Где же, черт возьми, собака зарыта?

— Может быть, убитый опознал его, — предположил Дэвис без особого энтузиазма.

— И убийца гнался за ним целый километр, так, по-твоему? — фыркнул Сейбл. — Чушь, чушь. Убитый ничего не успел почувствовать, и уж тем более у него не было причины испытывать страх. Их связи проверяются, но я готов поспорить, что никто из троих даже не знал остальных.

Он опять вскочил и принялся расхаживать, рассеянно вынимая новую сигару и прикуривая ее.

— По крайней мере хотя бы одно известно, что он еще в Амаймоне.

— Да, но мы еще не знаем, выполнил он свою миссию здесь или нет, — сказал Дэвис.

— Верно, — признал Сейбл. — Но не можем же мы сидеть сложа руки. Нам нужен хоть какой-нибудь намек на его дальнейшие действия. — Он изумленно покачал головой. — Шесть убийств за… за сколько? За пятьдесят четыре часа?! Мы просто обязаны остановить его.

Сейбл провел следующих два часа, посещая места преступлений и внимательно осматривая трупы жертв. Около полудня он вернулся в свой кабинет в ожидании дальнейших событий.

Во всех этих убийствах прослеживалось некое противоречие. Если убийцу интересовал Бланд, то не было никакого смысла торчать в Амаймоне после смерти связного. Более того, у него были все основания покинуть город, поскольку в провинции его ошибки и промахи так не бросались бы в глаза, как в густонаселенном городе, где полиция охотилась за ним. С другой стороны, если его цель была в самом городе, то зачем же было убивать безобидного Барнема и привлекать к себе внимание полиции. Здесь не улавливалось никакой логики.

Убийца и в самом деле оказался крепким орешком. Но упускать его Сейбл не собирался. Если надо, он приложит все усилия, последует за ним в Тиферет, дойдет до самого Конрада Бланда, но схватит этого чертова агента. Сейбл чувствовал, что все эти убийства затрагивают его профессиональную гордость. Не мог он — опытный инспектор с великолепным послужным списком — позволить какому-то агенту перечеркнуть всю его карьеру.

Едва часы успели пробить двенадцать, запыхавшийся Дэвис влетел в кабинет.

— Еще одного нашли! — выпалил он с порога.

— Что, так же, как и другие?

— Угу, Владимир Козминов.

— Наш Владимир Козминов?! — не поверил ушам Сейбл — Из отдела по грабежам со взломом? — Он даже привстал с кресла, настолько ошеломила его эта весть.

Дэвис кивнул. Похоже, ему удалось застать шефа врасплох.

— Мы нашли его в кладовке ресторана. А точнее, нас вызвал туда владелец.

— И как же он был убит? — спросил Сейбл, беря себя в руки.

— Перелом шейных позвонков, — отрапортовал Дэвис. — Один удар, как и в остальных случаях. Одно отличие, правда: возможно, он подвергся сексуальному нападению.

— Почему ты так решил?

— Джон, да его обнаружили совершенно голым.

— А, дьявол! — простонал Сейбл. — Мы его потеряли!

— Кого потеряли? Козминова?

— Да убийцу! Убийцу же! — рявкнул Сейбл. — Его теперь и след простыл. Снимай кордон.

— Что ты имеешь в виду? — Дэвис явно был озадачен.

— Козминов, — пояснил Сейбл, — Козминов. Он и был недостающей частью мозаики. Теперь-то все понятно.

— Не пойму, что ты такое говоришь, — пробормотал Дэвис.

— Послушай, Лэнгстон, — сказал Сейбл. — Зачем убивать ночью троих прохожих, которые тут вообще ни при чем? Почему он не пытался скрыть свой профессиональный почерк? Вот черт, мы же ведь верные вопросы ставили, просто над ответом не подумали.

— Я все еще не понимаю, — заметил Дэвис, хмурясь.

— Пораскинь мозгами, Лэнгстон. Он знал, что мы перекроем выходы из города после убийства Убусуку. Он знал, что мы станем следить за всеми дорогами, поскольку после этого убийства ему в Амаймоне делать было нечего. И как же он поступает? Убивает троих попавшихся, чтобы заставить нас думать, будто он здесь и никуда не собирается смываться. Эти три жертвы были всего лишь приманкой, и мы на нее попались как младенцы. Он купил по крайней мере полдня свободы. А самое важное убийство, которое что-то значило для него, — это убийство Козминова. Убийца еще часа три назад, вероятно, выбрался из Амаймона под видом полицейского.

— Так разошлем наши ориентировки.

— Великий Люцифер! — с горечью хохотнул Сейбл. — Ты что, всерьез считаешь, что он по-прежнему в форме Козминова? Да всего-то ему нужно было просочиться мимо нашего кордона и получить пару часов форы. Он прекрасно знал, что мы обнаружим убитого еще до конца дня, но это уже не имело никакого значения. Ему просто требовалось время, чтобы убраться за пределы города. И кто же теперь знает, как он выглядит? Какую ты ориентировку предлагаешь разослать по комиссариатам нашей славной планеты?

Сейбл схватил и в сердцах швырнул стеклянную пепельницу об стену. Сверкающие брызги со звоном разлетелись в разные стороны, к потолку взметнулся серый сигарный пепел.

— Проклятие! Просто не верится! Мы знали все, что требуется, и все равно упустили этого гада.

Дэвис терпеливо дождался, пока шеф немного остынет, и тихо спросил:

— И что нам теперь делать?

— Мы теперь ничего не можем поделать, — с горечью произнес Сейбл. — Убийца ускользнул. Он вне нашей юрисдикции. И единственное, что мне остается, это позвонить Баленбаху и главе охраны Бланда и предупредить о нашей неудаче.

— А мне что теперь делать?

— Да ничего. Ладно, ты и так всю ночь на ногах, ступай домой и как следует отоспись.

Оставшись в одиночестве, Сейбл рассеянно уставился в окно. Затем, словно спохватившись, он вдруг вспомнил, что новый день уже давно начался. Сейбл преклонил колени перед статуэткой богини Кали, зажег свечи и помолился Асмодею, Азазелу и Ариману. Подержал свой амулет перед светом свечи, изобразил в воздухе стилизованную звезду и вернулся за стол. Вскоре он связался с Каспером Баленбахом.

— Мистер Сейбл, — сказал Баленбах, — я, право, не ожидал увидеться с вами столь скоро.

— Он направляется к вам, — предупредил Сейбл без лишних слов.

— Убийца? Сейбл кивнул:

— Я бы и сам хотел, чтобы новости были повеселей.

— Все в порядке, сэр, — заверил Баленбах. — Мы тут с ним управимся, пусть только доберется.

— Он убил еще пятерых, — сообщил Сейбл. — Не хочу обижать ваших подчиненных, но я просто боюсь, вы не понимаете, с кем вам придется иметь дело.

— Если вас не затруднит, просветите, — откликнулся Баленбах, Следующие двадцать минут Сейбл описывал во всех подробностях, что произошло за последние три дня. Когда он закончил, Баленбах отвел от камеры взгляд и стал поправлять бумаги на столе.

— Что ж, спасибо за подробную информацию, мистер Сейбл, — сказал он. — Я уверен, что с этой дополнительной информацией мы скоро посадим преступника за решетку.

— Только не надо его недооценивать, — с досадой настаивал Сейбл.

— Да что вы, ни в коем случае, — проговорил Баленбах. — А сейчас, если у вас больше ничего нет, я бы хотел заняться инструктажем личного состава.

Сейбл пожал плечами, оборвал связь и озадаченно уставился на пустой экран. Ему вовсе не хотелось делать еще один звонок, но реакция Баленбаха не оставляла ему другого выхода.

— Да, — сказал Якоб Бромберг.

— Джон Сейбл из Амаймона. Мы разговаривали вчера.

— Я знаю, кто вы, — ответил Бромберг.

— Звоню, чтобы предупредить, что убийца покинул Амаймон и в настоящее время движется к Тиферету.

— И что вы хотите от меня? — спросил Бромберг с сухим смешком.

— Проклятие! — взорвался Сейбл. — Что с вами со всеми?! Я же вам уже сто раз объяснял, что один из самых опасных убийц, каких я когда-либо видел, направляется сейчас в Тиферет убить Конрада Бланда. Разве это ничего для вас не значит?

— Это значит, что он очень об этом пожалеет, — произнес Бромберг, хищно улыбаясь.

— Послушайте… позвольте мне поговорить с Бландом хотя бы пять минут, — попросил Сейбл, сдерживая раздражение и гнев. — Хоть кто-то в Тиферете должен наконец понять всю серьезность ситуации.

— Что вы, я совершенно серьезно отношусь к этому, — сказал Бромберг, с трудом подавляя очередную улыбку. — Вы что, хотите, чтобы я наложил в штаны только потому, что еще один псих собирается убить господина моего Бланда?

— Вы просто не понимаете, — выпалил Сейбл, жалея, что не может съездить кулаком по толстой самодовольной роже Бромберга. — Этот человек — не псих, он профессионал!

— Мистер Сейбл! — раздался странный высокий голос, который как бы потрескивал, словно заряженный электричеством.

— Кто это? — удивился Сейбл.

— Конрад Бланд, — представился голос. — Я следил за вашей беседой. Премного благодарен за ваше беспокойство, а теперь, пожалуйста, оставьте нас в покое и не звоните больше.

— Уделите мне только несколько минут, чтобы я мог убедить вас в серьезности ситуации, сэр.

— Я прекрасно все понял, — сказал Бланд. — Весьма талантливый убийца направляется в Тиферет, чтобы уничтожить меня. Если он доберется сюда — в чем я глубоко сомневаюсь, — то быстро поймет, что я не так уж беспомощен.

— Этот человек не то, что другие, — заметил Сейбл.

— Все мы разные, — заметил Бланд. — И все-таки я пока еще жив, а вот мои противники мертвы.

— По крайней мере позвольте мне ознакомить вашу охрану, с кем они могут столкнуться, — предложил Сейбл. — Я могу вылететь в Тиферет и провести с ними пару дней.

— Об этом и речи не может быть, мистер Сейбл, ваше присутствие в Тиферете нежелательно.

— Но…

— Мистер Сейбл, на Вальпургии традиции разнятся от города к городу, но есть одно незыблемое правило:

Церкви священны, и что происходит внутри их структур, не касается внешнего мира.

— А какое это имеет отношение к теме нашего разговора? — с удивлением спросил Сейбл.

— Мистер Сейбл, — сказал Бланд, и по напряжению в его голосе чувствовалось, как в нем растет раздражение. — Тиферет — моя Церковь, понятно? Не суйтесь.

Невидимая рука прервала связь.

Глава 12

Есть своего рода поэтическая красота в уничтожении того, что любишь.

Конрад Бланд

Джерико сошел с автобуса в сорока километрах от Амаймона. Удостоверившись, что не привлекает ничьего внимания, он постоял на дороге, озираясь по сторонам, и уже через несколько минут ему удалось остановить грузовик, следовавший в нужном ему направлении. Он избавился от водителя довольно быстро, конфисковал одежду и спрятал труп в кузове. Потом Джерико развернулся и понесся на север, старательно придерживаясь средней скорости. Обогнув Амаймон, он поехал по шоссе параллельно реке Стикс, то и дело сравнивая пейзаж с мысленно воспроизведенной картой. За пять километров до назначенного места встречи он остановился и выждал, пока шоссе не опустеет окончательно. Затем он загнал грузовик в воду, и, хотя машина полностью исчезла под водой, он не сомневался, что через пару дней ее все равно найдут. Во-первых, река была мелкой, а во-вторых, он уже имел наглядный пример оперативности амаймонской полиции. Однако он не сильно переживал: день или два ему вполне хватит, тем более теперь, когда он избавился от назойливого полицейского контроля.

Прошло не меньше полутора часов, прежде чем Джерико удалось наконец добраться до нового моста. Он подошел как раз в тот момент, когда две небольшие луны взошли над горизонтом, разливая вокруг золотистый свет. Он огляделся вокруг, внимательно присматриваясь к бархатным теням, которые ложились на землю, создавая замысловато-таинственные картинки. Они интересовали его только с точки зрения безопасности: чем больше он стоит здесь, на открытом месте, тем больше вероятность, что его кто-нибудь может заметить с дороги. Однако долго ждать не пришлось. Уже через несколько минут к нему приблизилась женщина в белом.

— Джерико? — коротко и бесстрастно спросила она. Он кивнул:

— Следуйте за мной, пожалуйста.

Она резко развернулась на каблуках и стала удаляться в сгущавшейся темноте, не дожидаясь ответа.

Джерико последовал за ней, ни о чем не спрашивая. Они спустились на берег реки и пошли вдоль кромки воды, которая мирно поплескивала у самых ног. Вода была почти черной и в золотистом свете двух лун маслянисто поблескивала, отбрасывая смутные блики. Женщина стала проворно и легко подниматься по обрывистому склону берега, направляясь к приземистому и внушительному бетонному зданию, которое серой громадой выделялось на черном фоне наступившей ночи. Глухие стены с маленькими квадратными окнами были ярко освещены; и множество мотыльков, ночных бабочек и других насекомых кружили над ними, словно в замысловатом хороводе.

Женщина вошла и, поманив его, повела по длинному узкому коридору, освещенному лишь рядом флюоресцентных ламп, которые, уныло потрескивая, разливали вокруг себя холодно-серый свет. Джерико внимательно оглядывал обветшалые, покрытые потрескавшейся краской стены в поисках символов или амулетов, которые могли бы подсказать, к какой секте принадлежит Белоглазая Люси. Однако, к его разочарованию, стены и потолки были девственно чисты. По пути они миновали множество комнат, обставленных со спартанской скудостью, и наконец остановились перед тяжелой деревянной дверью. Секунду женщина помедлила, потом кивнула и, открыв дверь, молча впустила Джерико. В деревянном кресле, обессиленно положив дряхлые, морщинистые руки на подлокотники, сидела древняя старуха. В ногах у нее, прямо на грязном полу, рас положилась девушка. Обе они были в белом.

— Проходи, присаживайся, — пригласила старуха звучным и сильным голосом, какого от нее трудно было ожидать.

Джерико огляделся, увидел стул в тени, подле окна, и прошел к нему. Проводница оставила комнату, тихо притворив за собой дверь.

Джерико сел и выжидающе уставился на старуху. Длинные седые волосы были собраны в пучок на затылке, а лицо покрывали мелкие и крупные морщины. Она повернулась к нему, и Джерико заметил, что глаза у нее затянуты белой пленкой.

— Значит, вы и есть Белоглазая Люси? — спросил он.

— Да, — сказала она, глядя в пустоту невидящими глазами. — Можешь теперь оставить нас, Доркас. Девушка у ее ног поднялась и скрылась за дверью.

— Хорошая девочка Доркас, — Белоглазая Люси даже не шевельнулась в своем кресле, — но раз ты здесь, она мне пока не нужна.

— Не понимаю, — признался Джерико, расслабленно откидываясь на спинку стула.

— Твои глаза, — охотно пояснила Люси. — Мне нужны чьи-нибудь глаза, чтобы видеть.

— Теперь вы видите то же, что и я? — Брови Джерико удивленно взлетели вверх.

— Да. — Люси Белоглазая горестно качнула головой, в ее голосе послышалась тоска. — Но, по правде говоря, предпочла бы не видеть. В свое время я была симпатичной женщиной.

— Не сомневаюсь.

— Почти сто лет назад, — продолжала она задумчиво. — Мне теперь сто двадцать восемь. Разве сейчас в это можно поверить?

— У меня нет причин сомневаться в ваших словах, — спокойно заметил Джерико.

— Конечно, нет, — кивнула Люси. — Да ты и не сумел бы скрыть от меня, если бы сомневался. У тебя на редкость плоский ум, Джерико. Не думаю, чтобы мне прежде встречались такие.

— М-м?

— Именно! — Седая голова снова качнулась. — Большинство людей на твоем месте встревожились бы, узнав, что я могу читать самые сокровенные их мысли. Тебя же это, похоже, нисколько не волнует. Очень странный ум: ни пригорков, ни долин. Ни эмоций, ни страхов, ни переживаний. — Она повела морщинистой, по-старчески немощной рукой. — Плоский и деловой. Мне кажется, причина, по которой ты безоговорочно принимаешь мой возраст, не в том. Что я говорю правду, а в том, что для тебя это не имеет никакого значения. Тебе совершенно безразлично, правду я говорю или нет. Такой чистый, незагроможденный ум! Было бы так интересно привести его в смятение, чтобы нарушить прямые линии и углы, и посмотреть, как он реагирует. А ведь я бы могла это сделать, ты сам знаешь.

— Нисколько не сомневаюсь, — сухо подтвердил Джерико. — Но раз уж вы так легко проникаете в мою голову, то какой толк произносить слова вслух?

Белоглазая Люси хихикнула:

— Ты ведь не телепат, вот потому-то я и могу читать твои мысли, а ты мои — нет. Единственно по этой самой причине я и послала за тобой: чтобы мы могли поговорить друг с другом с глазу на глаз. — Она секунду помедлила, словно засомневавшись. — Хотя, если бы ты захотел выглянуть из окна, мне бы доставило это большое удовольствие. Мне нравится смотреть на звезды.

— Хорошо, — бесстрастно согласился Джерико, повернувшись к ночному небу и пристально всматриваясь в звездный узор на черном бархате ночи. — Вы послали за мной. Я здесь. А теперь скажите, что вы можете для меня сделать?

— Для начала я могу предупредить тебя: не ходи в Малкут, — сказала Белоглазая.

— Почему? — Хотя эта тема волновала Джерико, он не отвел взгляда от ночного неба.

— Бланд решил уничтожить всех жителей Малкута до последнего ребенка. — В голосе Люси Белоглазой снова зазвучали горесть и боль. — В течение этой недели там не останется ничего живого, и даже ты со всем твоим умением не сможешь сбежать из города и миновать смерти.

— Интересно, — заметил Джерико задумчиво. — Чем же это Малкут так досадил Бланду?

— Ничем.

— Но?..

— Ага! — воскликнула старуха. — Так вот каков твой ум, когда он озадачен! Весьма причудливо! Мне, право, так и хочется, чтобы ты сам мог полюбоваться на это.

— Так почему же Бланд хочет вырезать Малкут? — повторил Джерико.

— Да потому, что он злой.

— Это не ответ, — произнес Джерико с сомнением. Он медленно прикрыл глаза.

— Что случилось? — встревоженно спросила Белоглазая. — А, понятно. Что за мальчишество, Джерико, лишать старую слабую женщину зрения?

— Ничего слабого в вас нет, — холодно отпарировал Джерико. — Мне просто показалось это вернейшим способом вернуть вас к теме нашего разговора. Итак, почему Бланд хочет вырезать Малкут?

— Просто в его природе уничтожать все вокруг.

— Вы всерьез утверждаете, что он своего рода сумасшедший?

— Нет! — гневно отрезала старуха. — Конрад Бланд абсолютно рационален и держит под полным контролем собственные чувства, как ты, Джерико, или я. Не знаю, воплощается ли в этой Вселенной где-нибудь концепция зла. Знаю только, что зло есть и оно обитает внутри Бланда.

— Признаться, в ваших устах это звучит несколько мистически, — заметил Джерико.

— И твой ум добавляет, что ты впустую потратил время на встречу и что я всего лишь свихнувшаяся от старости религиозная фанатичка. Но твой ум не был там, где был мой. Я честно предупреждаю тебя, что предоставленный самому себе Конрад Бланд уничтожит все живое на этой планете.

— Но в этом же нет никакого смысла. Вальпургия — единственная планета в Республике, которая с радостью предоставила ему убежище.

— Меньше всего его волнует смысл, — возразила Белоглазая Люси. — Это просто в его природе. Никакой альтернативы уничтожению Вальпургии ему и в голову не приходит и не придет. — Старуха сделала паузу. — А почему твой ум пришел в такое смятение?

— Вы убедили меня в своей искренности, — отозвался Джерико с сардонической улыбкой. — И поскольку вы читаете чужие мысли, то вам легко понять, каких ответов я подсознательно жду. Однако это не важно. Меня даже не волнует, почему вы хотите видеть Бланда мертвецом. Я просто хочу знать, почему вы убеждены, что можете мне помочь, и не верите, что я способен убить его в одиночку?

— Тебе нужна наша помощь, потому что ты допустил большую глупость, — сказала Белоглазая, слегка шевельнувшись в кресле.

— Объявление в газете? — поинтересовался он.

— Нет, это мелочь. Твоя ошибка в том, что ты убил Парнелла Барнема.

— Это еще кто?

— Первая из твоих жертв.

— Мне надо было убедиться…

— Мне известны твои причины, — перебила она его. — Но из-за этого в дело ввязался Джон Сейбл, и он оказался гораздо смышленее, чем ты предполагал. Даже теперь бы я не стала вмешиваться, но он передал Бланду все, что знает. И я уже не могла откладывать нашу встречу.

— Ну и что? — спросил Джерико. — Как и Сейбл, Бланд представления не имеет, кого искать. К тем личинам, которые разыскиваются в Амаймоне, я уже больше не вернусь.

— Бланд прекрасно знает, кого он ищет, — задумчиво сказала Белоглазая Люси, шаркнув по полу ногой. — Правда, он не может, как я, догадаться, где именно ты находишься, но он знает, что наемный убийца из Республики уже на пути к Тиферету. Только сегодня он убил более семисот путников внутри четырехсоткилометрового кольца вокруг Тиферета. Завтра он убьет еще больше. Он окружит себя смертью и кровавой пустыней и примется уничтожать всякое живое существо, которое только попытается приблизиться.

— Тогда я не понимаю, как вы можете помочь мне пробраться в Тиферет, — сказал Джерико.

— Поразительно, — откликнулась Люси.

— Что?

— То, что он убивает совершенно невинных, для тебя не значит ровным счетом ничего?

— Профессионал моего класса не может себе позволить излишних эмоций.

— Даже после всего, что я сейчас сказала, у тебя не появилось никакой мысли о Бланде, словно он какое-то насекомое. Тебя даже не тревожит, умрет он или останется в живых, ты думаешь об этом, лишь вспоминая, что тебе еще не все выплатили.

— Какая разница, что у меня за мотивы, если я его все равно убью? — заметил Джерико. — Каждую минуту, что я провожу здесь, он только укрепляет свою охрану. Я признаю, что вы хотите его убить, я признаю, что вы способны прочитать его мысли и мысли его охраны. Но я не понимаю, какую помощь вы можете оказать мне, если он буквально косит всех подряд на подходах к городу. И кроме того, как только я отсюда уйду, я потеряю всякую связь с вами. Если даже вы узнаете что-нибудь полезное, вы не сможете мне это передать.

— Напротив, Джерико, мои глаза и уши рассеяны по всей Вальпургии.

— Это ваши Белые Ведьмы, что ли?

— Мое племя, и мы вовсе не Белые Ведьмы. Мы не практикуем магии, не поклоняемся дьяволу. Мы просто женщины, наделенные даром.

— А почему же вы все в белом? — спросил Джерико.

— Защитная окраска. Кому, как не тебе, знать это?

— И ваше племя, с такими же способностями, как у вас, рассеяно по всей планете?

— Не совсем с такими, как у меня. Большинство из них могут только получать, горстка способна посылать. И только я могу делать и то и другое.

— Сдается мне, вы со своим даром довольно опасная персона, — заметил Джерико, поднимаясь со стула и потягиваясь.

— Не будь глупцом, — сказала она. — Зачем бы мне держать в тайне твое имя и местонахождение, если бы я не была на твоей стороне?

— Не знаю, — признал Джерико, обходя комнату и лениво оглядывая пятна на стенах. — А хотелось бы знать наверняка.

— Ты очень недоверчивый человек, — произнесла Люси. — И такое поведение обусловлено твоим умом. Я говорю тебе правду, но разве это для тебя имеет хоть какое-нибудь значение? Мы оба хотим, чтобы Бланд был мертв, и я предложила тебе помощь.

Он посмотрел на нее долгим, изучающим взглядом, словно хотел понять, что же кроется за старой, морщинистой маской старушечьего лица. Внезапно он довольно ясно осознал, что она в этот момент роется в его мыслях, выискивая уязвимые места, сламывая последнее сопротивление, которое мешает ему принять ее предложение. Неожиданно, когда он попытался освободить свой мозг от мыслей, несколько эротических видений промелькнуло у него перед глазами. Смущенный, он принялся их старательно отгонять, но чем сильнее пытался, тем крепче они западали в сознание.

— Прекрасно, Джерико, — сказала наконец Люси Белоглазая с кривой улыбкой на сухих морщинистых губах. — Как правило, именно такой и бывает первая реакция людей, когда они начинают чувствовать, что я читаю их мысли. Но я бы назвала ее замедленной реакцией. О! А это что-то новенькое!

Он смущенно переступил с ноги на ногу. В конце концов он заставил себя воспроизвести в памяти картину предсмертной агонии Бенсона Рейлингса. Это не вызвало у него ровно никаких эмоций: ни плохих, ни хороших. Усилием воли он сконцентрировался на этой мысли.

— О да, ты сообразительный ученик. Ну, если это поможет тебе сладить с твоим смущением, я выйду из твоего мозга.

Однако никакой разницы Джерико не почувствовал. Он с сомнением глянул на старуху, стоит ли ей доверять? Он ясно — насколько мог — представил себе, как примется ее потрошить. Никакой реакции.

— Ну хорошо, — наконец произнес он, все еще неуверенный, что она сдержала слово, но не видя никакого выхода из этого положения. Он просто вынужден был ей верить, во всяком случае, в данный момент. — Как мне могут помочь ваши люди?

— Я договорилась, что тебя возьмут на борт одной баржи, которая прибудет сюда по Стиксу завтра до полудня, — пояснила Люси Белоглазая. — Доркас будет тебя сопровождать.

— Нет, — отрезал Джерико. — Я работаю в одиночку.

— Знаю, — перебила она. — Но позволь мне, пожалуйста, закончить. Доркас будет сопровождать тебя до тех пор, пока я буду чувствовать, что путешествие по реке безопасно. Она вернется домой по первому же моему требованию, ты же высадишься на берег и отправишься к Тиферету дальше на север. В большинстве городов Вальпургии люди моего племени действуют как прорицатели и хироманты. Поскольку через них я прочитываю мысли их клиентов и сообщаю им необходимые факты, то мы, естественно, несколько лучше преуспеваем, чем наши конкуренты. И как следствие, в деньгах не нуждаемся. Я уже направила женщин в большинство городков на твоем пути в Тиферет. От них ты сможешь узнать о последних событиях, о расположении сил Бланда, о попытках определить, кто ты и где в настоящий момент находишься. Они будут знать, какие города безопасны, какие из твоих личин раскрыты и тому подобное.

— Гадалок везде полно, — с сомнением заметил Джерико — Как узнать, кто из них послан вами?

— Они будут в белом.

— Но так же и Белые Ведьмы.

— Белые Ведьмы не гадают! — сказала Люси Белоглазая.

— А есть ли ваши люди в самом Тиферете?

— Были. Теперь они мертвы, — с горечью произнесла Люси.

— Как?! Бланд дознался, кто они на самом деле?

— Нет.

— Почему он убил именно их? — продолжал настаивать Джерико.

— Убийство вообще заложено в его природе.

— Что, ради удовольствия?

— Для него это то же самое, что дышать, — сказала она.

— Не понял.

— Творить зло заложено в природе зла. Ты убиваешь по выбору и по расчету, он убивает по внутреннему побуждению. Ты находишь определенную эстетику, ощущение симметрии и даже красоту в хорошо спланированной операции. Он же, напротив, — в убийстве не видит ни красоты, ни эстетики, ни удовлетворения, поскольку ему никогда не приходило в голову, да и не придет, существование альтернативы не отнимать жизнь. Вы оба, ты и он, — крайние противоположности. Ты убиваешь, поскольку способен, а он убивает, поскольку должен. Я замечаю своего рода иронию в том, что в одно и то же время ты оказываешься орудием его уничтожения, а он может стать причиной твоей гибели.

— Он — моей? — удивился Джерико. — О чем вы говорите?

— Я могу довести тебя к нему, — сказала Люси Белоглазая, — могу помочь преодолеть преграды, но я не могу нанести последний удар. Это способен сделать только ты.

— То есть вы намекаете, что я могу и не выполнить свою миссию?

— Я не отрицаю твоей способности убивать, — возразила Люси. — В этом нет никаких сомнений. И, конечно, мы все будем молиться, чтобы тебе сопутствовал успех. Ведь в противном случае Вальпургия превратится в один огромный погребальный костер. Но Конрад Бланд не похож на людей, которым ты раньше противостоял. Он тот, для кого разрушать так же естественно, как есть и пить. Ты достиг мастерства путем многих ошибок, он же рожден с даром убивать.

Она замолчала и обратила к Джерико незрячие глаза.

— Он — само воплощение зла, в то время как в тебе я не вижу такого зла. Я только надеюсь, что в вашем поединке это не даст ему неодолимого преимущества.

— Вы слишком увлеклись метафизикой, — возразил Джерико нетерпеливо. — Он состоит из плоти и крови, а значит, он такой же человек, как и все остальные, и значит, его тоже можно убить. Я отправлюсь в Тиферет на рассвете.

— Верно, — согласилась Люси Белоглазая. — Метафизике здесь не место. И я не стану задавать последний вопрос.

Джерико не проявил никакого интереса, но тысячи голосов со всей планеты взволнованно понуждали Люси задать этот вопрос, и она наконец снизошла:

«Если у Джерико есть власть уничтожить беспредельное зло, то не таит ли он в себе еще большую угрозу?»

Глава 13

Есть два разных пути: либо отвергнуть руку помощи, либо вырвать ее с корнем. Но я никогда ни в чьей помощи не нуждался.

Конрад Бланд

Джерико и Доркас стояли у борта баржи, опершись на высокие перила и глядя, как голубовато-серая речная вода перекатывается волнами и рябит, поблескивая в первых лучах восходящего солнца.

— Ну как? — произнес Джерико, глядя вдаль.

— Что «ну как»? — переспросила девушка.

— Да я вот прикидывал сейчас, сколько километров останется до Тиферета, если удастся проплыть по реке до конца, — сказал он, взглянув на собеседницу. — Мне казалось, ты умеешь читать мысли.

— Нет, — ответила Доркас, покачав головой. Джерико удивленно вскинул брови.

— Честно говоря, я не понимаю, — заметил он, — какая же мне от тебя польза, если ты не способна получать сообщения от Люси Белоглазой.

— Ну, это совсем другое дело, — живо возразила девушка.

— Да? Это каким же образом? — Джерико и в самом деле было интересно.

— Идем позавтракаем, и я объясню за едой, — предложила Доркас, отходя от перил, и повела его в камбуз.

Они оказались в одиночестве, поскольку малочисленный экипаж уже успел поесть. Доркас ела кашу, яйца и тосты, а Джерико не стал изменять привычной диете из сои.

— Да нет, все, что ты ешь, конечно, очень вкусно, — охотно пояснил Джерико, отвечая на ее вопрос. — Просто дело в том, что не на каждой планете разводят домашних животных, но уж бобы — универсальная пища для всех колоний Галактики. Ты прожила всю свою жизнь на Вальпургии, я же побывал по меньшей мере на двух сотнях, и каждая со своей устоявшейся кулинарией. Организм просто не может привыкнуть к такому разнообразию диет, вот почему я везде стараюсь питаться одним и тем же. Вкус попроще, но зато хоть нет кишечных расстройств.

Доркас весело рассмеялась:

— Трудно представить убийцу, мучающегося несварением желудка.

— У меня не бывает болей в животе, — сухо указал он. Реплика девушки несколько задела его самолюбие. Он не привык, чтобы над ним смеялись.

— Это одна из составных моего успеха. Я никогда не пренебрегаю мелочами в работе. Это слишком важно. Кстати, если не ошибаюсь, мы намеревались поговорить еще об одной мелочи.

— Верно, — откликнулась она, отправляя в рот остатки каши и запивая молоком. — Прежде всего ты должен понять, что мы не сверхъестественные существа, мы просто люди с редким даром. Очень ограниченным даром. Так, я могу воспринимать телепатемы, но не передавать их или читать чужие мысли. Вот телепатемы, посланные Люси Белоглазой или кем-то другим из двух тысяч телепатов, я воспринимаю свободно. Но мысли других я не читаю. Только Люси Белоглазая способна это делать.

— Хм, а сколько вас вообще? — поинтересовался Джерико.

— В Галактике? Понятия не имею.

— Да нет, на Вальпургии.

— Тысяч шесть наберется, — сказала Доркас, принимаясь за яйца. — Люси Белоглазая собрала нас здесь всех вместе со всех концов Республики. Правда, она давно уже никуда не ездила, последний раз она уезжала пять лет назад.

— Честно говоря, меня это несколько удивляет, — заметил Джерико. — Она ведь с трудом может перейти из одной комнаты в другую. Как же она умудрялась путешествовать по Галактике?

— Она женщина сильная, — с неожиданной гордостью произнесла девушка. Ее взгляд вспыхнул. — Гораздо сильнее, чем кажется. Она усилием воли продлевает свои дни, потому что надеется найти себе преемницу. — Доркас говорила с неприсущей ей обычно горячностью.

«В сущности, она такая же фанатичка, как большинство приверженцев других сект, — подумал Джерико, — с той лишь разницей, что верит в добро».

— Такую же, как она? — спросил он мягко. Доркас кивнула, проглотила кусочек яйца и сказала.

— Мы все лишь отчасти телепаты, все, за исключением ее. Она останется в живых до тех пор, пока мы не найдем другого человека с ее возможностями.

— Она прожила уже больше века, — продолжил Джерико. — Почему же она считает, что такой человек обязательно найдется?

— Она уже нашла одну, — возразила Доркас. — Женщину на Гамме Эпсилон IV. Только та оказалась сумасшедшей.

— И это все?

— Да, но существование одного доказывает возможность существования других. — Девушка красноречиво пожала плечами. — Большинство наших телепатов-доноров отправились на другие планеты, пытаясь найти универсального телепата, а заодно рекрутировать добровольцев в нашу организацию.

— Рекрутировать? — хмыкнул Джерико. — Это звучит прямо как военная операция.

Доркас хихикнула, прикрыв рот кулачком.

— Я сказал что-нибудь смешное? — спросил он, вопросительно приподняв бровь.

— Сравнение с армией, вот что меня рассмешило. Разве ты еще не сообразил, почему мы держимся все вместе?

— Ну так скажи мне, — предложил Джерико.

— Мы одиноки!

— Странно, — с улыбкой заметил Джерико. — В стране слепых и одноглазый — король.

— Нет, — Доркас покачала головой. — Одноглазый не станет королем, если все они живут во мраке. Нормальный мир… ну, даже не знаю, с чем сравнить… вроде как включишь радио, а по всем частотам — сплошная тишина.

— Но почему именно Вальпургия?

— Почему мы все перебрались сюда? Да потому, что Люси Белоглазая живет здесь.

— Но ей-то зачем оставаться? Ведь не верит же она всем этим сверхъестественным фокусам. — Джерико наконец закончил завтрак и отставил тарелку.

— Да, но ведь они-то в нас верят, — возразила Доркас. — Это закрытое общество. Люди стараются не лезть в дела друг друга. Здесь у нас, кроме тебя, нет ни одного любопытного из Республики. Наше закрытое общество полно различных верований и необычных традиций, а отсюда и терпимость к чужим убеждениям и верованиям. — Она допила молоко и отставила стакан. — Они не лезут в наши дела и дают нам возможность заработать на жизнь, чтобы не дать угаснуть способностям в последующих поколениях.

— Не дать угаснуть? — Джерико откинулся на спинку стула и с интересом взглянул на девушку. — А в чем причина?

— Я не знаю, пусть скажет сама Белоглазая Люси. — Доркас на мгновение прикрыла глаза, сосредоточиваясь. — Прежде всего это связано с полом, поскольку лишь женщины обладают хотя бы частицей таких способностей. Это, вероятно, рецессивный ген, и мы не можем определить, простой это рецессив или сложный, поскольку не имеем возможности проверить мужское население. — Она на секунду замолчала, выжидающе глядя на Джерико, но, так и не уловив его реакции, добавила:

— Я всего лишь повторила то, что говорит она. Ты что-нибудь понял?

— Кое-что понял, — согласился Джерико, слегка хмыкнув. — Сдается мне, вашей Белоглазой не мешало бы пропустить через свою постель как можно больше народу. Вдруг что-нибудь да получится.

Похоже, девушка не обиделась на это фривольное замечание, а только вновь прикрыла глаза.

— Она бесплодна, — сообщила она сухо. — Бесплодна и та, на Гамме Эпсилон IV. Белоглазая Люси считает, что любой с ее способностями будет бесплоден, но почему, не знаю.

— Вряд ли я могу что-нибудь подсказать, — пожал плечами Джерико. — Быть может, лучше спросить Люси Белоглазую, не усилил ли Бланд посты на подступах к Тиферету?

— Она говорит, что нет, и поскольку это не охрана в привычном понимании, ему нет никакого смысла их усиливать.

— Не понял. Что она имела в виду? — Джерико сосредоточенно нахмурился. Он не привык относиться легкомысленно ко всему, что касается работы.

— Ну, что он убивает направо и налево на подходах к Тиферету, убивает всех подряд, даже если ни в чем не подозревает.

— Включая и своих подданных? — не без удивления поинтересовался Джерико.

— В зависимости от настроения, — ответила Доркас, — Любопытно, — заметил Джерико, задумчиво пожевывая губами.

Закончили завтрак они в полном молчании, и весь остаток дня Джерико с Доркас сидели на палубе, наблюдая за тем, как мимо медленно проплывают зеленые берега Стикса.

Это был действительно странный мир. И хотя Джерико не увидел ничего для себя неожиданного и все детали местности выглядели здесь совершенно так же, как на карте Убусуку, тем не менее кое-что его удивляло. Каждые пару часов им попадался какой-нибудь мелкий городишко, спокойный и умиротворенный, как все маленькие городишки, живущие собственной жизнью. Но между ними не встречалось ровным счетом ничего: ни пригородов, ни построек, ни усадеб. И только раза два им попались старомодные фермы, о которых Джерико принялся расспрашивать Доркас.

— Это кооперативы, созданные горожанами, — охотно сообщила та. — Многие жители Вальпургии не любят сельского образа жизни.

— Кто же там работает? — спросил Джерико, кивнув в сторону фермы. У него мелькнула мысль: насколько фермеры привлекают к себе внимание Бланда?

— Роботы.

— Чепуха, — возразил он. — В наше время их уже давно не используют.

— На Вальпургии это не так. Еще одна аномалия. Люди отказались от роботов, когда выяснилось, что вынужденное безделье вовсе не такое уж райское существование, как казалось вначале. Но ведь производство не было запрещено, просто постепенно спрос на роботов упал до минимума. Ну а поскольку Вальпургия из-за изоляции от основной части Республики была сельскохозяйственным обществом, то здесь роботы формировали основу планетной экономики.

— Они требуют человеческого обслуживания? — с интересом спросил Джерико.

— Самую малость. Это очень совершенные роботы, — охотно пояснила Доркас.

— А они случайно не человекоподобны?

Она отрицательно покачала головой:

— Чтобы работать на фермах, им совсем не нужно быть человекоподобными. Это всего лишь молотилки, комбайны, тракторы — машины с функциональными мозгами. Впрочем, Люси Белоглазая говорит, что это неплохая идея.

— Ну, поблагодари ее за меня, — не без иронии ответил Джерико.

Без всяких происшествий миновали три дня, и Джерико за неимением лучшего пополнял свои знания обычаев Вальпургии. Белоглазая принадлежала к первым поселенцам и оказалась способна пролить свет на большинство традиций, которые его озадачили.

Сложность заключалась в том, как он понял, что нельзя переносить впечатления и знания, полученные им в Амаймоне, на остальные города Вальпургии. Амаймон — процветающий речной город, место смешения многих культур и к тому же отправной пункт для всех галактических посетителей. Его ритуалы скорее были символичны и совершались без особого фанатизма. И хотя население выказывало уважение ко всем религиям, однако по-настоящему, в глубине души, не верил никто.

Другие города в этом отношении были совершенно иные. Там чаще говорят о добре и зле, а в совершении ритуалов доходят до крайности. Люси Белоглазая заверила Джерико, что по мере приближения к Тиферету он встретит нечто такое, что поразит и ошарашит даже его плоский бесстрастный ум. Пыточные ритуалы, не те, что использовал Бланд, а скорее порождение укоренившегося фанатизма. Церемонии, выросшие из некоторых уродливых обрядов Земли. Например, он столкнется с извращениями — и не только сексуальными, — которые не встретишь нигде в Галактике. Белоглазая поможет ему разобраться, чем отличаются обычаи разных городов, но поскольку ему все-таки придется работать в одиночку, без ее глаз и ушей, то уже сейчас она пыталась передать ему хотя бы основы познаний о ее мире.

Она поведала множество мелких деталей, на которые Убусуку только намекал. Они должны были помочь Джерико выдать себя за жителя Вальпургии и в экстренном случае сохранили бы ему жизнь. Люси настойчиво напоминала, что нельзя недооценивать убежденность и искренность в вере обитателей Вальпургии. Правило «живи и дай жить другим» было хорошо для Люси Белоглазой и остальной части мира, но жители городов повиновались своим установлениям, как официальным, так и религиозным. И тот, кто однажды решался переступить границы дозволенного, быстро постигал последствия такого опрометчивого шага, и последствия были весьма неприятны.

Утром пятого дня, когда они были лишь на полпути к Тиферету, Доркас испытующе взглянула на Джерико во время завтрака.

— Пора, — сказала она тихо.

— Что, опять Люси Белоглазая? — спросил он. Доркас кивнула:

— Она говорит, что мы натолкнемся на кордон в ближайшие три часа.

— Может, рискнуть? — спросил он, хотя уже решил, что обязательно сойдет на берег.

— Нет, не стоит. Экипаж будут пытать, и рано или поздно кто-нибудь из них признается, что нас взяли на борт вблизи Амаймона. А если такое случится, нам от солдат Бланда живыми не уйти.

— А как же баржа?

Меньше всего Джерико думал об экипаже, но эти люди, видевшие его всего несколько дней и почти ничего о нем не знавшие, были звеном длинной цепочки, которая вела к нему, Джерико. Он не хотел, чтобы эта цепочка попала в руки Бланда.

— Капитан — один из немногих, кто знает о способностях Люси Белоглазой. Когда я велю ему повернуть и плыть обратно к Амаймону, он повинуется, не задавая лишних вопросов, — успокоила его Доркас.

— Понятно, — кивнул Джерико. — Что ж, мне кажется, нет никакого смысла переправляться на лодке и привлекать ненужное внимание. Я думаю, будет лучше добираться до берега вплавь. Подожди минут десять после того, как я выберусь на берег, и тогда сообщи капитану.

— Хорошо.

— Где ближайший город?

— Кееер, километров тридцать к северу по реке.

— Понял. Ты постарайся развернуть баржу, не дойдя до города. Я не хочу, чтобы кто-то проследил связь между мной, баржей и Кесером.

— Я понимаю. — Она была сосредоточенна и деловита. Джерико зашел в каюту, собрал необходимые вещи, сложил их в водонепроницаемый мешок и вернулся на палубу.

— Надеюсь, этот Кесер входит в число тех городов, где у Люси Белоглазой есть свои люди, — сказал он словно между прочим, надевая мешок на спину.

— Ты не ошибся, — заверила его Доркас. — Предсказательница по имени Сибелла. Ты найдешь ее в лавке на площади Форрас, это торговый центр города.

— Хорошо, — откликнулся он, перекидывая ногу через леер. — Помни: десять минут.

И больше ничего не сказав, он нырнул в холодные мутные воды Стикса и исчез под водой.

Глава 14

На пути к великой цепи стоит ли пугаться такой мелочи, как погром?

Конрад Бланд

Выбравшись на берег, Джерико постарался не попасться на глаза матросам с баржи. Он снял мокрую одежду и переоделся в ту, что взял с собой в мешке. Теперь он походил на обыкновенного рабочего — вряд ли такой привлечет внимание в здешних местах. Потом он занялся созданием нового облика. Большой шрам на правой скуле, шрам поменьше над правым глазом. Через несколько минут его брови стали более густыми и кустистыми, а цвет лица — более желтым, появились залысины. Теперь ему можно было дать лет тридцать пять — пятьдесят.

Он пустился в путь к Кесеру, держась в стороне от дорог и перекрестков. Километрах в десяти от города Джерико остановился, тщательно отряхнул пыль, почистил ботинки и выбрался на шоссе. Дождавшись грузовика, ехавшего с одной из ближайших ферм, он прямо на ходу забрался в кузов и сел, вцепившись обеими руками в борта, чтобы поменьше трясло. Обдуваемые ветерком, они вскоре въехали в городок, и Джерико пришлось спрятаться, чтобы не привлечь к себе внимание. На всякий случай он набил карманы яблоками. Вообще-то он их терпеть не мог, но терять время на рестораны не собирался.

Джерико дождался, когда машина свернула на полупустую улицу, спрыгнул и, мягко приземлившись, огляделся по сторонам. Никого рядом не было, ничьи любопытные глаза за ним не наблюдали. Он развернулся и энергично зашагал в противоположную сторону.

Он миновал три квартала и вышел на оживленный перекресток. Здесь он перешел улицу, потом неожиданно остановился и, сделав вид, будто что-то вспомнил, свернул налево. Пройдя пару кварталов, он повторил свой трюк, и через некоторое время вышел на ту улицу, где спрыгнул с грузовика. Судя по обстановке, на него действительно никто не обратил внимания и уж тем более никто за ним не следил.

Однако, не удовлетворившись этим, он прошел еще пару кварталов, потом нырнул в проем между зданиями и, отыскав неприметный дворик, минут десять постоял в тени. Никто за ним не последовал, и тогда он снова вернулся на улицу, убежденный, что если за ним кто-то и следит, то останется ждать на другой стороне.

Джерико не доводилось видеть карты города, но большого воображения не требовалось, чтобы сообразить, как спланированы городские кварталы. Похоже, город имеет девять колец, что скорее всего связано с религией. Широкие бульвары пересекались в центре города. Доркас достаточно подробно описала ему Кесер, и он предполагал, что находится не так уж далеко от центра. Это был небольшой городок с населением всего лишь в сто тысяч человек.

По архитектуре город сильно отличался от Амаймона. Здесь ничто не напоминало ни готических церквей, ни викторианских домов. Кесер был застроен зданиями из стекла и стали, поставленными под углом друг к другу. Пустившись по направлению к центру, Джерико понял, что все здания использовали солнечную энергию и их расположение было вполне разумно. Кесер, как и большинство городов на Вальпургии, жил обособленной самостоятельной жизнью и, по всей видимости, в эпоху становления просто не мог себе позволить возводить огромную атомную станцию. И когда город стал разрастаться, то его основатели не видели смысла строить гигантское сооружение, когда все системы уже давно работают на солнечной энергии.

Джерико хотелось купить газету — наилучший способ узнать что-нибудь о новых местах, но он решил не торопиться, поскольку не знал, какая именно валюта здесь в ходу. Проходя по торговым рядам, он на минуту задержался перед видео в витрине. Но там демонстрировалась одна из мыльных опер, столь популярных на Вальпургии, и он двинулся дальше.

Он миновал скрюченного безногого нищего, который полулежал у стены со шляпой в руках. На ходу Джерико заглянул в шляпу, пытаясь разобрать, что там за деньги, однако насчитал всего несколько медяков, которые его совершенно не интересовали.

Он прошел дальше и увидел довольно большую толпу впереди. Первым побуждением было свернуть на боковую улицу и обойти толпу, но потом Джерико решил, что сможет больше узнать о городе, прислушиваясь к обрывкам разговоров. А заодно обчистить пару-другую карманов. Он подошел ближе, и до него из самого центра толпы донеслись вопли ребенка.

Внезапно над улицей проплыл звук гонга. Подняв глаза, Джерико увидел высокое здание и по обилию сатанинских символов сразу же догадался, что перед ним церковь. Он подошел к толпе, за несколько секунд выудил пару кошельков и только тут сообразил, что стоит в какой-то странной очереди.

Перед дверями церкви возвышался небольшой помост, на котором стояли монах и монахиня в черном. Их головы были покрыты капюшонами, и Джерико не мог разглядеть лиц. Перед ними возвышался обсидиановый алтарь, к которому был привязан голый мальчишка лет десяти. Каждый стоявший в очереди подходил к помосту, брал из рук монахини острый кинжал и тыкал им в живот мальчику. А монах в это время что-то бормотал на совершенно незнакомом Джерико языке.

Вначале Джерико показалось, что он столкнулся с простым ритуальным убийством. Однако, двигаясь вместе с очередью, он вскоре сообразил, что, если бы это было так, мальчик уже давно был бы убит. В верованиях сатанизма он разбирался довольно плохо, но искусство убийства было его стихией, и он прекрасно знал, что редко кто знает смертельные точки, расположенные на животе. Несведущий человек, как бы ни старался, мог терзать жертву довольно долго, но так и не прикончить до конца.

По мере продвижения суть происходившего становилась все более понятной. На груди и животе мальчика черной краской были нарисованы различные кабалистические знаки, и прихожане, как он теперь видел, острием кинжала наносили татуировку по контурам рисунка. Видимо, это был всего лишь болезненный, но вполне обыденный обряд инициации, поскольку никто слишком сильно не переживал и не волновался, слыша крики мальчика.

Когда перед Джерико осталось только двое, он постарался сосредоточиться на их действиях. Каждый касался губами клинка, шептал что-то и взрезал пару сантиметров по контуру татуировки. Только теперь Джерико заметил, что, когда кинжал возвращали монахине, монах втирал какую-то мазь в новую ранку на животе мальчика.

Наконец подошла его очередь. Джерико поднялся, взял кинжал, прошептал про себя несколько неразборчивых слов, добавил еще пару сантиметров надреза в теле мальчика. Вернув кинжал, он сошел на тротуар и продолжил путь к центру. Он прошел уже два квартала, когда чья-то грубая рука схватила его за плечо. Он обернулся. На него смотрели льдисто-голубые глаза высокого, хорошо одетого лысеющего мужчины.

— Замечательное представление, поздравляю, — произнес он.

— О чем это вы? — спросил Джерико, внутренне напрягаясь.

— О церемонии Бельфегора, — сказал мужчина. — Вам удалось провести даже монаха.

— Не понимаю, о чем вы говорите. — Джерико качнул головой.

— Где надо разберутся. Мне кажется, вам лучше пройти со мной.

Он схватил Джерико за левую руку. Мгновение Джерико посопротивлялся, одновременно окидывая улицу быстрым взглядом. И убедившись, что метров на тридцать вокруг все пусто, он ткнул пальцами а глаза мужчине. Тот ошеломленно отпрянул и опустил руку, инстинктивно открыв шею. Мгновенным ударом Джерико перебил ему позвонки и опрометью кинулся в ближайшее здание. Он нашел черный ход, пробежал переулок и вошел через служебный вход в другое здание. На грузовом лифте поднялся на пятый этаж, взломал замок первой попавшейся двери.

Он оказался в небольшой квартирке, нашел шкаф с мужской одеждой, переоделся и собрался уже было уходить, но услышал шум воды в туалете. Он подождал у стены, быстро и безболезненно покончил с жильцом и потратил несколько минут, чтобы создать себе новую внешность, а заодно и шапку курчавых черных волос.

Затем он неторопливо направился по коридору к обычному лифту, спустился на первый этаж и вышел на улицу. В полукилометре от входа слышалось завывание полицейских сирен, но нового Джерико это не касалось, и он растворился среди толпы прохожих, продвигаясь к центру города.

Вскоре он добрался до главной площади. Она была не меньше километра в диаметре. Здесь стояли высокие деловые здания, хотя и уступавшие по размерам тем, которые Джерико доводилось видеть в Амаймоне. Он обошел площадь по периметру и приблизился к огромному торговому центру. Перед ним высилась статуя длиннобородого всадника, державшего копье в правой руке. Табличка уведомляла, что это Форрас, известный также как Форкас или Фуркас — рыцарь Сатаны и Генеральный президент ада, командовавший двадцатью девятью легионами дьяволов на границах преисподней.

Притворившись, будто поглощен созерцанием всадника, Джерико с минуту постоял перед ним, а затем принялся лавировать между лавками и прилавками торговых рядов, остановившись наконец у вывески, рекламировавшей услуги госпожи Сибеллы.

Ступеньки под аркой вели вниз, и Джерико принялся спускаться. Под ногами зашипела кошка, шмыгнув куда-то в темноту. Вскоре перед ним предстала темноволосая женщина в белых одеяниях. Она встретила его у подножия лестницы, словно давно ожидая.

— Пожалуйста, присаживайтесь, — сказала она, указывая на кресло подле столика слоновой кости. Он повиновался. Женщина, повернувшись, взяла хрустальный шар и тоже села.

— Что бы вы хотели узнать у мадам Сибеллы? — спросила она.

— Вы работаете прорицательницей, — заметил Джерико. — Вот вы и скажите. Начните с моего имени. Женщина уставилась в глубины хрустального шара:

— Я не знаю вашего имени, но Люси Белоглазая говорит, что вас надо звать Джерико, она также предупреждает, что вы попали в более сложную ситуацию, чем подозреваете.

— Я с этим уже разобрался, — резко ответил Джерико.

— Ничего подобного, — покачала головой прорицательница. — Первый, кого вы убили, был агентом Бланда.

— Как же это он меня засек?

— Вы подали кинжал рукоятью вперед.

— Черт! — с досадой пробормотал он. — Такая мелочь…

Собеседница кивнула:

— Монахиня отвлеклась, занятая мыслями об агонии мальчика. Но Люси Белоглазая говорит, что позже она обязательно вспомнит об этом странном факте и сообщит исповеднику. И тогда до Бланда дойдет, что в городе Кесере появился не просто убийца, а убийца, не знакомый с нашими традициями. Отсюда всего один шаг до вывода, что этот самый убийца и тот, о котором предупреждал Сейбл, — одно и то же лицо.

— В таком случае мне, пожалуй, надо побыстрей уносить отсюда ноги. Сколько у меня в запасе времени? Что говорит Люси Белоглазая?

— Несколько часов, не больше.

— Такая оперативность?!

— Вас видели, они могут и не связать это со вторым убийством, но в этом нет необходимости. Кто-нибудь вспомнит, что вы присутствовали на церемонии Бельфегора. Они расспросят монаха и монахиню и, несомненно, сообразят, почему тот последовал за вами и почему вы его прикончили. Да, много времени это не отнимет.

— Сколько до следующего города по дороге на Тиферет?

— Почти триста километров, — ответила Сибелла.

— Кто там из ваших связных?

— Там нет никого.

— Мне показалось, люди Люси Белоглазой рассыпаны буквально по всем городам, — заметил Джерико.

— Так оно и было, просто наша подруга мертва. Джерико кивнул:

— Понятно.

— Сомневаюсь, — сказала Сибелла, — сомневаюсь, что вам понятно. Но если вы доберетесь до Ясода, то сами увидите.

— Ясод? Так называется город?

— Да.

— Спросите-ка у Белоглазой насчет шансов добраться до Ясода на краденой машине. Сибелла закрыла глаза:

— Она говорит, что даже грузовикам не позволено ездить по тем дорогам, не имея пропусков. Он пожал плечами:

— Что ж, тогда, пожалуй, мне придется позаимствовать полицейскую машину, только и всего.

Джерико встал и не прощаясь поднялся по ступенькам на залитую светом улицу.

Глава 15

Люцифер потерпел поражение. Только глупцы могут считать его силой.

Конрад Бланд

— Мистер Бромберг, вам звонит Джон Сейбл.

— Проклятие, Сейбл! — рявкнул Бромберг, с возмущением глядя в экран. Его кирпичного цвета физиономия стала багровой от злости. — Это уже четвертый раз за пять дней.

— Обычная рутина, — с деланным равнодушием пожал плечами Сейбл, едва сдерживая желание разораться на этого болвана. — Убийца еще не объявился?

— Сколько раз я могу вам повторять: если он появится, то мы вполне способны справиться с ним и без вашей помощи. — Грубый голос Бромберга стал хриплым от негодования.

— А я все время говорю вам, — настаивал Сейбл, — что он разыскивается за совершение шести убийств в Амаймоне. И если вы его схватите, то мы хотим, чтобы вы его выдали нам.

— Я помню, — огрызнулся Бромберг. — А теперь, черт побери, оставьте меня в покое. Я дам вам знать, когда мы его схватим.

— До свидания, мистер Бромберг. — Сейбл вздохнул. — Я позвоню вам еще раз завтра.

— Можете себя не утруждать, — отрезал Бромберг. Сейбл взглянул на часы, висевшие на стене наверху, чуть левее бафомета, и удивился, обнаружив, что всего лишь полдень. Странно, у него было такое впечатление, словно он провел на работе целый день. Напряжение и усталость сказывались. Он зажег сигару, вторую за день, а может, и третью — он перестал вести счет с момента второго или третьего убийства, — и откинулся на спинку стула.

Теоретически это была уже не его проблема. Убийца покинул Амаймон и теперь находился вне его юрисдикции. То, что требовалось от него как от шефа детективного отдела, он сделал. Удивляло другое: никто, похоже, не нуждался в его помощи. Вдобавок начальство явно тянуло резину и не собиралось предпринимать никаких мер. Сейблу даже пришлось проявить некоторую настойчивость. Он вышел на начальство и предложил им связаться с Бландом на более высоком уровне, обещая полное содействие. Но, насколько ему было известно, его заявление вообще пропустили мимо ушей. Бланд, по всей видимости, в помощи не нуждался, а светская власть не горела желанием что-либо предпринимать.

Все это по меньшей мере странно. Он не испытывал интереса к Бланду. Наоборот, во время их краткой беседы тот ему совершенно не понравился. Однако почти половина населения Амаймона обожествляет этого человека. Даже жена Сейбла, Сибоян, зажигала свечи и приносила символические жертвы во имя безопасности Бланда. Почему же никто из официальных лиц там, в Тиферете, не проявлял заинтересованности?

Даже если сбросить со счетов республиканского наемника, в этом деле таится куда больше странного и непонятного, чем может казаться на первый взгляд. Но это-то как раз Сейбла беспокоило меньше всего. Да, дело выглядит непривычно, но в конце концов его работа именно в том и заключается, чтобы отгадывать подобные загадки. И пока это ему с успехом удавалось. Но вот он задействовал практически все связи в попытке получить хоть малейший результат. И что? Он по-прежнему блуждает в потемках, и именно это беспокоит больше всего.

Наконец он выпрямился и нажал клавишу селектора.

— Слушаю, — отозвалась секретарша.

— Я отправляюсь домой.

— Если будут звонить, отсылать к вам?

— Нет.

— Без исключений?

— Разве что если позвонит сам Конрад Бланд, — бросил Сейбл со смешком. Он запер ящики стола, накинул легкую куртку и вышел из кабинета. Он решил не ехать до дома автобусом, вместо этого предпочел пройтись пешком. Все пять километров до дома он размышлял о создавшейся ситуации и о том, что за ней скрывалось. Он чувствовал, что какое-то неуловимое звено выпадало из цепи известных ему фактов, и именно оно определяло столь странное отношение властей к запутанному делу.

По мере того как Сейбл удалялся от делового центра, облик окружавших его зданий постепенно менялся. Торговые кварталы с их многочисленными магазинами, лавками и барами сменились многоэтажками, многоэтажки уступили место частным коттеджам. Джон впервые за последние несколько лет проходил мимо черных домов Посланцев Мессии, багрово-красных — Братства Ночи, фиолетовых — Дочерей Наслаждения. Изредка попадались белые дома Белых Магов. Наконец он свернул на свою улицу, которая была чуть беднее и уже, однако, тщательно прибрана и чиста, как весь город. Его собственный дом был выстроен из кирпича, и сколько Сибоян ни пыталась заставить его выкрасить стены в черно-золотистые цвета культа богини Кали, Сейбл все-таки настоял на своем. Быть может, из-за того, что веру он сменил уже после женитьбы, а может, существовала еще какая-то причина, которую он не осознавал, но у него не было никакого желания выставлять напоказ свою веру. Да кроме того, с тремя детьми было на что потратить деньги.

— Привет, — радостно встретила его Сибоян, когда он открыл дверь. — Ты сегодня рано.

— Поприветствовала, называется, — проворчал он, бросив на жену укоризненно-насмешливый взгляд. — Если тебе это так не нравится, я могу вернуться обратно на работу, — сказал он, стаскивая куртку и вешая ее на вешалку.

Похоже, его плохое настроение нисколько не задело Сибоян. Она лишь откинула со лба прядь светлых волос.

— Не дуйся, — кокетливо произнесла она, чмокая его в щеку. — Я просто удивилась, вот и все.

— Извини. — Джон чувствовал себя несколько виноватым. В конце концов ему следует научиться не перекладывать свои проблемы на ее плечи. Ей и без него забот хватает.

— Что, начальство наседает, да? — сочувственно поинтересовалась Сибоян, входя вслед за мужем в гостиную.

— Нет, — ответил он, хмурясь. — Даже и не думает.

— Странно, — прокомментировала она, пожимая плечами.

— Да уж, — многозначительно поддакнул он.

— Обедать хочешь?

— Может, через пару часов, — ответил он. — Пока покопаюсь в саду.

Он прошел в свою комнату, вытащил из шкафа легкую фланелевую рубашку, с удовольствием переоделся в рабочий комбинезон и вышел в маленький сад на дворе за домом. Он остановился на пороге, с любовью озирая дело собственных рук. Сейбл принялся обустраивать этот сад лет шесть назад, когда он еще не был шефом отдела детективов. С тех пор у него все меньше оставалось времени на это полезное хобби. А тогда, шесть лет назад, здесь был разбит только крохотный огород, где росли кое-какие овощи — совсем нелишнее дополнение к их достаточно скудному столу. Он стал заниматься этим просто так, лишь бы скоротать свободное время, однако теперь Сейбл был буквально одержим своим садом, и потому тот занял весь двор.

Сейбл и в самом деле наслаждался спокойствием и порядком, которые царили в этом крохотном уютном закутке, созданном его же собственными руками. Зелень и овощи росли в срок и хорошо. Не было здесь ни скрытых мотивов, ни противоборствующих сил, ни угроз жизни. Самый приятный способ отдохнуть после напряженного рабочего дня. Всего несколько часов наслаждения садом давали Сейблу куда больше, чем расследование убийств. Здесь он чувствовал себя настоящим творцом, создавая гармонию и красоту собственными руками, и это совсем не похоже на то, чем ему приходится заниматься на работе — выявлять тайные замыслы я быть свидетелем всякой мерзости. Он скрещивал цветы с овощами, а затем и с более экзотическими растениями. Работа в саду расслабляла, освобождала ум, заряжала дух, но только не сегодня.

Он провел два часа среди буйства прекрасной растительности, безуспешно пытаясь расслабиться. Затем Сибоян прислала двух сыновей предупредить, что обед будет готов через полчаса и ему пора переодеться. Он порезвился несколько минут с детишками, выслушал их незамысловатые рассказы о дневных впечатлениях, пообещал после обеда починить сломанную игрушку, а затем отправился в душ, откуда вышел уже в пижаме и халате, небрежно накинутом на плечи.

Он побрился безопасной бритвой. Почему безопасной? Сейбл и сам не сумел бы дать на это вразумительный ответ. Это превратилось в традицию, как ежедневный ритуал молитвы. Просто этого требовал культ Кали. Приведя себя в порядок, он вышел в столовую и присоединился к домочадцам, которые уже сидели за столом. Сейбл мимоходом обратил внимание на новое пятно, посаженное на новые обои, которые он самолично — чтобы не платить мастеру — наклеивал прошлой весной. У Сейбла вообще складывалось впечатление, что его отпрыски задались целью как можно быстрее замызгать обои и превратить их в оборванные грязные лоскуты. Он почтил статуэтку Кали, стоявшую на буфете — ониксовую королеву демонов с ожерельем из крошечных золотых черепов, — занял свое место во главе стола, окинул семью пристальным взглядом и вознес молитву Азазелу, остальные ее дружно подхватили.

Обед, как обычно, был приготовлен из продуктов на соевой основе. Из-за постоянной инфляции и нехватки денег они не могли себе позволить слишком часто есть натуральные продукты. Но похоже, трое детишек не замечали особой разницы, да и сам Сейбл не слишком обращал на это внимание. После обеда сыновья отправились выполнять домашнее задание, а дочка уже успела сделать уроки и уселась перед телевизором.

Сейбл и Сибоян остались за столом, неторопливо потягивая вино и обсуждая события дня. Сейбл редко скрывал от жены свои проблемы, и на сей раз она разделила его возмущение. Ей и самой казалось странным такое холодное отношение к подобной опасности. Сейбл пытался внушить Бланду, насколько серьезно положение, он выполнял свой долг, и она была на его стороне. Хотя Сейбл подозревал, что ее эмоции вызывало скорее благоговение перед Бландом, нежели сочувствие позиции мужа. Однако Джону и не требовалось ее сочувствия. Ему нужны были ответы на вопросы, а вот их-то как раз ему никто дать не мог.

Чувствуя раздражение мужа, Сибоян предложила сходить в кино, однако Сейбл отказался, отговорившись усталостью. Это прозвучало довольно фальшиво. Ему просто не хотелось зря тратить деньги, зная, что он все равно не получит никакого удовольствия. Жена не настаивала, и Сейбл спустился в подвал, где оборудовал небольшую мастерскую. Там он принялся чинить сломанную игрушку. Он уже заканчивал, когда Сибоян сверху позвала его:

— Джон! Тебя к видеофону!

— Я же просил не передавать никаких звонков, — буркнул он. Ему не хотелось откладывать в сторону игрушку, которую он почти закончил.

— Мне кажется, это срочно. — Что-то в тоне жены заставило Сейбла отложить игрушку и поспешить наверх. Он прошел на кухню и включил видеофон там.

— Джон Сейбл слушает.

— Мистер Сейбл, это Конрад Бланд, — откликнулся знакомый высокий голос.

— Минуту, мистер Бланд, — сказал Сейбл. — С моим экраном что-то не в порядке, нет изображения.

— Я не перед экраном, я за пределами видимости видеофона. Я говорю по интеркому.

— Чем могу служить? — спросил Сейбл.

— До вас очень трудно добраться, — продолжил Бланд, не отвечая на вопрос. — Глава моей охраны информировал меня, что вы не станете разговаривать ни с кем, кроме меня.

— Вовсе не так, — раздраженно заметил Сейбл. — Мое свободное время принадлежит мне. Но мы уклоняемся от темы… Вы явно хотели мне сообщить нечто важное, раз решили связаться со мной лично. Что случилось?

— Прямо и к цели, — хмыкнул Бланд. — Мне это нравится, мистер Сейбл. Да, у меня есть для вас новость. Мы схватили вашего убийцу.

— Вы уверены?

— Я не допускаю ошибок, мистер Сейбл, — холодно парировал голос.

— Что ж, я рад, что сумел предупредить вас вовремя, мистер Бланд, — сказал Сейбл.

— Он еще жив?

— Жив и здоров, — заверил Бланд. — В настоящее время он в камере, в Тиферете, хотя перехватили мы его гораздо южнее.

— Я признателен, что вы сообщили мне. Полагаю, вы выдадите преступника властям Амаймона, как мы и договаривались.

— Именно так я и собираюсь поступить, — сказал Бланд.

— Завтра с утра я первым делом подготовлю необходимые бумаги, — заверил Сейбл, почувствовав некоторое облегчение.

— В этом нет необходимости, — возразил Бланд, — поскольку я воплощаю в себе правительство в Тиферете. Я передам его вам без лишних разговоров.

— Вообще-то существует определенная форма процедуры, но, цитируя старую пословицу, что дареному коню в зубы не смотрят… Как вы представляете себе процедуру передачи?

— Мне кажется, будет лучше, если вы лично прибудете в Тиферет, — предложил Бланд. — Мои обязанности не дают мне возможности отлучаться.

— Но ведь вам и не надо сопровождать его лично, — возразил Сейбл.

— Я знаю, но тем не менее мне кажется, будет лучше для всех заинтересованных лиц, если вы явитесь сюда.

— Как хотите, — сказал Сейбл, пожимая плечами. — Я вылечу утром.

— Я вышлю за вами личный самолет, — добавил Бланд. — Вы сможете вылететь часов через шесть?

— К чему лишнее беспокойство? Я квалифицированный пилот, и у нас здесь есть свой самолет.

— Мистер Сейбл, вы вынуждаете меня на откровенность, — заметил Бланд, и в его голосе прозвучали холодные нотки. — Я не могу гарантировать вам никакой безопасности, если вы не согласитесь на мои условия.

— Ах так, — нахмурился Сейбл.

— Аэропорт, через шесть часов. Будьте там, — приказал Бланд и отключил интерком.

Сейбл повернулся к Сибоян, которая восторженно внимала разговору, боясь пропустить хоть слово.

— Ну? — спросил Сейбл. — Что ты думаешь?

— О чем?

— Разве ты не слушала?

— Конечно, они поймали убийцу.

— Я имею в виду все остальное, — проговорил Сейбл терпеливо. — Что же там происходит, если им приходится сбивать самолеты?

— Какое это имеет значение? — откликнулась жена. — Единственное, что от тебя требуется, — это сесть на самолет, прибыть в Тиферет и забрать своего преступника.

— Что-то здесь не клеится, — задумчиво заметил он, нервно тряхнув головой. — Что-то здесь не так.

— Не знаю, отчего ты нервничаешь, — проговорила Сибоян. — Он посылает за тобой личный самолет, предлагает сотрудничество, готов передать убийцу, которого подослала к нему Республика. Будь я на его месте, я бы так не поступила. Я бы проследила за тем, чтобы он умер в мучениях даже за одну мысль убить такого человека, как Конрад Бланд.

— Закон для всех один, даже для твоего нового героя, — сардонически улыбнулся Сейбл. — Покушение — еще не убийство. Этот человек совершил куда больше зла здесь, в Амаймоне, и ему придется за все ответить.

— Когда ты отправляешься? — спросила она.

— Прямо сейчас, — ответил Сейбл. — Бланда может и не волновать отсутствие необходимых протоколов, но я должен позаботиться об официальной стороне дела. Мне придется зайти на работу, а поскольку Энохатуми, нашего юриста, наверняка нет, то я должен буду созвониться с ним и проконсультироваться. Мне еще ни разу не приходилось принимать участие в процедуре выдачи преступника.

— Вот тебе и весь отдых, — сказала жена с сокрушенной улыбкой.

— Выше нос, это не последний вечер в нашей жизни, — успокоил ее Сейбл, стараясь выглядеть веселым.

Он прошел в спальню переодеться. Чемодана с собой он решил не брать, поскольку собирался пробыть в Тиферете ровно столько, сколько необходимо для передачи преступника, но на всякий случай упаковал сумку, если вдруг самолет совершит вынужденную посадку из-за плохой погоды.

Выходя из дома, он остановился у парадной двери и обнял Сибоян.

— До скорого, — сказал он.

— Я никогда не была в Тиферете. Привези мне что-нибудь необычное.

— Хорошо, — пообещал он.

Глава 16

Я никогда не отрицал ценности истины. Глупцы перед ней преклоняются, но мудрый человек использует ее в своих интересах.

Конрад Бланд

Сейбл проспал почти весь полет и проснулся, только когда самолет резко пошел на посадку, делая крутой разворот. Когда они приземлились и сбросили скорость, Сейбл выглянул в иллюминатор. К его удивлению, самолет совершил посадку не в аэропорту Тиферета, а в чистом поле.

Два механика подкатили лестницу вместо трапа, и, когда двери открылись, Сейбл увидел на полосе Якоба Бромберга, который встречал его.

— Добро пожаловать в Тиферет, мистер Сейбл, — сказал Бромберг, не подавая ему руки. — Хорошо долетели?

— Право, не могу сказать, — отозвался Сейбл с улыбкой. — Я проспал всю дорогу. — Он оглядел поле, по которому проходила взлетная полоса. — Кстати, где мы находимся?

— Это частный аэродром Конрада Бланда в пятнадцати километрах к северу от города. Идемте со мной, я доставлю вас в город.

— Отлично, — довольно откликнулся Сейбл, подхватил сумку и поспешил за Бромбергом.

Воздух был тяжелым и затхлым, со странным застоялым запахом, которого он никак не мог определить.

Бромберг подвел его к открытому военному автомобилю, относительно новому и достаточно ухоженному. На машине были намалеваны какие-то знаки, которых Сейблу никогда не доводилось видеть.

— Ставьте сумку на заднее сиденье, мистер Сейбл. — Сейбл небрежно закинул сумку, а затем опустился на сиденье рядом с водителем и закурил последнюю из тех сигар, которые ему дал Вешински.

— Как вам удалось его схватить? — спросил Сейбл, когда Бромберг включил зажигание и машина тронулась с места.

— Я ничего не могу сказать, мистер Сейбл, — ответил Бромберг, круто поворачивая влево и выруливая на дорогу к Тиферету. — Я к этому не имею ни малейшего отношения.

— Кто он?

Бромберг пожал плечами:

— Ни малейшего представления.

— Он что-нибудь сообщил?

— Насколько мне известно, нет.

— Не хочу показаться бестактным, но почему вы решили, что схватили именно того самого человека?

— Мы поймали того, кого нужно, — заметил Бромберг с многозначительной улыбкой. — Господин мой Бланд ошибок не допускает.

— И как же он выглядит без грима?

— Я его не видел, мистер Сейбл, — ответил Бромберг. — Могу вам передать информацию только из вторых рук.

Сейбл замолчал, затянулся и, не вдыхая, выпустил тонкую сизую струйку дыма, которую ветер тут же подхватил и унес в открытое окно. Бромберг был начальником охраны Бланда и тем не менее представления не имел об агенте, которого они схватили. Одно это уже было странно. А тот факт, что им удалось схватить убийцу так быстро и легко, казалось еще более странным. Конечно, существовала возможность, что они схватили именно того, но чем больше Сейбл размышлял, тем больше сомневался. Ну что ж, когда он доставит этого парня в Амаймон и подключит его к детектору лжи, то наверняка разберется, того они схватили или нет. А может, и у Баленбаха есть детектор лжи, и тогда задача еще больше упрощалась. Тогда им не придется возиться в суде с иском за незаконный арест. Он отметил в уме, что обязательно должен поговорить с Баленбахом перед тем, как покинуть Тиферет с преступником.

Впереди на горизонте появился городок, небольшой и компактный, наверняка удобный и уютный, казалось Сейблу, но чем ближе они подъезжали, тем более странное впечатление он производил. В полдень, когда солнце палило немилосердно, город был окутан хмурой дымкой, будто весь он освещен косыми лучами заходящего светила.

Наконец они въехали в город, и сразу же вонь окутала Сейбла удушливым, зловонным покрывалом. Сначала ему показалось, что это просто отбросы или мусор, однако улицы были чисты и прибраны. Он не сразу разглядел источник этого тяжелого гнилостного запаха: проезжие части и тротуары были усеяны трупами, лежавшими порознь и группами. Среди них были недавно убитые и уже разложившиеся. Тучи мух кружились над кроваво-гнойным месивом. Трупы в одежде и нагие, в лужах свернувшейся крови или с единственной маленькой дырочкой от пули или лазерного ожога…

— Что за чертовщина здесь происходит?! — ошеломленно спросил Сейбл, пораженный размахом бессмысленной бойни.

— Тут несколько дней назад пришлось подавлять небольшой бунт, — лениво пояснил Бромберг. — Господин мой Бланд решил оставить трупы на улицах как предупреждение всем остальным, кто хотел бы воспротивиться правлению закона.

— Несколько дней назад? — переспросил Сейбл. — Да некоторые из них выгладят так, будто их прикончили только сегодня.

— Вы ошибаетесь, мистер Сейбл, — ответил Бромберг. Не успели они проехать и шести кварталов, как трупов стало еще больше. Теперь они устилали улицы, валяясь буквально повсюду. Сейблу даже показалось, будто двое — и в этом он мог поклясться, — старик и маленькая девочка, конвульсивно подергивались в агонии.

— Остановите машину! — потребовал он.

— Зачем? — удивленно спросил Бромберг.

— По крайней мере двое из них еще живы!

— Не может быть, — спокойно, с полной уверенностью возразил Бромберг. — Мятеж был подавлен почти неделю назад.

— Выпустите меня!

— Я, право, не могу, — заметил Бромберг, вдавливая до упора педаль акселератора. — Мы и так уже опаздываем.

По мере приближения к центру города десятки трупов превратились в сотни, и Сейбл увидел, что здания, которые не были сожжены или разрушены, были заколочены и заперты. Ни одной живой души не осталось на улицах Тиферета: ни собаки, ни кошки в подворотнях. Пустынный город населяли лишь полчища мух. Они роились черными облаками, гудя над трупами, взмывали вверх и переносились с места на место. Когда машина проезжала мимо, они разлетались в стороны, напуганные, с гудением кружили над улицей и снова опускались на свои жертвы.

— Ничего себе мятеж, — фыркнул Сейбл. Тишина слишком уж подавляла его, хотелось как-то прервать ее.

— Да, дело серьезное, мистер Сейбл, — откликнулся Бромберг.

— И каковы потери с вашей стороны? — поинтересовался Сейбл.

— Никаких.

— Почему-то меня это не удивляет.

— Наше подразделение очень эффективно, мистер Сейбл.

— То-то и видно, — отозвался Сейбл. — Вот только оружия у трупов почему-то нет.

— А мы его конфисковали, — отозвался с улыбкой Бромберг. — Согласитесь, нет смысла оставлять его для будущих мятежников.

— Весьма мудро, — заметил Сейбл не без иронии.

— Благодарю вас, сэр.

— Ну а теперь, если вы кончили валять дурака, — произнес Сейбл, — почему бы вам не сказать, что здесь произошло на самом деле?

— Я же вам только что объяснил, — с нажимом заметил Бромберг.

— Ладно, забудьте, — сказал Сейбл. — Я выясню у Бланда.

— Так будет лучше всего, — согласился Бромберг. Они проехали еще пару кварталов. Трупов не только не убавлялось, но, наоборот, становилось все больше. Часто они валялись прямо посреди дороги, и Сейбл каждый раз испытывал приступ тошноты, когда Бромберг переезжал полуразложившиеся тела, не обращая на них никакого внимания. Наконец они повернули на стоянку перед отелем.

— Бланд живет здесь? — спросил Сейбл, когда, резко взвизгнув, машина остановилась.

— Нет, — ответил Бромберг. Он сейчас на совещании. Он распорядился, чтобы вам отвели номер люкс, и пришлет за вами, как только освободится.

— А почему бы мне не подождать его в приемной? — Сейблу стало немного не по себе.

— Я не обсуждаю повелений господина моего Бланда, — сказал Бромберг, вылезая из машины и прихватив сумку.

Сейбл последовал за ним. Стеклянная дверь бесшумно скользнула в сторону, и они прошли к лифту. Они поднялись на тринадцатый этаж, и Бромберг провел Сейбла через холл к двери. Он набрал код, двери распахнулись, и они вошли в роскошные апартаменты, в каких Сейблу до сих пор бывать не приходилось.

Он обратил внимание на большой камин и встроенный в стену бар, полный самых разных напитков. Высокое окно выходило прямо на центр города. Лившийся из окна свет делал номер приветливым и уютным. За прихожей располагалась гостиная, вся в коврах, с удобным диваном посредине и маленьким журнальным столиком. Справа виднелась спальня, в которой стояла широкая кровать с надувным матрацем. За ней Сейбл разглядел ванную с сауной.

— Номер устраивает вас? — вежливо поинтересовался Бромберг.

— Вполне. Сколько мне придется ждать?

— Не волнуйтесь, господин мой. Бланд вызовет вас, как только освободится. А пока наслаждайтесь пребыванием в Тиферете. Гарантирую, что вас никто не побеспокоит. Вы единственный жилец в гостинице.

— А что произошло с другими?

— Ну, это долгая история, мистер Сейбл, — сказал Бромберг. — Быть может, мы обсудим это за обедом.

— Признаться, я думал отправиться домой гораздо раньше, — заметил Сейбл.

— Тогда, видимо, в другой раз.

— Кстати, я что-то не вижу видеофона…

— Ас кем вы хотите связаться?

— Я хотел позвонить жене и сообщить, что долетел нормально.

— Об этом позаботились.

— Я хотел поговорить еще с Каспером Баленбахом.

— Боюсь, это абсолютно невозможно, — заметил Бромберг. — Он умер прошлой ночью.

— Да что с ним?

— Инфаркт, кажется, — небрежно ответил Бромберг. — А теперь, поскольку у вас больше нет вопросов…

— У меня куча вопросов, — поспешил возразить Сейбл.

— Вам лучше задать их господину моему Бланду.

Бромберг, улыбнувшись, повернулся к двери, набрал код и скрылся. Сейбл подошел к двери и подергал за ручку. Он не сильно удивился, обнаружив, что она заперта. Затем он осмотрел огромные окна. Каким, образом они открываются, он не понял. А в том, чтобы разбить их и попытаться спуститься по отвесной стене с тринадцатого этажа, он не видел никакого смысла.

Сейбл принялся методично исследовать апартаменты, чувствуя себя, словно зверь в клетке. Никаких культовых символов, никаких книг или журналов, радио или видео. Шкафы и ящики пусты, и даже шкафчик в ванной тоже пуст.

В баре он нашел штопор и минут двадцать тщетно пытался открыть входную дверь. У него даже мелькнула мысль разыграть из себя героя: расколотить бутылку и воспользоваться осколком стекла как оружием. Однако он вовремя сообразил, что скорее порежется, чем станет для кого-то серьезной угрозой.

И вместо того чтобы грохнуть бутылку ликера об пол, он открыл ее и наполнил бокал. Он осушил его одним глотком, на всякий случай еще раз подергал входную дверь, затем разделся и принял душ. Сейбл как раз вытирался махровым полотенцем, когда вошел Бромберг и объявил, что Бланд ждет.

— Так я действительно с ним встречусь? — поинтересовался Сейбл, торопливо натягивая одежду.

— Конечно.

— Я уже начал ощущать себя пленником.

— Это всего лишь мера предосторожности, не больше. На свободе еще остались некоторые нежелательные элементы, что делает Тиферет небезопасным.

— Не эти ли элементы вызвали инфаркт у Валенбаха? — ядовито поинтересовался Сейбл.

— Я, право, ничего не могу сказать.

— Знаю, знаю, — сказал Сейбл — Как раз в это время вы были в другом месте.

— Попали в точку, — ухмыльнулся Бромберг. — Вы готовы?

— Сумку брать или оставить? — спросил Сейбл.

— Наверное, прихватите с собой. В случае если погодные условия изменятся, вы всегда можете вернуться сюда.

Сейбл хмыкнул, взял сумку и последовал за Бромбергом к лифту. Когда они выбрались на стоянку, запах смерти и разлагавшихся трупов снова охватил Сейбла. Однако на сей раз Джон промолчал и залез на заднее сиденье.

Они проехали почти два километра, когда навстречу им стали попадаться вооруженные патрули охраны. Вскоре они подъехали к огромному зданию. Сейблу показалось, что это Церковь Ваала, хотя никаких символов и знаков на ее стенах и крыше он не увидел. Бромберг назвал охраннику пароль, ворота неохотно, медленно открылись, и машина плавно тронулась по узкой дороге к крытому портику.

— Вот мы и прибыли, — с облегчением произнес Бромберг — Позвольте вашу сумку.

— Хорошо, — ответил Сейбл, следуя за главой охраны. Они вошли в широкие деревянные двери. Сцены разврата, пыток и непристойностей, вырезанные на них, были выполнены рукой мастера, который, как показалось Сейблу, явно испытывал болезненное влечение к этой теме. Затем они оказались в мрачном помещении с кроваво-красными стенами и полом. Здесь через каждые два метра стояли навытяжку дюжие охранники. Бромберг кивнул одному из них, тот немедленно оставил пост и ушел, вернувшись только через пару минут. Он приглашающе махнул рукой, и Бромберг вежливо взял Сейбла под локоть.

— Господин мой нас ждет, — прошептал он на ходу. В конце коридора имелась массивная железная дверь, и Сейбл понял, что именно за ней и находится загадочный Бланд. Они с Бромбергом терпеливо ждали, прежде чем несколько солдат с трудом распахнули тяжелые двери.

Едва они успели переступить порог помещения, как Сейблу пришлось усилием воли подавить нахлынувшую тошноту. Воздух внутри был наполнен запахами разлагавшейся плоти и свежепролитой крови.

С куполообразного потолка свисали балки, к которым крепились крючья. Нагие тела были подвешены за ребра, пальцы, половые органы, кто распят на стенах, кто валялся на полу в лужах крови. Вперемешку с разложившимися трупами лежали живые люди, искалеченные так, что уже не могли стонать.

Сейбл, онемев, смотрел на представшую перед ним вакханалию смерти. Лишь постепенно он осознал, что кто-то настойчиво дергает его за локоть. И только тогда он позволил Бромбергу провести себя мимо мертвых и умиравших к центру зала. Он чувствовал себя, как в кошмарном сне. Увиденное казалось ему нереальным. Однако когда полуживая женщина с содранной кожей попыталась схватить его за ногу, он вдруг понял, что все это — действительность. Все ужасы, которые он видел на дверях церкви, самым страшным образом воплотились в реальность.

В глубине комнаты в простом деревянном кресле сидел невысокий худощавый мужчина с золотыми волосами. Он был в белоснежных одеяниях. Приблизившись на негнущихся ногах, Сейбл заставил себя взглянуть на этого человека. У Конрада Бланда была ангельская внешность: чистое, словно бы детское лицо с большими, широко раскрытыми, наивными глазами, тщательно уложенные волосы, белые, женственные руки с маленькими изящными пальцами.

— Мистер Сейбл, — произнес знакомый высокий голос, когда Сейбл приблизился, — как приятно, что вы нашли время меня навестить.

— Вы Конрад Бланд?! — спросил Сейбл, усилием воли подавляя в себе желание бежать, бежать отсюда без оглядки.

— Он самый, во плоти, — сказал Бланд с детской улыбкой на пухлых губах.

— Что это все значит? — Сейбл обвел рукой помещение.

— Ничего такого, что бы вас касалось, — заверил Бланд. — Я несказанно рад видеть вас здесь. А я все никак не мог себе представить, как же вы выглядите.

Сейбл тупо осмотрелся:

— Что за бойню здесь устроили?

— Я это обожаю, — небрежно обронил Бланд. — Со временем вы и сами научитесь наслаждаться подобным зрелищем. Вы уже поняли, вероятно, что убийцы у нас нет, мы его еще не схватили.

— Да, конечно, — отозвался Сейбл без всякого выражения. — Зачем же вы послали за мной?

— Любопытство, — рассмеялся Бланд. — Мне просто хотелось посмотреть на человека, который пытается спасти мясника.

— Но я не знал… — Голос Сейбла сорвался. Он пытался сосредоточить внимание на Бланде, но не мог заставить себя оторвать взгляд от страшных, изуродованных тел. — Никто и понятия не имел…

— Они поймут, не переживайте, — сказал Бланд. — Они все поймут, без исключения.

— Что теперь будет со мной?

— С вами?.. Вы останетесь в Тиферете в качестве моего почетного гостя, — ответил Бланд. — Вы заинтриговали меня, мистер Сейбл. Да, да, правда.

— Чем?

— Да ведь вы первый человек, если не считать моих наемников, который искренне пытался защитить меня.

— Это мой долг, — тускло выдавил Сейбл.

— Ну что ж, тем лучше. Вы — человек чести, человек долга, одним словом, вы — Враг. Вы — воплощение того, что я должен уничтожить. Я должен хорошенько изучить вас, просто обязан.

— Предположим, мне не захочется здесь оставаться, — произнес Сейбл, наконец взяв себя в руки и сконцентрировав внимание на Бланде.

— Предполагайте, что хотите, — развеселился Бланд. — Несмотря ни на что, вы останетесь моим почетным гостем.

— И надолго?

— Пока не перестанете меня интересовать.

— И что тогда?

— Думаю, мистер Сейбл, что ответ очевиден.

Глава 17

Будь кровь зеленой, это был бы мой любимый цвет.

Конрад Бланд

Джерико пришлось прятаться до наступления темноты. Под покровом ночи он отыскал ресторан на задворках города и стал ждать подходящего случая. Около полуночи подкатила полицейская машина, двое полицейских отправились перекусить. Когда через полчаса они закончили поздний ужин, Джерико уже дожидался их у машины. Короткая быстрая схватка не привлекла внимания ничьих любопытных глаз. Через несколько минут Джерико загрузил тела в багажник и рванул по опустевшему шоссе по направлению к городу Ясоду, прихватив номерное оружие.

Сначала Джерико хотел проехать мимо Ясода и направиться сразу в городок под названием Нетца. Но, поразмыслив, пришел к выводу, что исчезновение двух полицейских обязательно вызовет подозрения. В его распоряжении было всего часа три, не больше, и этого времени ему хватало только на то, чтобы доехать до Ясода.

Впереди уже показались огни городка, когда встречная машина без каких-либо опознавательных знаков развернулась на шоссе и погналась за ним. Вскоре завыла сирена, засверкала мигалка. Джерико счел разумным повиноваться требованию и остановиться у обочины. Обе машины остановились одновременно. Из легковушки выскочили три дюжих парня и направились к Джерико.

— Вылезай! — скомандовал один.

Джерико выбрался из кабины в душную ночь.

— Что случилось? — спросил он;

— Вопросы задаем мы, — отрезал мужчина.

— Что тебе нужно в Ясоде?

— Я детектив из Кесера, — хладнокровно пояснил Джерико, — Парнелл Барнем. Следую по официальному полицейскому делу.

— По какому это официальному делу? — подозрительно осведомился один из троих.

— Покажите ваши удостоверения, и я буду рад ответить на все ваши вопросы.

Мужчина вынул портмоне и предъявил пластиковую карточку.

— Не годится, — сказал Джерико небрежно. — То, что вы работаете в частной охране Тиферета, еще не дает вам права останавливать меня и расспрашивать.

— Язон, — обратился мужчина к одному из спутников, — свяжись с Несером и проверь, работает ли у них Парнелл Барнем. Сошлись на номерной знак.

— Не стоит беспокоиться, — поспешно проговорил Джерико. — Я вообще-то должен был прибыть сюда еще несколько часов назад, но задержался, пропустил пару стаканчиков и забыл про время.

— Это твои проблемы, — невозмутимо отрубил мужчина.

— Послушайте, — с отчаянием в голосе принялся упрашивать Джерико. — У меня будет куча неприятностей, если они узнают, что я только сейчас добрался до Ясода. Давайте я просто покажу вам свое удостоверение личности, и мы расстанемся.

— Покажи-ка, — уклончиво произнес один. Джерико сунул руку в нагрудный карман куртки и принялся рыскать там, словно ища удостоверение. Парни расслабились, чувствуя свое превосходство, и в это мгновение Джерико выхватил пистолет. Прозвучали три коротких выстрела. Первому пуля прошила позвоночник, и он умер еще до того, как мгновение спустя оба других рухнули на асфальт, так и не успев ничего сообразить.

Джерико натренированным взглядом осмотрелся по сторонам. Кругом расстилалась равнина, и спрятать машину было негде. Джерико решил не тратить на это время. Он выстрелом разнес радио в машине, на которой приехал, и быстро стащил трупы полицейских в канаву, надеясь только на то, что полиция займется ими лишь к утру. Ему хватило пары минут, чтобы обыскать тела. Он нашел ключи, забрался в их машину и тронулся с места. Когда он подъезжал к Ясоду, начал накрапывать мелкий унылый дождик, больше похожий на осеннюю морось.

Ясод был компактным городком приблизительно на сто тысяч жителей, застроенный зданиями в викторианском и готическом стилях, со шпилями, колокольнями и булыжными мостовыми. Джерико уже проехал пару километров по городу, когда на панели запищало радио. Поскольку он не знал ни позывных, ни пароля, то попросту решил проигнорировать сигнал. Но минут через пять за ним уже гнались две полицейские машины с включенными сиренами. Он прибавил газу и принялся петлять по улицам, пытаясь оторваться от погони. Однако это не помогло, количество преследователей росло, к тому же он не знал города. Прямо по пятам следовали пять полицейских машин, будоража спящие улицы завыванием сирен и сполохами красных мигалок. Джерико отдавал себе отчет, что все они связывались друг с другом по радио, и в лучшем случае ему оставалась пара минут, пока они не перекроют выход.

Он резко крутанул руль влево и, заскочив в узкий переулок, сбросил ногу с акселератора, схватил сумку и выпрыгнул в темноту, даже не видя, куда, собственно, его несет. Кубарем прокатившись по земле, он быстро вскочил, метнулся в тень угла и там замер, прикрывая лицо сумкой. Мимо вихрем пронеслись три машины. Услышав глухой удар в конце переулка, Джерико понял, что его машина во что-то врезалась. Он опрометью бросился между двух зданий, проскочил дворами и уже через несколько секунд оказался на другой улице.

Здесь было пустынно в такой час. Оглядевшись и убедившись, что за ним никто не наблюдает, Джерико быстро вытащил рубашку из брюк, расстегнул ее так, словно его только что вытащили из постели. Затем он обошел кругом, засунул сумку за водосточную трубу в одном из глухих дворов и снова вышел в переулочек, где уже стояла целая толпа любопытных мужчин и женщин, высыпавших из ближайших домов посмотреть на аварию. Они были одеты кто во что — в пижамы, в халаты и ночные сорочки, кое-кто — под зонтиками. Среди этих людей Джерико меньше привлекал внимание своим растрепанным видом. Уже приблизившись к полиции, он принялся демонстративно застегиваться, с любопытством глядя по сторонам.

Две машины уже покинули место аварии, очевидно, в поисках пропавшего водителя. Один из полицейских принялся опрашивать окружавших, не видел ли кто-нибудь человека, бегущего с места аварии. Однако, убедившись, что опрос не дает никакого результата, он разогнал толпу по домам.

Джерико, возвращаясь тем же путем, выудил свою сумку из-за водосточной трубы. Раза два, шелестя дворниками, мимо шмыгали патрульные машины. Дождь продолжался, и Джерико, весь вымокший, без зонтика, мог привлечь к себе внимание. Находиться на улице становилось все опаснее. Он заметил впереди какое-то церковное сооружение и направился туда, надеясь переждать до утра развернувшуюся за ним охоту.

Подойдя ближе, по символам на фасаде он быстро определил, что перед ним Церковь Сатаны, которую он посещал с Убусуку в Амаймоне. Войдя внутрь, он принялся озираться, ища выход на галерею, куда был открыт доступ всем мирянам. Не найдя ничего, он открыл дверь, ведущую в главный зал. Сидевший в начале прохода пожилой мужчина подал ему дешевую накидку с капюшоном. Джерико понял, что в ясодской Церкви Сатаны посторонних не бывает.

Церковь была почти пуста. Он сел в задних рядах, склонив голову, словно в молитве. По его расчетам, рассвет должен был наступить через час, но он решил отсиживаться в церкви до полудня.

Время от времени мужчина или женщина проходили по проходу до алтаря из оникса, преклоняли колена, а потом усаживались на первые ряды скамей. Священников не было видно, и единственный монах, сидевший у входа, занимался лишь тем, что раздавал и собирал накидки.

Джерико просидел на месте больше часа, а потом, когда церковь немного заполнилась, подошел к монаху, вернул ему плащ и капюшон и спросил, где у них туалет. Пройдя туда по короткому коридору, Джерико изменил до неузнаваемости внешность и просидел в кабинке еще с часок, чтобы не привлекать к себе внимания. Затем он вышел и вернулся в зал. Монах у входа сменился. Джерико взял новую накидку с капюшоном, надел ее и присоединился к остальной пастве.

Количество прихожан все увеличивалось, и к полудню церковь заполнилась до отказа. Наконец в полдень прозвенел гонг, и к алтарю вышел священник в черном.

— Сегодня мы с вами прочтем Восемнадцатую Энохианскую коду, — объявил он и принялся читать на языке, абсолютно незнакомом Джерико. Но молившиеся вдохновенно повторяли слова за священником.

Когда с этим было покончено, вновь прозвенел гонг, и священник поднял обе руки, призывая к тишине.

— О ты, могучий светоч и жгучее пламя утешения, что раскрывает славу Сатаны вплоть до центра Земли. Будь мне окном утешения. Раскрой тайну своего создания! Будь благосклонен ко мне, ибо я тот же, истый поклонник высочайшего неподкупного Правителя ада.

— Да здравствует Сатана! — прокричали молившиеся и снова стихли.

— Братья мои, — продолжил священник, скидывая капюшон, — я пришел сюда с проповедью, однако не стану ее читать. У нас есть дела куда более важные! — Он помолчал, а затем загремел на весь зал:

— Убийца, нанятый Республикой, чтобы убить нашего Черного Мессию, сейчас здесь! Среди нас! В Ясоде!

Ответом ему была ошеломленная тишина.

— Он должен быть остановлен во что бы то ни стало, — распалялся священник. — Не допустим же его до Конрада Бланда, братья! Говорят, что он мастерски меняет внешность, а значит, не верьте вашему соседу, сомневайтесь в вашей супруге, приглядитесь внимательно к вашим детям! Стреляйте сначала, вопросы потом. Пусть лучше тысяча невинных погибнут, чем позволить этому негодяю покинуть Ясод! Если вы колеблетесь, если нерешительны, вы не приверженец Сатаны и вам не место в этой церкви!

Вся паства зашевелилась, оглядывая друг друга.

— Мы должны просить помощи, силы, руководства! — воскликнул священник. — Мы должны подкрепить наши молитвы жертвоприношением. — Он обвел орлиным взглядом напрягшуюся толпу. — Кто встанет среди избранных?!

Тотчас из рядов поднялись пять молодых мужчин, старик и пожилая женщина, несколькими секундами позже встали еще несколько мужчин и женщин.

— Превосходно! — вскричал священник. — И пусть никто не смеет сказать, что нашим прихожанам не хватает истовости! — И он ткнул рукой в одного из мужчин, который стал пробираться по рядам к алтарю, а все остальные сели.

— Сегодня же ты воссядешь по левую руку от Люцифера, — заявил священник. При этих словах парень расправил плечи, его молодое лицо озарилось фанатичным восторгом, он энергично кивнул.

— И кто же согласен нанести священный удар?! — воскликнул священник, и тут уж вся аудитория поднялась на ноги. Чуть замешкавшись, вскочил и Джерико.

Священник выбрал пожилую женщину в третьем ряду, она вышла к алтарю.

— Сим освященным лезвием ты преподнесешь дар Господу нашему Люциферу, — торжественно произнес священник, подавая женщине разукрашенный кинжал.

Мужчина снял с себя одежку и встал лицом к аудитории, сцепив за спиной руки.

— А мы все воссоединимся в молитве! — воззвал священник.

Он начал произносить слова молитвы, присутствующие подхватили, вторя ему эхом, которое заметалось под сводами храма. Женщина натянула на себя плащ, полностью спрятав под ним платье, изобразила кончиком лезвия пять точек в воздухе, затем подошла к раздетому мужчине, поднесла кинжал к его животу и нанесла короткий прямой удар. Тот вскрикнул, захлебнулся, давясь собственной кровью, покачнулся, едва удерживаясь на ногах, но все же остался стоять.

— Да здравствует улыбка Сатаны! — вскричал священник. — Чем больше страдания, которыми наслаждается Господь Люцифер, тем больше сил вернет он нам за наши старания. Царствуй, Сатана!

Голый мужчина повалился на колени, глядя на священника стекленеющими глазами, а тот, не обращая внимание на жертву, выкрикнул:

— Услышь меня. Господь наш Люцифер! Прими наш дар, прими нашу жертву в свои объятия! Заостри наши глаза, придай силы нашим рукам, благослови наш поиск! И разгроми наших врагов!

Мужчина повалился лицом в пол, надсадно захрипел, давясь кровью, по его телу прошла конвульсивная судорога предсмертной агонии, и через секунду он замер.

Месса продолжалась еще целый час. Однако, как успел заметить Джерико, во всех действиях священника и его помощников не было ничего символического. Месса начала превращаться в какую-то исступленную оргию. Вскоре на помост выволокли девочку лет пятнадцати, содрали с нее одежду, надели на руки цепи и приковали к алтарю. В течение двадцати минут священник и три его помощника исступленно насиловали девчонку содомским образом, и всякий раз толпа, подвывая и взвизгивая от восторга, приветствовала Сатану. Когда наконец эта вакханалия закончилась, девочка осталась неподвижно лежать на алтаре, только грудь ее поднималась и опускалась. К ее рукам прилепили свечи.

Появилась полуобнаженная монахиня, помочилась в чашу и водрузила ее на живот девочке. Проскандировав несколько строф, трое мужчин и священник выпили содержимое чаши.

Священник принялся хлестать девчонку на алтаре, в то время как остальные трое мужчин ритмично произносили слова ритуала. Мгновение спустя внутрь пентаграммы, выведенной черной редькой, смоченной в моче, вскочил голый мужчина с козлиной маской на голове, отобрал у священника хлыст и продолжил старательно пороть девочку. Покончив с этим, он стал подпрыгивать и приплясывать, вертя всеми частями тела. Затем он тем же извращенным способом стал насиловать девочку, и аудитория при каждом толчке исступленно ревела:

— Здравствуй, Сатана!

Покончив со своим делом, мужчина с козлиной маской вставил одну свечу девочке в половые органы, а другую — в заднее отверстие и скрылся в темноте, которая окружала пентаграмму.

Исчезновение мужчины с козлиной маской послужило сигналом к началу всеобщей оргии. Джерико пришлось принять в ней участие. Он стащил с себя одежду, получил хлыст и последовал за другими к алтарю, пытаясь не морщиться от боли, когда проходившие задевали его хлыстами. Он выбрал относительно привлекательную женщину, которую временно оставил партнер, и повалил ее на пол. Он собирался заняться с ней нормальным сексом — нормальным, насколько было возможно в данной ситуации, — но, оглядев окружающих, почувствовал, что нормальный секс здесь не в чести. Поэтому он быстро перевернул девицу на живот и принялся насиловать содомским манером, а она во всю мочь орала какие-то строфы из Энохианских песнопений.

Несколько раз Джерико огрели хлыстами. Наконец он закончил и выпрямился, но обнаружил, что слишком поторопился. В течение следующих тридцати минут с разными партнерами обоих полов он проделывал такие фортели, которые не снились даже самым изощренным порнографам из Республики. Но, поскольку альтернативы у него не было, а отказ был равносилен тому, чтобы обнаружить себя, он хладнокровно и методично, сжав зубы, выполнил все, что от него требовали.

Когда он уже начал размышлять, сколько же еще ему придется все это выносить, раздался долгожданный гонг, и сатанисты моментально прекратили оргию и молча разбрелись по местам, физически и эмоционально истощенные. Несколько минут ушло на то, чтобы прижечь ссадины и ушибы, одеться и перевести дух, а потом они присоединились к священнику, восхваляя Люцифера.

Наконец священник в последний раз завещал им поймать убийцу и скрылся. Появившаяся женщина, вся в черном, с медицинским саквояжем, подошла к девочке на алтаре и принялась приводить ее в чувство. Два монаха подобрали мертвеца и оттащили его прочь, люди начали выходить из церкви. Джерико быстро оделся, затесался в центр толпы и, отдав на выходе накидку и капюшон, покинул церковь.

Большинство прихожан направились к ближайшей стоянке. И Джерико последовал за ними. Когда последний из них отъехал, он внимательно осмотрел несколько оставшихся автомобилей, остановил свой выбор на компьютеризированной машине, быстро разгадал код и уехал. Он направился на север, прямо через центр города. А когда выехал из торговых и промышленных районов, то свернул к западу.

Через несколько минут ему попался аэропортовский фургон. Джерико притормозил и стал следовать за ним. Фургон сделал еще несколько остановок. Джерико знал, что рано иди поздно фургон приведет его в аэропорт Ясода. Так оно и случилось на закате.

Джерико припарковался как можно дальше от здания аэропорта, подкрался к фургону, дождался, когда водитель заберется внутрь, чтобы вытащить веши, а затем нырнул следом и безболезненно прикончил того. Внутри он переоделся и изменил черты лица, стараясь соответствовать фотографии на водительском удостоверении. Он подобрал несколько пакетов, запер труп в машине и прошел в ближайшую диспетчерскую погрузок. Пока он дожидался очереди с другими курьерами, он изучил расписание полетов на стене и обратил внимание, что в ближайшие полчаса летит самолет на Ясод.

Удача сопутствовала ему: Нетца была всего лишь в трехстах километрах к северу от Ясода, а вот Ясод находился в четырехстах километрах от самого Тиферета. Если бы он попал на самолет, то совершенно спокойно миновал бы Нетцу и еще четыре города. Он выскользнул наружу, сменил адреса на пакетах и, выждав минут пятнадцать, вновь вошел в диспетчерскую. Очередь уже рассосалась, и он сразу подошел к диспетчеру.

— Что у вас сегодня для меня? — вежливо поинтересовался диспетчер.

— Груз первым классом в Ясод, — пояснил Джерико.

— Опоздали, — сказал диспетчер. — Самолет загружен и должен взлететь через несколько минут.

— Послушайте, я не знаю, что в этих пакетах, но если они не попадут в Ясод сегодня днем, я потеряю работу. Помогите, пожалуйста. Ведь можно же что-нибудь придумать?

— Это так срочно? — спросил диспетчер, задумчиво потирая подбородок. Джерико кивнул.

— Ладно, — наконец согласился диспетчер. — Я вызову пилота, скажу, чтобы придержал люк открытым для вас. Езжайте на седьмую стоянку.

Джерико рассыпался в благодарностях, вышел к фургону и лихо подкатил к самолету, который разогревал моторы на стоянке номер семь. Он швырнул пакеты и свою неизменную сумку в багажное отделение.

— Все в порядке? — крикнул пилот.

— Все в порядке! — заорал Джерико, пытаясь перекрыть рев мотора. Он дождался, пока дверь багажного отделения закрылась, и нырнул в проем. Джерико предпочел бы убить пилота, чтобы не рисковать лишний раз, но, хотя он и мог пилотировать звездолет, в управлении самолетами был круглый невежда.

Мгновение спустя они поднялись в воздух, направляясь к далекому городу Ясоду, и Джерико гадал, жив или нет связной Люси там, куда он сейчас летел.

Глава 18

Пытки, как и скрипка, — всего лишь инструмент, и только в руках мастера из них рождается искусство.

Конрад Бланд

Сейбл провел бессонную ночь в одной из комнатушек церкви. Хотя она была не столь роскошна, как апартаменты в гостинице, в ней имелось все необходимое. Единственное, чего он не мог получить, это свободы. Дверь была из стали, замок открывался только снаружи, и два охранника охраняли его. То и дело Сейбл погружался в полудрему, из которой его вырывали крики и стоны умирающих, а нещадный запах разложившихся трупов перебивал дыхание.

Через час после восхода дверь отперли, и его провели вниз по спиральной лестнице мимо десятков изувеченных тел, еще живых и уже мертвых, а затем вывели наружу через боковую дверь.

Он шел по дорожке из ровных плит, щуря слезящиеся от яркого света глаза. Множество птиц целыми стаями кружили над головой, привлеченные сюда огромным количеством трупов. Сейбл поймал себя на шальной мысли, не могут ли эти птицы залетать и в церковь?

Его втолкнули внутрь небольшого домика при церкви. Бланд уже поджидал его, сидя в окружении книжных полок, забитых дискетами, кассетами со всех концов Республики. Все пространство заполняла тихая, ритмичная музыка, казавшаяся Сейблу очень знакомой, но где он ее слышал, вспомнить было невозможно.

— Доброе утро, мистер Сейбл, — радушно приветствовал его Бланд. — Надеюсь, вам хорошо спалось?

— Сносно, — ответил Сейбл, оглядывая комнату. Кроме книг и кассет, в ней было много картин и статуэток, но ни в чем не встречались сатанистские мотивы. Не было здесь и свидетельств кровавых пристрастий Бланда.

— Присаживайтесь, — предложил Бланд, указывая на кресло-качалку напротив. — Я приношу извинение за убогость моего обиталища, но время от времени приходится мириться с неудобствами.

— Любить так называемые неудобства совсем необязательно, — холодно парировал Сейбл.

— Будет, будет вам, мистер Сейбл. Вы что-то не очень дружелюбны сегодня, а вам не следует забывать, что единственная цель вашего присутствия — забавлять меня.

— Или подыгрывать вашему сумасшествию.

— И вы всерьез полагаете, что я сумасшедший? — расхохотался Бланд. — Хотя почему бы и нет? По крайней мере это хороший трюк, и чем больше меня будет недооценивать мой противник, тем лучше. Когда мне было двенадцать лет, мать отвела меня к психиатру после того, как обнаружила, что я занимаюсь вивисекцией домашних животных. Я, пожалуй, единственный человек из всех ваших знакомых, у которого есть вполне реальная справка о том, что я совершенно нормален.

Это показалось ему забавным, и он снова разразился хохотом.

— У вашего психиатра было странное представление о невинных детских проделках, — едко заметил Сейбл. Он ожидал вспышки гнева или раздражения, однако не последовало ни того, ни другого. Бланд только слегка улыбнулся.

— О, я уверен, будь он жив, он бы оценил по достоинству ваше замечание. Я убил его, когда мне исполнилось тринадцать. — Сейбл понял, что лучше всего промолчать, но Бланд, наслаждаясь внутренней борьбой детектива, поддел его:

— Разве вас не интересует, почему я убил его?

— Если хотите, можете рассказать, — пожал плечами Сейбл.

— Я знал, что великая судьба, необыкновенное предназначение ждали меня в будущем. Я тогда еще не представлял, что именно, но уже в раннем возрасте понял, что не стоит оставлять свидетелей моей юности. Они могли меня впоследствии узнать, передать информацию обо мне моим врагам. Вот почему я убил своих родителей, но за исключением этого и еще нескольких случаев, юность моя была обычной и мало отличалась от других. Но что мы все обо мне да обо мне, мистер Сейбл. Расскажите мне о себе.

— Например? — спросил Сейбл, окидывая взглядом комнату в поисках возможного выхода.

— Например, просто потрясающе, что кто-то — особенно человек строгих моральных правил, как вы, — пытается спасти мне жизнь. Почему вы это сделали? И я дружески предостерегаю: перестаньте наконец озираться по сторонам и искать выход. Если вы даже сумеете сами, без моего разрешения, выбраться из этого дома, боюсь, ваша жизнь будет куда более неинтересной и короткой.

Сейбл только вздохнул и постарался расслабиться. Был Бланд сумасшедшим или нет, но он был явно неглуп и прожил бы гораздо меньше, проявляя беззаботность. Он поверил на слово, что бегство ничего хорошего ему не принесет.

— Я — офицер полиции, давший клятву соблюдать закон. Когда стало ясно, что Республика намеревается убить человека, которому мое правительство предоставило убежище, я считал своим долгом предотвратить это убийство.

— Ну а теперь, после визита в Тиферет, вы бы так же настаивали на выполнении своего долга?

Сейбл испытующе уставился на Бланда, невольно вздохнул и ответил:

— Теперь я и пальцем не пошевельну, чтобы вам помочь.

— Да? — спросил Бланд весело. Ответ Сейбла его явно позабавил. — А вы знаете, скольких невинных погубил ваш убийца со времени появления на Вальпургии?

— Шестерых.

— Ваши сведения устарели, мистер Сейбл. Счет теперь дошел по меньшей мере до четырнадцати, а по большей — до двадцати.

— Вы его еще не схватили?

— Нет, но ждать осталось недолго.

— Где он?

— Где-то между Кесером и Тиферетом. Вероятно, в Ясоде.

— Он проник так далеко? — удивился Сейбл.

— Но ведь, по вашим словам, это высокопрофессиональный убийца. Ну конечно, он не подобрался еще так близко, чтобы стать занозой в боку, но когда это время наступит, его остановят. Но скажите мне, мистер Сейбл, почему вы больше не хотите ловить профессионала-наемника, убийцу, который усеивает свой путь трупами невинных жертв?

— И я слышу это из ваших уст?

— Он осмеливается перебегать мне дорогу! — в ярости воскликнул Бланд. Его глаза вспыхнули бешенством, однако губы в то же мгновение растянулись в неком подобии улыбки. — Простите меня. Я слишком болезненно воспринимаю вопрос о своих прерогативах и временами чересчур эмоционален.

На стене заверещал селектор. Бланд поднялся и надавил клавишу.

— Да?

— Сэр, — произнес голос, похожий на голос Бромберга. — Сомнений нет: он бежал из Ясода.

— Я, собственно, так и предполагал, — спокойно заметил Бланд. — Сколько времени ему потребуется, чтобы добраться до Нетцы?

— Три, может быть, четыре часа.

— Подождите часов пять, а потом уничтожьте, — распорядился Бланд.

— Весь город целиком?

Бланд, не снисходя до ответа, отключил селектор.

— Ну, вот и все с вашим убийцей, — сказал он довольно. — Хотите выпить, мистер Сейбл? Сейбл отрицательно покачал головой.

— Как хотите, — откликнулся Бланд, пожимая плечами. Он вернулся к своему креслу. — Вы, кажется, расстроились, мистер Сейбл? Это из-за уничтожения Истцы, да?

— Вы осудили на смерть тысячи невинных людей, — ответил Сейбл, едва сдерживая гнев.

— Это всего лишь люди, — заметил Бланд. — Рано или поздно они все умрут. Некоторые, подобно вам, забавляют и развлекают меня, некоторые, подобно вашему прославленному убийце, заставляют меня взбодриться. Но я чистосердечно должен признать, что никто из вас меня не волнует. — Он махнул рукой в сторону полок с книгами и кассетами. — Все лучшее и ценное, что может предложить человечество, все это здесь, на этих полках. Остальное — всего лишь мясо.

— Как ваши родители?

— Мистер Сейбл, вы поразили меня в самое сердце. Я признаюсь, что стыжусь убийства своих родителей.

— Зачем вы это сделали?

— Вы меня, кажется, не поняли. Позвольте мне объяснить все другими словами, — поправился Бланд. — Я грущу не о том, что они мертвы, а скорее о том, как они умерли. Я повел себя не лучшим образом, как какой-нибудь ночной хищник или, — добавил он с улыбкой, — как какой-нибудь наемный убийца. Страданиями этих двоих я мог бы насладиться сполна, в высшей степени, а я убил их быстро, тихо, не оставив никакого следа. Они подохли, даже не успев сообразить, что с ними происходит. И я даже не насладился полностью трепетом их предсмертной агонии. За последние годы я приобрел достаточный опыт в таких делах, но, увы! Убить своих родителей можно только один раз.

Сейбл попытался скрыть ужас и отвращение и промолчал, не в силах найти слова.

— О, да вы выглядите совсем расстроенным, мистер Сейбл. Ну, это вовсе ни к чему. Так поступать заложено в моей природе. И сила моя в том и заключена, что все это я делаю хорошо. Я разрушаю, но это потому, что единственной альтернативой является созидание, а я этого органически не переношу. Вот скажите мне правду: разве вы никогда не испытывали желания убить своих родителей, жену, детей?

— Конечно, — ответил Сейбл. — Но это всего лишь животный инстинкт, его можно преодолеть.

— Да, ну а что, если человек сочтет целесообразным не преодолевать его? Что, если он полностью отдастся этому? Какой мощи такой человек мог бы достигнуть, если в нем заложены интеллект, энергия и ему сопутствует случай.

— В одном он не сумеет меня убедить — в том, что он прав.

— Изумительно! — воскликнул Бланд, хлопая от удовольствия в ладоши. — Я знал, знал, что вы позабавите меня. Как же мне вас вознаградить? А, придумал: в ближайшие пять минут можете спрашивать меня о чем угодно, не опасаясь последствий.

— Ну, тогда начнем с простого, — предложил Сейбл, вовсе не убежденный, что последствий не будет в самом деле. — В чем же вы видите вашу цель? Покорить Вальпургию?

Бланд рассмеялся и покачал головой.

— Что ж тогда? Всю Республику?

— Дорогой мистер Сейбл, в своем невежестве вы приписываете мне чуждые мотивы. У меня нет желания что-либо покорять. Во мне нет ни желания, ни способностей править империей.

— Тогда к чему вся эта бойня?

— Пожалуйста, не путайте войны во имя завоеваний с войнами во имя разрушения.

Бланд подошел к окну и распахнул его, издалека доносились приглушенные вопли и крики его жертв.

— Вы слышите? — спросил Конрад Бланд, и глаза его сияли. — Это симфония, которую я обожаю больше всего, мистер Сейбл.

Вместе со звуками в комнату проник горячий воздух, полный запахов гниющей плоти, крови, самой смерти. Сейбл почувствовал, как тошнота снова подкатывает к горлу, однако его удивило, что за ночь он успел уже привыкнуть к этому удушливому запаху. Сейбл понял, почему прислужники Бланда не понимали, что они творят, и даже любили эту кровавую работу. Лишь отвернувшись от бойни, а потом снова увидев ее, вы начинаете осознавать, что происходит.

— Почему же вы избрали именно Вальпургию? — спросил Сейбл, прикрывая нос и рот платком. Бланд с явной неохотой закрыл окно и снова со вздохом вернулся в кресло.

— Это мир, который поклоняется Сатане, — пояснил он наконец после долгой паузы. — Я был рожден для этой планеты, как и Вальпургия появилась на свет только для того, чтобы принять меня. Мы созданы друг для друга, это совершенный союз и останется таковым до тех пор, пока… пока я не уничтожу мою, так сказать, «невесту».

Сейбл, борясь с тошнотой, промолчал, и Бланд продолжил:

— Если быть откровенным до конца, то сатанизм, воспевание дьявола — это даже глупее, чем теизм. И если веру жителей планеты можно использовать в моих интересах, то у меня нет никаких возражений. Не забывайте: именно ваши священники, ваши духовные пастыри первыми предложили мне убежище, и теперь они думают войти ко мне в милость, провозглашая меня их Черным Мессией. — Тут он коротко хохотнул. — Ну какая нужда Сатане в слугах?

— Но у вас же они есть, — указал Сейбл. — Бромберг и ему подобные.

— Прежде чем я закончу, я их всех ликвидирую. Ничего другого я от Сатаны и ждать не могу, и ваши священники тоже не должны. — Он взглянул на часы. — А, я вижу, нам пора заканчивать нашу дискуссию, мистер Сейбл. По соседству должны начаться процедуры, которые я просто не могу пропустить. Быть может, вы также захотите присутствовать?

— Спасибо, я предпочел бы не видеть этого.

— Так тому и быть, — подытожил Бланд, поднимаясь. — После моего ухода вас проводят в вашу комнату. Вы можете заказать все что угодно из нашего весьма ограниченного меню, и, конечно же, моя библиотека в вашем полном распоряжении. Тем временем я предложил бы вам подготовить список тех членов вашего светского правительства, которым я стал поперек горла и которых можно было бы уговорить нанести мне небольшой дружественный визит во время вашего пребывания в Тиферете.

Сейбл хотел было воспротивиться, но Бланд остановил его жестом, не дав и рта открыть.

— Вам приходилось когда-нибудь слышать о Кембрии III, мистер Сейбл?

— Нет.

— Мне выпала возможность провести там почти год после моего вынужденного бегства с Южной Родезии. Однако это нельзя считать совершенно пустой тратой времени, поскольку я воспользовался возможностью проверять кое-какую гипотезу. Я убил три тысячи человек на Кембрии, три тысячи семнадцать, если быть точным. Каждый из них убежденно заверял, что есть обеты, которые он никогда не нарушит, тайны, которые никогда не выдаст, поступки, которые ни за что не совершит. И каждый, без исключения, все это сделал, выдал секреты, нарушил клятвы. Это были сильные люди, мистер Сейбл, и их воля не была ослаблена ни религией, ни чувством долга. Поразмыслите над этим, мистер Сейбл, до нашей следующей беседы.

Глава 19

Зло не признает альтернатив.

Конрад Бланд

Джерико без особых трудностей выбрался из самолета и поспешил покинуть аэропорт. Трудность заключалась в том, как разобраться в ситуации.

Когда-то Ясод представлял собой уютный, мирный городок с населением в двести тысяч человек, зеленый, аккуратный и сонный, как все провинциальные городки. Теперь от него остались лишь полуобгоревшие руины. Половина зданий была сожжена или взорвана, от большинства из них уцелели лишь обгоревшие фундаменты, а население сократилось больше чем наполовину. Джерико был совершенно убежден, что Конрад Бланд не ожидал появления агента именно в этом городишке. Поэтому разрушения вряд ли были вынужденной мерой самообороны. Скорее это был каприз садиста.

Улицы были усеяны убитыми — расстрелянными, с перерезанными горлами, искалеченными, с оторванными руками и ногами, и все они валялись между обожженных остовов машин, обломков зданий, куч мусора и грязного тряпья.

Джерико успел отшагать от аэропорта с километр, когда вдруг сообразил, что целый и здоровый мужчина привлечет на таких улицах внимание куда больше, чем любое другое существо. Спрятавшись в выжженных руинах небольшого дома, он взялся за работу, и через несколько минут выбрался оттуда преобразившимся: весь в ожогах, левая рука безвольно болталась на окровавленной перевязи, одежда была порвана, в пятнах засохшей крови. Он сильно прихрамывал на правую ногу. На лице его застыло потрясенное выражение. Он пустился дальше мимо руин.

К своему удивлению, он встретил прохожих в еще худшем состоянии, чем он сам. Больные, раненые, искалеченные, они проходили мимо, не обращая на него внимания. А больше вокруг не было никого, кто мог бы проявить интерес к его личности. Время от времени издалека доносились выстрелы, но поскольку войны не было, а шла сплошная резня, то трудно было даже догадаться, кому были предназначены эти пули.

Не меняя направления, он продолжал хромать к центру, оглядывая окружавшую его разруху. По всей видимости, здесь прошлись бомбардировкой, однако пилоты сработали небрежно. В одних районах не осталось ни одного живого места, в то время как в других дома стояли почти целые, только вылетели стекла. Он понятия не имел, где искать связную Люси Белоглазой, но логика подсказывала, что если и искать, то в одном из уцелевших районов. Джерико обошел самый большой квартал, но совершенно безуспешно, провел ночь с беженцами в вестибюле сожженной гостиницы и отправился дальше осматривать жилые кварталы.

Стрельба участилась, и раза два раздавалась так близко, что он инстинктивно прятался. Однако никого рядом не было, и никто не мог заметить, с какой резвостью он это проделывал.

Ближе к полудню он наконец нашел запертый киоск гаданий по руке с фотографией женщины в белом в окне.

Он выждал, пока из виду не скроются несколько бродячих полутрупов, затем быстро взломал дверь и вошел в небольшую прихожую. Стараясь держаться начеку, он прошел дальше, раздвинул свисающие бамбуковые занавеси и очутился в кабинете.

Женщина средних лет сидела у окна и тупо смотрела на улицу.

— Мы закрыты, — сказала она глухо, даже не обернувшись.

— Ничего, сейчас откроетесь, — отозвался Джерико, присаживаясь. Она обернулась и смерила его взглядом с ног до головы.

— Вам скорее нужна больница, если, правда, она уцелела, а не предсказательница.

— Позвольте мне судить самому, — ответил Джерико, лениво тасуя гадальные карты, лежавшие на столике. — Белоглазая Люси считает, что мне необходима предсказательница.

— Джерико?! — спросила она неуверенно, впиваясь в него пронзительным взглядом. Он кивнул.

— Да что с вами произошло?

— Ничего.

— Но ведь вы… — Она оборвала себя. — Да, конечно, кто же заметит лишнюю корову на бойне.

— Почему же Люси Белоглазая не предупредила вас о моей новой маскировке? — спросил он, вынимая руку из перевязи и потягиваясь. — А я-то думал, что она следит за каждым моим шагом, как было условлено.

— Она серьезно больна, — ответила женщина.

— Да, и что же с ней?

— Сердечный приступ, старость, трудно сказать. Время от времени она связывается со мной, но мысли ее хаотичны, нечетки. Мне кажется, она умирает.

— Ей удалось сообщить вам что-нибудь полезное?

— Да, единственный город, между этим и Тиферетом, где у вас есть хотя бы минимальный шанс, это Бина.

— Бина, — повторил он. — Это всего в ста двадцати километрах от Тиферета, верно? — Она кивнула. — Кстати, а почему стреляют на улицах?

— Из-за вас.

— Из-за меня?!

— Вчера днем Бланд откуда-то узнал, что вы миновали Нетцу и направляетесь в Ясод. Он объявил через своих людей, что если вас не прикончат в Ясоде, то он вернется и уничтожит все, что уцелеет. Пока они успели пристрелить человек пятьдесят, принимая их за вас.

— Но он в любом случае выполнит свое обещание, — заметил Джерико.

— Да, конечно. Ясод разбомбили неделю назад, еще до того, как он узнал о вас. Он разбомбил Ясод потому, что ему это доставляло удовольствие. И по этой же причине он обязательно сюда вернется.

— Сколько его подручных находится здесь?

— Не больше двух тысяч.

— И как они добираются до Бины?

— Сейчас спрошу Люси Белоглазую, — ответила женщина, закрывая глаза и хмурясь. Потом она приподняла веки и взглянула на Джерико:

— Бесполезно. Ее разум помутился. В ее голове лишь воспаленный бред.

— Хорошо, — сказал Джерико. — Может, вы сами ответите мне на пару вопросов, не прибегая к помощи Люси Белоглазой.

— Я попробую.

— Во-первых, почему люди мирятся с этим? Почему бы им не атаковать Тиферет или не убраться отсюда подобру-поздорову.

— Вы должны понять, что они все обожествляют Конрада Бланда. Он — их Черный Мессия и не может совершить ничего не правильного. Если он считает, что Ясод должен быть стерт с лица земли, а население полностью истреблено, то он, несомненно, прав. Но здесь вы имеете дело не с поверхностной верой, как в Амаймоне или Кесере, а с истовыми фанатиками Сатаны. Они верят в силу и мощь зла, они преклоняются перед ложью, унижением, уничтожением, живут в грехе, растлении и никогда не променяют это ни на что другое. Они не задумываясь, совершенно свободно, приносят смерть друг другу. Они не боятся смерти и всегда с радостью встречают ее. Они все готовы опуститься в преисподнюю и стать слугами Люцифера.

— Но это же нелепо, — невольно произнес Джерико, однако тут же вспомнил молодого мужчину, который добровольно принес себя в жертву. — Ведь никому не хочется умирать, и даже мученики древней Земли, будь у них выбор, предпочли бы смерти возможность изменить общество.

— Верно, — ответила она. — Но ведь их вера не прославляла смерть и страдания.

— Но они прославляли Иисуса, которого распяли на кресте, — возразил Джерико.

— Он страдал ради них, а ради сатанистов никто не страдает.

— Это настоящее сумасшествие.

— Разве мог бы Конрад Бланд достичь такого успеха в нормальном мире?

Джерико пожал плечами:

— Вы уже ответили на мой второй вопрос. Я полагаю, что здесь, в этом городе, даже после всего, что произошло, не найдется никого, кто хотел бы сопротивляться и на кого я мог бы опереться.

— Да.

— Если все города после налетов в таком состоянии, — заметил Джерико, выглянув в окно, — то, боюсь, связного в Бине я просто не найду.

— Нет, вы непременно встретитесь, если она еще жива, — сказала женщина. — Ее зовут Селия.

Джерико задумался на мгновение, потом покачал головой.

— Рисковать не стоит, особенно если учесть, что разум Люси Белоглазой помутился.

— Но, как я уже сказала, у нее бывают моменты просветления. Не вступить в контакт с Селией может быть слишком рискованным.

— Я буду иметь это в виду, — сухо заметил Джерико — Теперь последний вопрос: разрешается ли проезжать гражданским между Ясодом и Биной, или там только одни военные?

— Насколько я знаю, нет. Конечно, проехать возможно, но я сомневаюсь, что вам удастся.

— Что ж, у меня все, — сказал Джерико, поднимаясь и просовывая руку в перевязь. — Надеюсь, вы здесь в безопасности?

— Куда в большей, чем вы, — не без усмешки заметила женщина, — особенно там, куда вы сейчас направляетесь.

Джерико заставил себя улыбнуться и захромал через прихожую на улицу.

Он шел по улице, приглядываясь и прислушиваясь ко всему, что происходило вокруг. Ему было необходимо выбраться из Ясода как можно быстрее, и мозг лихорадочно работал, обдумывая один за другим множество различных вариантов. Уже днем Джерико натолкнулся на два транспортных военных грузовика, которые были припаркованы к тротуару. Возле них стояла охрана. Он прохромал мимо, якобы не обращая на них внимания, но, миновав охранников, прокрался назад.

В выгоревших руинах соседнего здания он дождался ночи. В наступившей темноте выстрелы стали звучать чаше. Как видно, ребята Бланда не слишком разбирались, в кого стреляют. Однако это не заботило Джерико, поскольку пальба звучала в отдалении. Когда наступила полночь, он вышел из укрытия и стал подкрадываться к грузовикам, стараясь держаться в тени и проявляя завидное терпение. В конце концов один из охранников — а всего их было шестеро, и еще, может быть, двое прятались в кузовах — двинулся в его сторону: либо в туалет, либо в ресторан. Джерико вжался в проем, пропустил часового мимо, а потом стремительным ударом переломил ему шею, затащил в ближайший подъезд, сорвал с него одежду, а затем изменил свою внешность.

Из беглого просмотра бумаг Джерико выяснил, что имя убитого Ясинто Варгас, а родом он из Нетцы. Однако никаких сведений о назначении и маршруте грузовиков Джерико не обнаружил.

Он поразмышлял, возвращаться к грузовикам или нет, поскольку долгое отсутствие Варгаса могли заметить, а рисковать ему не хотелось. К тому же, как Джерико подозревал, транспорт двигался на юг. Он подождал, пока все солдаты не начали возвращаться к грузовикам. Они шли группами по двое, по четверо. Дождавшись одиночки, Джерико затащил его в тень и, приставив нож к горлу, спросил:

— Куда следуют грузовики?

— В Бину, — дрожащим голосом прошептал солдат.

— Куда еще?

— Только в Бину, клянусь.

Джерико прикончил его без ножа. Оставаться Варгасом стало опасно, поэтому Джерико быстро переоделся в форму своей последней жертвы, а уж подделать внешность ему не составило никакого труда. По идентификационной карточке он определил имя убитого — Дэниел Мэннинг. Затем он подумал, не подложить ли документы Варгаса в карман парня, чтобы сбить всех с толку, однако решил, что они в дальнейшем могут ему пригодиться, и спрятал их на всякий случай.

Путешествуя по Вальпургии, Джерико очень тщательно хранил свою сумку с гримерными принадлежностями, однако теперь брать ее не имело никакого смысла. В солдатском грузовике, где все притиснуты друг к другу, любые выступы или неровности на форме могут привлечь нежелательное внимание. Спрятать же сумку было совершенно некуда. Джерико вынул тюбик с пластиковой кожей, краску для волос и жидкую пудру для лица, а все остальное с сожалением забросил в развалины.

Мгновением позже он уже подошел к грузовикам и вскоре сидел в кузове плечом к плечу с солдатами Бланда, свесив голову на грудь, притворяясь спящим. А грузовики неслись сквозь сырую ночь к далекой Бине.

Глава 20

Конечно, у людей есть души, в противном случае я с таким же успехом мог бы тратить свое время, изничтожая животных.

Конрад Бланд

Еще не рассвело, когда грузовики с пятиминутным интервалом достигли Бины.

Джерико сидел у самого края, держась рукой за задний борт грузовика. Он прекрасно понимал, что никакая косметика не выдержит испытания при ярком солнечном свете. Его личину сразу же раскроют, стоит ему промедлить еще минут тридцать. Поэтому, когда грузовик круто повернул, визжа тормозами, Джерико кубарем скатился на землю. Он был почти уверен, что никто из дремавших соседей не заметил его исчезновения, однако, стараясь обезопасить себя, он со всех ног кинулся перпендикулярно дороге, прямо к зданиям, чтобы там поскорее укрыться. Он пробежал несколько минут и, когда почувствовал, что у него уже не хватает дыхания, нырнул в первый же подъезд, чтобы перевести дух. Он прислушался: погони не было.

Около часа он просидел в подъезде и выбрался на улицу, когда солнце уже поднялось над горизонтом. Только теперь ему удалось как следует разглядеть город.

Он производил далеко не такое впечатление, какого ожидал Джерико. Конечно, на улицах валялось множество трупов, почти на каждом фонаре висели полуистлевшие тела, однако же видимых разрушений не было. Низенькие коттеджи стояли нетронутыми, не заметил Джерико и воронок от бомб или следов пожарищ, да и электричество в городе, похоже, работало исправно. Вдобавок, несмотря на обилие трупов, по улицам не бродили с отрешенным видом калеки и изможденные страданиями люди, как в Ясоде. Похоже, здесь Конрад Бланд действовал иначе. У Джерико даже промелькнула мысль: скорее всего здесь людей просто приговаривали к смерти, расстреливали или вешали, а все остальные, кого эти казни не касались, ходили счастливыми и довольными.

Большинство мужчин были одеты в красные или черные балахоны, расписанные символами их сект, и почти все носили с собой ножи и пистолеты. Взглянув на женщин, Джерико невольно вспомнил первые часы пребывания в Амаймоне, когда он столкнулся с процессией ведьм, хоронивших кошку. Здесь почти все представительницы прекрасного пола носили такой своеобразный наряд. Груди, спины и ягодицы выставляли напоказ почти все, независимо от возраста. Джерико ухмыльнулся про себя, подумав, что девяноста процентам из них следовало бы прикрыться поплотнее хотя бы из эстетических побуждений. Неужели они и зимой расхаживают в таких же нарядах?

На улице появились несколько солдат, бодро вышагивавших по своим делам. Джерико обратил внимание, что никто из гражданских от них не шарахался. Правда, их и не встречали, как героев, но обстановка, похоже, складывалась вполне терпимая.

Джерико не знал, чем занимаются солдаты на улицах города. Поэтому, не желая рисковать, он юркнул в маленький проулочек и спрятался в тени, дожидаясь первого прохожего. Им оказался невысокий крепкий мужчина средних лет. Джерико убил его испытанным ударом по шее и через пару минут появился на улице в красном плаще поверх военной формы.

Бина была маленьким городишком, занимавшим не более трех-четырех квадратных километров, и Джерико надеялся отыскать Селию до полудня. Но его расчеты не оправдались, он натолкнулся на нее только вечером, да и то едва не прошел мимо. Ему повезло, что прорицательница стояла у окна в белом корсете.

Здание было совершенно новым, выстроенным из красного кирпича, и окна располагались невысоко. Джерико торопливо взбежал по лестнице и постучал в дверь, на которой золотом было выведено: «Мадам Селия, медиум и френолог».

— Добрый день, — сказала она, открывая дверь и проводя его в очень уютную, прекрасно обставленную приемную. — Присаживайтесь.

— Спасибо.

— Чем могу служить? — спросила она, усаживаясь напротив и не обращая внимания на то, какое впечатление могли произвести на посетителя ее обнаженные груди и полные бедра.

— Я хотел бы вступить кое с кем в контакт.

— Как звали усопшую?

— Люси Белоглазая.

— Вы Джерико?

Он кивнул.

— Она еще жива? — спросил он, испытующе глядя на женщину.

— Едва-едва, — печально пояснила Селия. — Даже когда она бодрствует, она почти не приходит в себя. Я только надеюсь, что мы сумеем сохранить наше единство и после ее смерти.

— Так для меня, выходит, новостей нет? — спросил Джерико.

— Напротив, есть.

— И что же это?

— Она по-прежнему не знает, преуспеете ли вы в вашей миссии, — сказала Селия. — Но в случае успеха вы не должны убивать Джона Сейбла.

— А что, Сейбл разве в Тиферете? — удивился Джерико.

— Да, и вам не удастся бежать без его помощи.

— А как он поможет?

— Люси Белоглазая говорит, что он знает, что делать.

— Это все? Она кивнула.

— Ну а есть какие-нибудь предложения, как добраться до Тиферета?

— Нет, — ответила Селия. — Она очень слаба и большей частью не в себе. Мне кажется, она потратила последние силы, чтобы передать вам весть о Джоне Сейбле.

— Понятно, — кивнул Джерико разочарованно. Он поднялся, подошел к зеркалу, висевшему на стене, и вгляделся в свое отражение.

— Скажите, что означает мой наряд?

— Ваш плащ и символы говорят, что вы чародей из Церкви Преисподней.

— А ваш? — спросил он, окидывая взглядом ее полуобнаженное тело.

— Я одета как Дочь Наслаждения, — ответила она. — Это крупнейшая секта женщин в Бине.

— Мне стоило немалых усилий заставить себя не таращиться на все эти прелести, — с усмешкой заметил Джерико. — Я правильно поступил?

Она расхохоталась:

— Если бы вы знали, как все это неудобно: китовый ус, тугие застежки, подвязки и эти проклятые сапоги.

Конечно, предполагается, что мужчины должны нами восхищаться. Наш стиль не для повседневного обихода, он служит для очарования.

— Я прошел мимо пары дюжин этих Дочерей… Отсутствие моей реакции не могло привлечь внимание?

— Сомневаюсь, — сказала Селия. — В конце концов уроженцы Бины встречают нас каждый день, и мысли их заняты совсем другими проблемами. Нет, мне кажется, все в порядке.

— Отлично. Может ли член Церкви Преисподней отправиться в Тиферет, не опасаясь патрулей?

— Ни малейшего шанса! — Женщина покачала головой. — Только люди Бланда могут свободно входить в Тиферет и покидать его.

— Еще что-нибудь посоветуете? Я не хотел бы задерживаться долго в одном месте.

— Нет, это все.

— Тогда спасибо вам за помощь, — сказал Джерико. — И позвольте признаться, ваш замечательный наряд меня действительно очаровал.

— Спасибо, — откликнулась она вежливо. — Желаю удачи.

Он уже было повернулся к двери, когда какое-то движение на улице привлекло его внимание. Он остановился у окна, пригляделся и обернулся к Селии.

— Два солдата направляются к этому зданию. Они случайно не к вам?

— Понятия не имею, — ответила она.

— Сколько еще учреждений в этом здании?

— Пять.

— Тогда, вероятно, не о чем волноваться, — заметил Джерико. — Но все равно мне лучше спрятаться, пока они не уйдут. Здесь есть другая комната?

— Только ванная, — сказала Селия, указывая на дверь.

— Подойдет! — Он прошел в маленькое темное помещение, оставив дверь приоткрытой. Не прошло и минуты, как дверь отворилась и в приемной появились два солдата. Оба худощавые и с прекрасно развитой мускулатурой.

— Вы мадам Селия? — осведомился один из них.

— Да.

— Вы родились на планете Бета Тау VIII, иначе известной как Гринвельдт?

— А в чем дело? — В ее голосе прозвучал страх.

— Вы не ответили. Я прав?

— Да, я родилась на Гринвельдте.

— Будьте добры, пройдемте с нами.

— Куда?

— Господин наш Бланд приказал собрать всех иммигрантов в Тиферете для допроса.

Кровь внезапно отхлынула от ее лица, и она напряглась, почувствовав смертельную опасность.

— Но я не могу рассказать ничего полезного Конраду Бланду, — попыталась возразить она.

— Это не наша забота, — холодно парировал солдат. — Пошли.

— Нет, пожалуйста! Нет!

Солдат пожал плечами, кивнул напарнику, и они подхватили Селию под руки.

— Джерико! На помощь! — закричала она в отчаянии.

Джерико шагнул из ванной и совершенно хладнокровно застрелил обоих солдат. Когда оба тела с глухим стуком свалились на пол, он присел на корточки и принялся обыскивать ближайшего.

— Проверьте карманы второго, — деловито приказал он. — Если они собирались забрать вас в Тиферет, то у них должен быть какой-нибудь пропуск.

Селия повиновалась, и вскоре в руках у них были два пропуска, подписанных Бромбергом.

— Ну это уж наверняка поможет мне попасть в город, — уверенно заметил Джерико. — Однако эти пропуска годятся только для солдат, а для доставки пленников у них ничего нет.

— Тогда вам придется оставить меня здесь, — сказала с облегчением Селия.

— Не могу себе этого позволить, — ответил он. — Кто-то же направил их сюда. Рано или поздно они вновь наведаются за вами.

— Я покину город.

— Это не поможет, — возразил Джерико. — Без пропуска из Бины не выбраться. У них не займет много времени отыскать вас, и, уверен, у них найдется масса способов заставить вас заговорить.

— Но я не выдам вас.

— Ошибаетесь. Только минуту назад вы не задумываясь выпалили мое имя, и это при одной лишь мысли, что они могут причинить вам боль. Я не могу позволить, чтобы вы попали в их лапы.

Джерико пристально посмотрел на перепуганную и смущенную женщину.

— Простите меня, — наконец произнес он с несвойственной ему грустью, навел пистолет и выстрелил. Несколько минут он потратил на то, чтобы перевернуть комнату вверх дном. Когда он закончил, вид был такой, будто Селия погибла, защищаясь от солдат. Затем он снял плащ, аккуратно его сложил, а выйдя на улицу, швырнул в первый же мусоросжигатель.

Отыскав автомобиль с компьютером, Джерико присвоил его и, предъявив пропуск, покатил по степям к Тиферету.

Глава 21

С какой стати стремиться в ад, если не за тем, чтобы им править?

Конрад Бланд

Сейбл метался по маленькой комнатке, в углу которой помещались умывальник и туалет. Охрану сняли, дверь запирать перестали. После их разговора два дня назад Бланд разрешил ему свободно передвигаться по церкви.

Однако такой свободы ему совсем не хотелось. Комната оказалась единственным местом, где не ощущалось агонии и смерти. Вот почему все свое время он проводил именно здесь, нервно расхаживая из угла в угол.

Скудная обстановка заставляла задуматься. Здесь не было даже необходимых религиозных принадлежностей. Лишь над кроватью висела фотография Бланда, сделанная на какой-то планете ночью. И у Сейбла не хватало духа снять ее. В углу стоял небольшой книжный шкафчик, набитый журналами со множеством статей Бланда, написанных им за годы пребывания на Вальпургии. За неимением развлечений Сейбл прочитал некоторые из них и в конце концов пришел к выводу, что в философских спорах Бланд весьма двуличен и высказывает суждения, выгодные той или иной политической группировке, в зависимости от того, для кого пишет.

Когда Сейблу надоело расхаживать взад-вперед, он плюхнулся на деревянный стул, задрал ноги на кровать, закинул руки за голову и принялся размышлять. Он надеялся, что Сибоян не станет пускать детишек в сад и не забудет поливать цветы. У него вдруг возникла мысль, что если он сумеет выбраться из Тиферета, то должен обязательно посадить бледно-желтые нарциссы. Он подумал, что у дочери скоро день рождения, но, как ни старался, точной даты вспомнить не смог.

Сейбл очень живо представил себе, как дочка сидит за письменным столом, старательно выводя ровные строчки на бумаге. Ее сочинения всегда были такими, какие пишут только девятилетние девочки, страстно желающие понравиться учителю. Она наверняка прикидывает, какие видео посмотрит после ужина. А Сибоян сейчас укладывает мальчишек. Она прочитает им ежевечернее наставление о том, что домашние задания надо делать вовремя, а потом отправит их спать. И они, закрыв за собой дверь спальни, будут старательно притворяться, будто и в самом деле ложатся спать, а сами снова сядут резаться в карты.

До сих пор он воспринимал семью — и Сибоян — как само собой разумеющееся. Если он выберется отсюда живым, то никогда больше не будет так считать. И чем дольше он думал о семье, тем больше ему хотелось оказаться в Амаймоне, побарахтаться со своими отпрысками на ковре в гостиной, послушать философские рассуждения дочурки и спокойно уснуть в теплой уютной постели под боком у жены…

Если только он выберется отсюда живым… Если только…

Неожиданно дверь распахнулась, и высокая рыжеволосая красавица в очаровательном наряде Дочерей Наслаждения ворвалась в комнату. Сейбл окинул ее натренированным взглядом. Несколько лет назад она, вероятно, была действительно очень красива и до сих пор не утратила обаяния, однако он сразу же отметил маленький шрамик под грудями — признак операции. К тому же кожа на ее лице и особенно вокруг глаз была слишком гладкой. Крашеные волосы неестественно поблескивали, от губной помады ломило глаза, и даже на сосках остался след румян. Сейбл с профессиональной точностью определил ее возраст — не меньше пятидесяти, хотя метров с пяти она еще могла сойти за двадцатилетнюю девушку.

Заметив оценивающий взгляд Сейбла, она, в свою очередь, не мигая, уставилась на него.

— Так вы и есть Джон Сейбл? — спросила она наконец. У нее был низкий, чуть с хрипотцой голос, и она прикладывала заметные усилия, чтобы превратить его в грудное контральто.

— Кто вы? — спросил он, не снимая ног с постели.

— Магдалина-Иезавель.

— Верховная Жрица?

— Верховная Жрица в отставке, — поправила она с улыбкой, от которой лицо приобрело вульгарное выражение. — Верховной Жрицей Дочерей Наслаждения является Магдалина-Гекато.

Она подошла к кровати и плюхнулась на нее, привычно проверяя пружины. Сейбл едва успел отдернуть ноги.

— Неудобная постель, — вынесла она вердикт. Он пожал плечами.

— Поверьте мне, мистер Сейбл, кровать — это моя специальность, и мой опыт убеждает, что эта постель вся в комках.

— Тогда, может, вы мне достанете другую? Буду вам очень признателен.

— Я поговорю с господином моим Бландом.

— Я полагаю, вы здесь не пленница, — сказал Сейбл сухо.

— Вы правы.

— Тогда чем обязан вашему визиту?

— Простое любопытство, — произнесла Магдалина-Иезавель. Господин мой Бланд просто очарован вами, и мне тоже захотелось с вами познакомиться.

— Ну и как, вы удовлетворили свое любопытство?

— Ничуть. Так, например, я вижу, вы носите амулет культа Кали. Я, скорее, ожидала, что вы — последователь вуду.

— И почему все думают, что если человек чернокож, то обязательно должен верить в вуду? — раздраженно проговорил Сейбл. — Попробовали бы сами каждый день отрубать головы курам и петь псалмы задом наперед! Как бы вам это понравилось?

— Простите, если я вас оскорбила, — обронила она лениво. — Впрочем, все эти личные верования потеряли смысл теперь, когда прибыл Конрад Бланд.

— Не знаете ли вы о планах Бланда относительно меня?

— По какой-то причине он просто очарован вами и пока не думает вас убивать.

— Так он что, собирается сделать из меня компаньона? — с горечью спросил Сейбл.

— Компаньона? Вряд ли! — Магдалина небрежно пожала плечами. Она передвинулась, бессознательно стараясь выставить свое тело с наиболее выгодной стороны. И это не ускользнуло от пристального взгляда Сейбла. — Скорее талисманом на счастье. Вы забавляете его. Вы вызываете у него смех, и до тех пор, пока вы привлекаете его внимание, он будет относиться к вам… ну, как к кошке или собаке. — Она подняла руку, не давая Сейблу возразить. — В этом нет ничего унизительного, мистер Сейбл, как может показаться на первый взгляд. В конце концов бывает и по-другому.

— Я видел.

— Да, у него, конечно, есть некоторые странности, — признала она нехотя. — Но надо же видеть не только это.

— Еще и все трупы, что ли? — хохотнул Сейбл.

— Вы не понимаете!

— Я все прекрасно понял, — оборвал ее Сейбл. — Он намерен убить всех — мужчин, женщин, детей, — а когда покончит с этим, то, наверное, примется и за животных.

— Но это совсем не так. Он же Черный Мессия!

— Он мясник с Бориги II! — с жаром воскликнул Сейбл. — Он умеет только убивать.

— Вы не правы! — вскричала она, обжигая его гневным взглядом. — Он должен уничтожить старый порядок, прежде чем установить свой собственный.

— Да ведь никого же не останется, чтобы присоединиться к новому порядку! — Сейбл готов был броситься на нее. — Одни трупы!

— А вот и нет! Он собрал вокруг себя нас, немногих, кто понимает, какую сверхзадачу он поставил перед собой. Мы сформируем ядро новой эпохи! Я была Верховной Жрицей Дочерей Наслаждения, мистер Сейбл, у меня не было недостатка в богатстве, власти и уважении. И как вы думаете, мистер Сейбл, почему я со всем этим рассталась без сожаления и прибыла сюда, в Тиферет?

— Не осмеливаюсь даже предположить, — с иронией ответил Сейбл.

— Да потому, что я видела, какой властью, какой мощью он обладает. Я осознала, что все мы, прочие, просто скользили по поверхности. Зачем молиться Сатане, когда среди нас Конрад Бланд — дьявол во плоти?

— Одним словом, вы поторопились занять местечко получше, — ухмыльнулся Сейбл.

— Ну а зачем отрицать? — Она повела рукой. — Он наиболее притягательная сила во Вселенной. Так почему бы не стать под его знамена? Как вы полагаете, почему Церковь Посланцев распалась в Тиферете? Да потому, что люди увидели, что прибыл Хозяин, и уже не нуждались в ней. Он создаст новый мир, новую Республику, и те, кто примкнул к движению с самого начала, станут править этим новым миром, — воодушевленно закончила Магдалина. Ее глаза азартно горели.

— Да разве вы не видите, что он собирается истребить всех до одного, как противников, так и последователей? — удивился Сейбл, почувствовав даже некоторую жалость к этой недалекой женщине. — Разве вы до сих пор не поняли, кто он такой?

— Он — живое воплощение власти и мощи Князя Тьмы, Люцифера.

— И вы поклоняетесь и служите его мощи и власти?

— Да.

— Но что, если наемный убийца сумеет проникнуть сюда и убьет Бланда? Будете ли вы чтить убийцу как еще большую силу?

— У него ничего не получится.

— Ну а если все-таки такое случится? — настаивал Сейбл.

— Нет, нет, такого не будет, — без всяких сомнений откликнулась она. — Его не выпустят из Бины.

— Так он уже достиг Бины?! — удивился Сейбл. — Ему удалось прорваться так далеко? Она неловко помялась:

— Господин мой Бланд говорил что-то об этом.

— Тогда вам пора всерьез об этом задуматься, — посоветовал Сейбл. — Теперь это уже реальность.

— Убийцу остановят в Бине!

— Я думал задержать его в Амаймоне, когда он еще ничего не знал о нашей культуре и обычаях, — указал Сейбл. — И Бланд уже стер до основания пару городов, пытаясь его остановить.

— Он бы все равно уничтожил эти города ради своей безопасности, — отпарировала она, защищаясь.

— Знаю и поэтому надеюсь, что убийца выполнит свою задачу.

— Я нахожу данную тему отвратительной!

— И я, — согласился Сейбл, с иронической усмешкой. — Что бы еще вы хотели обсудить?

— Ничего. Но, может, вам хотелось бы познакомиться с сочинениями господина моего Бланда?

— Я их уже читал, — отмахнулся Сейбл, кивнув на шкаф.

— Это было написано ради политики, — сказала она презрительно. — В настоящее время он работает над целым томом, который представляет его личную философию.

— И кто же останется в живых, чтобы все это читать? — поинтересовался Сейбл с сарказмом.

— С вами очень трудно разговаривать, мистер Сейбл, — раздраженно бросила собеседница. — Не понимаю, почему господин мой Бланд оставил вас в живых.

— Я его забавляю, — напомнил он ей.

— Да, но мне-то вы совсем не нравитесь!

— Другими словами, вы удовлетворили ваше любопытство? — заметил он с улыбкой.

— Не совсем, — ответила она, пристально оглядывая его с ног до головы. — Вероятно, мне надо переспать с вами. Возможно, вы обладаете такими качествами, которые сразу не заметны.

— А не кажется ли вам некоторым противоречием говорить об удовольствиях в подобном месте?

— А чем вам не нравится это место? — Она вскинула брови и принялась стаскивать остатки одежды.

— Право, не знаю, как вам объяснить, Магдалина-Иезавель, но я семейный человек.

— Ах да, культ Кали, — бросила она презрительно, тем не менее перестав раздеваться. — Вот теперь мое любопытство удовлетворено, мистер Сейбл. — Она резко поднялась. — У вас нет ни одной черты характера, которая бы меня позабавила или восхитила.

— Мне жаль, что у вас такое впечатление. — Сейбл равнодушно пожал плечами.

— После моего разговора с господином моим Бландом вам придется пожалеть о себе, — пообещала она. Обдав его презрительным взглядом, она, вихляя ягодицами, выплыла из комнаты.

Глава 22

Триумф зла так же неизбежен, как смена времен года.

Конрад Бланд

На полпути между Биной и Тиферетом Джерико свернул на обочину. Он предполагал, что не сможет подобраться к Конраду Бланду слишком близко и, вероятно, ему придется стрелять издали, а не в упор. Джерико подобрал несколько мелких камешков, разложил их на низкой ветке придорожного дерева и принялся стрелять, проверяя меткость.

Первая пуля вонзилась в сук ниже и левее того камешка, в который он целился. Он отрегулировал прицел и тремя выстрелами подряд снес три камешка. В украденном автомобиле нашелся еще и лазерный пистолет, который он тоже опробовал и настроил по своему вкусу.

Отрабатывать метание ножа он уже не стал, не только потому, что это было его любимым занятием и он владел им в совершенстве, но и из-за того, что оставлял этот способ на тот случай, если от всех остальных придется отказаться. Пока он не намеревался пускать кинжал в ход.

Джерико не собирался прибывать в Тиферет до наступления темноты. Он приподнял машину домкратом, делая вид, будто меняет колесо, на тот случай, если кто-нибудь из охраны поинтересуется, что он делает у обочины.

Но ни одной машины не проехало мимо, и с последними лучами заходящего солнца Джерико спрятал домкрат в багажник и покатил на север, к Тиферету. По пути он миновал пепелища нескольких деревушек и через полчаса добрался до первой линии охраны Бланда, расставленной вокруг города. Он спокойно предъявил пропуск, дождался, пока его проверят на портативном компьютере, и проследовал дальше.

Его останавливали еще два раза, допрашивали и разрешали следовать дальше.

Последний пропускной пункт находился на окраине города, и тут уж с ним повозились более тщательно. Фотографию на пропуске внимательно сверили с его лицом, на которое он ухлопал остатки грима, проверили достоверность пропуска на компьютере, обыскали машину и проверили серийный номер пистолета, а лазерное оружие конфисковали, поскольку он так и не сумел доказать, что это его.

Они держали его целый час, но в конце концов все-таки пропустили. И Джерико, взмокший от духоты, сел в машину и не торопясь въехал на улицы Тиферета.

Глава 23

Для зла нет понятия «милосердие».

Конрад Бланд

— Сатана вечно давал занятие церквам Республики, — сказал Бланд. — Самое время пересмотреть баланс.

Сейбла позвали к нему незадолго до полуночи. Обычно Бланд спал до полудня, поэтому ужинал он поздно. Однако проводить время в одиночестве ему не хотелось, вот почему он и пригласил Сейбла.

Инспектора проводили через главный зал, где по-прежнему висели трупы, и провели в большую комнату для послушников. Когда-то они изучали здесь церковные обряды, теперь же Бланд устроил для себя столовую.

Огромный стол длиной почти десять метров занимал большую часть помещения. Стены были увешаны фотографиями и голограммами Бланда, а также его высказываниями.

Конрад Бланд в окружении четырех охранников, сидел во главе стола, а Сейбла усадили на другом конце. Перед ним расставили тарелки с едой, но вонь от разлагавшихся трупов не давала ему даже подумать о еде. Здесь, внизу, было намного тяжелее. Сейбл, никогда не отличавшийся хорошим аппетитом, теперь и вовсе потерял желание проглотить хотя бы кусок. Бланда, казалось, ничто не смущало, во всяком случае, ел он с неподдельным удовольствием.

— В чем дело, мистер Сейбл? — спросил Бланд, отрываясь на минуту от тарелки. — У вас что, нет мнения обо всем этом?

— Вы знаете мое мнение, — холодно ответил Сейбл.

— Превосходно сказано, мистер Сейбл, — рассмеялся Бланд. — Весьма дипломатично! Вы меня радуете, право, радуете! Как и все людишки, полные благих намерений, вы даже сейчас верите в хорошие манеры, безупречное поведение, готовы подставить другую щеку. — Он расхохотался. — Право же, давно пора сообразить, что это как раз те самые качества, которые фермеры так тщательно культивируют в своих баранах.

— Людей нельзя резать как баранов, — хмуро заметил Сейбл.

— Не судите меня слишком строго, мистер Сейбл, — сказал Бланд, откладывая в сторону салфетку. — Существует Бог, и каждому, еще с момента рождения, он вынес смертный приговор. Я всего лишь любитель по сравнению с ним.

В комнату вошел пожилой солдат, приблизился к Бланду и прошептал что-то на ухо. Бланд нахмурился, отдал шепотом приказ, солдат отсалютовал и удалился.

— Надо отдать должное Республике, — заметил Бланд. — Их убийца в радиусе двух километров от нас.

— Так вы его схватили? — От одной этой мысли все внутри Сейбла напряглось.

— Схватим, и очень скоро, — пообещал Бланд. — Он окружен. Однако он пробрался гораздо ближе, чем я ожидал. Пожалуй, мне стоит завтра с утра проинспектировать охрану. — Он одарил Сейбла ангельской улыбкой. — Ну, будет о неприятностях. Я вас пригласил, мистер Сейбл, потому, что после ужина нас будет развлекать Магдалина-Иезавель.

Где-то вдали послышались приглушенные выстрелы.

— Ну вот и все, — сказал Бланд. — Это избавляет меня от необходимости решать, убить ли его сразу, или оставить жить. — Он добавил, хитро взглянув на инспектора:

— Или нанять его… Вы, похоже, разочарованы, мистер Сейбл. Не надо, меня ничем не убить, а вас это спасает от случайной пули или лазерного луча. Да, кстати, вы пробовали этот торт?

— Нет, благодарю вас.

— Не обижайте меня отказом, мистер Сейбл. Я не так уж часто приглашаю людей в свое общество.

Сейбл отрицательно покачал головой, и Бланд недоуменно пожал плечами.

— Ну что ж, если это ваше окончательное решение, то, полагаю, я не должен сильно огорчаться. В конце концов мне больше останется. — Он принялся за пышный торт, но внезапно остановился.

— Проклятие! — раздраженно сказал он, вытирая салфеткой крохотное пятнышко на ослепительно белом костюме. — Многое мне удается просто великолепно, но вот поесть без происшествий никак не могу.

Он окунул салфетку в стакан с водой и принялся еще яростнее оттирать расплывшееся пятно. За окном снова послышалась перестрелка, но уже гораздо ближе. Неожиданно дверь распахнулась, и в комнату ворвался взволнованный солдат.

— Ну что? — Бланд наконец оторвался от пятна и поднял голову.

— Он скрылся, сэр, — сказал солдат, неловко переминаясь.

— Каким образом? — В голосе Бланда зазвучал металл.

— Пока не известно, сэр; видимо, он уничтожил передатчик.

— Вон! — взвизгнул Бланд, теряя самообладание. — Вон! И не показываться на глаза, пока не уничтожите его!

Повторять приказ не понадобилось. Солдат исчез, словно сквозь землю провалился. Бланд бросил гневный взгляд на захлопнувшуюся дверь и снова принялся за торт. Поковырявшись в нем лениво, он вдруг сбросил блюдо на пол, и осколки рассыпались по всей комнате.

— Проклятие, проклятие, проклятие! — вскричал он. — И что этот идиот воображает?! Он идет сюда, в Тиферет, так, словно я какая-нибудь простая козявка, которую он может прихлопнуть одним движением руки! Но я Конрад Бланд! Вот с кем он имеет дело! — Его высокий голос перешел в визг, как у щенка, которому прищемили хвост. — Куда смотрит ваше правительство, мистер Сейбл? Сначала они предлагают мне убежище, а теперь и пальцем не пошевельнут, чтобы защитить меня от этого убийцы!

Сейбл тяжело вздохнул.

— Ну, если вы до сих пор не поняли, с кем имеете дело, боюсь, уже никакие объяснения не помогут, — пожал плечами Сейбл.

Лицо Бланда на мгновение перекосилось яростью, но потом внезапно разгладилось, будто ничего не случилось. Он поднялся с приятной улыбкой на лице.

— Прошу извинить меня за этот взрыв эмоций, мистер Сейбл. Это на меня вовсе не похоже. Во всяком случае, поскольку ужин, кажется, закончен, то, пожалуй, настало время для развлечений.

Он поманил за собой Сейбла и двух охранников и прошел к двери в конце столовой. За дверью оказался плохо освещенный узкий коридор. Миновав его, они попали в маленькое помещение, когда-то служившее часовней. Мягкие сиденья так и остались привинчены к каменному полу, но алтаря уже не было. На его месте высился небольшой помост, загороженный раздвижной ширмой.

Бланд сел в первом ряду и усадил рядом Сейбла. Из-под ширмы тянулось несколько кабелей, один из которых охранник передал Бланду.

— Дайте музыку, — приказал Бланд, ни к кому не обращаясь.

Из спрятанного динамика полилась чарующе мелодичная музыка. Бланд кивнул охраннику, и тот отодвинул в сторону ширму, за которой оказалась большая ванна, наполненная водой. Сейбл с удивлением увидел Магдалину-Иезавель в прекрасных украшениях, в привычном для ее Ордена наряде. Она лежала, ее руки и ноги были прикованы к краям ванны. Лишь через минуту до Сейбла дошло, что вода скрывает ее полностью и она уже давно не дышит. Длинные рыжие волосы медленно покачивались в воде, словно бы жили собственной жизнью.

— Вы убили ее? Зачем?

— Она сказала, чтобы я от вас избавился, — ответил Бланд, — Когда-нибудь я так поступлю, даже, может, сегодня, но никто не смеет отдавать приказы Конраду Бланду, никто!

Он нажал кнопку, что-то загудело, и тело Магдалины дернулось в воде.

— Как видите, мистер Сейбл, — сказал Бланд со смешком, — вовсе не обязательно быть живым, чтобы выступать перед публикой.

Следующие двадцать минут музыка нарастала, и Бланд, мастерски орудуя пультом, заставлял мертвую красавицу танцевать и дергаться в ритме симфонии. Сейбл как зачарованный следил за этим танцем смерти.

Вскоре Бланду это надоело, и он приказал закрыть ванну ширмой.

— Пожалуй, в следующий раз я попробую с живой женщиной, — сообщил он доверительно. — Правда, первые несколько па будут совсем иными, но и это может оказаться весьма интересным. Согласны?

Ошеломленный увиденным, Сейбл промолчал.

— Ну-ну, мистер Сейбл, — заметил Бланд дружески. — Вам по вашей должности приходилось лицезреть и менее приятные виды. И, пожалуйста, не тратьте вашу жалость на бывшую Дочь Наслаждения. У нее была своя цель, и этой цели она превосходно послужила.

— Разве ее целью было развлекать вас подобным образом?

— Ошибаетесь, — сказал Бланд сухо. — Ее целью в жизни было умереть.

— Без всякой причины?

— Именно, — улыбаясь, произнес Бланд. — Ну посудите сами, мистер Сейбл. Если я к невинным отношусь подобным образом, то подумайте, как страшатся меня виновные.

— Вы просто сумасшедший!

— Ну, так предпочитают думать все мои враги, — расхохотался Бланд. — Это их ахиллесова пята. — Снова раздалась пальба, на этот раз значительно ближе. — Пожалуй, кроме одного, — добавил он, хмурясь.

— Смотрите-ка, убийцу еще не поймали, — с удивлением проговорил Сейбл. — Он все еще на свободе.

— Мы его непременно схватим, не беспокойтесь, — сказал Бланд хрипло. — Это я вам обещаю, мистер Сейбл.

— Вы обещали мне это три дня назад.

— Вы, кажется, забываете, что прибыли в Тиферет защищать меня.

Сейбл пренебрежительно фыркнул.

— Вы что, хотите сказать, мистер Сейбл, что если этот ваш хваленый убийца появится в дверях сию минуту, то вы не пожертвуете жизнью, чтобы спасти меня?

— Если он появится сию минуту, я устелю ему путь цветами! — отрезал Сейбл.

— Бедный заблудший человек, — со вздохом выдавил Бланд. — Вы так и не поняли, что я непобедим. Что он делает с этими кретинами на улицах, это одно, что будет делать здесь — совсем другое. Заверяю вас, что это здание неприступно.

— Посмотрим, — произнес Сейбл с большей убежденностью, чем чувствовал.

— Вся наша беседа беспредметна, — сказал Бланд. — Я что-то давно уже не слышу выстрелов. — Он повернулся к одному из охранников. — Разузнай, голубчик, прикончили его или нет?

Охранник покинул часовню, а Бланд, чтобы как-то занять время, задумчиво перебирал кнопки, не глядя, однако, на бывшую Жрицу.

— Вы перестаете меня забавлять, мистер Сейбл, — заметил он неожиданно. — Надеюсь, хоть развлечь-то меня сумеете. — Сейбл промолчал. — Ну что вы, мистер Сейбл, — продолжил Бланд. — Я окружен глупцами, трусами, льстецами. Мне бы очень не хотелось, чтобы наше знакомство подошло к концу.

— А чем бы вы хотели, чтобы я вас позабавил? Подводное жонглирование, что ли? — возмутился Сейбл.

— Вот это уже нечто, мистер Сейбл! — воскликнул Бланк довольно. — Вот такое настроение мне нравится. Такое замечательное чувство юмора перед развернувшейся пастью смерти.

Вернулся охранник, и Бланд двинулся к нему. Они о чем-то тихо поговорили, потом Бланд вынул из-за пояса небольшой пистолет и всадил пулю тому промеж глаз.

— Пожалуй, в этом есть мораль, — сказал он, оборачиваясь к другому охраннику, который застыл в оцепенении. — Никто не смеет дважды в день приносить мне плохие новости!

— А что случилось?

— Вышла из строя вся система связи. Сейбл засмеялся — Что ж тут забавного?! — рявкнул Бланд.

— Вы все еще не понимаете, что происходит?

— Я же сказал, нарушена система связи. Техническая неисправность, ничего более.

— Техника тут ни при чем, — со злорадством заметил Сейбл. — Ваши связисты мертвы.

— Полная чушь! У меня в подчинении пять тысяч человек.

— И убийца-одиночка взял вас всех в окружение! — И Сейбл заливисто расхохотался.

— Не сметь смеяться надо мной! — истерично взвизгнул Бланд, его лицо перекосилось от ярости и бешенства. Неожиданно он опустил голову в задумчивости, а затем снова глянул на инспектора. — Пойдемте, мистер Сейбл. Я вижу, настало время мне самому вмешаться в это дело.

— Вы его не остановите.

— А вот и нет, остановлю! — вспылил Бланд. — Но не думайте, что я забыл, как вы смеялись надо мной. Я потрачу следующие несколько часов на то, чтобы устроить настоящую охоту на этого вашего выскочку, который решил, что ему позволено безнаказанно напасть на меня. Но как только я покончу с ним, мистер Сейбл, я займусь вами. Уж поверьте мне, займусь всерьез.

Глава 24

Совсем не обязательно питать ненависть к тому, кого убиваешь.

Конрад Бланд

Совсем не обязательно питать ненависть к тому, кого убиваешь.

Джерико Бланд прошел в основное помещение церкви, забрав по пути пять охранников. В церкви было намного меньше трупов, чем в первый раз, когда Сейбл прибыл сюда.

Инспектору вдруг стало ясно, что, как бы старательно Бланд ни прятал свой страх перед убийцей, но в последние дни он больше времени уделял охоте на республиканского агента, чем пыткам.

— Сколько раций внутри церкви? — спросил Бланд на ходу.

— Около двенадцати, сэр.

— Прекрасно, разыщите какую-нибудь рацию и доставьте сюда. Мне нужна постоянная связь с войсками. И горе тому офицеру, который мгновенно не отзовется на вызов.

Солдат отсалютовал, отправил кого-то за рацией, а сам принялся отгораживать угол комнаты.

Сейбл тем временем огляделся и иронически отметил про себя, что постоянный контакт с Бландом изменил его отношение к происходившему больше, чем он ожидал. Кровавая бойня внутри комнаты, тела с содранной кожей, трупы и полутрупы, подвешенные на крюках, переполняли его справедливым гневом. Но ощущение шока уже прошло, позывов к тошноте не было. Эта резня словно что-то перевернула в его душе. Она будто навечно онемела. И это Сейбл даже больше ставил Бланку в вину, чем бессмысленные страдания и равнодушную жестокость. Он вдруг понял, что все эмоции и возмущения напрасны. Раньше он надеялся, что выберется отсюда живым, но возможность таяла с каждой минутой. И чем дольше он тут оставался, тем больше была вероятность встретить здесь свою смерть.

Бланд отобрал у двух охранников пистолеты, проверил и удовлетворенно рассовал их по карманам. После этого он принялся расхаживать по церкви, пиная попадавшиеся тела жертв. Наконец он повернулся к Сейблу:

— Кто он, мистер Сейбл?

— Не знаю.

— У него должны быть имя, лицо, прошлое.

— Имени не знаю, а что касается внешности, то лиц и легенд он использовал больше, чем здесь трупов.

— Как он может все еще оставаться в живых? — И снова в голосе прозвучала нотка отчаянного страха. — Почему мы до сих пор его не схватили?

Он вошел в занавешенный угол и принялся опрашивать своих офицеров по радио. Пока еще никто не видел убийцу, и в церкви по-прежнему было безопасно.

— Послать людей разузнать, что происходит? — предложил один из офицеров.

— Пошлите, — сказал Бланд, но тут же передумал. — Нет! Никто не покинет церковь, пока он не будет мертв! — И он снова принялся расхаживать, бросая гневные фразы в микрофон:

— Если я обнаружу, что хоть кто-нибудь оставил свой пост, то все, что происходит здесь, в церкви, покажется ему детской забавой! Я не могу и не стану терпеть неповиновения! Пусть Сатана поможет тому, кто попытается перекинуться на сторону противника, потому что я уж не помилую!

— На сторону противника?! — пробился сквозь помехи удивленный голос офицера. — Я так понял, что это всего лишь один человек…

— Заткнись! — взвизгнул Бланд. — Пересчитай своих людей! Прямо сейчас пересчитай! Я хочу убедиться, что все на своих местах.

— Но…

— Не возражать! — Рация помолчала, затем тот же голос заверил:

— Все в наличии и на своих местах.

— Отлично! — рявкнул Бланд, затем его глаза сузились. — А пароль какой?

— Пароль? — удивленно повторил голос. — Эта сеть была установлена лишь в последние пять минут, никто не давал нам пароля.

— С кем я разговариваю? — требовательно спросил Бланд.

— Маркус Купер, сэр.

Бланд хмыкнул и отключил рацию.

— Видите, мистер Сейбл, — сказал он, снова расцветая. — Все в порядке. Вашему убийце больше нет хода. Я не отношусь к людям, которые готовы на сочувствие. Но должен признать, что в данном случае испытываю к нему жалость. Это была героическая попытка с его стороны, и ему будет чем гордиться в те короткие минуты, которые ему осталось жить.

Внезапно, словно позабыв обо всем, что его тревожило последние полчаса, Бланд принялся расхаживать по залу, восхищаясь творением рук своих. Даже в полуобморочном состоянии многие жертвы признавали его и инстинктивно пытались отшатнуться. А он невозмутимо проходил по рядам, похлопывая их по спинам и плечам, как генерал на поле боя.

Сейбл уставился на Бланда. Его поведение ужасало Сейбла гораздо больше, чем все, что Бланд сделал со своими жертвами.

Затем возобновилась перестрелка. Бланд тут же бросился к рации и подхватил микрофон:

— Что происходит?! — крикнул он.

— Он прорвался на территорию церкви, — ответил голос Маркуса Купера. Он переодет охранником, а здесь слишком много наших людей, нам трудно его засечь.

— Всех убить! — распорядился Бланд.

— Но, сэр…

— Вы слышали меня? — повторил Бланд уже спокойнее. — Уничтожить всех до последнего солдата.

— Но, сэр, я просто не могу… Снова послышалась стрельба, и рация замолчала. Бланд обзвонил остальные двенадцать постов, отозвались лишь семеро. Было ясно, что в войсках царил хаос. Он приказал без разговора открывать огонь по всему, что движется.

— Сэр, — сказал один из личных охранников Бланда, — я уверен, что это дело нескольких минут и он будет убит. Однако на всякий случай нам стоит перебазироваться в часовню или в одну из меньших комнат. Там будет проще обороняться.

— Ни за что, — твердо ответил Бланд. — Мне здесь нравится, — проворчал он, любовно шлепая по ягодицам мертвеца, свисавшего с крюка в полуметре от него. — Я чувствую себя здесь как дома. Здесь я и останусь.

— Я понимаю, сэр, но…

Бланд вытащил пистолет и застрелил охранника.

— Кто-нибудь еще осмелится оспаривать мои желания! — осведомился он у остальных.

Все молчали, и он повернулся к Сейблу.

— Что ж, может, ради того, чтобы его заполучить, мне и придется пожертвовать целой армией, мистер Сейбл, — сказал он. — Но мне уже приходилось уничтожать армию. Скоро я наберу себе новую.

— Если уцелеете, — бросил Сейбл.

— Сначала его, потом вас! — рявкнул Бланд.

— Вы его не остановите, — проговорил Сейбл с торжествующей улыбкой. — Теперь он уж в сотне метров от вас!

— Ближе он не подойдет! — взвизгнул Бланд истерично.

— Пока мы разговаривали, он наверняка подкрался еще ближе, — заметил Сейбл спокойно. — Как вы теперь себя чувствуете, когда знаете, что смерть неумолимо надвигается на вас и вы ничего не можете сделать?

— Прекрасный вопрос, мистер Сейбл, — ответил Бланд, поглаживая пистолет. — Подумайте над ним и дайте мне ответ.

— Разве не игра иронии, — сказал Сейбл, едко улыбаясь, — что Конрад Бланд, можно сказать, величайший из всех убийц, умрет не от старости или болезни и даже не от революции, а кончит свои дни от рук наемного убийцы?

— Хватит, — прошипел Бланк зловеще.

— Мне кажется справедливым, что вы умрете в этой комнате, где убили такое количество других людей.

— Мое терпение небезгранично, мистер Сейбл, — предупредил Бланд, прицеливаясь в него. — На вашем месте я бы перестал молоть языком.

Сейбл замолчал, пристально, с вызовом глядя на Бланка.

Бланд улыбнулся, затем подошел к микрофону. На этот раз откликнулись только трое. Внезапно Бланд побледнел.

— Двери! — отчаянно крикнул он. — Почему не заперты двери?!

Пять охранников кинулись к многочисленным дверям и принялись их запирать. Мимо по коридору пронеслась группа солдат с оружием наперевес. Когда была заперта последняя, тринадцатая, дверь, пальба раздалась метрах в двадцати.

— Я же сказал вам, мистер Сейбл, что он не доберется до меня.

— Вы в свое время заверяли, что он не доберется ни до Кесера, ни до Ясода, ни до Бины, — не преминул указать Сейбл.

— Точки на карте, — пренебрежительно фыркнул Бланд. — Я бы их все равно уничтожил.

— Знаю.

Бланд повернулся к рации:

— Ну как, схватили его?

— Мы не уверены, сэр, — хрипло отозвался кто-то. Тут столько трупов, что придется возиться несколько часов, чтобы установить личность. Но если он оказался в одном из коридоров за последние несколько минут, то мы его наверняка зацепили.

— Вот так, — сказал Бланд, улыбаясь и потирая руки. Сейбл промолчал.

— В чем дело, мистер Сейбл? — с издевкой поинтересовался Бланд. — Вы что, не можете принести поздравления моим доблестным силам? Оценить мою роль как лидера? Вы же не так скупы на похвалы, чтобы не отметить наши заслуги.

— Раз вы так уверены в его смерти, тогда откройте двери и распустите охрану, — отозвался Сейбл.

— Всему свое время, — заметил Бланк. — Но пока до этого не дошло, за вами, как вы помните, остался должок. — Он сделал паузу, следя за реакцией Сейбла, однако тот оставался невозмутим. — Я даю вам последний шанс позабавить меня, мистер Сейбл. Право, вы достаточно цените собственную жизнь, чтобы отказаться приложить хоть какие-нибудь усилия. Скажите хоть что-нибудь, что угодило бы моему настроению, и, возможно, я позволю вам дожить до утра.

— Я не хочу демонстрировать свое остроумие среди этих кровавых бань, — отрезал Сейбл.

— Ага, чуточку цинизма, немного наглости и щепотка остроумия, — хихикнул Бланд. — Что ж, четверку я вам поставлю, мистер Сейбл, но с большой натяжкой.

— Благодарю вас, — едко ответил Сейбл.

— Не берите в голову, — отозвался Бланд. — Поразмыслите лучше о своем следующем афоризме.

Сейбл вздохнул и рассеянно пробежал взглядом по залу. Его поражала нелепость ситуации: развлекать сумасшедшего среди всего этого кошмара… Неожиданно у него возникло ощущение, что в зале что-то изменилось. Он не мог сразу определить, что именно, но что-то…

И вдруг он понял. Там, где должны были стоять пять солдат, охранявших запертые двери, теперь было шесть. Он опустил глаза и отвернулся, боясь выдать себя Бланду. Но Бланд принялся снова бродить среди своих жертв, поглаживая и похлопывая тела, беззаботно болтая с агонизирующими людьми. Сейбл отважился снова поднять глаза.

Три… четыре… пять… шесть!

Да, все правильно. Наемный убийца из Республики был здесь, в этом зале. Но почему же никто больше об этом не догадывается? Считать не умеют, что ли?

Наконец он понял. Охранники были расставлены по всей комнате у дверных проемов так, что никто из них не мог видеть всех остальных сразу. Только Сейбл и Бланд, находившиеся в середине, могли их пересчитать. Но Бланд был слишком поглощен своими жертвами и совершенно не обращал внимания на окружающих.

Но чего же ждет убийца? Почему он не выхватит свое оружие и не застрелит Бланка как бешеного пса, каким он и был? И тут он вспомнил! Это был не революционный фанатик. И не мифический мститель, изгонявший чудовищ с лица планеты. Это был наемный убийца и даже более умелый, чем Бланд, и он совершенно не собирался жертвовать собственной жизнью ради кого-нибудь или чего-нибудь. Помимо Бланка в зале присутствовали еще пять вооруженных охранников, и убийца, конечно же, ничего не собирался предпринимать, пока либо не избавится от них, либо каким-то образом их не нейтрализует.

Бланд продолжал расхаживать, болтать. И напряжение Сейбла нарастало. Казалось, еще мгновение — и он закричит в полный голос. Но каким-то образом ему удавалось внешне сохранять невозмутимость и спокойствие. Через несколько минут Бланд вновь приблизился к нему.

— Что-то не слышно больше выстрелов, мистер Сейбл, — отметил Бланд. — Подосланный убийца давно мертв, в этом уже сомневаться не приходится.

— Вам виднее, — пожал Сейбл плечами, пытаясь не выдать себя голосом.

— Мне действительно виднее, — кивнул Бланд. — Перед нами возникает другая проблема. Правда, она не столь велика, но ее тоже надо решать. Так что же мне делать с вами, мистер Сейбл?

Впервые за весь вечер инспектор не на шутку испугался. Когда этот наемник был просто отвлеченной, абстрактной фигурой, крадущейся по городу, и когда не было совершенно никакой надежды на избавление, Сейбл примирился со своей смертью. Но теперь, когда развязка была близка, умирать на несколько минут раньше Бланда ему совсем не хотелось. Он ощутил не просто страх, все его существо восстало против этой мысли. Ему стало казаться, что его обманули. Он сознавал, что убийца и пальцем не пошевельнет ради его защиты. В конце концов единственной целью того было убивать, а не спасать.

— Ну-с, мистер Сейбл, — сказал Бланд, порозовев от предвкушения. — Я жду. У вас же наверняка есть свое мнение об этом, которое вы жаждете высказать.

Сейбл смерил Бланда ненавидящим взглядом. Он чувствовал, как подгибались колени, тряслись руки. Однако он продолжал молчать.

— Охрана! — крикнул Бланд. И все шестеро встали навытяжку.

— Мне кажется, что мистеру Сейблу стало жарковато. Ну-ка, двое из вас подойдите и помогите ему раздеться, пока я не придумаю, что с ним делать.

Два охранника двинулись через зал к Сейблу, лавируя между тел, а он с отчаянной мольбой смотрел на оставшихся четырех. «Давай! — хотелось ему крикнуть в полный голос. — Давай! Пока они все в поле твоего зрения. Не медли, а то вдруг всех пересчитают!» Двадцать бесконечных секунд все четыре охранника стояли совершенно неподвижно. Двадцать секунд отчаяния и страха, которые успел пережить Сейбл. Затем один из них, стоявший у дальней двери со сложенными на груди руками и оружием наперевес, неожиданно стремительно обернулся. И в тишине прозвучало ровно три выстрела, коротких и точных. Три стоявших на посту охранника грохнулись на пол.

Остальные двое, уже почти приблизившиеся к Сейблу, умерли раньше, чем успели обернуться и засечь источник огня. Все произошло в короткие доли секунды.

— Не вздумайте вытаскивать, мистер Бланд! — холодно предупредил Джерико, когда рука Бланда медленно поползла к карману, где лежал пистолет.

— Кто вы? — надтреснутым, глуховатым голосом спросил Бланд. На его смертельно бледном лице отразился ужас, с которым он никак не мог совладать, взгляд бегал, как у затравленного зверя. Похоже, он лихорадочно пытался найти выход из положения.

— Отойдите в сторону, мистер Сейбл, — приказал Джерико.

Сейбл с чувством невиданного облегчения отошел подальше, едва не споткнувшись об охранника.

Глаза Бланда превратились в щелочки, он испытующе взглянул на Джерико.

— Хорошо, — сказал он наконец, и его высокий голос прозвучал обычно — в нем не было ни страха, ни отчаяния. Наоборот, Сейблу даже послышался металл. — Вас наняли убить меня. Я дам вам больше.

— Что же вы можете предложить мне такого, на что бы я польстился? — с усмешкой поинтересовался Джерико. Он все еще стоял в отдалении и не спускал пистолета с Бланда.

— Половину моих владений, — проговорил Бланд, делая широкий жест рукой.

— И какой мне прок от двадцати восьми безжизненных планет?

Сейбл с ужасом наблюдал за этим торгом. Он был уверен, что агент Республики без разговоров убьет Бланда, но теперь в его душу закралось сомнение: вдруг они все же договорятся?

— Тогда деньги? — предложил Бланд. — Столько, сколько вам и не снилось! Доллары, рубли, иены, фунты, кредиты. Назовите валюту, которую бы вы хотели получить. Миллион?.. Миллиард?.. Триллион?.. Для меня это не имеет никакого значения. Подумайте, сколько всего можно купить на миллиард кредитов! Подумайте, какой властью может обладать владелец триллиона йен! Назовите вашу цену!

«Убей же его! — хотелось крикнуть Сейблу. — Не слушай его! Сделай же то, ради чего ты сюда пришел!» Но он не смел ни шевельнуться, ни выдавить из себя хотя бы звук. Это могло на мгновение отвлечь агента от Бланда, и потому Сейбл продолжал стоять молча, наблюдая за дальнейшим разговором и за отчаянными попытками Бланда спасти свою шкуру.

— Я уже назвал свою цену, — холодно проговорил Джерико, с усмешкой глядя на Бланда. — И она уплачена. Вот поэтому я здесь.

— Мы же с тобой похожи, — неожиданно заметил Бланд, стараясь держать себя в руках и не позволяя страху вырваться наружу. — Мы убиваем. Мы наслаждаемся смертью других, нас пьянит сознание возможности разрушать! Присоединяйся ко мне, стань моим генералом… нет, моим компаньоном, моим равноправным партнером, и я дам тебе такие возможности убивать и резать, о которых ты даже и помыслить никогда бы не мог!

— Не получаю удовольствия от убийства, — отрезал Джерико.

«Почему же он не стреляет?» — недоумевал Сейбл. Джерико и в самом деле не торопился, но не потому, что ему доставляло удовольствие видеть, как Бланд пытается спасти свою шкуру. Похоже, ему был просто любопытен человек, которого предстояло убить.

— Тогда женщины! — вскричал Бланд, и в его голосе снова зазвенели истерические нотки. — Любые женщины, всех рас и национальностей, любого вероисповедания, любого сорта, они — твои, только скажи!

Губы Джерико зазмеились в кривой усмешке.

— На этой планете, мистер Бланд? Сдается мне, вы предлагаете мне не слишком много.

— Ну тогда, если ты не желаешь богатства, власти или наслаждения, я могу подарить тебе большее — сделать мною! — И он с торжеством взглянул на Джерико.

Джерико приподнял бровь, но промолчал.

— Нет ни одной моей фотографии, — продолжал Бланд, — ни одной пленки, запечатлевшей меня, ни одной голограммы! Ни отпечатков пальцев, ни диаграмм радужной оболочки. Никто во всей Галактике, кроме моих последователей здесь, в Тиферете, никогда не видел моего лица, не слышал моего голоса. Позволь мне остаться в живых, и ты получишь мое имя, мы обменяемся с тобой личностями, самой сутью. Подумай об этом! Позволь мне уйти, и я больше никогда не вернусь, а ты можешь остаться здесь и стать Конрадом Бландом!

Сейбл замер от напряжения, внутри у него все оборвалось. Он вдруг ощутил, что волна нерешительности и раздумия коснулась агента, даже пистолет в руках дрогнул. В глазах наемного убийцы появился неподдельный интерес. Инспектор почувствовал, как колени снова начали дрожать, а ладони покрылись липким, холодным потом. Он с ужасом наблюдал, как наемник взвешивает это предложение.

— Действительно, интересное предложение, — наконец признал Джерико. — Пожалуй, единственное интересное предложение с вашей стороны, мистер Бланд. Но каждая профессия имеет свой кодекс чести. Моя требует выполнения обязательств, раз уж мне заплачен аванс.

— Ты не можешь этого сделать! — пронзительно взвизгнул Бланд, и голос его сорвался. — Я — Конрад Бланд!

Джерико приподнял пистолет и прицелился прямо в голову Бланда.

— Нет! — орал Бланд. — Ты не можешь это сделать! Моя работа только началась! Я должен уничтожить Вальпургию, и Землю, и Делур, и… — Пока он выкрикивал все это, его рука потянулась к карману.

Джерико выстрелил не торопясь, спокойно. Голова Бланда кровавыми кусками разлетелась по всему помещению.

— Слава Богу! — выдохнул Сейбл, едва держась на ногах и чувствуя, как невероятное напряжение отпускает его.

— А я полагал, что вы не верите в Бога, мистер Сейбл, — мимоходом заметил Джерико, пряча оружие в кобуру и подходя к трупу Бланда. Он внимательно осмотрел его и удостоверился, что тот действительно мертв.

— Спасибо Господу, спасибо Сатане, и еще больше спасибо вам, — сказал Сейбл, стараясь взять себя в руки.

— В этом нет необходимости, мне отлично заплатили, — возразил Джерико.

— А мне уже казалось, что я — мертвец, — откровенно признался Сейбл, подходя ближе. Он чувствовал, что все его слова сейчас звучат глупо, но остановиться не мог: слишком большое напряжение перенес он за это время.

— Незачем было переживать, — с улыбкой ответил Джерико. — Я бы не позволил вас убить.

— Не понимаю, — нахмурился Сейбл.

— Вы поможете мне выбраться из этой выгребной ямы.

— Но как? — смущенно поинтересовался Сейбл.

— Представления не имею, — откровенно признался Джерико. — Но мне известно из достаточно компетентных источников, что именно вы станете моим пропуском отсюда.

— Кто вам это сказал? — удивился Сейбл.

— Боюсь, сейчас я не могу вам ответить. — Джерико перевернул ногой труп Бланда. — Проклятие!

— В чем дело? — спросил Сейбл. Он понимал, что выглядит сейчас полнейшим идиотом, но молчать не мог. Он наслаждался просто тем, что остался жив. И ему, в сущности, было плевать, что по этому поводу думает агент.

— Да у него вся одежда заляпана кровью.

— И что?

— И теперь я не смогу переодеться в одежду Бланда и выдать себя за него, — выдохнул Джерико. — Это был, пожалуй, единственный способ выбраться отсюда. А теперь у нас ни малейшего шанса. У меня ведь больше нет моих гримировальных принадлежностей, к тому же у него волосы совсем другого цвета. Боюсь, теперь ваша очередь, мистер Сейбл.

— Я представления не имею, что делать, — честно признался Сейбл, мысленно ругая себя за столь глупый ответ.

— Вам надо что-нибудь придумать, и побыстрее, — сказал Джерико. — Нам нельзя оставаться здесь до бесконечности.

— А сколько там снаружи солдат?

— На несколько тысяч меньше, чем было, — насмешливо заметил Джерико. — Но на нашу долю хватит.

— Вы убили так много? — не поверил собственным ушам Сейбл.

— Я убил всего нескольких. Остальных они перестреляли сами, — заметил Джерико с кривой улыбкой. — А теперь, пока вы размышляете над нашим положением, мне надо сделать кое-что еще.

Он подошел к одному из охранников, который сопровождал Бланда из часовни, и вытащил из его кобуры лазерный пистолет. Затем Джерико принялся обходить комнату, методически пристреливая всех несчастных, которые еще оставались живы. Через несколько минут в комнате осталось только двое живых: Джерико и Сейбл.

— Я могу понять ваше желание избавить их от мучений, — проговорил Сейбл, когда Джерико подошел к нему, пряча лазерный пистолет. — Но некоторых из них еще можно было спасти.

— Я знаю, — откликнулся Джерико невозмутимо.

— Что вы хотите сказать? — спросил Сейбл, чувствуя, как по его спине пробежали холодные мурашки.

— Мы с вами будем в большей безопасности, мистер Сейбл, если не останется свидетелей, — сказал Джерико. — Особенно таких, которые могут выжить.

Неожиданно Сейбл засомневался, действительно ли Джерико лучше Конрада Бланда. Чем лучше?

Глава 25

Эмоции лишь захламляют строгий ландшафт интеллекта.

Джерико

— Почему мы не можем выбраться тем же путем, каким вы попали сюда? — спросил Сейбл.

— Мы окружены, вот почему, — ответил Джерико без всяких признаков раздражения. Они стояли посреди зала, и Джерико не спускал взгляда с дверей. — Легко было сойти за одного из солдат Бланда, пока я находился в самой гуще, но сейчас другая ситуация. В ту же секунду, когда они увидят труп Бланда, они поймут, кто я, несмотря на форму.

Его спокойствие встревожило Сейбла. Джерико только что убил человека, которого обожествляла половина планеты. Он находился в окружении тысячи врагов, был практически безоружен, если не считать двух пистолетов, и в то же время вел себя совершенно невозмутимо, словно его это вовсе не касалось.

Более того, он выглядел грозным.

— Незачем облегчать работу солдатам, мистер Сейбл. Помогите мне.

Джерико подошел к трупу охранника и принялся его раздевать. Сейбл тут же понял его замысел, и уже через пару минут все пять охранников валялись голыми в общей куче трупов.

Затем они точно так же раздели Бланда и, по настоянию Джерико, подвесили на крюк.

— Зачем? — спросил Сейбл.

— Люди редко смотрят вверх, — пояснил Джерико, отступая и вытирая со лба пот. Он направил лазер на труп и уничтожил все, что было выше плеч. — Теперь-то его труднее узнать.

Сейбл уставился на Джерико и изумленно покачал головой. Он вдруг понял, что для Джерико это было всего лишь делом, привычным и понятным. Он так же заботился о деталях, как какой-нибудь рыночный торговец, выкладывающий товар на обозрение.

— Вот и ладно, мистер Сейбл, — сказал Джерико. — Давайте соображать теперь, как отсюда выбраться. Я явно не могу притвориться Бландом. И охранником тоже притвориться не могу.

— Все-таки я не пойму, почему бы нет?

— Да потому, что тогда я был бы вынужден вас убить. Бланд бы вас не оставил в живых, — пояснил Джерико бесстрастно. — Нет, выход из положения кроется в вашем присутствии здесь. Вы — ключевое звено. — Он сделал паузу. — Да, а что вы вообще здесь делаете? Почему вы не в Амаймоне?

И тут Сейбла осенило, как они будут выбираться. Ему так и не вернули его сумку, поэтому переодеться он не успел. Он порылся в кармане и вытащил сложенный лист бумаги.

— Что это? — спросил Джерико.

— Это приказ, который уполномочивает меня сопровождать вас в Амаймон.

— А в каком преступлении я обвиняюсь? — спросил Джерико, неожиданно заинтересовавшись.

— В убийстве Парнелла Барнема.

— Прекрасно. Тогда меня и не надо будет представлять как потенциального убийцу Бланда.

— Почему потенциального?

— Не думаете же вы, что мы сумеем выбраться отсюда, если все будут знать, что Бланд мертв? — с явной иронией спросил Джерико.

— Я не… — начал было Сейбл, но тут взгляд его упал на рацию. — Вы сошли с ума! Этот номер не пройдет!

— Я достаточно слушал этого подонка и без труда сумею сымитировать его, — сказал Джерико. — Вам, правда, придется помочь мне, подсказать, как он обычно строил свои предложения и интонацию.

— Нам никто не поверит.

— Вы удивитесь, мистер Сейбл, чему только не верят люди в экстремальных ситуациях. Они мрут как мухи за пределами этой церкви и при этом даже не знают, кто их враг. Поверьте, их будет легче провести, чем вы думаете. — Он задумался. — А кто-нибудь, кроме Бланда, знает, что я убил Парнелла Барнема!

— Глава его охраны, Бромберг.

— Ну а имя? А воинское звание? Сейбл пожал плечами.

— Ну хорошо, — продолжал Джерико. — Обойдемся просто Бромбергом. Вон в той куче одежды я заметил ручки и по крайней мере две записные книжки, мистер Сейбл. Я хотел бы, чтобы вы написали сообщение, что поймали убийцу и занимаетесь им лично. Только написать это надо словами Бланда. Если он любил точность, то составьте такое же точное сообщение. Я хочу, чтобы он вызвал сюда Бромберга и распорядился насчет взвода охраны, который через пять минут проводит вас и вашего пленника к личному самолету Бланда. Он-то и доставит нас в Амаймон. Наверняка будут вопросы, поэтому на отдельном листке напишите для меня ряд выражений, которые наиболее часто использовал Бланд, чтобы подтвердить свою власть и невозможность оспорить приказы.

— Хорошо, — сказал Сейбл. Брезгливо покопавшись в куче тряпья, он выудил ручку с блокнотом и вернулся к Джерико. — Но даже если это и сработает, мы будем выглядеть подозрительно, когда сюда явится Бромберг и увидит только нас двоих.

— В этой комнате сотни людей, — заметил Джерико. — Ему понадобится несколько минут, прежде чем он сообразит, что лишь двое из них еще живы.

Сейбл составил необходимый текст. Джерико включил рацию, подобрал микрофон и принялся передавать сообщение дискантом Бланда, имитируя с такой точностью, что Сейбл встревожился. В то же время инспектор ощущал некое благоговение. И дело было не в том, что Джерико совершил невозможное, а в том, что проделывал он это легко, почти небрежно.

Мгновением позже в одну из дверей постучался Бромберг. Сейбл пропустил его и тут же запер дверь. Бромберг не успел сделать и десяти шагов, когда Джерико уложил его наповал лазером.

— Теперь надо пошевеливаться, — бросил Джерико Сейблу, кидая лазер и нож через комнату и начиная раздевать начальника охраны. Инспектор помог, и мгновение спустя они добавили новый труп к остальным, а мундир спрятали в куче.

Джерико кинул Сейблу наручники, которые вытащил из кителя Бромберга.

— Наденьте на меня, — проинструктировал он инспектора. — Все должно выглядеть натурально. Потом отопрете двери, возьмете пистолет у меня из кобуры и будете держать меня под прицелом.

Сейбл повиновался. Не прошло и пары секунд, как вошел взвод сопровождения.

— Где же господин мой Бланд? — осведомился старший, стоя под раскачивающимся трупом Бланда.

— Здесь его нет, — сказал Сейбл. — Кризис миновал.

Старший подозрительно осмотрел аудиторию и снова взглянул на Сейбла.

— Господин мой Бланд упомянул о сопроводительном документе. Разрешите взглянуть?

Сейбл вручил составленный им документ. Старший внимательно прочел бумагу и вернул ее инспектору. Его настороженность прошла.

— Понятно, — произнес он. — Следуйте за мной.

Джерико послушно направился за солдатом, а Сейбл, все еще ожидая, что весь мир вот-вот обрушится на него, последовал за ними. Они молча пробрались между трупов, вышли на улицу и принялись обходить множество сожженных остовов танков и машин возле церкви.

С полчаса они неслись на легковушке по тихим, мертвым улицам Тиферета, пока наконец машина не затормозила у частной взлетной полосы Бланда, на северной окраине города. Не спуская пистолета со спины Джерико, Сейбл поднялся по трапу, каждую секунду ожидая, что гнетущая тишина взорвется криками, ревом сирен и выстрелами.

Но ничего не произошло, и как только двери за ними закрылись, самолет выехал на взлетную полосу, прибавил скорость и стал медленно подниматься в голубое небо. Едва набрав высоту, он круто развернулся и полетел на юг, к Амаймону.

Сейбл посмотрел в иллюминатор, когда они пролетали над Тиферетом. Сверху он ничем не отличался от других городов, разве что на улицах не было видно движения. Посторонний наблюдатель никогда не сумел бы догадаться о том, что происходит внизу. Ничто не говорило о знаменательном событии: суперпалач уничтожил суперсадиста.

Глава 26

Проявлять сочувствие убийце — значит оскорблять его жертвы!

Джерико

Помиловать убийцу — значит оскорбить память его жертв.

Джон Сейбл Кабина самолета была покрыта пушистым белым ковром из шкур какого-то арктического животного. Здесь стояли два стула и кушетка из резного дерева, столик возле кушетки был снабжен баром.

— Вот теперь можете снять с меня наручники, — сказал Джерико, поудобнее устраиваясь на стуле и протягивая руки Сейблу через стол.

— Нет, я не могу это сделать. — Сейбл качнул головой, усаживаясь на кушетку. Он все еще держал Джерико на прицеле и, похоже, не хотел опускать пистолет. Когда самолет накренился в крутом развороте, Сейблу пришлось ухватиться за кушетку левой рукой, чтобы не свалиться.

— Почему? — ничуть не удивился Джерико.

— Да потому, что первым делом вы убьете меня, — ответил Сейбл. — Теперь, когда мы выбрались из Тиферета, я вам больше не нужен, а уж ваши взгляды на свидетеля я хорошо знаю.

— Ну, если вам так спокойней, оставьте наручники на мне, — пожал плечами Джерико. — Надеюсь, когда мы приземлимся в Амаймоне, вы все же их снимете.

— Я еще не решил, — сказал Сейбл.

— Разрешите заметить, что я спас вашу жизнь в Тиферете, мистер Сейбл.

— Знаю.

— Так в чем же дело? Сейбл глубоко вздохнул:

— Я не похож на вас, вы думаете на ходу, принимаете решения мгновенно и, похоже, никогда не испытываете сомнений. Я же устроен иначе. Я все делаю тщательно и медленно. Когда ко мне попадает дело, я проверяю каждое доказательство, раскладываю все по полочкам и лишь тогда принимаю решение.

— И над каким же делом вы теперь работаете? — сухо поинтересовался Джерико.

— Над вашим, — отозвался Сейбл. Он выглядел обеспокоенным.

— По какому праву вы судите меня, мистер Сейбл?

— Я видел вас рядом с Конрадом Бландом, — сказал Сейбл. — И ни у кого нет такого права, как у меня, чтобы судить о вас.

— Да вы, похоже, расстроены?

— Да, — признал Сейбл. — Вы убили Бланда, и это требовалось сделать, вы спасли мою жизнь, и я вам благодарен. Но не знаю, можно ли позволить вам остаться в живых.

— Надеюсь, вы не сравниваете меня с Бландом? — улыбнулся Джерико в ответ.

— Нет, нет, вы гораздо более опасны, чем он.

— Не глупите, мистер Сейбл.

— Я пытаюсь быть честным, — признался инспектор. — Если бы ситуация сложилась иначе, сумел бы Бланд убить вас?

— Понятия не имею, — пожал плечами Джерико.

— Не притворяйтесь! — вспылил Сейбл. — Мы тут в бирюльки играем, что ли?

— Ладно, мистер Сейбл, — сказал Джерико, старательно взвешивая слова. — Ни при каких обстоятельствах Конрад Бланк не смог бы убить меня.

— Я это знаю.

— И все-таки нет причин сравнивать нас, — возразил Джерико.

— Ошибаетесь, есть, — ответил Сейбл — Вы оба убивали походя, всех подряд.

— Но ведь по разным причинам.

— Он убивал, повинуясь импульсу. Вы убиваете из расчета. До посадки в Амаймоне мне нужно решить, что несет в себе большее зло.

— Не согласись я убить Бланда, он бы уничтожил всю планету.

— У него не было выбора, — заметил Сейбл. — Для него не существовало альтернативы. А скольких убили вы на пути к Тиферету?

— Двадцать одного.

— Зачем?

— Так было необходимо.

— А почему вы убили Ибо Убусуку?

— Он подозревал о моей миссии, а если еще не подозревал, то вскоре бы заподозрил. — В голосе Джерико не прозвучало ни сожаления, ни участия.

— Ну и что? — спросил Сейбл. — Он же работал на Республику. Он же был на вашей стороне.

— На моей стороне только я один.

— А вы всерьез думали над его предложениями или просто собирались оставить его в живых?

— Конечно, — отозвался Джерико. — Как вы сами указали, я не действую из импульсивных побуждений.

— Но вы же все равно его убили, — Так было необходимо.

— А Гастон Леру?

— Еще одно звено.

— Но он же вас видел в гриме, он же не знал ни вашего имени, ни как вас отыскать.

— Его жизнь была ничтожна по сравнению с моей целью.

— А что бы произошло, оставь вы его в живых? — настаивал Сейбл.

— Пожалуй, ничего, — признал Джерико.

— Так почему же вы его убили?

— Я предпочитаю не рисковать, мистер Сейбл.

— Но он же мыслящее существо.

— Бланд изничтожил десятки тысяч мыслящих существ, — возразил Джерико.

— Знаю. А вы испытывали к ним какие-нибудь чувства?

— К кому? — озадаченно спросил Джерико.

— К жертвам Бланда.

— А какая разница? Я все-таки вовремя его остановил.

— Нет, разница есть! Почему вы убили Бланда?

— Не понял вопроса.

— Вы же слышали: почему вы убили Конрада Бланда?

— Это моя работа, мне заплатили.

Сейбл снова вздохнул и отвернулся к иллюминатору. Глядя невидящими глазами на пустынные нагромождения облаков, он несколько минут размышлял над тем, что увидел и услышал за последние несколько дней. В его голове факты складывались в удивительно четкую пирамиду, где все постепенно, по мере того как он сравнивал и обдумывал, становилось на свои места. Он все еще не мог прийти к выводу насчет Джерико. Это был наемный убийца, который уничтожил Конрада Бланда. Имел ли право Сейбл осуждать этого человека? На такой вопрос он должен был ответить, и как можно быстрее.

Наконец он оторвался от проплывавшего под крылом самолета пейзажа, выпрямился и решительно взглянул прямо в прищур пронзительных глаз Джерико.

— Вы приняли решение, — констатировал Джерико.

— Да.

— И?..

— С этого момента, — сказал Сейбл, — вы находитесь под арестом за убийство Парнелла Барнема. Считаю своим долгом предупредить, что все сказанное вами может быть использовано против вас.

Почти в трех тысячах километров от них Люси Белоглазая улыбнулась, закрыла глаза и умерла.

Глава 27

Бог и Сатана — каждый в своей клетке. Теперь с миром все в порядке.

Джон Сейбл

Сейбл стоял между Пьером Вешински и Орестом Мелой на маленьком кладбище на окраине Амаймона и пристально следил, как опускают в землю простой гроб.

За последние четыре дня события развивались слишком стремительно. Правосудие на Вальпургии не заставило себя ждать. Суд здесь и всегда был скорым, но теперь он вершился с такой скоростью, словно сам Сатана гнался за ним по пятам. Через два часа после возвращения из Тиферета Джерико судили в маленькой комнатенке, без присяжных заседателей, без газетчиков и стенографа, и даже Сейбла не пустили на это заседание. Джерико признали виновным по всем пунктам, приговорили к смертной казни и посадили в одиночную камеру строгого режима, где он убил двух охранников и уже успел добраться до служебной лестницы, когда его перехватили и вернули обратно. Пока Джерико совершал попытку к бегству, множество чиновников и теософов совещались за закрытыми дверями. К ночи они достигли договоренности, и через пару часов приговор был приведен в исполнение.

Похороны Джерико задержали до тех пор, пока тремя днями позже не прибыл мистер Мела, представлявший Республику. Он потребовал — и заполучил — обмеры и фотографии тела.

Сейбл стоял, не обращая внимания на накрапывающий дождик. Он утомленно наблюдал за тем, как засыпали могилу.

— Что, никакого памятника? — поинтересовался Вешински.

— Мы не знаем его имени, — отозвался Сейбл.

— Его кодовое имя было Джерико, — сказал Мела, запахнув поплотнее куртку. — Но до сих пор никто не знает его настоящего имени.

— Что ж, — заметил Вешински. — Самое главное, что он все-таки исполнил свою миссию.

— Полностью с вами согласен, — проговорил Мела. — Он решил насущную проблему Республики. И безусловно, то, что вы поймали Джерико и привели в исполнение приговор, еще один плюс в вашу пользу.

— И все-таки поразительно, как ему удалось зайти так далеко, практически не встречая никакого сопротивления?

— Кому? — спросил Сейбл.

— Бланду, конечно, — ответил Вешински.

— Кто знает? — сказал Мела. — Но самое главное, что он мертв.

— Верно, — согласился Вешински и с ироническим смешком добавил:

— Мы даже учредили национальный день траура по Бланду.

— День траура по этому монстру? — удивился Мела. — Что же произойдет, когда народ узнает, что на самом деле случилось в Тиферете?

— Никто не узнает, — возразил Вешински.

— Рано или поздно правда все равно выйдет наружу, — упорствовал Мела.

— Да кто же скажет им правду, мистер Мела? — осведомился Вешински. — Вы ли, кто заказал его смерть? Или правительство, которое умоляло вас послать Джерико? Или же теософы, что потребовали для Бланда убежища, а потом утратили всякое влияние на него? Нет, единственный, у кого было что рассказать им, — это Джерико, но он мертв.

— А как насчет прессы?

— Мы контролируем прессу, — отозвался Вешински с улыбкой. — В наших общих интересах считать Бланда мучеником, как и то, что убийцу судили и приговорили к смерти за совершение различных преступлений. Разве не так, Джон?

— Да, Пьер, все верно. — «Пусть даже, — мысленно добавил он, — совсем по иной причине».

Дождь полил сильнее, и трое мужчин оставили безымянную могилу и вернулись на стоянку машин. Вешински предложил, чтобы водитель Сейбла отвез Мелу в космопорт, а сам пригласил инспектора в свой лимузин.

— Я хочу, чтобы ты знал, Джон, что мы все гордимся тобой. Тебя ждет блестящее будущее.

— Благодарю, — сказал Сейбл равнодушно.

— Само собой, тебя повысят в чине, поднимут зарплату, и, строго между нами, я так понял, что городской Совет собирается наградить тебя на небольшой торжественной церемонии.

— Замечательная мысль.

— Не похоже, чтобы ты очень радовался. Какой-то ты кислый, — озабоченно заметил Пьер. — После возвращения ты просто сам не свой.

— После Тиферета мне надо какое-то время, чтобы прийти в себя.

Вешински протер запотевшее стекло, глядя, как дождь поливает и без того мокрые улицы.

— На что это было похоже? — нарушил он наконец тишину.

— Ты видел резьбу на двери церкви Посланцев Мессии? — спросил Сейбл. Вешински кивнул. — Так вот, реальность была еще хуже.

— Понятно, — задумчиво ответил Вешински. — Мела был на Новой Родезии сразу после бегства Бланда, он кое-что рассказал.

— Что бы он там ни видел, это не могло быть хуже, чем в Тиферете.

Сейбла передернуло, он поднял воротник, словно его бил озноб. Они снова помолчали.

— Ну как там Сибоян?

— Нормально.

— Как она восприняла новость о смерти Бланда?

— Как все остальные, — сказал Сейбл тихо. — Жалела, что мне не удалось его спасти.

— Ты ничего ей не рассказывал?

— Я не обсуждаю свои расследования за пределами кабинета.

Вешински улыбнулся:

— Весьма мудро с твоей стороны, Джон. — Он зажег сигару и предложил коробку Сейблу, но тот отказался. — У меня есть пара билетов на бокс на следующей неделе. Не хочешь пойти?

— Спасибо за приглашение, Пьер, но, боюсь, я столько видел насилия, что на ближайшее время с меня хватит. Лимузин свернул на улицу, где жил Сейбл.

— Одно мне непонятно, — сказал Вешински. — Если Бланд был действительно воплощением всего того, о чем рассказывали мне ты и Мела, то почему ты не отпустил Джерико?

Сейбл долго задумчиво смотрел на старого друга, гадая, можно ли объяснить ему, можно ли объяснить вообще. В конце концов он просто пожал плечами:

— Он нарушил закон.

Вешински уставился на багровый кончик тлеющей сигары, а затем произнес:

— Ну, раз ты так хочешь, тема закрыта. — Лимузин остановился напротив дома Сейбла. — Пока, еще увидимся, Джон. Да не будь таким мрачным, ты же герой!

Сейбл вышел из машины, помахал другу с крыльца, проводив лимузин пристальным взглядом, а потом вошел в дом. Дети были в школе, Сибоян ходила по магазинам, и даже кошка куда-то исчезла.

Он бродил из комнаты в комнату, размышляя, сумеет ли когда-нибудь забыть все, что произошло в Тиферете. И перестанет ли его донимать вонь от разлагавшихся трупов? Он прошел мимо статуэтки богини Кали и покосился на нее. А может, лучше убрать ее куда-нибудь подальше в шкаф? Как он проделал это с бафометом у себя в кабинете. Однако решил, что не стоит.

Сибоян по-прежнему верила, да и дети так глубоко веровали, как могли только дети, и если когда-нибудь они встретятся со своими Тиферетами — Сейбл страстно надеялся, что этого не произойдет, — тогда они сами уберут статуи. Ну а пока для него эти раскрашенные боги представляли собой всего лишь гипс и краску, и больше ничего.

Он прошел в спальню и медленно переоделся в рабочий комбинезон. Дождь прекратился, сквозь облака стало просвечивать солнце, и Сейблу предстояло много сделать. Сад, как и его жизнь, был в состоянии временного беспорядка. Ему придется как следует поработать над тем и другим.

«По крайней мере, — подумал он со вздохом, — сорняки выполоты. Сад сумел пережить тьму и холод ночи. Конечно, потребуется время, но он снова расцветет и будет расти».

И сосредоточенно принялся за садовые работы.