/ Language: Русский / Genre:sci_history,

Под Сенью Восьмиконечного Креста Мальтийский Орден И Его Связи С Россией

П Перминов


Перминов П

Под сенью восьмиконечного креста (Мальтийский орден и его связи с Россией)

П. ПЕРМИНОВ

Под сенью восьмиконечного креста

(Мальтийский орден и его связи с Россией)

СОДЕРЖАНИЕ

Вместо предисловия

Под знаком благочестия и послушания

Родосская эпопея

Триполийский эпизод

Свой остров

Великая осада

Рождение Валлетты

Годы Корсо

У истоков "русской легенды"

У шевалье Жозефа Галеа

Век Просвещения и Мальта

Маркиз Кавалькабо на Мальте

Острожское дело

Заговор священников

Пальмовая ветвь князя Потемкина

Ветры революции

"Романтический наш император..."

Наполеон на Мальте

Русский Coup dEtat

Мальтийские кавалеры из села Гнездиловка

Стакан лафита

Ушаков и Нельсон

Папа и император

"Мальта не нужна России"

Последние крестоносцы

Мальтийские реликвии в России

Приложения

Примечания

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Впервые мне довелось увидеть Мальту в июле 1986 года, когда "Боинг" с восьмиконечным мальтийским крестом на фюзеляже, накренившись, пошел на посадку в аэропорту Лука. В лучах заходящего солнца Мальта похожа на бирюзового жука-скарабея, застывшего на золотистой глади Средиземноморья. Крутые скалистые берега сковывают кажущиеся неподвижными мраморные прожилки прибоя.

С высоты остров выглядит до странного маленьким. Садимся, как на палубу авианосца. Короткие формальности в таможне и иммиграционной службе и наш автомобиль, шелестя шинами на крутых поворотах, мчится по серпантину шоссе, вырубленного в известковых скалах. На Мальту опускаются влажные средиземноморские сумерки. Мощный свет галогеновых фонарей отражается в лоснящемся, не по-нашему гладком асфальте. Левостороннее движение напоминает о том, что в течение более полутора веков, вплоть до сентябрьского дня 1964 года, когда в небе Валлетты впервые взвился бело-красный флаг независимой Мальты, порядки здесь определяли англичане.

От аэропорта до Валлетты - шесть километров пути. Встретивший нас советский консул в Валлетте Сергей Давыдов рассказывает, что столица Мальты давно уже практически срослась с несколькими городками, вытянувшимися от знаменитой Большой гавани до бухты Сент-Джордж. Три "города рыцарей" Калькара, Витториозо и Сенглеа, - стоящие на противоположном берегу Большой гавани, входят в зону торгового порта. Многочисленные приезжие предпочитают останавливаться в гостиницах и пансионатах Слимы - центра туристической индустрии Мальты - или в новостройках Сент-Джулиана и Пачевиля. Те же, кого, как и нас, интересует история Мальтийского ордена, манит рыцарская романтика, предпочитают Валлетту. {3}*

Минуем Хамрун, небольшой уютный городок с аккуратными виллами, будто перенесенными сюда с Британских островов, и вливаемся в поток автомашин на широкой, застроенной многоэтажными зданиями улице Санта Анна. Мы - во Флориане, бывшей некогда предместьем столицы. Слева проплывает, поворачиваясь, массивный корпус гостиницы "Финикия", где в 1942 году союзники разрабатывали планы захвата Сицилии. За старинным фонтаном, разбитым в середине площади, - Порто Регале, главные ворота Валлетты, к которым со стороны Флорианы ведет мост, перекинутый через глубокий, поросший густым кустарником ров. За ним поднимаются мощные, укрепленные контрфорсами стены и бастионы Валлетты.

Оставив вещи в номере скромной гостиницы "Осборн", выходим на прогулку.

Валлетта - цитадель знаменитого Мальтийского ордена - покоряет с первого взгляда. Ее особое, ни с чем не сравнимое обаяние чувствуешь с первых шагов по немноголюдным в вечерний час улицам. Расстояния здесь невелики. От городских ворот до форта Сент-Эльмо, стоящего на крутом скалистом берегу у входа в Большую гавань, минут сорок ходьбы. У строгой четырехгранной колокольни шотландского собора Сент-Эндрю сворачиваем в узкую улочку, круто сбегающую вниз, к набережной Мерсамкшетт. Минуем старинное здание со стрельчатыми готическими окнами. Когда-то Вальтер Скотт работал здесь над своим последним романом из жизни рыцарей-госпитальеров *. Рядом скульптурная группа: рыцарь в супервесте ** благочестиво преклонил колено перед девой Марией с младенцем Христом на руках.

Глухой удар пушки, за которым, детонируя и рассыпаясь далеким эхом, следуют другие, застает нас у гранитного парапета набережной. На ней, несмотря на поздний час, полно гуляющих. Небо над островом расцвечивается огнями бесчисленных фейерверков, отражающихся в маслянисто черной воде. К бурному удовольствию публики пушки бьют, не переставая. Воздух вздрагивает, как при артобстреле. У первого повстречавшегося прохожего выясняем, что фейерверк устроен по случаю отмечавшегося в тот день религиозного праздника. Мальтийцы - ревностные католики. На острове 57 церковных приходов, и крестные ходы - с выносом хоругвей, богато убранных фигу-{4}рок святых, патронирующих местную церковь, - приходятся чуть ли не на каждое воскресенье. Расходы на народные гулянья и фейерверки - и немалые оплачиваются Ватиканом.

По крутым ступеням лестницы, поднимающейся к увенчанному массивным куполом католическому собору, возвращаемся в центр города. Не торопясь, шагаем по улице Республики. Центральная магистраль мальтийской столицы прямым лучом пересекает полуостров Шеберрас, на котором стоит Валлетта. Тесно прижавшись друг к другу, замерли бесчисленные туристические магазины с опущенными на ночь металлическими шторами. Чугунные пушки охраняют кафедральный собор Св. Иоанна. Памятник королеве Виктории перед зданием Национальной библиотеки поблескивает старинной бронзой в свете ночных фонарей. Двое полицейских в черной форме тихо переговариваются в арке бывшего Дворца великих магистров, где ныне размещаются парламент и канцелярия президента республики. Улицей Сент-Пол выходим к кажущемуся еще более громоздким в темноте зданию прославленного Госпиталя, где в далекие времена рыцари на серебряных тарелках подавали пищу больным и пилигримам. Сейчас здание Госпиталя, сильно пострадавшее от налетов фашистской авиации в годы второй мировой войны, переоборудовано под Центр проведения международных конференций. С бельведера садика Гран Баракко, название которого напоминает о том, что на этом месте стояла когда-то казарма английских войск, любуемся величественным видом на Большую гавань - морские ворота Мальты. Мерно мигает маяк с форта Рикасолли. На противоположной стороне - в доках Витториозо - города рыцарей, - давая короткие гудки, швартуется сухогруз.

Эта вечерняя прогулка надолго осталась в памяти. Неширокие улочки, пересекающиеся под прямым углом; над тротуарами нависают резные деревянные балконы-лоджии в мавританском стиле, придающие Валлетте сходство со старыми районами Каира, Дамаска и Триполи. Затейливая лепнина карнизов, в нишах угловых домов - статуи святых с лампадками, тлеющими над ящичками для пожертвований.

Трудно сразу осознать, в чем кроется секрет очарования Валлетты. Лишь изрядно поколесив по городу, полистав старинные фолианты в Национальной библиотеке, приходишь к пониманию того, что мощные крепостные сооружения, форты и бастионы, храмы и дворцы сливаются в удивительно гармоничный ансамбль, соединяющий средневековый аскетизм рыцарской архитектуры, гуманизм позднего Возрождения (Валлетту стро-{5}или и украшали лучшие европейские архитекторы и художники второй половины XVI века) и изысканное итальянское барокко - стиль галантного XVIII века.

Этот ансамбль, печально-прекрасный ночью, днем, при сиянии щедрого средиземноморского солнца, начинает звучать, как слаженный симфонический оркестр. Узкие улицы озаряет многоцветье красок: флаги и транспаранты бесчисленных карнавалов и религиозных праздников, ярко раскрашенные статуи святых, распахнутые двери и сияющие витрины сотен магазинов для туристов, шум, гомон, музыка, цоканье копыт по брусчатке мостовой - это нарядно убранные конные экипажи развозят туристов в разные концы города, - и совсем рядом - прохладная тишина собора Св. Иоанна, где тихо поет виолончель: идет репетиция вечернего концерта.

Валлетта - огромный музей под открытым небом. Мемориальные таблички на стенах церквей и дворцов - своеобразный путеводитель по бурной истории острова. Одни из них напоминают об эпизодах Великой осады, когда рыцари-иоанниты за век до поражения турок под стенами Вены остановили османскую экспансию в Средиземноморье. Другие - о восстаниях мальтийцев против иноземных оккупантов. Третьи увековечивают память о визитах на остров многочисленных коронованных особ с берегов Альбиона.

История здесь накрепко спаяна с современностью. В доме, где в памятном для Мальты 1798 году останавливался Наполеон, ныне располагается министерство иностранных дел. Здание обержа Кастильи, служившее некогда пристанищем для рыцарей - выходцев из Испании, сегодня стало резиденцией мальтийского правительства. В форте Сент-Эльмо разместился военный музей, во Дворце великих магистров - тоже музей, но там же, как уже упоминалось, работает президент республики и находится зал заседаний парламента. И только театр Маноэля - один из старейших в Европе - и по сей день остается театром. Он носит имя великого магистра де Вильены, которого полюбившие его за щедрость и веселый нрав мальтийцы до сих пор предпочитают называть просто Маноэлем.

К Ордену Св. Иоанна, чей восьмиконечный крест был простерт над островом в течение двух с половиной столетий, на Мальте относятся, как и к другим страницам своей истории, со спокойной доброжелательностью. Мальтийцы обладают счастливой способностью не отторгать, а впитывать в себя то лучшее, что принесло им соприкосновение с другими цивилизациями. Белый крест рыцарей стал национальным символом Мальты, {6} хотя, надо признать, далеко не всем великим магистрам Ордена удалось занять в народной памяти столь же почетное место, как Маноэлю де Вильена.

Сегодняшняя Мальта - микрокосм пестрой, многоцветной средиземноморской культуры. Ее древняя земля хранит следы присутствия финикийцев и греков, римлян и вандалов, арабов и испанцев. Однако ко всему, что связано с памятью о рыцарях Св. Иоанна, на острове особое отношение. Не случайно экскурсии по Валлетте неизменно начинаются с посещения Дворца великих магистров, стоящего в центре древнего города.

И вот мы на площади Республики. Массивный двухэтажный фасад дворца, сложенного из песчаника, по-монашески строг. Два арочных прохода ведут во внутренние дворики, один из которых известен под названием двора Нептуна (из-за бронзовой статуи бога моря, стоящей в нем под сенью вековых лип).

Ступив под своды обрамляющей двор галереи, направляемся к оружейной палате, хранящей одну из самых богатых в мире коллекций средневекового оружия. Собирать оружие и хранить его в одном месте рыцари начали сразу же после того, как обосновались на острове в 1530 году. В 1555 году великий магистр де ля Сенгл приказал считать все имеющееся у рыцарей оружие собственностью Ордена и хранить его во Дворце великих магистров. Оно раздавалось рыцарям только в час опасности. Со временем в оружейной палате скопился целый арсенал. Еще в середине XVIII века, при великом магистре Пинто, здесь имелось достаточно оружия для вооружения 25 тыс. человек. Коллекция изрядно поредела только к концу XVIII века, в эпоху упадка Ордена. В 1763 году значительная часть устаревших к тому времени секир и боевых топоров была перелита на пушки. Однако и сегодня в экспозиции оружейной палаты можно видеть 5721 предмет, представляющий все виды рыцарского оружия, начиная от осадных пушек и кончая кинжалами всевозможных размеров и форм. Здесь собраны мечи и шпаги, алебарды самых затейливых конфигураций, копья, боевые топоры, аркебузы, пистоли, конская сбруя, щиты, кольчуги и даже единственная в своем роде комбинация сабли и пистоля.

В центре одного из залов замерла выстроившаяся в порядок рота испанских аркебузиров. Восковые фигуры, выполненные в человеческий рост, одеты в подлинную одежду XVI века. Вороненые шлемы, алебарды в руках. Немного воображения - и представляешь этих солдат шагающими в пышной свите великого магистра дель Монте, вступающего в новую столицу Ордена. {7}

В застекленном шкафу у стены - доспехи одного из самых замечательных деятелей Мальтийского ордена - великого магистра Жана Паризо де ля Валетта *, в которых он, по легенде, руководил обороной Мальты во время Великой осады в 1565 году. Вороненая сталь колета поблескивает под лучами электрических ламп. Налокотники снабжены острыми шипами. Ни одной вмятины, ни следа ржавчины - время словно бы пощадило их.

На расположенном рядом стенде можно видеть выцветшую фотографию кинжала удивительно тонкой работы. Он был подарен ля Валетту испанским королем Филиппом II вместе с рыцарским мечом в память о Великой осаде. Долгое время оружие великого магистра находилось в соборе Св. Иоанна, где хранятся самые драгоценные реликвии Ордена. Сегодня же посетителям дворца приходится довольствоваться фотографиями. Меч и кинжал ля Валетта вместе с другими сокровищами Ордена были вывезены с Мальты Наполеоном. В настоящее время они находятся в Лувре.

Дворец великих магистров неоднократно перестраивался английскими генерал-губернаторами, избравшими его после захвата Мальты Великобританией в 1801 году в качестве своей резиденции. К нему, в частности, было пристроено боковое крыло, окружающее второй внутренний дворик, названный именем принца Альфреда, в честь первого визита на Мальту в 1850 году принца Эдинбургского.

Интерьер дворца отмечен сухой элегантностью. Мраморная винтовая лестница с очень низкими ступенями ведет на второй этаж, где находились тронный зал, салон и личные покои великого магистра.

В зале, где в наши дни проходят заседания мальтийского парламента, во времена рыцарей собирался конвент при великом магистре. Его стены, разделенные широкими зеркалами, покрыты красной дамасской краской. На фризе - фрески кисти Маттео д'Алеччио, написанные в 1601-1622 годах. На них изображены военные победы Ордена. В торце зала, там, где ныне стоит трибуна спикера парламента, когда-то возвышался трон великого магистра, обтянутый розовым бархатом с золотым рисунком. На нем в торжественные дни восседал сам глава Ордена госпитальеров в берете и черном одеянии с белым мальтийским крестом на груди. По одну сторону от него сидел настоятель собора Св. Иоанна, по другую - епископ Мальты. Между {8} великим магистром и епископом обычно располагался заведующий канцелярией великого магистра с двумя помощниками, ведшими протоколы заседания Совета. Рыцари, входившие в свиту великого магистра, стояли за троном. Массивные кресла, расставлявшиеся строго по старшинству, предназначались для приоров восьми языков, входивших в Орден. Их заместители - лейтенанты - и рыцари Большого креста находились здесь же.

Когда-то Дворец великих магистров был полон даров Ордену и трофеев, захваченных рыцарями. Великолепные картины кисти Маттео Прети висели рядом с портретами адмиралов галер Ордена. Хрустальные подсвечники из Мерена, французские гобелены, ковры из Дамаска, дубовые панели из Сицилии, резные серванты из Амстердама, тяжелые лиссабонские занавеси, кованые щиты и гербы из Нюрнберга, фарфор из Дрездена, гамбургские кресла в готическом стиле казалось, вся Европа стремилась побаловать подарками своих любимцев.

Здесь, как и всюду на острове, воедино переплелись день вчерашний и сегодняшний. На полу - выложенный из цветной мозаики герб независимой Мальты - ладья с поднятыми парусами на фоне восходящего солнца. В вестибюле парадной лестницы - мраморная доска с именами английских генерал-губернаторов. К слову, доски эти, запечатлевшие целую летопись подвигов британской колониальной администрации, встречаются во дворце на каждом шагу, как бы символизируя неистребимо поселившийся в нем дух казенной конторы.

Со стен широкого коридора, идущего по всему периметру второго этажа, на посетителей смотрят портреты 28 магистров, руководивших Орденом в его мальтийский период. Суровые лица, строгие одеяния выглядят еще более торжественно в царящем здесь полумраке. Перед нашими глазами медленно проходит история Мальтийского ордена со времен славной Большой осады до эпохи упадка и разложения, постигших его в XVIII веке.

Нет здесь лишь портрета Павла I, бывшего 71-м великим магистром Ордена Св. Иоанна. Вообще отношение мальтийцев к "романтическому нашему императору", как называл Павла А. С. Пушкин, нас сразу заинтриговало. В ответ на настойчивые просьбы объяснить отсутствие портрета Павла I в галерее великих магистров экскурсоводы и служащие музея лишь отмалчивались или пожимали плечами, явно не желая углубляться в эту почему-то не очень приятную для них тему.

В виде своеобразной компенсации нас привели в "посольский зал" дворца, где рядом с портретами Людовика XIV рабо-{9}ты Труа, Людовика XV Ван Лоо, Людовика XVI Федю и великого магистра Алофа де Виньякура кисти Леонелло Спада выставлен и великолепный портрет Екатерины II. Екатерина изображена на нем в полный рост в длинном шелковом платье и с пальмовой ветвью в руке. На заднем плане видны корабли, выходящие под парусами в открытое море. В правом нижнем углу ясно читается подпись Д. Г. Левицкого.

Наши экскурсоводы обстоятельно и с видимой охотой рассказывали о связях Мальтийского ордена с Россией в царствование Екатерины. Однако, как только речь заходила о Павле I, их энтузиазм иссякал прямо на глазах.

Причины, мягко говоря, сдержанного отношения на Мальте к 71-му великому магистру Ордена Св. Иоанна открылись нам не сразу. И только проведя не одну неделю в Национальной библиотеке Валлетты, побеседовав с учеными, занимающимися историей Мальтийского ордена, начали мы представлять, как непросто складывались отношения России с Орденом Св. Иоанна. Впервые их исторические судьбы вошли в соприкосновение в эпоху Петра, заложившего основы морского могущества России. В царствование Екатерины II между Орденом и Россией были установлены дипломатические отношения. В эпоху же Павла I и первые годы царствования Александра I, вплоть до 1805 года, когда Мальта стала колониальным владением британской короны, связи России с Мальтийским орденом получили совершенно неожиданный поворот.

Впрочем, не будем забегать вперед. Вопрос о развитии отношений России с Орденом Св. Иоанна на их наиболее активном этапе, приходящемся на вторую половину XVIII - начало XIX века, и составляет предмет нашего исследования. Ограничимся пока лишь замечанием о том, что, несмотря на свою кажущуюся академичность, вопрос этот представляется весьма актуальным, по крайней мере для мальтийских историков. Повсюду на острове, нередко помимо нашей воли, мы оказывались в ситуациях, которые так или иначе перекликались с эпизодами русско-мальтийских связей. Вспоминается, как во внутреннем дворике-атриуме Музея изящных искусств Валлетты перед выставленным в нем двухметровым скульптурным изображением А. П. Чехова мальтийский историк Доминик Кутайяр говорил нам о том, что только встреча М. С. Горбачева с Дж. Бушем на Мальте подвела черту под экспансионистской политикой России, якобы еще с петровских времен имевшей виды на Мальту как на свою военную базу в Средиземноморье. За спиной сдержанно жестикулировавшего ученого в наглухо застегнутой ши-{10}нели, с мертвой чайкой в руке сидел Чехов, изваянный из желтоватого мальтийского песчаника знаменитым на острове скульптором Антонио Шортино. Вокруг оживленно переговаривались ребята из соседней школы, приведенные в музей на экскурсию. Многие из них были в свитерах с надписью на груди "Перестройка".

Мальтийцы - открытый народ. Везде - в музеях, библиотеках - с нами охотно обсуждали сложные перипетии отношений России с Орденом. Примечательно, однако, что подавляющее большинство наших собеседников смотрели на них сквозь призму утвердившихся в западной исторической литературе стереотипов об изначальной агрессивности, экспансионистском характере средиземноморской политики русского царизма.

Именно такие беседы и побудили автора этих строк обстоятельно, не упрощая, но и не следуя традиционным схемам, разобраться в том, как же все-таки предстают в исторической ретроспективе связи России с Мальтийским орденом. Для того, чтобы возможно объективнее взглянуть на этот непростой вопрос, начать придется с рассказа об истории возникновения Ордена Св. Иоанна, о которой мы, к сожалению, нередко получали столь же искаженное представление, как и мальтийцы о русской политике в Средиземноморье.

Сразу оговорюсь: перед вами не научное исследование в строгом смысле этого слова, а скорее обзор малоизвестной или вовсе не известной у нас богатейшей литературы об истории Ордена Св. Иоанна. О связях между Россией и Орденом мы расскажем, опираясь на материалы Архива внешней политики России, некоторые западные исследования и книги историков русского зарубежья, проявляющих интерес к различным аспектам русско-мальтийских отношений. {11}

ПОД ЗНАКОМ БЛАГОЧЕСТИЯ

И ПОСЛУШАНИЯ

История Иерусалимского, Родосского и Мальтийского державного военного Ордена госпитальеров Св. Иоанна *, называемого также Орденом иоаннитов, или госпитальеров, уходит своими корнями в глубокую древность. Известный мальтийский историк Г. Шиклуна, долгое время работавший директором Национальной библиотеки Валлетты, пишет, что первое упоминание о монашеском братстве госпитальеров относится к IV веку н. э., когда христианские пилигримы устремились к Святым местам 1. Свое название братство получило от госпиталя, или странноприимного дома, основанного им в Иерусалиме. Госпиталь в Иерусалиме продолжил свое существование и после захвата Святых мест христианства мусульманами. Монахи давали приют паломникам, лечили больных.

Между 1023 и 1040 годами несколько купцов из Амальфи **, города на южном побережье Италии, являвшегося вплоть до конца XVI века одним из центров левантийской торговли, основали новый госпиталь либо же, что вероятнее, восстановили старый, уничтоженный по приказу египетского халифа Хакима. Госпиталь находился в Иерусалиме, недалеко от храма Гроба Господня, и состоял из двух отдельных зданий - для мужчин и женщин. При нем была сооружена церковь Марии Латинской, {12} богослужения в которой отправляли монахи-бенедиктинцы (их монастырь находился недалеко от госпиталя). День поминовения Иоанна Крестителя в церковном календаре стал самым торжественным праздником иоаннитов.

Значение братства госпитальеров особенно возросло в эпоху крестовых походов (1096-1291 гг.). Когда 15 июля 1099 г., во время первого крестового похода, крестоносцы под предводительством Готфрида Бульонского вступили в Иерусалим, они нашли госпиталь действующим 2. В знак благодарности за помощь при взятии города Готфрид Бульонский щедро наградил госпитальеров. Однако, в чем конкретно состояла эта помощь, достоверно не известно. До наших, дней дошла лишь легенда о том, что Жерар, глава монашеского братства, самоотверженно пытался помочь своим единоверцам во время осады. Зная о том, что в стане осаждающих начался голод, он сбрасывал со стены города на головы воинов Готфрида Бульонского не камни, а свежевыпеченный хлеб. Жерара схватили, ему угрожала смерть, от которой он был избавлен чудесным образом: на глазах судей, перед которыми он предстал, хлеб превратился в камни. Многие рыцари вступили в братство; вскоре оно взяло на себя защиту паломников в их путешествиях к Святым местам. Госпитальеры не только строили больницы, но и укрепляли крепости по дорогам пилигримов.

Глава братства госпитальеров (в дни первого крестового похода его называли ректором) брат Жерар был выходцем из Прованса или Амальфи. Судя по всему, Жерар обладал не только замечательным благочестием, позволившим госпитальерам причислить его к лику святых, но был, как это нередко случалось со святыми, дельным организатором. Его усилиями братство было преобразовано в монашеский орден. Когда члены его явились к храму Гроба Господня и в присутствии Иерусалимского Латинского патриарха произнесли три монашеских обета - послушания, благочестия и нестяжания, они вряд ли могли предполагать, что новому Ордену было суждено пережить все остальные средневековые рыцарские ордена и просуществовать до конца XX века.

Происхождение мальтийского креста точно не установлено. Считают, что такой крест носили граждане республики Амальфи. Символически он толкуется следующим образом: четыре конца креста символизируют христианские добродетели, а восемь углов - добрые качества христианина. Белый крест символизирует безупречность рыцарской чести на кровавом поле войны. {13}

В 1104 году Болдуин I, король Иерусалима, признал братство госпитальеров, а в 1107 году выделил им участок земли. С этого же времени госпитальеры начали приобретать земельные владения в различных европейских странах. В 1113 году папа Пасхалий II утвердил устав госпитальеров и предоставил им право самим избирать главу 3. Хартия Болдуина I и булла папы Пасхалия II хранятся в Национальной библиотеке Мальты в Валлетте.

Первым великим магистром Ордена, избранным госпитальерами в преемники Жерару в сентябре 1120 года, был Раймон Дюпюи *. При нем Орден превратился в военно-монашеский и стал называться Иерусалимским орденом рыцарей-госпитальеров Св. Иоанна. К орденскому одеянию был добавлен для рыцарей черный плащ с белым крестом на левом плече. В походе рыцари надевали алый супервест с большим белым полотняным крестом спереди.

По новому уставу Орден был разделен на три класса: рыцарей, капелланов и оруженосцев. Для посвящения в класс рыцарей необходимо было представить доказательства дворянского происхождения, которые впоследствии в разных странах были неодинаковыми; особенно строгими требования были в Германии, где рыцарь должен был доказать дворянское происхождение своего рода в 16 поколениях. Это постепенно превратило Орден иоаннитов в самый аристократический в Европе. Под знаком восьмиконечного креста собирались младшие сыновья знатных фамилий, которые не могли рассчитывать на наследство по прямой линии. Рыцарь обязывался быть монахом и принимал обет безбрачия (за весьма немногими исключениями, когда папа своей буллой освобождал его от такого обета). Однако госпитальеры не были монахами в строгом смысле слова. Они не были обязаны удаляться от мира, не носили одежды, отличной от одежды мирян, за исключением креста на левой стороне груди. Для принятия в два других класса Ордена доказательств дворянства не требовалось.

Раймон Дюпюи разделил Орден по национальностям на так называемые "языки", или "ланги". Их сначала насчитывалось семь: провансальский, овернский, французский, итальянский, арагонский, германский и английский. Впоследствии к ним был добавлен кастильский; английский язык, уничтоженный Генрихом VIII по настоянию англиканской церкви 24 апреля 1540 г., был восстановлен в 1782 году в Баварии под названием англо-баварского; к этому языку были впоследствии отнесены и два русских великих приорства. {14}

Во главе Ордена стоял великий магистр, избираемый пожизненно. В своих действиях он был ограничен капитулом, или конвентом, который был обязан созывать во всех важных случаях. За великим магистром следовали пилье (столпы), или бальи конвентуальные, стоявшие во главе каждого из языков. Затем шли великие приоры, или бальи капитулярные. Все они были кавалерами Большого креста. За ними - командоры и, наконец, просто рыцари. Земельные владения Ордена предоставлялись при условии уплаты в орденскую казну так называемых "респонсий" великими приорами, бальи и командорами. Каждые пять лет великий магистр имел право назначать командором одного из рыцарей. Эти назначения делались обычно по старшинству, однако в отдельных редких случаях учреждались и родовые командорства. Кроме того, существовало несколько командорств, доходами с которых пользовались капелланы и оруженосцы.

Знаком внешнего отличия рыцарей-госпитальеров кроме двух полотняных крестов был золотой, покрытый белой эмалью восьмиконечный крест на черной муаровой ленте, который командоры носили на шее, а простые рыцари - в петлицах. Кавалеры Большого креста также имели подобный крест, но большей величины. Этот крест носился обычно на золотой цепи; над ним располагалась золотая корона, а еще выше - изображение герба рыцаря. С 1691 года устав Ордена разрешил ношение серебряных крестов, а полотняные были заменены шелковыми. Оруженосцы и заменившие их потом донаты носили крест без верхней ветви, наподобие буквы "Т". Устав Ордена предусматривал, что с разрешения папы в рыцари могли приниматься и лица, не удовлетворявшие всем условиям принятия в Орден. Они получали название рыцарей "по милости", в отличие от рыцарей "по праву". В более поздний период существования Ордена появились и так называемые рыцари благочестия, не принимавшие на себя монашеского обета. Кресты благочестия давались и женщинам 4.

В эпоху крестовых походов рыцари-госпитальеры быстро превратились в могучую военную и финансовую силу. Монархи Европы предоставляли им огромные земельные владения, а папы одаряли не менее значительными религиозными привилегиями. Госпиталь оставался предметом особой заботы со стороны рыцарей. Однако, сопровождая караваны пилигримов в Иерусалим, они нередко умели сражаться лучше, чем ухаживать за больными. В этот период боевой дух госпитальеров был значительно выше, чем у остального крестоносного воинства. {15} Госпитальерам приходилось время от времени военной силой прекращать распри в стане крестоносцев.

Монахи-воины с белым крестом на одежде вписали немало ярких, а порою мрачных страница историю крестовых походов. В 1136 году госпитальерам была поручена оборона замка Бетгемлин на юге Палестины. Этот замок имел значение передового форпоста в обороне крестоносцев против сарацинов, контролировавших ключевой в стратегическом отношении порт Ашкалон. Госпитальеры на свои средства укрепили фортификации замка. Убедившись в их высоких боевых качествах, граф Раймон Триполийский передал им еще несколько замков в Палестине.

Совершенно очевидно, что к этому времени великий магистр Раймон Дюпюи уже заручился согласием папы на превращение братства в военно-монашеский орден. Несколько ранее подобное разрешение было дано Ватиканом рыцарям-храмовникам (тамплиерам). Госпитальеры много заимствовали у храмовников, или "бедных рыцарей Христа и храма Соломона", первого из трех военно-рыцарских орденов, созданных в Палестине для борьбы с врагами христианской веры. По примеру храмовников глава госпитальеров, именовавшийся ранее ректором или администратором, получил титул великого магистра. Храмовники, госпитальеры и появившиеся чуть позднее тевтонские рыцари, которые также начали с основания странноприимного дома и лишь затем превратились в чисто военный орден, находились в авангарде крестоносцев в многочисленных сражениях от Антиохии до Иерусалима. Отличительным знаком храмовников был красный крест на белом супервесте, как у участников первого крестового похода. Госпитальеров узнавали по белому восьмиконечному кресту на алом фоне, а тевтонов - по черному кресту, вышитому на их белых плащах.

Госпитальеры были в зените своей славы, когда Саладдин изгнал крестоносцев из Иерусалима в 1187 году. Знаменитый арабский полководец, снискавший себе славу как не только искусный, но и весьма справедливый воин, по каким-то причинам питал к госпитальерам особую антипатию. Попадавших в плен рыцарей он уничтожал без всякой жалости. Впрочем, это было лишь ответом на зверства, которые чинили крестоносцы в Палестине. Еще при первом взятии Иерусалима город был буквально потоплен в крови. В угаре безнаказанного насилия крестоносцы вырезали почти все население города, включая женщин и детей.

Преемник Саладдина султан Бейбарс одержал ряд новых блестящих побед над крестоносцами. Используя распри и меж-{16}доусобицу в их рядах, он овладел большей частью Палестины. В эти трудные для них времена госпитальеры впервые продемонстрировали исключительное умение приспосабливаться к обстоятельствам, не раз выручавшее их впоследствии. В 1236 году папа вынужден был пригрозить госпитальерам и храмовникам отлучением от церкви, обвинив их в том, что они заключили секретное соглашение с мусульманской сектой ассасинов. Ассасины, или хашшишины, получили у европейцев это название от гашиша, который употребляли члены секты, с дерзкой отвагой убивавшие франков ударом кинжала на улицах и площадях городов Леванта, невзирая на то, что сами при этом рисковали жизнью. В 1238 году появилась новая папская булла, обвинявшая госпитальеров в нарушении взятых на себя обетов благочестия и нестяжания. Раздражение Ватикана вызывали и контакты, установленные рыцарями-монахами со знаменитыми во всем средневековом мире сирийскими врачами, у которых они переняли многие секреты арабской медицины.

Можно предположить, что истинные причины нападок Ватикана на госпитальеров были связаны с серьезно возросшим военным и финансовым могуществом Ордена. Самостоятельность, которую начали проявлять великие магистры, вызывала ревность и опасения в Риме. Пережить этот сложнейший период в своей истории госпитальерам помогли огромные финансовые средства, поступавшие в казну Ордена согласно завещаниям убитых и умерших рыцарей, доходы от земельной собственности в Леванте и Европе, дары и пожертвования богатых паломников. В значительной степени они расходовались на благотворительные цели. Во многих городах Палестины рыцарями были созданы странноприимные дома, где нуждавшимся раздавали хлеб, одежду, предоставляли кров. Каждый из членов братства посвящал определенные дни уходу за больными, перевязывал раненых, подавал им пищу. В отличие от тамплиеров, у которых орденское одеяние рыцарей отличалось от одежды послушников, все госпитальеры носили одинаковые одежды с белым крестом на плече.

Только начиная со второй половины XIII века кастовая система укореняется во внутренней жизни госпитальеров, постепенно разрушая аскетические устои монашеского братства. К этому времени становятся доминирующими военные функции Ордена, оборонявшего в Леванте около 50 замков. Госпитальеры, пользовавшиеся услугами выдающихся специалистов своего времени в области военной фортификации, усовершенствовали строительство средневековых оборонительных соору-{17}жений. Помимо глубокого рва и высоких неприступных стен они создавали в своих замках и вторую линию укреплений, нередко игравшую решающую роль в обороне от многократно превосходившего их противника. Один из главных замков госпитальеров - Крак де Шевалье по праву считался наиболее укрепленным рыцарским замком эпохи крестовых походов.

Однако воинское искусство рыцарей Св. Иоанна могло лишь отсрочить, но не предотвратить окончательный разгром крестоносцев. После взятия Иерусалима арабами в 1244 году крестоносцы были наголову разбиты в Газе. Среди пленных, отправленных победителями в Египет, были и великие магистры госпитальеров и храмовников. Тем не менее пять лет спустя госпитальеры приняли участие в крестовом походе в Египет, который возглавил французский король Людовик Святой. И вновь крестоносцы потерпели поражение в битве при Мансуре. На этот раз горечь и унижение плена познали не только 25 госпитальеров, включая великого магистра, но и сам король Франции.

Особое мужество госпитальеры проявили при бесславном финале крестовых походов. Ряд замков в Сирии и Палестине они удерживали и тогда, когда крестоносцы уже были изгнаны. Замок Крак де Шевалье они обороняли до 1271 года, Маргат - до 1285 года, а крепость Акку - до 1291 года. Турки обложили Акку огромным войском, состоявшим из 160 тыс. человек пехоты и 60 тыс. конницы. Жители города спаслись на кораблях, а защищать его остались лишь 12 тыс. рыцарей-госпитальеров, тевтонов и тамплиеров. Осада была исключительно тяжелой, рыцари показывали чудеса храбрости, но судьба Акки была предрешена. Госпитальеры во главе с раненым в бою великим магистром Вилье де Лиль Адамом прикрывали отход жителей и вступили на корабли последними. В память о героизме, проявленном госпитальерами, Акка была названа Сент Жан д'Акр (крепостью Св. Иоанна) 5.

Остатки крестоносного воинства, которым удалось спастись после разгрома при Акке, на первых порах нашли приют на Кипре, где правил король Генрих, выходец из династии иерусалимских королей. Госпитальеры, владевшие на острове значительными земельными участками, оказались в лучшем положении, чем большинство крестоносцев, прозябавших в голоде и нищете. Укрепив порт Лимассол на южном побережье острова, они сделали его своей штаб-квартирой. Госпиталь, построенный братством, вскоре приобрел репутацию лучшего на Кипре. Это расположило к госпитальерам местных жителей и дало им {18} возможность выжить в суровых условиях изгнания. Печальной была судьба другого ордена - тамплиеров. Французский король Филипп Красивый, постоянно нуждавшийся в деньгах, давно уже завистливо поглядывал на их огромные богатства и обширные земельные владения. Действуя в согласии с папой Клементом V, человеком хитрым и беспринципным, и великим инквизитором Франции, бывшим личным духовником короля, Филипп в 1307 году арестовал находившихся во Франции храмовников во главе с великим магистром Жаком де Молэ, обвинив их в ереси и колдовстве. Под пытками некоторые из храмовников признались, что, согласно державшейся ими в строгом секрете церемонии принятия в Орден, посвящаемый должен был трижды отречься от Христа и плюнуть на распятие. Храмовники были обвинены в поклонении мистическому божеству Бафомету, а также в развратной и разгульной жизни. Известный английский исследователь истории средневековых рыцарских орденов Э. Брэдфорд писал: "Истинны или ложны были обвинения, выдвинутые против храмовников, стало впоследствии объектом долгих дискуссий. Однако вопрос этот не мог быть однозначно решен, поскольку нельзя полагаться на признания, вырванные под пытками, тем более что обвинители храмовников, как было широко известно, были непосредственно заинтересованы в конфискации их земель и денег". Впрочем, короля Филиппа ждало сильное разочарование: вся собственность храмовников, за исключением земель в Кастилье, Арагоне, Португалии и на Майорке, была передана папским эдиктом Ордену Св. Иоанна.

Тевтонский орден просуществовал до конца XV века. После изгнания из Леванта тевтоны стали основным инструментом германской колонизации Пруссии. Деятельность тевтонов на северо-востоке Европы рассматривали в Риме как новый крестовый поход. Территории, которые они завоевали в языческой Пруссии, возводя на них церкви и замки, автоматически оказывались во владении папы. Он же, в свою очередь, передавал их тевтонам в качестве феодального удела. И, тем не менее, тевтонский орден ненадолго пережил храмовников. Он прекратил свое существование в 1410 году после поражения в битве под Грюнвальдом от соединенных польско-литовско-русских войск под командованием польского короля Владислава II Ягайло.

Госпитальеры оставались на Кипре с 1291 по 1310 год. Здесь им пришлось осознать, что будущее Ордена зависит от владения искусством мореплавания. В 1300 году в архивах Ордена впервые упоминается о его военном флоте 7. Спустя год в {19} документах госпитальеров начинает фигурировать имя адмирала орденского флота. Мечтая о возвращении в Палестину, рыцари построили на верфях Лимассола свои первые военные корабли - галеры и галеоты. Одновременно великий магистр Вильям де Вилларе, опытный военачальник, коренным образом реорганизовал Орден, уделив особое внимание созданию регулярного военного флота.

Госпитальерам понадобилось всего несколько лет, чтобы полностью восстановить свою ослабевшую в битвах с сарацинами грозную военную мощь. Настала пора вновь переходить к боевым действиям. В 1310 году генуэзский пират Вильоло де Вильоли обращает внимание великого магистра Фулка де Вилларе (племянника Вильяма) на Додеканезские острова в Эгейском море, с которых было удобно совершать набеги на Левант. Госпитальеры с энтузиазмом воспринимают идею обзавестись собственным островом. Их не смущает, что Додеканезские острова являются владением единоверных византийских императоров. Заручиться согласием папы не составляет труда, и вскоре Орден обосновывается на острове Родос.

РОДОССКАЯ ЭПОПЕЯ

На Родосе, одном из красивейших островов Эгейского моря, Орден оставался 214 лет. Впоследствии, перебравшись на Мальту, рыцари с ностальгией вспоминали о мягком климате и плодородных почвах этого острова, расположенного лишь в 10 милях к югу от побережья Малой Азии.

Местоположение Родоса идеально отвечало планам Ордена, по-прежнему состоявшим в том, чтобы держать в постоянном напряжении мусульманский мир, дезорганизовывая его торговлю. Пролив между Родосом и турецкими владениями в Малой Азии с незапамятных времен использовался как один из основных путей в торговле между югом Европы и Левантом. По нему шли корабли не только со специями, шелками и сахаром, но и с зерном и лесом из Анатолии. Потерпев неудачу в лобовом столкновении с врагами христианской веры, госпитальеры избрали путь затяжной борьбы. На Родосе, славившемся своими моряками, они впоследствии в совершенстве овладели искусством мореплавания и стали "пиратами во Христе". С тех пор ни военные корабли, ни торговые суда турок не могли чувствовать себя в Эгейском море в безопасности. {20}

Когда летом 1307 года галеры госпитальеров и их генуэзских союзников подошли к побережью Родоса, глазам рыцарей открылась впечатляющая картина. Нетрудно было понять, почему еще древние греки называли сравнительно небольшой - 45 миль в длину - Родос "островом роз". Плодородные, прекрасно возделанные долины лежали по обе стороны горного хребта, проходящего посередине острова. В центре его возвышалась гора Анаваро (1,2 км), с вершины которой можно было наблюдать не только за тем, что происходило вокруг острова, но и за побережьем Малой Азии. Остров располагал двумя прекрасными гаванями: северной - Порто дель Мандраччио и южной - Порто Меркантильо. За ними на горных склонах величественным амфитеатром раскинулся город Родос, о котором еще древнегреческий географ и историк Страбон говорил: "Я не знаю ничего равного или, тем более, превосходящего его".

Целых два года потребовалось Ордену, чтобы утвердить на Родосе свою власть. Только в 1308 году папа Клемент V санкционировал переход Родоса под управление госпитальеров, а в 1310 году Орден официально перенес свою штаб-квартиру с Кипра на Родос 8. Наконец-то после долгих скитаний рыцари обрели собственный дом. Великий магистр Фулк де Вилларе сделался главой маленького суверенного государства, ставшего самым восточным форпостом христианского мира.

На Родосе окончательно определилась и окрепла внутренняя структура Ордена, не претерпевшая существенных изменений на протяжении многих веков. Именно там сложилась традиция своеобразного распределения обязанностей между восемью языками, входившими в Орден. Так, пилье итальянского языка имел преимущественные права на пост адмирала орденского флота. Глава французских рыцарей обычно назначался старшим по Госпиталю, пилье Прованса - главнокомандующим вооруженными силами Ордена, а глава английского языка возглавлял его легкую кавалерию. Великий магистр избирался в собрании рыцарей "по справедливости", каждый из которых должен был провести три года в караване, три года в конвенте и иметь не менее чем 13-летний срок службы Ордену в своем ранге. Процедура выборов была очень сложной. Сначала голосование происходило в языках, где право голоса имели и послушники. Лишь на третьей стадии выборов определялись 16 рыцарей Большого креста, которые и решали судьбу кресла великого магистра. Поскольку большинство в Ордене составляли французские рыцари, то 3/4 всех магистров в родосский период были выходцами из Франции 9. {21}

Первой заботой рыцарей стало укрепление старых византийских фортификаций острова и строительство госпиталя. Для этой цели из Европы были выписаны лучшие специалисты. Особое внимание было уделено строительству новых крепостных стен и башен: в начале XIV века на смену древним катапультам пришли осадные орудия.

Обновление оборонительных укреплений явилось вовсе не пустой предосторожностью. Уже через два года после того, как рыцари обосновались на Родосе, турки предприняли попытку завладеть островом Аморгос, лежавшим в ста милях к северо-западу от Родоса. Великий магистр Фулк де Вилларе бросил на разгром турок все наличные силы Ордена. В морском сражении у берегов Аморгоса турки потеряли весь свой флот. Эта победа высоко подняла престиж госпитальеров в Средиземноморье.

Военные операции против турок, которые велись практически непрерывно до последней четверти XV века, рождали своих героев. Один из них был Дьедонне де Гозон, избранный великим магистром в 1346 году. С его именем связана одна из легенд, которыми так богата история госпитальеров. Согласно этой легенде, у подножия горы Св. Стефана как-то завелся не кто иной, как дракон. Один за другим рыцари выходили на схватку со страшным чудовищем, однако всех их ждала смерть. Тогда рыцарь Дьедонне, известный своей отвагой, решил использовать военную хитрость. Он вышел на бой с драконом в сопровождении гончих псов. Когда собаки яростно напали на чудовище, Дьедонне, воспользовавшись тем, что внимание дракона было отвлечено, отсек ему голову. Трудно сказать, стоит за этой легендой какой-то реальный факт (возможно, под драконом имелась в виду большая змея или даже крокодил) либо же мы имеем дело с разгулявшейся фантазией госпитальеров, но Дьедонне де Гозон остался в истории Ордена как "рыцарь, победивший дракона". Под предводительством де Гозона рыцари одержали внушительную победу над турецким флотом у берегов Смирны. Этот город оставался их форпостом в Малой Азии до тех пор, пока в 1402 году не пал под ударами армий Тимура.

Вторая половина XIV века отмечена последними попытками Европы взять реванш за разгром крестоносцев. В 1365 году папа Урбан V призвал к новому крестовому походу против неверных. Подготовку к нему возглавил король Кипра Петр I. Летом 1365 года у берегов Кипра собралась армада парусников, галер и транспортных судов, на борту которых находились рыцари и воины из разных стран Европы. Были там и галеры Ордена Св. Иоанна. Турки не сомневались, что главный удар будет {22} нанесен по Сирии. Однако корабли крестоносцев направились в сторону Александрии, остававшейся одним из красивейших и богатейших городов Северной Африки. Город был взят приступом. Крестоносцы, среди которых особой алчностью и жестокостью отличались венецианцы, предали город огню и мечу. Защитники христианской веры с беспощадным варварством истребляли мирное население, не делая различия между мусульманами, христианами и евреями. Когда перегруженные богатой добычей корабли крестоносцев вернулись на Кипр, стало ясно, что любая попытка развить первый успех была обречена на неудачу. Большая часть крестоносного воинства дезертировала. Однако арабы и турки надолго запомнили безжалостную резню, устроенную крестоносцами в Александрии. Через 60 лет они захватили и опустошили Кипр. С падением Кипра с карты восточного Средиземноморья исчезло последнее латинское королевство. Орден Св. Иоанна остался один на один с набиравшей силу державой турок-османов.

Через два года после разграбления Александрии госпитальеры предприняли успешную морскую экспедицию к берегам Сирии. Десант, высаженный с орденских галер, вернулся с богатой добычей. С этих пор морские набеги на города Леванта, Египта и Малой Азии стали совершаться регулярно. Рыцари поняли, что лучший способ борьбы с превосходящим по численности противником внезапное нападение.

В морских сражениях в Эгейском и Средиземном морях орденский флот обычно превосходил турецкий, состоявший преимущественно из парусников, своей маневренностью, поскольку его основу составляли галеры, особенно эффективные при спокойной воде. Галеры не зависели от ветра и были способны быстро менять направление и скорость хода.

Гребцами на галерах были обычно рабы, плененные рыцарями в сражениях. Многим рыцарям пришлось, в свою очередь, испытать горькую участь галерного раба в турецком флоте. Вот как описывает один из них жизнь на турецкой галере, которая, впрочем, ничем не отличалась от условий существования рабов на галерах Ордена: "Галерные рабы прикованы по шесть к лавке; ширина последней - около 4 футов, и они покрыты шерстью, на которую положены выделанные бараньи шкуры, опускающиеся до палубы. Офицер, отвечающий за галерных рабов, стоит рядом с капитаном, от которого получает приказы. Ему помогают два надсмотрщика. Один из них стоит в центре корабля, а второй на носу. В руках у обоих кнуты, которыми они хлещут обнаженных рабов. Когда капитан отдает приказ грести, офицер {23} свистит в серебряный свисток, висящий у него на шее; сигнал этот повторяется надсмотрщиками, и сразу же все 50 весел одновременно опускаются в воду. Представьте себе обнаженных мужчин, прикованных к скамьям. Одна нога каждого из них находится на подставке, другая упирается в стоящую впереди скамью. Взявшись руками за тяжелое весло, они одновременно отклоняются назад, увлекая за собой весло. Иногда галерные рабы гребут по 10-12, даже по 20 часов в сутки без малейшего отдыха или даже перерыва. В таких случаях офицер обходит измученных, находящихся в предобморочном состоянии гребцов, вкладывая им в рот куски хлеба, смоченные в вине. Когда капитан приказывает ускорить ход, случается, что один или несколько рабов в изнеможении падают на лавку. Их секут плетью до тех пор, пока они не перестают подавать признаки жизни, а затем без церемоний выкидывают за борт" 10.

Внешне же галера была очень красива. Ее стремительные, обтекаемые формы как бы рвались вперед от возвышающейся над палубой кормы, украшенной резной деревянной фигурой святого, до заостренного, по-щучьи ощерившегося носа. Капитаном галеры являлся обычно один из рыцарей Ордена; ему помогал лоцман-родосец, руководивший матросами, также набиравшимися на Родосе. На борту галеры обязательно находились еще один рыцарь, бывший старшим помощником капитана, и несколько новичков, проходивших годичный испытательный срок. На каждой галере было около двух сотен гребцов, от 50 до 200 солдат и до 50 матросов. При ближней навигации капитаны обычно обходились без карт, запоминая расположение мысов, островов, бухт и якорных стоянок.

Во время длительных морских экспедиций число галер орденского флота было не меньше четырех. Они использовали тактику, похожую на атаку легкой кавалерии: галеры выстраивались в линию и устремлялись на врага. Чаще случалось так, что галеры курсировали по Эгейскому морю по две. В этом случае одна из галер пристраивалась за неприятельским парусником и гнала его к тому месту, где в засаде ожидала вторая. В тот самый момент, когда парусник отрывался от орденской галеры и его команда облегченно вздыхала, полагая, что находится в безопасности, из-за мыса или острова, лежащего прямо по курсу, появлялся хищный нос второй галеры, над которой развевался вымпел с восьмиконечным орденским крестом.

В конце XIV века Орден Св. Иоанна принял участие в последней попытке средневековой Европы возродить дух крестовых походов. Стотысячная армия, составленная из французов, {24} бургундцев, англичан и германцев под командованием старшего сына герцога Бургундского, выступила в поход, намереваясь вытеснить турок с территорий, занятых ими за Дунаем. Крестоносцы лелеяли надежду повторить успех первого крестового похода, пройдя через Анатолию до Иерусалима. Совместно с генуэзцами и венецианцами госпитальеры должны были обеспечить поддержку с моря. Орденский флот под командованием великого магистра Филибера де Найяка вошел в Черное море через Дарданеллы и Босфор и встал на якорь у устья Дуная. Однако в боевых действиях участвовать ему не пришлось. Огромная, но плохо организованная и крайне недисциплинированная армия крестоносцев была наголову разбита легкой кавалерией турок у города Никополиса. "Поход на Никополис был крупнейшим и последним из крестовых походов. Его печальный исход с удручающей точностью повторил крайне неблагоприятную для Европы историю предыдущих крестовых походов" 11, - писал известный английский историк Стивен Рэнсимен.

Захват Багдада войсками Тимура в 1392 году до предела осложнил обстановку в Леванте. В 1403 году госпитальеры, никогда не колебавшиеся перед заключением временных союзов со своими вчерашними врагами против нового могущественного противника, договариваются о совместных действиях с египетскими мамлюками. Согласно условиям соглашения, Орден получает право открыть свои представительства в Дамьетте и Рамле и восстановить свой старый Госпиталь в Иерусалиме. Договоренность с мамлюками приносит Ордену почти четыре десятилетия мирной передышки. Тем не менее работы по сооружению новых фортификаций на Родосе продолжаются, а галеры регулярно выходят в море из порта Мандраччио.

К середине XV века соотношение сил в восточном Средиземноморье изменилось не в пользу госпитальеров. Взятие Константинополя в 1453 году победоносными войсками султана Мехмета II прозвучало для Ордена сигналом смертельной опасности.

Мехмет, сын султана Мурада, был одним из самых выдающихся деятелей турецкой истории. Неустрашимый и искусный полководец, он прекрасно знал классическую греческую и исламскую литературу и поэзию, свободно говорил на арабском, греческом, еврейском, персидском языках и на латыни. Европейские монархи, на которых его молниеносные набеги наводили ужас, сравнивали его с Александром Македонским. Однако, в отличие от последнего, Мехмет обладал крайне жестокой натурой. Это был настоящий восточный деспот. Нападение на Ро-{25}дос, который давно раздражал османов, стало для него лишь вопросом времени.

К моменту решительного столкновения рыцарей с турками пост великого магистра занимал француз, рыцарь овернского языка Пьер д'Обюссон. Впервые на Родос он попал 24-летним послушником в 1444 году. В 1454 году, через год после взятия Константинополя, великий магистр де Ластик направляет его в Европу с деликатной миссией сбора денег и вооружения для отражения неминуемого турецкого нападения. После возвращения д'Обюссон назначается адмиралом орденского флота и руководит возведением новых фортификаций на Родосе до 1476 года, когда он избирается великим магистром. В 1479 году д'Обюссон направил султану послание, в котором потребовал прекратить набеги на его земли. Стало окончательно ясно, что появления турок у берегов Родоса можно было ожидать в любой момент.

Мехмет II бросил на завоевание цитадели госпитальеров 70-тысячное войско. Мощи турецкой армии Орден мог противопоставить только 600 рыцарей, включая оруженосцев, и от 1,5 до 2 тыс. человек наемных иностранных войск. На стороне рыцарей сражалось и местное население, которому было роздано оружие. Количество рабов, также участвовавших в военных действиях, в те времена никто не учитывал.

При осаде Родоса, как и при взятии Константинополя, турки широко использовали осадные орудия. Высадившись на берегу живописного залива Трианда, они немедленно установили и ввели в действие свою артиллерию. В течение нескольких суток башня Сент-Николас, являвшаяся узловым пунктом в укреплениях Родосской крепости, подвергалась непрерывному обстрелу.

В эти критические для Ордена дни великий магистр д'Обюссон показал себя выдающимся организатором, человеком непреклонной воли, умевшим решительно пресекать самые коварные происки врага. На шестой день осады, 28 мая 1480 г., в стане рыцарей объявился важный перебежчик. Это был главный артиллерийский эксперт турецкой армии, немецкий инженер по прозвищу "мастер Георг". Радушно приняв перебежчика, д'Обюссон приставил к нему шесть рыцарей, которым было поручено не спускать глаз с немца. Вскоре оказалось, что предусмотрительность великого магистра была весьма уместной. Мастер Георг был разоблачен как лазутчик, направленный турками в город, чтобы выведать уязвимые места его обороны. Он был казнен по приговору орденского суда. {26}

В середине июля огромное численное превосходство турок и мощь их артиллерии начали сказываться на ходе осады. Южные стены города, окружавшие так называемый еврейский квартал, были практически разрушены. Защитники Родоса оказались на грани поражения. 27 июля, когда башибузуки - передовой отряд турецкого войска - пошли в атаку, казалось, что ничто уже не сможет спасти госпитальеров. Немногочисленные оставшиеся в строю рыцари отчаянно сражались в проемах полуразрушенных стен. Д'Обюссон лично возглавил оборонявшихся на самом опасном направлении. В жестокой схватке он был четырежды ранен, но продолжал сражаться, пока не упал, пронзенный копьем янычара.

Беспримерное мужество госпитальеров решило исход боя. Деморализованные башибузуки в панике откатились назад, сминая подходившее подкрепление. Началась невообразимая свалка, в которой турки потеряли не менее 5 тыс. человек. Опасаясь полного разгрома, главнокомандующий турецкими войсками Мисак-паша был вынужден дать сигнал к отступлению. На следующее утро турки погрузились на ожидавшие их суда и отбыли восвояси. По дороге Мисак-паша умер от дизентерии.

Великий магистр д'Обюссон остался в живых. Искусные хирурги орденского Госпиталя сумели залечить его раны, в том числе сквозное ранение в грудь, задевшее правое легкое.

Весной 1481 года султан Мехмет II лично возглавил новый поход турецкой армии на Родос. Однако по пути он неожиданно скончался. Рыцари сочли, что их спасла воля Всевышнего.

Когда весть о победе Ордена достигла королевских домов Европы, на Родос хлынул поток финансовой и военной помощи. Пьер д'Обюссон немедленно развернул широкие работы по восстановлению разрушенных фортификаций Родоса. Он понимал, что рано или поздно Ордену предстояло еще сойтись в решающей схватке с турками.

Между тем события в Османской империи приняли неожиданный оборот. После смерти Мехмета II два его сына - Баязет и Джем - выступили с претензиями на султанский трон. Создавшуюся ситуацию д'Обюссон, проявивший себя блестящим дипломатом, сумел использовать для того, чтобы вновь обеспечить Ордену несколько десятилетий относительно спокойного существования.

Еще при жизни Мехмета II у д'Обюссона сложились хорошие отношения с Джемом, побывавшим на острове в качестве турецкого посла. Потерпев неудачу в попытках завладеть тро-{27}ном османов вооруженным путем, Джем обратился за помощью к своему старому знакомому. Когда летом 1482 года претендент на султанский престол посетил Родос, ему был оказан королевский прием. Осенью того же года Джем был отправлен во Францию на корабле госпитальеров. Опасаясь, что его честолюбивый брат может быть использован папой и главами королевских домов Европы, Баязет пошел на подписание соглашения с д'Обюссоном, согласно которому Ордену была выплачена компенсация за ущерб, понесенный во время осады Родоса. Когда Пьер д'Обюссон скончался на Родосе в возрасте 80 лет, ни у кого не было сомнений, что из жизни ушел один из выдающихся деятелей Ордена Св. Иоанна.

В 1517 году Селим I оккупировал Египет, укрепив турецкое влияние в Северной Африке. Его сын султан Сулейман Великолепный продолжил завоевательную политику своих предшественников. Ближайшей его целью был Родос.

В июне 1522 года турецкий флот в составе 700 кораблей, на борту которых находилось 200-тысячное войско, направился к берегам Родоса. Султан лично возглавил огромную армию, которая должна была покончить с возмутителями спокойствия Османской империи. Осада Родоса продолжалась шесть месяцев. Рыцари проявляли чудеса героизма, но армия Сулеймана Великолепного была слишком многочисленна. Стремясь избежать поголовного истребления рыцарей, великий магистр Филипп Вилье де Лиль Адам решил вступить в переговоры с султаном, предложившим госпитальерам заключить мир на почетных условиях.

Интересно отметить, что рыцари с их наивным средневековым суеверием были уверены, что от окончательного разгрома Орден спасло Провидение. Дело в том, что де Лиль Адам был избран великим магистром в его отсутствие. Когда орденский капитул отдал ему свои голоса, великий магистр находился на борту корабля, возвращавшегося из Франции на Родос. Разразилась страшная буря, молния ударила в корабль, убив несколько матросов. Из находившихся на корабле в живых остались лишь немногие, в том числе де Лиль Адам, хотя, согласно легенде, меч, который висел у него на поясе, расплавился. Случилось это у берегов Мальты.

1 января 1523 г. госпитальеры навсегда покинули Родос. Волы тянули повозки, нагруженные многотомными архивами Ордена, в гавани уже ждали суда. Когда великий магистр де Лиль Адам вступил на борт флагманского корабля "Святая Анна", разразилась снежная буря...{28}

ТРИПОЛИЙСКИЙ ЭПИЗОД

Путь госпитальеров от Родоса к берегам Европы был долог и труден. Их флот насчитывал 50 судов всех форм и размеров, включая 17 транспортных, арендованных у родосцев. На борту находилось около 5 тысяч человек, включая больных и раненых. Суда медленно продвигались в бурном зимнем море. За веслами галер впервые в истории Ордена сидели сами рыцари: по приказу султана все рабы-мусульмане, служившие в орденском флоте, были отпущены на свободу. На острове Кандия госпитальерам был устроен торжественный прием. Однако рыцари вели себя сдержанно. Они помнили, что венецианцы, владевшие островом, отказались помочь им во время осады Родоса.

Два месяца прошли за ремонтом судов. Лишь в марте 1523 года госпитальеры продолжили свой путь. Через два месяца они были в Мессине. Однако и здесь рыцарей ждала неудача. На побережье южной Италии свирепствовала чума. Шесть месяцев госпитальеры, спасаясь от эпидемии, переезжали из Неаполя в Виттербо, из Виттербо в Вилла Франко, пока наконец не обосновались в Ницце, находившейся в то время во владениях герцога Савойского.

Европейские монархи отдавали должное мужеству, проявленному госпитальерами при обороне Родоса. "Ни одна битва не была проиграна так достойно, как битва за Родос", - сказал испанский король Карл V, когда его известили об условиях, на которых рыцари подписали капитуляцию острова. Однако прийти на помощь странствующим рыцарям никто не спешил. В Европе веяли ветры реформации. Вдохновенная проповедь Мартина Лютера расшатывала устои папской власти. Франция и Испания находились в состоянии войны. "Христианнейший" король Франции Франциск I, побывавший в плену в Мадриде, искал пути примирения с Великолепной Портой. В этой обстановке госпитальеры, носители давно угасшего духа крестовых походов, выглядели средневековым анахронизмом.

Трудно сказать, как дальше сложилась бы судьба Ордена, если бы не выдающийся дипломатический талант великого магистра де Лиль Адама. Вице-король Сицилии дал понять великому магистру, что Орден мог рассчитывать на его покровительство, если бы согласился избрать в качестве места своего пребывания Триполи, новое североафриканское владение испанской короны. Он напомнил де Лиль Адаму, что в 1510 году, когда этот важный в стратегическом отношении североафрикан-{29}ский порт был захвачен испанской армадой под командованием Педро Наварро, госпитальеры на Родосе торжественно отпраздновали новую победу христианства над неверными. Вице-король дал понять, что захват Триполи в Мадриде рассматривали в качестве первого шага на пути завоевания Египта.

Идея отправиться в Северную Африку была встречена госпитальерами без энтузиазма. Триполи, известный суровыми условиями жизни, конечно, не мог идти ни в какое сравнение с Родосом. Однако в октябре 1523 года это предложение было повторено. На сей раз оно исходило лично от Карла V, принявшего в своей резиденции двух послов Ордена - Диего де Толедо и Габриэле де Мартиненго. В качестве компенсации король предложил рыцарям острова Мальтийского архипелага. В конце июня 1524 года восемь рыцарей, представлявших каждый из входивших в Орден языков, посетили Мальту и Триполи, чтобы на месте ознакомиться с тамошними условиями. Суровый каменистый остров не понравился госпитальерам с первого взгляда, но вид Триполи поверг их в еще большее разочарование. В представленном ими докладе говорилось, что Триполи с его слабыми крепостными сооружениями было немыслимо оборонять в течение длительного времени силами Ордена. Орденский капитул отверг предложение испанского короля 12.

Однако долго сопротивляться нажиму со стороны Карла V, только что одержавшего несколько внушительных побед над французами и занявшего главенствующее положение в Европе, было невозможно. 23 марта 1530 г. в Болонье посол Ордена Св. Иоанна Антонио Босио принял из рук Карла V копию подписанного королем акта, согласно которому в вечное владение госпитальеров передавались Триполи, а также острова Мальта, Гозо и Комино, являвшиеся феодом испанской короны. Этот документ сейчас находится в Национальной библиотеке Валлетты. Карл V настоял только на двух условиях: пользование портами Мальты запрещалось всем нациям, находившимся в войне с Сицилией, состоявшей в вассальных отношениях с Испанией, и с вступлением на трон каждого нового короля посол Ордена должен был приносить ему клятву верности. В знак благодарности госпитальеры обязывались в День всех святых посылать королю Испании сокола.

Акт передачи рыцарям Триполи и Мальты был утвержден великим магистром и орденским капитулом 25 апреля 1530 г. Через два месяца госпитальеры вступили во владение городом и крепостью Триполи, а осенью того же года передовой отряд рыцарей высадился на скалистом побережье Мальты. {30}

Передавая Мальту и Триполи рыцарям, Карл V стремился создать в центральном Средиземноморье мощный форпост, надеясь на то, что рыцари помогут положить конец набегам североафриканских пиратов на побережье южной Европы. Корсары знаменитых братьев Хайруддина и Аруджа Барбароссы, из года в год совершавшие набеги на города и селения побережья южной Франции и Италии, безраздельно господствовали в центральном и западном Средиземноморье. Остановить их можно было только с помощью могущественной морской силы. Стратегическое положение Мальты, находившейся всего в 60 милях от Сицилии, 220 милях от Триполи и 200 милях от южной оконечности Туниса, предоставляло для этого неограниченные возможности. Ни один из кораблей, проходящих через "канал" (так называли в те давние времена пространство между Сицилией и Мальтой), не мог уйти от галер Ордена.

Тогда Карл V, вероятно, еще не предполагал, что скалистый суровый остров мог стать жизненно важным звеном в обеспечении торговых коммуникаций западного и центрального Средиземноморья. Левант находился под властью Османской империи, и трудно было предугадать, что недалек день, когда Мальта свяжет Дамьетту, Сайду и Триполи в Ливане с Марселем и портами Атлантического побережья.

Однако прежде, чем перейти к мальтийскому периоду истории Ордена Св. Иоанна, кратко остановимся на злоключениях рыцарей в Триполи.

В Северной Африке госпитальеры находились чуть более двух десятилетий (1530-1551 гг.). Эти годы были отмечены не только не прекращавшимися схватками Ордена с пиратами и турками, экспедициями в Средиземноморье и к берегам Леванта, но и в особенности столкновениями с местным населением. В Триполи рыцари сразу же занялись восстановлением городской стены и крепости, контролировавшей вход в порт. На юго-восточной башне триполийской крепости до сих пор можно видеть барельеф с изображением Св. Георгия. Он напоминает о коренной перестройке, которой подвергли госпитальеры старую турецкую крепость. Испанский гарнизон, покинувший Триполи с приездом рыцарей, оставил им в аренду на три года крепостные орудия и амуницию. Кроме того, 19 бронзовых пушек, также размещенных в крепости, были подарены английским королем Генрихом VIII.

Испанские завоеватели в Северной Африке стремились овладеть лишь береговой линией. Жители внутренних территорий североафриканских государств - Алжира, Туниса и Триполи - {31} были настроены враждебно по отношению к европейским пришельцам и вели против них не прекращавшуюся борьбу. В Триполитании центром подобного сопротивления захватчикам стала Тажура, небольшой городок в 30 км к востоку от Триполи. С приходом испанцев здесь нашли убежище те, кто был недоволен новым режимом. Наместник Тажуры Хайруддин стал злейшим врагом госпитальеров. Он вел против них широкую агитацию во внутренних областях страны.

В 1534-1535 годах госпитальеры участвовали в восстановлении поддерживаемого Испанией режима в Тунисе, чем навлекли на себя большую ненависть триполитанцев. Однако экспедиция в Тунис была, пожалуй, единственным успехом испанской политики в Северной Африке во второй четверти XVI века. Внимание Карла V приковали осложнившиеся европейские дела. Об обещанной госпитальерам экспедиции в Египет, откладывавшейся год от года, он вскоре забыл.

Тем не менее рыцари неоднократно пытались привлечь внимание испанского короля к своим заботам. Они нуждались в оружии и финансовых средствах для строительства новых городских укреплений. Однако просьбы их оставались без ответа. Отчаявшись, госпитальеры направили в 1540 году в Мадрид байли Петера Басима с поручением убедить императора в том, что если госпитальерам не будет оказана срочная помощь, то им не останется ничего другого, как взорвать крепость и городские укрепления и блокировать вход в порт, чтобы воспрепятствовать использованию его пиратами. Карл V категорически отверг требования Ордена.

Ситуация несколько изменилась, когда губернатором Триполи в 1546 году стал Жан Паризо де ля Валетт, будущий великий магистр Ордена. Ля Валетт был преисполнен решимости удержать Триполи любой ценой. Он укрепил дисциплину в рядах госпитальеров, оставив в крепости лишь тех рыцарей, на кого мог полностью полагаться, наладил отношения с местными жителями. Ля Валетт реформировал систему самоуправления и возобновил работы по реконструкции городских укреплений. Одно время он даже вынашивал идею переместить штаб-квартиру Ордена в Триполи, оставив на Мальте лишь небольшой гарнизон. В письме орденскому конвенту он указывал на выгодное стратегическое положение Триполи, наличие в его окрестностях плодородных земель, возделывание которых могло бы обеспечить Орден хлебом и овощами и тем самым укрепить его независимость от вице-короля Сицилии, через которую шли поставки продовольствия в Триполи 13. {32}

Орденский конвент благосклонно воспринял предложение ля Валетта. Великий магистр заручился согласием папы, испанского императора и короля Франции относительно перевода Ордена с Мальты в Триполи. Однако осуществлению этого плана помешал непредвиденный случай. Самая быстрая галера Ордена "Катаринетта", на которой великий магистр отправил в Триполи огромную по тем временам сумму в 7 тысяч эскудо, предназначавшуюся для укрепления крепости, была перехвачена корсарами знаменитого средиземноморского пирата Драгута. Экипаж ее был доставлен на тунисский остров Джерба, и в качестве выкупа Ордену пришлось заплатить по 300 эскудо за каждого пленного. Нечего было и думать, чтобы вновь собрать подобную сумму. Ля Валетту не оставалось ничего, кроме возвращения в 1549 году на Мальту.

В июле 1551 года турецкая армада, состоявшая из 115 кораблей, на борту которых находилось 10 тыс. солдат и большое количество осадных орудий, появилась у берегов Мальты. Ею командовали адмирал турецкого флота Синан-паша и Драгут. Предприняв неудачную попытку высадиться на берегах Мальты, турки разграбили остров Гозо, уведя в плен 5 тыс. его жителей.

В начале августа турецкие корабли появились в виду Триполи. Удержать плохо укрепленный город со слабым гарнизоном было невозможно. И, тем не менее, госпитальеры выдержали двухнедельную осаду, а затем при посредничестве французского посла в Константинополе д'Арамона договорились с Драгутом об условиях почетной капитуляции. 14 августа 1551 г. сто французских рыцарей во главе с последним губернатором Триполи Валли покинули берега Северной Африки. Впоследствии Валли был обвинен в том, что он подписал акт капитуляции без согласия орденского конвента. На этом особенно настаивали испанцы, не без основания подозревавшие в двурушничестве посредничавшего при ее заключении французского посла. Новым правителем Триполи турки назначили Драгута.

СВОЙ ОСТРОВ

"Святая Анна" вошла в Большую гавань Мальты 26 октября 1530 г. Рыцари высадились возле небольшого селения Биргу, расположенного на южной оконечности гавани. Первое знакомство с Мальтой произвело на госпитальеров удручающее впечатление. Население ее составляло чуть более 12 тыс. человек. Мясо, {33} овощи, зерно приходилось доставлять с Сицилии или из Неаполя. Каменистый, почти лишенный растительности остров казался им временным пристанищем. Лишь наиболее дальновидные, и среди них великий магистр де Лиль Адам, понимали, какие скрытые преимущества таит в себе этот внешне суровый, но расположенный на самом перекрестке торговых коммуникаций Средиземноморья остров.

Мальтийицы встретили рыцарей без энтузиазма, но и без особой враждебности. Госпитальеры были далеко не первыми чужеземцами, появившимися на их древней земле.

Первые памятники деятельности человека, обнаруженные на Мальте, восходят ко времени строителей египетских пирамид - V тысячелетию до н. э. К этой эпохе - раннему неолиту - относятся пещеры, найденные на северо-западном побережье Мальты, в районе Гар Далам. Рисунки на глиняных сосудах, хранившихся в пещерах Гар Далам, поразительно схожи с сицилийской керамикой раннего неолита. Это укрепило историков и археологов в предположении, что первые жители Мальты переселились на остров с Сицилии: расстояние между Сицилией и Мальтой не превышает 60 морских миль, и в ясную погоду с западного побережья Мальты хорошо видны очертания мыса Пассаро. Мало что известно об истории мальтийцев в медный и бронзовый века. Гигантские коллективные захоронения в пещерах, выдолбленных в мягком песчанике близ деревушки Скорба, и циклопическая кладка мегалитических храмов лишь чуть приподнимают завесу над тремя тысячелетиями мальтийской истории. Не знаем мы и богов, которым поклонялись древние мальтийцы, но созданная руками этого народа цивилизация, несомненно, являлась частью общей средиземноморской культуры. Древний Гиппогей, храмы, руины дворцов на Мальте и Гозо напоминают памятники крито-микенской культуры.

Сами мальтийцы не упускают возможности подчеркнуть, что они живут не просто на острове, а на архипелаге, в состав которого кроме Мальты и Гозо входят острова Комино, Коминотто и Фулейфуля, не считая нескольких совсем уж крохотных островков вблизи северного побережья.

В начале VIII века на Мальте появляются финикийцы. Удобные гавани Мальты использовались этими смелыми мореплавателями как убежище от штормов и пиратов на пути из Леванта в Северную Африку, где ими были созданы обширные колонии. Название "Мальта" некоторые исследователи производят от финикийского слова "малат", означающее "порт" или "убежище". Впрочем, другие считают, что название острову дали греки от {34} особо душистого сорта меда (мелий), которым с древних пор славился остров. Финикийцы, настоящие творцы истории Средиземноморья, основавшие Карфаген и Марсель, оставили заметный след в истории Мальты. Столетия спустя мальтийцы сохранили традицию производства уникальных финикийских тканей, слава о которых достигла Андалузии и Константинополя.

В VI веке до н. э. Мальта становится владением воинственного Карфагена, и это раз и навсегда вовлекает остров в бурный водоворот войн и междоусобиц. Карфагенские полководцы первыми оценили исключительно выгодную стратегическую позицию острова, находившегося примерно на полпути между Карфагеном и Римом, Александрией и Гибралтаром. Просторные и удобные гавани Мальты служили во время первой Пунической войны прекрасной стоянкой для кораблей Гамилькара.

Затем наступает очередь Рима. В 218 году до н. э., во время второй Пунической войны, римские легионеры под командованием консула Семпрония завоевывают Мальту, положив начало растянувшемуся на семь веков периоду римского владычества.

Административный центр Мальты в римскую эпоху находился в глубине острова, в районе города Мдина. Узкие средневековые улочки Мдины, на которых не то что разъехаться, но и разойтись двум пешеходам бывает непросто, хранят следы седой древности. Кафедральный собор города посвящен апостолу Павлу, корабль которого потерпел крушение вблизи берегов Мальты на пути в Рим в 58 или 60 году н. э. Описание пребывания апостола Павла на острове в 27-й главе "Деяний апостолов" стало одним из первых и редчайших письменных упоминаний о Мальте. Название небольшого острова в Средиземном море не часто встречается на страницах трудов греческих и римских историков. На основании дошедших до нас весьма скупых фактов об истории Мальты времен господства Рима можно лишь предположить, что вскоре после убийства Юлия Цезаря, когда сицилийцы получили права римских граждан, такие же права были дарованы Римом и Мальте. Византийские хроники донесли до нас сведения, что в 533 году н. э. знаменитый Велизарий, полководец императора Юстиниана, останавливался на Мальте по пути в Африку, отвоеванную им у вандалов. К этому времени Мальта уже была частью Восточной Римской империи. Под влиянием набожных византийских императоров на острове бурно распространяется христианство, строятся десятки церквей.

Наступившая вскоре эпоха великих арабских завоеваний надолго определила историческую судьбу Мальты. В 870 году н. э. остров был завоеван аббасидским халифатом, уже владев-{36}шим большей частью Испании, южной Францией, Италией и Сицилией. Арабы, превосходившие в тот период дряхлевшую империю порфирогенетов не только военной силой и мастерством, но и глубокими познаниями в разнообразных науках, культуре, питавшейся соками молодого, неперебродившего ислама, оказали заметное влияние на становление мальтийской нации.

Однако в 1090 году, во времена третьего крестового похода, закованные в сталь рыцари графа Рожера Нормандского выбивают арабов с Сицилии и Мальты.

Наступает один из наиболее спокойных периодов в истории Мальты. В Мдине, как и в Палермо, мусульмане и христиане мирно жили бок о бок под крылом нормандских правителей. Красно-белый флаг независимой Мальты, который полощется сегодня в голубом небе над зданием парламента, - это напоминание о цветах Отевильского дома, выходцем из которого был Рожер Нормандский.

Со второй половины ХIII века Мальта оказывается втянутой в развернувшуюся между Испанией и Францией борьбу за обладание Сицилией. Карл Анжуйский пытается использовать Мальту как базу для завоевания Сицилии, но терпит поражение в морской битве у ее берегов. С 1282 года Мальта попадает под власть арагонской династии во главе с королем Педро II. Мальта постепенно все глубже вовлекается в социально-экономическую жизнь Сицилии и Арагона, контролировавших в то время западную часть Средиземного моря. На острове вводится система ограниченного самоуправления, так называемого "университа".

С первой четверти XV века ситуация вокруг Мальты резко меняется. На голубых просторах Средиземноморья все чаще начинает появляться черный пиратский флаг. Корсары с Варварийского берега - так называли североафриканские государства Марокко, Алжир, Тунис и Триполи - на своих стремительных судах легко догоняли неповоротливые парусники европейских купцов, становившиеся их легкой добычей. С этого времени североафриканские пираты превращаются в настоящий бич южной Италии и Мальты. Не проходит и года без опустошительных и кровавых набегов, которые прекращаются только с появлением на острове Ордена Св. Иоанна.

ВЕЛИКАЯ ОСАДА

Осваивать свое новое место жительства рыцари начали со строительства в Биргу госпиталя и нескольких скромных обержей - {37} общежитий рыцарей. Строительные работы, однако, шли вяло и неорганизованно. В 1534 году де Лиль Адам скончался в Мдине, и в Ордене начался период смуты и междоусобиц. Относительный порядок удалось навести только с приходом к власти великого магистра Хуана де Хоменеса. Из Италии был приглашен знаменитый военный архитектор и инженер Антонио Ферромолино, разработавший систему обороны Биргу, оказавшуюся впоследствии способной выдержать мощный напор противника.

Особенно широкий размах строительство фортификаций приобрело после 1557 года, когда великим магистром был избран Жан де ля Валетт Паризо. Ля Валетту было суждено стать одним из самых выдающихся деятелей Ордена Св. Иоанна. Еще при жизни о нем были сложены легенды: барды и менестрели воспевали его в своих балладах, а священники с церковных амвонов превозносили его качества христианина. "Француз и гасконец до кончиков ногтей, - писал о нем один из историков Ордена аббат де Брантон, - он обладал привлекательной внешностью и свободно говорил на нескольких языках, включая итальянский, испанский, греческий, арабский и турецкий" 14. В возрасте 28 лет он участвовал в защите Родоса. Султан Сулейман Великолепный впоследствии горько пожалел о своем великодушии, когда узнал, что среди госпитальеров, покинувших Родос на "Святой Анне", был и ля Валетт. Фанатичная преданность ля Валетта Ордену (став рыцарем, он ни разу не посетил свое родовое поместье в Тулузе), личная отвага и справедливость создали ему непререкаемый авторитет. Некоторое время он был адмиралом орденского флота, нарушив традицию, согласно которой на этот пост избирались только итальянцы. Попав в плен во время одного из морских сражений, он целый год был рабом на турецком флоте. Согласно легенде, галера, на которой находился ля Валетт, однажды сошлась в море с испанской галерой, где среди гребцов, окованных цепями, ля Валетт увидел Драгута, находившегося в испанском плену. "Такова военная профессия", - крикнул он своему старому сопернику. "Нет, нам просто не повезло", - ответил Драгут. Ля Валетт был избран великим магистром в шестьдесят три года. Во время Великой осады ему было за семьдесят. Однако его мужество и энергия служили примером для молодых рыцарей.

Ля Валетт начал свою деятельность с приглашения на Мальту одного из выдающихся военных инженеров Европы Бартоломео Ганга. К несчастью, Ганга умер раньше, чем началось ос-{38}новное строительство. Его дело продолжил Бальтазаре Ланчи, разработавший планы новой столицы Мальты. В 1563 году папа наконец дал согласие на финансирование новых крепостных сооружений. Однако к этому времени опасность турецкого нападения настолько увеличилась, что разворачивать строительные работы не имело смысла.

Уже с начала 60-х годов на остров поступали известия, что в Стамбуле заканчивается подготовка большой турецкой армии для отправки в западное Средиземноморье. В начале 1565 года на Мальту прибыл вице-король Сицилии дон Гарсиа де Толедо, отдавший приказ о срочном направлении на Мальту подкреплений. К этому времени Орден под командованием ля Валетта имел в своем распоряжении форты Сент-Эльмо и Сент-Анжело и укрепленные города Биргу и Сенглеа.

На заре 18 мая 1565 г. со стен форта Сент-Эльмо рыцари увидели далеко в море приближающуюся к острову огромную турецкую армаду, состоявшую из 200 кораблей. Так началась Великая осада, вписавшая, пожалуй, самую славную страницу в историю Ордена. Силы противоборствующих сторон были явно неравны. На острове находилось всего около 600 рыцарей с 7 тыс. вспомогательного войска. Количество мальтийцев, сражавшихся и погибших на стороне Ордена, точно не известно, а турок было не менее 35 тыс. Европа с волнением следила за начавшейся осадой Мальты. Королева Елизавета сказала в эти дни: "Если турки овладеют Мальтой, трудно предвидеть, какие опасности могут последовать для остальных христианских государств". Во всех церквах Англии читались молитвы за успех госпитальеров.

Первую ночь после подхода к Мальте турки провели на якорной стоянке в небольшой бухте на северо-западном побережье острова. На рассвете 19 мая турецкий флот подошел к гавани Мерсамшетт. Рыцари не могли препятствовать высадке, поскольку не располагали достаточным количеством пушек.

История Большой осады столько раз рассказывалась и пересказывалась, что в итоге в ней нелегко отличить правду от вымысла. Еще Вольтер с сарказмом говорил, что ничто на свете не известно так хорошо, как осада Мальты. Сотни хроникеров, писателей и историков церкви славно потрудились, описывая доблесть и героизм рыцарей и ничтожество сарацинов. Постепенно эти рассказы приобрели характер нравоучительной легенды и обросли всяческими чудесами и маловероятными подробностями. Потребность непредвзято взглянуть на историю Великой осады появилась сравнительно недавно. Английский исследова-{39}тель Брайан Блуэ с полным основанием указывает на то, что в обширной литературе по этому вопросу практически не использованы турецкие источники 15. Многие детали, излагаемые апологетами Ордена, представляются сомнительными. И в самом деле, так ли велика была численность турецкой армии, как принято считать? Были ли победы рыцарей столь значительны, а предводители турецкого войска так бездарны?

Основным объектом атаки турок стал форт Сент-Эльмо. Потерпев неудачу в попытке взять его штурмом, турки начали создавать артиллерийские позиции для обстрела форта. Через несколько дней туркам удалось подойти к самым стенам форта. Они решили вновь пойти на приступ. Однако нападение было плохо подготовлено, осадные лестницы оказались слишком короткими, и рыцари легко отбили атаку, поливая нападающих расплавленной смолой и забрасывая их камнями.

Форт Сент-Эльмо защищали 52 рыцаря, 500 солдат и какое-то число мальтийских ополченцев. Осаду форта, который турки рассчитывали взять за пять дней, они вынуждены были вести в шесть раз дольше, потеряв более 8 тыс. человек убитыми. Столь плачевные итоги обычно объясняют тактическими просчетами турок, вызванными разногласиями между командующим сухопутными войсками Мустафа-пашой и адмиралом турецкого флота Пиали. Их обвиняют в том, что они потеряли много времени на осаду форта Сент-Эльмо, запоздав с атакой на главные силы госпитальеров. Однако доводы в пользу избранного турецкими военачальниками плана ведения боевых действий также достаточно убедительны. Полуостров Шиберрас и форт Сент-Эльмо имели ключевое значение для обеспечения безопасности турецких кораблей, питания и боеснабжения войск. С них было бы легко обстреливать укрепления Биргу и Сенглеа. Кроме того, о форте Сент-Эльмо обычно говорят как о маленькой, слабо укрепленной крепости, в стенах которой оборонялась небольшая группа плохо вооруженных людей. Это не совсем так. Строительство форта было закончено за 12 лет до осады, и оно велось инженером, который знал свое дело. Форт Сент-Эльмо был мощным, хорошо вооруженным бастионом с сильными артиллерийскими позициями. Сразу же после первых турецких атак в форт было переброшено несколько сот человек подкрепления, а также рота испанских аркебузиров, направленная доном Гарсиа.

В начале июня на помощь Мустафа-паше и Пиали прибыл Драгут, возглавивший турецкие войска. Этот выдающийся воин заслуживает того, чтобы сказать о нем несколько слов. {40} Драгут родился около 1485 года в бедной крестьянской семье, жившей где-то в Малой Азии. Турецкий бей, проезжая родную деревушку Драгута на пути в Египет, заметил способного мальчика и взял его с собой. Судьба Драгута была типичной для мамлюка. Поступив на службу к одному из баев, правивших Египтом, он жил сначала в Александрии, затем в Каире, в совершенстве изучил артиллерийское дело, став в нем признанным экспертом. Овладел он и искусством мореплавания, служа сначала бомбардиром, а затем капитаном на многих корсарских судах. Скопив достаточно денег, он купил в Александрии небольшой галеот. С этого времени начинается его слава неустрашимого корсара - грозы Средиземноморья. Однако Драгут прославился не только искусством управлять кораблем, но и своей находчивостью, щедростью, гуманным обращением с пленниками. Его имя знали на Сицилии, в Генуе, Алжире, Триполи и Тунисе. Одно время его штаб-квартирой был тунисский порт Махдия, затем остров Джерба. Став губернатором Триполи после ухода рыцарей, Драгут заслужил репутацию умного и справедливого правителя.

Осаду форта Сент-Эльмо Драгут начал с того, что организовал его систематический обстрел. На мысе, называемом с этих пор Драгут-пойнт, были возведены новые артиллерийские позиции. Турецкие пушки были установлены и на оконечности полуострова, с другой стороны ограничивающего вход в Большую гавань, там, где сегодня находится форт Рикасолли. Правильная тактика, избранная Драгутом, быстро дала свои плоды. Гарнизон форта, взвесив соотношение сил, решил, что сопротивление бесполезно. 5 июня шевалье Мидрана, имевший репутацию безупречно мужественного рыцаря, переправился на лодке в Биргу, где находилась штаб-квартира госпитальеров. Внимательно выслушав его, члены капитула были склонны согласиться с необходимостью оставить форт Сент-Эльмо. Против эвакуации решительно выступил только великий магистр. Однако его авторитет оказался столь велик, что капитул в конечном итоге поддержал его точку зрения. Когда Мидрана передал оборонявшим форт рыцарям приказ великого магистра защищать форт до последней капли крови, в их стане начался ропот. Более 50 рыцарей поставили свои подписи под обращением к ля Валетту, в котором заявляли, что если великий магистр хочет их гибели, то они готовы выйти на стены форта, вступить в бой с турками и с честью погибнуть в бою.

Ля Валетт реагировал на подобное развитие событий с присущей ему выдержкой. Под прикрытием ночной темноты в форт {41} из Биргу переправилась комиссия, которой было поручено обследовать положение на месте. Сочтя, что форт еще можно оборонять, 11 членов комиссии решили лично возглавить оборону, заменив его гарнизон свежим подкреплением из Биргу. Ля Валетт направил оборонявшимся записку, в которой разрешал всем желающим покинуть форт. Однако, как гласит легенда, ни один рыцарь из форта Сент-Эльмо не покинул своего поста.

В середине июня туркам удалось совершенно отрезать форт от внешнего мира. Турецкая артиллерия медленно разрушала его стены, однако все попытки турок проникнуть в форт успешно отбивались рыцарями. Это деморализовало султанскую армию. К тому же осколком каменного ядра был смертельно ранен Драгут. Его останки с воинскими почестями были привезены в Триполи и захоронены в небольшой мечети, стоящей у входа в порт, рядом с сохранившейся с римских времен триумфальной аркой Марка Аврелия.

Современные арабские ученые неоднозначно относятся к Драгуту и его роли в средиземноморских делах. Весной 1989 года ливийский институт Джихад, занимающийся изучением национально-освободительной борьбы ливийского народа, организовал симпозиум на тему "Драгут - страницы священной войны (джихад) в Средиземноморье". С основным докладом выступил известный ливийский писатель и историк Али Мисурати, предложивший увековечить память о Драгуте как герое борьбы арабов против европейской экспансии и колонизации. Ему возразил председатель Общеарабского народного конгресса Омар эль-Хамди, охарактеризовавший Драгута как чужеземца, турецкого наемника, сеявшего вражду и рознь среди арабов ради продления османского господства. Последовавшая за этим дискуссия показала, что та и другая точки зрения имеют и сторонников, и противников.

Тем не менее осенью того же года мечеть Драгута, как ее называют в Триполи, была отреставрирована. Она стоит у черты старого города, напоминая о бурных и сложных событиях трехвековой давности.

22 июня турки пошли в решающую атаку, но и она была отбита героически сражавшимися защитниками форта. Однако новую атаку сильно поредевший гарнизон форта отразить уже не смог бы. На следующее утро раненые и умирающие были перенесены к брешам, чтобы погибнуть с оружием в руках.

Утром 22 июня ворвавшиеся в форт турки перебили всех оставшихся в живых. Безжалостной расправы избежали лишь несколько рыцарей, попавших в руки людей Драгута, знавших {42} о том, что Орден был готов выплатить высокий выкуп за пленных.

Ярость турок была так велика, что Мустафа-паша приказал обезглавить тела погибших рыцарей, приколотить их к деревянным крестам и пустить этот страшный груз по воде в сторону форта Сент-Анжело. На следующее утро течение прибило кресты с телами четырех рыцарей к противоположному берегу. Ля Валетт расценил этот варварский жест как объявление "войны на уничтожение", в которой побежденный не мог рассчитывать на пощаду. В тот же день все турецкие пленные в Биргу и в форте Сент-Анжело были обезглавлены. Их головами зарядили две самые большие пушки - василиски, которые по команде ля Валетта произвели страшный залп по турецким позициям.

Огромная турецкая армия плотным кольцом охватила Биргу. Отныне весь огонь турецкой артиллерии был сосредоточен на последних рубежах обороны рыцарей.

В этот критический момент госпитальерам впервые улыбнулась удача. Воспользовавшись сумятицей во вражеском стане, в Биргу сумел пробраться прибывший на подкрепление с Сицилии отряд, насчитывавший тысячу аркебузиров и 42 рыцаря. На следующее утро звон церковных колоколов и смех стоявших на стенах рыцарей известили турок о том, что госпитальеры получили подкрепление.

С первых дней июля турки начали методичный обстрел бастионов Биргу и форта Сент-Анжело. 15 июля они предприняли массированную атаку с моря и с суши на позиции госпитальеров. Нападающие были встречены дружным огнем. Нескольким десяткам мальтийцев, сражавшихся на стороне рыцарей, удалось вплавь добраться до турецких судов, доставивших десант. Находившаяся на них охрана была перерезана мальтийцами, кричавшими: "Отомстим за форт Сент-Эльмо!"

Во второй половине июля Мустафа-паша решил изменить тактику. Тысяча отборных янычаров на десяти судах была отправлена в обход основных укреплений. Если бы им удалось высадиться с южной, слабо защищенной стороны форта Сент-Анжело, рыцари оказались бы на грани поражения. Однако именно на этот случай у подножия форта ля Валеттом была оставлена замаскированная батарея под командованием французского рыцаря де Гираля. Увидев приближающиеся суда, де Гираль не мог поверить своей удаче. Подпустив их на 200 ярдов, он произвел залп из всех орудий. Девять из десяти судов камнем пошли на дно, унося с собой не менее 800 отборных воинов султанской армии. {43}

Очередную атаку турки решили хорошо подготовить. Со 2 по 7 августа все орудия, имевшиеся в распоряжении Мустафа-паши, непрерывно вели огонь. 7 августа турки пошли на штурм Биргу. Это был критический момент обороны острова. У многочисленных пробоин в стенах города завязались кровопролитные схватки. Несмотря на огромные потери, турки шли вперед. Однако небольшой гарнизон рыцарей, оставшийся в Мдине, воспользовавшись тем, что Мустафа-паша бросил в бой все наличные силы, совершил удачную и крайне своевременную вылазку в тыл туркам, разграбив и спалив их огромный лагерь. Когда Мустафа-паша понял, что он не только упустил победу, но и лишился большого количества продовольствия, нехватка которого все острее сказывалась на моральном состоянии турецкого войска, отчаянию его не было предела. Адмирал турецкого флота Пиали, считавший, что турецкая армия не выдержит длительной осады, принялся настаивать на возвращении в Стамбул до наступления осенних штормов.

18 августа турки предприняли еще одну попытку овладеть Биргу. Защитников города возглавил сам ля Валетт. Великий магистр не ушел с поля боя даже после того, как был ранен в ногу. Своему оруженосцу, уговаривавшему его отправиться в Госпиталь, он сказал, указывая на турецкий бунчук: "Я никогда не покину моих солдат, пока эти знамена развеваются над Мальтой".

Третья неделя августа стала наиболее тяжелой для госпитальеров. Госпиталь был переполнен. Амуниция и продовольствие - на исходе.

В этот момент счастье вновь улыбнулось рыцарям. 6 сентября на северо-восточном побережье острова высадился прибывший с Сицилии 8-тысячный десант во главе с вице-королем доном Гарсиа. Несмотря на то, что численное превосходство по-прежнему оставалось на стороне турок - их армия насчитывала не менее 20 тыс. воинов, - Мустафа-паша и Пиали сочли за лучшее снять осаду и вернуться в Стамбул.

8 сентября, в день праздника Рождества Богородицы, осада была снята. К ударам колоколов церкви Св. Лаврентия, бившим победный набат над руинами Биргу, присоединился праздничный перезвон всех церквей Мальты.

"Я не мог поверить, что звук колокола может быть столь приятен для человеческого уха. Три месяца кряду колокола Мальты звали нас только на бой", - писал в своих воспоминаниях участник обороны острова испанский аркебузир Бальби.

Менее трети турецкой армии удалось достичь берегов Босфо-{44}ра. Гнев Сулеймана Великолепного был страшен. Мустафа-паша и Пиали спасли свои головы только тем, что догадались заранее известить султана о постигшем их поражении.

РОЖДЕНИЕ ВАЛЛЕТТЫ

Сразу же после того, как осада была снята, рыцари принялись обживать остров. Стены Витториозо - так были названы в честь великой победы сросшиеся вместе города Биргу и Сенглеа - были полуразрушены. Новую столицу следовало построить быстро и в соответствии с требованиями военной науки. Герой Великой осады магистр ля Валетт превратился в архитектора и военного инженера.

Местом строительства новой столицы был избран полуостров Шиберрас, позволявший контролировать и Большую гавань, и находящуюся рядом гавань Мерсамшетт. У него были, конечно, свои недостатки. Берега полуострова представляли собой отвесные скалы из песчаника, удобных мест для причала на нем не было. Кроме того, на полуострове не было источников воды. Однако его доминирующее положение в Большой гавани предопределило место строительства будущей столицы Мальты.

Папа Пий IV, одобрив намерение ля Валетта, направил на Мальту знаменитого инженера Франческо Лапарелли, находившегося в то время на службе у герцога Козимо Медичи. Уже через три месяца после снятия осады, в декабре 1565 года, Лапарелли прибыл на остров. Совместно с находившимися на службе у Ордена архитектором Джероламо Кассаром он разработал детальный план фортификаций будущего города. Восковая модель будущей столицы Мальты была направлена королю Филиппу II Испанскому, который после некоторых изменений одобрил ее.

Сложнее обстояло дело с финансированием задуманного гигантского строительства. Европейские монархи не спешили подкрепить свои добрые чувства к защитникам христианства финансовой помощью, и, если бы не пожертвования рыцарей и мальтийцев, добровольно согласившихся платить на период строительства повышенные налоги, строительные работы растянулись бы на долгие годы. Камень в основание будущего города был заложен ля Валеттом 28 марта 1566 г. К этому времени, впрочем, основные контуры будущих фортификационных сооружений были намечены траншеями и глинобитными сте-{45}нами. На строительстве одновременно работали до 8 тыс. сицилийцев и рабов из числа захваченных рыцарями пленных. Престарелый великий магистр ежедневно бывал на месте будущей столицы, однако завершенными ему удалось увидеть лишь небольшую часовню и несколько бастионов. 28 августа 1568 г. ля Валетт скончался и был погребен в построенной им часовне. Впоследствии прах его был перенесен в алтарную часть собора Св. Иоанна.

Сменивший ля Валетта великий магистр Пьетро дель Монте с огромной энергией продолжил дело своего предшественника. Буквально на глазах росли стены будущего города, окруженные глубокими рвами, возводились мощные бастионы, башни и кронверки. Всего лишь через пять лет после начала строительства стены и укрепления Валлетты - так была названа будущая столица - были в целом завершены. В 1571 году длина ее стен составляла уже около 2 миль, включая 30 хорошо укрепленных бастионов от 60 до 170 футов высотой. В город можно было проникнуть через ворота Сент-Джордж - со стороны будущего предместья Валлетты - Флорианы - и через так называемые Морские ворота, выходившие в гавань Мерсамшетт, где предполагалось содержать военный флот Ордена.

За стенами в короткое время вырос город дворцов и соборов. Новая столица вполне отвечала архитектурным идеалам XVI века. Она раскинулась на склонах холма Шиберрас, вершина которого была срыта. Улицы были спланированы строго перпендикулярно друг другу. Продольные были достаточно широки, чтобы дать разъехаться двум экипажам, а поперечные были уже и короче и предназначались для пешеходов и портшезов.

15 марта 1571 г. великий магистр дель Монте совершил торжественный въезд в новый город. После того как была отслужена праздничная месса, великий магистр направился в дом своего племянника Евстахио в сопровождении всех рыцарей Большого креста и свиты. На следующий день дель Монте отправился выбирать место для собственного дворца. По преданию, земельный участок, на котором он был построен, подарен Ордену благородной мальтийской семьей в вечное пользование за символическую плату в пять зерен пшеницы и стакан воды из колодца, находившегося во внутреннем дворике дворца.

Здание для будущей резиденции великих магистров неоднократно перестраивалось, но и сегодня, любуясь его фасадом, выходящим на площадь Республики, как бы мысленно переносишься на четыре столетия назад архитектурный ансамбль {46} этого старинного квартала складывался по мере того, как росла и укреплялась столица Мальты.

Неподалеку от Дворца великих магистров расположена, пожалуй, главная достопримечательность Валлетты - кафедральный собор Св. Иоанна. Собор поставлен необычно - вдоль оси улицы Республики. Фасад его выходит в небольшой переулок. У бокового крыла, напротив здания Верховного суда Мальты, - памятник рыцарям - героям Великой осады.

Вокруг собора с утра кипит шумное торжище. Здесь десятки небольших магазинов, витрины которых привлекают многочисленных туристов. Небольшую площадь перед фасадом собора облюбовали уличные торговцы, с раннего утра располагающие здесь свои товары. Однако, когда старинный колокол на башне собора бьет один раз, площадь пустеет. Каждый день в один и тот же час торговцы изгоняются от стен храма.

Фасад собора по-монашески строг. Единственное его украшение - балкон, нависающий над входом и опирающийся на две коринфские колонны. С него великие магистры в дни церковных праздников обращались к народу. Отсюда же герольды впервые возвещали имя нового главы Ордена. Фасад венчают две небольшие квадратные башенки, которые когда-то украшали островерхие восьмигранные шпили, придававшие собору сходство с рыцарским замком. Они были сняты в годы второй мировой войны, когда налеты немецкой авиации потрясали собор до основания.

Собор - ровесник Валлетты. Храм во имя Св. Иоанна, покровителя Ордена, рыцари решили воздвигнуть через два года после того, как переехали в свою новую столицу. Строительство велось в 1573-1577 годах на средства великого магистра Жана де ля Кассьера. Собор был торжественно освящен 20 февраля 1573 г.

Строительство собора Орден поручил мальтийскому архитектору Джероламо Кассару, помощнику знаменитого Лапарелли. К этому времени Кассар уже построил церковь Св. Марка в пригороде Мдины Рабате и имел репутацию лучшего архитектора острова. Фасадная часть собора Св. Иоанна повторяет в несколько измененном виде один из эскизов Микеланджело для церкви Сан-Лоренцо во Флоренции.

Внутреннее великолепие собора резко контрастирует с его внешней суровостью. Собор был предметом особой гордости и заботы Ордена. Каждый великий магистр после избрания и каждый рыцарь после повышения в следующий ранг были обязаны делать вклады и преподносить собору богатые подарки. {47} Особой щедростью в его украшении отличались великие магистры братья Рафаэль и Никола Котонеры, чьи гербы особенно часто встречаются на стенах собора. Великий магистр Карафа преподнес выполненный из мрамора и бронзы великолепный алтарь. В 1685 году его стоимость составляла 4500 золотых эскудо. Раймонд де Переллос подарил знаменитые голландские гобелены, выполненные по картинам Рубенса, Пуссена и Маттио Прети. Их и сегодня можно видеть в музее собора. В течение веков здесь скопились несметные сокровища, часть из которых была вывезена рыцарями еще с Родоса. Недаром собор Св. Иоанна, пока его не разграбили гренадеры Наполеона в 1798 году, пользовался славой одного из богатейших католических храмов Европы.

Особую историческую и художественную ценность имеют пол и потолок собора. Осторожно ступаем по плитам из цветного мрамора. Это надгробия 356 захороненных здесь рыцарей. Мраморной цветной мозаикой изображены похоронные процессии, морские битвы, кипарисы над могилами, тюрьмы, черепа, маленькие ангелы с лавровыми венками в руках, амуры. Мозаика выложена на черном фоне с использованием кусочков лилового, желто-золотистого, ржаво-коричневого и вишневого оттенков. Над каждой надгробной плитой - герб рыцаря, украшенный мальтийским крестом. Буквы девизов и надписи - золотые.

В соборе нашли последний приют 26 из 28 великих магистров Ордена, правивших на Мальте. Только два магистра, Дидье де Сен-Жайль и Фердинанд фон Гомпеш, умерли и похоронены за пределами Мальты. 12 гроссмейстеров, среди них де Лиль Адам, ля Валетт, Алоф де Виньякур, похоронены в крипте, подвальном помещении под алтарем. Единственный рыцарь, удостоившийся чести быть похороненным в крипте, - сэр Оливер Старки, секретарь великого магистра ля Валетта и последний из рыцарей английского языка на Мальте. Старки, особо отличившийся в дни Великой осады, пользовался таким уважением среди рыцарей, что, когда он скончался в 1588 году, Совет Ордена принял решение похоронить его с особыми почестями.

Многие великие магистры похоронены в часовнях своих языков, где им сооружены великолепные надгробные памятники. Каждая из часовен, расположенных в боковых нефах собора, посвящена святому, являвшемуся патроном того языка, которому она принадлежала. Декретом великого магистра Алофа де Виньякура от 19 февраля 1603 г. часовни были распределены между языками по старшинству в следующем порядке: Про-{48}ванс, Овернь, Франция, Италия, Арагон, Англия, Германия и, наконец, Кастилья, Леон и Португалия.

Ближнюю с правой стороны к алтарю часовню до сих пор называют часовней мадонны Филермо. Здесь хранилась одна из реликвий Ордена - древняя византийская икона, вывезенная рыцарями с Родоса. Сейчас ее место занимает образ мадонны, перенесенный из часовни Св. Екатерины, принадлежащей итальянскому языку. Ее иногда называют мадонна Карафа, поскольку образ был преподнесен Ордену семьей великого магистра Карафы.

Свод главного нефа собора расписан кистью Маттио Прети. Эль-Калабрезе, как называют его хранители Ордена, появился на Мальте в начале 1661 года в зените славы одного из лучших художников Италии. К этому времени им уже были выполнены фрески в храмах Модены, Неаполя и других итальянских городов.

15 сентября 1661 г. Маттио Прети предложил Совету Ордена расписать и декорировать за свой счет свод собора Св. Иоанна. Совет не только в тот же день утвердил проект, представленный художником, но и сделал его рыцарем. 38 лет своей жизни Прети посвятил работе в соборе Св. Иоанна. Разделив свод нефа на шесть частей, он расписал его сценами из жизни Иоанна Крестителя. Его кисти принадлежит и настенная роспись, изображающая сцены из жизни Ордена. По проектам Эль-Калабрезе исполнена и резьба по камню, украшающая часовни собора. Из уважения к заслугам Маттио Прети он похоронен в храме, его могила находится слева от главного входа.

Маттио Прети и сегодня чтут и помнят на Мальте. В музее изящных искусств действует постоянная экспозиция его картин, среди которых выделяется выразительностью и колоритом полотно "Мученичество Св. Екатерины".

С кафедральным собором Ордена связано и имя другого гиганта позднего Возрождения - Микеланджело Мерити да Караваджо. На Мальте Караваджо работал с июля 1607 года. Им написаны два портрета Алофа де Виньякура, один из которых сейчас в Лувре, другой - в галерее Питти. В музее собора можно видеть еще два полотна, написанных знаменитым художником, - "Усекновение головы Иоанна Крестителя" и "Св. Иеремия".

Картины Караваджо находятся сегодня в капелле правого крыла собора, сооруженного в начале XVIII века. Здесь рыцари собирались вместе для обсуждения текущих дел. Здесь же находится и один из трех органов, установленных в соборе: два других, расположенных над алтарем, изготовлены в конце XVII века. {49}

В капелле собрано немало великолепных произведений искусства, но главные из них - картины Караваджо. Как известно, творчество великого художника характеризовало мастерское использование света и тени, оказавшее огромное влияние на последующее развитие живописи.

В примыкающем к часовне музее можно видеть великолепный реликварий работы Джованни Бернини, в котором хранилась главная реликвия Ордена правая рука Иоанна Крестителя.

История этой реликвии весьма поучительна. Предание гласит, что первым обладателем фрагмента правой руки Иоанна Крестителя, которой тот крестил Христа, был евангелист Лука. Рука хранилась в Антиохии, и первое упоминание о ней относится к эпохе императора Юлиана Отступника (362-363 гг.). Затем она попадает в Константинополь. Император Константин во главе большой процессии собственноручно отнес ее в церковь Св. Иоанна в Петре, где ей поклонялись до падения Константинополя в 1453 году. Мехмет II, завоеватель Константинополя, перенес руку в сокровищницу своего дворца, но там она находилась недолго. Султан Баязет II, желая продемонстрировать Ордену свое миролюбие, передал рыцарям бесценную реликвию. Его посол вручил кипарисовый ларец, в котором на розовом шелке лежала рука Иоанна Крестителя, великому магистру Пьеру д'Обюссону на Родосе в 1484 году. Специальная комиссия установила подлинность реликвии. Рыцари привезли руку на Мальту в 1530 году, и с тех пор в течение 268 лет она хранилась в соборе Св. Иоанна в прекрасном золотом реликварии, осыпанном драгоценными камнями. После оккупации Мальты французами великому магистру фон Гомпешу, удалившемуся в Триест, было позволено взять руку с собой 16.

Однако вернемся в собор. Один из самых замечательных памятников, находившихся в нем, - надгробие великого магистра Никола Котонера в часовне Арагона, Каталонии и Наварры. Надгробная композиция выполнена скульптором Доменико Гвиди (1628-1701 гг.) в Риме, затем перевезена на Мальту. Мраморный постамент, на котором установлен бюст великого магистра, опирается на фигуры двух полуобнаженных мужчин, выполненные из белого мрамора в полный рост. Они сгибаются под тяжестью пушек, груды оружия и военных трофеев. За головой Котонера - мраморная пирамида, по обе стороны которой изображены парящие ангелы. Один из них держит в руках герб великого магистра.

Левая фигура невольно привлекает особое внимание. Это обнаженный по пояс мускулистый человек, на гладко выбри-{50}той голове которого оставлен только длинный запорожский чуб - оселедец. Как удалось выяснить, есть две версии появления человека с внешностью запорожца в соборе Св. Иоанна. Согласно одной из них, фигура запорожца символизирует связи Ордена в середине XVII века с вольной казачьей республикой, боровшейся против своих извечных врагов - турок. Согласно другой, это польский князь Радзивилл, попавший в плен на турецкую галеру, а затем освобожденный рыцарями и долго живший на Мальте. В любом случае фигуру запорожца на памятнике Никола Котонеру можно считать свидетельством давних, но пока еще слабо изученных связей Польши и южной Украины с Орденом 17.

В том, что такие связи существовали, мы вскоре убедимся. Однако прежде остановимся на годах Корсо - так принято называть период со снятия Великой осады до конца XVII века, в течение которого госпитальеры были грозной силой в Средиземноморье.

ГОДЫ КОРСО

Ко времени прибытия на Мальту боевая мощь орденского флота состояла из четырех кораблей: большой баракки * "Санта Анна" и трех галер - "Сан Джованни", "Аквила" и "Санта Мария Витториозо". Остальные корабли, на которых прибыли рыцари и их имущество, были простыми транспортами и не годились для ведения боевых действий. "Санта Анна" считалась одним из самых больших кораблей своего времени, но она была тихоходна и слабоманевренна. В 1548 году, когда содержать ее стало слишком дорого, она была взорвана. 23 октября 1553 г. на Мальту обрушился невиданной силы ураган, в результате которого на дне моря оказались почти все галеры Ордена вместе со своими экипажами 18.

Финансовые затруднения Ордена после конфискации в 1534 году его владений в Англии Генрихом VIII исключали возможность приобретения и оснащения новых военных кораблей. В результате к 1558 году Орден располагал всего лишь четырьмя боеспособными галерами и одним галеотом.

Адмиралом орденского флота по традиции назначался бальи итальянского языка. Учитывая, однако, что рыцари обычно до-{51}стигали этого важного поста в преклонном возрасте, когда от адмирала уже трудно было ожидать личного участия в военных действиях, была создана новая должность главного капитана галерного флота. На нее обычно назначался рыцарь с солидными познаниями в навигации. Уже к середине XVI века капитаны мальтийских галер по праву считались самыми искусными моряками своего времени. В ходе предпринятой Орденом в союзе с Испанией в 1560 году неудачной попытки вновь овладеть Триполи госпитальеры направили к берегам Северной Африки пять галер. Однако вскоре количество действующих галер вновь сократилось, на этот раз из-за нехватки гребцов.

Трижды в год галеры Ордена выходили на Корсо - погоню в открытом море за пиратскими судами из Алжира, Туниса и Триполи. Они редко возвращались без добычи. К концу XVI века на острове уже не ощущалось нехватки в гребцах: экипажи захваченных рыцарями кораблей становились галерными рабами.

Помимо Корсо рыцари участвовали в экспедициях испанского флота против Турции и ее североафриканских вассалов. Мы уже говорили о том, что в 1535 году они помогли испанцам выбить Хайруддина Барбароссу из Туниса. В 1541 году бальи Георг Шиллинг возглавил четыре галеры Ордена в экспедиции к берегам Алжира. В 1560 году пять галер Ордена участвовали в новой неудачной попытке вернуть Триполи. Через три года галеры Ордена вновь сражались рядом с испанским флотом. Перечисление этих операций можно было бы продолжить, поскольку на протяжении XVI века рыцари неизменно участвовали во всех морских сражениях между османской империей Сулеймана Великолепного и габсбургской Испанией Карла V и Филиппа II.

Первые три десятилетия XVII века прошли для госпитальеров в постоянном ожидании нападения со стороны турок. Боевые тревоги на острове объявлялись в 1598, 1603, 1610, 1614, 1615, 1618, 1619 и 1629 годах. Вход в Большую гавань был почти постоянно перекрыт массивной металлической цепью, натянутой от форта Рикасолли до форта Сент-Эльмо.

В XVII веке военный флот госпитальеров приобрел славу первого в Средиземном море. Орденские галеры все чаще выходили на Корсо в союзе с военными кораблями других малых государств Европы - герцогства Тосканского, Королевства обеих Сицилий и папского государства. Причем если Ватикан был представлен 4-5 галерами, Великое герцогство Тосканское и Королевство обеих Сицилий - пятью, то Орден регулярно направлял на Корсо от 6 до 7 галер. В 1655 и 1657 годах галеры Ордена приняли {52} участие в попытках блокировать Дарданеллы в союзе с Генуей и Венецией. В 1664 году рыцари напали на Алжир, а в 1707 году помогли испанцам захватить Оран. Галеры Ордена участвовали в героической обороне Кандии, которую венецианцам удалось отстоять в 1645-1669 годах.

Случались и неудачи. Самая крупная из них произошла в 1570 году, когда Орден направил эскадру из четырех галер под командованием Жана Франсуа де Сент Клемента, годом ранее избранного главным капитаном орденских галер, на помощь венецианцам, защищавшим порт Фамагуста (Кипр), осажденный турками. 26 июня эскадра покинула Большую гавань и направилась в Палермо, который был назначен пунктом сбора. К несчастью, по дороге скончался капитан одной из галер - Сальваторе ля Батте. Сент Клемент, невзирая на протесты других капитанов, решил вернуться на Мальту, чтобы доложить о случившемся великому магистру дель Монте. Впоследствии, однако, выяснилось, что Сент Клемент взял в Сицилии на борт своей галеры груз продовольствия и вина для арагонского языка, в котором занимал пост консерваторе (интенданта). К тому же капитаны галер обвинили Сент Клемента в стремлении уклониться от боя со встреченными по дороге двадцатью галеотами знаменитого пирата Уджд Али, преемника Барбароссы и Драгута.

В середине июля эскадра Сент Клемента вновь отправилась в плавание. Однако у берегов острова Гозо, попав в сильный шторм, она стала легкой добычей поджидавших ее корсаров. Самому Сент Клементу удалось спастись, но более тысячи человек экипажа, включая 80 рыцарей, попали в плен. По возвращении на Мальту Сент Клемент был арестован, несмотря на рекомендательные письма, которыми он заручился в Риме. Орденский суд приговорил Сент Клемента и капитана одной из галер Орландо Магри к смертной казни с конфискацией имущества и исключением из Ордена. Главным пунктом обвинения было то, что они оставили знамя Ордена врагу. Решение суда получило на Мальте широчайший резонанс, поскольку Сент Клемента и Магри знали как отважных рыцарей, безупречно сражавшихся во время Великой осады. Воспоминание об этом печальном случае было свежо и 27 лет спустя, когда капитул Ордена, собравшись на свое очередное заседание, постановил, что галеры, отправляющиеся на Корсо, не имеют права брать на борт никакого груза.

Через год судьба вновь свела госпитальеров и корсаров Уджд Али лицом к лицу, 7 октября 1571 г. в заливе Лепанто был разгромлен и сожжен огромный турецкий флот, состояв-{53}ший из 239 кораблей. Четыре галеры госпитальеров, предводительствуемые Пьетро Джустиниани, сражались на левом фланге. В результате неудачного маневра генуэзских парусников, увлекшихся преследованием отступавшего неприятеля, госпитальеры остались один на один с отрядом турецкого флота, сумевшим без потерь выйти из сражения. Он состоял из 30 галер под командованием Уджд Али. В завязавшемся неравном бою корсары захватили флагманскую галеру госпитальеров и зверски вырезали весь ее экипаж. Когда пришедшие на помощь союзники отбили орденскую галеру у корсаров, они нашли на ее борту всего трех оставшихся в живых рыцарей, включая чудом уцелевшего Джустиниани. Справедливости ради надо сказать, что военные неудачи госпитальеров носили, как правило, частный характер. Из большинства столкновений с турками и североафриканскими корсарами они выходили победителями. В архивах Ордена только за первую половину XVII века зарегистрировано 18 крупных морских побед и удачных десантов на территории Триполи, Туниса и Алжира. Примером может служить одна из наиболее выдающихся побед, одержанных рыцарями 5 мая 1603 г., когда флот рыцарей внезапно появился у западного побережья Пелопонесского полуострова. Высаженный на берег десант легко захватил турецкие крепости в Лепанто и Патрасе. Турки потеряли около 400 солдат во главе с главнокомандующим, госпитальеры - только двух рыцарей и 10 солдат.

После разгрома османов войсками Яна Собесского под стенами Вены в 1683 году начинается новый период средиземноморской истории. Он отмечен постепенным упадком могущества Османской империи, потерпевшей ряд чувствительных поражений в Эгейском и Средиземном морях. В ходе так называемой войны за Морею (1683-1699 гг.) госпитальеры действовали в тесном контакте с Антитурецкой лигой, объединившей на первом этапе Испанию, Польшу, Венецию и папское государство. Однако союзники действовали все более вяло. На смену средневековой романтике крестовых походов приходило трезвое стремление развивать торговые связи в Восточном Средиземноморье. Герцогство Тосканское и Генуя первыми утратили интерес к войне. За ними последовала Венеция, получившая по Карловицкому миру (21 февраля 1699 г.) Морею и часть Далматского побережья.

С наступлением XVIII века, открывшегося захватом Великобританией Гибралтара, в Средиземноморье начинается эпоха соперничества великих держав. Годам Корсо приходит конец. {54}

У ИСТОКОВ "РУССКОЙ ЛЕГЕНДЫ"

Когда в третьем часу ночи 12 мая 1698 г. галера адмирала мальтийского флота Спинола коснулась бортом причала Валлетты, с форта Сент-Эльмо грянул пушечный салют. Разбуженные начавшейся канонадой жители с удивлением наблюдали за тем, как по трапу, перекинутому с борта галеры, носильщики осторожно вынесли богато изукрашенный портшез. В окошке была видна голова вельможи в длинном французском парике. В свете факелов лицо его казалось зеленоватым от морской болезни.

Носильщики остановились у запряженной цугом кареты с гербом великого магистра Раймона де Переллоса, дверь портшеза отворилась и, опершись на руку подоспевшего церемониймейстера, Борис Петрович Шереметьев, наместник Вятский и ближний боярин царя Петра Алексеевича, грузно ступил на землю Мальты. Ехать прямо с пристани на аудиенцию к великому магистру, который, несмотря на поздний час, ожидал его во дворце, Шереметьев отказался, сославшись на нездоровье. Не ожидая, пока сопровождавшая его немалая свита рассядется по экипажам, Шереметьев поднялся в карету, и пышная кавалькада тронулась в путь. Впереди бежали факельщики, разгоняя быстро собиравшиеся толпы любопытных, сзади маршировала рота охраны. Адмирал Спинола и церемониймейстер Ордена сопровождали знатного гостя до резиденции, отведенной ему в доме покойного великого магистра Никола Котонера.

В течение всего следующего дня, 13 мая, Шереметьев из дома не выходил. Между тем по городу начали распространяться самые фантастические слухи относительно личности таинственного путешественника из далекой Москвы. Поговаривали даже, что Шереметьев - это вовсе не Шереметьев, а под его именем скрывается приехавший инкогнито на Мальту русский государь.

Стоит ли говорить о том, что легенда эта лишена всяких оснований? Великое посольство (1697-1698 гг.), отправившееся при участии самого Петра в Европу, чтобы расшевелить Антитурецкую лигу (в ее состав к тому времени вошла и Россия), действительно по времени совпало с поездкой Шереметьева на Мальту (Борис Петрович выехал из Москвы в конце 1697 года). Известно, однако, что даже до Рима Петр не добрался: стрелецкий бунт заставил его вернуться домой с полдороги.

Шереметьев отправился в Рим и на остров Мальту по личному почину, по "охоте его", как значилось в царской грамоте, которую Борис Петрович вручил в Риме папе Иннокентию XII. Сам он говорил, что в Рим едет поклониться мощам апостолов Петра {55} и Павла в благодарность за победу над турками, а на Мальту - чтобы общением с мальтийскими рыцарями "большую себе к воинской способности восприять охоту" 19.

Впрочем, частный характер поездки Шереметьева вовсе не означал, что у него не было официальных поручений. Дипломаты Петра, пытаясь сплотить союзников по Антитурецкой лиге, вели трактаменты в Вене и у двора венецианского дожа, выезжали в Кёнигсберг, Прагу, Лондон и Рим. Н. Н. Бантыш-Каменский в "Обзоре внешних сношений России с державами иностранными" отмечал, что Шереметьев был послан за границу "для обозрения тамошних поведений и для примечания военных, морских с турками у венециан и мальтийцев обращений". Кроме того, Шереметьев должен был, очевидно, подготовить почву для предстоящего приезда в Рим Великого посольства и вообще для сближения с папой, который традиционно играл важную роль в объединении Европы против турецкой угрозы. Для этих целей Шереметьев был снабжен грамотами Петра I императору, папе и великому магистру Мальтийского ордена.

Ко времени приезда на Мальту Шереметьеву было 45 лет, его государственные и военные заслуги были широко известны. Начав карьеру при дворе комнатным стольником - рындой, он быстро продвинулся на служебном поприще и еще при царевне Софье был возведен в почетное звание ближнего боярина. Борис Петрович участвовал в Крымских походах в 1687-1689 годах и в кампании 1695 года в низовьях Днепра. Это принесло ему славу искусного полководца.

Шереметьев путешествовал целым домом: в Риме его свита насчитывала 15 человек, в Венеции он захватил с собой двух младших братьев, путешествовавших по Италии.

В Кракове Шереметьева принимал польский король Август II, в Вене император Леопольд, в Венеции дож послал знатному гостю угощение, состоявшее из разных сладостей на 180 блюдах, 60 фляг вина разных сортов и "свеч восковых всяких множество". Профессор Е. Шмурло, автор исследования о поездке Шереметьева на Мальту, справедливо замечает: "Появлению Шереметьева в Европе современники придавали несомненный политический характер, тем более что сам он, своим поведением, не только не оспаривал такого представления, но, сознательно или бессознательно, давал повод думать, что поездка его предпринята неспроста" 20.

Посол Мальтийского ордена при папском дворе Сакетти, извещая великого магистра 12 апреля 1698 г. о предстоящем приезде Шереметьева, рекомендовал его как "родственника {56} царя, главнокомандующего войсками, милостиво принятого Святым отцом". Речь Шереметьева на приеме у папы произвела большой резонанс в Европе: при переводе на латынь вполне канонически звучавшего на русском языке текста вольно или невольно были допущены такие выражения, что создавалось впечатление о признании Шереметьевым папы главой Вселенской церкви 21.

Сравнив русский текст изданной в 1773 году "Записки о путешествии Б. П. Шереметьева" 22 с официальными протоколами папской канцелярии и дипломатической перепиской, сохранившейся в архивах Флоренции, Е. Шмурло отмечает серьезные расхождения в описании подробностей приема Шереметьева у папы в русских и итальянских источниках. Согласно русской версии, Шереметьев вошел в приемную залу при шпаге и шляпе и говорил речь стоя, поцеловав по ее окончании руку римского первосвященника. По итальянской версии, Шереметьев начал читать речь коленопреклоненно; затем по знаку папы поднялся и поцеловал по традиции туфлю папы в конце аудиенции.

Как бы там ни было, но после аудиенции у присутствовавших на ней иезуитов сложилось впечатление, что он готов принять католичество. Шереметьев долго беседовал с иезуитами относительно какой-то привезенной им из Москвы книги, направленной против латинской церкви. Сопровождавший Шереметьева Алексей Курбатов, будущий архангельский вице-губернатор, в это же время тайно принял в Риме католичество.

Однако ожидания эти оказались напрасными. На второй аудиенции у папы (по возвращении с Мальты) Шереметьев вел себя совсем иначе. Иннокентий XII, зная, что в боковых покоях уже находился нарочно доставленный для такого случая епископ, дал понять Шереметьеву, что ждет его последнего слова. Тот, однако, в ответ заявил, что переходить в католичество и не думал.

Из Рима Шереметьев выехал 14 апреля. Путь его на Мальту лежал через Неаполь и Мессину. Еще в Неаполе ему советовали принять меры предосторожности против пиратов. Прибыв же на Сицилию, Шереметьев узнал, что накануне его приезда вблизи Мессины североафриканские пираты захватили в плен купеческий корабль.

За мысом Пассаро Шереметьева ожидали семь галер мальтийского флота, которые должны были обеспечить безопасность его путешествия. Адмирал Спинола "упросил" Бориса Петровича перейти на борт своей галеры и принять командование над эскадрой. В это время на горизонте появились четыре турецких {57} корабля. Казалось, сама судьба благоприятствовала Шереметьеву. Представлялся прекрасный случай заслужить новые военные лавры. "И того же часа, нимало не мешкав, подняв паруса на всех галерах и греблею, гнали немалые часы, расстроясь в ордер баталий", - повествует "Записка". Однако догнать неприятеля не удалось, и погоню пришлось прекратить. Тем временем в море показалась одинокая тартана, направлявшаяся, как выяснилось позже, из Александрии в Тунис. Не разглядев сгоряча, что тартана следует под французским флагом, ее обстреляли с адмиральской галеры, к счастью, не причинив французским коммерсантам вреда. Так или иначе морское крещение Шереметьева состоялось.

Впрочем, как мы уже знаем, дальнейшие события развивались не к чести Бориса Петровича. Ночью его укачало, и установленный заранее торжественный порядок встречи, приготовленной для него на Мальте, пришлось изменить.

Аудиенция Шереметьева у великого магистра Раймона де Переллоса состоялась 14 мая. Борис Петрович передал Переллосу грамоту Петра I, в которой указывалось на возможность и желательность сближения России и Мальты в борьбе против турецкой угрозы. "Завоевав Казы-Кермень и Азов, говорилось в грамоте, - заключив союз с цесарем, королем Польским и республикой Венецейской в целях на тех неприятелей, Турского султана и хана Крымского, войска наши с разных стран водяным и сухим путем войною посылать и государства и юрты их наступательно воевать", мы надеемся, что "по сему нашему объявлению, тот случай в сие удобное время и вас, славных кавалеров, против тех неприятелей наипаче прежнего охотных сотворит" 23.

Грамота царя, а также письмо императора Леопольда произвели на Переллоса большое впечатление. Намеченная программа чествований показалась теперь недостаточной. В нее были введены новые церемонии.

В знак особого уважения великий магистр послал к дому Шереметьева своего трубача, который услаждал его слух музыкой во время обеда. Капитул постановил во время посещения Шереметьевым укреплений острова производить с каждого из них салют, соответствующий числу расположенных на нем пушек. При отъезде и при посадке на корабль с каждой галеры мальтийской эскадры предписывалось давать по четыре выстрела. Было также решено пожаловать Шереметьева золотым крестом с бриллиантами, выдать грамоту на право ношения этого креста, оказать ему особые почести при посещении собора Св. Иоанна. {58}

Каждый день пребывания Шереметьева на Мальте был заполнен визитами, которые делали ему члены орденского капитула и простые рыцари. Сам он посетил только адмирала Спинолу, которому преподнес золотой перстень с лазоревым яхонтом в алмазной оправе и дорогих соболей. Шереметьеву показывали крепостные форты под звуки пушечных салютов, возили его осматривать Госпиталь, а в воскресенье, пришедшееся на Троицын день, пригласили в собор на торжественную обедню, где он сидел на епископском месте на двух подушках.

В день отъезда состоялась церемония пожалования Шереметьева в кавалеры Мальтийского ордена. В честь нового рыцаря был устроен парадный обед, причем Шереметьев сидел на почетном месте - по правую руку от великого магистра.

Провожать Шереметьева рыцари вышли в открытое море. Две галеры везли знатного гостя до мыса Пассаро. Ночью за ним гнались пираты, но все обошлось благополучно.

Контакты Шереметьева в Ватикане не остались незамеченными Русской православной церковью. Патриарх Адриан выразил осторожное, но твердое порицание его аудиенции у папы. Дьякон Петр Артемьев, ведший "Записку" о путешествии Шереметьева, был расстрижен и сослан в Соловецкий монастырь. Лишь начавшаяся Северная война избавила Шереметьева от новых неприятностей.

Пожалованным ему на Мальте крестом Шереметьев и его наследники очень гордились. Последние годы жизни Борис Петрович, скончавшийся в 1719 году, провел в Москве в благотворительной деятельности, как и подобало первому русскому кавалеру Большого креста Ордена госпитальеров. Его сын Петр Борисович основал в Москве Странноприимный дом, известный ныне москвичам как институт Склифосовского.

"Записка" о путешествии Б. П. Шереметьева, отредактированная и изданная его сыном П. Б. Шереметьевым в 1773 году, явилась одной из первых публикаций, познакомивших русского читателя с Мальтой. Впрочем, надо признать, что Мальта описана в ней кратко и довольно поверхностно. Значительно более подробные сведения об острове и истории Ордена читающая публика могла найти в путевом дневнике другого путешественника из России, побывавшего на Мальте за десять месяцев до Шереметьева. Стольник Петр Андреевич Толстой, посетивший остров в июле 1697 года, собственноручно описал свое путешествие, собрав доступные ему сведения об истории Ордена. Однако рукопись его была опубликована в журнале "Русский архив" только в {59} 1888 году 24. Дневник Толстого включался в хрестоматии по русской литературе 25.

Судьба П. А. Толстого была трудной: при царях Алексее Михайловиче и Федоре Алексеевиче он был стольником, затем служил в Семеновском и Преображенском полках. Во времена Софьи он оказался замешанным в первом стрелецком бунте и чудом избежал казни. "Голова, голова! - говорил Петр Толстому. - Кабы не так умна ты была, давно я отрубить бы тебя велел". Один из выдающихся людей своего времени, горячий поборник петровских реформ, П. А. Толстой стал первым постоянным посланником России в Константинополе, выполнял различные дипломатические поручения Петра, в том числе и связанные с делом царевича Алексея.

За границу он был послан вместе с 37 другими отпрысками знатных русских семей для изучения военного и морского дела; царская инструкция предписывала по возможности участвовать в морском бою. В путешествие Толстой отправился уже будучи 52 лет от роду, но, несмотря на столь солидный возраст, он исключительно добросовестно отнесся к царскому поручению: вдоль и поперек изъездил Италию и Австрию, добрался до Мальты, изучил итальянский язык, на котором впоследствии объяснялся и писал.

На Мальту Толстой прибыл 19 июля 1697 г. с рекомендательными письмами от двух знакомых ему кавалеров Ордена в Риме. Прием его на Мальте резко отличался от помпезности, которой была окружена поездка Шереметьева. Петр Андреевич был принят как простой путешественник и поселился в Валлетте в "Остерии Долорезо". Из уважения к совершенному им длительному путешествию великий магистр Переллос принял его для краткой аудиенции. Толстой отмечает в своем дневнике, что Переллос встретил его радушно, "снял шляпу и, поклонившись, говорил: я-де себе почитаю за великое счастье, что ты-де, великого государя человек, из дальних краев приехал видеть охотою мое малое владетельство, мальтийский остров". Переллос разрешил Толстому беспрепятственно осмотреть крепостные сооружения Мальты и даже любезно предоставил ему для поездки по острову свою карету.

Толстой провел на Мальте около двух недель. Форты Валлетты, оружейный двор произвели на него глубокое впечатление. Он много общался с рыцарями, был принят в загородном замке великого магистра (очевидно, в Мдине), посетил Госпиталь. Толстой разъезжал в лодке по Большой гавани, осматривал форт Сент-Анжело и форт Рикасолли. Он особо отметил, что Мальта {60} "сделана предивною фортификациею и с такими крепостями от моря и от земли, что уму человеческому непостижимо". При расставании Переллос прислал Толстому грамоту, в которой похвально отзывался о его "учтивости и явных поступках" и свидетельствовал о встречах русского путешественника с турецкими кораблями во время плавания от Сицилии до Мальты.

В Москву П. А. Толстой вернулся позже Шереметьева - 27 января 1699 г.

У ШЕВАЛЬЕ ЖОЗЕФА ГАЛЕА

Первый опыт установления прямых русско-мальтийских связей оказался неудачным. Союзники России по Антитурецкой лиге заключили на Карловицком конгрессе (1698-1699 гг.) сепаратный мирный договор с Турцией, вынудив Россию на время отложить борьбу за выход к Черному морю. Начавшаяся вскоре Северная война потребовала концентрации сил России совсем в другом направлении. К тому же изменение политической конъюнктуры в Европе после Карловицкого конгресса коснулось и Мальты. Совместная мальтийско-итальяно-неаполитанская морская экспедиция к берегам Мореи в 1694 году, когда был завоеван Наварин, а позже Хиос, стала последним крупным походом мальтийских галер против Османской империи. С наступлением XVIII века Орден вступил в период упадка и внутренней смуты. Русско-мальтийские связи прервались почти на полвека.

И, тем не менее, большинство западных исследователей истории Ордена мальтийских рыцарей неизменно ссылаются на эпизод с приездом Шереметьева на Мальту как на первое свидетельство экспансионистского характера политики русского царизма в Средиземном море. Эта точка зрения разделяется и некоторыми мальтийскими учеными 26, несмотря на тот очевидный факт, что вплоть до второй половины XVIII века Россия просто-напросто не располагала военным флотом, способным совершить экспедицию в Средиземное море.

Одним из признанных авторитетов по истории Ордена на Мальте считается шевалье Жозеф Галеа, который долгое время работал в музее собора Св. Павла в Мдине.

Расстояния на острове невелики, и дорога от Валлетты до Мдины заняла не более получаса. Древняя столица Мальты находится в самом центре острова на небольшом плоскогорье. Местоположение города, очевидно, предопределили источники пресной воды, в изобилии имеющиеся в его окрестностях. Вдоль {61} дороги проходит неплохо сохранившийся до наших дней акведук, сооруженный в начале XVII века великим магистром Алофом де Виньякуром на собственные средства. Акведук построен настолько добротно, что действует до сих пор.

Мдина напоминает обнесенный высокой крепостной стеной средневековый замок, стоящий среди возделанных полей. Самое высокое здание в городе собор Сент-Пол. К сожалению, музей при соборе был закрыт по случаю воскресного дня, однако в музее натуральной истории нам охотно показали дом Жозефа Галеа.

Не без труда находим в лабиринте узких средневековых улочек старинный дом с дверью, покрашенной в красный цвет.

- Моя семья живет в этом доме с начала XIII века, - сказал нам радушный хозяин, приглашая в свой кабинет, стены которого от потолка до пола уставлены книгами по истории Мальты. - В путеводителях его называют нормандским домом. Он считается одним из наиболее хорошо сохранившихся образцов сицило-нормандского стиля. Обратите внимание на окна второго этажа: их сдвоенная сводчатая форма характерна для той эпохи.

Шевалье Галеа (так до сих пор называют членов Ордена) оказался великолепным собеседником. Кажется, нет такого эпизода в истории Ордена, который не был бы во всех деталях известен старому ученому.

- Шереметьев - это моя слабость, - воскликнул он, услышав наш вопрос. - Граф Борис, как, кстати, его отчество?

Он испытующе посмотрел на нас.

- Борис Петрович.

- Вольтер в своей "Истории Петра Великого" пишет, что в свите Шереметьева был некий загадочный боярин, возможно, сам Петр, - продолжал Галеа.

Так вот, оказывается, где берет начало пресловутая "русская легенда"!

- Вольтера вряд ли можно считать специалистом в вопросах русской истории, хотя он и писал свою "Историю" по русским архивным материалам, которые присылались ему по указанию Екатерины II.

Галеа скептически поднял брови.

- Но не станете же вы отрицать, что еще с петровских времен Россия стремилась получить доступ к теплым морям? - произнес он.

- Обязательно станем. Россия действительно вела долгие войны за выход к Черному морю, к своим естественным южным {62} границам, но планы ее в отношении Средиземного моря и в эпоху Петра I, и в царствование Екатерины II были связаны исключительно с интересами торгового мореплавания. Во время русско-турецкой войны 1768-1774 годов, когда русский военный флот впервые появился в Средиземноморье, под русское подданство добровольно перешли двадцать островов Греческого архипелага. Если бы Екатерина захотела тогда получить базу в Эгейском море, сделать это было бы весьма просто. Однако с окончанием войны наш флот вернулся на родину. Вот павловские времена - это другое дело. Политика Павла I в отношении Мальты, действительно, была весьма противоречивой. Но ведь это аномалия, уже Александр I придал русской внешней политике совсем иное направление.

- Позвольте мне все же остаться при своем мнении, - сказал Галеа. Дело в том, что ваши первые консулы на Мальте были, мягко говоря, не очень удачно подобраны. Маркиз Кавалькабо, например, оставил о себе самую дурную славу. Весьма неловко вел себя и ваш посланник в Неаполе Италинский, посетивший остров в 1799 году.

Не желая осложнять беседу, мы поинтересовались, не известно ли Галеа происхождение прекрасно сохранившейся русской иконы XVI века, находящейся в экспозиции Музея изящных искусств в Валлетте,

- Не та ли это икона, которую Шереметьев подарил Переллосу?

Старый ученый улыбнулся и сказал:

- Не торопитесь, вы хотите за один день раскрыть все тайны Мальтийского ордена. Я расскажу вам кое-что, а выводы делайте сами.

Когда император Феодосий в 395 году объявил о разделе своих владений на Западную и Восточную Римские империи, Мальта оказалась в составе Восточной. В этот период на острове было немало греческих священников, открывавших свои храмы. До сих пор в сельских церквах Мальты можно видеть немало древних икон византийского и даже русского письма. Есть они и в моей личной коллекции.

С неожиданной для его возраста легкостью Галеа поднялся по лестнице, ведущей на второй этаж, и широко распахнул дверь в обширный столовый зал. Справа от входа под стеклом висел старинный образ Богородицы.

- По заключению экспертов, это русская икона. Она хранится в моей семье несколько веков, и я иногда думаю: не та ли это икона, которая вас интересует? {63}

Галеа показал нам свой домашний музей, который может с успехом соперничать с Национальным музеем в Валлетте по богатству своих экспонатов. Здесь собрана терракота и керамика - начиная с финикийского периода и кончая концом греко-романского. На полках аккуратно расставлены статуи египетской богини Нейт, коллекция скарабеев, великолепные фигурные вазы из Микен.

- Все это найдено на Мальте. Как видите, с древнейших времен остров был связан тысячью нитей, не только торговых, но и культурных, с древним Египтом, с Финикией и с Грецией.

- Однако, скажите, шевалье, почему вы держите у себя дома статую этого человека? - с наигранным негодованием спросили мы, указывая на прекрасный мраморный бюст Наполеона.

- Но это же работа великого Кановы, - обиделся Галеа.

- Неужели оригинал?

- В моей коллекции нет копий, - с гордостью ответил хозяин.

- В нашем Эрмитаже хранятся великолепные бюсты Екатерины II и Павла I работы Кановы.

- Это естественно, - сказал Галеа. - Канова долго работал в России. Он попал туда вместе с Калиостро. Знаете ли вы, кстати, что он был женат на сестре Калиостро?

Галеа шутливо провел рукой по голове великого корсиканца.

- Этот человек за неделю принес Ордену столько несчастий, - сказал он, - сколько не выпало на его долю за всю многовековую историю. Но что поделаешь, это же Канова.

Мы снова спустились в рабочий кабинет хозяина. На стене вдоль лестницы - великолепные гравюры, изображающие взятие Мальты наполеоновской экспедицией. Копии многих из них мы видели в туристических магазинах Валлетты.

- Это тоже подлинники, - с гордостью заметил Галеа.

Наша беседа затянулась. Прощаясь, мы пожаловались Галеа, что не смогли отыскать в архивах Ордена письмо Петра, переданное Шереметьевым Переллосу.

- Я постараюсь вам помочь, - ответил он. - Во всяком случае, я уже сейчас могу сказать, где вы можете видеть письма Елизаветы, Петра III и Екатерины II великим магистрам Ордена.

Галеа встал с кресла, подошел к письменному столу и, раскрыв тетрадь в черном переплете со старинной монограммой, продиктовал нам: письмо Елизаветы Петровны гроссмейстеру Пинто от 3 октября 1743 г., письмо Петра III от 25 декабря 1761 г. {64} и письмо Екатерины II от 30 июня 1762 г., извещающие Орден о вступлении этих государей на престол, находятся в томе 57 архивов Ордена Св. Иоанна.

- Не тот ли это том, который выставлен в постоянной экспозиции и раскрыт на странице, где подшито письмо Генриха VIII, извещающее Орден о конфискации его владений в Англии?

- Именно тот, - отвечал Галеа. - Я сам составлял эту экспозицию. Впрочем, если вы помните пояснительные надписи, то можете удостовериться, что это мой почерк.

Он протянул нам свою тетрадь, в которой четким каллиграфическим почерком были сделаны пометки.

На следующий день мы направились в Национальную библиотеку. Здесь хранится не только самое полное собрание книг по истории Мальты, но и архивы Ордена за период с 1107 по 1798 год, а также документы системы местного самоуправления, существовавшей на острове с конца XIII века. Одни архивы Ордена составляют около 7 тысяч единиц хранения, включая древние пергаменты, манускрипты и папки, в которых подшита корреспонденция.

Формальности на удивление просты: любой из имеющихся в библиотеке документов можно получить по предъявлении паспорта. С помощью библиотекаря осторожно вынимаем из витрины 57-й том архивов и аккуратно водружаем его на большой пюпитр, стоящий на письменном столе.

Жозеф Галеа оказался прав. Все перечисленные им письма налицо. Осторожно переворачиваем высохшие от времени страницы и добираемся до письма Екатерины к великому магистру Рогану от 30 июня 1762 г. Письмо, писанное полууставом, великолепно сохранилось.

"Преимущественнейший господин, - медленно разбираем старинный текст, мы не можем обойтись Вашему Преимуществу через сию нотификацию учинить, каким образом мы праведным и непостижимым Божьим руковождением по единодушного всего нашего российского народа желанию 28 сего месяца на Всероссийский Императорский престол щастливо вступили и правительство сей Империи к общей радости верных наших подданных восприяли".

Тот, кому доводилось работать в архивах, поймет чувство, которое мы испытывали, листая в тиши библиотечного зала на далекой Мальте, за тысячу километров от России, письмо, написанное через два дня после переворота 28 июня 1762 г., когда штыки семеновцев и преображенцев привели к власти императрицу Екатерину Алексеевну. {65}

ВЕК ПРОСВЕЩЕНИЯ И МАЛЬТА

Признаться, неблагоприятные отзывы Галеа о русских дипломатах на Мальте в XVIII веке посеяли в душе некоторое смятение. Пришлось основательно потрудиться, прежде чем удалось разобраться, как же складывались отношения России и Ордена во второй половине XVIII века.

Впрочем, всему свое время. Прежде чем начать распутывать дипломатические комбинации Екатерины II и Павла I, посмотрим, что же принес Ордену век Просвещения?

В XVIII веке на Мальте жило от 700 до 1000 рыцарей, представлявших семь или восемь наций. На каком языке они общались между собой? Только не на мальтийском. Из великих магистров его знал только Роган. И не на латыни, поскольку среди рыцарей было не так много людей, получивших всестороннее образование. Наиболее распространенными языками среди членов Ордена являлись французский и итальянский.

Это естественно: более половины рыцарей были французами. Их три языка располагали 272 командорствами во Франции. Мальтийцев в Орден не принимали. Единственным исключением был некий кавалер де Майе.

Орден по-прежнему оставался самым аристократическим в Европе. Отпрыск французской дворянской фамилии, желавший вступить в него, был обязан представить доказательства благородного происхождения в восьми восходящих поколениях. Итальянцы требовали только четыре колена дворянства, но древность рода должна была составлять не менее двух веков. Языки Арагона и Кастильи, к которым относилась и Португалия, также ограничивались четырьмя коленами благородного происхождения. Их основной заботой было доказать, что в венах кандидатов в рыцари не течет ни капли мавританской или еврейской крови. Строже всех к этому вопросу подходили в англо-баварском языке. От немецких рыцарей требовали шестнадцать колен дворянства. Немцы не принимали в Орден дворян, выдвинувшихся на гражданском поприще, тем более купцов. Членом англо-баварского языка не мог бы стать даже незаконнорожденный принц королевской крови.

Доказательства благородного происхождения изучались самым тщательным образом сначала на месте, а затем специальной комиссией на Мальте. Значительную часть орденского архива, хранящегося в Национальной библиотеке Валлетты, занимают генеалогические таблицы рыцарей. Окончательно кандидатура нового рыцаря одобрялась капитулом Ордена. {66} Только папа мог помочь кандидату, если хотя бы в одном из шестнадцати колен его благородное происхождение было поставлено под сомнение.

Каждый из вступавших в Орден был обязан заплатить так называемое "пассаджо" (так в средние века называли сумму, которую паломник платил рыцарю, сопровождавшему его в Иерусалим). В XVIII веке пассаджо составлял 360 золотых крон - столько же платили за поступление в английский аристократический колледж. Будущие рыцари из лучших семей Европы впервые появлялись на Мальте в 12-летнем возрасте, где становились пажами великого магистра. В 15 лет они возвращались на год в семью. Посвятить в рыцари их могли только по достижении 16-летнего возраста. Затем следовал двухлетний испытательный срок под руководством одного из рыцарей Большого креста. Большое внимание уделялось военному искусству.

Когда испытательный срок заканчивался, рыцарь возвращался на родину на шесть месяцев. Это время он должен был провести на королевской службе. Если отзывы были благоприятные, он мог ходатайствовать о посвящении в рыцари. Эта церемония обычно происходила в церкви его приорства. Кандидат приходил в обычной одежде, и рыцарь, принимавший его в Орден, давал ему отпущение грехов. В руке кандидат держал зажженную свечу, которая символизировала благочестие. По окончании мессы он приводился к причастию. Поступавшему задавались четыре вопроса: является ли он членом другого религиозного ордена? Женат ли? Имеет ли долги в казначействе Ордена? Не является ли невыкупленным рабом? Последний вопрос сохранился еще с тех времен, когда рыцаря принимали в Орден на поле битвы, а не в церкви. Молодой рыцарь-госпитальер провозглашался "служителем господ бедных и больных". На него возлагалась алая мантия с восьмиконечным крестом на левой половине груди.

Рыцаря не могли заставить жить на Мальте до тех пор, пока он не достигал 20-летнего возраста. Для того, чтобы перейти в следующий класс, он должен был совершить два так называемых "каравана", каждый из которых представлял собой не менее чем 6-месячное плавание на галерах Ордена.

Рыцари жили в обержах. До настоящего времени в Валлетте сохранились обержи Италии, Прованса, Кастильи и Арагона, а также оберж англо-баварского языка. Это большие, как правило, двухэтажные здания со строгими фасадами. Каждое из них имеет один или два внутренних двора. В оберже Кастильи, {67} например, каменная лестница ведет на второй этаж, где находились официальные помещения и покои пилье языка. Комнаты рыцарей выходили в длинный коридор; каждый рыцарь имел в своем распоряжении две комнаты. Однако сравнительный комфорт в общежитиях рыцарей появляется только в начале XVIII века. До этого рыцари, как правило, спали в общей спальне и ели вчетвером из одной тарелки.

Рыцари обращали мало внимания на обет целомудрия. Протестант Патрик Брайдон, посетивший Мальту в 1770 году, так описывает отплытие галер Ордена в Триполи: "В каждой галере было около 30 рыцарей, беспрерывно объяснявшихся знаками со своими возлюбленными, которые рыдали наверху, на стенах бастиона; для этих джентльменов обет целомудрия значил так же мало, как для священников" 27.

Основными занятиями рыцарей оставались Корсо, а также служба в Госпитале. Впрочем, Корсо, ранее практиковавшееся три раза в год, принимало все более нерегулярный характер. Необходимость в нем отпала после того, как начали налаживаться отношения Мальты и государств Южной Европы с Северной Африкой. В середине XVIII века Мальту посетил сын бея Алжира и посол бея элайета Западный Триполи Юсифа Караманли. Постепенно налаживались торговые связи с североафриканскими государствами. С середины XVIII века Орден получал дешевый хлеб из ливийской провинции Киренаика. Рыцари теряли качества опытных мореплавателей, а флот Ордена постепенно приходил в упадок.

В Госпитале по традиции распоряжался пилье французского языка. Даже великий магистр мог войти в Госпиталь только как простой рыцарь, оставив у порога шпагу и знаки своей высокой должности. Когда в 1711 году постоянно находившийся на Мальте представитель римской инквизиции пришел в Госпиталь, не испросив заранее разрешения пилье французского языка, разразился ужасный дипломатический скандал. Французский король написал по этому поводу официальное письмо папе, и тот был вынужден признать, что инквизитор действовал ошибочно.

В Госпиталь принимались больные без различия расы и вероисповедания. Ни один человек, обратившийся в Госпиталь, не получал отказа. Все лежали в общих палатах, единственная привилегия рыцарей состояла в том, что они имели право получать две простыни вместо одной.

Служба в Госпитале была нелегкой и считалась самой неприятной обязанностью рыцарей. Рыцари каждого языка дежурили {68} в Госпитале раз в неделю, ухаживая за больными в качестве простых служителей.

Путешественники, посещавшие Госпиталь, отмечали с удивлением, что все пациенты, благородного и простого происхождения, бедные и богатые, рабы и дворяне, получали пищу на серебряных тарелках. Впрочем, во второй половине XVIII века, когда финансы Ордена истощились, Госпиталь уже мало напоминал то образцовое медицинское учреждение, о котором писали путешественники XVI-XVII веков. Английский посол в Неаполе Вильям Гамильтон был весьма разочарован, не увидев в Госпитале былой чистоты и порядка. Потолок в главной палате был закопчен, постельное белье и одежда больных находились в таком антисанитарном состоянии, что врач вынужден был совершать обход, держа возле носа платок. Тем не менее в 1780 году Госпиталь принял 153 333 больных (больше, чем все население острова). Расходы на его содержание составляли от 60 до 70 тысяч эскудо в год, но эта цифра включала в себя не только уход за больными, но и обслуживание пилигримов, которые останавливались на Мальте по пути к Святым местам.

Джон Ховард, посетивший Мальту в 1789 году, нашел в Госпитале только 22 служителей, большую часть которых составляли несостоятельные должники или преступники. Он не мог удержаться от замечания, что великий магистр Роган имел в своем дворце 40 слуг, которые ухаживали за 52 лошадьми на его конюшне, содержавшейся чище, чем Госпиталь. В то же время в области медицинской науки и практики врачи мальтийского Госпиталя зачастую опережали своих европейских коллег. Операции катаракты и удаления камней из почек начали производиться на Мальте раньше, чем в Европе.

Однако в целом прогресс на Мальту приходит медленно. Первые печатные дворы появляются только в XVIII веке. Тогда же, во времена великого магистра Рогана, обретает наконец постоянное пристанище библиотека Ордена. Университет на Мальте был основан в 1769 году на базе иезуитского колледжа, закрытого после запрещения Римом Ордена иезуитов. Его дипломы были признаны в Италии. Кроме рыцарей в университете учились и молодые мальтийские аристократы. Действовала кафедра арабского языка и культуры. Мальтиец Антонио Вассало, профессор арабского языка, подготовил первую научную грамматику и словарь арабского языка. В 1782 году парижская Академия надписей смогла восстановить некоторые из отсутствующих букв финикийского алфавита, используя {69} найденные на Мальте обломки плит с параллельными надписями на финикийском и греческом языках. Адмирал галерного флота Мальты бальи де Фреслен и рыцарь Луи де Буажелен первыми заинтересовались великолепными неолитическими храмами, которые были раскопаны под их наблюдением.

Несмотря на совместные занятия в университете, рыцари жили обособленно от местного населения. Знатные мальтийки редко появлялись на публичных церемониях. Мессу они могли посещать, только прикрыв лицо черной вуалью. Впрочем, к концу XVIII века эти правила не были так строги.

Мальта была одним из крупнейших центров работорговли в Средиземноморье. Во дворце великих магистров прислуживала целая армия турок, алжирцев, тунисцев, триполитанцев и египтян. Если мавры захватывались в плен во время боевых действий, они считались собственностью Ордена. Взятые в плен частными лицами продавались с публичного аукциона. Некоторые рабы обменивались в Северной Африке на пленных христиан или продавались монархам Европы. Рабы ночевали в огромных бараках в Витториозо, на работу их водили скованными в кандалы попарно. В 1798 году Бонапарт освободил всех рабов, а их на острове оказалось около 2 тыс. человек пятая часть всего населения острова 28.

К концу XVIII века образ мальтийского рыцаря, ассоциировавшийся раньше с Ланцелотом и Орландо, заметно потускнел. Упала дисциплина; идеи французской революции, распространявшиеся в Европе, поколебали религиозность госпитальеров. Жизнь вокруг Мальты стремительно менялась, а она оставалась замкнутым мирком, живым анахронизмом средневековья.

Мальта все более напоминала закрытый военный колледж для отпрысков аристократических семей. Одним из излюбленных развлечений на острове был театр, который появился в Валлетте в 1731 году. Там шли французские пьесы и итальянские комические оперы. Женские роли в них исполнялись, как правило, мужчинами, но "черные подбородки и хриплые голоса выдавали их", - писал Ролан де ля Платьер, присутствовавший на одном из спектаклей. После спектаклей великие магистры приглашали артистов на великолепные ужины. Особенным гостеприимством отличался Пинто. Однако и его превзошел щедростью Роган, принимавший одновременно в своем дворце от 40 до 60 человек.

В XVIII веке перед нами проходит целая портретная галерея великих магистров. Выходец из Сиены Марк Антуан Зонда-{70}дари оставил о себе память как о человеке суровом и нелюдимом. Он располагал обширными связями в Риме, был племянником покойного папы Александра VII. В отличие от него, Маноэль де Вильена снискал себе широкую популярность как среди рыцарей, так и среди мальтийцев своим веселым нравом и склонностью к благотворительности. Родственник короля Португалии, Вильена приложил немало усилий для того, чтобы приостановить охвативший Орден кризис. Хотя во время его пребывания на посту великого магистра мальтийский флот уже не рисковал показываться у берегов Леванта, он совершил несколько успешных экспедиций против североафриканских пиратов. Морские победы Вильены были отмечены папой. В его эпоху было сооружено немало великолепных зданий в Валлетте и Мдине. На троне великих магистров Вильену сменил гигант с Минорки Раймон Дюпюи.

В январе 1741 года великим магистром был избран португалец Маноэль Пинто. Поступив в Орден в очень молодом возрасте, он всю свою карьеру сделал на Мальте: был вице-канцлером, затем великим приором португальского языка.

Первым из великих магистров Пинто водрузил на себя королевскую корону вместо большого берета с бриллиантовой диадемой, который носили великие магистры до него. Он был одержим манией строительства. Большинство выполненных в стиле позднего барокко великолепных общественных зданий, составляющих сегодня лицо Валлетты, построены в годы его правления.

Отношение к Пинто со стороны мальтийцев было сложным. В народе его находили строгим, но дельным правителем. Годы его пребывания у власти составили период относительного благополучия острова. Пинто сам следил за состоянием финансов, уборкой урожая, вникал во многие другие текущие дела. Он поощрял выращивание хлопка и шелка. Вместе с тем он был суров и безжалостен. Смертные казни и отправки на галеры следовали одна за другой.

Более трех десятилетий Пинто оставался великим магистром Ордена. Враги распространяли слух, что долголетие великого магистра имело сверхъестественный характер. Пинто подозревали в занятиях черной магией. Этому способствовала и его тесная связь с известным авантюристом Калиостро, бывавшим на Мальте в годы правления Пинто. На проходившем в Париже судебном процессе Калиостро давал понять, что он является незаконнорожденным сыном Пинто и принцессы Трабезундской и посвящен великим магистром в оккультные {71} тайны. Эта легенда до сих пор имеет хождение на Мальте. Впрочем, доказано, что Пинто действительно содержал алхимическую лабораторию в своем дворце в Валлетте, а также в Вердале, где ее и обнаружили впоследствии в одной из бесчисленных потайных комнат.

Пинто был человеком весьма тяжелого характера. Это сделало его впоследствии в глазах общественного мнения ответственным за многие беды, которые постигли Орден. Ролан де ля Платьер, посетивший Мальту после его смерти, писал: "Это был безнравственный человек, не соблюдавший приличий. Он издевался над всем, запутал все дела, разорил казну". Однако всего за три года до смерти великого магистра Вильям Гамильтон давал ему совершенно противоположную характеристику: "Великий магистр, несмотря на то, что он перешел рубеж 90 лет, находится в прекрасном здоровье, и ни его ум, ни память ни в чем не подводят его. Беседы с ним весьма полезны и поучительны".

С XVIII века возрастает интерес к Мальте как к важному опорному пункту в Западном Средиземноморье. Англия, Франция, Королевство обеих Сицилий начинают ожесточенное соперничество за влияние на острове. На Мальте постоянно находились послы Франции, Испании, Англии (с 1783 г.), Австрии, Португалии и Неаполя. Дипломатические представители Ордена в этих странах также обладали статусом чрезвычайных и полномочных послов.

Особое значение для острова имели связи с Францией. Французские монархи были, по сути, протекторами Ордена. Людовик XV даровал рыцарям право жить во Франции, служить во французской армии и флоте, освободив их от налогов, которыми облагались иностранцы. В благодарность великий магистр направлял французскому королю ежегодно двух соколов. Их привозил рыцарь, который специально снаряжался в это путешествие. С Мальты в Версаль везли ящики с апельсинами, лимонами и гранатами для королевы и ее дочери, а также конфеты из апельсинового сока для короля. Как известно, Людовик XV был гурманом.

С середины 80-х годов Франция с растущим подозрением следила за обострением дипломатической борьбы вокруг Мальты. Особенно встревожились в Париже, когда после визита австрийского императора Иосифа II в Неаполе распространились слухи о якобы заключенном между Неаполем и Россией соглашении, согласно которому Королевство обеих Сицилий якобы отказывалось от своих прав на Мальту в пользу Ека-{72}терины II. Роган с негодованием отвергал эти измышления, однако даже в его ближайшем окружении, как мы скоро убедимся, были деятели, заинтересованные в распространении подобной дезинформации.

Орден имел своего посла в Риме. Однако отношения рыцарей с папой всегда были сложными. Еще в эпоху крестовых походов папа не одобрял чрезмерную, по его мнению, самостоятельность великих магистров. С 1574 года, когда в Биргу обосновался инквизитор, обладавший целой сетью шпионов и информировавший Рим о мельчайших событиях повседневной жизни Ордена, ситуация еще больше обострилась. На Мальте считали, что из Рима живущих в Италии рыцарей настраивают против великого магистра.

С момента прибытия Ордена на Мальту не прекращались его распри с Королевством обеих Сицилий. Неаполь оставался основным источником поставки продовольствия на Мальту и, естественно, пытался использовать это обстоятельство для оказания давления на Орден. Главным пунктом разногласий был вопрос о назначении священников и, особенно, архиепископов на Мальте. Неаполь считал это своей неотъемлемой прерогативой и отстаивал это право, опираясь на поддержку Рима.

С начала XVIII века возобновляются регулярные контакты Ордена с Великобританией, прерванные после конфискации Генрихом VIII земельных владений госпитальеров в Англии. На Мальте, как правило, хорошо принимали английские военные корабли, направлявшиеся в Средиземноморье, хотя порой возникали и недоразумения. В 1713 году один из английских кораблей был взят в плен испанцами и продан рыцарям. Вопрос можно было бы легко урегулировать, если бы у Ордена был посол в Лондоне. Но дело велось через Париж и чрезвычайно осложнилось. Отношения Ордена с Лондоном настолько испортились, что во время войны английских колоний в Северной Америке за независимость (1775-1781 гг.) многие мальтийские рыцари отправились в Америку, где сражались во французских войсках.

Великий магистр Роган, воссоздавший в 1783 году англо-баварский язык, надеялся на то, что Георг III вернет ему хотя бы некоторые из старых командорств или предложит новые. Однако, учитывая неблагоприятный настрой парламента, король ограничился поздравлениями в адрес великого магистра.

Все более внимательно присматривалась к Мальте Австрия. Кауниц, министр иностранных дел Иосифа II, сказал в середине 70-х годов послу Ордена в Польше герцогу Саграмозо: "Я ре-{73}комендую вам передать великому магистру, что он должен серьезно заняться делами и навести порядок в своем доме, исправив все упущения и злоупотребления, которые так действуют на дух и обычаи рыцарей, если, конечно, он не хочет заставить нас самих провести реформы на Мальте по нашему собственному усмотрению".

Однако осуществить внутренние реформы было не так-то просто. Власть великого магистра уже не была абсолютной. В кругу его ближайших сторонников возникали многочисленные группировки, соперничавшие друг с другом.

Эти группировки обычно ориентировались на одну из европейских держав, пытавшихся таким образом устроить свои дела при мальтийском дворе. Признанным главой профранцузской партии в последней четверти XVIII века считался знаменитый Доломье. Командор Дьёдонне Сильвен Ги Танкред де Грате де Доломье был человеком разносторонних интересов. Ученый с мировым именем, он был в то же время убежденным сторонником идей французской революции. Доломье, принадлежавший к старинной дворянской семье, был записан в Орден двух лет отроду, совершил свой первый караван в шестнадцать, сражался на дуэли и убил своего приятеля, также рыцаря, когда ему было всего восемнадцать лет. Приговор Пинто был суров: потеря права носить рыцарскую форму и пожизненное заключение. Однако руководитель французской внешней политики герцог Шуазель от имени Людовика XV добился прощения вспыльчивого и неуживчивого рыцаря. В 21 год Доломье начал изучать химию и физику в военном госпитале. Герцог де Ларошфуко заразил его страстью к минералогии и познакомил со знаменитыми учеными Кондорсе и Тюрго. Вскоре с Доломье уже никто не мог соперничать по части тонкостей науки о камнях. Находясь в составе мальтийского посольства в Португалии, он провел исследование вулканических образований, изучал вулканы на Сицилии и в окрестностях Неаполя. Коллекция минералов, выставленная в доме Доломье в Валлетте, была одной из самых знаменитых в Европе. Слава Доломье была увенчана открытием и классификацией пород песчаника, которые сегодня называют доломитами. Впоследствии он входил в число ученых, сопровождавших Бонапарта в египетской экспедиции.

На Мальте Доломье был как бы белой вороной среди братьев-рыцарей, мало интересовавшихся наукой. Политические соперники насмехались над его необычными увлечениями. По взглядам и характеру Доломье идеально подходил на роль лидера оппозиции. Рыцари, собиравшиеся в его доме, были убежденными {74} сторонниками профранцузской ориентации. Репутация франкофила доставляла Доломье немало неприятностей. Когда он проводил раскопки на Везувии, власти Неаполя уличили его в пропаганде в пользу Франции и добились его немедленной высылки из Королевства обеих Сицилий.

Основным соперником Доломье был рыцарь де Лорас, бывший в дружеских отношениях с великим магистром Роганом. Неприкрытая вражда между ними была притчей во языцех в Ордене. К политическим разногласиям между Доломье и де Лорасом примешивалось соперничество за пост пилье овернского языка.

До 1787 года де Лорас был секретарем Рогана, что впоследствии обеспечило ему престижный и прибыльный пост посла Ордена в Риме. Овидий Дубле, сменивший де Лораса в качестве личного секретаря великого магистра, симпатизировал Доломье. Он в подробностях описал в своих воспоминаниях последние годы пребывания Ордена на Мальте и завоевание ее Наполеоном. Картина разложения госпитальеров предстает в записках Дубле в самых мрачных красках: "Немало молодых людей, прибывавших из далеких провинций, уже через три или четыре дня можно было видеть на борту галер. Они не имели ни малейшего представления об искусстве владения мечом или мушкетом, не знали навигации и не понимали даже простейших терминов, известных простому матросу. В промежутках между караванами эти молодые люди околачивались на площадях или в кафе, играли в карты и на бильярде, бегали за доступными женщинами, тратя на них свое здоровье и деньги. Неудивительно, что в последние годы галеры редко покидали порт. Я слышал, как капитаны галер заявляли, что они не желают атаковать корсаров Варварийского берега, чтоб избежать расходов и неудобств карантина, который обязан был пройти экипаж каждой галеры, возвращавшейся на Мальту".

Свидетельство Дубле подтверждают и статистические данные. За период с 1764 по 1796 год в архивах Ордена зарегистрировано всего шесть случаев взятия в плен или потопления неприятельских кораблей, причем все они малого размера.

МАРКИЗ КАВАЛЬКАБО НА МАЛЬТЕ

Пауза, наступившая в русско-мальтийских отношениях после поездки Б. П. Шереметьева, закончилась с приходом к власти Екатерины II. В 1764 году русский посланник в Вене князь {75} Д. А. Голицын получил от нее поручение найти среди мальтийских рыцарей лицо, сведущее в постройке галер и управлении ими. Опытный моряк командор Мазен изъявил было согласие на предложение императрицы, но его отговорили, "представляя в преувеличенном виде трудности сего предприятия, суровый климат России и ея государственное устройство" 29.

Тогда с той же целью на Мальту были направлены несколько русских морских офицеров: Козлянинов, Селифантов, Скуратов, Мосолов, Коковцев и Рогозин. Около трех лет провели они на кораблях Ордена под начальством бальи Бельмонте. Великий магистр Пинто в письмах к Екатерине II, сохранившихся в русских архивах, с большой похвалой отзывался об их личных качествах и познаниях, приобретенных в морском деле.

Имена некоторых из этих офицеров мы видели среди капитанов кораблей, вошедших в состав эскадры под командованием адмирала Г. А. Спиридова, появившейся в Средиземном море с началом русско-турецкой войны 1768-1774 годов. Цель экспедиции, общее командование которой принял на себя находившийся в то время в Италии брат фаворита Екатерины II А. Г. Орлов, состояла в нанесении Османской империи "чувствительной диверсии с тыла". В ее состав в разное время входили четыре эскадры под командованием Г. А. Спиридова, Дж. Эльфинстона, Арфа и П. В. Чичагова. Одержав 24-26 июня 1770 г. блестящую победу при Чесме, в итоге которой был практически уничтожен турецкий флот, русские военные корабли блокировали вход в Дарданеллы, препятствуя подвозу зерна в Стамбул из Египта, являвшегося в то время житницей Османской империи.

В первой русско-турецкой войне екатерининского времени Россия действовала в союзе с Англией и Данией. "Державы бурбонского двора" (Франция, Испания, Королевство обеих Сицилий) с опаской отнеслись к русскому военному присутствию в Средиземноморье и всячески пытались осложнить русскому флоту выполнение возложенных на него задач.

Мальта занимала определенное, хотя и далеко не главное место в военных планах русского военно-морского командования. Русский флот базировался в Эгейском море на острове Парос, сферой его действий и интересов было Восточное Средиземноморье. Однако, несмотря на этот, казалось бы, очевидный факт, ряд исследователей, в том числе таких авторитетных, как К.-Е. Энгель, Р. Кавальеро, а вслед за ними и А. П. Велла утверждают, что проявленный Россией со времен Петра I инте-{76}рес к установлению и развитию отношений с Мальтой был связан со стремлением приобрести базу в Средиземном море для своего военно-морского флота 30.

Не стоит упрощать эту достаточно сложную проблему. В годы правления Павла I, как мы увидим в дальнейшем, ожесточенная военно-политическая борьба вокруг Мальты действительно рассматривалась русской дипломатией под подобным углом. Однако этот короткий период (1796-1801 гг.) был скорее отклонением, чем логическим продолжением русской внешней политики в Средиземноморье.

Во всяком случае, можно со всей определенностью заявить: в отечественных дипломатических архивах не удалось найти подтверждения того, что в екатерининскую эпоху Россия имела виды на Мальту как на базу для своего флота. Пожалуй, только однажды в ходе русско-турецкой войны 1768-1774 годов в Государственном совете обсуждался вопрос о создании базы для русского флота, но не на Мальте, а в Эгейском море. Докладывая 12 ноября 1770 г. об итогах боевых действий за первые два года войны, А. Г. Орлов остановился и на выгодном положении островов Греческого архипелага, с которых, как он заявил, "можно получать все пропитание" 31.

14 марта 1771 г. в Государственном совете Орлову были зачитаны адресованные ему рескрипты Екатерины II. В одном из них, касающемся условий заключения мира с Турцией, упоминалось о желательности приобретения одного из островов архипелага в качестве базы для русского флота. Орлов резко выступил против этого требования, "представляя, что из-за него продолжится война с турками и Россия вовлечется в распри с христианскими государствами; причем в Архипелаге нет острова, гавань которого не требовала бы сильных укреплений и средств для его удержания; укрепления эти будут стоить больших денег, которые не возродятся торговлею, ибо торговля так же выгодно может производиться Черным морем в Константинополь" 32. 17 марта Орлов повторил свои возражения в присутствии Екатерины II. Императрица отвечала в том смысле, что "приобрести остров она желает более для того, чтобы турки всегда имели перед глазами доказательство полученных Россиею над нею преимуществ и потому были бы умереннее в своем поведении относительно ее; с другой стороны, для восстановления нашей торговли там и также для доставления пользы нашему мореплаванию; однако она не хочет, чтобы эти ее желания были препятствием к заключению мира" 33. {77}

Адмирал Г. А. Спиридов не разделял мнения Орлова относительно невыгодности приобретения острова в архипелаге. По его мнению, по заключении мира нужно было настаивать на приобретении острова Парос, служившего основной базой русского флота. "Ежели бы, - писал адмирал, англичанам или французам сей остров с портом Аузою и Антипаросом продать, то б, хотя и имеют они у себя в Мидетерании свои порты, не один миллион червонных с радостью бы дали".

О серьезности намерений Екатерины завладеть опорным пунктом в Эгейском море свидетельствует и то, что она пыталась заручиться в этом деле поддержкой прусского короля Фридриха II. 19 января 1771 г. она писала королю: "Остров, требуемый мною в Архипелаге, будет только складочным местом для русской торговли. Я вовсе не требую такого острова, который бы один мог равняться целому государству, как, например, Кипр или Кандия, ни даже столь значительного, как Родос. Я думаю, что Архипелаг, Италия и Константинополь даже выиграют от этого склада северных произведений, которые они могут получить из первых рук и, следовательно, дешевле" 34.

Впоследствии вопрос о передаче России одного из островов архипелага ставился русским уполномоченным на мирных переговорах с турками в ходе мирных конгрессов в Фокшанах, Бухаресте, а также во время переговоров фельдмаршала П. А. Румянцева с турецкими представителями в Кючук-Кайнарджи. Однако из-за решительного противодействия турок он был снят русской дипломатией с повестки дня.

В январе 1770 года на Мальте появляется первый поверенный в делах маркиз Кавалькабо, происходивший, как значилось в его послужном списке, "из древней венецианской знати". 24 ноября 1769 г. в первой депеше в Петербург он сообщает о своем прибытии в Гибралтар на корабле "Три святителя", входившем в состав эскадры Г. А. Спиридова. В инструкциях, которые даны были Кавалькабо первоприсутствующим в Коллегии иностранных дел графом Н. И. Паниным 19 июля 1769 г., предписывалось "вручить Гроссмейстеру два письма Императрицы и стараться склонить его к вооруженному содействию России против Турции, выставляя на вид, что Орден Св. Иоанна Иерусалимского в самых обетах своих объявил постоянную войну неверным". Судя по всему, в Петербурге хорошо представляли себе сложность поручения, возлагавшегося на Кавалькабо. "Языки, состоящие из подданных Бурбонских домов, - говорится в инструкциях, - потребуют осмотрительности с вашей стороны. Вы разъ-{78}ясните им со всей осторожностью истинные причины войны, представляя их лишь временным настроением их двора, увлеченных Министром, действующим так из личных видов и, может быть, принужденным так действовать, чтобы стать необходимым (имелся в виду руководитель французской внешней политики герцог Шуазель, которого в России считали главным виновником русско-турецкой войны. - П. П.). Вы заметите при том, что большое расстояние, разделяющее оба государства, делает невозможным какие-либо непосредственные столкновения между ними и что Франция, в прежних войнах Турции со своими естественными и исконными врагами, держала себя с приличными для такой нации достоинством и деликатностью, ставя интересы религии выше всяких других интересов" 35.

16 января 1770 г. Кавалькабо впервые появился во Дворце великих магистров. Приняв переданные ему два письма императрицы, Пинто дважды поцеловал их. В первом из писем Екатерина просила оказать благосклонный прием ее эскадре и маркизу Кавалькабо, обещав за это помогать Ордену в его экспедициях. Во втором письме императрица благодарила великого магистра за радушный прием, оказанный ее морским офицерам.

Для рассмотрения просьбы Екатерины капитул, собравшийся на свое заседание 17 января, назначил комиссию из четырех членов под председательством недоброжелателя России вице-канцлера Магаленца. Уже на следующий день члены комиссии представили великому магистру проект ответа Кавалькабо, в котором говорилось: "Если бы нам можно было следовать одному влечению сердца, то мы естественным движением души, без рассуждения, с радостью воспользовались бы случаем, который кажется нам вполне сообразным с нашим статусом, но нас удерживает то, что державы решили сохранить строгий нейтралитет, что мы видим из их распоряжений ко всем портам и, в частности, портам Сицилии, которой мы обязаны оказывать особое внимание, а еще более в положительных представлениях, сделанных Вашему преимуществу, держаться той же политики".

20 января Пинто дал большой обед в честь Кавалькабо и передал ему свое ответное послание императрице. Повторяя аргументы комиссии, он вежливо отказывался содействовать в ведении боевых действий в Леванте. Что касается стоянки и ремонта русских военных кораблей на Мальте, то их число в случае одновременного захода ограничивалось четырьмя судами.

Депеши Кавалькабо, относящиеся к двум первым годам его жизни на острове, полны жалоб на козни, которые ему чинили французские дипломаты. "Здесь царствует анархия, - {79} доносил он в Петербург, - гроссмейстер приказывает - французы его не слушаются; но он не может ни наказать их, ни даже сделать им замечание, потому что он, во что бы то ни стало, все спускает этой нации" 36. Когда Кавалькабо решил было по приказу адмирала Спиридова заготовить три тысячи пудов сухарей для русских войск, то вице-канцлер отказался оказать ему содействие, сославшись на пример тосканского великого герцога, навлекшего на себя упреки неапольского, версальского и венского дворов за то, что "он предоставил слишком много удобств русским кораблям".

Несмотря на столь неблагоприятную обстановку, пребывание Кавалькабо на Мальте было полезным для русского флота. Ему, в частности, удалось уговорить графа Мазена, у которого учились наши морские офицеры, поступить на русскую службу. Граф купил на собственные средства небольшой корабль и до окончания войны сражался в составе русского флота.

В конце 1770 года А. Г. Орлов направил на Мальту 86 пленных алжирцев, захваченных русскими моряками. В письме к великому магистру он предложил обменять их на христиан, захваченных североафриканскими корсарами. Пинто был так растроган, что сам предложил Кавалькабо принять на Мальте для ремонта русский корабль "Ростислав". Случившееся вскоре падение герцога Шуазеля, ослабившее французское влияние на Мальте, еще более упрочило положение Кавалькабо. Он начинает действовать более уверенно.

18 января 1771 г. Пинто пышно отметил 30-летие своего вступления на трон великих магистров. Ни один из его предшественников не носил этот сан столь долго. Два вечера город был торжественно иллюминирован. По этому случаю русский поверенный в делах выставил на балконе своего дома большую картину, изображавшую Пинто с парящей над ним аллегорической фигурой Славы; внизу виднелся порт Валлетты, в который входил корабль под русским флагом. "На том же балконе, - пишет Кавалькабо в своей депеше, - оркестр оживлял это немое выражение моих пожеланий о сохранении дней Его преимущества, который выразил мне свою горячую благодарность, т. к. он очень чувствителен ко всякому блеску" 37.

Пинто был польщен. Вскоре его отношение к Кавалькабо изменилось к лучшему. Великий магистр одел корпус своих телохранителей в военную форму, напоминавшую русскую, и приказал им научиться барабанной дроби "по-московски" 38.

Летом 1772 года Кавалькабо удалось добиться принятия в Валлетте для ремонта сильно поврежденного русского судна {80} "Саратов", а 6 августа на Мальте инкогнито побывал А. Г. Орлов, осмотревший "Саратов" и говоривший с Кавалькабо.

ОСТРОЖСКОЕ ДЕЛО

К этому времени относится так называемое Острожское дело, в значительной степени способствовавшее дальнейшему сближению России и Мальты. В шифрованной депеше от 29 сентября 1772 г. Кавалькабо известил графа Н. И. Панина, что "Орденский совет решил послать кавалера Саграмозо с верительными грамотами в Польшу и в Россию, где он уже известен". Целью миссии Саграмозо являлось заручиться поддержкой Екатерины II в Острожском деле.

Дело это было до крайности запутано. Последний князь Острожский, Янош, еще в 1609 году учредил майорат в пользу своей старшей дочери. В случае прекращения ее потомства в прямом поколении майорат должен перейти в дом Яноша Радзивилла, женатого на младшей дочери князя Острожского. По прекращении же обеих линий князь завещал учредить на основе созданного им майората командорство Мальтийского ордена. Случилось так, что последние прямые потомки Острожского и Радзивилла скончались уже в конце XVII века. Согласно завещанию, дворянство краковского воеводства избрало командором князя Иеронима Любомирского. Однако родственники его оспаривали это решение, и дело тянулось до середины XVIII века, когда майорат был разделен на три части.

В течение всего этого времени Орден настойчиво добивался признания своих прав на Острожский майорат, приносивший богатый доход. В 1748 году граф Саграмозо, бывший тогда посланником Мальтийского ордена в Варшаве, приезжал в Петербург и удостоился аудиенции у Елизаветы Петровны. Он имел и секретное поручение к великой княгине Екатерине Алексеевне от ее матери и вел с ней тайную переписку. "Предмет этой переписки неизвестен, а равно неизвестно и то, имел ли Саграмозо какое-либо официальное поручение. Однако присутствие Саграмозо в Петербурге, вероятно, было связано с интересами Ордена в Польше" 39, - считал П. Вяземский, опубликовавший в 1868 году интересное исследование об Острожском деле. Можно предположить, что, еще будучи великой княгиней, Екатерина была расположена помочь Сагромозо. В 1757 году канцлер А. П. Бестужев-Рюмин, имевший тесные связи с Екатериной, ходатайство-{81}вал перед графом Брюлем о разрешении спора об Острожском майорате в пользу Мальтийского ордена.

В 1767 году, накануне русско-турецкой войны, великий магистр Пинто вновь обратился к Екатерине II, прося ее "могущественного покровительства" в Острожском деле. Екатерина II обещала "с удовольствием содействовать этому", но неприязненное отношение Ордена к России, проявившееся в начале войны, существенно повлияло на дальнейшее развитие событий.

Через два года Саграмозо вновь появляется в Петербурге, но находит обстановку неблагоприятной для выполнения своего поручения. Тем не менее он завязывает необходимые связи и производит хорошее впечатление на императрицу.

Вряд ли стоит этому удивляться: бальи Мишель Саграмозо, выходец из Вероны, был одним из самых блестящих дипломатов Ордена в Европе. Отпрыск древней семьи, он получил великолепное образование, а по своему воспитанию стоял значительно выше остальных рыцарей. Он был представлен Фридриху Великому, королям Дании и Швеции, был коротко знаком с великим Линнеем, Тьеполо и Гольдони. Он имел широкие познания в минералогии и ботанике, изучал философию на берегах Женевского озера, явился одним из основателей первой в Италии сельскохозяйственной академии в Вероне. Саграмозо не только свободно, но и необыкновенно изящно изъяснялся по-французски, а во время церемонии принятия его в члены королевской Академии в Стокгольме произнес речь по-шведски. В 1772 году Саграмозо был уже опытным дипломатом, как нельзя лучше подходившим для выполнения порученного ему дела.

На первых порах Екатерина II не была расположена помогать Ордену в Острожском деле. На письме, отправленном к ней Саграмозо 12 июня 1772 г. из Лондона, она написала для графа Н. И. Панина следующую резолюцию: "Прошу Вас дать Кавалеру Саграмозо очень вежливый и лестный ответ, поскольку это лично его касается, т. к. этот человек выказывал мне много привязанности в продолжение почти 30 лет; без сомнения, если б его Орден должен был прислать сюда кого-либо, то никто не мог бы мне быть приятнее его, но этот Орден такой walsch *, он так удалился от своих обетов и выказал нам так мало доброжелательства, что в этом Острожском деле, которое хотят провести при помощи нашего влияния, причем в случае успеха польские {82} командорства наполнятся walsch'скими тварями, - мне нет ни малейшей охоты беспокоиться для господ мальтийцев" 40. Несмотря на это, Саграмозо, прибывшему в Петербург в апреле 1773 года, удалось склонить Екатерину II поддержать права Ордена на Острожский майорат. Русскому посланнику в Варшаве графу Стакельбергу было предписано вступить в контакты с послами Австрии и Пруссии в Польше, "соблюдая всю справедливость и стараясь кончить сие дело дружественным и для обеих сторон наименее тягостным разом". По настоянию России, Австрии и Пруссии была создана особая комиссия для рассмотрения Острожского дела. 3 января 1774 г. комиссия представила свое заключение, на основании которого было учреждено великое приорство Польское с шестью командорствами. Из 300 000 злотых, приносившихся майоратом, 120 000 было определено на содержание учреждений Мальтийского ордена в Польше. В свою очередь, Орден отказался 2 февраля 1775 г. от всяких претензий на Острожский майорат. В 1785 году великое приорство Польское вошло в состав англо-баварского языка.

Между тем Саграмозо сумел приобрести такое расположение Екатерины, что она предложила великому магистру через Кавалькабо назначить его постоянным посланником в Петербурге. Великий магистр, однако, отказался от этого предложения, сославшись на бедность орденской казны и высказав опасение, как бы лондонский и берлинский дворы не потребовали того же.

17 июня 1776 г. Саграмозо имел прощальную аудиенцию у Екатерины, великого князя Павла Петровича и его супруги. На докладе о его отъезде рукой императрицы написано: "Обыкновенно сверх денег дается еще подарок; а как граф Саграмозо к тому поведением своим более имеет право, то выберите табакерку с бриллиантами" 41. Кроме того, по рекомендации Екатерины по возвращении на Мальту Саграмозо был сделан рыцарем Большого креста.

ЗАГОВОР СВЯЩЕННИКОВ

Великому магистру Пинто было не суждено поздравить Саграмозо с успешным окончанием Острожского дела. 24 января 1773 г. он скончался в возрасте 93 лет. Главой Ордена был избран 63-летний уроженец Наварры Хименес де Тексадо. Его {83} недолгое правление было отмечено жестокими кризисами, до основания потрясшими Орден и крайне обострившими его и без того непростые взаимоотношения с местным населением. В различных слоях мальтийского общества давно уже копилось недовольство порядками, установленными на острове рыцарями. Все более открытый характер принимала критика рыцарей, погрязших в праздности, самоизолировавшихся от внешнего мира и игнорировавших насущные потребности хозяйственного развития острова. Выразителем этих настроений стало мальтийское духовенство, прямо и нелицеприятно высказывавшее то, о чем думал и говорил народ. Противоречия между духовенством и Орденом все больше обострялись.

Конфликт этот принял открытую форму ранней осенью 1775 года. 17 августа только что прибывший из Рима новый инквизитор обратился к духовенству и народу с призывом соблюдать законы и уважать своих правителей, скромно одеваться, а также воздержаться от охоты. Охота, к несчастью, была любимым развлечением мальтийцев. Образовалась группа недовольных во главе со священником из Флорианы Жозефом Захра и проповедником Гаэтано Маннерино, ранее уже подвергавшимся преследованиям со стороны архиепископа за свою смелую критику Ордена. Нарастанию народного недовольства, в конце концов обратившегося против управлявшего островом Ордена, способствовал и неурожай зерновых в Сицилии, в результате чего цены на хлеб на Мальте стремительно поднялись.

Утром 9 сентября великий магистр Хименес, выглянув в окно своего дворца, увидел, что над фортом Сент-Эльмо развевается красно-белый флаг. Слуги объяснили ему, что форт захвачен мятежниками.

И действительно, в 2 часа ночи 9 сентября группа мальтийских священников, подкупив капрала, проникла в форт Сент-Эльмо, разоружила его небольшой гарнизон и заперла коменданта в одном из донжонов. Это не составило большого труда, так как накануне в Валлетте по обыкновению широко отмечалась годовщина Великой осады 1565 года и большинство солдат были мертвецки пьяны. Одновременно другая группа заговорщиков с помощью поддельных ключей захватила важный опорный пункт в другой части Валлетты кордегардию Сент-Джеймс, находящуюся рядом с обержем Кастильи. Над кордегардией был также поднят мальтийский флаг.

Была объявлена тревога. На сторону нескольких десятков рыцарей, оставшихся в Валлетте, встали французские коммерсанты, вооружившие сотню французов для штурма форта Сент-{84}Эльмо, а также местные аристократы, обеспокоенные за судьбу своих привилегий. Через два дня восстание было подавлено. Хименес повесил троих мальтийцев, участвовавших в штурме кордегардии. Маннерино был приговорен к пожизненному заключению. Он был освобожден Бонапартом в 1798 году и стал национальным героем Мальты.

Кавалькабо, в подробностях описавший восстание священников в своих депешах с Мальты, отмечал, что после подавления восстания взаимное недоверие мальтийцев и рыцарей дошло до такой степени, что "кавалер не смел почти выходить за город, сельский житель боялся ночевать в городе" 42.

Орденский капитул, расследовавший заговор, был убежден, что его подготовкой руководили знающие и расчетливые люди. Следствие показало, что восставшие полагались на поддержку России; некоторые из них ожидали в начале осени появления под стенами Валлетты русского флота. (Вскоре выяснилось, что этот провокационный слух был пущен в Неаполе не без помощи уже известного нам кавалера Саграмозо.) Французский поверенный в делах де Пен воспользовался этим, чтобы в присутствии великого магистра открыто заявить, что все случившееся - дело рук Кавалькабо. Тогда граф Мазен, только что вернувшийся на остров, заявил, что ручается за Кавалькабо и вызовет на дуэль всякого, кто позволит себе оскорбить Россию. Узнав об этой сцене, Кавалькабо потребовал объяснений от великого магистра. Хименес выразил сожаление по поводу случившегося и сделал внушение де Пену. Де Пен оправдывался тем, что не сам выдумал свое обвинение, а повторил услышанное.

Ровно через два месяца после восстания священников, 9 ноября 1775 г., Хименес скончался. Великим магистром был провозглашен бальи Эммануил де Роган. Он начал с того, что отделался от Кавалькабо. Под предлогом поиска сбежавшего убийцы полиция произвела обыск в доме русского поверенного в делах во Флориане. Было найдено оружие, и Кавалькабо немедленно арестовали. Вскоре он был отозван. Последняя его депеша в Петербург была отправлена из Рима 14 сентября 1776 г. С Мальты Кавалькабо выехал уже больным и вскоре скончался.

Обстоятельства ареста Кавалькабо остаются неясными. В Архиве внешней политики России не удалось найти никаких документов, которые проливали бы дополнительный свет на эту историю. Достоверно известно одно: инструкции, имевшиеся у Кавалькабо, предписывали ему ни в коем случае не вмешиваться во внутренние дела Мальты. Учитывая это, можно предполо-{85}жить, что Кавалькабо пал жертвой интриги со стороны враждебной ему французской партии.

ПАЛЬМОВАЯ ВЕТВЬ КНЯЗЯ ПОТЕМКИНА

История Мальтийского ордена в последней четверти XVIII века отмечена печатью упадка. Внутренние распри, анархия, постоянные конфликты с местным населением до предела обострили глубокий кризис, существовавший в Ордене. Он явно пережил свое время. В эпоху, когда Европу охватывало революционное брожение, он оставался оплотом консерватизма, смешным и ненужным рудиментом средневековья. Участь его была предрешена.

Как нередко бывает на крутых поворотах истории, в эти смутные годы бразды правления взял в свои руки один из самых выдающихся деятелей Ордена Эммануил Мари де Неж граф де Роган-Полдю. Он родился в Мадриде в 1725 году, но всегда любил уточнять, что принадлежал к французскому языку. Отец Рогана, скомпрометированный участием в восстании бретонских дворян в 1715 году, бежал в Испанию и поступил на службу к Филиппу V, где вскоре женился на благородной фламандке. Эммануил, старший из его пяти детей, учился во Франции в колледже иезуитов, затем служил при дворе испанского короля. Поступив в Орден в 1766 году, он сделал быструю карьеру. Роган был адмиралом мальтийских галер, выполнял важные дипломатические поручения в Париже и Неаполе. Имея некрасивую наружность, он очаровывал всех прекрасным воспитанием и глубокой образованностью. Роган свободно говорил на трех или четырех языках, включая мальтийский. Элегантный и обаятельный, он имел много друзей.

Роган всеми силами пытался приостановить процесс разложения Ордена, главной его заботой были финансы, находившиеся в крайне плачевном состоянии. В начале правления Рогана долги Ордена составляли 1 813 456 эскудо. В 1779 году баланс был сведен с дефицитом в 120 098 эскудо 43. По предложению Рогана был увеличен взнос зарубежных командорств в казну Ордена, однако эта мера натолкнулась на ожесточенное сопротивление французов, категорически отказывавшихся платить новые взносы.

Роган предпринял попытку модернизировать Орден. Он пересмотрел и систематизировал старые уставы и разработал {86} кодекс, который носит его имя. В нем ощущается влияние Декларации прав человека.

Роган был человеком новой эпохи. Он сам читал молодым рыцарям лекции по математике, построил обсерваторию, отремонтировал госпиталь. Веком раньше Роган составил бы славу Ордена, однако волей обстоятельств ему было суждено стать одним из последних великих магистров.

Первые 14 лет своего правления Роган придерживался во внешних делах профранцузской ориентации. "Версаль - это Полярная звезда Ордена", говорил он.

К России, как показала история с Кавалькабо, Роган сначала относился с нескрываемой неприязнью. Поэтому, когда в 1783 году на Мальте было получено известие о намерении Екатерины II назначить нового русского поверенного в делах, Роган попытался не допустить приезда русского представителя на остров. Через русского посланника в Неаполе графа Разумовского он просил Екатерину не назначать на Мальту не члена Ордена, ссылаясь на то, что "многие почести и преимущества поверенных в делах других государств тесно связаны с их принадлежностью к Ордену".

Между тем к этому времени назначение нового поверенного в делах России на Мальте уже состоялось. Выбор пал на капитана второго ранга и кавалера ордена Георгия IV степени Антонио Псаро, грека, сражавшегося в русском флоте во время русско-турецкой войны 1768-1774 годов.

В данной Псаро инструкции Коллегии иностранных дел от 24 февраля 1783 г. говорится: "Как уже здесь, так сказать, в обыкновение вошло отправлять повсегодно, по Высочайшей Ея Императорского Величества воле, часть морских Ея Величества сил в Средиземном море, для экзерцирования морских служителей и для прикрытия и охранения по оному начинающегося беспосредственного кораблеплавания России, и, как опять легко статься может, что военные эскадры и торговые суда наши будут иметь случай заходить на остров Мальту, то Ея Императорское Величество из уважения к сим обстоятельствам изволила признать за нужное учредить своего поверенного в делах при Мальтийском Гран-Магистре и при всем тамошнем обществе". Инструкция предписывала Псаро "учтивым, ласковым и скромным поведением делать себя приятным" великому магистру и правительству Мальты, что необходимо для интересов русского мореплавания. В инструкции излагаются отношения России с основными средиземноморскими державами и система "вооруженного нейтралитета" 44. {87}

Необходимо иметь в виду, что назначение нового русского поверенного в делах на Мальте было лишь частью широкой акции по расширению русского дипломатического присутствия в Средиземноморье. В 1782-1785 годах появились первые русские консулы в Сайде, Бейруте, Дамаске, Александрии, портах южной Италии (Триест, Ливорно, Венеция), Далмации, Греческого архипелага. В разработанном в 1782 году Коллегией иностранных дел "мнении касательно учреждений консулей" перечисляются "места, где нужно и полезно быть может учредить вновь консулей и вице-консулей". Под номером 26 в этом списке фигурирует Мальта, относительно которой говорится: "Положение сего острова требует не столько по коммерческим, сколько по политическим резонам содержать в нем всегда поверенного человека, как то опытом последней с турками войны доказано. Звание консуля делает меньше огласки, нежели всякий другой министерский характер, а сверх того может оно и само по себе в истинном своем разумении сделаться нужным и по мере умножения в Средиземном море торгового нашего кораблеплавания, а для того всенижайше представляется, не угодно ли будет определить и назначить на Мальту генерального консуля, который бы постоянным своим присутствием приучал тамошнее правительство к вящщей с нами связи. По такому образу служения не излишне будет определить на мальтийский пост жалования 1800 руб., почтовых денег 300 да одного канцелярского служителя на окладе 500 руб." 45.

Возникает естественный вопрос: каковы же были "политические резоны", потребовавшие присутствия русского поверенного в делах на Мальте? Ответ очевиден: в Коллегии иностранных дел понимали, что присоединение к России Крымского полуострова, последовавшее в 1783 году, и связанное с этим расширение русского мореплавания в Черном море до предела обострят и без того остававшиеся непростыми отношения России с Османской империей. Стала реальной опасность новой русско-турецкой войны, на случай которой Россия, очевидно, хотела с учетом опыта боевых действий в Средиземноморье в 1769-1774 годах заранее обеспечить присутствие своих консулов в портах, в которые мог заходить русский флот.

Псаро прибыл на Мальту 2 мая 1784 г. Принявший его вице-канцлер Альмейда начал с того, что предложил поверенному в делах не требовать своего формального признания, сославшись на то, что он не был кавалером Ордена Св. Иоанна. В ответ Псаро показал свой Георгиевский крест и сказал, что этот военный орден в последнее время затмевает славу мальтийского креста {88} в борьбе с неверными. Вице-канцлер вынужден был переменить тон.

4 мая Псаро был принят великим магистром Роганом, который встретил его весьма радушно, ни словом не обмолвившись о препятствиях для его аккредитации. У Псаро - и на это указывают не только русские, но и западные источники - сразу же сложились доверительные отношения с Роганом, у которого он бывал дважды в неделю. О ловкости Псаро как дипломата свидетельствует следующий эпизод: в одно из своих посещений великого магистра он дал ему почитать свою депешу в Петербург с описанием радушного приема, оказанного ему на Мальте. Депеша тут же была запечатана и отдана Рогану для отправления в Петербург. "Это слишком честно!" - воскликнул Роган, не знавший, что, вернувшись домой, Псаро составил и направил в Иностранную коллегию другую депешу, в гораздо более критическом тоне по отношению к великому магистру. Поступок этот был вполне в духе времени.

В течение всего своего пятилетнего пребывания на Мальте Псаро приходилось бороться с интригами "триумвирата" влиятельных сил в администрации Ордена, недоброжелательствовавших России. В "триумвират", оказывавший большое влияние на Рогана, входили вице-канцлер Альмейда, бальи овернского языка Лорас и Саграмозо, действовавший в интересах Неаполя. Немало неприятностей доставил Псаро и известный командор Доломье, распустивший, как уже говорилось, в конце 1784 года слух о том, что Россия якобы купила у короля обеих Сицилий сюзеренные права на Мальту. После протеста Псаро великий магистр был вынужден вызвать к себе Доломье для объяснения. В борьбе против "триумвирата" Псаро опирался на рыцарей, считавших опасным чрезмерное сближение Ордена с Неаполем или Францией. К ним прежде всего принадлежали бальи Фердинанд фон Гомпеш и его секретарь аббат Буайе. В записке, направленной "триумвиратом" русскому посланнику графу Разумовскому, полной клеветы на Псаро, Буайе был представлен почти "злодеем". Разумовский переслал эту записку Псаро, а тот обратился за разъяснениями к великому магистру, который заверил русского поверенного в делах, что не верит интригам Альмейды и Лораса. "С этих пор, - писал Псаро в Петербург, - гроссмейстер удвоил внимание и любезность со мной, чтобы тем лучше постоянно скрывать от меня страшные против меня козни".

Анализ переписки Псаро с Коллегией иностранных дел показывает, что основным предметом его забот было обеспечение {89} русского торгового мореплавания в Средиземноморье. После того, как в 1764 году первый русский торговый корабль "Надежда благополучия" прошел Гибралтар, русская средиземноморская торговля заметно расширилась. Торговые корабли часто заходили на Мальту, чтобы запастись провиантом или произвести необходимый ремонт. С разрешения великого магистра Псаро договорился с начальником мальтийской таможни Формозо ди Формозо, бывшим одновременно и банкиром, чтобы последний открыл кредит русским купцам. Много усилий от Псаро требовали и имевшие место случаи ограбления русских торговых кораблей североафриканскими пиратами.

В 1787 году Екатерина II предприняла свою знаменитую поездку в Крым. С Псаро, отправившимся ей навстречу, великий магистр Роган послал в подарок русской императрице вставленную в букет искусственных цветов натуральную пальмовую ветвь, как "символ ее бессмертной славы и побед". Сам Псаро получил при отъезде золотую табакерку с портретом Рогана.

Аудиенция Псаро у императрицы состоялась в Херсоне. Приняв из рук поверенного в делах пальмовую ветвь, Екатерина вручила ее князю Г. А. Потемкину. "Я не могла лучше сделать, - писала императрица в письме, отправленном с Псаро Рогану, - как вручить ее князю Потемкину-Таврическому, фельдмаршалу моих армий и предводителю моих морских сил на Черном море, оказавшему важные услуги не только своему отечеству, но и всему Христианству. Он поставил ее на корабле, носящем мой собственный флаг; это место назначило ей мое уважение к Вам и к славной корпорации, которой Вы управляете с таким отличием. Она послужит, кроме того, хорошим предзнаменованием для моего оружия" 46.

Начавшаяся вскоре вторая русско-турецкая война екатерининского царствования (1787-1791 гг.) застала Псаро в Петербурге. В записке на имя вице-канцлера А. А. Безбородко, посланной в феврале 1788 года, Псаро предлагал отправить в Средиземное море "по крайней мере три фрегата, чего было бы достаточно, чтобы прервать подвоз провианта из Египта". Подготовка такой экспедиции началась, но русская эскадра не смогла выйти из Балтийского моря из-за неожиданно начавшейся русско-шведской войны.

В июле 1788 года Псаро вернулся на Мальту, где активно занимался заготовлением провианта на случай прихода русского флота и вербовкой опытных моряков на русскую службу. На встрече с великим магистром он передал Рогану послание императрицы и подарок, запакованный в большой деревянный {90} ящик. О содержимом ящика в русских архивах ничего не говорится, но можно предположить, что этот подарок представлял собой портрет Екатерины II кисти Д. Левицкого.

Портрет этот и сегодня можно видеть в так называемом "посольском зале" Дворца великих магистров. История его появления на Мальте давно интересовала специалистов. Считалось, что он был подарен великому магистру Пинто маркизом Кавалькабо. Однако это не так. Даже поверхностное рассмотрение портрета показывает, что он датирован 1787 годом, то есть временем, когда Кавалькабо уже не было на Мальте. Композиция картины позволяет предположить, что она является одной из копий парадного портрета императрицы, выполненного Д. Г. Левицким в середине 70-х годов по заказу П. А. Демидова. Появление на ней кораблей, отсутствующих в оригинале, наводит на мысль, что копия была выполнена Левицким специально для отправки на Мальту. Кроме того, картина Левицкого зарегистрирована в архивах Дворца великих магистров как поступившая в эпоху Рогана.

В конце августа 1788 года Псаро вновь получил приказ от императрицы подыскать на Мальте опытных моряков для "вступления в русскую службу". Выбор Псаро пал на графа Джулио Литта, которому впоследствии суждено было сыграть видную роль в развитии связей России с Мальтийским орденом. "Я видел, - писал Псаро Екатерине, - что граф с жаром ухватился за этот случай отличиться". Кстати, на этот раз у Псаро не было недостатка в желающих отправиться в Россию, однако поступившие предложения он отклонил, сомневаясь в познаниях и опытности кандидатов.

Граф Джулио Литта происходил из древней миланской знати. Он был сыном генерального комиссара австрийской армии в Ломбардии и внуком неаполитанского вице-короля. Брат Литты, Лоренцо, был дипломатом Ватикана и служил в Париже. В Орден он поступил 19 лет, а через три года был уже капитаном галеры великого магистра. Литта приехал в Петербург в 1789 году и был хорошо принят при дворе. Он принял участие в военных действиях на Балтике в качестве генерал-майора легкой русской флотилии и за военные отличия был произведен в контр-адмиралы и награжден орденом Георгия III степени. В Россию графа влекло не только стремление отличиться на военном поприще, но и нежные чувства к графине Е. В. Скавронской, урожденной Энгельгардт, племяннице Потемкина и вдове русского посланника в Неаполе. Екатерина питала симпатии к Литте. "Если Орден, - писала она великому магистру в январе 1792 года, - {91} чувствует наклонность ко мне, то это не напрасно. Никто на свете не ставит так высоко и не любит более страстно, чем я, доблестных и благочестивых рыцарей. Каждый мальтийский рыцарь всегда был объектом поклонения, поэтому если я могу быть чем-то полезной ордену, я сделаю это от всего моего сердца" 47.

Между тем первый приезд Литты в Россию закончился неудачно. В 1791 году он был уволен с русской службы из-за неудовольствия, которое вызвал в правительственных кругах неблагоприятный исход второй морской кампании против шведов. Неудачи были приписаны большому числу иностранцев, служивших на галерном флоте.

Через четыре года Литта вернется в Россию, чтобы уже не уезжать из нее никогда. Он женится на Скавронской и умрет в Петербурге в 1840 году, будучи членом Государственного совета и оберкамергером. В России его называли Юлий Помпеевич Литта.

ВЕТРЫ РЕВОЛЮЦИИ

Первые подземные толчки приближавшейся французской революции достигли Мальты в середине 80-х годов XVIII века. Вся вторая половина правления великого магистра Эммануила де Рогана прошла под знаком распространения духа фронды в среде госпитальеров. Правда, в библиотеке Ордена не значилось ни одного тома произведений Гельвеция, Гольбаха, Дидро или Вольтера. Не было в ней и знаменитой Энциклопедии, зато в избытке имелись революционные памфлеты, наводнившие в то время Францию. Содержавшиеся в них разоблачения пороков королевского режима, скандального поведения Марии-Антуанетты подтачивали веру рыцарей, особенно молодого поколения, в монархические идеалы.

С самого начала революции Роган предпочитал держаться подальше от французских дел. Когда в 1786 году встал вопрос об участии в выборах Генеральных Штатов, он настаивал на том, что за Орденом должен быть признан статус нейтрального государства и члены его в выборах участвовать не должны. Французские рыцари не согласились с этим. Лишь после длительных дискуссий было решено, что они будут голосовать вместе с духовенством; новички, проходящие испытательный срок, - как дворяне, а оруженосцы - в составе представителей "третьего сословия". {92}

Несмотря на все усилия Рогана, логика событий неумолимо втягивала Орден в самый эпицентр политического скандала, поразившего Францию. Давая показания на знаменитом "процессе об ожерелье", Калиостро скомпрометировал не только великого магистра Пинто, но и всю деятельность Ордена. Выступая перед комиссией парламента, Калиостро заявил, что является незаконнорожденным сыном Пинто. Он действительно был на Мальте незадолго до смерти Пинто. Великий магистр, тайно занимавшийся алхимией, обласкал Калиостро и поселил его в здании Кордегардии, находившемся рядом с дворцом. Считают, что Калиостро завоевал расположение Пинто, поставив в его присутствии несколько удачных алхимических опытов.

Во французских газетах началась враждебная госпитальерам кампания. Еще 15 июля 1780 г. газета "Меркюр де Франс" опубликовала статью, в которой Орден осуждался за то, что не платит налогов со своих обширных владений во Франции. Рогану, заявившему протест министру иностранных дел Франции Вержену, удалось добиться того, что "Меркюр де Франс" извинилась перед госпитальерами. После скандальных разоблачений Калиостро французские газетчики взяли реванш. В прессе появились многочисленные статьи, в которых перечислялись несметные богатства Ордена, указывалось на его бесполезность для Франции, давно уже поддерживающей нормальные отношения с Турцией.

Не на пользу Ордену шли и появившиеся в газетах спекуляции о том, что многие из его членов входят в зарубежные масонские ложи. К появлению этих слухов был вновь причастен знаменитый авантюрист Жозеф Бальзамо, более известный под именем Калиостро. После высылки из Франции он обосновался в Риме, где основал собственную масонскую ложу египетского ритуала с отделениями во Франции, Швейцарии и Италии. Калиостро с женой жил на площади Испании, в двух шагах от посольства Ордена Св. Иоанна. Он быстро познакомился с уже известным нам де Лорасом, послом Ордена в Риме, и вовлек его в масонские дела. Будучи уверен в том, что Калиостро, живший в Риме на широкую ногу, разгадал секрет философского камня, Лорас не нашел ничего лучшего, как пригласить знаменитого мага и чародея на Мальту. "Этот необычный человек, устав от бродячей жизни, готов обосноваться на Мальте, писал он Рогану. - Если Ваше преосвященство соблаговолит обещать ему убежище и протекцию нашего правительства, его приезд на остров не потребует никаких расходов" 48. Роган воспринял предложение с вежливым интересом, но без энтузиазма. Связи Калиостро с его {93} дядей, кардиналом, все еще компрометировали великого магистра. К тому же Роган был слишком умен, чтобы верить в россказни о способности Калиостро превращать простые металлы в благородные и таким образом решить финансовые затруднения Ордена.

Осторожность Рогана оказалась совсем нелишней. Калиостро проводил собрания своей ложи в Риме почти открыто в ателье художника Луи Белля. К тому же он имел глупость направить письмо в адрес Учредительного собрания, прося разрешения вернуться во Францию и описывая во всех деталях свою масонскую деятельность. Естественно, письмо было перехвачено Ватиканом. 27 декабря 1789 г. Калиостро был арестован и заключен в замок Сент-Анж. Аресту подверглись и члены его ложи, за исключением Лораса, причем дело это приобрело широкую огласку. Доломье, находившийся тогда в Риме, праздновал победу. Лорас действительно оказался в сложном положении: у него был произведен обыск, во время которого нашли компрометирующие посла документы. Переодевшись в чужое платье и без паспорта, де Лорас бежал в Неаполь, откуда на ближайшем корабле вернулся на Мальту. В Валлетте его ждал ледяной прием со стороны Рогана: он считал, что де Лорас скомпрометировал Орден больше, чем Калиостро.

Лорас был не единственным масоном среди госпитальеров. Первая масонская ложа была основана на острове в 1750 году бальи де Коловратом. Члены ее собирались у шевалье де Шемезона. Сведения о деятельности масонов на Мальте отрывочны и недостаточны, однако несомненно, что глубоких корней идеи масонства пустить не могли.

Летом 1789 года Роган сделал все, чтобы не допустить участия рыцарей в работе Генеральных Штатов. Он по-прежнему настойчиво добивался признания за Орденом нейтрального статуса, чему открыто противились французские рыцари, считавшие себя прежде всего подданными короля. Несмотря на формальный запрет великого магистра, немалое число рыцарей все же приняло участие в работе Генеральных Штатов в составе делегации французского дворянства.

Тяжелый удар по интересам Ордена во Франции был нанесен в ночь с 4 на 5 августа 1789 г., когда Национальное собрание в обстановке всеобщего энтузиазма одобрило декрет о ликвидации всех феодальных привилегий, а король скрепил его своей подписью. Начавшаяся в сентябре дискуссия о секуляризации церковной собственности становится вторым звеном в цепи событий, в результате которых Орден потерял 580 тыс. ливров {94} дохода, которые ежегодно приносили французские командорства 49.

Роган начинает отчаянную, но обреченную на провал борьбу. Разрабатываются планы подкупа членов Национального собрания. Посол Ордена в Париже Брийян идет на подлог. Использовав чистый бланк с подписью великого магистра, имевшийся в его распоряжении на экстренный случай, он направляет Людовику XVI от имени Рогана личное письмо, требуя исключения владений Ордена из числа церковных земель, подлежавших секуляризации. Обман раскрывается. 30 ноября подложное письмо Брийяна зачитывается в Национальном собрании, и один из его членов требует издания специального законодательного акта, запрещающего деятельность Мальтийского ордена во Франции. В Париже появляются новые памфлеты, направленные против госпитальеров. В Национальном собрании продолжаются бурные дебаты, показывающие, что французская буржуазия не видит для себя никаких выгод в продолжении деятельности Ордена.

Усталый и больной, не находящий ни в ком поддержки, Роган сопротивляется из последних сил. Однако французские власти принимают закон о лишении французской национальности всякого, кто принадлежит к иностранному религиозному ордену. Несмотря на то, что Орден Св. Иоанна прямо не называется, ни у кого нет сомнения, что декрет направлен против него. Физические и моральные силы Рогана находятся на грани истощения, В 1791 году великого магистра постигает апоплексический удар, от которого он вскоре оправляется, но правая рука его остается парализованной. 2 сентября 1791 г. казначейство Ордена объявляет, что наличных денег хватит лишь на 3 месяца.

В конце лета - начале осени 1792 года революционные события во Франции вступают в решающую фазу. 10 августа 1792 г. королевская семья после неудачной попытки бегства за границу заключается в башню Тампля, входящего во владения Ордена. Возмущенный до глубины души, Роган направляет циркулярную ноту главам европейских государств, в которой протестует против оскорбления чести и достоинства Ордена. Этот шаг еще более обострил отношения госпитальеров с революционными властями Франции. 18 сентября 1792 года Законодательное собрание конфискует все земельные владения Ордена.

Орден переходит на режим жесткой экономии. Все рыцари, чьи личные владения не были затронуты конфискацией, организуют заем в 100 тыс. эскудо, но этого явно недостаточно. Орден не имеет средств даже для того, чтобы поддерживать в боевом {95} состоянии два оставшихся у него корабля. В ноябре 1795 года серебряная посуда из Госпиталя и с кораблей, стоимостью в 28 тыс. эскудо, переливается в монету. Орден вынужден прекратить ассигнования на содержание своих послов в зарубежных великих приорствах.

После конфискации французских командорств польское великое приорство сделалось основным источником финансирования Ордена. Однако и здесь Рогана ждал неожиданный удар. После второго раздела Польши в 1793 году вся территория польского приорства - Волынь с Острожским майоратом - отошла к России. Пруссия, Австрия и Россия, совершившие раздел, брали, в принципе, на себя обязательства уплаты долгов Речи Посполитой. Но финансовые притязания Ордена нуждались в новом юридическом оформлении.

В этой обстановке Роган счел за лучшее еще раз командировать представителя Ордена в Россию. Выбор великого магистра падает на шевалье Мезоннёва, но он явно не спешит приступить к выполнению ответственного поручения. На сцене вновь появляется Джулио Литта, которому было суждено сыграть столь выдающуюся роль в русско-мальтийских отношениях. До Петербурга Литта добирается только осенью 1795 года. По дороге он останавливается у своего брата Лоренцо, служившего папским нунцием при польском дворе. Он встречается с членами русского великого приорства, которые помогают ему лучше уяснить создавшуюся ситуацию.

В польское великое приорство, основанное 14 декабря 1774 г., первоначально вошли 8 командорств, к которым впоследствии добавилось 6 наследственных, или фамильных, командорств. Вместе с баварским великим приорством, созданным в 1781 году, оно сформировало новое отделение, которому актом великого магистра Рогана от 9 апреля 1782 г. были переданы привилегии и полномочия отделения английского языка, уничтоженного в 1530 г. Новый язык стал именоваться англо-баваро-польским. Великим приором Польши был избран князь Адам Понинский.

Для дальнейшего хода событий важно отметить, что при урегулировании дела об Острожском майорате, на землях которого образовались польские командорства, был допущен ряд отступлений от рыцарского устава. Во-первых, во главе 6 из 14 польских командорств были поставлены те же лица, которые ранее претендовали на земли Острожского майората. Все они не были рыцарями Мальтийского ордена до того, как были назначены командорами, что строжайше запрещалось. Во-вторых, ве-{96}ликие приоры Польши и Баварии специальными папскими буллами были освобождены от обета безбрачия, обязательного для рыцарей. В-третьих, великий приор Баварии, вошедший в один язык с Польшей, был не католиком, а протестантом, как и остальные члены его приорства 50. Все эти аргументы впоследствии были использованы Литтой для обоснования законности создания русского великого приорства.

Литта был аккредитован при Екатерине в качестве полномочного министра Ордена в силу декрета великого магистра от 13 апреля 1795 г. 7 октября 1795 г. он имел аудиенцию у императрицы и в тот же день был принят другими членами императорской фамилии. Однако на этот раз его переговоры с сановниками Екатерины продвигались трудно. Можно, очевидно, согласиться с П. Вяземским, отмечавшим: "Политические выгоды, которые можно было извлечь из покровительства Ордену, представлялись, вероятно, слишком затруднительными в последние годы царствования Екатерины и слишком сложными. Денежные претензии в отношении к правительству могли оказаться неосновательными, т. к. в сущности они базировались на частном имуществе и спорном завещании" 51.

Когда осенью 1795 года по несчастной случайности мальтийское судно атаковало турецкий корабль под русским флагом, Екатерина воспользовалась этим как предлогом для того, чтобы прервать переговоры. Настроения в Петербурге, казалось, не оставляли Ордену никакой надежды на успешное разрешение дела о польском великом приорстве. Однако вскоре обстоятельства круто изменились.

"РОМАНТИЧЕСКИЙ НАШ ИМПЕРАТОР..."

6 ноября 1796 г. Екатерина II скоропостижно скончалась. На трон вступил ее сын Павел I, "романтический наш император", по выражению А. С. Пушкина. С первых дней своего царствования Павел дал понять, что он намерен внести коррективы во внешнюю политику матери. Уже второй указ, им подписанный, отменял рекрутский набор для войны с Францией. Начавшееся летом 1796 года формирование 60-тысячного корпуса, предназначенного для поддержки разваливавшейся антифранцузской коалиции, было остановлено.

Убежденный в том, что непрерывные разорительные войны являлись одной из причин тяжелого состояния, в котором ока-{97}зались государственные дела в конце царствования Екатерины II, Павел решил бороться с французской революцией другими методами. Начав ожесточенное гонение на все французское - от круглых шляп и до сочинений вольнодумных французских авторов, он одновременно попытался привлечь на свою сторону аристократические монархические силы, рассеянные по Европе. Мистик по характеру и воспитанию, Павел I видел основное средство противодействия распространению революционных идей в усилении в России и во всей Европе рыцарского духа. К мальтийским рыцарям он питал особое чувство. "История Ордена Св. Иоанна Иерусалимского" аббата Верто, вышедшая в 1724 году, с детства была его любимой книгой.

Надо ли говорить, что романтические наклонности императора создали самые благоприятные предпосылки для завершения трудных переговоров, которые вел Литта в Петербурге? Уже через два месяца после восшествия на престол Павла I, 4 января 1797 г., Литте удается добиться заключения конвенции между Орденом и Россией. С русской стороны она была подписана обер-гофмейстером А. А. Безбородко и вице-канцлером А. Б. Куракиным. От имени Ордена подпись под этим документом поставил Литта, официальный титул которого в русском переводе звучал следующим образом: "Юлий Рене, бальи, граф Литта, кавалер Мальтийского Ордена Большого креста, кавалер по праву дворянства почетного языка Итальянского, командор разных командорств военного ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия III степени; польских орденов Белого орла и Св. Станислава кавалер, Российского флота контр-адмирал и полномочный министр знаменитого Ордена Мальтийского и Его Преимущества гроссмейстера".

Конвенция состояла из 37 пунктов, к которым впоследствии, 17 ноября 1797 г., было прибавлено дополнение из 8 пунктов. Согласно статье I Конвенции, в случае ее ратификации орденским капитулом было решено учредить в России великое приорство Ордена, в состав которого могли войти дворяне-католики из числа русских подданных. Статья II подтверждала права Ордена в России и Польше, давала гарантии сохранности его владений. Великое приорство российское, созданное вместо великого приорства польского, должно было занять место последнего в английском языке Мальтийского ордена. Новое приорство должно было возглавляться великим приором и состоять из 10 командорств, назначение главы одного из которых было оставлено во власти великого магистра. Была подтверждена законность существования польских наследственных командорств {98} и разрешено создание новых командорств этого типа. Великими приорами и командорами Ордена должны были назначаться исключительно подданные русской империи с последующим утверждением их Орденом. Порядок приема новых рыцарей был оставлен таким же, каким он существовал в бывшем польском великом приорстве, причем речь шла только о дворянах-католиках империи.

Конвенция была чрезвычайно выгодна Ордену как в политическом, так и в финансовом плане. Признавалась справедливой не только условленная с Речью Посполитой выплата 120 тыс. злотых, но и остальных 180 тыс., которые Острожский майорат выплачивал Речи Посполитой. Ежегодные взносы русского приорства в казначейство Ордена должны были составить 41 тыс. флоринов. После подписания дополнения к Конвенции, в котором речь шла об учреждении трех дополнительных командорств для капелланов русского великого приорства, доходы русского великого приорства были увеличены до 318 тыс. флоринов, а ежегодные выплаты в казначейство Ордена - до 53 тыс. Кроме того, Ордену были обещаны и другие дополнительные доходы: в частности, от наследственных командорств и платы за вступление в Орден. В общей сложности Павел обещал выплачивать в казначейство Ордена ежегодную сумму в 96 тыс. флоринов 52. Дипломатической и финансовой ловкости Литты Орден был обязан тем, что польский злотый был оценен при этом не в 15 коп. по его действительной стоимости, а в 25 53.

Финансовые дотации из России пришлись как нельзя более кстати. После потери всей собственности, принадлежавшей трем французским языкам, Орден лишился и дохода от своих командорств в Эльзасе, Русийоне и французской Наварре, входивших в германский и арагонский языки. Вскоре после сформирования первой антифранцузской коалиции испанское и португальское правительства начали взыскивать 1/10 дохода с находившихся на их территории командорств. Та же участь постигла вскоре владения Ордена в Неаполе и на Сицилии, где налоги, кстати, были намного тяжелее. И уж совсем плохо обошлись с рыцарями в Пьемонте, где часть их собственности была продана с торгов.

При оценке масштабов финансового кризиса Ордена необходимо иметь в виду, что в конце XVIII века в Испании и Италии получили хождение бумажные ассигнации, которые быстро обесценивались и тем еще более снижали реальные доходы, поступавшие в орденскую казну.

Новым тяжелым ударом для госпитальеров стало подписание мирного договора в Кампо Формио в 1797 г. Согласно усло-{99}виям этого мира, левый берег Рейна перешел к Франции, которая немедленно конфисковала находившиеся там командорства Ордена Св. Иоанна. Если суммировать все эти потери, то получится, что доходы Ордена в год подписания конвенции с Россией уменьшились по сравнению с периодом десятилетней давности на 2/3 ( в 1788 г. они составили 3 млн. ливров). И тем не менее, на эти деньги предстояло не только жить, но и оплачивать ими проценты по долгам орденского казначейства, которые перевалили за 6 млн. ливров.

С учетом этих обстоятельств не приходится удивляться, что заключение конвенции было расценено на Мальте как крупный дипломатический успех Литты. Современные зарубежные исследователи истории Ордена Св. Иоанна критически относятся к этому документу. В обширной исторической литературе утвердилась такая точка зрения: Конвенция от 4 января 1797 г. была хороша как международный договор, обеспечивший Ордену политическую поддержку великой державы и облегчивший его финансовую ситуацию, но статьи конвенции, касающиеся учреждения великого приорства российского, находились в противоречии с уставом Ордена, что впоследствии только усугубило переживаемый им кризис. Однако если рассматривать заключение конвенции в контексте ситуации, в которой Орден очутился в конце 90-х годов, то нельзя не признать, что Россия была единственной из великих европейских держав, которая могла оказать госпитальерам эффективную помощь. Существовала, конечно, возможность обратиться за поддержкой к Австрии или Великобритании. Однако, как считает мальтийский исследователь А. П. Велла, это только ускорило бы печальный для госпитальеров исход дела. "Военная база вблизи берегов Франции - вот что, в первую очередь, действовало на воображение Нельсона и разжигало страсти британской общественности" 54.

После заключения конвенции Литта получил постоянный доступ в Зимний дворец. Павел неоднократно давал ему личные аудиенции, а женитьба на Скавронской открыла двери аристократических гостиных Петербурга. Круг его знакомств, а значит, и популярность госпитальеров в русской столице заметно расширились.

Однако несомненно и другое: Литта затеял сложную политическую игру, в которую вскоре оказались вовлеченными могущественные силы, и прежде всего католическая церковь. Незадолго до своей смерти Екатерина II согласилась принять легата Святого престола с официальным визитом в Россию, чтобы урегулировать религиозные проблемы, которые встали после присо-{100}единения польских провинций к России. Вскоре после воцарения Павел I подтвердил намерение принять нунция папы в Петербурге. В начале февраля 1797 года папский посол появляется в русской столице. Им оказался монсиньор Лоренцо Литта, родной брат бальи Джулио Литты.

С этого времени события, связанные с развитием отношений между Мальтийским орденом и Россией, начинают приобретать загадочный, временами просто детективный характер. С подлинными актами конвенции и дополнениями к ним и с сопроводительными письмами Литта направляет на Мальту польского кавалера Рачинского, члена Ордена. Он благополучно высаживается в Анконе, но в тот момент, когда он считает себя вне досягаемости французов, его задерживает летучий эскадрон французских войск, одновременно с ним вступивший в город. Содержание курьерской сумки Рачинского становится известно французским военным властям. Обнаруженные документы были направлены Наполеону, который находился в то время в Милане. Тот немедленно представил их Директории. "Чтение корреспонденции бальи Литты не было откровением для членов Директории" 55, - отмечал историк Ордена Пьер Редон. Она была немедленно опубликована. Роган узнал о содержании конвенции, подписанной Литтой в Петербурге, из французских газет, которые развернули ожесточенную кампанию против Павла I, обвиняя его в видах на Мальту.

11 июня 1797 г. те же уполномоченные составляют другой акт конвенции, идентичный с первым. Второй курьер достигает Валлетты в середине июля.

Однако за два дня до его прибытия, 13 июля 1797 г., Роган умирает. Дела Ордена были так плохи, что членам капитула с трудом удалось собрать денег на похоронную мессу. Отлитый в спешке бронзовый бюст на могиле Рогана до сих пор является одним из самых бедных в соборе Св. Иоанна.

Преемником Рогана орденский капитул единогласно избирает великого приора Бранденбурга Фердинанда фон Гомпеша. Новым великим магистром стал 52-летний австриец, занимавший дипломатические посты в качестве посла Мальты в различных странах и известный своей осторожностью. Обосновавшись во дворце великих магистров, Гомпеш принимается налаживать отношения Ордена со всеми странами, которые, по его расчетам, могли быть ему полезны. Тем самым он пытается предотвратить становившуюся все более реальной угрозу оккупации Мальты какой-либо иностранной державой. К сожалению, эта политика в итоге принесла обратные результаты. {101}

7 августа 1797 г. орденский капитул утвердил и ратифицировал конвенцию от 4 января. Акт ратификации скрепил своей подписью Гомпеш. В знак признательности Совет решил возложить на Павла I титул протектора Ордена, а Литта был назначен чрезвычайным послом Ордена в Петербурге. Ему было поручено объявить о ратификации конвенции.

Только в начале ноября Рачинский доставил в Петербург ратификационную грамоту. 17 ноября 1797 г. было провозглашено создание великого приорства российского (католического). Великим приором император назначил принца Конде, жившего в эмиграции, в России. Видный пост в русском католическом приорстве занял и Лоренцо Литта. Утвержденный императором текст конвенции был отправлен на Мальту с Энтони О'Хара, ирландцем, сыном Чарльза Хьюберта О'Хара, который был принят на русскую службу во времена Елизаветы Петровны. О'Хара был назначен русским поверенным в делах при дворе великого магистра.

Павел, чуткий к тонкостям дворцового церемониала, настоял на том, чтобы Литта совершил церемониальный въезд в столицу в качестве посла Ордена. Эта церемония свершилась в пятницу, 27 ноября 1797 г. К подъезду Зимнего дворца подъехал кортеж из сорока экипажей. Из первой кареты, запыленной, будто она долго колесила по дорогам Европы, вышел Литта, облаченный, как и подобало странствующему рыцарю, в красный супервест с белым мальтийским крестом на груди. Его сопровождали сорок рыцарей Ордена Св. Иоанна. Вечером в честь высокого гостя был представлен французский балет. Когда Литта вышел из дворца, небо над Петербургом расцветилось фейерверками.

Через два дня, в воскресенье, 29 ноября, Павел дал Литте торжественную аудиенцию в тронном зале Зимнего дворца. Вступив в зал и сделав три глубоких поклона императору, сидевшему на троне в короне и мантии, Литта вручил верительные грамоты и произнес по-французски речь, в которой благодарил императора за внимание, проявленное к Ордену, и просил его объявить себя его протектором. Послу отвечал вице-канцлер граф Растопчин, заявивший, что император готов постоянно оказывать свое покровительство мальтийским рыцарям и принимает на себя звание и обязанности протектора Ордена.

После обмена речами Литта поднес императору на бархатной подушке привезенный с Мальты серебряный крест на старинной цепи. Павел сам надел на себя этот знак рыцарского достоинства. Затем император приколол на левое плечо Марии Федоровны, преклонившей перед ним колено, черный бант с белым {102} финифтяным крестом. По окончании этой церемонии к трону, сняв шляпу, подошел великий князь Александр. Павел, сняв корону и опустив мантию, надел поданную ему треугольную шляпу и, обнажив шпагу, сделал ею три рыцарских удара плашмя по левому плечу наследника, после чего, вручив ему шпагу, возложил на него знаки Большого креста и троекратно расцеловал его как своего брата по Ордену.

По окончании аудиенции Литта был введен в зал, где находились великий князь Константин и великие княжны, которым он поднес на золотой глазетовой подушке орденские кресты. На этом, однако, милости, пожалованные Ордену, не кончаются. Павел предоставляет в его распоряжение великолепный Воронцовский дворец (впоследствии Пажеский корпус) в Петербурге, приказав выстроить рядом с ним капеллу Иоанна Крестителя. Нунцию Лоренцо Литте отводится в нем великолепная резиденция; его орденское жалование устанавливается в 36 000 флоринов.

Вопрос о происхождении крестов, которые Дж. Литта возложил на Павла и членов императорской фамилии, заслуживает особого разговора. Считается, что депутацией рыцарей, сопровождавшей Рачинского, с Мальты были привезены подлинные кресты, принадлежавшие ранее великим магистрам ля Валетту и де Лиль Адаму и хранившиеся ранее в часовне мадонны Филермо в соборе Св. Иоанна. Однако переписка Литты с великим магистром, частично опубликованная Русским историческим обществом, заставляет усомниться в том, что госпитальеры так легко расстались со своими реликвиями 56. Большие кресты были возложены также на А. А. Безбородко и А. П. Куракина, которые вместе с Литтой подписали конвенцию 4 января. Эта церемония сама по себе была необычной, и уже тогда многие смотрели на нее как на нарушение устава Ордена, поскольку не только Павел, но и Безбородко, и Куракин были православными.

НАПОЛЕОН НА МАЛЬТЕ

Еще в мае 1797 года, за несколько недель до кончины Рогана, Бонапарт впервые сформулировал мысль о необходимости военной оккупации Мальты. "Этот остров бесценен для нас", - писал он в послании руководителям Директории.

Осенью 1797 года на острове появились агенты Бонапарта француз Пуссьельг и мальтиец Винченцо Барабара. С помощью {103} французского консула Карюсона они тайно обследовали состояние военных укреплений Валлетты и Мдины. 24 февраля 1798 г. Пуссьельг в письме к Бонапарту нарисовал полную картину положения дел на острове. Он сообщал, что великий магистр Фердинанд фон Гомпеш пользуется популярностью среди рыцарей и мальтийцев и в значительной степени восстановил древние уставы и обряды Ордена. Убедившись в мощи фортификаций Валлетты, Пуссьельг советовал Бонапарту покончить с Орденом дипломатическим путем, убедив короля Испании аннексировать владения Ордена по примеру Франции. Это, по его мнению, окончательно истощило бы финансы Ордена и ускорило его конец.

В конце февраля 1798 года французская эскадра под командованием адмирала Брюэса, вышедшая из Корфу, показалась вблизи Мальты. Гомпеш, не зная о намерениях адмирала, объявил тревогу. Однако французы, приняв ночью на борт Пуссьельга и Барабару, удалились.

12 апреля 1798 г. Директория санкционировала планы Бонапарта в отношении Мальты. Орден был обвинен в том, что после начала революционных войн в 1793 году он занял враждебную Франции позицию. Особое раздражение в Париже вызвало принятие на Мальте французских эмигрантов, некоторые из которых были назначены на высокие посты. Упоминалось и о том, что Орден готовился сдать остров стране, находившейся в состоянии войны с Францией, правда, непонятно, о ком шла речь - об Англии или о России.

8 июня 1798 г. флот Бонапарта, вышедший из Тулона в Египет, показался в виду Мальты. "Мальта никогда не видела такого бесчисленного флота в своих водах, - писал Дубле в своем дневнике, - море было покрыто на целые мили кораблями всех размеров, чьи мачты напоминали густой лес". 9 июня в 4 часа пополудни от борта французского флагмана отвалила шлюпка, взявшая курс на Большую Гавань. Бонапарт требовал впустить флот в гавань, чтобы он мог пополнить запасы воды. В 6 часов фон Гомпеш собрал орденский капитул. Подавляющим числом голосов (против голосовал лишь испанец де Варгас) капитул постановил, сославшись на прецедент времен русско-турецкой войны 1768-1774 годов, что в порт Валлетты может быть допущено только четыре военных корабля иностранной державы. "Они отказали нам в воде, - сказал Бонапарт, прочтя ответ великого магистра. - Тогда мы возьмем ее сами".

Защитники укреплений Валлетты заняли свои позиции. Орден располагал всего лишь 200 французскими рыцарями, 90 итальянскими, 25 испанскими, 8 португальскими, 5 баварскими, {104} 4 германскими. Едва ли не четвертая часть их состояла из больных и стариков, не способных носить оружие. К бойницам были выкачены пушки, которые не использовались более века. Порох отсырел, опытных канониров не хватало. Солдаты городского ополчения выполняли приказы без энтузиазма, сама мысль о предстоящем сражении против французской армии, считавшейся лучшей в Европе, казалась им неприемлемой.

10 июня Доломье, который находился на борту одного из французских кораблей в группе ученых, сопровождавших Бонапарта в египетской экспедиции, передал своему другу, командору овернского языка Жану де Басредону-Рансижа письмо, содержавшее весьма великодушные условия капитуляции. Басредон передал их Гомпешу, добавив, что "отказывается воевать с оружием в руках против своей родины". По приказу Гомпеша он был немедленно арестован и посажен в тюрьму. Однако по примеру Басредона ряд французских рыцарей отказались стрелять, в своих соотечественников.

Бонапарт поручил атаку острова Бертье. Французские гренадеры высадились на Мальте, быстро подавив спорадические очаги сопротивления. К концу дня 10 июня весь остров, за исключением Валлетты, Флорианы и Биргу, был в руках генералов Бонапарта.

В этот момент, по свидетельству очевидцев, Гомпеш полностью потерял волю к сопротивлению. А между тем, окажись он более решительным полководцем и организатором, французам пришлось бы нелегко.

Впоследствии Бонапарт писал в своих мемуарах: "Мальта не могла бы выдержать 24-часовой бомбардировки; остров, несомненно, обладал громадными физическими средствами к сопротивлению, но был абсолютно лишен моральной силы. Рыцари не сделали ничего постыдного; никто не обязан добиваться невозможного". Несмотря на очевидную безнадежность обороны, шестнадцать рыцарей оказались верны традициям ля Валетта и д'Обюссона вместе с де Ля Тур де Пеном, который лично подносил порох к пушкам, установленным на стенах Валлетты, после того, как мальтийцы покинули позиции. Лорас организовал единственную вылазку против наступавших французских войск. Томмази пытался удержать позиции, возглавляя отряд практически безоружных рыцарей. 80-летний бальи де Тинье, неспособный двигаться без посторонней помощи, приказал вынести себя на носилках на стену мощных линий Котонера: он считал, что во время битвы офицер должен быть на поле боя. {105}

В Валлетте началась паника. Разъяренный народ буквально растерзал четырех рыцарей. "Из-за каждой двери можно было услышать, - писал Дубле, плач женщин, проклинающих и французов, и великого магистра". Колокола на церквах Валлетты звонили не переставая. По улицам города прошла торжественная процессия. Над головами плачущих людей плыла фигура апостола Павла, заступника острова. Поздно вечером во Дворце великих магистров появилась депутация от мальтийского дворянства. Мальтийцы не понимали, почему они должны сражаться против могущественной христианской державы, с которой они никогда не ссорились. "Если бы я был великим магистром, воскликнул бальи Каравальи, - я бы повесил этих негодяев немедленно". "Вешают грабителей и убийц. Депутатов нации, которая может все потерять и ничего не приобретет в войне, следует выслушать", - был ответ Гомпеша.

11 июня мальтийцы начали покидать боевые позиции. В начавшейся неразберихе был ранен в руку шевалье О'Хара, ставший русским поверенным в делах на Мальте после того, как он привез на остров копию русско-мальтийской конвенции от 4 января 1797 г. Бессмысленность сопротивления стала ясна всем, даже членам орденского капитула.

Гомпеш решил заключить перемирие. В 9 часов утра французский эмигрант Милан поднялся на борт "Орьяна" с посланием великого магистра Бонапарту и письмом к Доломье, в котором итальянский секретарь Гомпеша кавалер Миари заклинал его во имя всего святого помочь Ордену, используя свое влияние на Бонапарта. Главнокомандующий, вскрыв оба письма собственноручно, поручил Доломье вместе с бригадиром Жюно и Пуссьельгом провести переговоры о заключении перемирия.

Как только над фортами Сент-Эльмо и Рикасолли поднялись белые флаги, зал заседаний орденского капитула был подготовлен к приему представителей Бонапарта. Соглашение о 24-часовом перемирии было подписано быстро. По настоянию французов было условлено, что переговоры о сдаче города будут начаты немедленно на борту "Орьяна". Для их проведения Гомпеш назначил четырех рыцарей и четырех мальтийцев. Море было столь бурным, что после трехмильного путешествия уполномоченные Ордена поднялись на борт французского корабля едва держась на ногах от морской болезни. Час был поздний, и Бонапарт находился уже в постели. Когда его разбудили, он быстро подписал статьи договора о капитуляции, которую он, пощадив былую славу Ордена, назвал конвенцией. Переговоров, по существу, не было. "Вы можете делать сколько угодно оговорок", - сказал {106} Бонапарт командору Босредону, который пытался сопротивляться. "В случае необходимости мы ликвидируем их несколькими залпами пушек" 57.

Мальта с ее фортами и гаванями перешла под суверенитет Французской республики. Великому магистру было обещано командорство в Германии и 300 тыс. франков ежегодно. Бонапарт согласился, чтобы французские рыцари, находившиеся на Мальте, могли вернуться на родину или в дружественные Франции государства. Каждый из них получал ежегодную пенсию в 700 франков.

В течение недели, которую он провел на Мальте, Бонапарт не терял времени даром. Изданные им ордонансы коренным образом изменили все в бывших владениях госпитальеров. Он создал правительственную комиссию во главе с Рансижа, в состав которой впервые вошли мальтийцы. Все священники-иностранцы были изгнаны, за исключением епископа; церкви, кроме одной на каждый приход, - закрыты. Было освобождено 1400 североафриканских рабов и 600 турок, находившихся на острове. Гербы рыцарей скалывались со стен, все титулы были отменены.

Мальтийцы поначалу довольно благоприятно реагировали на нововведения Бонапарта, тем более что правительство благоразумно не спешило с их осуществлением. Однако, когда дело дошло до переименования улиц, которым присваивались революционные названия, и замены традиционно широко отмечавшихся на Мальте дней памяти апостолов Петра и Павла празднованием 14 июля - дня взятия Бастилии, в народе начался глухой ропот. Глубоко возмутил население острова и беззастенчивый грабеж, который устроили на Мальте гренадеры Бонапарта. Из Дворца великого магистра, обержей, церквей выносилось все мало-мальски ценное. Не пощадили французы и собор Св. Иоанна с его драгоценными реликвиями, накопленными за восемь веков существования Ордена.

Всего французами было вывезено с острова, по подсчетам современных мальтийских ученых, 972 840 книг и огромное количество ценных изделий из золота и серебра. Награбленное ими оценивалось в 27 239 520 мальтийских лир 58.

Считается, что большая часть этих сокровищ ушла на дно Средиземного моря, когда нагруженный до бортов "Орьян" был потоплен Нельсоном в битве при Абу Кире. Впрочем, швейцарская исследовательница истории Ордена К.-Е. Энжель считает, что французы успели выгрузить в Египте бoльшую часть сокровищ госпитальеров. Они были перелиты в слитки и проданы на рынках Александрии и Каира 59. {107}

РУССКИЙ COUP D'ETAT *

В конце июля Гомпеш прибыл в Триест, где с согласия австрийского императора временно разместилась штаб-квартира Ордена.

Энтони О'Хара добрался до Неаполя значительно раньше. В своем первом отчете в Петербург он полностью оправдывал действия Гомпеша: "После приезда в Неаполь моей первой обязанностью, делом чести, религиозных убеждений и стремления к истине является положить конец клевете, столь предприимчиво распространяемой французами, в частности относительно акта капитуляции, который был разработан без согласия или подписи Гомпеша... Я не знаю, дошли ли по адресу мои предыдущие донесения в Россию... Всего несколько часов потребовалось презренному разбойнику Бонапарту, чтобы сделать все по-своему. Ложная доктрина, основанная на так называемом равенстве и свободе, сломила дух жителей Валлетты.

В то время, когда большая часть рыцарей и войск находилась в фортах, отражая атаки цареубийц, другие рыцари, еще более презренные, чем эти разбойники, возглавили недовольных и посеяли недоверие среди благонамеренного населения, утверждая, что великий магистр и религия были преданы" 60.

Однако прежде, чем донесение О'Хара достигло Петербурга, в руках Павла оказались свидетельства двух очевидцев, которые совершенно в ином свете излагали происшедшие на Мальте события. Первое из них, которое приписывается пользовавшемуся непререкаемым авторитетом среди рыцарей бальи де Тинье, было, как выяснилось, подделано кем-то неизвестным. Под вторым стояла подпись бальи Шарля де Лораса. Оба обвиняли Гомпеша в предательстве интересов Ордена, а также в трусости и неумелом руководстве. Лорас утверждал, что Гомпеш сдал Мальту, чтобы спасти свою жизнь.

Не зная о начавшихся против него интригах, Гомпеш в день приезда в Триест, 25 июля 1798 г., написал письмо Джулио Литте и великому приору российскому, поручая им "выполнять с абсолютной точностью и во взаимном согласии обязанности, возложенные на них орденским статутом" 61. Он обратился также к папе Пию VI с просьбой освободить вступающих в Орден рыцарей от испытательного срока и каравана. В поисках поддержки он написал также австрийскому императору.

Затем в манифесте от 12 октября 1798 г. Гомпеш возложил всю ответственность за события на Мальте на французскую рево-{108}люцию, которая "развратила рыцарей и мальтийцев". Он также дезавуировал конвенцию, подписанную с Наполеоном, заявив, что она была заключена под давлением, и осудил всех, кто получил компенсацию от Директории. Сам великий магистр получил только незначительную часть причитавшейся лично ему компенсации, необходимую для того, чтобы добраться до Триеста. Гомпеш осудил рыцарей, "продавшихся Бонапарту", мальтийцев, кого угодно, только не себя. Он добился того, чтобы под этим документом были поставлены подписи тех членов орденского капитула, которые находились в Триесте.

В последующих событиях традиционно преувеличивается роль Джулио Литты. Считается, что именно он, проигнорировав письма Гомпеша, сумел внушить Павлу I уверенность в достоверности свидетельств Тинье и Лораса. Думается, что О. Щербовиц-Ветсор и К. Туманов, изучившие архивные документы великого приорства российского, хранящиеся в Мальтийском дворце в Риме, ближе к истине, когда утверждают, что Павел вряд ли нуждался в чьих-либо советах при выработке политики в отношении Мальты 62.

26 августа 1798 г. члены русского великого приорства (католического) и находившиеся в Петербурге мальтийские рыцари собрались в Воронцовском дворце и выразили протест против сдачи Мальты Бонапарту. По этому поводу был издан специальный манифест, в котором великий магистр фон Гомпеш был провозглашен низложенным. В нем содержалась также просьба к Павлу I взять Орден под свою протекцию.

10 сентября 1798 г. Павел I в своем Гатчинском дворце ратифицировал акты великого приорства российского и принял "всех благонамеренных членов Ордена под свое высочайшее руководство". Заявив, что отныне Петербург становится штаб-квартирой Ордена, Павел пригласил рыцарей всех языков и приорств приехать в Россию. В течение последовавших недель благодаря усилиям великого приора принца Конде мальтийские кавалеры, находившиеся в Петербурге и в Варшаве, приняли декларацию о смещении Гомпеша с поста великого магистра и выразили свою признательность Павлу I.

Когда протест великого приорства российского и декларация Павла I достигли Гомпеша, он направил письмо, датированное 12 октября 1798 г., ко всем европейским монархам, протестуя против лживости и незаконности решений, принятых в Петербурге.

Между тем братья Литта не замедлили направить протокол заседания 26 августа папе Пию VI, жившему в то время в кар-{109}тузианском монастыре Кассине около Флоренции. В ответном письме папы от 17 октября говорилось: "Поскольку русское приорство пока действует в одиночку, его решения не являются достаточными для того, чтобы объявить его (Гомпеша. - П. П.) лишенным полномочий великого магистра; необходимо подождать решения других языков и убедиться, насколько Гомпеш виновен в том преступлении, которое выдвинуто против него указанным приорством".

В тот же день папа направил письмо Гомпешу, в котором информировал его о получении документов из России: "Ваша просьба не может быть выполнена, пока не опровергнете выдвинутые против вас обвинения и не будете восстановлены в тех правах, которых, как они заявляют, вы лишены".

В посланиях от 20 октября и 3 ноября 1798 г. государственный секретарь Ватикана Одескальчи предупредил нунция Лоренцо Литту, что шаги, предпринятые в Петербурге, не могут быть одобрены, поскольку члены великого приорства российского не придерживались в точности Устава Мальтийского ордена, за соблюдением которого папа призван внимательно следить. Одескальчи повторил, что для принятия окончательного решения о лишении великого магистра его полномочий необходимо проконсультироваться со всеми языками, входящими в Орден, и с монархами тех стран, рыцари которых входят в эти языки.

Эти письма не успели достичь Петербурга, как 27 октября 1798 г. члены великого приорства российского и мальтийские рыцари, находившиеся в России, вновь собрались в Воронцовском дворце и приняли следующее заявление: "Мы, бальи, рыцари Большого креста, командоры, рыцари великого приорства российского и другие члены Иерусалимского Ордена Св. Иоанна, собравшись в Санкт-Петербурге, столице и резиденции нашего Ордена, как от нашего имени, так и от имени других языков и великих приорств в общем и от каждого из его членов, в частности тех, кто присоединится к нам в крепкой приверженности к Ордену, провозглашаем Его Императорское Величество императора и самодержца Всероссийского Павла I великим магистром Иерусалимского Ордена Св. Иоанна..."

Через две недели, 13 ноября 1798 г., Павел принял предложенный титул. Джулио Литта был назначен лейтенантом * великого магистра.{110}

29 ноября в Зимнем дворце состоялась грандиозная церемония. В присутствии всего двора и находившихся в России мальтийских рыцарей нунций Лоренцо Литта возложил на Павла I корону и другие регалии великого магистра Ордена Св. Иоанна. Император был облачен в шелковый, золотистого цвета далматик, форму которого придумал он сам. На шее его тускло отливал старинным серебром мальтийский крест. Мальтийские кавалеры наблюдали за этой процедурой, преклонив колена.

"Все это невольно принимало характер театрального маскарада, - замечал Ф. Головкин, характеризуя отношение к мальтийским ритуалам со стороны критически настроенной части русской аристократии, - вызывало улыбки и у публики, и у самих действующих лиц, исключая только императора, вполне входившего в свою роль" 63.

В тот же день, желая подчеркнуть значение Ордена Св. Иоанна, Павел I включил свой новый титул великого магистра в общий императорский титул. Интересно отметить, что при первом провозглашении титула слова "великий магистр Ордена Св. Иоанна Иерусалимского" открывали его, но Синод, на утверждение которого поступил императорский указ, отодвинул их в самый конец.

Кроме того, по повелению Павла, мальтийский крест был включен в государственный герб и государственную печать. 1 января 1799 г. на одном из бастионов Адмиралтейства был установлен так называемый мальтийский павильон. Открытие его сопровождалось 33 пушечными залпами.

Провозглашение Павла I великим магистром Мальтийского ордена вызвало резко негативную реакцию в Риме, недоумение и толки среди рыцарей, находившихся вне Петербурга. Суммируя переписку, которая велась по этому поводу между папой, Гомпешом и Петербургом, А. П. Велла выделяет следующие аргументы, которые приводились Ватиканом в подтверждение незаконности этого акта:

- в процедуре провозглашения не участвовали все языки Ордена, как того неукоснительно требовал его устав;

- император Павел как православный не мог стать главой католического Ордена, непосредственно подчинявшегося папе;

- император был почетным кавалером Большого креста Ордена Св. Иоанна. Несмотря на его провозглашение протектором, Павел не был в строгом смысле слова полным членом Ордена; {111}

- император, будучи женатым, не мог принять на себя монашеские обеты нестяжания, благочестия и послушания, которые составляли само существо понятия религиозного рыцарства 64.

В день провозглашения Павла великим магистром было объявлено о сформировании нового капитула Ордена. В него вошли ряд французских рыцарей, находившихся в Петербурге, а также великий князь Александр, Головкин, Юсупов, Трубецкой, Долгорукий, Игнатьев, Демидов, Нарышкин и польские рыцари Радзивилл, Любомирский, Сапега, Платер, Борщ. Главой канцелярии и казначеем Ордена по рекомендации Джулио Литты были назначены французские рыцари ля Гуссе и де Ветри. Лоренцо Литта сохранил за собой прежний пост.

Одновременно Павел I провозгласил создание в России второго великого приорства, в которое принимались русские дворяне православного вероисповедания. На учреждение нового великого приорства император выделил 216 тыс. рублей. В его состав должны были войти 98 новых командорств. 20 декабря именным указом Джулио Литте было повелено вместе с генерал-фельдмаршалом графом Салтыковым, обер-камергером Шереметьевым, тайным советником Энгельгардтом и обер-прокурором Лопухиным приступить к составлению правил приема в новое великое приорство. Создание его было окончательно узаконено указом от 28 декабря 1798 г., гласившим: "Орден Св. Иоанна Иерусалимского в нашей империи будет состоять из католического великого приорства российского, основанного 1 января 1797 г., и из великого приорства российского, основанного 29 января 1798 г." 65.

Появление в России православного великого приорства католического ордена вызвало в Риме еще большее замешательство, чем провозглашение Павла великим магистром. Гомпеш реагировал на известие, поступившее из Петербурга, гораздо более спокойно: он знал, что идея о приеме православных подданных Российской империи в состав Ордена Св. Иоанна выдвигалась еще в начале 1798 года. Более того, орденский капитул на своем последнем заседании 1 июня 1798 г. одобрил ее, однако в суматохе, которой были отмечены последние дни пребывания Ордена на Мальте, записать это решение в журнал капитула не успели.

Пытаясь заблаговременно нейтрализовать неминуемое противодействие со стороны Рима, нунций Лоренцо Литта писал кардиналу Одескальчи 23 декабря 1798 г.: "Что касается этого образования (имеется в виду православное великое приорство {112} российское. - П. П.), то Святому престолу не следует утверждать его создание формальным актом. Речь идет только о действиях императора России в пользу некатолического дворянства, и оно будет отделено от католического приорства российского, входящего в Орден Св. Иоанна. Какова бы ни была судьба Ордена в случае, если ему удастся вернуться на Мальту, это учреждение императора всегда останется отделенным от Ордена, учрежденным исключительно для русского дворянства и имеющим единственную сферу сношения с Мальтийским орденом - выплату различных сумм в его казну и в казну католического великого приорства российского" 66. Вскоре, однако, выяснилось, что в Петербурге и Риме по-разному смотрят на пределы, которые дозволено было перейти в таком важном деле, как получение финансовой помощи Мальтийскому ордену.

МАЛЬТИЙСКИЕ КАВАЛЕРЫ

ИЗ СЕЛА ГНЕЗДИЛОВКА

Правила для принятия российских дворян в Орден были утверждены 15 февраля 1798 г. В этой связи, как замечает П. Вяземский, немедленно начались обычные для России злоупотребления. Для русского дворянства, до этого слыхом не слыхавшего о мальтийских рыцарях и поначалу называвших Орден Ивановским, мальтийский крест стал вожделенным знаком отличия. В Орден, пригретый императорской милостью, начали записывать несовершеннолетних детей "почти в пеленах".

"Столица была наводнена настоящим дождем Мальтийских крестов, вспоминал Ф. Головкин. - Мои братья, мой двоюродный дядя и я, будучи единственными русскими, имеющими законное право на этот крест как потомки по женской линии Альфонса Дюпюи, брата Раймонда, первого великого магистра, - удостоились специальной церемонии, в которой нас признали кавалерами по праву рождения Ордена Св. Иоанна" *.

О. Щербовиц-Ветсор и К. Туманов после тщательного изучения сохранившихся в Риме архивов двух великих приорств рос-{113}сийских установили, что в 1799 году в католическом приорстве состояло 7 рыцарей Большого креста, 20 командоров, 20 владельцев фамильных командорств, три командора-капеллана и 79 рыцарей "по милости", большинство из которых составляли французские эмигранты. 19 ноября 1799 г. Павел возложил Большие кресты на членов императорской фамилии, которые их еще не имели; 10 декабря он назначил командоров русского православного приорства, а затем, 20 декабря, двух капелланов греческого православного вероисповедания. В составе православного великого приорства российского в 1799 году числилось 12 рыцарей Большого креста, 92 командора, 21 владелец фамильных командорств и 41 рыцарь "по милости". 10 июля 1799 г. великий князь Александр был провозглашен главой православного приорства российского. Четыре рыцаря Большого креста, 14 дам Большого креста и одна дама так называемого "малого" креста из числа российских подданных не входили в состав ни одного из двух российских приорств. В их числе было 13 членов императорской фамилии 67.

Для объективной оценки замыслов, которые Павел I связывал с созданием православного великого приорства российского, крайне важно иметь в виду, что в его состав принимались не только лица греческого православного вероисповедания, но и представители других некатолических церквей (члены известной семьи Лазаревых, принадлежавших к армянской православной церкви, губернатор Петербурга граф фон дер Пален, протестант). Павел, по всей вероятности, имел в виду уничтожить религиозные барьеры, препятствовавшие объединению на широкой основе сил, выступавших против французской революции. Подтверждением этого может служить императорский указ от 21 декабря 1798 г., в котором он призвал всех, кому близок дух Мальтийского ордена, объединиться и выступить с единых позиций. Чтобы не отпугнуть католиков, второе из великих приорств российских явно с расчетом никогда не называлось в русских официальных документах "православным". Этот термин был пущен в оборот позже историками Ордена Св. Иоанна.

Известный русский библиограф и писатель прошлого века Е. Карнович, автор исторической повести "Мальтийские рыцари в России", весьма живо и убедительно описывает общественную атмосферу, в которой Павел начал насаждать рыцарский дух в России. Кстати, эта сторона истории Ордена совершенно выпадает из поля зрения зарубежных исследователей, нередко подходящих к оценке действий Екатерины II и Павла I с мерками, дале-{114}кими от российской действительности. А между тем уже 21 июня 1799 г. Павел был вынужден дополнить правила для принятия российских дворян в Орден специальным указом, которым он оставил право назначать фамильные командорства за собой, тем самым резко ограничив их количество. Думается, что реальные условия, в которых приходилось действовать Павлу, станут понятнее после знакомства с нижеследующим отрывком из повести Е. Карновича **:

"С лишком неделю в сельце Гнездиловка, усадьбе помещика Степана Степановича Рышкина, с нетерпением ожидали привоза почты из соседнего уездного города, куда отправился за получением ее нарочный... Нетерпение помещика усиливалось еще более потому, что к нему в усадьбу собрались гости, которых он любил попотчевать не только снедями и питиями, но и своими разговорами и рассуждениями, казавшимися ему самому и глубокомысленными, и поучительными. В ожидании привоза почты гости-помещики с их хозяином принялись судить и рядить о том и о другом по прежним устарелым известиям с добавкою собственных измышлений, причем их в особенности занимал первый, дошедший уже до них манифест государя о Мальтийском ордене, но никто пока не мог домыслиться, о чем собственно в этом манифесте шло дело. Несколько раз все они вкупе перечитывали этот торжественный государственный акт, но никак не могли уразуметь, что именно требуется от русского дворянства и при чем оно здесь будет. Толковали, толковали между собой на разные лады, но в конце концов оказывалось, что ровно до ничего добраться не смогут. Во время этих жарких разговоров на пороге помещичьего кабинета показался дворецкий с кипою писем и пакетов в руках.

- Ермил, сударь, почту привез из города, - сказал он, подавая часть привезенного Степану Степановичу, - Это вам, а это - их милости, барыне.

В почте Рышкин обнаруживает письмо от дядюшки Федора Алексеевича, "большого человека" из Петербурга, в котором он советует племяннику поскорее записаться в командоры Мальтийского ордена.

- Вот как!.. В командоры, сие - тоже, что в командиры зовут, должно быть - звание высокое; да что же ты там, Степан {115} Степанович, станешь делать? - не без насмешливой зависти проговорил Лапуткин, один из гостей и соседей Рышкина.

- Что прикажут, то и буду делать, - не без сердца отозвался Рышкин. Не весь же век мне у себя в усадьбе землю пахать. Благодарение Господу, от родителей хороший достаток наследовал. Захочу, так будет чем и при царском дворе показать себя - и там в грязь лицом не ударю.

- Что об этом и толковать! - поддакнул один из мелкопоместных помещиков Пыхачев. - Только пожелать тебе стоит, так в люди как раз выйдешь: и умом возьмешь, и деньжонки есть, да и милостивцы при дворе найдутся.

- Дядюшка Федор Алексеич пишет мне из Петербурга вот что, - сказал Рышкин, поднося письмо поближе к глазам, и он, не слишком бойко разбирая письмо, принялся читать.

Сообщая об учреждении в России "родовых командорств" Мальтийского ордена, заботливый дядюшка советует: "Потщись же об устроении фамильного командорства; хлопоты по сему важному делу принять я на себя не могу, но для избежания всяких затруднительных оказий удобнее было бы приехать тебе самому в Санкт-Петербург, тем паче, что, быть может, всеавгустейший монарх пожелает тебя лицезреть, узнав о похвальном твоем намерении, российского дворянина достойном. Подготовь только благовременно все требуемые по оному делу доказательства твоего благородства. Как командор, т. е. как один из старших мальтийских кавалеров, или все равно рыцарей, ты будешь носить на шее большой финифтевый крест на широкой ленте с изображением золотых лилий между крыльев оного. Регалия сия весьма красива и в Санкт-Петербурге почитается ныне важнее всяких крестов и звезд. Кроме сего, представится тебе ношение красного супервеста, который есть нечто вроде женской кофты без рукавов, а поверх онаго полагается черная суконная мантия с белым крестом на плече и при оной мантии круглополая шляпа с разноцветными перьями, или же малая, называемая беретом. Сие одеяние, яко почетное рыцарское, и при дворе, и во всей столице паче всякой модной одежды почитается. Высылаю тебе при сем и копию той записки, в которой начертание истории ордена имеется. Записка сия редкостная, и с немалым трудом добыть мне оную удалось, и хотя в ней ничего, по разумению моему, предосудительного и недозволенного в отношении правительства не встречается, но, во всяком случае, обращайся с ней осторожнее".

Письмо оканчивалось сообщением известий о родных и знакомых и обычными в то время родственными пожеланиями с {116} присовокуплением к ним почтений и поклонов для раздачи по принадлежности разным высокопочтеннейшим или любезнейшим персонам.

В приписке к письму значилось: "Позабыл написать тебе, что все мальтийские кавалеры или рыцари к высочайшему императорскому двору свободный вход имеют и во всех торжественных и церемониальных случаях в полном своем облачении обретаться могут".

Степан Степанович не верил возможности такого счастья: для него, отбывшего военную службу только в ранге сержанта гвардейского семеновского полка, быть в такой почести при царском дворе казалось неестественною мечтою, и он, озабоченный предложением дяди, быстро забегал по комнате, обдумывая благодарственное письмо к своему родственнику и не обращая внимания на своих гостей, которые, и в свою очередь, были немало заинтересованы этой новостью.

- Ну что ж, командором будешь, что ли? Да распечатывай поскорее пакет; в нем, должно быть, и есть царский указ; мы увидим, наконец, что от российского дворянства в оном случае требуется, - заговорил Лапуткин.

Степан Степанович словно опомнился и, распечатав пакет, достал оттуда печатные указы. Гости сели в кружок около хозяина, который принялся за чтение указов. Из них оказалось, что государь, независимо от того великого приорства Мальтийского ордена, которое существовало уже в польских областях, учредил еще великое приорство российское, в которое могли вступать дворяне "греческого закона". На содержание этого приорства он повелевал отпускать ежегодно из государственного казначейства по 216 000 рублей. "Новое сие заведение, - говорилось в указе, - должно было состоять из 98-ми командорств. Из них два командорства приносили шесть тысяч рублей ежегодного дохода их владельцам, четыре командорства - по четыре тысячи рублей, шесть - по три тысячи, девять - по две тысячи, шестнадцать - по полторы тысячи и шестьдесят - по тысяче рублей.

- На эти командорства нам, господа, никогда не попасть, - с печальною усмешкою проговорил Табунов. - А куда как хорошо было бы получать по шести тысяч в год!

- И с тысячкой удовлетвориться можно было бы, - проговорил, облизываясь, Лапуткин.

Далее из указа стало известно, что владельцы командорств обязаны были вносить в казначейство так называемые "респонсии", т. е. по 20 процентов с ежегодного дохода, получаемого {117} ими с пожалованных командорств; что первые командоры должны быть назначены по непосредственному усмотрению самого императора; но что впоследствии командорства будут жалуемы по старшинству вступления в орден, причем, однако, никто не может владеть одновременно двумя командорствами. Право на командорство предоставлялось тем, кто сделал четыре каравана на эскадрах, ордену принадлежащих, или в армии, или на эскадрах российских, причем шесть месяцев кампании считается за один караван.

- Ну, господа, все это не по нашей части: мы ни в каких походах не бывали по стольку времени, да и по морям, кажись, не плавали. Читай, Степан Степанович, дальше: не подыщется ли что-нибудь для нас, грешных, - сказал Пыхачев.

Степан Степанович, ходивший в поход при Екатерине только под шведа, на недолгое время, да и то лишь верст за двадцать от Петербурга, несколько опешил, узнав, что он своею службою не удовлетворяет требованиям, заявленным в царском указе. Но он повеселел, когда прочел другой указ, в котором было сказано, что "всякий дворянин, облаченный кавалерскими знаками знаменитого ордена святого Иоанна Иерусалимского, пользоваться будет достоинством и преимуществами, сопряженными с офицерскими рангами, не имея, однако, ни назначаемого чина, ни старшинства. Не имеющий же высшего чина, при вступлении на службу, принимается прапорщиком".

- Значит, что в силу оного указа не только никаких походов и плаваний, но даже и никакого офицерского ранга не требуется, - проговорил Рышкин, коли за уряд в прапорщиках состоять можно?

- Должно быть, что так, - отозвались его собеседники, и они вполне убедились в этом предположении, когда Степан Степанович прочитал третий указ, начинавшийся словами: "всякий дворянин имеет право домогаться чести быть принятым в орден святого Иоанна Иерусалимского".

Это последнее право было как нельзя более по душе Степану Степановичу, и между помещиками начались толки о новом рыцарском ордене. Толки эти доказывали, однако, что и после прочтения всех указов представители российского дворянства все-таки не имели ясного понятия, для чего учреждается орден и что будут делать его кавалеры и его командоры.

Еще сильнее разгорелось в Рышкине желание сделаться кавалером Мальтийского ордена, когда через несколько дней, после получения Степаном Степановичем письма от дяди, приехавший из Петербурга его сосед по усадьбе стал подробно расска-{118}зывать о том почете, каким пользуются у государя и петербургских вельмож мальтийские рыцари.

От этого приезжего помещика Рышкин, между прочим, узнал, что, как кажется, Павел Петрович хочет совсем отменить георгиевский и владимирский ордена, учрежденные покойною государынею для награды за заслуги военные и гражданские, что он никому не жалует их и намерен оба эти ордена, считавшиеся столь важными, заменить мальтийским крестом. Воображение честолюбивого сержанта разыгрывалось все сильнее и сильнее. Ему представлялись теперь милостивый прием государя, любезности и даже заискивания у него со стороны царедворцев и та зависть, которую он возбудит в своих деревенских соседях, когда, по возвращении из Петербурга, явится отличенный почетом, невиданным еще в этом месте.

Живо собрался Степан Степанович в губернский город, чтобы выправить там необходимые доказательства своего "стопятидесятилетнего благородства". Но при этом постигло его горькое разочарование: оказалось, что по родословной росписи Рышкиных древность их фамилии восходила только до 1650 года, когда их предок-родоначальник, боярский сын Кузьма Рышкин, будучи на государевой службе, сидел в какой-то засеке в ожидании нашествия крымцев и был за это "верстан в диких полях поместным окладом". Степан Степанович был не только опечален, но и поражен этим прискорбным открытием.

- Недостает двух лет! - печально бормотал он, рассчитывая и мысленно, и по пальцам, и на бумаге древность своего рода.

Степан Степанович кидался во все присутственные губернские и уездные места с просьбою отыскать документ, который доказывал бы начало благородства Рышкина за полтораста лет. Он обещал за это приказным хорошую денежную подачку, но все его просьбы и хлопоты приказных были тщетны; с 1650 года благородное происхождение Рышкиных оставалось покрыто мраком неизвестности. Не добившись решительно ничего и сильно расстроенный испытанною неудачей, Рышкин возвратился в свою усадьбу и в нетерпеливом ожидании истечения двух недостававших годов уклонялся от всякого разговора о Мальтийском ордене. На все вопросы о том, когда же он будет командором, Рышкин резко и отрывисто отвечал:

- Погодите, разве можно скоро устроить важное дело, - а между тем честолюбивые мечты о командорстве не давали ему покоя ни днем, ни ночью" 68. {119}

СТАКАН ЛАФИТА

1799 год стал для Ордена Св. Иоанна временем тяжелых потрясений.

Несмотря на все усилия Павла I, Орден разваливался. Решающую роль в избрании русского императора великим магистром Ордена сыграли те рыцари, которые боялись усиливавшегося влияния французской революции. Его избрание было признано законным великими приорствами Германии, Баварии, Богемии, затем Венеции, Неаполя; великими приорствами Капуи, Барлетты и Мессины, которые входили в великое приорство Королевства обеих Сицилий. Затем последовали великие приорства Португалии, а также Ломбардии и Пизы после освобождения от французской оккупации. Французские рыцари, находившиеся в эмиграции, также поддержали Павла.

Признать Павла I великим магистром отказались испанские великие приорства Каталонии, Наварры, Арагона и Кастильи, а также великое приорство Римское. Здесь чувствовалось влияние папы Пия VI, продолжавшего жить в изгнании в окрестностях Флоренции. Энтони О'Хара, вернувшийся в Петербург в июле 1799 года, впоследствии заявлял, что в истории с провозглашением Павла I великим магистром Ордена Св. Иоанна папа вел двойную игру 69. С одной стороны, в переписке со своими представителями в Петербурге и Триесте глава католической церкви неоднократно довольно однозначно заявлял, что не одобряет действий великого приорства российского, считая низложение Гомпеша и провозглашение Павла I великим магистром незаконными. С другой стороны, папа избегал открыто дезавуировать избрание Павла великим магистром, стремясь сохранить с таким трудом налаживавшиеся отношения между Ватиканом и Россией. Благожелательное отношение русского императора к братьям Литта открывало неплохие перспективы для осуществления давней цели Ватикана: расширение прав католиков в России. Играла свою роль, очевидно, и личная признательность папы Павлу I, предложившему ему убежище в России в марте 1798 года, после оккупации Наполеоном североитальянских княжеств.

Как бы там ни было, но двойственность политики Пия VI очевидна. В начале марта 1799 года папа направил в адрес своего нунция в Петербурге Лоренцо Литты пространный меморандум, в котором излагал свое отношение к провозглашению Павла великим магистром: "Величие души Павла I не требует дополнительных подтверждений. Ему следовало использовать {120} все свое могущество в пользу Ордена без того, чтобы участвовать в дискредитации нынешнего великого магистра (т. е. Гомпеша. - П. П.), и без того, чтобы добиваться отличия, которое не может быть даровано некатолическому монарху и которое требует согласно соответствующим вполне определенным правилам, изъявления мнения всех языков, входящих в Орден" 70. Учитывая содержание меморандума, Пий VI оставил за нунцием право самому решить, каким образом довести его до сведения Павла I. В инструкциях, находившихся в том же пакете, что и меморандум, нунцию предписывалось действовать так, чтобы никоим образом не нанести ущерба отношениям между Ватиканом и Россией.

К несчастью для Ордена, пакет, поступивший из Флоренции, был перлюстрирован в Петербурге. Содержание меморандума стало известно канцлеру Кочубею раньше, чем Лоренцо Литте. Ситуация усугублялась тем, что текст инструкции был зашифрован. Русский "черный кабинет" так и не узнал, что Пий VI считал необходимым действовать в вопросе о признании за Павлом титула великого магистра с особой осторожностью.

Ознакомившись с текстом меморандума, Павел пришел в страшную ярость. 17 марта губернатор Петербурга граф Пален пригласил Джулио Литту в свою канцелярию и предложил ему стаканчик лафита. Литта был потрясен. Ему, как и всему петербургскому высшему свету, было хорошо известно, что во избежание неприятных объяснений Пален угощал лафитом тех, кто подвергся высочайшей опале. Не вдаваясь в детали, Пален передал Литте волю императора: он лишается звания лейтенанта великого магистра Ордена Св. Иоанна и отправляется в ссылку в имение своей жены. Нунций Лоренцо Литта был выслан из Петербурга 28 апреля того же года. Лейтенантом великого магистра вместо Джулио Литты был назначен граф Н. И. Салтыков.

УШАКОВ И НЕЛЬСОН

После отъезда братьев Литта из Петербурга внимание Павла I сосредоточивается на Мальте.

Остров госпитальеров, несомненно, занимал определенное место в политических расчетах русского императора. При их оценке зарубежные исследователи истории Ордена Св. Иоанна традиционно исходят из концепции экспансионистского характера политики русского царизма в Средиземноморье. Многие {121} из них считают, что Мальта привлекла внимание Павла I как удобная военно-морская база в центральной части Средиземного моря 71. Важно отметить, что большинство как русских дореволюционных, так и советских историков подчеркивают интерес царизма прежде всего к району Восточного Средиземноморья, связанный с борьбой России за свободу мореплавания и проливы Босфор и Дарданеллы, а также с поддержкой освободительного движения народов Балканского полуострова и Греции, имевшего антиосманскую и панславянскую окраску. Правда, это относится к периоду до конца XVIII века. Что касается "грани веков" и первой половины XIX века, то советский исследователь А. Л. Шапиро отмечает зарождение новой тенденции, выразившейся в том, что "царизм стал проявлять серьезный интерес ко всем районам Средиземноморья, которые могли служить плацдармом для проникновения французов или англичан во владения Османской империи, в Черное море и к русской днестровской границе" 72.

Здесь важно отметить, что тенденция, на которую указывает А. Л. Шапиро, дальнейшего развития на протяжении XIX века в целом не получила. Это, на наш взгляд, подтверждает высказанное ранее замечание об аномальном, не характерном для русской внешней политики подходе Павла I к сложному комплексу проблем, наслоившихся вокруг Мальты. Военное присутствие России в Средиземном море в XIX веке оставалось спорадическим, связанным прежде всего с русско-турецкими войнами. Отсюда следует, что политику Павла I в отношении Мальты целесообразно рассматривать в контексте реальной обстановки, сложившейся в регионе в конце XVIII века. "Французская революция рассматривает Средиземное море как свое море и намерена в нем господствовать", - заявил Наполеона октябре 1797 года, задолго до появления в этом районе эскадры Ф. Ф. Ушакова. Это было прямым вызовом другим морским державам, затрагивало интересы России в Восточном Средиземноморье. У Павла появился план использовать Мальту и Орден Св. Иоанна в борьбе против растущей агрессивности французской революции. Однако логика военно-политической борьбы вокруг Мальты завела его дальше, чем того требовали национальные интересы России. Вот как это получилось.

На первых порах Павел стремился действовать, в том числе и в средиземноморских делах, в рамках антифранцузской коалиции, заключенной еще при жизни Екатерины II. Ведущую роль в ней играла Австрия. Однако подписание в октябре 1797 года Кампоформийского мира между Францией и Австрией, согласно {122} которому Бонапарту удалось добиться от министра иностранных дел Австрии Л. Кобенцля согласия на все свои требования, привело в замешательство Павла I и его окружение. "Легко судить можете, писал вице-канцлеру Н. П. Панину А. Б. Куракин, - сколь вообще сие событие всякое ожидание наше превосходит и нам неприятно быть должно, а особливо по приобретении французами на Средиземном море Венецианских островов, где, без сомнения, постараются они возмутить греков и албанцев и рассадить зверские свои правила и в Турции, и если, к несчастью, в том преуспеют, и Порта, не усмотрев угрожаемую ей гибель, им в том не воспрепятствует, то можно легко заключить о пагубных следствиях по вреду и нашему делу из того произойти могущих" 73.

Кампоформийский мир заставил Павла I серьезно задуматься о позициях в Восточном Средиземноморье, приобретенных Россией в результате победы над Турцией в войне 1787-1791 годов. 5 марта 1798 г. Павел обратился к Австрии, Англии, Пруссии и Дании с предложением создать коалицию для обеспечения Европы от зол, ей угрожающих". Формирование новой антифранцузской коалиции ускорили захват Францией Мальты и высадку французских войск в принадлежавшем Турции Египте (июнь - июль 1798 г.). Интересы борьбы против общего врага создали весомые предпосылки для сближения старых соперников Англии и Турции. 23 декабря 1798 г. был заключен русско-турецкий договор, к которому через два дня присоединилась Англия. "Надобно же вырость таким уродом, чтобы произвести вещь, какой я не только на своем министерстве, но и на веку своем видеть не чаял, т. е. союз наш с Портой" 74, - с удивлением писал в эти дни А. А. Безбородко.

Осенью 1798 года объединенная русско-турецкая эскадра под командованием адмирала Ф. Ф. Ушакова вышла из Константинополя по направлению к захваченным Францией Ионическим островам. В феврале 1799 года флот Ушакова взял штурмом хорошо укрепленную крепость на острове Корфу.

Еще в декабре 1798 года через английского посла в Петербурге Витворта было условлено, что после взятия Корфу эскадра Ф. Ф. Ушакова поддержит Нельсона, осаждавшего Мальту. В текст союзного договора России и Неаполя от 29 декабря 1798 г. была включена сепаратная статья, в силу которой Россия, Англия и Неаполь после освобождения острова от французов должны были ввести на Мальту свои гарнизоны в равном количестве. 31 декабря, через два дня после подписания договора, было условлено, что русский гарнизон численностью в три гренадерских {123} батальона и 300 артиллеристов займет Валлетту. По договоренности трех держав верховная власть на Мальте должна была принадлежать военному совету во главе с представителем русского командования. Это последнее соглашение не было подписано и носило, очевидно, характер устной (вербальной) договоренности. Его копия сохранилась в русских архивах в виде приложения к корреспонденции неаполитанского посла в Петербурге герцога Серракаприола 75.

В работах английских историков притязания Павла I на Мальту представляются как явившиеся полной неожиданностью для английской дипломатии. Между тем сохранившиеся архивные документы свидетельствуют об обратном. Стремясь побудить Павла к активным действиям в составе антифранцузской коалиции, английские дипломаты в Лондоне и Петербурге заверяли русского императора, что готовы способствовать установлению прочного англо-русско-неаполитанского контроля над Мальтой. Более того, статс-секретарь по иностранным делам В. Гринвил заявлял в декабре 1798 года русскому послу в Лондоне С. Р. Воронцову, что "если Павел пожелает получить Мальту", то Англия "с искренним удовольствием на это согласится". В таком же духе был проинструктирован и английский посол в Петербурге Ч. Витворт. "Король отрекается за себя от всякой мысли или желания удержать за собой Мальту как британское владение" 76, - писал ему Гринвил в начале 1799 года. 24 декабря 1798 г. английский посол официально информировал А. А. Безбородко о предложении лондонского кабинета ввести на Мальту военные гарнизоны трех союзных держав - Англии, России и Неаполя.

Необходимо заметить, что во всех этих комбинациях упоминание о Неаполе было чисто номинальным. В начале 1799 года король Неаполя Фердинанд IV был вынужден покинуть свою столицу, к которой подступали французские войска. Таким образом, реально шла речь об установлении англо-русского контроля над Мальтой.

Ход дальнейших событий можно правильно оценить лишь с учетом того обстоятельства, что ни в английском правительстве, ни среди лордов адмиралтейства не было единства в вопросе о допуске русских войск на Мальту. Когда в январе 1799 года в русских газетах был опубликован указ Павла I о назначении князя Дмитрия Волконского, входившего в состав эскадры Ф. Ф. Ушакова, начальником гарнизона Мальты, Ч. Витворт заявил протест. С согласия Павла текст указа был изменен. Д. Волконский был назван не начальником гарнизона, а командующим русскими войсками на Мальте. {124}

Одним из наиболее упорных противников идеи Гринвила об установлении совместного с Россией контроля над Мальтой был адмирал Нельсон. Он прямо заявлял о том, что обладание Мальтой "даст большое влияние на Левант и на всю южную часть Италии. Из этих соображений я надеюсь, что мы ее никогда не отдадим" 77. В то же время, будучи заинтересован в совместных операциях с блестяще зарекомендовавшим себя флотом Ф. Ф. Ушакова, Нельсон предпочитал лавировать. Еще в начале 1799 года он отдал секретное распоряжение капитану своего флагманского корабля Александру Боллу встать во главе управления островом после его освобождения. Однако в марте того же года Нельсон счел за лучшее дать уклончивый ответ на обращение мальтийских представителей с просьбой установить протекторат Великобритании над Мальтой.

Пока шли русско-английские переговоры о Мальте, Нельсон явно не спешил переходить от осады острова к активным действиям. Трехтысячный французский гарнизон во главе с генералом Вобуа, укрывшийся за неприступными стенами Валлетты, сдаваться не собирался, хотя с осени 1798 года ему приходилось вести войну на два фронта: против мальтийского населения, поднявшего 3 сентября антифранцузское восстание, и против плотно блокировавшего вход в Большую гавань отряда из трех 74-пушечных английских кораблей под командованием Александра Болла. Однако, зная характер Нельсона, трудно поверить, что упорное сопротивление французов явилось основной причиной его неторопливых действий в отношении Мальты. В планы знаменитого флотоводца, конечно же, не входило отвоевывать Мальту для русских или для Неаполя.

И Нельсону, и Александру Боллу было хорошо известно, что зимой весной 1799 года уже около 10 тысяч мальтийцев встали под ружье и сражались против французского гарнизона. Они провозгласили себя подданными короля Неаполя, и весело раскрашенные неаполитанские флаги были вывешены из окон домов Валлетты. Население, находившееся внутри крепости, начало кампанию саботажа и гражданского неповиновения 78.

Знали англичане и о том, что в январе 1799 года небольшая группа мальтийцев во главе с бывшим ранее на русской службе капитаном Вильямом Лоренцо сделала попытку захватить форт Рикасолли и поднять на нем русский флаг. По приказу Вобуа Лоренцо был расстрелян, так и не назвав своих единомышленников.

10 апреля 1799 г. Болл, явно пытаясь ослабить союз между Неаполем и Россией, информировал Фердинанда IV о том, что {125} Павел I был готов предоставить Мальте дотацию в миллион дукатов.

В августе 1799 года Ф. Ф. Ушаков предлагал Нельсону помощь в осаде Валлетты, однако Нельсон сам отклонил это предложение, ответив, что время для решительных действий еще не наступило 79.

В конце октября 1799 года Нельсон появляется возле Мальты, чтобы лично оценить ситуацию. Понимая, что сил английского флота недостаточно для взятия Валлетты, он предлагает Ф. Ф. Ушакову соединить русскую и английскую эскадры для штурма города. Однако на этот раз не торопится Ушаков. Летом 1799 года отряд кораблей его эскадры под командованием капитана А. А. Сорокина, действуя совместно с англичанами, помогает восстановить королевскую власть в Неаполе. В сентябре Ф. Ф. Ушаков во главе своей эскадры прибывает в Неаполитанскую бухту. Здесь его и застает обращение Нельсона. Однако положение Фердинанда IV еще слишком непрочно, чтобы 17-тысячный отряд русских войск покинул Неаполь и мог принять участие в боевых действиях на Мальте.

При рассмотрении линии поведения, выбранной Ф. Ф. Ушаковым, принято указывать на крайне натянутые отношения, сложившиеся у него с Нельсоном. Действительно, как убедительно показал В. Г. Трухановский, между двумя великими полководцами существовало острое соперничество 80. Однако не это было главной причиной отказа России оказать помощь Великобритании в овладении Мальтой. В Петербурге давно уже нарастало раздражение "эгоизмом" английского союзника, заботившегося лишь о своих односторонних выгодах. 23 октября 1799 г. оно вылилось в императорский указ, предписывавший Ф. Ф. Ушакову вернуться с эскадрой в Черное море 81. Этот указ был получен Ушаковым в Мессине 22 декабря 1799 г. И сам Ушаков, и союзники могли только догадываться, что Павел начал готовить выход из второй коалиции.

За три дня до этого, 19 декабря 1799 г., на Мальте появляется новый русский посол в Неаполе А. Я. Италинский. В соответствии с имевшимися у него инструкциями он предлагает Александру Боллу заключить соглашение о разделе сфер влияния на Мальте, по которому России отводилась Валлетта и Флориана, Неаполю - Биргу и Сенглеа, а Великобритании - форты Рикассоли и Тинье. Болл отказался рассматривать это предложение, указав, что на Мальте не было русского гарнизона. Тогда Италинский встретился с представителями мальтийского населения, информировал их об избрании Павла I великим магистром {126} и зачитал протокол о намерении Павла назначить главу мальтийской администрации. Однако настроения мальтийцев к этому времени претерпели изменения. Представители просили Италинского передать в Петербург, что они желают назначения генерал-губернатором Мальты Александра Болла, который успел завоевать среди мальтийцев широкую популярность, оказывая им военную и финансовую помощь в борьбе против французов 82.

10 апреля 1800 г., когда эскадра Ф. Ф. Ушакова вновь находилась у берегов Корфу, командующим был получен новый императорский указ, в котором, в частности, говорилось, что "по полученным известиям, Мальта взята соединенными эскадрами, о чем он (Ф. Ф. Ушаков. - П. П.) должен лучше знать. В таком случае следовало ему со всеми пятью батальонами сухопутного войска (3 Волконского и 2 Бороздина), и по условиям союзных держав, оставить их в Мальте для содержания караулов в крепостях. Генерал-лейтенанту князю Волконскому быть комендантом, а генерал-лейтенанту Бороздину возвратиться своей особою с эскадрой Ушакова в Россию. При этом оставить на Мальте то число кораблей и фрегатов, какое для крейсерства нужно будет" 83.

Полученные в Петербурге сведения о взятии англичанами Мальты не соответствовали действительности. Об этом Ушакову доложил вице-адмирал Карцев, ходивший по его поручению к Мальте.

В конце лета 1800 года Ушаков получил новый именной указ, датированный 22 мая. "Хотя указом нашим от 10 апреля, - гласил он, - повелено было вам идти для занятия Мальты, но как слухи о взятии ее не подтвердились, то и повелеваем вам нимало не медля забрать все сухопутные наши войска и батальоны из Неаполя и, соединив все эскадры, следовать к своим портам".

5 сентября 1800 г. французский гарнизон Валлетты после осады, которая длилась два года и два дня, капитулировал. Военным губернатором острова стал Александр Болл. Павел, уязвленный до глубины души, официально объявил о выходе России из второй коалиции и заключил оборонительные союзы с Данией, Швецией и Пруссией. Вскоре нормализовались и его отношения с Бонапартом.

Немедленно по получении известий о капитуляции иностранным посольствам в Петербурге дипломатической нотой от 21 ноября 1800 г. было объявлено о наложении эмбарго на английские суда, находившиеся в русских портах (число их доходило до 300). Эта мера мотивировалась нарушением Великобританией {127} заключенного в русской столице 30 декабря 1798 г. соглашения о совместных действиях на Мальте.

О взятии Мальты англичанами Ф. Ф. Ушаков узнал уже в Севастополе.

ПАПА И ИМПЕРАТОР

Весной 1799 года завсегдатаи столичных салонов, знавшие вспыльчивый характер Павла I, предсказывали неминуемый разрыв отношений между Россией и Ватиканом. Вскоре, однако, выяснилось, что предсказания эти были преждевременны. Аудитор нунция Лоренцо Литты аббат Бенвенутти получил позволение остаться в Петербурге. Сразу же после отъезда нунция он информировал Рим о том, что император продолжает питать большой интерес как к личности папы Пия VI, так и к католической религии. По словам Бенвенутти, император желал бы, чтобы высылка папского нунция из Петербурга не повлияла на его контакты со Святейшим престолом. Обширная переписка Бенвенутти с Римом, тщательно изученная и изданная директором славянской библиотеки в Париже М. Руэ де Журнель, позволяет в подробностях проследить за тем, как развивались отношения между Орденом и Россией в последние годы жизни Павла I 84.

Летом 1799 года произошло событие, еще больше укрепившее Павла I в его отношении к Мальтийскому ордену. 6 июля 1799 г. Гомпеш, остававшийся в Триесте, в личных письмах к Павлу I и австрийскому императору заявил, что он "добровольно слагает с себя титул великого магистра". "Добровольный" характер отречения Гомпеша сразу же вызвал сильные подозрения у папы, убежденного в том, что великий магистр действовал под давлением венского двора. Эти подозрения впоследствии полностью подтвердились. Сохранилось письмо австрийского императора своему представителю в Триесте прелату Маффеи, в котором ему поручалось сообщить Гомпешу, что в случае если он сам не отречется от титула великого магистра, то будет объявлен государственным преступником.

Тем не менее известие об отречении Гомпеша было воспринято в Петербурге с энтузиазмом. Казалось, ничто более не мешало официальному признанию за Павлом I титула великого магистра Мальтийского ордена.

Папа Пий VI умер в ссылке, так и не найдя выхода из создавшейся затруднительной ситуации. На папский престол всту-{128}пил новый папа - Пий VII. К этому времени большинство великих приорств, за исключением испанских, признавали русского императора великим магистром. Пий VII не мог не понимать, что, если он поддержит Испанию против России и большинства других великих приорств, это будет означать прекращение всяких связей между Россией и Ватиканом. На это вполне двусмысленно намекал и вице-канцлер граф Н. П. Панин. Подобный разрыв имел бы тяжелые последствия и для католицизма, позиции которого в России в последние годы существенно укрепились. Понимая это, Пий VII, продолжая линию своего предшественника, избрал тактику молчания как наиболее подходящую в данной деликатной ситуации. Он не одобрил, но и не осудил деятельность Павла I в качестве 71-го великого магистра Ордена Св. Иоанна.

Одновременно Рим начал нащупывать пути к тому, чтобы добиться согласия императора на принятие в Петербурге нового папского нунция. Способ для достижения этой цели в Риме представляли очень хорошо как из донесений аббата Бенвенутти, так и из дипломатических депеш неаполитанского посла в Петербурге герцога Серракаприола. "Император ничего не желает более, как поддерживать хорошие отношения со святым отцом, - писал Бенвенутти государственному секретарю Ватикана Консальи, - но при условии, что ему не будет отказано в титуле великого магистра (по этому поводу он не желает слушать никаких возражений); он охотно вступит в переговоры относительно других вопросов и примет того, кого будет угодно направить Его святейшеству в качестве нунция или в другом характере". В том же духе информировал герцог Серракаприола короля Фердинанда IV, поддерживавшего тесные контакты с папой.

Папа располагал еще одним каналом для получения информации из Петербурга. Известный иезуит отец Грубер сумел установить весьма доверительные отношения с русским императором. Грубер был довольно неординарной личностью. Он родился в Вене, воспитывался в тамошней иезуитской коллегии и получил обширные познания в истории, лингвистике, механике, гидравлике, математике, химии; он был также музыкантом и живописцем. Грубер превосходно говорил по-немецки, по-французски, по-итальянски, по-английски, по-польски и по-русски, а также был глубоким знатоком мертвых античных языков. Друг Жозефа де Местра, он одинаково уверенно чувствовал себя на церковной кафедре и в светской гостиной.

После уничтожения императором Иосифом II ордена иезуитов в Австрии Грубер, пользуясь покровительством Екатерины II иезуитскому ордену, перебрался в Белоруссию, в Полоцк, {129} который, однако, оказался слишком тесен для кипучей деятельности Грубера, и он направляется в Петербург. Поводом для этого явилось его желание представить некоторые собственные изобретения петербургской Академии наук. В русской столице Грубер посещал как Академию, так и дома некоторых влиятельных вельмож, излагая свои предложения об осушении болот, использовании водяных насосов, а также демонстрируя изобретенные им особые ножницы, предназначенные для резки тонкого сукна. Дорогу в императорский дворец ему открыли познания в медицине и кулинарии. Он сумел исцелить императрицу Марию Федоровну, страдавшую сильнейшей зубной болью, и получил привилегию готовить для Павла по утрам шоколад по особому рецепту иезуитов.

Деятельность Грубера увенчалась тем, что Павел I написал собственноручное письмо папе, испрашивая у него официального согласия на то, чтобы узаконить положение ордена иезуитов в России. Учитывая уровень обращения, папа был склонен положительно ответить на просьбу императора. Вместе с тем было решено использовать патера Грубера для того, чтобы убедить Павла I не настаивать на сохранении за ним титула великого магистра Мальтийского ордена и не увязывать это с назначением в Петербург нового папского нунция. Грубер принялся плести новые интриги. Находясь в самых лучших отношениях с аббатом Бенвенутти, он держал его в курсе своих бесед с императором. 30 ноября 1800 г. в письме к кардиналу Консальи Бенвенутти с удивлением сообщил, что в одной из конфиденциальных бесед Павел якобы признался Груберу: "Я католик сердцем".

Вопрос об отношении Павла к католицизму давно уже интересует историков. Русские дореволюционные биографы Павла отмечают то глубокое впечатление, которое произвело на великокняжескую семью посещение Рима в 1782 г. 85 Переписка Павла I с папами Пием VI и Пием VII, благожелательное отношение к патеру Груберу, приглашение Пию VI перебраться в Петербург все это также не прошло мимо внимания исследователей. И тем не менее, в русской исторической литературе установилось весьма скептическое отношение к свидетельствам некоторых мемуаристов относительно того, что Павел I в конце жизни был близок к тайной или явной перемене вероисповедания. Кроме того, сам характер деятельности иезуитов, всегда остававшихся верными заветам Игнатия Лойолы *, побуждает весьма ос-{130}торожно отнестись к оценке сенсационного признания, сделанного Грубером Бенвенутти.

Руэ де Журнель, внимательно изучившая переписку Бенвенутти, относящуюся к этому периоду, со всей определенностью заявляет, что в своих депешах в Ватикан он ни разу более не упомянул о склонности Павла к католицизму и тем более о его намерении перейти в католическую веру. В дошедшей до нас корреспонденции Грубера из Петербурга эта тема также более не затрагивается, хотя в беседах с ним Павел часто заговаривал о своей готовности принять Пия VII в России. В частности, в письме Грубера секретарю папы монсиньору Маротти от 21 декабря 1800 г. говорится: "Что касается состояния души нашего доброго императора, я добавлю, что еще несколько дней назад во время аудиенции он сказал мне: "Если папа ищет надежного убежища, я приму его как отца и защищу его всей моей властью". Чуть далее в том же письме он продолжает: "Как желает он, чтобы его церковь была объединена со святою Римскою церковью. Впрочем, об этом следует говорить только устно и с крайней осторожностью".

Из последней фразы Грубера французская исследовательница делает, на наш взгляд, недостаточно убедительно аргументированный вывод о том, что во время одной из конфиденциальных аудиенций Павел I дал Груберу какие-то доказательства того, что он действительно намерен принять католицизм. Логичнее было бы предположить, что заигрывание императора с представителем Ватикана и иезуитами было связано в первую очередь со стремлением добиться от папы признания за ним титула великого магистра Мальтийского ордена. Вместе с тем вполне очевидно и то, что в этой политической игре Павел I был готов дойти до опасной черты.

Три десятилетия назад в Неаполе, в так называемом архиве старого королевства были обнаружены документы, проливающие новый свет на события, происходившие в ближайшем окружении Павла I в последние месяцы его царствования. Эти документы собраны в небольшом досье, чудом сохранившем для нас переписку неаполитанского посла в Петербурге герцога де Серракаприола с Неаполем в конце 1800 года 86.

17 ноября 1800 г. Павел пригласил к себе герцога де Серракаприола. К удивлению посла, ему были поверены важные секреты императорского двора. Павел I пожаловался послу, что в деле о титуле великого магистра Мальтийского ордена он наталкивается на сопротивление не только папы, но и некоторых европейских стран, в частности Испании. Однако, по его словам, {131} ни король Испании, ни папа не знали его потаенных мыслей и чувств.

- Сегодня я открою их вам, - сказал император, - чтобы король Фердинанд, послом которого вы являетесь, мог сообщить о них королю Испании.

После этого, как говорится в депеше посла, император подтвердил ему то, о чем он ранее говорил патеру Груберу. Сердцем он католик, и все, что он сделал для Мальтийского ордена, было сделано для блага и чести католичества. Более того, Павел I заявил, что готов признать папу не только как главу католической церкви, но и как "первосвященника христианства". Он согласился представить папе любые доказательства своей приверженности католической религии. Более того, он желает способствовать восстановлению единства церкви. Русский император, по словам посла, долго размышлял и, "учитывая опасность фальшивой философии, приобретающей все более широкое распространение, считает, что против набирающего силу атеизма следует бороться, объединив усилия всех сил добра. Союз религий есть самая сильная преграда на пути распространяющегося вселенского зла".

Изложив таким образом свое отношение к религиозным делам, император выразил недоумение, почему Ватикан не признает за ним титул, который он хотел бы использовать только на благо церкви. В заключение беседы Павел просил посла кратко резюмировать ее содержание в меморандуме, который он хотел бы направить королю Фердинанду IV с просьбой довести его содержание до сведения папы.

Через день герцог де Серракаприола вновь появился в Зимнем дворце. Прочитав подготовленный им меморандум, император сделал в его тексте несколько исправлений. Он, в частности, снял фразу, которая могла быть истолкована как указывающая на желание Павла I принять католическую веру. При этом послу было пояснено, что император не хочет выглядеть отступником в глазах православной церкви и перейдет в католицизм только тогда, когда будет провозглашено единство католической и православной церквей, а также решится вопрос о титуле великого магистра Мальтийского ордена. Отредактировав текст меморандума, Павел I просил направить его со специальным курьером королю Фердинанду, еще раз напомнив, что о его содержании должен знать папа Пий VII.

Беседа посла с императором состоялась в последних числах 1800 года. Тайные мысли и предложения русского императора стали известны папе только в феврале следующего года. {132} Через месяц, в ночь с 11 на 12 марта 1801 г., император Павел I был убит в своем Михайловском замке.

Известие о смерти Павла I достигло Рима только в апреле 1801 года. В марте, считая Павла еще живым, папа написал ему ответное письмо, в котором отвечал на вопросы, поставленные императором. 9 марта, за два дня до убийства Павла, кардинал Консальи от имени папы подписал инструкцию Бенвенутти. В ней, по существу, были повторены те же доводы, что и раньше выдвигались Римом против признания за Павлом титула великого магистра. Символично, что эта инструкция была приложена к папскому бреве, которым восстанавливался орден иезуитов в России. Так была поставлена финальная точка в сложной и запутанной интриге, которая в случае удачи могла бы иметь самые непредсказуемые и далеко идущие последствия.

"МАЛЬТА НЕ НУЖНА РОССИИ"

Уже через пять дней после восшествия на престол, 16 марта 1801 г., Александр I объявил манифестом о том, что он принимает Мальтийский орден под свое покровительство. Местом пребывания Ордена был назван Петербург; впредь до избрания великого магистра Н. И. Салтыкову было предписано оставаться его лейтенантом, или, как говорилось в манифесте, поручиком. Подтвердив готовность сохранить за собой звание протектора Ордена, Александр недвусмысленно дал понять, что не собирается возлагать на себя сан великого магистра. Для решения вопроса о великом магистре он призвал созвать капитул Ордена в Петербурге 87.

Отказавшись от звания великого магистра, Александр стремился отмежеваться от крайностей политики Павла I, но главное желание - вовлечь Мальту в орбиту русского влияния - оставалось на первых порах неизменным. До середины 1805 года мальтийский вопрос занимал важное место во внешней политике Александра I.

Россия была заинтересована в том, чтобы Мальта не досталась ни Англии, ни Франции. В связи с этим александровские дипломаты продолжали решительно настаивать на выводе английских войск с Мальты и возвращении острова его "законному" владельцу - Ордену Св. Иоанна.

Однако против этого выступили ведущие европейские державы. Талейран предложил превратить Мальту в общеевропей-{133}скую больницу. За этим внешне филантропическим предложением скрывалось стремление Франции укрепить свое влияние на Мальте. Осенью 1801 года бывший великий магистр Гомпеш был принят в Париже с официальным визитом. На это в ноябре последовал резкий протест русского правительства 88.

Великобритания также не поддерживала идею о возвращении Мальты госпитальерам. В условиях осложнившейся ситуации в Европе в Лондоне были заинтересованы прежде всего в том, чтобы вбить клин в улучшившиеся отношения между Францией и Россией. С этим расчетом английский кабинет предложил России в сентябре 1801 года установить свой протекторат над Мальтой и ввести на остров русские войска. 12 октября в Государственном совете состоялось обсуждение этого предложения. Под влиянием нового канцлера В. Кочубея Совет высказался против установления русского протектората над Мальтой, мотивировав свое решение тем, что подобный шаг мог втянуть Россию в конфликт с Францией. С учетом итогов этого обсуждения был подготовлен рескрипт Александра I русскому послу в Лондоне С. Р. Воронцову от 17 октября 1801 г., в котором император вновь предложил вернуть Мальту Ордену Св. Иоанна 89.

С осени 1801 года начались затяжные консультации трех держав по вопросу о Мальте. В ноябре в ходе лондонской прелиминарной конференции, готовившей текст мирного договора между Англией и Францией, английские дипломаты заявляли, что Великобритания была готова эвакуировать свои войска с Мальты. Одновременно английский кабинет вновь обратился к России с предложением ввести русские войска на Мальту, с тем чтобы гарантировать готовившуюся англо-французскую договоренность по мальтийским делам. Относительно ввода войск из Петербурга вновь последовал отказ, однако принять участие в гарантиях Россия, в принципе, согласилась, опасаясь, что в противном случае она будет отстранена от переговоров вокруг Мальты 90.

В результате дипломатических консультаций между Россией, Англией и Неаполитанским королевством, прошедших в Петербурге в ноябре - декабре 1801 года, было выработано следующее соглашение:

- Орден Св. Иоанна должен вернуться на Мальту, которая переходит под сюзеренитет Неаполя; на остров вводятся неаполитанские войска;

- провозглашается нейтралитет Мальты;

- окончательная договоренность между Англией и Францией о Мальте будет гарантирована Россией 91. {134}

Важно отметить, что в этот непростой для Европы период русских гарантий в мальтийских делах добивался и Наполеон, стремившийся притормозить и осложнить начавшееся русско-английское сближение.

Правительство Александра I могло быть удовлетворенным: в мальтийском урегулировании была выработана политическая формула, соответствующая его интересам. Уклонившись от чреватого опасностями протектората над Мальтой и подставив вместо себя в качестве протектора бессильный Неаполь, Россия вместе с тем обеспечивала преобладающее влияние на Мальте 92. В конце 1801 года русско-английские контакты по Мальте зашли так далеко, что по инициативе России была достигнута договоренность о допуске местных жителей к управлению островом.

Тем временем Александр I настойчиво стремился удержать Орден в орбите русского влияния. Он официально потребовал от папы легализовать акты Павла I как великого магистра и продолжал настаивать на том, чтобы избрание нового главы Ордена Св. Иоанна совершилось в Петербурге. В Риме понимали деликатность ситуации и предупреждали в этом смысле Бенвенутти.

Стремление Александра I решить вопрос о великом магистре в Петербурге было явно не по душе Риму. Папа ссылался на то, что в русской столице не присутствовали представители всех восьми языков, а большинство членов русского великого приорства были православными. В феврале 1802 года кардинал Консальи предложил, чтобы члены орденского капитула, рассеянные по всему свету, направили свои мнения относительно кандидатуры великого магистра непосредственно в Рим на утверждение папе.

Между тем баланс европейских сил в очередной раз изменился. Вторая коалиция закончилась миром между Англией и Францией, заключенным в Амьене 25 марта 1802 г. Статья Х мирного договора предусматривала возвращение Мальты Ордену. Эвакуация английских войск должна была последовать через три месяца после ратификации договора. Предусматривалось размещение на острове воинского контингента Неаполя численностью в 2 тыс. человек. В качестве гарантов этой договоренности назывались Франция, Англия, Австрия, Испания, Россия и Пруссия. Кроме того, в тексте договора прямо указывалось, что новый великий магистр должен быть избран капитулом Ордена, собранным на Мальте.

Россия не признала статей Амьенского договора, изменявших порядок выборов великого магистра и устанавливавших {135} новую, не соответствующую расчетам Александра I систему гарантий. На своих заседаниях 26 апреля и 3 мая 1802 г. Государственный совет рассматривал вопрос об отношении к Амьенскому миру. Несмотря на выявившиеся в ходе обсуждения неоднозначные подходы членов Государственного совета к мальтийским делам, возобладало мнение о том, что Амьенский мир фактически аннулировал предшествующие англо-русские договоренности о Мальте. Члены Совета выступили против участия России в системе гарантий. В пылу дискуссии А. Р. Воронцов, выражая мнение наиболее радикально настроенных членов Совета, предложил порвать связи России с Орденом Св. Иоанна.

В течение последующих месяцев англичане настойчиво добивались изменения позиции России в вопросе о гарантиях. Однако русское правительство проявило твердость. В июле 1802 года в ходе нового обсуждения в Государственном совете мальтийских дел Н. П. Румянцев заявил: "Мальта не нужна России. Гарантии могут лишь вовлечь ее в европейскую войну" 93.

Тем не менее под дипломатическим давлением Петербурга Англия и Франция приняли русский план, состоявший в том, чтобы выбор великого магистра, одобренный римским папой, был сделан из числа кандидатов, избранных приорствами 94. Рим также был вынужден согласиться с этим, учитывая, что Александр I разрешил прибыть в Петербург новому папскому нунцию.

Великое приорство российское избрало своих кандидатов 15 марта 1802 г. Наибольшее количество голосов (23) получил бальи Томмази. Список кандидатов был направлен также приорствам Баварии, Богемии и Германии, Португалии, Сицилии и Венеции. Рим, Пиза и Ломбардия оставили право выбора папе. Испанские языки не участвовали в голосовании. В сентябре 1802 года папа Пий VII назначил великим магистром байли Бартоломео Руспелли, представителя великого приорства римского, находившегося в Шотландии. Курьер из Рима спешно выехал в Шотландию, однако Руспелли категорически отказался принять титул великого магистра. Папа употребил все свое влияние, чтобы заставить Руспелли переменить решение, однако добился лишь того, что кандидат в великие магистры заявил, что вернется на Мальту и примет предложенный ему титул только в том случае, если на острове не останется ни одного иностранного солдата. Пий VII был вынужден отступить.

9 февраля 1803 г. папа дал согласие на избрание магистром Жана-Батиста Томмази, кандидатура которого была предложена {136} великим приорством российским. Одновременно папа санкционировал отставку Гомпеша, дав тем самым понять, что так и не признал избрание Павла великим магистром.

После получения известий о решении папы капитул Ордена, заседавший в Петербурге, сложил с себя полномочия и передал их новому великому магистру. Вскоре, однако, выяснилось, что Англия вовсе не собирается соблюдать положения Амьенского договора о передаче Мальты Ордену. Томмази решил перенести штаб-квартиру Ордена в Мессину.

Однако и после избрания Томмази судьба русских великих приорств оставалась неясной. На первых порах оба они управлялись сначала из Мессины, а затем, с 1804 года, из Катаньи, куда перебрался Томмази. Великим приором русского православного приорства остался сам император Александр I, а байли католического был назначен Н. И. Салтыков.

Не было ясности и в отношении того, как следовало распорядиться крупными финансовыми средствами, которыми располагал Орден в России. 29 апреля 1803 г. Н. И. Салтыков в отчете императору отмечал, что казна Ордена в России составляла 448363 рубля, из которых 159613 рублей принадлежало католическому приорству и 288750 - православному 95. Русский двор явно не хотел переводить эти деньги в Италию. Томмази было сказано, что средства Ордена, находящиеся в России, будут возвращены тогда, когда Орден постоянно обоснуется на Мальте. Однако этого не произошло. После смерти Томмази, последовавшей в 1805 году, начался длительный период упадка Ордена Св. Иоанна, продолжавшийся до 29 мая 1879 г., когда им поочередно правили семь лейтенантов великого магистра. В 1802 году от Ордена окончательно отпали четыре великие приорства испанские. В 1806 году наступил черед великих приорств Венеции, Ломбардии и Германии. В 1808 году из Ордена вышли великие приорства Баварии, Рима и Капуи, в 1825 году - великое приорство Мессины, а в 1834 году - великое приорство Португалии.

Свое существование в России Орден закончил в 1810 году. 26 февраля император Александр I указом на имя Н. И. Салтыкова передал финансовые средства Ордена в государственную казну. В апреле 1811 года Государственный совет утвердил распоряжение императора. 20 ноября 1817 г. специальным декретом русским подданным было запрещено получать или носить мальтийские кресты, поскольку великие приорства российские были объявлены аннулированными 96. {137}

ПОСЛЕДНИЕ КРЕСТОНОСЦЫ

При самом въезде в Валлетту, между городскими воротами и бастионом Св. Михаила, нависающим над садами Флорианы, стоит здание необычной постройки. По форме оно напоминает усеченную пирамиду. Его мощные стены выложены из грубо отесанных камней, в расщелинах которых зеленеют побеги вьюна и молодой травы. Это угрюмое на вид здание, когда-то входившее в систему укреплений городских ворот, развернуто фасадом в сторону круто убегающей вниз улицы Старой пекарни. На уровне 8-10 метров от земли несколько небольших оконцев, сбоку от арочного входа - овальная табличка, на которой написано: "Посольство Иерусалимского, Родосского и Мальтийского державного военного Ордена госпитальеров Св. Иоанна".

Обычно вход в посольство наглухо закрыт. Но однажды нам повезло: одна створка ворот оказалась полуоткрытой, на пороге стоял мужчина, одетый в строгий темный костюм и при галстуке.

На прекрасном английском языке наш новый знакомый подтвердил, что в посольство, действительно, нет доступа посторонним. Но, увидев, наши расстроенные лица, улыбнулся и пригласил войти.

В вестибюле пахнуло промозглой сыростью нежилого помещения. Трудно было представить себе, что за порогом осталась духота августовского вечера, необычайно жаркого даже для Мальты в это время года.

Вестибюль, стены и потолок которого выложены плитами тщательно отшлифованного темно-серого гранита, был практически пуст. Лишь у стен стояли старинные деревянные скамьи, над которыми висели восемь флагов по числу языков, входивших в Орден. На правом от входа простенке восьмиконечный крест Св. Иоанна, подсвеченный снизу электрическими светильниками.

Наш спутник провел нас в просторный пустой зал, у дальней торцевой стены которого берут начало две лестницы, ведущие на крышу бастиона. Единственное украшение зала - гербы всех 28 великих магистров Ордена, правивших на Мальте. Наш любезный гид пояснил, что раньше в этом зале постоянно находилось около 200 рыцарей, несших круглосуточную охрану резиденции великого магистра. Указав на камни, вмурованные в стены, он пояснил, что раньше здесь крепились подпорки скамей, на которых спали рыцари в перерывах между дежурствами. {138}

Пройдя в арку слева от входа, мы очутились в длинном коридоре. Указав на два отверстия в стенах у самого пола, наш провожатый сказал, что это подземные ходы, которые вели в разные места Валлетты.

- Скалы древней Валлетты испещрены подземными ходами. По преданию, где-то здесь есть даже ход, ведущий в форт Сент-Эльмо.

- Но это же полтора-два километра отсюда!

- Не удивляйтесь, ответил наш спутник. - Рыцари располагали целым лабиринтом подземных ходов, и мы до сих пор обнаружили далеко не все из них.

Коридор перешел в сводчатую галерею, широким зигзагом уходящую вверх. Пол выложен уступами таким образом, чтобы не скользили копыта поднимавшихся по нему коней. Этой галереей поднимались на крышу пушки, по ней же могли следовать рыцари верхом и в полном вооружении.

Запомнилась местная достопримечательность: дверь, сработанная в 1564 году. Наш провожатый с гордостью заметил, что более чем за четыре века дверь не стала менее прочной, она ни разу не ремонтировалась.

Поблагодарив любезного спутника, мы покинули здание посольства. На прощание притронувшись к стене, хранящей вечный холод, ощутили странное чувство: голос судьбы, голос рока, неожиданно прорывающийся сквозь пеструю ткань обыденного. За спиной лязгнула щеколда засова.

Судьба Ордена в наши дни оказалась печальной. Вот уже в течение полутора веков он медленно угасает, расколовшись на множество ассоциаций, соперничающих, а то и враждующих друг с другом. Суверенный военный Орден госпитальеров Св. Иоанна, в посольстве которого мы только что побывали, имеет, как принято считать, наибольшие права считать себя потомком некогда славных мальтийских рыцарей. С 1834 года его штаб-квартира находилась в Риме. Орден представлен национальными ассоциациями и посольствами, имеющими дипломатический статус, во многих странах, в том числе и на Мальте. Есть, однако, и другие претенденты на наследство госпитальеров. Британский орден находится под протекцией английской королевы. Существует прусский лютеранский орден в Германии, ордена в Нидерландах и Швейцарии.

Современная деятельность Ордена Св. Иоанна очень схожа с работой Красного Креста. Орден содержит госпитали, клиники, медицинские лаборатории и институты и даже банк для переливания крови в различных городах Италии. Два госпи-{139}таля Ордена работают в Испании, один - в Лондоне, два - в ФРГ; имеются у него различные лечебно-оздоровительные учреждения и миссии в Австрии и Канаде. В парижском госпитале Св. Людовика госпитальеры взяли на себя уход за прокаженными. Национальные ассоциации Ордена направили медицинские миссии в ряд африканских, азиатских и латиноамериканских государств.

Русский православный Орден рыцарей Св. Иоанна был возрожден великим князем Александром Михайловичем в 1913 году в Нью-Йорке, где с 1890 года существовала русская ветвь Ордена во главе с полковником Вильямом Лэмбом, потомком находившегося на русской военной службе Ивана Лэмба, которого Павел I назначил в 1800 году консерватором Ордена. Его деятельность несколько оживилась в конце 20-х годов, когда часть русской аристократической эмиграции перебралась из Парижа в Нью-Йорк. С 1964 года русский православный орден имеет свою ассоциацию на Мальте.

Однако не все эмигранты-монархисты вошли в нью-йоркский орден. В Париже была воссоздана ассоциация потомков наследников русских командорств Мальтийского ордена. После смерти Александра Михайловича в 1938 году великий князь Андрей был избран президентом парижской ассоциации. Отношения между ассоциацией и православным Орденом, обосновавшимся в Америке, очень плохие 97.

МАЛЬТИЙСКИЕ РЕЛИКВИИ В РОССИИ

История и обряды Ордена Св. Иоанна оказали заметное воздействие на различные стороны культурной жизни Европы. К.- Е. Энжель посвятила специальное исследование отражению образа мальтийского рыцаря в западноевропейской литературе 98. Явное влияние обрядности госпитальеров можно проследить в геральдике многих стран. В частности, учрежденный королем Фридрихом II прусский орден "Pour le merite", несомненно, имеет своим прообразом восьмиконечный крест мальтийских рыцарей.

Не избежала увлечения мальтийскими ритуалами и Россия. Мальтийский крест стал у нас символом воинской доблести. При Павле I, отменившем некоторые ордена, учрежденные Екатериной II, им награждали за воинские заслуги взамен креста Св. Георгия. Мальтийский крест был собственноручно пожа-{140}лован Павлом I А. В. Суворову накануне знаменитого Итальянского похода. В эпоху Александра I, вплоть до 1817 года, когда императорским указом было запрещено русским подданным носить мальтийские кресты, ими награждали как военной наградой.

Восьмиконечный крест украшал фронтон великолепного Мальтийского дворца, в котором после ликвидации великого приорства российского разместился Пажеский корпус. Ранее это величественное здание, образец раннего творчества Растрелли, принадлежало канцлеру М. И. Воронцову. В наши дни в нем размещается суворовское училище. О временах мальтийских рыцарей напоминают кресты на сводах дворцовой церкви, построенной по проекту Кваренги. Сохранились бронзовые люстры XVIII в. и оконные витражи с мальтийской символикой.

В среде воспитанников корпуса насаждался дух рыцарской доблести. Его выпускники носили серебряный перстень с мальтийским крестом.

Облик многих архитектурных ансамблей Ленинграда и его окрестностей проникнут рыцарской романтикой. Среди них знаменитый Михайловский замок, Гатчинский дворец, Приоратский дворец в гатчинском парке, сооруженный как резиденция для великого приорства российского. В коллекции Павловского дворца-музея можно видеть золотистый далматик, сшитый по эскизу императора Павла I.

Судьба мальтийских реликвий в России оказалась сложной. После того, как Гомпеш официально подал в отставку с поста великого магистра Ордена Св. Иоанна, он при посредничестве австрийского императора Франца II переслал мальтийские реликвии в Петербург. 12 октября 1799 г. Джулио Литта во главе депутации рыцарей передал в Гатчине императору реликвии госпитальеров: часть правой руки Иоанна Крестителя, фрагмент голгофского креста и священную для рыцарей икону богоматери Филермо, написанную, как считали рыцари, евангелистом Лукой.

До 1917 года мальтийские реликвии находились в Зимнем дворце в Петербурге. В 1919 году священник Богоявленский, отступая с войсками Юденича, вывез их в Ревель. Они были переданы русскому военному атташе в Париже графу Игнатьеву для вручения их матери Николая II, Марии Федоровне, жившей в Копенгагене. После смерти Марии Федоровны реликвии оказались у короля Георга II Греческого, который отправил их югославскому королю Александру. Одно время рука Иоанна Крестителя была выставлена для поклонения в королев-{141}ской часовне в Белграде. После оккупации Югославии фашистами король Петр II, вынужденный покинуть страну, направил реликвии госпитальеров в один из черногорских монастырей, где следы их затерялись, разделив судьбу других реликвий госпитальеров, вывезенных Наполеоном с Мальты".

Неизвестно и местонахождение крестов, принадлежавших ля Валетту и де Лиль Адаму, которые были переданы императору Павлу I в знак признательности за то, что он провозгласил себя протектором Ордена Св. Иоанна. До недавнего времени в экспозиции музея А. В. Суворова в Ленинграде можно было видеть золотой с эмалью крест на черном банте, который считался принадлежавшим Павлу I. Атрибуция этого креста, как нам объяснил сотрудник этого музея Б. Г. Кипнис, была произведена еще хранителями старой суворовской коллекции, находившейся до 1950 года в Артиллерийском музее. К кресту имеется футляр, на котором написано "Крест малтийский". Нельзя исключать, что этот крест принадлежал кому-то из императорской фамилии, возможно, императрице Марии Федоровне, поскольку ее крест, по сохранившимся описаниям, действительно был золотым с эмалью и крепился на черном банте. Крест же, принадлежавший ля Валетту, был серебряный, с изображением мадонны Филермо в середине и носился на массивной серебряной цепи. В собраниях Эрмитажа и Оружейной палаты таких крестов не значится.

Утеряны и следы Большого креста, которым был награжден на Мальте Б. П. Шереметьев, первый мальтийский кавалер России. По воспоминаниям современников, он очень гордился этой наградой. Изображение креста Б. П. Шереметьева можно видеть на его портрете работы Грота.

После избрания Павла I великим магистром Ордена Св. Иоанна по его приказу было изготовлено шесть так называемых "мальтийских" тронов. Три из них сохранились и находятся в настоящее время в Эрмитаже, Оружейной палате и в Гатчинском дворце.

Также по приказу императора, страстно приверженного орденским ритуалам, русскими мастерами были изготовлены корона великого магистра, "кинжал веры" и большая орденская печать. Их изображение можно видеть на парадном портрете Павла I в облачении великого магистра Ордена Св. Иоанна работы Тончи. По решению великого приорства российского Александр I отправил их в 1803 году великому магистру Томмази в знак признания его избрания главой Ордена госпитальеров. 21 августа 1803 г. они были доставлены в Мессину, где в то время находился Томмази, кавалером Рачинским, ранее привозив-{142}шим мальтийские кресты в Петербург, и членом великого приорства российского Д. Монкларом. Ими были доставлены также архивы, присланные Гомпешем в Петербург, а также часть архивов великого приорства российского. В настоящее время корона великого магистра, "кинжал веры" и большая орденская печать находятся в Мальтийском дворце в Риме (виа Кондотти, д. 68)100. Там же хранится портрет Павла I, подаренный Николаем II великому магистру Гогенштейну в 1908 году.

Интересно, что корону великого магистра, принадлежавшую Павлу I, можно видеть и в экспозиции Оружейной палаты Московского кремля. Специалисты давно спорят о том, какая из двух корон - итальянская или русская является подлинной. Замечательный знаток павловского времени, бывший главный хранитель Павловского дворца-музея, лауреат Ленинской премии А. М. Кучумов считает, что подлинная корона великого магистра Ордена Св. Иоанна, принадлежавшая Павлу I, находится в Оружейной палате. До начала 60-х годов она экспонировалась в Павловском дворце, и Кучумову приходилось не раз держать ее в руках. По его словам, тафтяная подкладка короны засалена и слабо пахла потом, что доказывает, что ее носили.

Не логично ли предположить, что Александр I послал Томмази в 1801 году дубликат короны великого магистра? Тем самым сын 71-го великого магистра Ордена Св. Иоанна как бы поставил финальную точку в этой трагикомической истории, расквитавшись с госпитальерами, также направившими его отцу мальтийский крест, принадлежность которого знаменитому ля Валетту весьма сомнительна. {143}

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

СПИСОК

великих магистров Ордена Св. Иоанна 101

1. Жерар, основатель Ордена ум. 3.9.1120

2. Раймон Дюпюи 1120-1158(60)

3. Оже де Балбен 1158 (60)-1162(63)

4. Арно де Ком 1162(63)

5. Жильбер д'Ассайи 1163-1169(70)

6. Гастон де Моруа ок. 1170-ок. 1172

7. Жибер ок. 1172-1172

8. Роже де Мулен 1177-1187

9. Эрментар д'Асп 1188-ок.1190

10. Гарнье де Наплус 1190-1192

11. Жоффруа де Донжон 1192-1202

12. Альфонс де Португаль 1202-1206

13. Жоффруа ле Ра 1206-1207

14. Гарэн де Монтегю 1207-1227(28)

15. Бертран де Тесси 1228-ок. 1231

16. Герэн 1231-1236

17. Бертран де Ком 1236-1239(40)

18. Пьер де Вьей-Брид 1239 (40)-1242

19. Гийом де Шатонеф 1242-1258

20. Гуго де Ревель 1258-1277

21. Никола Лорнь 1277(78)-1284

22. Жан де Вилье 1284-1293(94)

23. Одон де Пэн 1294-1296

24. Гийом де Вилларе 1296-1305

25. Фулк де Вилларе 1305-1319

26. Элион де Вилленёв 1319-1346

27. Дьедонне де Гозон 1346-1353

28. Пьер де Корнейян 1353-1355

29. Роже де Пэн 1355-1365

30. Раймон Беранже 1365-1374

31. Робер де Жюийяк 1374-1376

32. Жан Фернандес де Эредиа 1376-1383

33. Ришар Каррагиоло 1383-1395

34. Филибер де Найяк 1396-1421

35. Антуан Флювиан де ля Ривьер 1421-1437

36. Жан де Ластик 1437-1454

37. Жак де Мийи 1454-1461

38. Пьер Раймон Закоста 1464-1467

39. Жан-Батист Орсини 1467-1476

40. Пьер д'Обюссон 1476-1503

41. Эмери д'Амбуаз 1503-1512

42. Ги де Бланшефор 1512-1513

43. Фабрис дель Карретто 1513-1521

44. Филипп Вилье де Лиль Адам 1521-1534

45. Пьер дель Понте 1534-1535

46. Дидье де Сен-Жайль 1535-1536

{144}

47. Жан де Хомедес 1536-1553

48. Клод де ля Сенгл 1553-1557

49. Жан Паризо де ля Валетт 1557-1568

50. Пьер дель Монте 1568-1572

51. Жан л'Эвек де ля Кассьер 1572-1581

52. Гуго Лубенс де Вердала 1581-1595

53. Мартин Гарзез 1595-1601

54. Алоф де Вильякур 1601-1622

55. Луи Мендез де Васконселлос 1622-1623

56. Антуан де Поль 1623-1636

57. Жан де Ласкарис-Кастеллар 1636-1657

58. Мартин де Редэн 1657-1660

59. Аннеде Клермон-Жессан 1660

60. Рафаэль Котонер 1660-1663

61. Никола Котонер 1663-1680

62. Грегуар Карафа 1680-1690

63. Адриен де Виньякур 1690-1697

64. Раймон Переллос и Роккафуль 1697-1720

65. Марк Антуан Зондадари 1720-1722

66. Антуан Маноэль де Вильена 1722-1736

67. Раймон Дюпюи 1736-1741

68. Эммануил Пинто де Фонсека 1741-1773

69. Франсис Хименес де Тексадо 1773-1775

70. Эммануил де Роган-Полдю 1775-1797

71. Фердинанд фон Гомпеш 1797-1799

72. Павел I, русский император (де-факто) 1798-1801

73. Жан-Батист Томмази 1803-1805

74. Жан-Батист Чеши а Санта-Кроче 1879-1905

75. Галлеоццо фон Тун унд Гогенштейн 1905-1931

76. Людовик Чиги делла Ровере Албани 1931-1951

77. Анжело де Мохана ди Колонья 1962

78. Эндрю Уиллогби Найджен Берти 1988

{145}

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

КОНВЕНЦИЯ,

Заключенная с Державным Орденом Мальтийским

и его Преимуществом Грос-Мейстером, - об установлении

сего Ордена в России 102.

Его Величество Император Всероссийский с одной стороны, соизволяя изъявить знаменитому Ордену Мальтийскому Свое благоволение, внимание и уважение, и тем обеспечить, утвердить и распространить в Областях Своих заведение сего Ордена, существовавшее уже в Польше, а особливо в присоединенных ныне к Российской Державе Областях Польских, и желая также доставить собственным Своим подданным, кои могут быть приняты в знаменитый Мальтийский Орден, все выгоды, почести и преимущества от того проистекающие; а с другой стороны Державный Мальтийский Орден и Его Преимущество Грос-Мейстер, зная всю цену благоволения Его Императорскаго Величества к Ним, важность и пользу такового заведения в Империи Российской, и желая с Своей стороны соответствовать мудрым и благотворительным расположениям Его Императорскаго Величества всеми средствами и податливостию совместными с установлениями и законами Ордена, с общего согласия условились постановить Конвенцию для достижения предметов, обеими Высокодоговаривающимися сторонами предположенных.

В следствие чего избрали и назначили Они Своими Полномочными, а именно: Его Величество Император Всероссийский Графа Александра Безбородко, Действительнаго Тайнаго Советника первого класса, Члена Совета, Главнаго Директора Почт и орденов Святаго Апостола Андрея Первозваннаго, Святаго Александра Невскаго и Святаго Владимира Большаго креста первой степени кавалера; и князя Александра Куракина, Своего Вице-Канцлера, Действительнаго Тайнаго Советника, Члена Совета, Действительнаго Камергера и орденов Святаго Апостола Андрея Первозваннаго, Святаго Александра Невскаго, Святыя Анны Большаго креста первой степени и Королевских Датских орденов Данеброга и Совершеннаго Союза кавалера; а Державный Мальтийский Орден и Его Преимущество Грос-Мейстер, Юлия Рене Бальи Графа Литту, Кавалера Мальтийскаго, Ордена Большаго Креста, кавалера по праву Дворянства почетнаго языка Итальянскаго, Командора разных Командорств, Военнаго ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия третьей степени, Польских: Белаго Орла и Св. Станислава кавалера, Российскаго флота Контр-Адмирала и Полномочнаго министра знаменитаго Ордена Мальтийскаго и Его Преимущества Грос-Мейстера при Его Величестве Императоре Всероссийском; которые по взаимном сообщении и размене своих полномочий, нашед их в надлежащей форме, согласилися о нижеследующих статьях:

Ст. I. Его Величество Император Всероссийский, последуя Своему правосудию и во изъявление приязни и Высочайшаго Своего благоволения к знаменитому Мальтийскому Ордену, признает за благо, подтверждает и ратификует за себя и Преемников Своих на вечныя времена, во всем пространстве и торжественнейшим образом заведение помянутаго Ордена в Своих владениях. {146}

Ст. II. Его Величество Император, признавая действительным то заведение, которое Мальтийский Орден под ручательством Российскаго Императорскаго Двора имел в Польше, но коим воспрепятствовали ему пользоваться замешательства, а наконец и разрушение его Государства, в замену тех доходов, которые Мальтийский Орден в Польше получал с маетностей, Острожской Ординарии принадлежавших, и соизволяя даже вящще распространить, утвердить и сделать прочным настоящее заведение Мальтийскаго Ордена в Российской Империи, Всемилостивейше жалует в собственность оному Ордену ежегодно по 300 тыс. Польских злотых, кои Мальтийский Орден будет получать и ими располагать, как постановлено в разных статьях сей Конвенции.

Ст. III. Государственное Казначейство Российской Империи из денег, получаемых оным ежегодно со всех Староств Польских, состоящих Емфиотичном, или пятидесятилетнем владении, находящихся ныне под державою Российской Империи, будет платить ежегодно Мальтийскому Ордену по 300 тыс. Польских злотых. Сей платеж будет производиться ежегодно в два срока, а именно: 30 июня/11 июля по 150.000 Польских злотых, да 31 декабря/11 января каждого года по 150.000 же Польских злотых, в очистку всей суммы 300 тыс. Польских злотых. Показанныя ежегодныя деньги будут выдаваемы назначаемому для приема денег Мальтийскому министру или его Казначею, в Российской Империи пребывающему, или же тому, кто законно уполномочен будет к приему оных.

Ст. IV. Вышеупомянутые ежегодно отпускаемые 300 тыс. Польских злотых, которые Его Императорское Величество Всемилостивейше жалует Мальтийскому Ордену, освобождаются навсегда от всяких вычетов и обыкновенных и чрезвычайных сборов, и составят капитал и доходы заведения означеннаго Ордена в Российских владениях, которое будет называться Великим Приорством Российским.

Ст. V. Великому Приорству в России состоять из сана Великаго Приорства и из десяти Командорств. Доходы их распределяемы будут ежегодно следующим образом: Великое Приорство будет получать 60.000 Польских злотых; первое и второе Командорства по 30.000 Польских злотых; третье и четвертое Командорства по 20.000 Польских злотых; девятое и десятое Командорства по 15.000 Польских злотых.

Ст. VI. Сан Великаго Приорства будет ежегодно платить в Общественное Орденское Казначейство в Мальте под именем респонсий по 12.000 Польских злотых; все десять Командорств равным образом платить имеют ежегодно свои респонсии по следующему расписанию: первое и второе Командорства по 6.000 Польских злотых; третье и четвертое Командорства по 4.000 Польских злотых; пятое, шестое, седьмое, осьмое, девятое и десятое Командорства по 1.500 Польских злотых. Сии ежегодные респонсии, следующие в Общественное Орденское Казначейство в Мальте, будет вычитать наперед из всей суммы 300.000 Польских злотых назначенный для приема министр или Казначей Мальтийского Ордена, в Российской Империи находящийся, который имеет получать вышеупомянутые доходы Великого Приорства, и коему поручено будет делать вышеозначенное распределение.

Ст. VII. Его Императорское Величество и Его Преимущество Грос-Мейстер, будучи равно убеждены в важности и пользе Миссии Мальтийскаго Ордена, долженствующей иметь постоянное пребывание в Российской Империи, для облегчения и сохранения безпосредственнаго сношения между обоюдными Их Областьми и для тщательнаго наблюдения {147} всех подробностей, касающихся до сего новаго заведения, условились с общаго согласия назначить по 20.000 Польских злотых ежегодно в жалованье Мальтийскаго Ордена Министру и Казначею, в Российской Империи пребывающему, да сверх того по 12.000 Польских злотых ежегодно на содержание церкви и архива, и на жалованье чинам, находящимся при Великом Приорстве и при Министре.

Ст. VIII. 18.000 Польских злотых, остающихся от полной суммы 300.000 Польских злотых, назначаются на прочие ежегодные в Мальте расходы по Великому Приорству Российскому.

Ст. IX. Мальтийский Орден воспользуется своими доходами с перваго Генваря 1797 года, и все 300.000 Польских злотых за сей первый год, также и следующие деньги за первую треть 1798 года поступят сполна в Общественное Мальтийскаго Ордена Казначейство, в замену издержек на чрезвычайную его Миссию в Санктпетербурге и первых необходимых расходов на заведение Мальтийскаго Ордена в Российской Империи. В следствии чего назначаемый Великий Приор и Командоры начнут пользоваться доходами своими с 1-го Мая 1798 года.

Ст. X. Его Императорское Величество объявляет, что сан Великаго Приорства Российскаго, равно как и Командорства, от него зависящия, не должны ни под каким видом жалованы быть кому либо иному, кроме подданных Его Империи, кои, по учреждениям Мальтийскаго Ордена, могут быть приняты в оный.

Ст. XI. Его Императорское Величество, даруя Мальтийскому Ордену полную свободу учреждать и наблюдать в новых своих институтах в Российской Империи свойственные ему уставы, позволяет и принимает в собственное свое покровительство исполнение Статутов и учреждений, учиненных для внутреннего управления сего Ордена.

Ст. XII. Его Императорское Величество, желая сверх того, чтоб Мальтийский Орден, таковым образом в России учрежденный, имел в Областях сей Империи тоже уважение и знаменитость, каковыми пользуется он в других Европейских Государствах, и ведая, что достижению сего важнаго предмета поспешествует паче всего точное наблюдение узаконений и уставов Орденских, повелевает, чтобы все чины, составляющие ныне и впредь помянутое Великое Приорство Российское, сообразовались оным в точности, исполняя обязанности, предписанные постановлениями и учреждениями Мальтийскаго Ордена, как относительно их принятия в сей Орден, так и по всем другим предметам, касающимся до их звания.

Ст. XIII. Его Величество Император будет тем более усердствовать и пещись об исполнении предыдущей статьи, поколику Ему известно, что обязанности Мальтийских Кавалеров, предписанныя мудрыми постановлениями того Ордена, всегда неразлучны с долгом каждаго вернаго подданнаго к его Отечеству и Государю.

Ст. XIV. Принятие Мальтийских Кавалеров и доказательства о Дворянстве производимы будут по введенному и наблюдавшемуся в прежде бывшем Великом Приорстве Польском обыкновению; равным образом и следующие за прием деньги (les droits de passage) будут платимы по таксе, установленной в вышеупомянутом Великом Приорстве.

Ст. XV. Кавалеры будут во всей точности исполнять долг свой относительно обыкновенных походов или караванов, и обительскаго пребывания в Мальте.

Ст. XVI. По смерти каждаго Командора или Кавалера, учинившаго Орденский обет, остающиеся пожитки по силе Статута будут принадле-{148}жать Мальтийскому Общественному Казначейству, и прием оных поручен будет Главному Прокурору или поверенному Ордена, для того назначаемому. Предписание сей статьи отнюдь не касается до Командоров родовых, а относится единственно к тем особам, которыя учинили Ордену узаконенный обет.

Ст. XVII. Поелику все Члены Мальтийскаго Ордена равно повинны исполнять точно обязанности свои по Статутам, то по праву только старшинства, которое считать со дня их вступления в Орден, будут они получать Командорства и Великое Приорстно; но право старшинства не иначе будет действительно, как по удовлетворении всем прочим обязанностям Ордена, так, что каждый кандидат, желающий предпочтен быть в пожаловании Командорствами и Великим Приорством, должен иметь и право старшинства и способность, Статутами предписанную.

Ст. XVIII. Его Императорское Величество в вящее изъявление личнаго своего благорасположения к Преимущественнейшему Грос-Мейстеру, соизволяет, чтоб в Российском Великом Приорстве Его Преимущество, яко Начальник Мальтийскаго Ордена, имел тоже Грос-Мейстерское право, каковое принадлежит ему но всех прочих Приорствах, то есть, жаловать чрез каждыя пять лет одно Командорство по милости даемое (di grazia), когда таковое в течение сего времени опорожнится. Сие Командорство будет подвержено платежу годового дохода (Annate) и других податей, следующих Грос-Мейстеру на пожалование, но Его Преимуществу Грос-Мейстеру нельзя будет употребить таковаго Грос-Мейстерскаго права иначе, как в пользу одного из Кавалеров Российскаго Великаго Приорства.

Ст. XIX. Дабы раздача доходов Мальтийскаго Ордена могла касаться до большаго числа особ, никому из Кавалеров не позволяется иметь по праву старшинства более одного Командорства вдруг, так, что тот, кто получает выгоднейшее Командорство, должен оставить прежнее. Перемещения же Командорственныя производить в Мальте в Великом Приорстве Российском по законам и учреждениям Ордена.

Ст. XX. Кавалеры, которые по особливым услугам, оказанным Ордену, получат от щедрот его Преимущества Грос-Мейстера Командорство, даемое по милости (di grazia) и не будут подлежать изъясненному в предыдущей статье Установлению, относящемуся единственно к Командорствам, по старшинству получаемым.

Ст. XXI. Великое Приорство Российское и зависящие от него Командорства будут подвержены, как и все прочия Мальтийския Командорства, податям, платимым по случаю смерти и опорожнения (droits du mortuaire et du vacant), и в продолжение таковаго опорожнения Командорств будет Общественное Казначейство Орденское иметь управление над оными и собирать с них доходы.

Ст. XXII. Доходы всякого Командорства, остающегося праздным за неимением кандидатов, доставляемы будут в Общественное Казначейство ордена, до тех пор, пока кто нибудь из Кавалеров сего Великаго Приорства не сделается по силе Статута, (capax) достойным получить оное.

Ст. XXIII. Его Величество, Император Всероссийский дает также свое Императорское соизволение и утверждение на все Командорства Мальтийскаго Ордена, именуемыя родовыми, или имеющие право, называемое (jus patronatus), кои уже в Польше учреждены были и ныне состоят под Державой Российской Империи, объявляя, что все условия и постановления, изъясненныя и содержащияся в разных актах вышере-{149}ченных учреждений, должны быть исполняемы совершенно, точно и без всякаго изъятия с обеих сторон.

Ст. XXIV. Его Величество Император для Вящщаго споспешения выгодам и благосостоянию Мальтийского ордена, также чтоб облегчить средства, по коим бы все Римско-Католическое Дворянство Российской империи, и даже те, кои по своим обстоятельствам не могут прямо вступить во все обязанности Статутов Мальтийскаго ордена, участвовали в отличиях, почестях и преимуществах, присвоенных сему знаменитому ордену, к которому Его Императорское Величество всегда имел уважение и благоволение, Всемилостивейше дарует отныне навсегда Императорское свое позволение и подтверждение на все впредь учреждаемыя родовыя Командорства; и по сему все желающие следовать благородному сему установлению, должны относиться безпосредственно к Мальтийскому ордену, или к его поверенному, в Российской Империи пребывающему, как для соглашения о взаимных условиях, так для составления акта, до сих заведений касающагося, и для получения из Мальты потребнаго на то согласия. Родовыя Командорства будут состоять в Мальтийском ордене под названием фамилий, основавших оныя.

Ст. XXV. Великому Приорству Российскому иметь в главном месте своего пребывания Думные собрания, а особливо в 23 день Июня, на кануне праздника Св. Иоанна Крестителя, Покровителя Мальтийскаго ордена. Дума будет ведать и управлять всеми делами Великаго Приорства, от нея зависящими, вести протокол всем своим советованиям, и делать о том в Мальту потребныя сообщения.

Ст. XXVI. В Думе будет председать Великий Приор, а в небытность его старший Командор.

Ст. XXVII. Что касается до предложения и решения дел, в том поступать по Думным установлениям, назначенным в орденских Статутах.

Ст. XXVIII. Полномочный Мальтийский Министр, обретающийся в Российской Империи, яко Главный Прокурор его Преимущества Грос-Мейстера, Священнаго Орденскаго Совета и Общественнаго Казначейства, будет по праву того звания предлагать в Думе о всех делах, кои решить в ней по большинству голосов, наблюдая, чтоб в случае равенства оных. Великий Приор имел два голоса для решения. Все дела, разсмотренныя и решеныя по силе Статутов, обыкновений и прав орденских исполнять без замедления; но ежели случатся дела необыкновенныя, то решения отсылать в Мальту прежде исполнения.

Ст. XXIX. Все учинившие обет Кавалеры Мальтийскаго ордена, кому способно, должны присутствовать в Думе, где они будут иметь право подавать голоса, занимая места по чину и старшинству, сообразно Думным учреждениям ордена; Кавалерам же, состоящим в искусе, присутствовать в Думах, не подавая голоса.

Ст. XXX. Все родовые Командоры приглашены будут в Думу, где им занимать места с прочими Командорами, по старшинству учреждения каждаго Командорства. Они будут подавать только мнение, а когда коснется до какого-либо предмета, относящагося к родовым Командорствам, тогда и они могут подавать голоса.

Ст. XXXI. Дабы все Кавалеры Мальтийскаго ордена, состоящие при том в военной или гражданской службе Его Величества, Императора Всероссийскаго, могли удобнее исполнять все обязанности своего ордена, позволено им будет отлучаться всякий раз, когда реченныя обязанности потребуют того необходимо. {150}

Ст. XXXII. Поелику все прочия Великия Приорства, отличаясь Орденскими цветами, имеют особенные мундиры, то Его императорское Величество и его Преимущество Грос-Мейстер назначат мундир и для Великого Приорства Российскаго.

Ст. ХХХIII. Великий Приор и Командоры только будут иметь право носить орденский крест на шее, а прочие Кавалеры должны носить малый крест в петлице.

Ст. XXXIV. Почетные Кавалеры в России, то есть те, кои не доказав дворянства своего в Мальтийском ордене, получили позволение носить крест, называемый (di Divozione e di Grazia) Благочестии и Милости, должны носить малый крест в петлице; мундира же Великаго Российскаго Приорства им не употреблять без особеннаго на то позвволения Его Императорскаго Величества и Преимущественнейшаго Грос-Мейстера.

Ст. XXXV. Все Почетные Кавалеры в России должны будут предъявить и записать в Канцелярии Великаго Приорства те виды, кои дают им право носить знаки сего ордена.

Ст. XXXVI. Его Величество, Император Всероссийский Всемилостивейше жалует еще Мальтийскому ордену в Своей Империи все те отличности, преимущества и почести, коими знаменитый орден пользуется в других местах по уважению и благорасположению Государей.

Ст. XXXVII. Настоящая Конвенция ратификована будет Его Величеством. Императором Всероссийским, державным орденом Мальтийским и его Преимуществом Грос-Мейстером, и ратификации на оную разменены будут в четыре месяца, считая со дня подписания или прежде, буде возможно.

Во уверение чего мы нижеподписавшиеся уполномоченные подписали сию конвенцию с приложением печатей гербовых наших.

Первая Сепаратная Статья. Недоимки, следующия Мальтийскому ордену в Польше, по причине неполучения им доходов своих с 1788 года, купно же и четыре тысячи червонных, должных еще с самаго заведения Мальтийскаго ордена в Польше по трактату 1775 года по день вступления во владение Острожскими маетностями с принадлежностями их и до присоединения оных при будущем в тех долгах расчете, и для удовлетворения способом, постановленном к заплате всех долгов реченной Республики.

Сия Сепаратная Статья долженствует иметь ту же силу и действие, как бы оная внесена была от слова до слова в конвенцию, заключенную в тот же день, и будет ратификована в то же время. В уверение чего нижеподписавшиеся полномочные подписали сию Статью с приложением гербов своих.

Вторая Сепаратная Статья. Относительно недоимок, следующих Мальтийскому ордену с 1793 года включительно, в которых реченныя Польския Области поступили под державу Российской Империи, по 31 декабря 1796 года, Его Величество Император, в вящщее изъявление своего доброжелательства и благоволения к знаменитому Мальтийскому ордену, предоставляя Себе сделать после, какия за благо рассудить, распоряжения о всей сумме оных недоимок, следующих тому ордену с показаннаго в сей Статье времени, Всемилостивейше объявляет, что отныне же соизволяет на платеж Мальтийскому ордену той части суммы, которая принадлежит собщественно Общественному Казначейству ордена за неполученныя годовыя респонсии, кои, считая по двадцати четыре тысячи Польских злотых в год, составляют обще девяносто шесть тысяч {151} Польских злотых за прошедшие с того времени четыре года. В следствие чего угодно Его Величеству назначить в уплату оной суммы Мальтийскому ордену пять тысяч Голландских червонных, которые и будут выданы при ратификовании сей конвенции.

Сия Сепаратная Статья долженствует иметь ту же силу и действие, как бы оная внесена была от слова до слова в конвенцию, заключенную в тот же день, и будет ратификована в то же время. В уверение чего нижеподписавшиеся полномочные подписали сию Статью с приложением печатей гербовых своих.

Третья Сепаратная Статья. Великое Приорство Российское, занимая в Мальтийском ордене место прежде бывшаго Великаго Приорства Польскаго, будет, как сие до ныне было, присоединено к древнему Английскому языку, котораго существование возстановлено в Мальтийском ордене: Его Преимущество Грос-Мейстер и Священный Совет Ордена не оставят впредь сами безпосредственно стараться, дабы сие присоединение учинено было сообразно постановлению и законам ордена, по правилам справедливости и ко взаимному удовольствию.

Сия Сепаратная Статья долженствует иметь ту же силу и действие, как бы оная внесена была от слова до слова в конвенцию, заключенную в тот же день, и будет ратификована в то же время. Во уверение чего нижеподписавшиеся полномочные подписали сию Статью с приложением печатей гербовых своих.

Четвертая Сепаратная Статья. Поелику все платежи, означенные в сей Конвенции, показаны Польскими злотыми, для будущих же времен нужно отвратить всякое затруднение и разность, могущия последовать в тех выдачах от разности курса, то Высокодоговаривающиеся стороны, с общаго согласия, условились назначить точную и непременную цену, по которой должны производиться навсегда и без всякой отмены платежи, условленные в сей конвенции, и все те, кои могут случиться по Великому Приорству Российскому. Почему Его Величество Император Всероссийский и Его Преимущество Грос-Мейстер определили безотменно считать каждый Польский злотый по 25 копеек Российских.

Сия Сепаратная Статья долженствует иметь ту же силу и действие, как бы оная внесена была от слова до слова в конвенцию, заключенную в тот же день, и будет ратификована в то же время. Во уверение чего нижеподписавшиеся полномочные подписали сию Статью с приложением печатей гербовых своих. {152}

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

ПРИБАВОЧНЫЕ СТАТЬИ КОНВЕНЦИИ,

заключенной Полномочными Его Величества Императора Всероссийскаго

и Полномочным Державнаго Мальтийскаго Ордена и его Преимущества

Грос-Мейстера в С. Петербурге Генваря 4/15 дня 1797 года.

Полномочные Его Величества Императора Всероссийскаго и Полномочный Державнаго Мальтийскаго ордена и Его Преимущества Грос-Мейстера разсудя за благо прибавить к Конвенции, подписанной ими в С. Петербурге Генваря 4/15 дня нынешняго, еще некоторая условия, относящияся к заведению Мальтийскаго в России Ордена, постановили и подписали по силе своих полномочий следующия прибавочныя статьи.

Ст. I. Его Величеству Императору Всероссийскому благоугодно, чтобы в Великом Российском Приорстве были конвентуальные Капеляны на пользу Орденских Церквей, как в России, так и в Мальте; почему и соизволяет Его Величество, сверх снисхождений, означенных уже в вышереченной Конвенции, учредить вновь три Командорства для Конвентуальных Капелянов с доходом по шести тысяч Польских злотых в год каждому, кои выдаваемы будут из Российскаго Государственнаго Казначейства по тому же расчету и в те же сроки, как постановлено в вышереченной Конвенции.

Ст. II. Каждое из трех реченных Командорств долженствует платить ежегодно в Общественное Орденское Казначейство респонсий по тысяче Польских злотых.

Ст. III. Конвентуалъные Капеляны Великаго Приорства Российскаго должны предъявить доказательства для своего принятия в Орден, платить следующие при вступлении в оный сборы в Общественное Казначейство и исполнять все статутныя обязанности сообразно тому, что о них постановлено в 1776 году последнею общею Думою Ордена, пользуясь всеми правами, выгодами, почестями и преимуществами назначенными им в законах. Вышереченные Конвентуальные Капеляны будут вступать в Командорства по старшинству в Ордене и по своему достоинству сообразному Статутам.

Ст. IV. Его Величество Император дозволяет, чтобы по приему того, что заведено в других Великих Приорствах, был и в Великом Российском Приорстве Конвентуальный Капелян родом из Мальты, котораго выбирать из знаменитейших фамилий, оказавших услуги Ордену.

Ст. V. Его Величество Император предоставляет Его Преимуществу Грос-Мейстеру как ныне, так и впредь на всегда назначение реченнаго Мальтийскаго Капеляна. О таковом Грос-Мейстерском назначении следует всякий раз извещать Императорской Российский Двор и надлежащим образом вносить оное в протокол Великаго Российскаго Приорства. Реченный Мальтийский Капелян будет повинен исполнять все Статутные обязанности, пользуясь в Великом Российском Приорстве, в силу своего назначения, теми же правами, почестьми и преимуществами, каковые будут иметь Капеляны, подданные Его Величества Императора Всероссийскаго, кроме особливых изъятий, предписанных Статутами в разсуждении Мальтийских Капелянов, и существующих в других Великих Ордена Приорствах. {153}

Ст. VI. Ежегодных респонсий, вместо определенных Конвенцией по тысяче по пяти сот Польских злотых, каждое из шести последних Командорств имеет платить по три тысячи Польских злотых.

Ст. VII. Во избежание всякого спора, могущего впредь последовать о смысле XXII статьи Конвенции, условлено, что доходы каждаго Командорства, остающагося праздным за неимением кандитата, принадлежали Общественному Казначейству Ордена, а течение податей, следующих по случаю смерти и опорожнения (du mortuaire et du vacant) сообразно Статуту IX и по ординации 14-й главы Общественнаго Казначейства, считать с того только дня, когда кто законно помещен будет от языка на то Командорство.

Ст. VIII. Сии прибавочныя статьи долженствуют иметь ту же силу и действие, как бы оныя внесены были от слова до слова в Конвенцию, заключенную в С. Петербурге Генваря 4/15 дня 1797 года. Они будут ратификованы Его Величеством Императором Всероссийским и Державным Мальтийским Орденом и Его Преимуществом Грос-Мейстером, и ратификации разменены в то же время. Во уверение чего мы обеих Сторон полномочныя подписали сии статьи с приложением печатей гербовых наших.

Ноября 17, 1797г.

{154}

ПРИЛОЖЕНИЕ 4

МАНИФЕСТ. - О установлении в пользу Российскаго дворянства

ордена Святаго Иоанна Иерусалимскаго.

Божиею милостию Мы Павел Первый, Император и Самодержец Всероссийский, Великий Магистр ордена Святаго Иоанна Иерусалимскаго и проч., и проч., и проч.

Орден Святаго Иоанна Иерусалимскаго от самаго своего начала благоразумными и достохвальными учреждениями своими споспешествовал как общей всего Христианства пользе, так и частной таковой же каждаго Государства. Мы всегда отдавали справедливость заслугам сего знаменитаго ордена, доказав особливое Наше к нему благоволение по восшествии Нашем на Императорский Всероссийский Престол, установив Великое Приорство Российское с доходами, ему присвоенными. В новом качестве Великаго Магистра того ордена, которое восприяли Мы на Себя по желанию добронамеренных членов его, обращая внимание Наше на все те средства, кои возстановление блистательнаго состояния сего ордена и возвращение собственности его, неправедно отторгнутой, совершить и вящше обезпечить могут, и желая с одной стороны явить пред Светом новый довод Наших уважения и привязанности к толь древнему и почтительному установлению, с другой же чтоб и Наши верноподданные, благородное дворянство Российское, коих предков и самих их верность к Престолу Монаршему, храбрость и заслуги доказывают целость Державы Нашей, разширение пределов Империи и низложение многих и сильных сопостатов Отечества, не в одном веке в действо произведенное, участвовали в почестях, преимуществах и отличиях, сему ордену принадлежащих, а тем и открыт был для них новый способ к поощрению честолюбия на распространение подвигов их, отечеству полезных и Нам угодных, признали мы за благо установить, и чрез сие Императорскою Нашею властию установляем новое заведение ордена Святаго Иоанна Иерусалимскаго в пользу благороднаго дворянства Империи Всероссийской, на правилах нижеизъясненных, которыя долженствуют служить на предбудущия времена первоначальным тому основанием.

Ст. I. Сверх определенных доселе на Великое Приорство Российское сумм, Всемилостивейше жалуем и определяем на новое заведение сие ордена святаго Иоанна Иерусалимскаго и другие необходимыя по ордену расходы, ежегодно по 216.000 рублей, кои имеют быть собираемы, распоряжаемы и распределяемы образом, в следующих статьях означенным.

Ст. II. Государственное Казначейство имеет ежегодно отпускать новому заведению сему ордена святаго Иоанна Иерусалимскаго в два срока помянутую сумму 216.000 рублей к 30 июня, а вторую половину к 31 декабря. Платежи сии должны производиться в Казначейство Ордена святаго Иоанна Иерусалимскаго, которое распорядить оные долженствует образом изъясненным и положенным в разных пунктах настоящего установления.

Ст. III. Сумма сия 216.000 рублей, Всемилостивейше от Нас жалуемая, изъемлется навсегда от всяких удержаний, вычетов и налогов, так, что она вся сполна отпускаема будет. {155}

Ст. IV. Новое заведение сие составлено быть имеет из 98 Командорств, различных доходов, которые назначаются следующим образом: 2 Командорства, приносящия ежегодно по 6000 руб. каждое; 4 Командорства по 4000 руб. каждое; 6 Командорств по 3000 рублей каждое, 10 Командорств по 1500 рублей каждое, 60 Командорств по 1000 рублей каждое.

Ст. V. Все вышеупомянутые 98 Командорств имеют платить ежегодно в Казначейство Орденское респонсии, или ответствия, полагая по 20 процентов с взаимных их доходов, на основании распределения означеннаго в предыдущей статье. Сверх того должны они взносить ежегодно по 5 процентов, в замену права принадлежащаго Орденскому Казначейству на остаток каждаго поссессора Командорства по смерти его.

Ст. VI. Остающаяся за сим расходом сумма в дополнение 216.000 рублей, имеет ежегодно распределяема быть на расходы по ордену необходимо нужные, означенные в особливой табели. Нами утвержденной.

Ст. VII. Орден Святаго Иоанна Иерусалимскаго имеет пользоваться доходами, новому сему заведению назначиваемыми, с 1 Генваря наступающаго 1799 года по 1 Июля того же года, так что 108.000 рублей, доходы сии за полгода составляющие, все сполна внесены будут в Орденское Казначейство. Командоры же, наименованными быть долженствующие, начнут получать доходы с 1 Июля 1799 года.

Ст. VIII. Как всякое установление, чтоб быть полезным и прочным, должно иметь правила точныя и ясныя, то и признали Мы нужным в статьях новаго заведения сего определить правила, кои Кавалеры необходимо и без всякаго изъятия должны исполнить, без чего не могут они быть принимаемы в число Кавалеров, ни приобрести права к получению Командорства.

Ст. IX. Правила сии состоят в следующем:

1) Доказательства о дворянстве на основании, которое положено будет Коммиссиею избранною Нами из ста первых Командоров, причисляя к ней и Поручика, представляющаго Нас в новом Нашем качестве Великаго Магистра, и Нами потом утверждено.

2) Заплата Орденскому Казначейству при принятии права переходу (droit de passage) совершеннолетия или малолетия, на основании всех других Кавалеров ордена, и удовлетворить всем другим установленным Обязанностям. Переход совершеннолетия, то есть право, предлагаемое для всех тех, кои принимаются после 15-ти лет, определяется в 1.200 рублях; переход малолетия, то есть право, полагаемое для приемлющихся прежде упомянутаго возраста, назначается в 2.400 рублях.

3) Сделать обыкновенные 4 каравана, на эскадрах ли Ордену принадлежащих, или в армиях, или на эскадрах Российских; 6-месячныя компании должны почитаться за один караван; а в доказательство исполнения обязанности караванов, должно иметь свидетельство от начальников военных, изъявляющее о времени службы и о добром поведении.

4) Не быть должником Казначейства Орденскаго.

Ст. X. Каждый желающий участвовать в новом заведении сем ордена Святаго Иоанна Иерусалимскаго, должен необходимо удовлетворять обязанностям, изъясненным в 1 и 2 пунктах предыдущей статьи; а для приобретения права Командорства, по мере открывающихся ваканций, исполнение всех обязанностей, в 4 пунктах той же статьи означенных, необходимо.

Ст. XI. Все Кавалеры, кои принадлежать будут новому заведению сему ордена Святаго Иоанна Иерусалимскаго, должны удовлетворять {156} точно обязанностям здесь установленным; на ваканции же Командорственныя не иначе поступать имеют, как по старшинству, которое тогда только действительным почитаться может, когда исполнены будут все вышеупомянутая обязанности, так, что каждый Кандидат на вакантныя Командорства должен соединенно иметь право старшинства и исполнение всех обязанностей, настоящим установлением предписуемых.

Ст. XII. Командор, при открывающихся ваканциях может, оставя Командорство, которым он пользовался, получить другое, вышшаго дохода; но к получению таковаго лучшаго Командорства, должен он иметь право старшинства и не быть должником Орденскаго Казначейства.

Ст. XIII. Новаго заведения сего 98 Командорств имеют наблюдать, как и все другие Ордена Святаго Иоанна Иерусалимскаго, права на случаи смертныя (droit de Mortuaire) или празднаго места (droit de Vacant), кои объяснены будут на основании законов и обычаев в разсуждении прав сих установленных. Казначейство Орденское, в срок, положенный для помянутых прав, имеет управление и получает доходы празднаго Командорства.

Ст. XIV. Доходы каждаго упразднившагося Командорства, за неимением Кандидата, сполна вносимы быть должны в Орденское Казначейство, до тех пор, пока кто-либо учинится достойным (capax) к получению онаго, и только со дня, как получит он его образом законным, получает и доходы.

Ст. XV. Мы предоставляем Себе наименование первых 98 Командорств, коим присвоены будут Командорства, сим новым заведением учреждаемыя.

Ст. XVI. Сии первые 98 Командорств Нами назначаемые, одни только разрешаются от обязанностей для получения Командорств вышепредписанных, а должны единственно удовлетворить праву перехода и другим пошлинам.

Ст. XVII. В качестве Нашем Великаго Магистра Ордена Святаго Иоанна Иерусалимскаго, Мы предоставляем Себе равным образом право, называемое Магистральное, посредством коего можем каждыя 5 лет жаловать одно Командорство милости, ежели в течении сего времени будет вакантное из 98 ныне установляемых.

Ст. XVIII. Командорства, кои, как в предыдущей статье изъяснено, даваемы будут, яко милости, имеют платить подати, определенныя правами Магистральными.

Ст. XIX. Желая Командорства, так называемые милости Магистральной, не иначе раздавать, как в награждение достоинства, Мы обещаем выборы чинить при ваканциях таковых Командорств, из людей заслуженных пред Нами, Государством и Орденом.

Ст. XX. Дабы доходы, получаемые для сего новаго заведения Ордена Святаго Иоанна Иерусалимскаго, могли обратиться в пользу большаго числа людей, не позволяется ни одному Кавалеру иметь более одного Командорства, так, что при получении лучшаго Командорства, должно оставить прежнее. Перемены Командорств должны чиниться на основании и правилах, изъясненных в статьях настоящаго заведения.

Ст. XXI. Кавалеры, получающие за особливые заслуги от Монаршаго Нашего благоволения Командорства милости, изключаются из установления, предыдущею статьею положеннаго, и единственно относящагося до Командорств, по старшинству достающихся.

Ст. XXII. К вящшему поспешествованию пользам Ордена Святаго Иоанна Иерусалимскаго, и к доставлению Дворянству Империи Нашей, {157} даже и тем из онаго, кои по каким-либо особливым обстоятельствам не могут со всем удовлетворять обязательствам, в статьях настоящаго заведения положенным, способами, к получению отличий, почестей и преимуществ присвоенных Кавалерам, принятыми для новаго сего заведения Ордена Святаго Иоанна Иерусалимскаго, Мы Всемилостивейше дозволяем отныне навсегда, всем, кто пожелает установить фамильныя Командорства, или Jus Patronatus, относиться прямо к Нашему Поручику Великаго Магистра для соглашения о взаимных условиях, или для соображения акта таковых фамильных заведений, который и внесен будет к Нам на разсмотрение и утверждение.

Ст. XXIII. Фамильныя Командорства или Jus Patronatus всегда в Ордене Святаго Иоанна Иерусалимскаго и везде, где нужда возтребует, называться имеют именами фамилий оныя установивших. Командоры фамильные будут пользоваться почестями и преимуществами принадлежащими заведениям их.

Ст. XXIV. Командоры, ныне установляемые, имеют собраться в доме Ордена Святаго Иоанна Иерусалимскаго в Императорской Нашей Резиденции, для соглашения об управлении дел, относящихся до распоряжений хозяйства, наблюдения, истолкования и исполнения установлений положенных настоящим заведением, наблюдая правила, для таких собраний учрежденныя.

Ст. XXV. Поручик Нас, представляющий в качестве Нашем Великаго Магистра Ордена Святаго Иоанна Иерусалимскаго, имеет в собраниях сих председательство. Ему принадлежит право предлагать дела, кои решатся большинством голосов по формам и обычаям наблюдаемым в Ордене Святаго Иоанна Иерусалимскаго, и на основании правил настоящим заведением положенных. Всем заседаниям сим должны держаться журналы для представления Нам.

Ст. XXVI. В заключение сего подтверждаем торжественно за Нас и всех Наследников Наших навсегда все вообще и каждую статью порознь, для непременнаго их наблюдения и исполнения.

Ноября 29, 1798 г.

{158}

ПРИЛОЖЕНИЕ 5

МАНИФЕСТ - О составлении ордена Святаго Иоанна Иерусалимскаго

из двух Великих Приорств: Российско-Католическаго и Российскаго,

и о праве и старшинстве принятых в сей орден особ.

В сходстве благоразумных учреждений, повсеместно наблюдаемых в Державном ордене Святаго Иоанна Иерусалимскаго, и дабы дать более твердости и существенности основанию сего ордена в Империи Нашей, Мы признали за благо следующим образом установить в нем пределы, достоинства, старшинство и права всех тех, кои к оному принадлежать будут. По учреждениям Нами в разные времена делаемым, орден Святаго Иоанна Иерусалимскаго в Империи Нашей составлен быть имеет из Великаго Приорства Российско-Католическаго, основаннаго учреждением 1 Генваря 1797 года, и из Великаго Приорства Российскаго, основаннаго учреждением 29 Ноября 1798 года. Особы, которыя по исполнении всего в сих учреждениях предписаннаго, приняты будут в одном из двух сих Великих Приорств, должны по Высочайшей Нашей воле оставаться всякий в пределах Приорства своего так, что никто ни права, ни старшинства, ни командорства, кроме того Приорства, в коем он принят был, иметь не должен. Во всех же случаях, когда сии два Приорства соединены. Кавалеры, составляющие их, в сходство Статутов Ордена, ранжироваться имеют каждый по своему старшинству.

Декабря 28, 1798 г.

{159}

ПРИЛОЖЕНИЕ 6

ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННЫЯ ПРАВИЛА,

для принятия дворянства Российской Империи

в орден Св. Иоанна Иерусалимскаго.

 1. Всякий дворянин имеет право домогаться чести быть принятым в орден Св. Иоанна Иерусалимскаго.

 2. В орден Св. Иоанна Иерусалимскаго можно быть приняту в малолетстве (de minorite) и совершенном возрасте (de majorite).

 3. Принятие в малолетстве включает в себя всех принятых со дня рождения до совершения 15 лет.

 4. Принятие в совершенном возрасте разумеется всех принятых по совершении 15 лет и далее.

 5. Принимаются в орден Св. Иоанна Иерусалимскаго для доставления ордену защитников и воинов, а вступающие в оный прежде 15 лет, долго не могут оказывать ему никакой услуги, хотя и пользуются всеми выгодами и преимуществами, сопряженными с правом старшинства; почему принятые в малолетстве, будут платить в общественную казну за прием вдвое против того, что платят принятые в совершенных летах.

 6. За прием должны платить малолетние по 2.400 рублей, а совершеннолетние по 1.200 рублей.

 7. Как орден Св. Иоанна Иерусалимскаго есть только военный и дворянский, то всяк, желающий быть принят в оный, должен доказать, что происходит от предков приобревших дворянство воинскими подвигами.

 8. Всяк желающий быть принят в орден Св. Иоанна Иерусалимскаго, должен представить достоверныя доказательства, что отец, дед и прочие предки его подлинно были дворяне, и что благородное их происхождение не менее, как за 150 лет существовало.

 9. Доказательства о дворянстве предков должны вынесены быть просителем из Герольдии с родословною и гербом.

 10. Поелику законное рождение есть главным основанием настоящаго дворянства, то проситель сверх сего должен представить свидетельства: 1. за подписанием Предводителя того округа, в котором он испомещен, и 4-х соседственных честнаго и незазорнаго поведения дворян, что как он, так и отец его происхождение имеют подлинно от представляемых им в родословной благородных его предков, и что проситель есть сын законнаго брака; а 2. за подписанием Духовной Консистории Членов, с ясным показанием: Христианскаго ли он закона? когда и где родился, и кем крещен именно?

 11. Все сии доказательства и свидетельства желающий быть принят в орден, доставляет Поручику Великаго Магистра в Санктпетербурге, с просьбою о принятии его в орден, платя за прием по возрасту своему.

 12. Поручик Великаго Магистра извещает почтенный Капитул о просьбе кандидата, и представляет собранию полученныя им доказательства и свидетельства.

 13. От сыновей и внуков должников орденских не принимаются доказательства, пока не заплатят они наперед отцовскаго или дедовскаго долгу в общественное Казначейство. {160}

 14. Ежели представленныя просителем доказательства будут неполны, в таком случае дополня недостатки, кои ему показаны будут, должен он вновь вынести доказательства из Герольдии.

 15. Ежели Кавалерское общество признает, что доказательства и родословная исправна и восходит до предписанной степени дворянства, то в дополнение всего орденский Капитул требует еще свидетельства от 4 дворян, или начальников того военнаго или штатскаго места, где проситель служит, что он благороднаго поведения, безпорочных нравов и к военным должностям способен. Если же он малолетен, то таковаго же свидетельства Капитул требует от 4-х соседственных дворян: крепок ли он сложением? замечаются ли в нем хорошие нравы? и может ли со временем быть способным к военной службе?

 16. Из сих свидетельств и доказательств составляется тетрадь, которая за печатью Орденскаго Капитула отдается двум избранным балотировкою Коммиссарам, Командорам, или Кавалерам по праву дворянства на разсмотрение.

 17. Коммиссары назначенные балотировкою к разсмотрению доказательств, должны учинить присягу, что они не в родстве с просителем, и что верно исполнят им препорученное, и потом приступают к разсмотрению; а между тем, сверх предписанных в  15 свидетельств, всевозможным образом и без всякой огласки разведывают и сами, точно ли таков проситель, как об нем в свидетельстве показывается.

 18. По разсмотрении всех вышеписанных доказательств и собранных о просителе сведений, Коммиссары докладывают Капитулу с своим мнением, и когда Капитул найдет просителя достойным к принятию в Кавалерское общество, тогда представляет на утверждение Его Императорскому Величеству.

 19. По принятии просителя в Кавалерское общество, доказательства его свидетельства и все дело об нем отдается в подлиннике на сохранение в Орденский Архив, и проситель считает старшинство свое со дня, в который заплатит следующия за прием деньги Секретарю Казначейства, в чем дается ему от него квитанция.

 20. Ежели в одном собрании Капитула приняты будут доказательства разных просителей, то старшинство в чине их определяется данною распискою в следующих за прием деньгах; кто их прежде заплатит, тот будет старший чином.

 21. Ежели доказательства просителевы не будут приняты Капитулом, то следующия за прием деньги, если оне уже внесены, возвращаются ему: но он должен заплатить издержки, сделанныя Капитулом.

 22. Все расходы при собрании доказательств, как то: весовые деньги, за копии, за написание документов и актов и прочее, должен во всяком случае внести проситель.

Февраля 15, 1799 г.

{161}

ПРИЛОЖЕНИЕ 7

ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННЫЯ ПРАВИЛА

для учреждения родовых Командорств

или Jus Patronatus в России.

Статья I. Для учреждения родоваго Командорства должно наперед испросить Высочайшее Его Императорскаго Величества Преимущественнейшаго Великаго Магистра на то соизволение.

Ст. II. Особа, для коей учреждается Командорство, обязана представить требуемыя для Кавалеров доказательства о Дворянстве и платить обыкновенныя за прием деньги по возрасту своему.

Ст. III. Учредитель родоваго командорства может разпространить наследственное право на все ветви или поколения рода своего, означая порядок, по коему они имеют следовать. Учредитель кроме того может еще в акте об учреждении командорства назвать к наследству в командорстве две посторонния фамилии, которыя обязаны представить о Дворянстве своем такие же доказательства, как и сама фамилия учредителя.

Ст. IV. Наследственное право на таковое командорство и в каком случае не может перейти на какую нибудь фамилию, кроме тех, кои названы в акте об учреждении, и кои следовательно предъявили о Дворянстве своем надлежащия доказательства. Когда же сии фамилии пресекутся, то таковое командорство вступает в ряд командорств по старшинству переходимых.

Ст. V. Для получения командорства надобно было, по старинным Статутам Ордена, пробыть предварительно пять лет на Мальте, где никто не принимался прежде 15 лет, и делать караваны в течении двух лет; караваны же не прежде начинались, как по прошествии 20 года так что Кавалер не прежде мог получать и пользоваться достоинствами и преимуществами Командора, как по совершении ему 22 лет.

Понеже родовые Командоры по Статутам Ордена подвержены тем же обязанностям, как и Командоры по старшинству, то и никто из назначенных к наследству в родовом командорстве не может вступать в права онаго, доколь не исполнит всего по сему предмету предписаннаго; по чему он и должен:

1) Доказать, что он точно тот самый, который по положенному в акте порядку к наследству в том командорстве назначен.

2) Быть по правилам приняту, заплатя за прием по обыкновению, но не делая новых о Дворянстве доказательств, ибо полагается, что при учреждении командорства фамилия его уже оныя представила.

3) Иметь по крайней мере 5 лет старшинства в Ордене, что и заменит те 5 лет пребывания, к коим обязаны были в Мальте.

NB. Старшинство Кандидата начнется токмо с того дня, когда докажет он законное и прямое свое происхождение по мужеской линии от фамилии учредителя и когда внесет пошлины за прием.

4) Прослужить по крайней мере два года в воинской Его Императорскаго Величества службе и достичь до Офицерскаго чина, что и заменит предписанные караваны.

Ст. VI. Двухгодовой срок воинской службы начнется не прежде как по прошествии 15 года. По истечении сего срока и по выполнении {162} всего предписаннаго 1 и 2-м пунктами предыдущей статьи, всяк, посягающий на родовое командорство, имеет право носить крест Кавалерский и пользоваться преимуществами сопряженными с сим знанием. По прошествии же ему 22 года получит он достоинства Командора и доходы с родоваго его Командорства.

Ст. VII. Если родовое Командорство опорожнится и из назначенных актом к наследству фамилий не найдется ни кто по правилам принятый, имеющий, в силу 5 статьи Регламента, 5 лет старшинства по Ордену и 2 года старшинства в воинской службе, в таком случае все доходы с Командорства обратятся в общественную казну Ордена.

Ст. VIII. Каждый учредитель родоваго Командорства, коему уже минуло 22 года, изъемлется от предписанных 5 статьею обязанностей, изключая токмо взноса обыкновенных 1.200 рублей за прием и доказательства о благородном его происхождении; коль же скоро выполнит он сии две обязанности, то и получает крест командорский, и имеет пользоваться по старшинству своему всеми преимуществами сопряженными с сим званием.

Ст. IX. Изключение делаемое предыдущею статьею в пользу учредителя, отнюдь не простирается на наследников его, из коих ни один не может получить Командорства, когда оное опорожнится, не имев совершенныя 22 года и не исполнив всего предписаннаго 5-ю статьею.

Ст. X. Учредитель, основывая родовое Командорство для сына своего, или для другаго малолетнаго, платит только 10 процентов респонсий или пошлины с годоваго дохода Командорства, доколь тот, для коего оное учреждено, не достигнет 22 года; но если по прошествии сих лет, назначенный именователь упустил выполнить обязанности 5-ю статьею предписанныя: в таковом случае весь доход с Командорства обращается в общественную казну ордена, доколь он сам, или другой из назначенных преемников, исполнением всего вышеописаннаго не учинит себя тем достойным к получению Командорства.

Ст. XI. Родовыя Командорства принадлежав исключительно членам фамилий, означенных в акте об учреждении Командорства и конституции ордена, дозволив всегда иметь более одного Командорства вдруг, каждый преемник или имеющий право на родовое Командорство, может, заплатив за прием по возрасту своему, получить место между Кавалерами по праву Дворянства и приобресть по старшинству Командорство, которое никак не возпрепятствует вступлению его в права родоваго его Командорства, когда оное опорожнится.

Ст. XII. Имение потребное для учреждения родоваго Командорства должно по крайней мере приносить 3.000 рублей вернаго дохода, с коего и платить по прежнему ежегодно респонсий по 10 процентов.

Ст. XIII. При всяком перемещении в родовых Командорствах, оные платят так как Командорства по старшинству переходимыя право выморочнаго и вакантнаго, то есть, полные двух годовые доходы.

Ст. XIV. Принятые уже родовые Командоры, кои захотят подвергаться всему предписанному сим Регламентом, имеют пользоваться наравне с теми, кои впредь приняты будут, всеми правами, выгодами и преимуществами, сопряженными с званием Командоров по праву Дворянства и старшинства.

Июля 21, 1799 г.

{163}

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Hannibal Р. Scicluna. The Order of St. John of Jerusalem.- Malta, 1969. - Р. 4.

2 Ibid. - Р. 5.

3 Алябьев А. Отношения России с Мальтийским орденом. // Сборник Московского главного архива МИД-1893. - Вып. V. - С. 177.

4 Там же. - С. 179

5 Там же. - С. 180.

6 Bradford E. The Shield and the Sword. - London, 1972. - Р. 52-53.

7 Отдельными военными кораблями госпитальеры располагали еще в 1165 г. - См. Cutajar D., Cassar С. Malta's Role in Mediterranean Affairs: 1530-1699. // Midmed Bank Annual Report. - Malta, 1988. - Р. 106.

8 Bradford E. Op. cit - Р. 61.

9 Ibid. - Р. 64-65.

10 Ibid. - P.78.

11 Цит. по Bradford E. Op. cit. - Р. 84.

12 Vella А. Р. The Relations between the Order of Malta and Tripoli. // Libya in history. - Tripoli, 1965. - Р. 356.

13 Ibid. - Р. 366.

14 Bradford E. Op. cit. - P. 140.

15 Blouet B. The History of Malta. - London, 1979. - Р. 54.

16 Smith H. Order of St. John of Jerusalem. A Study of its Development. 1798-1970. - Р. 219-220.

17 Подробнее о днепровских казаках на Мальте см. Rudnitski J. В. The Dniepr Cossacks in Malta. // Sucanist. - Munchen. - 8 (20) August 1962.

18 Cutajar D., Cassar C. Op. cit. - P. 73. Здесь и далее в этой главе фактические данные приводятся по указанной статье.

19 Шмурло Е. Поездка Б. П. Шереметьева в Рим и на остров Мальту. Прага, 1929. - С. 10.

20 Там же. - С. 16.

21 Там же. - С. 19.

22 Записка путешествия генерал-фельдмаршала Б. П. Шереметьева в Краков, в Вену, в Рим и на Мальтийский остров. - М., 1773.

23 Шмурло Е. Указ. соч. - С. 31.

24 Путешествие стольника Петра Толстого по Европе в силу царского указа от 7205 года января 11-го дня, т. е. 1697 года по Р. X. на 161 полулистах. // Русский архив. - 1888. -Т. 2-8.

25 Алферов А., Грузинский А. Русская литература XVIII века. - М., 1913. - С. 19-32.

26 Cutajar D., Cassar С. Op. cit.; Vella A. P. Diplomatic Relations between the Order of St. John and Russia. 1697-1802. - Malta, 1962.

27 Cavaliero R. The Last of the Crusaders. - London, 1960. - Р. 19.

28 Ibid. - Р. 80. {164}

29 Алябьев А. Отношения России с Мальтийским орденом. - С. 186.

30 Engel C.-E. LHistoire de lOrdre de Malte. Geneve.- P. 293; Cavaliero R. The Last of the Crusaders. - P. 37; Vella A. P. Diplomatic Relations between the Order of St. John and Russia. 1697-1802. - Р. 15.

31 Соловьев С. М. История России с древнейших времен. - М., 1965. Кн. XIV (тома 27-28). - С. 463.

32 Там же. - Т. XIV. - С. 464.

33 Там же.

34 Там же. - С. 467.

35 Там же. - С. 188-189.

36 Там же. - С. 193.

37 Там же. - С. 196.

38 Cavaliero R. Op. cit. - P. 149.

39 Вяземский П. Депеши графа Литты, посланника Мальтийского ордена в Петербурге.//Сборник Императорского Русского исторического общества. С.-Пб., 1868. - Т. 2. - С. 171.

40 Алябьев А. Указ. соч. - С. 201-202.

41 Там же. - С. 205.

42 Там же. - С. 204,

43 Cavaliero R. Op. cit. - P. 162.

44 Алябьев А. Указ. соч. - С. 206.

45 Уляницкий В. А. Исторический очерк русских консульств за границей.//Сборник Московского Главного архива МИД. - М., 1900. - Вып. VII. - С. DL XXXV.

46 Алябьев А. Указ. соч. - С. 213.

47 Cavaliero R. Op. cit. - P. 206.

48 Ibid. - Р. 179.

49 Engel C.-E. Op. cit. - P.291.

50 Sherbowitz-Wetzor O. de, Toumanoff С. The Order of Malta and Russian Empire. - Palazzo Malta, Rome, 1969. - Р. 13-15.

51 Вяземский П. Указ. соч. - С. 171.

52 Sherbowitz-Wetzor О. de, Toumanoff С. Ор. cit. - Р. 16-17.

53 Вяземский П. Указ. соч. - С. 172.

54 Vella А. Р. Diplomatic Relations... - Р. 15.

55 Ibid. - P. 25.

56 Вяземский П. Указ. соч. - С. 174.

57 Cavaliero R. Op. cit. - P. 229.

58 Rouet de Journel М. J. Malte et Russie. // Annales de lO. S. М. de Malte. Juillet-Septembre 1961. В ксерокопии, имеющейся в Национальной библиотеке Мальты, страницы не проставлены.

59 Engel С.-Е. Ор. cit. - Р. 297-298.

60 Vella А. Р. Diplomatic Relations... - Р. 28.

61 Ibid. - P. 61.

62 Sherbowitz-Wetzor O. de, Toumanoff С. Ор. cit. - Р. 25.

63 Головкин Ф. Двор и царствование Павла I. - С.-Пб., 1912. - С. 163.

64 Vella А. Р. Diplomatic Relations... - Р. 35-36.

65 Rouet de Journel M. J. Op.cit.

66 Ibid.

67 Sherbowitz-Wetzor O. de, Toumanoff C. Ор. cit. - P. 31-32.

68 Карпович Е. Мальтийские рыцари в России. - С.-Пб., 1897. - С. 246-258.

69 Engel С.-Е. Ор. cit. - Р. 308.

70 Ibid. - Р. 305. {165}

71 Ibid. - Р. 293; Cavaliero R. Op. cit. - P. 37, Vella A. P. Diplomatic Relations... - P. 15.

72 Шапиро А. Л. Средиземноморские проблемы внешней политики России в начале XIX в. // Исторические записки. - М., 1956. - № 55. - С. 253.

73 Цит. по Сибирева Г. А. Неаполитанское королевство и Россия в последней четверти XVIII в. - М., 1981. - С. 91.

74 Там же. - С. 96.

75 Архив внешней политики России. Сношения России с Неаполем, 1799 г., д. 349. - С. 97. - Цит. по Станиславская А. М. Русско-английские отношения и проблемы Средиземноморья. - М., 1962. - С. 144-146.

76 Станиславская А. М. Указ. соч. - С. 145.

77 Там же. - С. 151.

78 Elliot Р. The Cross and the Ensigne. A Naval History of Malta, 1798- 1979. - London, 1987.- Р. 44.

79 Ильинский В. П. Адмирал Ф. Ф. Ушаков в Средиземном море. 1799 г. С.-Пб., 1914. - С. 57.

80 Трухановский В. Г. Адмирал Нельсон. - М., 1980. - С. 115-117.

81 Ильинский В. П. Указ. соч. - С. 57.

82 Тексты обращения А. Я. Италинского и ответы мальтийских представителей см. Vella А. Р. Diplomatic Relations... - Р. 44-45.

83 Действия черноморского флота с 1798 по 1806 г. // 3аписки Одесского общества истории и древностей. - Одесса, 1863. - Т. 5. - С. 386-387.

84 Здесь и далее в этой главе использована статья Rouet de Journel М. J. Malte et Russie. Более подробно об отношениях между Россией и Ватиканом в конце XVIII - начале XIX в. см. Rouet de Journel М. J. Nonciatures de Russie. Vaticane, 1922-1957.- 5 vol. - Typogr.

85 Шильдер H. К. Император Павел I. - С.-Пб., 1901.

86 Документы, находящиеся в этом досье, опубликованы М. Руэ де Журнель в Revue dHistore ecclesiastique. Louvain, 1959. - Vol. LIX. - N. 4. - Р. 838-863.

87 Sherbowttz-Wetzor O. de, Toumanoff С. Op. cit. - P. 59-60.

88 Сборник Императорского Русского исторического общества. - С.-Пб., 1890. - Т. 70. - С. 709-710.

89 Текст рескрипта см. Станиславская А. М. Указ. соч. - С. 226.

90 Там же. - С. 227.

91 Там же. С. 227-228.

92 Там же. - С. 228.

93 Архив Государственного совета. - Т. III. - Ч. 2. - Столб. 1263-69.

94 Elliot Р. Ор. cit. - Р. 66.

95 Вяземский П. Указ. соч. - С. 182.

96 Там же.

97 Smith H. The Role of the Ortodox among the Knights of Malta. Alexandria,1962.

98 Engel C.-E. Ор. cit. - P. 18.

99 Smith H. Order of St. John of Jerusalem. A Study of its Development. - P. 220-221.

100 Sherbowitz-Wetzor O. de, Toumanoff C. Ор. cit. - P. 79-80.

101 Bradford E. Ор. cit. - P. 228-230.

102 Полный свод законов Российской империи. - С.-Пб., 1830-1916. {166}

* В фигурные скобки {} здесь помещены номера страниц (окончания) оригинального издания - Ю. Ш.

* Госпитальерами, или иоаннитами, называют рыцарей Мальтийского ордена Св. Иоанна.

** Супервест - верхнее одеяние рыцарей, напоминающее короткий плащ.

* В некоторых источниках - Жан де ля Валетт Паризо.

* Официальное название мальтийского Ордена звучит следующим образом: "LOrdre Souverain Militaire Hospitalier de St. Jean de Jerusalem, de Rodos et de Malte" или сокращенно: "LOrdre de St. Jean de Jerusalem", что на русский язык по традиции переводилось как "Орден Св. Иоанна Иерусалимского". На наш взгляд, правильнее будет перевести сокращенное название Ордена следующим образом: "Иерусалимский Орден Св. Иоанна", а полное - так, как в тексте, поскольку определяемое слово в обоих случаях "Орден", а не "Св. Иоанн".

** Купцы из Амальфи на протяжении долгих веков перевозили на своих судах паломников из различных стран Европы к Святым местам Востока.

* См. Приложение 1.

* Баракка - тип парусно-гребного судна, распространенный в южной Италии.

* Русский дипломат и историк А. Алябьев поясняет, что это слово употреблялось в немецком языке для обозначения романских народов, особенно итальянцев, и имело презрительный оттенок, вроде нашего "немчура".

* Переворот (фр.).

* 3десь в значении "помощником". В русской литературе об Ордене утвердился термин "лейтенант" (реже - "поручик") великого магистра.

* Ф. Головкин. Двор и царствование Павла I. - С.-Пб., 1912. - С. 189. Автор не ошибается, называя Р. Дюпюи первым великим магистром госпитальеров. Аналогичной точки зрения придерживаются многие историки Ордена, указывая, что его основатель, брат Жерар, возглавил лишь монашескую общину, превратившуюся в рыцарский орден лишь при Р. Дюпюи.

** Разумеется, повесть Е. Карновича не может рассматриваться как источник для изучения связей России с Орденом Св. Иоанна. Тем не менее, поскольку со времени своего появления в свет в 1897 г. повесть не переиздавалась, мы сочли целесообразным сделать из нее довольно пространное извлечение.

* Лойола Игнатий (1498?-1556 гг.) - основатель ордена иезуитов. Выработал организационные и моральные принципы ордена.