/ Language: Русский / Genre:sf_space / Series: Ведьма с «Летающей Ведьмы»

Тень Снежной Королевы

Сергей Лысак

Продолжение книги "Шлейф Снежной Королевы". Пилот-истребитель Космофлота Федерации Вальтер Хартман получает довольно странное задание — повредить все обнаруженные корабли в указанном месте посадки на планете Пандора, имеющей дурную славу. Но не уничтожить, а именно повредить, лишив возможности взлета. Но кажущееся вначале очень простым задание неожиданно идет наперекосяк и Вальтер понимает, что ситуация не так проста, как ему говорили.


Сергей Васильевич Лысак

Ведьма с "Летающей Ведьмы"

Тень Снежной Королевы

Глава 1

Истребитель "Корсар" пробивал облачность. Вальтер уже давно засек сигнал радиомаяка, сработавшего всего один раз на долю секунды по запросу. Но этого хватило, чтобы чувствительная автоматика его машины засекла точку посадки кораблей. Он раньше часто проделывал такой маневр в случае сплошной облачности — уменьшал тягу двигателей, снижая скорость в атмосфере. Одновременно система радиолокационной маскировки создавала на экране вражеских радаров ложный эхо-сигнал, соответствующий сигналу обычной гражданской яхты небольшого размера. Конечно, в космосе эта уловка распознавалась быстро, но в условиях атмосферы с сильной облачностью позволяла подкрасться к цели почти вплотную, если цель по каким-то причинам не хотела себя обнаруживать. И сейчас был именно такой случай…

Когда пилот-истребитель первого класса, штаб-унтер-офицер Вальтер Хартман прибыл на авианосец "Адмирал Грейг" после выхода из госпиталя и представился командиру корабля, тот сначала не знал, радоваться такому "подарку", или отправить его обратно в распоряжение департамента кадров при штабе Космофлота, высказав сидящим там канцелярским крысам все, что о них думает. С одной стороны, за Хартманом давно тянулась слава возмутителя спокойствия и бабника, из-за чего его и убрали с глаз долой с прежнего места службы. К тому же, он был из "инкубаторских", как за глаза называли пилотов, прошедших ускоренный курс обучения под гипнотическим воздействием, когда в мозг человека за два месяца стараются впихнуть то, на что в условиях нормального обучения уходило не менее двух лет. И к которым все командиры подразделений палубной авиации, прошедшие "классическую" подготовку, относились крайне настороженно, так как опасались насильственного вмешательства в психику. А с другой стороны, это был настоящий талант в летном деле. И все предыдущие командиры, устраивавшие Хартману периодические разносы по поводу его художеств, не колеблясь подписывали на него наградные листы и признавали, что второго такого пилота в их подразделении нет. А тем, кто есть, очень далеко до Хартмана. Хотя, назвать их слабаками язык не поворачивался. Просто Вальтер Хартман, отъявленный бабник, регулярно вляпывающийся из-за этого в неприглядные истории, оказался настоящим Асом с большой буквы, чей талант пилота-истребителя проявился со всей силой именно благодаря не прекращающимся военным действиям в глубинах космоса. Помогло в какой-то степени и ходатайство командира авиагруппы авианосца, который очень хотел получить хорошего пилота-истребителя и пообещал, что сильно куролесить ему не даст, а вот в бою и для выполнения очень сложных одиночных заданий такой пилот незаменим. Поэтому, переговорив предварительно с командиром авиагруппы и выслушав его мнение, командир авианосца задал Вальтеру всего один вопрос.

— Хартман, а почему Вы до сих пор пилот первого класса? Судя по тем наградам, что у Вас есть, налету часов и сложности выполненных заданий, давно должны были бы получить экстра класс. И почему не подали рапорт с просьбой направить на учебу в Академию Космофлота? Неужели, не хотите стать офицером? С Вашими-то успехами в летном деле? Ведь у Вас уже шесть лет службы пилотом-истребителем за плечами!

— В повышении классности мне несколько раз отказывали в связи с субъективным мнением лиц, от которых это зависело, господин капитан первого ранга! То же самое и с рапортом о направлении в Академию!

Хартман ответил официальной фразой и не стал уточнять, что в последний раз ему отказали из-за случайно раскрывшейся любовной интрижки с женой одного из офицеров штаба части. Обманутый муж-рогоносец стал делать все возможное и невозможное, чтобы навредить Вальтеру, но командир авиаэскадры быстро пресек эту вендетту заявив, что ему гораздо проще найти канцелярскую крысу, которая будет рыться в бумагах, чем найти такого пилота, как Хартман. И если господин лейтенант не согласен с такой постановкой вопроса, то может подать рапорт о переводе в другую часть. Рапорта о переводе лейтенант подавать не стал, но нажаловался по своим каналам и в Академию Вальтер не попал. А очень скоро произошла авария с его истребителем, в результате которой он на три месяца угодил в госпиталь. Случай был очень странный и подозрительный, но наверху быстро замяли дело, списав аварию при посадке на повреждения, полученные в ходе боя с противником. По выходу из госпиталя Вальтер хоть и прошел медицинскую комиссию, но согласно писаным и неписаным правилам, принятым в палубной авиации, после такой аварии он имел право либо подать рапорт с просьбой о переводе на место службы в Космофлоте, не связанное с полетами, либо выйти в отставку по ранению. Выслуга лет в условиях боевых действий и полученные награды обеспечили бы ему достойную пенсию. К удивлению многих, он категорически отказался и попросил снова направить его пилотом в родную авиаэскадру. Но тут уже вмешалось высокое начальство и спровадило возмутителя спокойствия на авианосец, подальше от близких соблазнов гражданской жизни на планетной авиабазе. Сами же пилоты авианосца сразу признали прибывшего коллегу своим, и Вальтер Хартман легко начал новую главу своей жизни. Правда, кое-какие выводы он все же сделал и несколько поутих, стараясь по возможности не раздражать начальство. Хотя, слава Казановы настигла его и здесь, поэтому вскоре очень многие из женской части экипажа "Адмирала Грейга" томно вздыхали при виде Вальтера. И отважный пилот не разочаровал их ожиданий! Для себя же Вальтер решил — хватит маяться дурью. Надо любыми путями продержаться хотя бы год, не влипнув в очередную историю, чтобы снова подать рапорт о направлении в Академию. Пора делать карьеру, а то время уходит. О чем ему говорили не только друзья, но и командиры. Перед этим вылетом командир авиагруппы, ставя задачу, сказал прямо.

— Вальтер, когда вернешься, отправляешься на Землю с ближайшим транспортом, тебе дается месячный отпуск. А затем направляешься на учебу в Академию Космофлота. Твой рапорт удовлетворен. Только прошу, не куролесь больше.

— Не волнуйтесь, господин капитан первого ранга, не буду!

Пока истребитель несся к планете, вынырнув из гиперпространства в окрестностях Пандоры, в системе звезды Денеб, Вальтер еще раз прокрутил в уме полученное задание. Задание, в общем-то, несложное. Подойти как можно ближе к цели и атаковать. Цель — небольшой грузовой корабль на поверхности планеты и одна, возможно — две яхты. Необходимо вывести из строя всех. Но не разнести в пух и прах, а только повредить, лишив их возможности взлететь. Именно поэтому и послан истребитель, а не штурмовик с мощными противокорабельным вооружением. У тех, кто находится внизу, не должно возникнуть сомнений в случайности обнаружения. Так, обычный патрульный полет истребителя, на который им "повезло" нарваться, совершив посадку в неподходящее время и в неподходящем месте.

Согласно показаний приборов, нижняя граница облачности расположена на высоте всего лишь пятисот метров. Погода, что ни говори, не очень благоприятная. Но тем дольше удастся прикидываться "мирной овечкой", сбросив овечью шкуру и показав волчьи зубы в самый последний момент. Вальтер внимательно смотрел на экран радара, который уже хорошо фиксировал два крупных металлических объекта на поверхности планеты. Но вот, в сплошной облачности стали появляться разрывы и через несколько секунд его машина вывалилась из облаков. Внизу было океанское побережье. С одной стороны — сплошной зеленый ковер тропических джунглей до самого горизонта. С другой — синяя гладь океана, подернутая рябью небольших волн, лениво накатывающихся на песчаный берег. С такой небольшой высоты визуальный обзор был прекрасным. Но красоты дикой природы здешнего мира интересовали Вальтера в данный момент меньше всего. Перед ним открылась цель — небольшой контейнеровоз, совершивший посадку на побережье и довольно крупная космическая яхта. Что именно это за цели, и кто на них находится, он не знал. Ему поставлена конкретная задача — эти два корабля не должны взлететь. Остальное его не касается.

Дальнейшее было обычной рутиной. Запуск генератора помех, отстрел ловушек. Правда, аппаратура истребителя сразу же фиксирует помехи. Что ни говори, но ребята внизу подготовились к возможным неприятностям. Хотя, это их не спасет. Вальтер предвидел такой поворот событий и не стал устраивать состязание двух противоборствующих электронных систем, а просто отключил заранее системы самонаведения ракет, наводя их на цель самым древним способом — визуально. В этом случае после пуска ракета пойдет по прямой, либо согласно заданной траектории, не реагируя ни на какие посторонние сигналы. Хоть такой способ стрельбы требовал хорошей сноровки и был доступен далеко не всем пилотам, но зато давал возможность поражать неподвижные цели с высокой точностью в условиях максимального электронного противодействия противника. Сбить несущуюся на тебя с огромной скоростью болванку, если она ни на что не реагирует, можно только другой болванкой, либо очень плотным огнем артавтоматов на последнем участке полета, а такое далеко не всегда возможно. Вот и сейчас Вальтер не предвидел проблем. Два гражданских корабля, что серьезного у них может быть? Контейнеровоз попал в сетку прицела и сразу же три небольших ракеты сошли с направляющих, устремившись к цели. Небольшой доворот, и еще одна ракета уходит в сторону стоящей неподалеку яхты. Поскольку уничтожать корабли ни в коем случае нельзя, а надо их только слегка раскурочить, приходится заниматься подобными фокусами в стиле Вильгельма Теля. Все это заняло не более трех секунд, истребитель заложил крутой вираж и ушел вниз, прижавшись к джунглям, чтобы не попасть под возможный ответный огонь. Работа закончена, больше здесь делать нечего.

Вальтер уже снизился и за малым не стриг верхушки деревьев корпусом своего "Корсара", уходя в сторону, как неожиданно понял, что возникли проблемы. Система контрольной связи между выпущенными ракетами и истребителем зафиксировала только один взрыв. Из четырех ракет лишь одна поразила контейнеровоз, а три остальных не сработали! Телеметрия с них пропала раньше, чем они достигли цели. Хоть это и было странным, но факты — упрямая вещь. Вздохнув, Вальтер бросил машину вверх. Надо посмотреть, что случилось. Достигнув кромки облаков, "Корсар" развернулся и пошел обратно, стараясь обойти цель по дуге, не приближаясь слишком близко. Все равно, элемент внезапности уже утрачен. И вскоре он убедился в своих подозрениях. Из корпуса контейнеровоза валил дым, вырываясь через пробоину в обшивке. Одна ракета в него все же попала. А вот яхта стояла совершенно целехонькая. И если он сейчас улетит, то ничто не помешает ей удрать и задание будет провалено. Со стоящих кораблей тоже заметили появившийся в небе "Корсар", и тут же отреагировали. Эфир был забит помехами, поэтому три ракеты, выпущенные с контейнеровоза, сразу потеряли цель и ушли в сторону. Но вот две другие приближались. Вальтер не стал надеяться на генератор помех и ловушки, а сразу начал маневр уклонения, лишний раз доказав, что не зря считался лучшим пилотом на "Адмирале Грейге". Совершив головокружительный маневр на огромной скорости и сверхмалой высоте, он все же загнал обе ракеты в джунгли, где они и взорвались, врезавшись в ветви деревьев. Наблюдая на экране обзора задней полусферы две ярких вспышки и поднявшиеся клубы дыма, с досадой подумал, что придется делать второй заход на цель. И все его жадность. Пожалел еще пару ракет на яхту. Уж одна бы точно попала. Кто же знал, что эти ребята такие шустрые и система ПВО у них налажена довольно-таки неплохо. Хотя, ему было строго-настрого сказано — только повредить корабли, сделав невозможным взлет. А три легких ракеты класса "корабль — корабль" превратили бы яхту в груду металлолома… Впрочем, что теперь гадать и жалеть, задание все равно еще не выполнено…

Снова прижавшись к верхушкам деревьев, Вальтер лихорадочно думал. Подходить снова на небольшой высоте нет смысла. Его ждут. Скорее всего, у противника помимо ракет имеются также артавтоматы с фотоконтрастной системой наведения, работающей в оптическом диапазоне и помехи в эфире ей не мешают. Что поделаешь, новое — это хорошо забытое старое. Когда-то артавтоматы представляли из себя серьезную угрозу авиации и крылатым ракетам на малых дистанциях, просто разламывая их в воздухе, создавая сплошную стену разрывов. И сейчас древние способы ПВО получили второе рождение, вернувшись на качественно новом уровне. Поэтому, если только он рискнет сунуться в зону эффективного действия зенитного огня, то запросто может нарваться на неприятности. А ему надо не только выполнить задание, но и вернуться домой. Поэтому, атака с разгоном лбом об стену не подходит. Черт бы побрал начальство, вот нашло работенку! Вполне могло бы дать приказ уничтожить противника одним ударом, применив соответствующие средства! Так нет же, надо его только слегка подстрелить. Чтобы дичь не смогла удрать, но обязательно осталась живой. Да еще и создать видимость случайности встречи. И все это — одиночному истребителю, вынужденному атаковать таким "суперщадящим" методом несколько целей! Ох, перемудрило начальство… Впрочем, не первый раз. Вальтер уже привык творчески подходить к выполнению многочисленных практически невыполнимых заданий. Когда требовалось сделать что-то из разряда нереального, и обязательно в одиночку, то сразу вспоминали о Хартмане. Что раньше, до аварии, что после нее, уже на борту "Адмирала Грейга". И Хартман ни разу не подвел, совершая настоящие чудеса. Именно к такому выводу приходили все, кто смотрел запись полета после его возвращения.

Вот и сейчас он раздумывал, что же такого необычного можно применить в создавшейся ситуации, дабы соблюсти требование начальства. Чтобы были не только "и волки сыты, и овцы почти целы", но и самому вернуться домой. Истребитель барражировал над джунглями на малой скорости, не входя в зону действия зенитного огня, а Вальтер все прокручивал в уме различные варианты. Контейнеровоз с такими повреждениями не взлетит. Даже в условиях хорошо оборудованного космопорта ему бы потребовалось не менее двух суток на ремонт. В условиях дикой планеты это может растянуться на неопределенное время. И то, если на борту есть все необходимое для ремонта. А вот яхта может удрать. Не может же он сторожить ее до бесконечности. Если бы стояла задача уничтожить цели — никаких проблем. Либо атакой с воздуха с применением всего своего арсенала, либо имитировать уход, совершить посадку в джунглях и ждать там в засаде до самого взлета противника. Такие вещи ему тоже приходилось проделывать, ввергая в ужас "теоретиков". Но поскольку уничтожать никого нельзя, то этот вариант отпадает. Приближаться близко, чтобы наделать дыр в корпусе яхты из пушек, тоже нельзя, так как с ним церемониться не станут. Черт их знает, этих залетных, какими средствами ПВО они еще располагают. Уже ясно, что начальство его крупно подставило. То ли по незнанию, то ли осознанно, играя в какие-то свои игры. Где подобные ему — вроде пешек на шахматной доске, которыми жертвуют ради улучшения качества игры. Но пешка, в отличие от других фигур, может превратиться в ферзя…

Вальтер усмехнулся. Те, кто сейчас находится внизу, надеются на свою электронику и мощное оборонительное вооружение. Ну-ну… В следующее мгновение "Корсар" пошел вверх, вскоре скрывшись в облаках. Противник следит за ним с помощью радаров, но больше не стреляет, бережет боезапас. Если "Корсар" выпустит одну — две легкие ракеты с большой дистанции, то они с высокой долей вероятности могут быть перехвачены. А применять что-то более серьезное, вроде роботов-перехватчиков, нельзя. Они разнесут яхту на килограммы. А что, если попробовать применить древний метод, о котором он читал в книгах и который сейчас практически не применяется — бомбометание с пикирования на цель? Когда-то он был очень эффективен на заре развития авиации. Когда еще не было ни управляемых ракет, ни роботов-перехватчиков. А были обычные неуправляемые авиабомбы, которые летели туда, куда пикировал самолет. Пишут, что были даже специально сконструированные для этого машины — пикирующие бомбардировщики. До сих пор Вальтер отрабатывал такую атаку только на тренажере (к немалому удивлению сослуживцев), так как в реальной жизни надобности в ней просто не было. Этим не занимались даже штурмовики, что уж говорить об истребителях. А вот теперь выпал как раз подходящий случай проверить теорию на практике…

Забравшись на большую высоту и выйдя в точку прямо над целью, "Корсар" неожиданно ринулся вниз, войдя в отвесное пике. Вальтер отключил всю аппаратуру, работающую на излучение, так как в этом не было необходимости. Радары обоих вражеских кораблей исправно работали, нащупывая в высоте истребитель, и выполняя этим роль своеобразных маяков. Карта местности была заранее заложена в бортовой компьютер, и место расположения обеих целей зафиксировано сразу же после обнаружения. Поэтому Вальтер безошибочно наводил истребитель на яхту. Противник уже понял, что его хотят взять живьем, а это дает ему определенные преимущества. Поэтому внизу ждут, когда "Корсар" снова выпустит одну-две ракеты-малютки, чтобы успеть их обнаружить и уничтожить. А там могут и сами надоедливым охотником заняться, если есть чем. Да только этих ракет вы, ребятки, не увидите. А когда увидите, будет поздно.

Поверхность планеты стремительно приближалась, и Вальтер не отводил взгляда от прицела. Прямо под ним была сплошная стена облаков. Наконец, истребитель вошел в них, продолжая падать прямо на цель. Пора! Нажатие кнопки, и четыре легких ракеты сходят с направляющих, продолжая свой стремительный полет отвесно вниз. "Корсар" тут же уходит в сторону, продолжая снижение и вываливаясь из облаков. Мелькнули в стороне оба корабля на побережье и тут же скрылись. "Корсар" снова шел на сверхмалой высоте, едва не задевая верхушки деревьев. Удалившись на порядочное расстояние, Вальтер решил взглянуть на результат своей атаки. Обойдя цель по дуге и поднявшись до нижней кромки облаков, он продолжил полет над океаном. Здесь деревья не загораживали корабли, стоящие на песчаном берегу, и с помощью оптической системы их можно было хорошо рассмотреть. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять — задумка удалась. По берегу спешно удирали люди. На корпусе яхты были заметны две небольших пробоины, причем из одной шел дым. Рядом с яхтой удалось разобрать две воронки от упавших ракет. Вальтер довольно улыбнулся. Вот теперь задание выполнено, древний способ не подвел. Контейнеровоз получил одну ракету в борт и экипаж сейчас лихорадочно занимается ремонтом. Через пару недель может и управятся. А вот яхта застрянет надолго, если не найдется здесь квалифицированного специалиста оружейника. Противника сгубила шаблонность мышления. Видя на экранах радаров пикирующий прямо на них истребитель, внизу ожидали момента пуска ракет с отстрелом ловушек, чтобы постараться перехватить их. А пуска-то и не было! Вальтер произвел не боевой пуск, а аварийный сброс ракет, да еще и с заблокированными взрывателями. И они понеслись к цели, как обычные железные болванки, обнаружить и перехватить которые чрезвычайно трудно. Две "болванки" из четырех угодили в яхту, пробив обшивку корпуса, застряв внутри и не давая никакой гарантии, что в скором времени они не взорвутся. В итоге экипаж яхты тут же удрал, опасаясь взрыва, и вернется на борт не скоро. Если вернется вообще, так как не знает, по какой причине не взорвались ракеты.

Окинув взглядом окружающий пейзаж и убедившись, что два корабля застряли здесь надолго, Вальтер начал набирать высоту.

Первым делом он отправил по гиперсвязи кодированное сообщение о выполнении задания. Подробности указывать не стал. Выполнил — и выполнил, а каким образом, это никого не касается. Но вот когда вернется, разговоров не избежать. Странное поведение ракет и неожиданно сильное сопротивление двух гражданских судов заставят задуматься, кого угодно. Ох, что-то нечисто с этим рейдом… Кому же он надрал задницу? Причем так, что за малым не надрали ему самому? По большому счету, его это волновать не должно. Он — военный пилот и выполняет полученный приказ, в котором все "от сих до сих". Никакой лишней информации нет. А все-таки, интересно, кого же это нелегкая занесла на Пандору? И что за криминальную негоцию они там проворачивали? То, что криминальную, не вызывает сомнений. Для других на Пандоре не появляются. Ох, и клянут его там сейчас. Извините, ребятки, служба. Ничего личного. Как-нибудь выкарабкаетесь. А у него впереди долгожданный отпуск, а затем четыре года относительно спокойной жизни во время учебы в Академии. Как говорится, сбылась мечта идиота. Заканчивается очередной этап его жизни, и он сделал все возможное, чтобы достойно подойти к этому рубежу, выбравшись из дерьма, в которое влез по собственной дурости…

Детство Вальтера фактически прошло на улицах Берлина. Своего отца он не знал вовсе, а мать больше интересовали перспективные замужества и ранний ребенок, случайно появившийся на свет, был ей не особо нужен. Но с перспективными женихами не получалось, а вот в разного рода сомнительные истории Ребекка Хартман вляпывалась с завидным постоянством. Именно тогда она и вспоминала о ребенке. Одно время ее даже хотели лишить родительских прав, но обошлось. На непутевую мамашу пытались повлиять родители и ее старший брат Эрвин, дядя Вальтера, но все без толку. Кончилось тем, что мать пристрастилась к бутылке, и сын перестал ее интересовать окончательно. Но Вальтер от этого особо и не расстроился. Он уже привык к тому, что мать вспоминает о нем только во время очередного судебного разбирательства. Учился он неплохо, но школу по большей части прогуливал. Как ни пытались учителя внушить, что с его светлой головой он может добиться многого, но только если будет прилежно учиться и прекратит вести такой разгульный образ жизни, ничего не получалось. К окончанию школы Вальтер уже промышлял мелкими кражами и взломами уличных банковских терминалов со своими дружками, но до поры до времени ему все сходило с рук, полиция никак не могла его поймать. Гром грянул через неделю после окончания школы. Пойдя на очередное "дело", банда великовозрастных оболтусов угодила в подготовленную полицией ловушку. Из всех удалось уйти только троим, в том числе и Вальтеру, но у полиции осталась видеозапись, по которой опознать его было делом времени. Какое-то время Вальтер скрывался у знакомых, но понимал, что долго так продолжаться не может. Помощь пришла с неожиданной стороны. Дедушка и бабушка, а также его дядя Эрвин, полковник спецназа, развили бурную деятельность. Если раньше они пытались воздействовать на Вальтера и его мать уговорами, то теперь предприняли радикальные меры. У Эрвина нашлись друзья в берлинской полиции, которые в приватной беседе подсказали, что ему лучше сделать. Они согласны не форсировать поиск несовершеннолетнего преступника, который все же сумел не попасться с поличным, но только в том случае, если он уберется с глаз долой и не появится на Земле как минимум пять лет, пока не пройдет срок давности по этому делу. Куда он направится и что будет делать эти пять лет — его проблемы. В противном случае, тюремный срок ему гарантирован. Придя на квартиру, где скрывался Вальтер, дядя Эрвин сначала двинул его легонько, но так, что подняться он был долго не в состоянии, а когда все же оклемался, произнес проникновенную речь.

— Видишь, чего ты добился, придурок? В тюрягу захотел? Мало того, что у мамаши твоей мозгов нет, так у тебя получается тоже?

— Дядя Эрвин, но меня же не поймали!!!

— У них есть запись с твоей мордой, идиот! Да и дружки твои тебя сразу же сдали! Хорошо, что у тебя хватило ума не идти домой. Правда, твою мамашу особо не удивило, когда к ней нагрянули фараоны. Думаю, за бутылкой она толком и не поняла, что случилось.

— Но что же мне теперь делать?!

— Насколько мне удалось договориться, особо усердствовать в твоем розыске не будут, но только в том случае, если ты уберешься отсюда ко всем чертям, пока не пройдет срок давности в пять лет. И это с учетом того, что ты еще несовершеннолетний. И за это время не вляпаешься еще во что-нибудь. Иначе загремишь в тюрягу с учетом старого срока и того, что натворишь за эти пять лет.

— Но куда же я денусь?! Ведь я только-только школу закончил, ничего не умею!!!

— То есть как, ничего? Воровать умеешь. Банковские автоматы взламывать умеешь. Не попадаться с поличным тоже умеешь. Талант! Башку бы тебе оторвать за такой талант! Ладно, племяш, хватит о грустном. Свою дуру сестру я не смог спасти, так может хоть тебя из дерьма вытащу. У меня есть возможность пристроить тебя на военную службу. Оттуда, как из Иностранного легиона в былые времена, выдачи нет. Но только при условии, если ты будешь находиться подальше от Земли, хотя бы на Луне. Тем более, "странная война" против Конфедератов фактически так и не прекратилась и никого твое прошлое там интересовать не будет. Разве только службу безопасности. Но по их меркам ты никакой опасности не представляешь. Мало ли, у кого были небольшие грешки до службы. В спецназ и десантные войска не предлагаю — кишка тонка. Не с твоими физическими данными там служить. Поэтому, выбирай что-нибудь другое. Голова у тебя варит неплохо, в технике хорошо разбираешься. Поэтому лучше выбери что-то, связанное с обслуживанием техники. Работа поспокойнее, чем в боевых частях, да и гражданскую специальность получишь, которая после службы пригодится.

— Дядя Эрвин, но не хочу я в армию!!! Зачем она мне?!

— А у тебя выбор небогатый. Либо армия, либо тюряга. Хотя, если ты категорически против службы, то не настаиваю, толку все равно не будет. Я предложил тебе реальный способ выбраться из дерьма, в которое ты влез. Можешь принять мое предложение, или отказаться. Но тогда выкручивайся сам, как сможешь. Больше я помочь тебе не смогу. Мои возможности очень ограничены.

— Но… Но мне же восемнадцать только через четыре месяца исполнится! Как меня на службу возьмут?!

— А это не твоя забота…

Дядя Эрвин сдержал слово. На призывном пункте никто особого внимания на Вальтера не обратил и глупых вопросов задавать не стал. И очень скоро матрос Военно-Космического Флота Федерации Вальтер Хартман оказался на Луне, в учебном отряде по подготовке техников палубной авиации. Первый месяц показался ему сущим адом. Привыкший к вольной жизни, Вальтер искренне не понимал значения воинской дисциплины, хотя много позже осознал, что ничего запредельного от него и не требовали. Но он терпел, так как прекрасно понимал, что в тюрьме ему пришлось бы гораздо хуже. В какой-то степени облегчением было то, что командование учебного отряда старалось сделать из них в первую очередь квалифицированных технических специалистов. Сам командир, капитан первого ранга-инженер, на первом построении так и сказал.

— Вам крупно повезло, что отныне вы принадлежите к славному братству Космофлота! И вы должны гордиться этим! Это не армия с ее "ать-два" и строевыми приемами с оружием и без оружия! Ваше оружие — боевые корабли и палубная авиация! И вот чтобы эта палубная авиация работала, как положено, мы и научим вас всем премудростям, о которых ваши сверстники, оставшиеся за бортом, даже понятия не имеют. Сразу хочу вас обрадовать — лишней строевщины в Космофлоте нет. Ваша задача — стать хорошими техническими специалистами. Чтобы вы могли заставить летать то, что летать уже не может. И если это вам удастся, то значит вы не зря провели шесть месяцев в этих стенах. А "ать-два" оставим пехоте…

Командир учебного отряда не обманул. Действительно, все попавшие в него новобранцы занимались строевщиной постольку-поскольку, а основной упор был сделан на изучение техники. Через месяц Вальтер уже свыкся со своей новой жизнью и произошло то, чего он сам не ожидал — его заинтересовала служба в палубной авиации. Но его готовили в технический, а не летный состав. Самое большее, на что он мог рассчитывать после окончания учебной подготовки, это должность авиатехника на авианосце Космофлота. Хоть авианосец тоже летает, но это все же не то. А Вальтеру очень хотелось самому ощущать в руках боевую машину, мчащуюся среди звезд. Причем чем дальше, тем сильнее. Понимая, что сейчас от его желания мало что зависит, он постарался стать одним из лучших в отряде. А накануне окончания учебной подготовки пришел к командиру с неожиданной просьбой — о переводе в летный состав. Капитан первого ранга внимательно его выслушал и попытался понять причину столь странного поступка.

— Вальтер, мне не совсем понятна твоя просьба. Как ты хочешь перейти в летный состав? На учебу в Академию Космофлота тебя пока никто не отправит, ты должен отслужить матросом минимум два года с момента поступления на службу. Да и соваться тебе туда пока нельзя. Я ведь знаю о твоих проблемах.

— Я говорю не об Академии, господин капитан первого ранга. Я говорю об учебном центре в Сильвер Лэйк, здесь же, на Луне.

— Об "инкубаторе"?! Ну ты, парень, даешь… Ты хоть знаешь, что там творится?

— Так точно, знаю. Ускоренная подготовка летного состава палубной авиации Космофлота путем интенсивного ментального воздействия.

— Ни хрена ты, похоже, не знаешь. Сказок современных алхимиков наслушался? А ты знаешь, что такое интенсивное ментальное воздействие? Это когда в твою башку пытаются за пару месяцев впихнуть то, на что обычно уходят годы. Ты не боишься стать подопытным кроликом? Хоть эти умники и уверяют, что их метод безопасен для здоровья, но я им не верю. Кроме этого, потери среди "инкубаторских" пилотов в первых боях почти в два раза выше, чем тех, кто прошел нормальную, классическую подготовку, и это доказанный факт. Тебя это не пугает?

— Никак нет, не пугает!

— Ну, смотри, я тебя предупредил. Раз хочешь сыграть в рулетку с судьбой… Если не передумаешь, сразу после выпускных экзаменов подавай рапорт с просьбой о направлении в "инкубатор". Можешь не сомневаться, в тебя там вцепятся сразу. Они из кожи вон вылазят в поисках нужного контингента, так как все же какие-то минимальные требования к кандидатам на обучение этим способом предъявляются. Алкоголики, наркоманы и полные дебилы там не нужны, а нормальные люди в очереди туда не стоят. Ты для них будешь настоящей находкой. Авиатехник в возрасте восемнадцати лет, наркотой не балуешься и голова хорошо соображает. Дерзайте, матрос Хартман. Как знать, быть может из Вас получится настоящий ас. Если только не свернете шею в самом начале…

Дальнейшие события подтвердили правоту слов командира учебного отряда. Выпускные экзамены на авиатехника третьего класса матрос Вальтер Хартман сдал на отлично и в этот же день подал рапорт с просьбой о переводе в летный состав палубной авиации. И буквально на следующее утро его вызвали к командиру, где уже ждал незнакомый капитан третьего ранга. Вальтер вошел и доложил о прибытии, а офицер тут же впился в него заинтересованным взглядом.

— Вот ты какой, Вальтер Хартман… Матрос Хартман, я командир эскадрильи учебного центра палубной авиации Космофлота, капитан третьего ранга Николаев. Мы получили рапорт от Вашего имени с просьбой о направлении на курс ускоренной подготовки летного состава методом интенсивного ментального воздействия. Вы подтверждаете это?

— Так точно, господин капитан третьего ранга, подтверждаю!

— Хорошо. Вашу медицинскую карту я уже изучил, со стороны врачей претензий нет. Ваш рапорт будет удовлетворен после того, как Вы ознакомитесь с условиями процесса подготовки, предъявляемыми требованиями и зафиксируете свое согласие в письменном виде. Садитесь. Прочитайте этот документ и если не измените своего решения, распишитесь на каждом листе.

Николаев положил на стол тонкую пластиковую папку, на которой уже красовалась фотография Вальтера и было написано его имя и фамилия. Вальтер сел за стол, раскрыл папку и начал читать. В основном, это были общие фразы о том, что он дает свое согласие на обучение подобным методом и не будет иметь претензий, если в процессе подготовки возникнут какие-то накладки. Особо оговаривалось, что по окончании учебного центра он обязуется отслужить пилотом палубной авиации Космофлота не менее двух лет. После этого может либо продолжить службу пилотом в прежнем унтер-офицерском звании, так как право на получение офицерского звания учебный центр не давал, либо поступить в одну из Академий Космофлота, чтобы стать офицером, либо уволиться в запас. Прилагалась действующая шкала выплат жалованья (довольно-таки солидного даже по военным меркам) с учетом выслуги лет, полученного звания и места службы. Неплохо знавший историю, Вальтер подумал, что Иностранный легион никуда не делся. Только называется теперь по-другому и масштабы гораздо больше. А суть осталась та же. Как бы то ни было, его все устраивало, и он не колеблясь подписал документ.

— Я согласен, господин капитан третьего ранга!

— Поздравляю, матрос Хартман! Надеюсь, Вы не пожалеете о сделанном выборе. Собирайтесь, мой глайдер будет готов через час…

По мере приближения к лунной базе Сильвер Лэйк, где располагался учебный центр, Вальтер бы поражен его масштабами. На огромном поле космопорта стояло несколько сотен машин разных типов. Из разговора с командиром эскадрильи он узнал, что первый полет с инструктором совершит уже через неделю. Методика подготовки хорошо отработана и надо те два месяца, что на нее выделены, использовать с максимальной пользой, без отвлечения на "ать-два". Так оно и оказалось. Добровольцы, прибывшие в учебный центр, сразу приступали к работе. Курсантов разбили на группы по двадцать пять — двадцать шесть человек. Вальтер был единственный в своей группе, кто уже отслужил полгода и имел профессию авиатехника, поэтому его сделали старшим. Все остальные — восемнадцать пацанов и шесть девчонок пришли с гражданки, сразу после школы. Правда, перед отправкой в центр их подержали месяц на карантине, чтобы дать понятие о военной службе, и кто не сбежал после этого, направили на учебу. Знакомство с инструктором и врачом своей группы Вальтер запомнил навсегда. Поздоровавшись, капитан-лейтенант представился и сразу "обрадовал" прибывших.

— Ну что, гроза галактики и окрестностей, за что боролись, на то и напоролись? Добро пожаловать на борт! Будем делать из вас асов. Потому, что по-другому вам не выжить. Вы — палубная авиация! Передовая часть флота, которая первая наносит и первая принимает на себя ответный удар. И от того, насколько вы освоите науку побеждать, будет зависеть ваша жизнь. Ничего, не мандражируйте! Мы сделаем из вас настоящих бойцов! И тыловые крысы еще позавидуют вам!

Затем слово взял врач, майор медицинской службы Космофлота.

— В общем так, леди и джентльмены. Запомните главную истину. Самая сложная, дорогостоящая и хрупкая часть летательного аппарата — это пилот. И от его состояния зависят возможности машины. Поэтому, со всеми проблемами по медицинской части сразу бежать ко мне. Я ваш "семейный доктор". Наблюдаю за вашей группой и моя задача не завалить вас на медкомиссии, а вовремя вмешаться и помочь, если вдруг что-то даст сбой. Не волнуйтесь, "подремонтируем". Но следите за своим здоровьем, не гробьте его сознательно наркотой. Кто попадется на этом — вылетит с треском со службы без права на пенсию. Особо касается вас, девчонки. Не вздумайте забеременеть в процессе учебного курса. Это крайне негативно скажется на ребенке. Но думаю, раз вы сюда пришли, то пока данное мероприятие не планируете. Поэтому, лучше воздержитесь эти два месяца от романов, потом наверстаете…

Но по этому поводу доктор опасался напрасно. Абсолютно всем курсантам "инкубатора" было не до романов. Учебный процесс представлял из себя погружение в транс на несколько часов каждый день с последующей отработкой внушенных знаний и навыков сначала на тренажерах, а после недели обучения уже и в реальных полетах. Первые три-четыре полета проходили с инструктором, потом летали самостоятельно. К концу дня все были, как выжатый лимон с единственным желанием поскорее упасть головой на подушку и выспаться. А на следующее утро все начиналось по новой, и так все два месяца. У некоторых иногда возникали проблемы с самочувствием, но "семейный доктор" не соврал — всегда приходил на помощь и за весь период обучения никого по медицинским показаниям не отчислили. Уже много позже Вальтер узнал, что методика подготовки таким методом отработана до мелочей. И возникла она не от хорошей жизни. Во время войны требовалось быстро восполнять потери в летном составе, а с классической четырехлетней подготовкой это было просто нереально. Вот и взяли на вооружение последние разработки медицины. Армия не рискнула связываться с подобным вмешательством в психику. Армейская авиация, оперирующая только в атмосфере и на ближних подступах к планетам, тоже. А вот Космофлот, гораздо чаще имеющий боевые столкновения с противником в глубоком космосе, взял новинку на вооружение. И не прогадал. Хотя, новому методу сначала очень многие предрекали полный провал. Причины для этого были довольно весомые — потери среди выпускников учебного центра в первых боях были гораздо выше, чем у тех, кто прошел нормальный четырехлетний курс. Как и все новое, метод обучения путем погружения в транс не был лишен "детских болезней", от которых со временем избавились, но предубеждение против него у широкой публики осталось. Поэтому, на желающих пройти подготовку ускоренным методом смотрели, как на конченных придурков. И никакие последующие успехи не могли переубедить скептиков в обратном. Но с этим Вальтеру и остальным предстояло столкнуться гораздо позже, а пока они постигали сложную науку пилота палубной авиации Космофлота. Первый месяц обучение было общим, отрабатывали полеты на всех существующих типах машин. А на втором месяце подготовки уже началась специализация — весь курс разделили на истребителей и штурмовиков, в зависимости от достигнутых успехов в разных направлениях летной работы и в какой-то степени от желания. К слову сказать, успехи Вальтера поражали весь преподавательский состав. Можно было смело утверждать, что он наконец-то нашел свое место в жизни. Он был готов летать часами, и в атмосфере и в космосе, не считая это нудной работой. После успешного прохождения подготовки в учебном центре в Сильвер Лэйк все курсанты получили квалификацию пилота третьего класса и воинское звание младший унтер-офицер палубной авиации Космофлота. С этого момента их дороги разошлись. Сначала Вальтер был направлен на авианосец и прослужил на нем больше четырех лет, а потом попал на планетную авиабазу на самой дальней планете Федерации — Амальтее. Место очень даже веселое и цивилизованное, наполненное многими соблазнами жизни. И герой пилот не устоял. О его похождениях слагали легенды, но он всегда умудрялся выпутываться из самых щекотливых ситуаций. В какой-то степени ему помогали прошлые и нынешние заслуги, но в основном его прикрывал командир авиаэскадры — капитан первого ранга Максимов, которого Вальтер спас от верной гибели в бою возле Сахары в системе Проксимы еще во время службы на авианосце. Вызвав Вальтера "на ковер" после очередного скандала и пропесочив в очередной раз, командир спроваживал его на патрулирование подальше в космос, пока все не утихнет. По возвращению герой-любовник вел себя какое-то время тихо, но вскоре всплывала очередная скандальная история. В последний раз, закончив неизвестную по счету головомойку, командир устало сказал.

— Вальтер, "казанова" ты хренов!!! Доиграешься когда-нибудь, что тебя очередной муж-рогоносец пристрелит из-за угла! Тебе что, незамужних баб мало?

— Так ведь у них может опасное желание замужества возникнуть, а в мои планы это никак не входит. Такое уже не раз было. А с замужними в этом плане никаких проблем, господин капитан первого ранга!

— Ох, "казанова"… И за что тебя только бабы любят?

— А бабы любят, когда их любят!

Вальтер вспоминал этот разговор с улыбкой, пока не приключилась авария при посадке. Хоть доказать ничего и не смогли (или не захотели), но определенные выводы сделать все же пришлось. С того света врачи его вытащили, но предупредили, что ему крупно повезло, так как хорошо оборудованный госпиталь находился не очень далеко от места аварии. В противном случае, рассчитывать было бы не на что. Поэтому, на "Адмирале Грейге" Вальтер несколько поутих. Хоть с привычками Казановы и не расстался, но с замужними дамами старался больше не связываться. А то, второй раз хорошего госпиталя под боком может и не оказаться…

Истребитель уже проходил стратосферу, как неожиданно пискнул радар. Одного взгляда на экран было достаточно, чтобы понять — еще ничего не закончено. Сзади настигал робот-перехватчик. Вальтер чертыхнулся от удивления и бросил машину вниз. Уйти от робота по прямой нечего и думать, а достичь безопасной дистанции от планеты для входа в гиперпространство он все равно не успеет. Но откуда взялась эта железяка?! Если бы на контейнеровозе, или яхте было нечто подобное, то они применили бы такое оружие сразу. Получается, тут находится еще одна "конкурирующая фирма"?! Впрочем, об этом лучше пока не думать. Надо любыми путями стряхнуть с хвоста этого прилипалу.

"Корсар" стремительно падал, теряя высоту. Робот-перехватчик прочно захватил цель и быстро приближался. Вальтер максимально задействовал постановку помех на разных частотах, но это не помогло. Отстрелил пару ловушек, но это тоже не дало положительного эффекта. То, что было эффективным против ракет с "куриными" мозгами, не помогало против робота. Оценив скорость сближения, Вальтер понял, что умная железяка успеет догнать его раньше, чем он достигнет поверхности планеты, где можно было бы повторить трюк с маневрированием на сверхмалых высотах и больших скоростях. Поэтому, остается рискованный, хоть и эффективный метод избавления от подобных неприятностей. Тем более, робот один. Но для этого надо обладать железными нервами и очень хорошо знать возможности своей машины и настигающей по пятам смерти.

Вальтер дал форсаж двигателям и "Корсар" огненным метеором прошивал атмосферу — воздух вокруг корпуса уже представлял раскаленную плазму. Скорость сближения с роботом замедлилась, но он продолжал настигать истребитель. Сделав траекторию полета в атмосфере более пологой, Вальтер включил автопилот, заставив "Корсар" идти по прямой. Робот повторял траекторию движения цели и в конце концов зашел в хвост истребителю. До момента поражения — не более пяти секунд. И тут корма истребителя полыхнула огнем. Установленные в кормовой части корпуса артустановки обрушили на преследователя град малокалиберных снарядов. Часть прошла мимо, но часть поразила робот, покрыв его обшивку сплошной стеной разрывов. Робот тут же завилял и начал быстро отставать. Было хорошо видно, как взрывы рвали его корпус, от которого во все стороны разлетались обломки. Очень скоро он перешел в беспорядочное падение и скрылся в облаках. Вальтер облегченно вздохнул — пронесло. Все же, с такими сюрпризами лучше не встречаться. Сейчас он в очередной раз нарушил инструкцию, разработанную "теоретиками". Положено было включить автоматическое сопровождение цели с автоматическим открытием огня из кормовой артустановки, а самому заниматься пилотированием машины. Правда, помогло бы это, или нет, не известно. Он же включил автопилот и повел машину по прямой, вынудив робот гнаться за ним, не меняя курса. А сам полностью сосредоточился на стрельбе вручную, открыв огонь не раньше, и не позже, чем это было необходимо. В итоге — "Корсар" цел, а робот-перехватчик грохнулся в джунгли. То-то разговоров будет на борту авианосца…

Между тем, истребитель продолжал снижение и вошел в облака. Лезть вверх в такой странной и непонятной ситуации Вальтер больше не хотел. А ну, как еще кого нелегкая принесет? Поэтому, лучше уйти подальше от этого подозрительного места на минимальной высоте, так его гораздо сложнее обнаружить. Пройдя облака и выйдя в горизонтальный полет чуть выше вершин деревьев, "Корсар" помчался прочь. Неизвестно, каких еще неприятностей можно ожидать от этих "штатских". Но пока все было тихо. Место стоянки двух неизвестных кораблей осталось далеко позади, истребитель с ревом несся над джунглями, распугивая местных обитателей, но ничего подозрительного больше не происходило. Отмахав таким образом почти две тысячи километров, Вальтер решил снова набрать высоту. "Корсар" шел в полном одиночестве, пронзая небо Пандоры. Автоматика истребителя не обнаруживала чужих сигналов. Если внизу и находится противник, то счел за благо затаиться. Ну, что же, Вальтера это вполне устраивает. Вскоре плотные слои атмосферы остались позади, истребитель вырвался в космос и понесся прочь от планеты. Сканирование пространства детекторами радиосигналов и радаром ничего не дало. Поблизости никого не было. Удалившись на безопасное расстояние от Пандоры, Вальтер еще раз окинул взглядом окружающий космос. Позади удалялся бело-голубой шар планеты, окруженный золотыми искорками звезд. Ему казалось, что за ним наблюдают, просто больше не хотят связываться. Ладно, джентльмены, это ваши проблемы. А ему пора домой. Вальтер включил гипердвигатель и "Корсар" исчез, нырнув в гиперпространство.

Правда, далеко лететь не пришлось. Авианосец поджидал его на орбите Азалии, самой дальней небольшой планетки в системе Денеба, размером чуть меньше Луны. Место уединенное, и здесь обычно никто не показывается, так как ничего ценного на Азалии обнаружено не было. Простая каменная глыба, лишенная атмосферы и изрытая кратерами, представшая перед взглядом Вальтера, когда его "Корсар" вынырнул из гиперпространства. На орбите лежала в дрейфе поисково-ударная группа в составе авианосца, линейного крейсера и восемнадцати эсминцев и фрегатов. Вся пространственная сфера вокруг них патрулировалась истребителями и штурмовиками, поднятыми с авианосца. Появившийся "Корсар" тут же обнаружили и пошли на сближение, не обращая внимания на положительный ответ автоматики "свой-чужой". Вальтер сразу назвал пароль по УКВ-связи и его пропустили, но сопровождали до самой посадки.

Дальше все было, как обычно. Вальтер смотрел на приближающийся авианосец и думал, что возможно садится на него в последний раз. Но привычка уже давно стала второй натурой и он четко выполнял заход на посадку. Картина вокруг поразила бы воображение любого, кто никогда не был связан с Космофлотом. Слева висел в пространстве темный шар Азалии, на которой благодаря отсутствию атмосферы можно было разглядеть подробности рельефа — кратеры, горные пики, хребты и равнины. Хоть освещенность на таком удалении от Денеба не очень хорошая, но все же рассмотреть поверхность планеты было можно. Вокруг держали строй легкие корабли — эсминцы и фрегаты. Чуть сзади находился линейный крейсер, а спереди медленно надвигался его родной авианосец "Адмирал Грейг". Но Вальтер видел такое уже много раз и считал чем-то обычным, не заслуживающим особого внимания. Сейчас надо сосредоточиться на главной задаче — посадке на авианосец. Автоматика автоматикой, но лучше, когда пилот за ней приглядывает. Вот уже хорошо видны створные лазерные огни. Еще минута, и "Корсар" плавно касается полетной палубы. Дальнейшее от него уже не зависело. Автоматика тут же поместила истребитель на платформу шлюза, и вскоре он оказался внутри корпуса корабля, на ангарной палубе. Машину тут же обступили техники, а Вальтер открыл люк кабины и выбрался наружу.

— Уф-ф… Все, ребята, я прибыл. Аппарат в вашем полном распоряжении.

— С возвращением, Вальтер! Э-э-э… А ты что, аварийный сброс четырех ракет на "не взрыв" сделал?!

— Ага. Пришлось.

— Но зачем?!

— Ну, так уж получилось…

Между тем, подошел командир авиагруппы авианосца, капитан первого ранга Накадзима и Вальтер тут же вытянулся в струнку.

— Господин капитан первого ранга, задание выполнено! Машина повреждений не имеет!

— Вольно, вольно. С возвращением, Вальтер, поздравляю! Давай срочно к командиру. Только смотри, у него сейчас наш главный "инквизитор", и какая-то неизвестная крупная шишка. Никогда его раньше не видел…

Сказанное Вальтеру очень не понравилось. Кого это нелегкая принесла? Уж не по его ли душу? Ох, не обмануло его предчувствие. Что-то дело нечисто… Но деваться некуда. Сбросив скафандр и передав его техникам, Вальтер быстро переоделся в повседневную форму и направился на доклад к командиру корабля, который принял его незамедлительно. Вальтер зашел в каюту и доложил о прибытии.

Командир "Адмирала Грейга", капитан первого ранга Севастьянов, действительно был не один. За столом сидел также главный "инквизитор" — начальник службы безопасности эскадры, полковник Рейснер и неизвестная личность в мундире капитана первого ранга. Причем, несмотря на эмблему палубной авиации на рукаве незнакомца, Вальтер сразу заподозрил, что к авиации данный субъект имеет такое же отношение, как он сам к балету. Командир улыбнулся.

— Господа, вот и наш герой вернулся. Поздравляю с успешным выполнением задания и благополучным возвращением, штаб-унтер-офицер Хартман! А теперь давайте, во всех подробностях, с самого начала…

Дальнейшие полчаса Вальтер излагал свой полет во всех подробностях. Не забыл упомянуть о своей нестандартной атаке во время второго захода на цель и отступление от буквы инструкции по отражению атаки робота-перехватчика. Командир был очень удивлен, но не более того. Он и полковник Рейснер часто задавали уточняющие вопросы, незнакомый же офицер молчал и только слушал. В том, что он тоже из ведомства Рейснера, Вальтер уже не сомневался. Ох, что-то нечисто с этим вылетом… И угораздило же его напоследок вляпаться в очередную историю. Как бы не обвинили в том, что он сделал что-то не так. Ведь начальство никогда не бывает виноватым. Виноваты всегда конкретные исполнители… Но тут пришел командир авиагруппы.

— Господин капитан первого ранга, получены данные объективного контроля. Можно просмотреть запись полета.

— Давайте посмотрим. А наш герой прокомментирует…

Просмотр кассеты с записью полета не занял много времени, так как офицеров интересовали сами моменты атак двух целей на поверхности планеты. Но то, как эти атаки были проведены, и как Вальтеру удалось сбить висевший на хвосте робот-перехватчик, повергло всех в состояние полного изумления. Даже молчавший до этого незнакомый капитан первого ранга удивился.

— Хартман, но как Вам пришло в голову атаковать вторую цель ракетами, как обычными бомбами? Тем более, с заблокированными взрывателями?

— У меня не было выбора, господин капитан первого ранга. Приказ четко гласил — только повредить цели, сделав невозможным взлет. А попадание нескольких ракет превратило бы яхту в кучу металлолома. Приближаться близко для обстрела из носовых артустановок я тоже не мог — у противника оказалось очень хорошее зенитное вооружение. Вот я и применил этот древний метод — бомбометание с пикирования. Отрабатывал его раньше на тренажере. Сброшенную на "не взрыв" ракету, как и бомбу, практически невозможно обнаружить и перехватить.

— А почему Вы сделали все с точностью до наоборот при отражении атаки робота?

— При автоматическом сопровождении цели и автоматической стрельбе нет стопроцентной гарантии поражения цели, господин капитан первого ранга. Вот я и заставил робота гнаться за мной на последнем участке полета по прямой, что сделало его легкой мишенью для моих кормовых артустановок. Я наводил их на цель и открывал огонь вручную. При такой ситуации у робота не было ни малейшего шанса на успех.

— А если бы Вы не попали?!

— Не попасть по цели, которая летит с постоянной скоростью, нулевым угловым смещением и не меняя траектории? Это невозможно, господин капитан первого ранга!

— Но ведь для того, чтобы гарантированно поразить такую цель, надо открывать огонь на последнем участке полета, когда время до поражения составляет несколько секунд!!!

— Да, ну и что? На самом деле, это не так уж и сложно при соответствующей подготовке.

Незнакомый офицер только покачал головой. Пауза продолжалась недолго, потом он принял решение.

— У меня больше нет вопросов.

Дальнейший разговор носил сугубо технический характер и вскоре Вальтера отпустили. Но когда он покидал командирскую каюту, у него сложилось стойкое убеждение, что его возвращение не планировалось. Значит, предчувствие во время рейда на Пандору не обмануло. Его специально подставили. С какой целью — это другой вопрос. Возможно, рассчитывали даже на то, что ему не только не удастся вернуться, но не удастся также выполнить основную задачу по выводу из строя тех двух кораблей, и вся эта затея имеет какую-то другую, потаенную цель. А он своим нестандартным поведением поломал чьи-то планы. И что будет дальше, зависит от изначального варианта. Первый, наиболее благоприятный, если хотели подставить не кого-то конкретно, а любого пилота, который подвернется под руку. И совсем паршивый, если хотели подставить именно его скромную персону. Но зачем? Кому он помешал? И это не банальная вендетта очередного мужа-рогоносца, уж очень грандиозен размах мероприятия. А если это так, то дальнейшие попытки не прекратятся…

В конце концов решив, что данных для разгадки этой головоломки пока что маловато, Вальтер отправился в свою небольшую каютку. Там можно будет поваляться на койке и пораскинуть мозгами в спокойной обстановке. Все равно, после такого полета ему положен отдых не менее сорока восьми часов. Пока еще ничего страшного не случилось. И если его подозрения верны (хотя и непонятны), то скоро должны последовать следующие действия неизвестного противника. Вот тогда и можно будет строить какие-то прогнозы и выработать тактику дальнейших действий…

Но длительного отдыха не получилось. В дверь постучали, и на пороге каюты неожиданно возник сам командир авиагруппы, капитан первого ранга Такуми Накадзима собственной персоной. Вальтер тут же вскочил и стал по стойке смирно, но офицер махнул рукой.

— Сиди, Вальтер. У меня к тебе разговор. Не стал говорить при нашем "инквизиторе" и этой "темной лошадке". Ничего странного во время полета не заметил?

— Заметил, господин капитан первого ранга. Ждали меня там. Как будто, специально их кто-то предупредил. Но стрелять по мне всерьез почему-то не стали. Ничто не мешало им сразу же выпустить робота-перехватчика. Но они этого не сделали, понадеявшись на более простое оружие, и в результате нарвавшись на неприятности, получив серьезные повреждения. Если только там не присутствовал кто-то еще, кого я не обнаружил.

— Вот и я о том же… Просмотрел запись полета несколько раз, но… Ничего не могу понять. Никогда таких странных заданий не было. Если мои подозрения верны, то тебя хотят подставить. Причем, совершенно непонятно, с какой целью. Как думаешь, это не проделки твоих старых "друзей"?

— Не думаю, уж очень все масштабно. Такое далеко не каждому адмиралу, или генералу под силу. А мои старые "друзья" на подобное не тянут, не тот уровень.

— Возможно… Но все равно, Вальтер, смотри по сторонам. И постарайся избегать любых сомнительных ситуаций. Во всяком случае, когда это зависит от тебя.

— Но что они мне здесь могут сделать? Ведь я никому не переходил дорогу!

— Это ты так считаешь. Но тот, кто играет против тебя, считает по-другому. Возможно, сам ты лично и не нужен, а тебя просто хотят использовать как пешку, которой жертвуют ради выигрыша ферзя. После просмотра записи полета у меня сложилось такое мнение.

— У меня тоже.

— Я рад, что ты меня понял. Отдыхай, Вальтер. Здесь-то я тебя прикрою, а вот когда отправишься на Землю, всякое может случиться…

Когда Накадзима ушел, Вальтер снова улегся на койку и погрузился в раздумья. Значит, ничего ему не показалось. Если командир авиагруппы, едва просмотрев запись полета, сразу заподозрил неладное. Кому же он помешал, ничего не значащий в военной иерархии штаб-унтер-офицер, каких многие тысячи в Космофлоте Федерации? Или, он по незнанию сунул свой нос, куда не следует? Нет, это вряд ли. Тогда бы от него избавились гораздо более простым способом. Поэтому, остается только ждать. Если был нужен не он лично, а кто-то вообще для выполнения этого в высшей степени странного задания, то не все потеряно. Сорвалась рыбка с крючка, и черт с ней. Будут ловить другую. А вот если нужен именно Вальтер Хартман собственной персоной, это гораздо хуже… Ладно, что гадать. Командир дал дельный совет — смотреть по сторонам и избегать попадания в любые сомнительные ситуации. А когда он уберется отсюда, то может все само собой нормализуется? И на Земле к нему потеряют интерес?

Включив стереопанель на переборке, Вальтер рассматривал панораму космоса за бортом. Прямо напротив него плыла в космическом пространстве чужая планета, окруженная золотистыми искорками звезд. Таинственная и малоизученная (за ненадобностью) Азалия, окраина системы звезды Денеб. Эскадра пока еще оставалась здесь по каким-то причинам, но его это не касалось. Внимательно разглядывая поверхность небольшой планетки, он думал, вернется ли еще когда-нибудь сюда? За время своей службы он побывал во многих мирах. И каждый раз возникало это непередаваемое чувство новизны, свойственное всем первопроходцам. Эскадра совершала виток за витком, "день" сменял "ночь" через каждые сорок минут, корабли проходили то над освещенной, то над темной стороной Азалии. Больше Вальтера никто не побеспокоил. И сколько он не думал над этим странным рейдом, но так и не смог приблизиться к разгадке тайны. Она осталась на Пандоре. А вернуться туда, чтобы узнать, никакого желания не было.

Глава 2

Но в последующие дни ничего странного больше не случилось. Возможно, действительно в качестве "жертвенной пешки" нужен был не Вальтер Хартман лично, а любой пилот, подвернувшийся под руку. Но как получилось — так получилось. Поэтому, за успешное выполнение задания командир подал на него ходатайство о награждении золотым крестом "За боевые заслуги". Эскадра наконец-то покинула негостеприимные окрестности Азалии и совершила гиперпространственный переход в Солнечную систему. Все ждали транспортный корабль, который должен был доставить груз и почту. К полетам Вальтера больше не привлекали и он откровенно бездельничал, умудряясь представлять это, как старательное несение службы — каждый день появлялся на ангарной палубе возле своего истребителя и крутился там среди пилотов и техников, хотя на самом деле бил баклуши. Но что поделаешь, служба в палубной авиации имеет свои особенности. И эти особенности Вальтер за семь лет службы изучил досконально, пройдя путь от матроса до штаб-унтер-офицера и пилота экстра класса. И вот в один прекрасный день, когда он с озабоченным видом сидел в кабине своей машины и тестировал навигационный блок от нечего делать, его окликнул один из техников.

— Вальтер, давай дуй к "самураю". Он сейчас в отсеке ремонта аппаратуры. Зачем-то тебя вызывает.

"Самураем" вся авиагруппа называла своего командира Такуми Накадзиму, японца по происхождению. Он об этом знал, но нисколько не обижался, заявляя, что посчитал бы за честь, если так же его называло и начальство. Вальтер удивился, что командир не воспользовался вызовом персональной связи через коммуникатор, а отправил посыльного. Но мало ли, что пришло ему в голову? Поэтому, лучше поторопиться, "самурай" по пустякам звать не будет. Пройдя через всю ангарную палубу, он добрался до отсека, где техники занимались ремонтом электронной аппаратуры. Здесь было царство высоких технологий и посторонние обычно не появлялись. Сам Вальтер тоже приходил сюда всего пару раз, да и то по вызову. Нехорошие предчувствия снова зашевелились.

Войдя в отсек, он быстро нашел Накадзиму и доложил о прибытии, но командир сразу махнул рукой в направлении небольшого подсобного помещения, где техники обычно перекусывали и пили кофе в процессе работы. Едва за ними закрылась дверь подсобки, Накадзима включил находящуюся здесь телесистему, установив большую громкость.

— Удивился, что я тебя вызвал, Вальтер? Поговорить надо, причем без свидетелей. Знаю, что в этом гадюшнике прослушивание невозможно, уж очень много разной работающей электронной дряни вокруг. Ничего за последние дни не заметил?

— Нет, господин капитан первого ранга.

— А меня довольно долго обхаживали. Наш "инквизитор" с этим мутным каперангом, которого ты видел. Все про тебя выспрашивали. Дал самую лучшую характеристику, да только их, похоже, что-то другое интересует. Особо хотели узнать, не появились ли у тебя странности в поведении после аварии. Не понимаю, зачем им это надо. Ведь медицина к тебе претензий не имеет, почему МГБ сюда нос сует? То, что они оба из одной конторы, и так уже ясно.

— Спасибо, господин капитан первого ранга. Но зачем Вы мне это рассказали? Не повредит ли Вам такая откровенность?

— Но ты ведь об этом болтать не будешь? И я не буду. А я добро помню, Вальтер. И то, что полгода назад жив остался благодаря тебе, никогда не забуду. Какая-то нехорошая возня вокруг тебя началась. И это, похоже, не проделки твоих прежних недоброжелателей. Уж очень размах большой. Куда-то ты влез, куда влазить не следовало. Причем, возможно, и сам того не зная. Думай, где ты мог наследить?

Сказанное было настолько неожиданным, что Вальтер растерялся. Куда он, унтер-офицер, не допущенный ни к какой по-настоящему секретной информации, мог по незнанию сунуть свой нос?! Это было невозможно в принципе. Перебрав в памяти все события, произошедшие после выхода из госпиталя и прибытия на авианосец, он так и не смог найти ничего, что хотя бы отдаленно могло насторожить службу безопасности. Если не считать его амурные похождения. Но подобные вещи столь серьезное ведомство не интересуют, если только не связаны с контактами с посторонними лицами. А на "Адмирале Грейге" посторонних лиц нет.

— Не знаю, господин капитан первого ранга. Вроде бы, ничего такого не было.

— Вот и я ничего не нашел. Может, подашь в отставку по ранению? Если уйдешь со службы, то от тебя может быть и отстанут. Если поймут, что ничего противозаконного ты делать не собираешься и попыток пролезть куда-либо не предпринимаешь.

— Но ведь это фактически капитуляция! Да и что я буду делать на гражданке?!

— Можешь переждать год-другой, пока все не утихнет, а потом опять вернуться на службу. Если захочешь, конечно. Не нравится мне эта возня.

— Значит, моя учеба в Академии снова накрылась медным тазом?

— Пока нет. Но неизвестно, что против тебя предпримут дальше. А во время учебы в Академии ты будешь действовать в непривычных для тебя условиях и можешь допустить ошибку.

— Что Вы имеете ввиду?

— То, что ты служишь уже семь лет сразу после окончания школы и у тебя выработался определенный стереотип поведения в окружающей обстановке. Ведь за все эти годы ты ни разу не был на Земле. Сначала ждал, когда забудутся твои старые грехи, а потом просто не до того было. Сейчас же ты попадешь в другую среду и не сразу к ней адаптируешься. Будь осторожен, Вальтер. Ты отличный пилот-истребитель. Но ты давно не имел опыта выживания в каменных джунглях. Не влипни в какую-нибудь историю в самом начале.

— Я буду осторожен, господин капитан первого ранга!

— Надеюсь на это. Дай бог, чтобы мои подозрения оказались ложными. Но ты ведь знаешь, интуиция меня редко обманывает…

Когда Вальтер покинул ремонтный отсек, то по пути через ангарную палубу снова попытался проанализировать ситуацию. Но как ни напрягал память, так и не смог найти ничего, что хоть как-то могло насторожить службу безопасности. А если это связано с чем-то более ранним? То, что произошло до его прибытия на "Адмирал Грейг"? И авария при посадке — не случайность, и не месть очередного мужа-рогоносца? А он каким-то непонятным образом умудрился перейти дорогу МГБ? Но ведь это полный бред, ни к каким секретам он не допущен и в контакт с подозрительными лицами не вступал. И если бы им заинтересовалась "контора", то сразу бы взяла за шиворот без затей, а не устраивала подобные шпионские игры… Так ничего и не придумав, Вальтер добрался до своего истребителя, возле которого суетились техники.

— Ну что, Вальтер, скоро домой? Зачем это ты "самураю" понадобился?

— Прочел мне лекцию о хороших манерах во время учебы в Академии. Особо предупредил, чтобы я там за женским преподавательским составом не ухлестывал. А то, может плохо кончиться — окрутят в один момент, воспользовавшись служебным положением.

Все засмеялись. Зная натуру Вальтера, никто в этих словах не усомнился.

В этот же день наконец-то пришел транспортный корабль. Пока шла разгрузка, Вальтер быстро закончил все формальности, попрощался с друзьями, и ждал возле шлюза, когда начнется посадка в небольшой грузовой шаттл, курсирующий между кораблями эскадры и транспортником. Вместе с ним авианосец покидала еще почти сотня человек — отпускники и те, чья служба уже закончилась. Настроение у всех приподнятое и Вальтер не составлял исключения. До последней минуты он ждал, что произойдет какая-то неприятность. Но все было спокойно, и шестеро громил из военной полиции, присутствующих возле шлюза, просто наблюдали за порядком, но ни во что не вмешивались. Наконец, замигали сигнальные огни, зазвучал зуммер и тяжелая дверь шлюза поползла в сторону. В проеме показался человек в летном комбинезоне.

— Готовы, леди и джентльмены? Добро пожаловать на борт. Занимайте свободные места и обязательно пристегните ремни, если не хотите набить шишек.

Все веселой гурьбой хлынули на борт шаттла. Вальтер подхватил кейс с вещами и тоже шагнул в шлюз. Прощай, "Адмирал Грейг"! Спасибо тебе за все. Кто знает, вернется ли он когда-нибудь сюда. Но ему, по большому счету, не стоило сетовать на судьбу. Несовершеннолетний преступник, не попавшийся с поличным и скрывшийся от правосудия, остался в далеком прошлом. Сейчас по коридору шлюза шагал молодой человек в форме Космофлота, пилот-истребитель экстра класса, с двумя рядами орденских планок на груди. Начиналась новая глава жизни.

Полет на шаттле занял всего двадцать минут и вскоре он уже пристыковался к борту большого военно-транспортного корабля. Несколько минут ушло на швартовку и обеспечение герметичности шлюзового соединения, и вот все пассажиры оказались в просторном отсеке, примыкающем к шлюзу, где их ожидал офицер в форме капитана третьего ранга и шестеро матросов и унтер-офицеров со списками.

— Внимание прибывшим. Дамы и господа, я карго-офицер транспортного корабля "Данаос", капитан третьего ранга Джеферсон. Мои помощники разведут вас по жилым помещениям и ознакомят с распорядком на борту. По всем вопросам обращаться ко мне, или любому члену экипажа. Пассажирские палубы не покидать и по кораблю не ходить. Предполагаемое время полета трое суток. Первая остановка — база Спэйс-Колумбия на Луне. Вторая — Франкфурт-на-Майне, Земля. Желаю приятного полета.

Дальнейшее не заняло много времени. Прибывших развели по каютам, и прочли краткую лекцию о правилах поведения на борту и распорядке. До комфорта пассажирского лайнера было, конечно, далековато. "Данаос" представлял из себя обычный военный транспорт, именующийся на жаргоне космофлотчиков "бичевозом", так как помимо груза мог принять на борт пять тысяч человек десанта. Но десантов такой численности давно никуда не высаживали, и эти корабли часто привлекали для попутной доставки пассажиров. Сейчас на борту со всей эскадры набралось едва четыре сотни человек, поэтому пассажирские палубы были очень малолюдны. Соседями по каюте оказались еще три унтер-офицера, отправляющиеся в отпуск. Все разговоры шли только об этом. Вальтер тоже предвкушал скорую встречу с родными. Правда, из сообщений от дяди Эрвина и деда с бабкой было ясно, что дела обстоят не очень хорошо. Мать спилась окончательно, и пришлось ее отправить на принудительное лечение в клинику. Но врачи не дают никакой гарантии. Человека можно вылечить от алкоголизма только тогда, когда он сам этого захочет. И все же, как бы то ни было, он летел домой. Туда, откуда ушел семь лет назад. Как встретит его Земля?

Весь полет до Луны прошел спокойно, если не считать инцидента, произошедшего вскоре после старта в гиперпространство. Группа матросов, отправляющихся в отпуск, разжилась где-то спиртным и в процессе принятия горячительного начала выяснять отношения. Дело дошло до мордобоя, но примчавшийся наряд военной полиции быстро утихомирил дебоширов, заперев всех под замок. На происшествие никто из полицейских особого внимания не обратил — такое тут не редкость. Главное, чтобы не поубивали друг друга. Вальтер же вел себя тихо и мирно. Не хватало в последний момент в историю влипнуть. Поэтому, отклонял все предложения соседей "отметить" отбытие на Землю. Хоть официально на борту был сухой закон, но все экипажи "бичевозов" подрабатывали подобным образом — доставляли на борт контрабандой спиртное и втридорога перепродавали пассажирам. Причем, бизнес новоявленных бутлегеров процветал и приносил колоссальные барыши. Командование военно-транспортных кораблей Космофлота и присутствующая на них военная полиция уже настолько свыклись с ситуацией, что считали ее неизбежным злом и пытались если не ликвидировать этот бутлегерский промысел, то хотя бы держать его под контролем, дабы избежать печальных эксцессов. Как сказал адмирал, командующий военно-транспортным флотом, если нет возможности предотвратить пьянку на борту, то надо ее возглавить.

"Данаос" вышел из гиперпространства и приближался к Луне. Вальтер включил в каюте панораму внешнего обзора и внимательно смотрел, как корабль заходит на посадку. Ему это было интересно, как пилоту, так как до сих пор приходилось управлять только небольшим истребителем. Соседи по каюте были из технических служб и особого интереса не проявляли. Да и сделать им это было довольно проблематично после вчерашнего застолья. Что ни говори, но запас "жидкого топлива" на "Данаосе" был изрядный. Наряды военной полиции смотрели на пьянку сквозь пальцы, следя только за тем, чтобы все было тихо. Вальтер усмехнулся, представив, какую сумму положат в карман здешние корабельные бутлегеры по окончании полета. Несомненно, что полицейские тоже в доле. Командир корабля — тем более. И если такое происходит каждый рейс, то… Ребятам за это еще и зарплату платят?! Ей богу, хоть сам на транспортники переходи!

Но шутки шутками, а скоро посадка, полет подходит к завершению. Вальтер смотрел на приближающуюся Луну и пытался визуально отыскать базу Спэйс-Колумбия. К сожалению, аппаратура оптической системы, позволяющей увеличивать изображение, в каютах отсутствует. Тут дается только общая картина от внешних датчиков и все видно в режиме реального времени, но и в реальном измерении. Корабль приближался к Луне и вскоре перешел на ее орбиту, на высоте порядка десяти километров. С такой высоты уже можно было рассмотреть поверхность земного спутника во всех подробностях. Внизу проплывали лунные равнины и гребни кратеров, очень хорошо были видны города, покрытые защитными куполами и огромные поля космопортов. Если на освещенной стороне присутствие человека выглядело еще не так заметно, то вот на противоположной, где была лунная "ночь", во многих местах было просто зарево огней. Удобно развалившись в кресле и меняя направление вектора обзора, Вальтер с интересом наблюдал за полетом. Но вскоре он обратил внимание, что "Данаос" пошел уже на второй виток. Значит, Луна не принимала и оставила корабль на орбите ожидания. В общем-то, ничего сверхъестественного в этом не было. Мало ли, какая заминка может произойти у службы управления движением. Вальтер продолжал наблюдать, и вскоре обнаружил, что "Данаос" начал третий виток. Значит, внизу что-то случилось. Если база Спэйс-Колумбия изначально не была готова принять их, то такой крупный корабль не стали бы пускать на низкую орбиту ожидания, а оставили его в космосе гораздо дальше от Луны. А может, просто местное разгильдяйство? Движение здесь не такое интенсивное, как возле Земли, вот служба управления движением и подходит "творчески" к выполнению инструкций? Решив узнать новости, Вальтер вышел из каюты и отправился на поиски источника информации, найдя его довольно быстро в лице старшего унтер-офицера из грузовой службы, спешившего по своим делам.

— Прощу прощения, а что мы крутимся по орбите? Почему не идем на посадку?

— А черт его знает! Тут такое часто бывает. Сначала вроде бы пускают, даже коридор входа дают, а в последний момент — стоять! Ждать в "отстойнике"! И наматываем виток за витком. Вот и сейчас притормозили…

Собеседник извинился и поспешил дальше по своим делам, а Вальтер постоял какое-то время возле огромной панели в коридоре, транслирующей изображение от датчиков внешнего обзора, так как смотреть отсюда было гораздо удобнее. Но видя, что ничего не происходит, вернулся в каюту. Скоро обед, надо принять соответствующий вид. Если по пассажирским палубам еще разрешается ходить в спортивном костюме, то вот столовую требуют посещать только в форме. Ничего не поделаешь, служба…

Вернувшись в каюту, Вальтер понял, что своих соседей на обед можно не будить. Дело это неблагодарное, трудновыполнимое, да и бессмысленное. Ну и ладно… Несколько часов корабль простоит на Луне, а потом перелет до Земли. Успеют проспаться…

Когда Вальтер пришел в столовую и начал обедать, неожиданно ожила трансляция. Вахтенный офицер сообщил неприятную весть. Первоначальный план полета изменен, и они сядут в гражданском космопорту Спэйс-Сити. До Земли их доставят другим кораблем. Каким — сообщат дополнительно. Информация вызвала неоднозначную реакцию у присутствующих. Некоторые чертыхались и выражали недовольство необходимостью пересадки и вызванной этим потерей времени, а другие наоборот приняли новость с восторгом. Земля никуда не денется, а в Спэйс-Сити можно неплохо развлечься недельку, даже сэкономив при этом на билет в один конец. Сюда их доставили бесплатно, а до Земли и сами рейсовым пассажирским шаттлом доберутся, невелики расходы. Но Вальтера это насторожило. Каким-то неведомым чувством он снова ощутил приближение опасности. Что-то здесь не то… Но вида подавать не стал. Закончив обед, пошел обратно в каюту и стал будить соседей.

— Подъем, сони! Экспресс дальше не идет, конечная станция!

— Вальтер, хорош прикалываться…

— Подъем, я вам говорю! Собирайте барахло, скоро выходим. Только что объявили…

Кряхтя и охая, соседи все же поднялись с коек, так как сообщение было продублировано по трансляции. Кляня на чем свет местное начальство, стали собираться. Корабль, между тем, стал заходить на посадку. На обзорном экране было хорошо видно огромное бетонное поле с множеством стоящих на нем кораблей разных классов. "Данаос" вышел в точку над местом посадки, завис на небольшой высоте и плавно опустился на бетонные плиты. Полет был завершен. Какое-то время ушло на оборудование шлюзового перехода, и вот на борту появились местные власти. Поскольку сам корабль, а также его экипаж и пассажиры принадлежали к военному ведомству, то оформление прилета было сведено до минимума. И очень скоро все потянулись к выходу, пройдя через шлюз, а затем по внутренним коммуникациям под летным полем, оказались в здании пассажирского терминала космопорта, где их встретил офицер в форме капитана военной полиции.

— С прибытием, дамы и господа. На Землю вас доставят гражданским пассажирским шаттлом. Вылет через восемнадцать часов. Сейчас вы находитесь на гражданском объекте, поэтому напоминаю…

Дальше началось нудное перечисление правил поведения военнослужащего за пределами воинской части, что давно набило оскомину и приелось абсолютно всем присутствующим, и самому представителю военной полиции тоже. Но никуда не денешься, положенный ритуал должен быть соблюден. Поэтому, все стояли и слушали, откровенно позевывая. Закончив свою тираду, полицейский капитан облегченно вздохнул и пожелал всем хорошего отдыха. Кто не хочет лететь указанным рейсом, а имеет желание задержаться в Спэйс-Сити, может торчать здесь, сколько угодно, но потом добирается до Земли самостоятельно. Прибывшие сразу рассыпались во все стороны, а Вальтер и еще несколько человек направились в ближайший отель. Если вылет нескоро, не таскаться же по городу с кейсом, да и отдохнуть где-то после посещения здешних злачных мест не помешает. Шагая по улице, Вальтер с интересом крутил головой, окунувшись в мир вечного праздника, который царствовал в Спэйс-Сити, этом лунном Лас-Вегасе. Настроение было прекрасным и жизнь впереди виделась безоблачной.

Неожиданно ему показалось, что за ним наблюдают. Он сам не мог этого объяснить, но чувство опасности, выработавшееся на войне, никогда не подводило. Раньше оно много раз спасало его в воздушных и космических боях. И сейчас то же самое ощущение. Но как Вальтер не пытался обнаружить тех, кто следил за ним, ничего не получалось. Он просто чувствовал слежку, хотя и не мог понять, как это ему удается. Стараясь вести себя максимально естественно, дабы не возбудить подозрений, спокойно дошел до отеля. Регистрация много времени не заняла и вскоре он очутился в номере. Раз с ним решили поиграть в шпионские игры, то почему бы и нет? Сыграем! Поскольку подходящей гражданской одежды у него с собой не было, то решил сделать "вылазку в город" в форме. Напиваться до поросячьего визга он не собирается, а просто прогуляться, посидеть в баре и снять там красотку можно и в мундире Космофлота. Поэтому, оставив кейс с вещами, Вальтер вышел на улицу и пошел знакомиться с местными достопримечательностями. Изображая беззаботного гуляку, он с интересом смотрел по сторонам, но ощущение слежки не отпускало. Очень осторожной, ненавязчивой, но тем не менее…

Побродив по шумным улицам, Вальтер порядком проголодался. Но вскоре, на его счастье, впереди блеснула огнями вывеска "Бар "Меркурий". Здесь же на табло светились строчки меню и от одного чтения у Вальтера побежали слюнки. Когда он зашел, то убедился, что заведение хоть и не очень большое, но старается поддерживать свой имидж на уровне. Обстановка была довольно уютная, и людей в это время немного.

— Добрый день, господин унтер-офицер! Что желаете?

Вальтер глянул в сторону и увидел прелестное создание за стойкой бара, улыбающееся ему во все тридцать два зуба. Он знал, что является для заведений такого пошиба желанным клиентом. Офицеры сюда обычно не заглядывали, а из гражданских тоже ходила публика попроще.

— Добрый день, красавица! Имею нескромное желание пообедать у вас. Это возможно?

— Конечно, возможно! Присаживайтесь!

Вальтер сел за столик и взял предложенное меню. Делая вид, что внимательно его изучает, осторожно глянул по сторонам. Ощущение слежки не проходило, но ведь это уже сродни паранойе. Кому и зачем он нужен? Тем более, с самого момента, как он зашел в бар, сюда больше никто не входил, а те посетители, что присутствовали здесь раньше, никак не могли знать, что он зайдет в "Меркурий". Между тем, в бар ввалилась шумная компания молодежи. Похоже, они перехватили и до этого, а в "Меркурий" зашли добавить. Вальтер сделал заказ и стал ждать, развернув любезно предложенную официанткой свежую газету. Окунувшись в мир новостей, он не сразу понял, что за соседними столиками не все ладно. Недавно ввалившиеся посетители начали скандалить друг с другом. Причем чем дальше, тем сильнее. У Вальтера появилось опасение, что сейчас, согласно законов жанра, должна начаться драка, в которой его вынудят принять участие. А что будет дальше — одному господу богу известно. Но… Нежное прелестное создание за стойкой бара, которое совсем недавно расточало ему улыбки и было сама любезность, неожиданно гаркнуло.

— А ну заткнулись, молокососы!!! Еще слово и полицию вызову! Продолжите гулянку в обезьяннике!

Сказанное мгновенно возымело эффект, чего Вальтер совершенно не ожидал. Прибывшая компания сразу притихла и начала приносить извинения. Очевидно, шутить с полицией здесь никто не хотел. Между тем, официантка принесла заказ и он решил прояснить ситуацию.

— Девушка, а что, тут полиция имеет такое влияние, что достаточно просто припугнуть этих оболтусов?

— Да, не волнуйтесь. Если только какая шпана начинает буянить, полиция быстро прибудет на место и мгновенно отобьет охоту к подвигам. В буквальном смысле. И все хулиганье это прекрасно знает, здесь им не Земля…

Новость была очень интересной, и Вальтер принял ее к сведению. Он продолжал украдкой поглядывать по сторонам, но ничего подозрительного так и не заметил. Присутствующие здесь девочки легкого поведения попытались завязать знакомство, поэтому пришлось их вежливо, но решительно отшить. Ситуация пока что непонятная, и лучше подождать дальнейшего развития событий. Выйдя из бара, Вальтер решил еще побродить по городу. Давно он не был в таком цивилизованном месте. Изображая праздношатающегося гуляку, он не прекращал попыток обнаружить тех, кто следит за ним, но ничего не получалось. Все же, профессионалом в деле сыска он не был, его учили совсем другим премудростям. Вдоволь поводив за собой невидимых соглядатаев, в конце концов вернулся в отель. Он был уверен, что во время его отсутствия в номере обязательно побывают "гости". На этот счет он предпринял кое-какие меры. И был очень удивлен, когда выяснил, что в его вещах никто не рылся. Ситуация становилась все более запутанной…

Решив не испытывать судьбу, Вальтер остался в номере отеля. В конце концов, хватит искать приключения на свою голову. Пора рассортировать по полочкам имеющуюся информацию и сделать выводы. Если все это — непонятные игры МГБ, то он сам такое серьезное ведомство вряд ли заинтересовал. Скорее всего, ждут, что на него должен кто-то выйти. Но кто? И зачем? Криминальную полицию он тем более не интересует. С момента его бегства прошло очень много времени и дело уже закрыто по истечению срока давности. Криминальные структуры? А им-то он зачем сдался? Он не генерал какой-нибудь, который допущен к определенным материальным средствам и с которым можно наладить не совсем законный "гешефт". Что с него, неприметного унтера, взять? А кроме этих трех структур никого больше на подозрении нет. Потому, что никому другому это просто не надо. Ладно, есть хорошее правило — решать проблемы по мере их возникновения. А пока, слава богу, особых проблем не возникло.

Когда Вальтер подходил к пассажирскому терминалу космопорта, никто особого внимания на него не обратил. Но неожиданно он услышал знакомый голос.

— О-о-о, господин Хартман собственной персоной! Ты ли это?! Вот так встреча!

Вальтер удивленно оглянулся и увидел старого знакомого. Того самого лейтенанта, которому в свое время наставил рога. Правда, на нем уже красовались погоны старшего лейтенанта и весь его вид напоминал охотничью собаку, почуявшую дичь. Рядом с ним было еще двое офицеров, таких же старлеев, и Вальтер козырнул, постаравшись не накалять обстановку. Тем более, вся троица была порядком навеселе.

— Так точно, я, господин старший лейтенант.

— Вижу, что ты. Я твою рожу никогда не забуду. Думаешь, удалось соскочить? Нет, дорогуша, я тебя теперь обязательно достану. Думаешь, как побрякушек нацеплял, так тебе все с рук сойдет?

И он потянулся к наградам Вальтера, явно намереваясь их сорвать. Такого пилот стерпеть уже не смог и перехватил руку хама.

— Руки убрали, господин старший лейтенант!

— Что-о-о?! Ах ты тварь!!!

Старлей вырвался и попытался ударить Вальтера в лицо, но переоценил свои силы. Тем более, алкоголь явно затормозил его реакции и Вальтер действовал инстинктивно, легко поймав противника на прием. Через мгновение тот заорал благим матом, а его рука неестественно вывернулась в суставе.

— Я Вас предупреждал, господин старший лейтенант. Не распускайте руки…

— Что здесь творится?

Неожиданно появился полицейский патруль, привлеченный шумом. Противник Вальтера несколько пришел в себя и смотрел налитыми кровью глазами.

— Этот унтер посмел напасть на меня!!! Задержите его, сержант!!!

— Всех задержим, пока не передадим вас военной полиции, пусть она с вами разбирается. Прошу следовать за нами, господа. И без фокусов, если не хотите проблем…

Вот это влип!!! Вальтер понял, что дело плохо. Он поднял руку на офицера, а это чревато. Что с того, что он защищался, а этот хам перешел все границы? Остается надеяться только на то, что двое других офицеров дадут показания в его пользу, так как все прекрасно видели. В полиции их сразу разделили, и на какое-то время Вальтер остался один. То, что он уже пропустил свой рейс, было таким незначительным по сравнению с возможными неприятностями. И откуда взялся этот рогоносец? Но через пару часов с небольшим его вызвали на допрос. В кабинете сидел майор и с интересом смотрел на него. Вальтер четко доложил о прибытии и замер по стойке смирно.

— Вот ты каков, герой… Я майор Сандерс, следователь военной прокуратуры. Расскажите вашу версию случившегося. Что произошло между Вами и старшим лейтенантом Алонсо Ногейра? Вы его знаете?

— Так точно, знаю, господин майор…

Запираться и выдумывать Вальтер не стал, так как все равно все выплывет наружу. Подробно описал уличный инцидент и подчеркнул, что просто защищался от пьяного хама. А то, что руку ему вывихнул… Инстинкты, выработавшиеся на войне, сработали…

Когда рассказ был закончен, майор долго смотрел на него и о чем-то думал. Наконец, нарушил молчание.

— Я Вам верю, Хартман. Поскольку хорошо знаю этого типа. Он тут уже местная знаменитость. Если бы не папаша, имеющий хорошие связи, его бы давно вышвырнули со службы. А так ему все сходит с рук. Сойдет и на этот раз. Его два собутыльника уже дали показания против Вас. Все трое утверждают, что это Вы первый начали хамить, а потом напали на офицера…

— Но ведь это же наглая ложь, господин майор!!!

— Увы, Хартман. Свидетельские показания против Вас. И если делу дадут официальный ход, то… Иными словами, имеете все шансы получить срок за нападение на офицера. Если очень повезет, то можете отделаться условным сроком с учетом Ваших заслуг и того, что проявилась неадекватность в вашем поведении в результате тяжелейшей аварии, после которой Вы чудом выжили. Но сами понимаете, после этого все дороги для Вас будут закрыты. Никто не захочет связываться с человеком с нарушенной психикой…

Это был удар, какого Вальтер не ожидал. Внутри все клокотало от гнева. Он побывал во многих боях и выходил из них победителем. Выжил в аварии, при которой выжить было практически невозможно. Утер нос криминальной полиции и впереди были радужные перспективы. И вот…

— Я понимаю, господин майор. Но если это случится… Тогда мне уже будет нечего терять. Так и передайте это сеньору Ногейра.

— Будем считать, что я этого не слышал, штаб-унтер-офицер Хартман. В создавшейся ситуации я могу предложить Вам единственный выход. Тоже, не бог весть что, но по крайней мере от тюрьмы избавитесь. Прямо сейчас пишите рапорт об увольнении со службы в связи с внезапным ухудшением здоровья после аварии. Датируете несколькими днями ранее. Я постараюсь быстро провести Ваш рапорт по инстанциям и тогда даже если старший лейтенант Ногейра будет настаивать на своих обвинениях, Вас будут судить, как штатского человека, а это уже совсем другое дело. С учетом всего того, что я перечислил, получите за хулиганство максимум пару лет условно, а то и вообще оправдают, так как Вы защищались от пьяной компании и действовали в состоянии аффекта. Серьезного вреда здоровью нашего дорогого сеньора Ногейра, к счастью, не нанесли. Руку ему уже вправили.

— Понятно… Один вопрос, господин майор. Почему Вы мне помогаете?

— А потому, что я в военной прокуратуре не так давно. А до этого был командиром батальона спецназа. Перешел в прокуратуру по состоянию здоровья после ранения. И наград у меня, как видите, не меньше, чем у Вас. И я прекрасно знаю, как они достаются. И также прекрасно знаю типов, подобных лейтенанту Ногейра…

Вальтер понял, что выбор у него, как и семь лет назад, небогатый. То ли случайно, то ли намеренно, но его снова загнали в угол. Загнали очень тонко, грамотно, и красиво. Куда же он влез? В случайную встречу со старым недругом он не верил. Кто-то следил за ним и приложил все силы к тому, чтобы это столкновение произошло. И его почему-то любыми путями хотят выпереть со службы. Причем, соблюдая все приличия и согласно параграфа закона. Для начала послали на заведомо невыполнимое задание. Не получилось, задание он выполнил блестяще и вернулся. Теперь эта "случайная" встреча. Если бы и это не сработало, то что бы еще придумали? Впрочем, придумывать больше ничего не надо. Рапорт об увольнении написан. И Вальтер ни минуты не сомневался, что майору "удастся" быстро провести его по всем инстанциям. Тому, кто действует против него, надо, чтобы он ушел со службы, но остался на свободе. Зачем — это второй вопрос. А все разговоры о возможном тюремном сроке — лишь игра на публику, чтобы "клиент дозрел". Хотели бы упрятать его в тюрягу, не делали бы таких предложений…

Но как бы то ни было, под стражей Вальтера продержали две недели. От следователя он узнал, что пострадавший прилагает титанические усилия, чтобы упечь его за решетку. Но рапорту Вальтера дан ход и можно надеяться, что все обойдется. В конечном счете, незадолго до назначения заседания военного трибунала, пришел приказ. Пилот экстра класса, штаб-унтер-офицер Вальтер Хартман увольнялся с военной службы по состоянию здоровья с предоставлением пенсии и правом ношения мундира. Признанного аса, пилота-истребителя, у которого на счету почти две сотни уничтоженных машин противника, не вышвырнули из Космофлота. Его вежливо вывели под руки…

Трибунал тоже не стал растягивать комедию. В этот день уже было рассмотрено три дела, по сравнению с которыми дело Вальтера Хартмана выглядело, как детская шалость. Председатель трибунала заслушал все обстоятельства, и несмотря на эмоциональную речь пострадавшего, принял соломоново решение — признал Вальтера Хартмана виновным в причинении легких телесных повреждений господину Алонсо Ногейра и приговорил к сроку заключения, равному фактически отбытому во время нахождения под следствием с немедленным освобождением в зале суда. Последний акт трагикомедии был завершен.

Когда Вальтер оказался наконец-то на свободе, то в первые минуты растерялся. Куда теперь идти и что делать? Если раньше все было подчинено четкому распорядку военной службы, то теперь он оказался предоставлен самому себе. Но очень скоро чувство неопределенности прошло. Побродив по улицам и присев на лавочку в парке, он еще раз проанализировал все события, произошедшие после этого странного вылета. И пришел к выводу, что еще ничего не закончено. Очередной ход неизвестного противника увенчался успехом — его все же выперли со службы. Теперь надо ждать следующего. Какая же конечная цель всей этой махинации? Узнать это можно, только перехватив инициативу, заставив противника раскрыть свои намерения. В противном случае, он до последнего момента будет слепым орудием в чьих-то руках. И когда поймет, что к чему, может быть уже поздно. Поэтому, сейчас единственно верный способ поведения — не подавать вида, что он у него возникли какие-то подозрения. Пусть считают, что он все принял за чистую монету. И тогда следующий ход не заставит себя долго ждать…

Дальнейшее было вполне обыденным и предсказуемым. Вальтер без проблем добрался до отеля, который покинул две недели назад и остановился там в ожидании рейса пассажирского шаттла, билет на который заказал только на следующий день. Торопиться ему уже некуда. Надо все хорошенько обдумать. Он — пилот, уволенный из Космофлота по состоянию здоровья. Мечта об академии так и осталась мечтой. Но сидеть на Земле и жить на одну пенсию от Министерства обороны Вальтер не собирался. Он — пилот. И этим все сказано. Космофлот от него отказался, пойдя на поводу у МГБ (больше просто не у кого!), вышвырнув из своих рядов. Ну и черт с ним. Для того, чтобы стартовать в космос и отправлять корабль через гиперпространство к другим звездам, не обязательно носить военный мундир…

Расположившись в номере, Вальтер первым делом проверил свои вещи. Ожидания оправдались — ничего не пропало, но и не добавилось. Значит, с этой стороны проблем быть не должно. Теперь надо провести разведку "на живца". Выйдя из отеля, Вальтер неторопливо пошел бродить по улицам, не делая никаких попыток скрыться. Тот, кому он нужен, сам на него выйдет…

Но кто же это может быть? И дадут ли ему вообще добраться до Земли? Насчет дальнейших событий Вальтер не обольщался. Еще ничего не закончилось. Все только начинается. Кроме всего прочего, настораживал еще ряд фактов, которым он совсем недавно не придал особого значения. Его дядю Эрвина незадолго до отлета "Данаоса" срочно отправили в командировку подальше от Земли. Ничего не поделаешь, полковник Хартман — человек военный, работа у него такая. Но вот то, почему дед с бабкой тоже в это время отправились в круиз на пассажирском лайнере и вернутся не ранее, чем через пару месяцев, настораживало. А когда перед заседанием трибунала ему сообщили, что у его матери в клинике неожиданно так ухудшилось состояние, что она даже не может поговорить по коммуникатору, то это вообще навело на очень нехорошие мысли. В свете последних событий становилось ясно, что кто-то всеми силами хочет исключить контакт Вальтера с родственниками в ближайшее время. А зачем? Надолго это растянуть не удастся, если только не пойти на совсем уж радикальные меры. И если это так, то в ближайшие месяц — два намечена какая-то акция, в которой ему отводится определенная роль. Причем такая, что его согласие никого интересовать не будет. Либо попытаются использовать втемную, либо поставят в условия, когда выбора нет…

Вальтер усмехнулся. Надо же, как запахло жареным, он начинает делать успехи в искусстве анализа ситуации и прогнозировании действий противника. Но пока больше никаких данных нет. Хочешь — не хочешь, а придется ждать следующего хода противника.

Глава 3

Но как ни ждал Вальтер следующих козней со стороны неизвестных оппонентов, до самой Земли так ничего и не произошло. Он чувствовал слежку, хотя и не мог вычислить тех, кто это делал. Поэтому, поступал так, как ему было максимально выгодно в создавшейся ситуации. А именно — делал вид, что ничего не замечает. И если сейчас он лицо сугубо цивильное, то перед отлетом из Спэйс-Сити переоделся в гражданскую одежду и порядком нагрузился в баре космопорта. Полицейские, дежурившие в здании терминала, косились на "косого" пассажира, но поскольку он не буянил, а вел себя вполне благопристойно, не вмешивались. Устроив пьянку в одиночестве, Вальтер преследовал еще одну цель. Не появятся ли "случайные" собутыльники? Но в течение всего времени, пока он возносил хвалу Бахусу, никто им не заинтересовался, и почти весь полет от Луны до Земли он проспал в кресле. Чтобы всем, кто за ним наблюдает, было понятно. Пилот Вальтер Хартман, несправедливо вышвырнутый со службы, послал всех ко всем чертям и ударился в загул, каких у него давно не было. И следовательно, никакой опасности не представляет.

Когда шаттл вошел в верхние слои атмосферы, и пассажиров предупредили по трансляции о необходимости занять свои места и пристегнуться, Вальтер сделал вид, что только что проснулся. Сейчас предстоит не очень хорошая процедура — эмиграционный и таможенный контроль. Это на Луне в Спэйс-Сити нравы довольно либеральные, а на Земле можно нарваться, если везешь что-нибудь не совсем разрешенное. Конечно, работает таможня по наводке, но все равно, веселого мало…

Между тем, шаттл начал снижение, выдерживая коридор входа в атмосфере. На обзорных экранах Вальтер наблюдал за тем, как сначала вокруг шаттла вспыхнуло облако раскаленной плазмы, затем оно стало бледнеть, и вот уже видно, как корабль все глубже и глубже погружается в атмосферу. Черное звездное небо начинает светлеть, постепенно приобретая темно-синий оттенок, который очень скоро сменяется на светло-голубой. Над Европой, куда направлялся пассажирский шаттл, был ясный солнечный день. Корабль шел над Атлантикой, приближаясь к побережью материка, как раз проходя над Азорскими островами. Вальтер смотрел во все глаза. Семь лет назад он покинул Землю. И вот, возвращается обратно. Хоть совсем не так, как хотел, но все же. Сейчас — домой. А там видно будет…

Полет над материком не занял много времени, и вскоре шаттл стал заходить на посадку в одном из крупнейших космопортов западной Европы — Франкфурт-на-Майне. Вальтер по-прежнему изображал из себя еще толком не протрезвевшего гуляку, но внутри все было напряжено. Неизвестно, какие сюрпризы заготовлены при прохождении иммиграционного и таможенного контроля. Но тут от него уже ничего не зависит. Если только не устраивать военные действия прямо в космопорту. Будем надеяться, что обойдется…

Вскоре шаттл замер на бетонном поле и выключил двигатели. Полет завершен. Пассажиры сразу же радостно зашумели и повскакивали со своих мест. Оборудование шлюзового перехода здесь не требовалось, поэтому вскоре всех пригласили к выходу. Проследовав по подземным коммуникациям, очень быстро оказались в здании пассажирского терминала космопорта. Таможенный и иммиграционный контроль шел быстро. Практически все шли через "зеленый" коридор, не требующий декларирования ввозимых товаров. Направился в него и Вальтер после прохождения иммиграционного контроля, так как знал, что ничего запрещенного у него нет. Он ждал, что сейчас его остановят и потребуют личного досмотра. Как говорится, согласно законов жанра. Но… Ничего не произошло. Никто на него никакого внимания не обратил и он беспрепятственно покинул таможенную территорию. Войдя в зал прилета, облегченно вздохнул. Вот уж действительно, пуганая ворона куста боится. Но надо следовать дальше, во Франкфурте ему делать нечего. Поинтересовавшись расписанием местных рейсов, взял билет на Берлин и ради очистки совести позвонил своим родным. Увы, все было, как и раньше. Коммуникаторы дяди Эрвина и деда с бабкой не отвечали, а звонок в клинику тоже не добавил ясности — Ребекка Хартман находится в бессознательном состоянии и говорить не может. Попытка позвонить старым друзьям также не имела успеха, ни один номер не отвечал. Много воды утекло с тех пор, да и неизвестно, как его встретят. Ведь ему удалось унести ноги, а остальным — нет. Если только не считать Генриха и Фрица. Им тоже удалось удрать, но где они сейчас, неизвестно. Вполне может быть, что все же попались на чем-нибудь другом.

До посадки на рейс оставалось чуть больше часа, и Вальтер решил побродить по залам пассажирского терминала, чтобы размяться после полета. И почти сразу же обнаружил за собой слежку. Два каких-то типа осторожно вели его, время от времени меняя друг друга. Здесь уровень топтунов был ниже, чем на Луне, и Вальтеру удалось их обнаружить. Но он снова сделал вид, что ничего не заметил. Поводив соглядатаев за собой, зашел в бар. Один из них тут же сунулся следом. Второй, очевидно, остался снаружи. Такая активность настораживала. Что же им от него надо? В конце концов, если им так уж нужен господин Хартман собственной персоной, вполне могли бы подойти и поговорить. Ведь все равно, когда-то им придется пойти на контакт, иначе не стоило и затевать все это. Или, просто не хотят светиться в людном месте? Странно… Но до посадки никто его так и не побеспокоил. При регистрации пассажиров он обратил внимание, что один из соглядатаев летит вместе с ним. Значит, добавится кто-то еще, кого он пока не знает. Да и черт с ними, в конце-то концов! Пусть играют в свои шпионские игры дальше. Захотите поговорить — милости просим. А пока — тьфу на вас всех…

Полет до Берлина не занял много времени, и вскоре Вальтер ступил на родную землю. Радостная эйфория даже приглушила на какое-то время осознание того, что он по-прежнему на войне. На незаметной и необъявленной войне, где сам противник и его цели неизвестны. Взяв такси и назвав адрес, Вальтер с интересом осматривался по сторонам. Его родной город жил своей жизнью. День уже заканчивался и на улицах вспыхивали яркие огни. Попетляв по городу, такси добралось до района на окраине, застроенного стандартными высотками, и вскоре Вальтер стоял возле своего дома, покинутого семь лет назад. В душе радость смешалась с грустью. Не таким он представлял свое возвращение. Но не стоять же столбом посреди улицы? Вздохнув, подхватил кейс с вещами и вошел в подъезд. Лифт быстро доставил его на пятнадцатый этаж. Выйдя из лифта, окинул взглядом лестничную площадку. Почти ничего не изменилось. Достал из кармана ключ, с которым никогда не расставался, храня его, как память, связывающую с домом, и неожиданно подумал, а вдруг за это время мать сменила замок? Вот будет номер! Но замок сработал нормально и вот, наконец-то, он дома…

Вальтер толком даже не успел осмотреться, как раздался звонок. Подойдя к двери, включил систему визуального обзора, чтобы узнать, кого это нелегкая принесла на ночь глядя, но она не сработала. Некоторое время он думал — открывать, или нет? Но поразмыслив, понял, что рано, или поздно, с ним все равно пойдут на контакт. Так чего тянуть? На всякий случай, спросил.

— Кто?

— Господин Хартман, откройте, пожалуйста. Нам надо поговорить.

Голос явно принадлежал молодой девушке, но это еще ничего не значит. Рядом с ней может стоять десяток мордоворотов. Вальтер открыл дверь и с удивлением уставился на прелестную незнакомку. Рядом с ней стояли три шкафообразных личности в полицейских мундирах. Гадая, чтобы это значило, Вальтер поинтересовался.

— Добрый вечер, фройляйн. Чем обязан визиту нашей доблестной полиции?

— Добрый вечер, господин Хартман. Вы позволите нам войти? У меня есть к Вам несколько вопросов, не терпящих отлагательства. Надолго мы Вас не задержим.

Вальтер окинул взглядом незваных гостей. Девица хороша, аж слюнки бегут. А вот ее спутники… С тремя такими гориллами ему ни за что не справиться. Но если бы его хотели взять, то могли бы сделать это уже много раз. Поэтому, нужно прояснить ситуацию…

— Ну, раз так срочно надо, то не смею отказывать. Прошу.

Вальтер посторонился и пропустил визитеров. Три мордоворота в форме приглядывали за ним, контролируя каждое его движение, а девушка прошла в квартиру, как к себе домой. Вальтер уже понял, что к полиции эта компания не имеет никакого отношения, но что же им надо? Один из вошедших подхватил кейс, до сих пор стоявший возле двери, положил его на диван и раскрыл.

— Ваши вещи, господин Хартман?

— Да, мои.

— Так заберите их, нам они не нужны.

С этими словами "полицейский" вытряхнул содержимое, извлек из кармана какой-то небольшой прибор и провел им по дну кейса. А после этого молча кивнул девушке, которая внимательно следила за происходящим. Та улыбнулась и неожиданно достала из сумочки пять пачек банкнот, бросив их на диван.

— Благодарю Вас за сотрудничество, господин Хартман. Это небольшая компенсация за наш неожиданный ночной визит и возмещение стоимости кейса, который мы вынуждены изъять. Думаю, не надо напоминать, чтобы Вы не распространялись о нашей встрече. Считайте, что ее не было, а мы Вам просто приснились. Поверьте, это для Вашего же блага. Спокойной ночи, не смеем больше Вам мешать!

И с этими словами вся компания направилась к двери, больше не сказав ни слова, и прихватив с собой пустой кейс. Через несколько секунд клацнул замок и Вальтер остался один, обалдело уставившись на свои вывернутые на диван вещи. И на пачки денег, которые в отличие от незваных ночных визитеров, никуда не исчезли.

Так что же это получается?! Его просто использовали втемную, как последнего придурка?! И за всем этим стоит банальный криминал, а не какие-то тайные игры рыцарей плаща и кинжала?! Но что же там могло быть?! Вальтер только теперь обратил внимание на странную историю, случившуюся незадолго до того, как он покинул "Адмирал Грейг". Когда уже было окончательно известно, что он летит на Землю, произошла неожиданная неприятность. Замок его кейса заклинило и он не мог его открыть. Чтобы не ломать замок, обратился за помощью к своим техникам. У них-то инструменты на все случаи жизни припасены. Техники замок открыли, но сказали, что этот хлам лучше выбросить и купить новый, так как нет гарантии, что его опять не заклинит. Если Вальтер согласен, то они могут предложить ему другой кейс, размером побольше, в котором хранят документацию. А этот заберут себе, им-то замок без надобности. Тогда он обрадовался, что так все просто разрешилось. А оказывается, его задействовали, как курьера для доставки чего-то очень важного. Иначе, не заплатили бы таких денег. Причем курьера, который даже не подозревает, что везет. Пройдет все тихо — хорошо. Не пройдет — и черт с ним, с курьером…

Ну и дела… Вальтер пересчитал деньги. Пятьдесят тысяч наличными. Надо же… Что же такого могло быть в двойном дне кейса? Не наркотики, это точно. Много туда не засунешь. А если пятьдесят тысяч — только гонорар курьеру… Сколько же заработали на этой доставке те, кто это подстроил? И если не наркотики, то что? Что может стоить таких денег? Впрочем, тут можно гадать до бесконечности. А даже если и догадается, что это меняет? Прошло все удачно, и слава богу! Только непонятно, зачем же надо было обязательно добиваться его увольнения со службы? Ведь он мог и так доставить груз до места назначения. И даже с гораздо меньшим риском, так как при аресте могли случайно обнаружить то, что он везет. Получается, что не обнаружили? И эти два события никак не связаны между собой? Или наоборот, для того и продержали в кутузке две недели, чтобы можно было "зарядить" кейс, а до прилета на Луну он был пуст? И на Луне его ждали? Много вопросов и ни одного ответа…

Решив не изводить себя загадками, Вальтер вздохнул и пошел осмотреть свой дом, который ему пришлось срочно покинуть семь лет назад. Мало, что изменилось. Мать лежит в клинике, и здесь уже давно никого не было. Он ходил по квартире, и все не мог поверить, что вернулся домой. Ладно. В конце концов, жизнь на этом не закончилась. Как говорила легенда Космофлота — Ведьма с "Летающей ведьмы" Ольга Шереметьева, будем решать проблемы по мере их возникновения! Права была баба, черт побери! Вот на кого надо равняться, а не вешать нос. Ей пришлось еще хуже, и то она выкрутилась. Поэтому, сейчас спать, а завтра с утра пораньше начнем новую жизнь!

Но до утра надо еще дожить. Неожиданно раздался сигнал вызова видеофона. Вальтер подошел к аппарату и включил связь.

— Слушаю!

— Привет! Это ты Вальтер Хартман?

— Да, я. А ты кто?

Вальтер удивленно смотрел на темный экран. Голос явно принадлежал подростку, причем по высветившемуся номеру было ясно, что вызов идет из уличного автомата. Но для чего-то он отключил изображение, оставив только звук.

— Тебе это знать не обязательно. Приходи сейчас туда, где вы познакомились с телками, которые потом бухие устроили стриптиз на крыше машины. Помнишь?

— Помню, конечно. Но что все это значит? И ты сам кто такой?

— Тебе там все объяснят. Давай, двигай. Дело срочное.

Связь отключилась. Вальтер удивленно пожал плечами. Это еще что за тайны? Но если пацан сообщил такие подробности, то это ему мог сказать только кто-то из школьных друзей Вальтера. Пожалуй, стоит съездить в кабачок "Черный кот". Именно там они с Генрихом подцепили двух незакомплексованных подружек, с которыми потом устроили пикник на природе. Причем, без стриптиза на крыше машины не обошлось. Правда, эту историю они рассказали всем, так что неизвестно, кто будет ждать его в "Черном коте".

Собираться долго не пришлось. Вальтер вышел из дома, даже не переодевшись и… сразу заметил за собой слежку. То ли его видеофон стоит на контроле, и этот вызов сразу зафиксировали, то ли его просто пасут, и сразу сели на хвост, едва он вышел на улицу. Что одно, что другое ничего хорошего не предвещало. Куда же он влез? Утешало одно — если это полиция, или госбезопасность, то они бы уже давно сцапали его, если захотели. Значит, не хотят. Возможно знают, что его использовали для провоза контрабанды и ждут, что он выведет их на более крупные фигуры? Как бы то ни было, от хвоста надо избавиться. Незачем тащить его в "Черный кот". Возможно, там удастся получить какую-то зацепку к разгадке этой головоломки.

В какой-то степени спасало то, что на улицах сейчас было многолюдно и следить топтунам было тяжеловато. Поводив за собой филеров и поглазев на витрины, Вальтер вошел в один бар, заказал пиво. Двое соглядатаев тоже вошли в бар и расположились за соседним столиком. Он хорошо знал этот район и этот бар. И знал, что из коридора, где находится туалет, можно пройти на кухню, а там выход на соседнюю улицу. Оставив недопитое пиво, встал и пошел в коридор. Затем быстро прошел на кухню, не обращая внимания на удивленные возгласы и рванул к запасному выходу. Раньше его никогда не закрывали. Остается надеяться, что здесь придерживаются традиций. Традиции остались в силе, и через несколько секунд Вальтер оказался на соседней улице, быстро смешавшись с прохожими. Он успел уйти достаточно далеко, когда увидел обоих филеров, выскочивших из бара и растерянно озирающихся по сторонам. Усмехнувшись, остановил такси и назвал адрес в нескольких кварталах от "Черного кота". Если противник пока и не знает о точном месте назначенной встречи, то спустя какое-то время может узнать. Поэтому, сейчас надо работать на опережение.

"Черный кот" мало изменился за все эти годы. Уютное место, где можно неплохо выпить и закусить, причем цены особо не кусаются, а кухня на высоте. Когда Вальтер до него все же добрался, в баре было уже полно молодежи и стоял шум и гам. Он не знал, кто и как скоро придет на встречу, поэтому решил заодно и поужинать. Сев за столик в углу, чтобы держать весь бар под наблюдением, сделал заказ и осмотрелся по сторонам. Никого из знакомых в баре не было. За соседними столиками веселилась шумная компания малолеток, но на него никто не обращал внимания. Народ прибывал, за стол к Вальтеру подсели еще двое. Завязался ни к чему не обязывающий разговор случайных знакомых, но по прежнему никто не проявлял к нему интереса. Вальтер уже закончил ужин и неторопливо пил кофе, когда одна из девчонок лет пятнадцати, сидящая за соседним столиком, подмигнула ему и кивнула в сторону туалета, встав и направившись туда. Выглядело это, как обычное заигрывание, но Вальтер решил проверить, в чем дело. Встав, он пошел следом. Когда завернул за угол и оказался перед дверью, ведущей в туалет, она неожиданно раскрылась и из-за нее выглянула та самая девчонка.

— Ты Вальтер Хартман?

— Я.

— Быстро сюда!

— Зачем?

— Тебе привет от Генриха Крамера.

Теперь все становилось на свои места. Вальтер вошел в туалет и девчонка тут же заперла дверь.

— Вальтер, у меня мало времени. Пусть все думают, что мы с тобой тут трахаемся. У тебя серьезные проблемы. Беги, если сможешь.

— Мадемуазель, давайте по порядку. Ты кто?

— Я Бригитта Крамер, младшая сестра Генриха. Не удивительно, что ты меня не узнал. Тогда я была еще сопливой девчонкой, ведь семь лет прошло. А вот я тебя помню.

— Бригитта, вот так встреча!!! Действительно, не узнал! Но что стряслось?

— Когда всю вашу компанию взяли семь лет назад, ты, Фриц и Генрих смогли удрать. Генриха папаша все же сумел отмазать, а вот Фрица взяли через полгода уже на другом. Но суть не в этом. Вся ваша гоп-компания давно вышла на свободу, сроки им дали небольшие по малолетству. Кто-то опять загремел спустя какое-то время, кто-то поумнел и остановился. Но где-то с неделю назад снова повязали всех. Генрих чудом удрал, у него звериный нюх на опасность. Но он случайно увидел тебя сегодня в космопорту. Не стал подходить, так как побоялся засветиться, а сразу позвонил мне и велел тебя предупредить. Номера твоего коммуникатора я не знаю, поэтому и звонила на домашний. Звонила несколько раз, пока ты не ответил.

— Но ведь мне какой-то пацан звонил!

— Это я своего друга попросила. Он ради того, чтобы меня в койку затащить, на все согласен.

— Спасибо, Бригитта. И Генриху от меня большое спасибо. Передавай привет, если он позвонит. Но что все это может значить? Генрих ничего не говорил?

— Он сам в непонятках. Ясно только одно — вашей гоп-компанией снова заинтересовались. И тебе лучше исчезнуть…

Расставшись с сестрой своего друга, Вальтер вышел из бара и отправился бродить по улицам, осмысливая полученную информацию. Из разрозненных фактов выстраивалась пока только одна версия. Брать за шиворот самого Вальтера Хартмана пока что не собираются. Но хотят всеми силами исключить контакты не только с родственниками, но даже с теми, кого он хорошо знал раньше. Но зачем это нужно? Допустим, действительно МГБ, или полиция затеяли какую-то аферу, в которой ему отводится определенная роль. Пусть не самая главная, но такая, что по каким-то причинам справиться с ней может только Вальтер Хартман и никто другой. Но чем в этом может помешать встреча с родными и друзьями? А может, все гораздо проще? И его родных держат в качестве заложников, как гарантию его хорошего поведения? Нет, это было бы логичным, если бы ограничились только родственниками. Брать в заложники всех школьных приятелей, с которыми он не виделся семь лет, это перебор. Значит, дело в другом. Но в чем? Поразмыслив, Вальтер решил отложить решение этой головоломки до утра. Бригитта может не знать всех его знакомых. Поэтому, завтра надо будет осторожно навести справки обо всех, с кем он учился в школе и кого хорошо знал. Ведь далеко не все водили дружбу с их компанией великовозрастных оболтусов, которых снова взяли за шиворот. Может быть, там удастся что-то выяснить. А первым делом съездить в клинику, навестить мать. Хоть она до сих пор не вышла из комы, но а вдруг? Быть может, своим приездом он вернет ее к жизни.

Когда Вальтер все же добрался до дома, время подбиралось к полуночи. На подходе он снова заметил слежку, но не придал ей значения. Уже ясно, что задерживать его, как остальных, не собираются. И раз их компания задержана, то это дело рук либо полиции, либо госбезопасности. Бандитов они вряд ли заинтересовали. А если еще учесть, что криминальную полицию довольно сложно заподозрить в организации такого странного рейда на Пандору, то кандидат в противники остается только один — МГБ Федерации. И такой противник стоит всех остальных вместе взятых. Но кто же тогда стоит за провозом контрабанды? А может, МГБ использует его, как наживку, чтобы поймать более крупную рыбу? В этом плане их действия вполне логичны. Позволили Вальтеру добраться до места, не выпуская из поля зрения. Да и теперь наблюдают. Ладно, утро вечера мудренее.

Когда Вальтер проходил мимо круглосуточного супермаркета, находящегося возле его дома, неожиданно в его голову пришла неприятная мысль. Раз его так плотно и целенаправленно пасут, то квартира, скорее всего, напичкана "жучками". И этот разговор по видеофону ни для кого не секрет. Единственное, что могло помешать вычислить место встречи с Бригиттой, это недостаток времени. Не может же МГБ знать заранее абсолютно все злачные места, в которых он знакомился с какими-то конкретными девицами. Спасибо Генриху, предусмотрел такой простой и надежный способ конспирации. А ему теперь предстоит делать вид, что ни о чем подобном он не подозревает. Вальтер усмехнулся. Хотите понаблюдать за мной, господа хорошие? Понаблюдаете! Что по вашему мнению должен сейчас делать молодой парень, вернувшийся с военной службы? Вот именно…

Завернув в супермаркет, Вальтер запасся спиртным и закусками. Отягощенный пакетами, поднялся в квартиру и сразу же включил компьютер, войдя в сеть. Просмотрев рекламу борделей, набрал номер. На экране появилась шикарная девица с приятным голосом.

— Добрый вечер, салон "Парадиз" слушает.

— Добрый вечер, мадам! Могу ли я пригласить к себе в гости в столь поздний час сотрудницу вашего салона?

— Конечно! Вас интересует кто-то конкретно из сотрудниц, или не имеет значения?

— Не имеет значения. Важно, чтобы она была живая и знала, что недостаточно просто раздвинуть ноги. А если чего-то не знает, или не умеет, так я научу.

— О-о-о, приятно иметь дело с человеком, который понимает толк в жизни!..

Согласовав еще ряд вопросов, Вальтер отключил связь и оглядел свою берлогу. Ничего страшного, перебьется девочка. Работа у нее такая… В ожидании жрицы любви решил хоть немного прибрать в квартире. Когда уже заканчивал, в дверь позвонили. На пороге стояло миловидное улыбающееся создание.

— Добрый вечер! Это Вы звонили в салон "Парадиз"?

— Я, дорогая моя принцесса, я. Проходи, рад тебя видеть. Давай на "ты". Как тебя зовут, красавица?

— Меня — Амалия. А тебя?

— А меня — Вальтер. Проходи, не пожалеешь!

Дальнейшее было вполне предсказуемым, но до определенного момента. После небольшого застолья, когда парочка переместилась из-за стола в спальню, Вальтер устроил путане такую ночь любви, что у нее захватило дух. По ней было видно, что подобного она никак не ожидала. Для нее это был один из тех редчайших случаев в ее работе, когда клиент думает в первую очередь не о себе, а о своей подруге. Кончилось тем, что Амалия заснула, не выходя из блаженного состояния уже далеко за полночь. Вальтер, слушая размеренное дыхание спящей девушки, подумал, что спектакль удался на славу. У тех, кто за ним наблюдает, не должно возникнуть никаких подозрений.

Наутро, когда Амалия уже собиралась уходить, она все же не удержалась.

— Вальтер, ты чудо. Такие, как ты, в моей работе редкость. Кто ты есть на самом деле?

— Пилот-истребитель Космофлота, вышвырнутый со службы. Сейчас на пенсии по состоянию здоровья.

— Ну?! Ничего себе!!! Вот бы уж никогда не сказала, что по состоянию здоровья! Наверное, это было просто поводом?

— Вот именно. Долго рассказывать.

— Ну и ну… И что же дальше делать думаешь?

— Пока и сам не знаю. Попробую устроиться пилотом на гражданских судах.

— А возьмут?

— Не знаю. Но в любом случае, сидеть на пенсии в четырех стенах не буду.

— Ладно, я побежала. Если захочешь снова встретиться, звони. Номер знаешь.

С этими словами Амалия улыбнулась и, чмокнув его в щеку, выскользнула за дверь. Вальтер вздохнул, и пошел убирать последствия ночного пиршества. Не устраивать же из своей квартиры свинарник, в самом-то деле.

Но пора было делать дело. Начать Вальтер решил с клиники, где лежала мать. Добирался на такси он довольно долго, клиника находилась за городом, в живописном месте. Лечащий врач, узнав о прибытии Вальтера, принял его почти сразу, но обрадовать ничем не смог. Начав говорить заумными терминами, затем он перешел на более понятный язык.

— Поймите, господин Хартман. Мы можем помочь человеку только при одном условии — если он сам этого хочет. А у Вашей матери была попытка суицида. К сожалению, это обнаружили не сразу и медицинская помощь не была оказана своевременно. Вы не совсем правильно поняли, Ваша мать находится не в коме. Она целенаправленно поддерживается в бессознательном состоянии и приводить ее сейчас в чувство крайне нежелательно.

— И сколько же она пробудет в таком состоянии?

— Не менее трех месяцев. Организм должен восстановиться. Но, сами понимаете, если физически мы можем спасти Вашу мать, то вот гарантировать, что она не повторит попытку суицида, мы не можем. Эта забота должна лечь на Вас и остальных ее родственников.

— Понимаю, доктор. Я могу повидать ее?

— Конечно, Вас проводят.

Медсестра провела Вальтера в палату и оставила одного. Он подошел к кровати и глянул в исхудавшее, осунувшееся лицо матери. Сел рядом и взял ее за руку.

— Вот я и вернулся, мама… Хоть и не так, как хотел, но вернулся…

Он говорил долго и временами ему казалось, что мать его слышит. Хотя и понимал, что это невозможно. Под конец у него даже выступили слезы. Поцеловав мать, он покинул палату, и направился к выходу в расстроенных чувствах. Сейчас он ничем не мог ей помочь.

Когда такси, на котором уехал Вальтер, скрылось за поворотом, в кабинет врача вошел человек, внимательно наблюдавший за встречей. Доктор при виде посетителя недовольно поежился.

— Ну что, доктор, как прошла встреча сына с мамашей?

— Вы же сами все видели через камеры визуального контроля.

— Видел, но меня интересует не это. Он ничего не заподозрил?

— Думаю, нет. Реакции были вполне естественны, неподготовленному человеку так сыграть практически невозможно.

— Ясно. Держите и дальше эту алкашку в бессознательном состоянии. Иначе, она может все испортить.

— Но сколько же можно держать ее без сознания?! Вы можете сказать хотя бы приблизительно?

— Могу, доктор. Сколько нужно, столько и будете держать!

Когда Вальтер добрался до дома, то немного успокоился. В конце концов, ничего страшного пока не случилось. Мать находится под присмотром медицины и пропасть ей не дадут. А ему надо сосредоточиться на решении собственных проблем. Сейчас он уподобился зверю, преследуемому охотниками. В которого не стреляют, а просто гонят в нужном направлении. С какой целью — это другой вопрос. Но то, что ничего хорошего ждать в конце этого пути не приходится, уже ясно. Поэтому, можно поломать этим охотникам всю их охотничью забаву. Действовать непредсказуемо и нестандартно. Вплоть до того, что попытаться скрыться и намеренно влипнуть в какую-нибудь небольшую историю. Интересно, как они себя поведут? Но сначала нужно сделать еще кое-что.

Придя домой и наскоро перекусив тем, что осталось от вчерашнего застолья, сел за компьютер и вошел в сеть, одновременно достав кое-какие свои старые записи. Через полчаса у него уже были адреса и номера домашних видеофонов многих его прежних знакомых, с которыми он учился в школе, но не поддерживал особо дружеских отношений. Когда список перевалил за пятьдесят человек, решил, что пока хватит. Связываться днем бессмысленно. Время рабочее и многих просто не будет дома. Поэтому, можно подождать до вечера, а пока прогуляться по городу. Заодно проверить возможность дальнейшего трудоустройства, да и своих соглядатаев проверить заодно. Как они службу несут.

Соглядатаи были на месте и сразу же увязались за Вальтером, но он не делал попытки от них избавиться. Пока что они не мешают. Взяв такси, отправился в ближайшее крюинговое агентство, занимающееся набором летного состава на гражданские суда. И тут Вальтера ожидала первая неприятная новость. Когда в разговоре с менеджером он сказал, что является военным пилотом Космофлота, уволенным на пенсию, менеджер сразу заинтересовался, хотя и постарался не показать этого. Но когда выяснилось, что Вальтер не вахтенный офицер крейсера, или авианосца, а всего лишь унтер-офицер, пилот-истребитель и пилотировал только небольшие машины массой порядка сотни тонн, внимание клерка заметно упало. А когда он узнал, что Вальтер из тех, кого называют "инкубаторскими", то и вовсе утратил к нему интерес. Похожий разговор в несколько различных вариациях повторился еще в пяти агентствах. Но суть была одна. Вальтер Хартман, пилот-истребитель с огромным стажем, воевавший за Федерацию, награжденный многими орденами и медалями, имеющий на счету сто девяносто шесть уничтоженных машин противника, никому не нужен. Его держали в Космофлоте, пока он был нужен. А как только перестал быть нужен, сразу вышвырнули на свалку.

Не в лучшем расположении духа Вальтер отправился обратно, завернув по дороге в супермаркет недалеко от дома. Помимо необходимости закупить продукты, у него была шаткая надежда встретить кого-нибудь из знакомых. Хоть и маловероятно, но все же. Но сколько он ни бродил по этажам, так никого и не встретил, хотя "провожатые" были тут как тут. Вдоволь поводив их за собой, вышел из магазина и отправился домой, гадая, когда же от него отстанут. Отстали возле самого входа в подъезд. Вальтер усмехнулся. Ну и черт с вами. Смотрите, раз уж вам так хочется…

Дождавшись вечера, Вальтер начал обзванивать своих школьных знакомых. Некоторые номера вообще не отвечали, а по тем, до кого удалось дозвониться, отвечали родители. Когда весь список номеров был исчерпан, призадумался. Из всех его школьных знакомых, до кого удалось дозвониться, в данный момент в Берлине не было никого. Кто-то работал на Луне, или на других планетах Солнечной системы, кто-то отправился в круиз и вернется не раньше, чем через пару месяцев, а кто-то вообще отправился за пределы Солнечной системы. Каждый факт в отдельности никаких подозрений не вызывает. Но все вместе… Вывод напрашивался один — кто-то постарался сделать так, чтобы он не смог встретиться ни с кем, кто знал его раньше. А зачем? Непонятно…

Решив помотать нервы своим противникам, а также подстегнуть их к дальнейшим действиям, Вальтер вошел в сеть и открыл сайт, где оставляли свои сообщения "дикие гуси", то есть наемники. Особо мудрствовать не стал, написав кратко: "Пилот-истребитель Космофлота, вышедший на пенсию, ищет работу по специальности". Коротко и ясно, умный поймет. Он не сомневался, что те, кто следит за ним, тут же узнают об этом объявлении и примут меры, так как это идет вразрез с их планами. Но это дело не сегодняшнего дня. А пока… Вальтер снова набрал знакомый номер на видеофоне.

— Добрый вечер, салон "Парадиз" слушает!

— Добрый вечер, мадам. Могу я пригласить в гости Амалию?

— Конечно, можно! Ждите, она сейчас выедет!

Долго ждать не пришлось и вскоре раздался звонок в дверь. Вальтер открыл и увидел на пороге улыбающуюся Амалию.

— Добрый вечер!

— Добрый вечер, Амалия, заходи. Составь мне сегодня компанию на поминках.

— На поминках? Умер кто-то из твоих близких?

— Нет. Я умер.

— Вальтер, ты что?! С тобой все в порядке?

— В порядке, если это можно так назвать. Сегодня я умер, как пилот. Куда ни обращался, со мной даже не хотят разговаривать. Думаю, что и в других местах будет то же самое.

— Ух, ну и шуточки у тебя… А ну давай, рассказывай…

Вальтер усадил путану за стол и в процессе ужина рассказал свою историю. Умолчал только о возникших подозрениях. Рассказ произвел на Амалию неизгладимое впечатление и она дала волю эмоциям.

— Ничего себе!!! И из-за этого козла тебя вышвырнули со службы?!

— Увы. Теперь уже ничего не изменишь. И я еще очень легко отделался. Спасибо следователю военной прокуратуры, который вел мое дело. А если бы нарвался на какого-нибудь формалиста, точно загремел бы в тюрягу.

— Хочешь, помогу тебе разобраться с этим козлом? Знаю я тут некоторых ребят, они недорого возьмут. Отбуцкают так, что его точно по состоянию здоровья со службы выгонят.

— Не надо, Амалия, это мое дело. Я никого не хочу втягивать в свои разборки.

— Ну, смотри, как хочешь…

Они сидели за столом и говорили очень долго. Вальтер выплескивал душу, и Амалия понимала, что ему просто надо выговориться. Когда же они переместились из-за стола в спальню, снова вознес ее на вершину блаженства. Редчайший случай в работе путаны…

Наутро, когда Амалия была в ванной, неожиданно раздался сигнал пришедшей электронной почты. Вальтер открыл письмо и стал читать. Кто-то откликнулся на его объявление и просил рассказать о себе подробнее. За этим занятием его и застала Амалия, войдя в комнату.

— О-о-о, тебе уже пишут?

— Да, разместил вчера объявление на сайте "Солдат удачи".

— Вальтер, ты что, дурак? Извини за прямоту. Ты что, хочешь в наемники податься?

— А куда еще идти человеку в моем положении? Ведь я, кроме как воевать, больше ничего не умею. Жить на пенсию в моем возрасте? Это не смешно. Да особо на нее и не разгуляешься. Ведь я всего лишь штаб-унтер-офицер.

— Тебе жить надоело? Ты служил в Космофлоте, а теперь хочешь рисковать жизнью ради каких-то толстосумов?

— А у тебя есть предложение получше?

— В принципе, есть. Не знаю только, как ты к этому отнесешься. Дай слово, что не дашь мне по физиономии и не выставишь голой за дверь.

— Ого, что же там такое? Хорошо, даю слово! Самому интересно!

— Вальтер, ты настоящий талант в постели. Говорю тебе это, как профессионал. Согласился бы ты ублажать богатых дамочек? Деньги платят очень хорошие.

— Нет, это не для меня. Я лучше буду делать второй заход на цель в джунглях.

— Жаль, могли бы работать вместе. Многие богатые дамочки любят заказывать сразу двоих — девочку и мальчика. Но это работа на любителя, не все выдерживают.

— Вот и я о том же.

— Ладно. Вальтер, можешь пока никому не давать никаких обещаний по поводу работы наемником?

— В каком смысле?

— Поговорю со своими знакомыми. Я ведь многих знаю, работа такая. И иногда мне оказывают кое-какие услуги. Не обещаю, но попробую. Может, что и подвернется по твоей специальности. Там, где к анкетным данным особо не принюхиваются.

— А что, есть возможность?

— Вальтер, я же тебе сказала, не обещаю. Но попробую…

Когда девушка уже уходила и чмокнула его в щеку на прощание, он задержал ее в дверях.

— Амалия, подожди. Скажи честно, почему ты хочешь мне помочь?

— А потому, что ты — человек, Вальтер. И ко мне относился, как к человеку, а не куску мяса, работающему за деньги. Ты думаешь, многие клиенты усаживают меня с собой за стол? И думают в постели обо мне, а не о себе? И вежливо со мной обходятся? Такое не забывается. Ты прав, не надо тебе идти в мальчики по вызову. Паскудная работенка…

Глава 4

Когда Амалия ушла, Вальтер посидел еще какое-то время возле компьютера, а потом решил пойти прогуляться. Подышать свежим воздухом, да заодно и свой "эскорт" проверить. Интересно, как они отреагируют? Ведь нет никаких сомнений, что его разговор с путаной уже известен тому, кто устроил всю эту авантюру. И сейчас они должны землю рыть, но предотвратить уход "объекта" на сторону. Иначе, все труды впустую.

"Эскорт" был на месте и сразу же увязался следом. Но он снова не делал никаких попыток оторваться, и водил соглядатаев за собой. Когда же завернул в ресторан пообедать, двое увязались за ним, а остальные остались снаружи. Но едва углубился в изучению меню, как рядом раздался голос.

— Добрый день, господин Хартман. Разрешите составить Вам компанию?

Вальтер поднял голову и увидел мужчину лет сорока, усаживающегося за стол. Было ясно, что просьба о разрешении — лишь дань вежливости.

— Добрый день. Садитесь, конечно. Но откуда Вы меня знаете?

— В наше время собрать информацию о человеке — это не такая уж и большая проблема. Поэтому, давайте не будем уточнять мои источники информации. У меня к Вам деловое предложение, господин Хартман. Думаю, оно Вас заинтересует.

— И какое же?

— Вы разместили объявление о поиске работы по специальности на сайте "диких гусей".

И я могу предложить Вам такую работу.

— А Вы понимаете, о какой работе идет речь? И кстати, как к Вам обращаться?

— Прошу прощения, я не представился. Йохан Сваровски, адвокат. Моего клиента, в интересах которого я работаю, назвать не могу, пока мы не придем к соглашению. А по поводу работы — мне известно, что Вы пилот-истребитель Космофлота. Причем, очень хороший пилот. И Вас вынудили уйти на пенсию при весьма неблаговидных обстоятельствах. Кстати, не являетесь ли Вы потомком Эриха Хартмана, знаменитого аса середины двадцатого века?

— Нет, просто однофамилец. Меня в свое время тоже интересовал этот вопрос.

— Ну, это так, лирическое отступление. Так вот, господин Хартман. Моему клиенту нужен хороший пилот-истребитель. Который четко выполняет приказы, не задает глупых вопросов и получает за это хорошие деньги.

— Насколько хорошие?

— Достаточно хорошие. Мне известна ставка Вашего последнего жалованья. Для начала будете получать в пять раз больше.

— Хм-м… Заманчиво… И что же я должен буду делать?

— В общих чертах — прикрытие некоторых объектов с воздуха, патрулирование воздушного и околопланетного пространства. В случае необходимости применять оружие на поражение. Иными словами, то же самое, чем Вы занимались совсем недавно в Космофлоте. Но только за гораздо большие деньги.

— В общих чертах — понятно. А нельзя ли поконкретнее? И мой ответ нужен прямо сейчас?

— Не сейчас, подумайте. Надеюсь, трех дней Вам хватит? Вот моя визитка с номерами и адресом электронной почты. Если надумаете, позвоните. Вот тогда и поговорим поконкретнее. А сейчас, приятного аппетита, не смею Вам больше надоедать.

Адвокат встал и собрался уходить, когда Вальтер решил сыграть в открытую. Все равно, они уже знают, что он заметил слежку.

— Минуту, господин Сваровски. А топтуны, что ходят за мной постоянно, как тени, это инициатива Вашего клиента, или конкурирующая фирма?

— Это не топтуны, а охрана, господин Хартман. Да, она приставлена моим клиентом в целях обеспечения Вашей же безопасности. Ведь Вы давно уже не были в Берлине и не знаете уровня существующей здесь криминогенной обстановки. Хоть им и было сказано, чтобы не попадались на глаза, но Вы их все же заметили. Что поделаешь, они не филеры, а охранники. Поэтому, не обращайте внимания, докучать они не будут. Но если, не дай бог, наметится какая-то неприятность, то тут же придут на помощь. Нам совершенно не нужно, чтобы Вы угодили в клинику. Шпаны на улицах сейчас хватает.

— Но ведь они появились сразу же, как я вернулся. А объявление я дал совсем недавно.

— Не буду обманывать, Вами заинтересовались сразу же, как произошел этот неприятный инцидент на Луне. Моего клиента интересуют настоящие профессионалы, а Вы являетесь таковым в своей области. Вот и держали Вас в поле зрения. Хотели дать отдохнуть несколько месяцев, а потом сделать это предложение. Но Вы опередили события и стали искать работу почти сразу. Кто же знал, что Вы такой нетерпеливый и отдыхать после службы не намерены. Вот поэтому мы и встретились.

— А зачем вам мой кейс понадобился?

— Простите, не понял. Какой кейс?

— Ладно, это так, лирическое отступление. Благодарю Вас, господин Сваровски. Я обдумаю Ваше предложение.

Когда Сваровски ушел, Вальтер призадумался. Черт побери, а ведь похоже на правду… Возможно, он допустил ошибку в самом начале? И последние события никак не связаны друг с другом? И он действительно заинтересовал какую-то криминальную структуру? Потому, что никто другой не станет подбирать пилота-истребителя, вышвырнутого со службы, и предлагать ему огромные деньги. За что, кстати? Если исходить из информации, озвученной Сваровски (впрочем, Сваровски ли?), то очень похоже на прикрытие подпольных лабораторий по производству наркотиков на какой-нибудь дикой планете. Причем, прикрытие не от полиции, с ней как раз таки можно договориться. Прикрытие нужно от конкурентов. От тех, с кем договориться не получилось. А из этого следует, что если только влезешь в это дерьмо, то уже из него не выберешься. Из мафии на пенсию не выходят, там "служба" пожизненная. Другой вопрос — насколько долгая…

Пообедав, Вальтер отправился домой, а "охрана" последовала за ним. Интересно, что будет, если он ответит отказом на столь заманчивое предложение? Вот тогда и будет окончательно ясно — бандиты это, или нет. Бандиты, получив отказ, вряд ли начнут настаивать. Никакой конкретики ему не сообщили, поэтому опасаться утечки информации не стоит. А тащить человека в мафиозные дела насильно — этим можно добиться обратного результата, что он сдаст всех полиции. Что бандитам совершенно не нужно. А вот если не отстанут… Впрочем, три дня у него есть. А пока — на пенсии он, или нет?! Вот и будем отдыхать дальше!

Вечером Вальтер снова вызвал Амалию, но она оказалась занята. На предложение вызвать другую девушку не согласился и попросил "забронировать" ее на следующий вечер. В расстроенных чувствах опрокинул несколько рюмок коньяка и завалился спать. Началась "пенсионная" жизнь.

Наутро он проснулся довольно поздно, и первым делом проверил почту. Пришло аж семь сообщений от потенциальных работодателей! Оказывается, он действительно нарасхват в определенных кругах. Профессия и опыт очень уж дефицитные. Ладно, поглядим, что дальше будет. И тут раздался вызов по видеофону. Вальтер включил связь и увидел Амалию.

— Вальтер, доброе утро! Говорят, ты меня вчера вечером искал?

— Доброе утро, Амалия. Да, искал. Хотел пригласить тебя хорошо провести вечер.

— Ну что же ты утром не сказал?! А я сейчас занята, и причем не в Берлине. Вызвал бы другую девушку из нашего салона, постоянным клиентам скидка.

— А может, не нужна мне другая?

— О-о-о, Вальтер, осторожно! Не забывай, это моя работа. Не привыкай ко мне, тебе же лучше будет.

— Ладно, давай не будем философствовать. Ты когда вернешься?

— Только завтра к вечеру. У меня сейчас долгосрочная "аренда".

— Как вернешься, позвонишь?

— Позвоню. Только предупреди салон заранее, чтобы они меня никуда не планировали. Кстати, есть для тебя кое-что интересное. Приеду, расскажу…

Вальтер насторожился, но Амалия видно и сама не хотела говорить по видеофону о подобных вещах, поэтому быстро перевела разговор на другую тему. Поболтав еще немного о несущественных мелочах, пообещала, что обязательно сообщит о своем возвращении в Берлин. Когда экран погас, он снова перешел к компьютеру и присвистнул. Пока шел разговор с Амалией, пришло еще два предложения о "работе". Видно, он сильно поторопился, "похоронив" себя, как пилота…

До возвращения Амалии делать было особо нечего и Вальтер решил собрать как можно больше информации о своих потенциальных "работодателях". Сайт "Солдат удачи" тем и был хорош, что позволял обмениваться информацией, соблюдая полную анонимность. Конечно, излишней конкретики все избегали, но и из того, что попадало в сеть, умный человек мог сделать правильные выводы. Полиция и МГБ смотрели на это сквозь пальцы, так как на самой Земле ничего подобного уже давно не практиковалось. А вот то, что творится на диких задворках Федерации, на малоосвоенных планетах, где у кого длиннее ствол, тот и прав, их особо не интересовало. Похоже, что высший эшелон обоих силовых ведомств сам имел долю в этом прибыльном бизнесе. Через несколько часов информации к размышлению было уже хоть отбавляй, и Вальтер понял, что без работы не останется. В современный просвещенный век спрос на наемников был не меньше, если не больше, чем во времена конкисты.

Вечером Вальтер снова вышел прогуляться. Так, без всякой цели. Беззаботно бродя по улицам, он просто отдыхал. Пока не вернется Амалия, лучше ничего не предпринимать. Как знать, быть может у нее действительно стоящая информация. И тогда нет смысла связываться с клиентом господина Сваровски, пусть он поищет себе другого пилота. Находясь в прекрасном расположении духа, Вальтер проходил мимо ресторана и чисто машинально глянул в окно. Окна были огромные и поскольку внутри уже горел свет, все было прекрасно видно. За столиком возле окна сидела пара, а рядом стояла официантка и принимала заказ. И в этой официантке он узнал одну из тех девиц, с которыми они познакомились в "Черном коте"!!! Вот это удача! Не подав виду, Вальтер проследовал дальше, так как "эскорт" шел следом. Теперь надо отвести их подальше от этого места, чтобы не возникло никаких подозрений. А потом снова стряхнуть с хвоста. С этой девицей надо поговорить обязательно. Как знать, может быть случайно удастся найти разгадку к этой головоломке. Во всяком случае, он теперь знает, где она работает. Как же ее зовут? Вроде бы, Гертруда? Точно, Гертруда. Вот и побеседуем…

Бродя по вечерним берлинским улицам, Вальтер прикидывал, где удобнее "обрубить хвост". Так, чтобы придать этому видимость случайности. Если провожатые не профессиональные шпики, а охранники, то вряд ли смогут обнаружить его снова. В конце концов, подходящее место было найдено, и он оторвался от своих соглядатаев. Теперь надо спешить. Гертруда еще должна быть на работе, а вот где она теперь живет, он не знает. Поэтому, искать ее надо в ресторане. И причем срочно, пока его не обнаружили. Этим он только засветит Гертруду, и их разговор станет известен противнику. Поэтому, взяв такси, поспешил на встречу.

Когда Вальтер вошел в ресторан, там было уже довольно многолюдно. Окинув взглядом зал, заметил Гертруду и сразу пошел к ней. Она как раз закончила брать заказ и собралась идти на кухню. Как бы нечаянно проходя мимо, поинтересовался.

— Девушка, простите, а где тут можно заказать столик… Господи, Гертруда, ты ли это?!

Официантка обернулась, и в ее взгляде мелькнуло сначала удивление, а потом смятение.

— Да, я Гертруда. Но я Вас что-то не припомню, молодой человек.

— Гертруда, вспомни — "Черный кот", и как мы отмечали нашу встречу!

— Присядьте вон за тот столик в углу, пожалуйста. Я сейчас подойду…

И официантка умчалась на кухню. Вальтер пожал плечами и направился к указанному столику. Благо, он был свободен. Сев за стол и развернув для приличия меню, задумался. И чего это она так запаниковала? Но официантка появилась довольно быстро. Мило улыбаясь, она тем не менее тихо прошипела.

— Вальтер, ты зачем сюда приперся?! Я же здесь с мужем работаю!!! Не дай бог, он узнает!!!

Ситуация оказалась комичной, а он чего только не передумал! Поэтому, постарался сгладить ситуацию.

— Гертруда, ради бога, прости, я не знал. Случайно тебя в окно увидел и зашел спросить, не знаешь ли ты что-нибудь о моих друзьях? Генрихе и Фрице? Семь лет в Берлине не был, и сейчас никого найти не могу.

— Фриц — не знаю. Последний раз его года три назад видела, потом он куда-то исчез. А Генрих пару месяцев назад на Швейцарию улетел. Там у его папаши какой-то бизнес хорошо пошел, вот они и махнули туда всем семейством.

— Подожди, как пару месяцев назад… И как всем семейством?!

— Так, всем. Папаша туда еще раньше перебрался, а два месяца назад его мать, сам Генрих и его младшая сестренка Бригитта улетели.

— Ты это точно знаешь?!

— Вальтер, да что с тобой? Он мне сам перед отъездом в космопорт звонил. Что заказывать будешь? На нас уже внимание обращают…

А вот это была новость, так новость… Вальтер лихорадочно соображал, что же делать дальше. Получается, его водили за нос в "Черном коте"? И девчонка, которая с ним разговаривала, вовсе не Бригитта Крамер, а непонятно кто? Но зачем это нужно?! Ведь он и сам мог бы узнать о том, что его старую компанию снова взяли за шиворот, если начал наводить справки! Гертруде врать смысла нет, да и заподозрить ее в намеренной дезинформации трудно, так как он встретил ее совершенно случайно. А вот лже-Бригитта сама с ним связалась и попросила о встрече… Что же стоит за всем этим?

— Пожалуй, давай свиной стейк с бутылочкой красного. Отпраздную свое возвращение. А у тебя что, муж сильно ревнивый?

— Вальтер, ради бога!!! Мало ли, что мы раньше по малолетству вытворяли!

— Все, все, шучу! Рад, что у тебя все хорошо. Просто поужинаю и уйду…

Когда Вальтер наконец-то добрался домой, снова на подходе угодив под опеку своей "охраны", то попытался систематизировать все события, которые произошли с ним начиная с этого странного рейда на Пандору. Они удивляли именно своей нелогичностью и нестыковкой. В свете последних новостей очень похоже, что против него играют два разных противника, каждый из которых преследует свои, возможно диаметрально противоположные цели. Это было бы предпочтительнее, так как можно попытаться столкнуть их лбами. Но независимо от того, сколько их, есть лишь один способ поломать им эту игру. А именно — действовать непредсказуемо, нестандартно и вразрез их желаниям, когда его будут старательно "гнать" в определенном направлении. Вам очень надо, чтобы Вальтер Хартман стал пилотом-истребителем неизвестно у кого и неизвестно для чего? Увы, господа… Вальтер Хартман сыт по горло военной службой и воевать за чьи-то интересы больше не собирается. Он хочет отдохнуть от всего этого где-нибудь на Канарах, Мальдивах, Гавайях, или еще где. Приятно провести время с местными красотками. А то, что объявление на сайте "диких гусей" разместил… Так он передумал! Гори оно все синим пламенем! Всех денег все равно не заработаешь! А прожить и на его военную пенсию можно! Интересно, что вы в этом случае предпримете, господа хорошие? Начнете суетиться, проявлять активность и невольно раскроете свои истинные намерения. А вот тогда уже можно будет сделать определенные выводы и разработать дальнейшую тактику. Но пока — подождать Амалию. Вдруг, у нее действительно есть что-то, представляющее интерес.

В течение следующего дня ничего, заслуживающего внимания, не произошло. Вальтеру никто не звонил и неожиданных визитов не наносил. Пришло еще только несколько предложений о "работе", да "охрана" таскалась за ним, как привязанная, когда он выходил из дома. Ближе к вечеру позвонила Амалия.

— Вальтер, привет! Я прибыла! Как, не передумал?

— Привет, не передумал! Ты когда приедешь?

— Подожди, я только-только в квартиру вошла. Сейчас хоть ванну приму и перекушу с дороги.

— Ничего не перекусывай, давай ко мне. Сходим в ресторан.

— Ну?! Вальтер, ты что, начинаешь за мной ухлестывать?

— А даже если и так? Разве тебе не приятно?

— Приятно, конечно. Но не забывай о моей работе.

— Ладно, давай, я тебя жду…

В ожидании девушки Вальтер зашел в сеть и поискал подходящий ресторан. Не вести же ее, в самом деле, в "Черного кота", или подобное заведение. Там по вечерам слишком многолюдно и шумно. А у них все же что-то вроде деловой встречи. Хотя, интересно было бы сходить в "Черного кота". Может, удалось бы с лже-Бригиттой повстречаться… Но… Что это даст? Скажет, что подошли большие дядьки, заплатили денег и попросили позвонить по такому-то номеру и озвучить то-то и то-то. Ничего стоящего он не узнает, а вот себя раскроет. Сейчас же противник пока что остается в уверенности относительно подброшенной ему дезинформации. Вот и пусть остается уверенным дальше. Звонок в дверь оторвал Вальтера от размышлений. На пороге стояла улыбающаяся Амалия.

— Привет, а вот и я!

— Привет, дорогая, я тебя уже заждался!

— Как ты тут без меня?

— Плохо! С тобой лучше! Давай, поехали в ресторан, а то боюсь, что с нами обоими приключится голодный обморок!

Амалия засмеялась. Вальтер быстро подхватил ее под ручку и вывел из квартиры. Он не хотел, чтобы девушка сказала лишнее. Лучше за столом все обсудят. Выйдя на улицу и взяв такси, попросил отвезти их в старый ресторан "Золото Рейна", пользующийся большой популярностью. Чтобы девушка не разоткровенничалась раньше времени, перевел разговор на посторонние темы, но Амалия сама дала понять, что болтать при посторонних не будет. Когда же они наконец прибыли в ресторан и уединились в отдельном кабинете, рассказал о поступивших за эти дни "деловых предложениях", умолчав только о встрече со Сваровски. Уж больно скользкое это дело, нечего девушку сюда впутывать. Амалия отнеслась ко всему со всей серьезностью, и огорошила неожиданным вопросом.

— Вальтер, а как у тебя с русским языком?

— Нормально, а что?

— Расскажу по порядку. Когда я ушла от тебя утром, то в тот же день позвонила своим знакомым по твоему вопросу. Один заинтересовался и предложил встретиться. Ну, сам понимаешь… Он мой давний клиент. Именно поэтому меня и не было в Берлине два дня. Так вот, он как-то связан с космическими грузовыми перевозками и имеет возможность пристроить тебя пилотом на транспортный корабль. Подробностей не знаю, он хочет поговорить с тобой лично. Сам понимаешь, по видеофону такие вещи не обсуждают. Думаю, у него там не все чисто, но по поводу денег заверил, что не обидит.

— Так этот твой знакомый что, бандит?

— Ну, не будем утверждать столь категорично. В его делах я ничего не смыслю. Знаю только, что денег у него куры не клюют и полиция его стороной обходит.

— А причем тут знание русского?

— Да, забыла сказать. Он русский и живет в Санкт-Петербурге. Был во Франкфурте по делам, вот и пригласил меня к себе. Но сейчас вернулся в Петербург. Если хочешь, можешь туда слетать. По видеофону он говорить не будет.

— Понятно. Можно и слетать. А что он из себя представляет?

— Что представляет? Мужчина, как мужчина. Возраст хорошо за шестьдесят, но за собой следит. Дома жена-мымра, от которой он с радостью уезжает "по делам". В общем, обычный бизнесмен, каких тысячи. С той только разницей, что в постели — ого-го! Молодым сто очков форы даст. Да, знаешь, что еще меня удивило. Я ненароком обмолвилась о твоих постельных талантах и это его почему-то сразу заинтересовало. Стал спрашивать, а не будешь ли ты против, если придется потрахивать для пользы дела одну дамочку гораздо старше тебя? Но это не обязательное условие, а только в том случае, если она сама на тебя глаз положит.

— Это еще что за петербургские тайны? Какую там дамочку надо трахать для пользы дела? Ей что, мальчиков по вызову в Петербурге мало? Небось, еще и страшна, как смертный грех?

— Нет, он показал ее фото. Можешь мне поверить — шикарная женщина. И она живет в данный момент не в Петербурге, и вообще не на Земле, а на нейтральной Швейцарии, далеко за пределами Федерации. Но если примешь это предложение, то тебе придется частенько туда наведываться.

— Охренеть… Это как же моя должность на корабле будет называться? Пилот-альфонс? Или как? Если она такая шикарная, как ты говоришь, так наверное еще и деньги у нее неплохие водятся? Что же она себе профессионального альфонса найти не может? Или, от нее все убегают?

— Вальтер, не знаю. Подробностей он не сказал. Сказал только, что если ты согласишься, то военное жалованье в Космофлоте покажется тебе жалкой подачкой. Работа не разовая, а постоянная, так как он заинтересован в постоянных сотрудниках. И он прекрасно понимает, что человека удержать на работе можно только деньгами.

— Интересно… Очень интересно… И как с ним связаться?

— У меня есть номер его коммуникатора. Зовут Игорь Николаевич. Как позвонишь, назовешься и скажешь, что по поводу разговора с Амалией. А там уже решите все между собой…

Дальнейший разговор не добавил ясности. Неизвестный Игорь Николаевич не стал утомлять Амалию излишней информацией. Дал свой контактный номер и больше ничего. В общем-то, и правильно. Если человек занят делами, не совсем согласующимися с уголовным кодексом, так нечего оставлять информацию всяким посторонним личностям. После ужина и небольшой прогулки, в которой их сопровождали ставшие уже привычной деталью пейзажа соглядатаи, Вальтер пригласил Амалию провести ночь в отеле, а не у себя дома. Говорить о своих подозрениях, что квартира нашпигована "жучками", он не хотел. Иначе, девушка не будет вести себя естественно, и на это обратят внимание те, кто наблюдает за ними. А если не предупредить, так она может сказать что-нибудь неподобающее. Не нужно, чтобы его противник узнал раньше времени об этом разговоре. Завтра надо будет тихо и незаметно исчезнуть из Берлина. Даже никому не позвонив. Иначе, если он заранее сделает звонок в Петербург, это может не укрыться от тех, кто ведет с ним эту непонятную игру. Ну, а пока… Шампанское и закуски в номер, и пусть весь мир подождет до утра!

Наутро, расставшись с Амалией, Вальтер поспешил домой на глазах у своей "охраны", которая всю ночь ошивалась возле отеля. Войдя в квартиру, убедился, что в период его отсутствия тут никого не было. Значит, пока неизвестные оппоненты еще соблюдают определенные границы и не лезут на рожон. А теперь надо выбираться из города. Вальтер решил не брать с собой никакого кейса, или сумки. Это сразу же бросится в глаза. Поэтому, взял только документы и деньги. Поколебался, стоит ли брать оружие? Его именной пистолет, который ему оставили, как награду, не будет заметен под курткой. Но едва он достанет его из сейфа и возьмет с собой, это не укроется от того, кто сейчас за ним наблюдает. И сразу возбудит подозрения, что может подтолкнуть противника к более активным действиям. Поэтому, ограничившись документами и деньгами, Вальтер посвистывая покинул квартиру, как будто собирался вернуться сюда через несколько часов. Никаких подозрений это вызвать не могло. Документы? Так может человек опять собрался пройтись по местам поиска работы. Деньги? В банк захотел положить. В конце концов, ничего необычного в этом нет.

Дальнейшее не составило особых трудностей. Вдоволь поводив за собой соглядатаев по городу, Вальтер оторвался от них в метро и сразу же поехал на вокзал. Вылетать пассажирским шаттлом из берлинского космопорта он не хотел, чтобы не засветиться на регистрации перед посадкой. Решил добраться наземным транспортом — скоростным монорельсовым экспрессом до Франкфурта, а оттуда уже вылететь в Петербург. Даже свой коммуникатор отключил и отсоединил блок питания, чтобы его нельзя было засечь. Береженого бог бережет. А то, что-то очень много непонятного стало твориться вокруг него в последнее время…

Весь путь до Санкт-Петербурга прошел без приключений. Сколько Вальтер не пытался обнаружить слежку, но так и не заметил. Скорее всего, не ожидали от "охраняемого объекта" такой прыти. Получалось, что действительно против него действует какая-то криминальная структура. От слежки МГБ, или полиции ему бы вряд ли удалось уйти. А даже если и удалось, то во Франкфурте ему бы все равно снова сели на хвост. Но этого не случилось, и вот он стоял в зале прилета космопорта в Санкт-Петербурге. Вокруг были сотни людей, но на него никто внимания не обращал. Свой коммуникатор Вальтер решил пока не включать, поэтому набрал номер с уличного видеофона. Ответили почти сразу.

— Добрый день, это Игорь Николаевич?

— Да, а кто Вы?

— Вальтер Хартман. Мне дала Ваш номер Амалия. Сказала, что Вы хотите поговорить со мной при личной встрече.

— Да, помню. Где Вы сейчас?

— Только что прилетел в Петербург, стою в зале прилета пассажирского терминала космопорта.

— Никуда не уходите, ждите возле митинг-пойнта. Мой водитель заберет Вас через час.

Собеседник отключился раньше, чем Вальтер успел спросить, а как собственно водитель его узнает? Если тут замешаны какие-то криминальные секреты, не будет же он привлекать внимания. Но если этот самый Игорь Николаевич такой пробивной, то может быть подготовился заранее? Ладно, подождем…

В ожидании водителя Вальтер послонялся по космопорту, попил кофе, и незадолго до истечения назначенного времени был на месте встречи. Головой особо по сторонам не крутил, но пытался вычислить того, кто за ним приедет. И очень скоро в зале возник молодой поджарый парень, прямиком направившийся к нему.

— Прошу прощения, это Вы Вальтер Хартман?

— Да, это я.

— Здравствуйте, меня зовут Алексей. Игорь Николаевич велел Вас встретить. Прошу Вас.

Когда Вальтер в сопровождении Алексея вышел на парковочную площадку, то удивился. Водитель подошел к неприметному простенькому автомобилю и открыл дверь. Вальтер сел на пассажирское место, гадая, что бы это значило. Серьезные бизнесмены обычно и автомобили имеют серьезные. Тем более, если держат личного водителя. А эта таратайка… Вряд ли Игорь Николаевич — обыкновенная пустышка, которая только мнит себя серьезным бизнесменом, а на деле полный ноль. Значит, эта машина специально предназначена для каких-то деликатных поручений, когда требуется избежать лишнего постороннего внимания. Да и внешний вид водителя грамотному человеку говорил о многом. Не глыба мускулов, годящаяся только для таранного удара в дверь, а сухой, поджарый хищник с цепким, оценивающим взглядом. С характерными мозолями на руках. Такие одним неуловимым движением проламывают височную кость любому качку. Или, если надо оставить противника живым для последующей "беседы", шутя ломают руки и ноги. Во время службы Вальтер встречался с подобными индивидуумами, когда надо было выполнить очередное невыполнимое задание. Для таких полетов всегда брали Вальтера Хартмана, зная о его возможности совершать невозможное. Правда, его дело было только обеспечить доставку и эвакуацию этих головорезов. Иногда, когда не все проходило чисто — оказать поддержку с воздуха. Но они всегда выполняли задание. И Вальтер был очень рад, что являлся для них "своим", а не "чужим"… Вот и его водитель — точно такой типаж. Ох, непрост Игорь Николаевич…

В дороге Алексей особо не разговаривал, иногда только односложно отвечая на вопросы. Вальтер понял, что ничего от водителя не узнает, поэтому лучше запастись терпением и ждать. Утешает одно — если им заинтересовались, то значит встреча не преследует цели "приходите, а мы на Вас посмотрим и внесем в базу данных". Серьезные люди такой ерундой не занимаются. Здесь или — или. Между тем, машина неслась по автобану, ведущему в город. Космопорт находился довольно далеко от Петербурга. Вальтер с интересом глядел по сторонам, он был здесь всего один раз и очень давно. Еще когда учился в школе, они приезжали в Петербург всем классом на каникулах. И вот теперь ему было интересно снова оказаться в древнем городе на берегах Невы. Правда, до города еще ехать и ехать. Весь путь от космопорта пролегает исключительно в наземном режиме. Полеты автомобилей в этой зоне строжайше запрещены.

Когда появились первые городские постройки, Алексей позвонил куда-то по коммуникатору и сообщил, что они подъезжают. Ответа Вальтер не слышал, но по реакции водителя понял, что все остается в силе. Попетляв по окраине, машина остановилась возле небольшого кафе. Очевидно тот, кто пришел на встречу, не хотел светиться в очень людном месте. Алексей вышел из машины и попросил следовать за ним. Вальтеру ничего не оставалось, как подчиниться.

Зал кафе в это время был почти пуст. За столиком в углу сидел мужчина и сразу же обратил внимание на вошедших. Когда они подошли, велел водителю подождать в машине, а Вальтеру предложил сесть за стол.

— Здравствуйте, господин Хартман. Присаживайтесь, поговорим.

— Здравствуйте, Игорь Николаевич.

— Вы хорошо говорите по-русски, акцент почти не заметен. Имели хорошую практику на службе?

— Да

— А какими языками Вы еще владеете?

— Английским, французским, испанским и португальским. Разумеется, своим родным — немецким. В учебном центре Сильвер Лэйк это было обязательным в программе подготовки. Обучение помимо профессии пилота также и основным языкам Федерации.

— Да, признаю, скептики ошибались. Метод обучения путем погружения в транс оказался очень эффективен. А ведь я тоже был сначала закоренелым скептиком… Но, как говорится, результат передо мной… Впрочем, это лирика. Господин Хартман, в разговоре с… нашей общей знакомой мне стало известно, что Вы — пилот-истребитель Космофлота, которого вынудили подать рапорт на увольнение. И Вы хотите вернуться к работе пилота, но уже не на военной службе. Это так?

— Да, это так.

— Тогда расскажите мне о себе. Все, с самого начала…

И Вальтер рассказал все. Он понимал, что сейчас врать и утаивать что-то бессмысленно. Его собеседник внимательно слушал, только иногда задавая уточняющие вопросы. Когда рассказ был закончен, удивленно развел руками.

— Да уж, господин Хартман! Ваша одиссея просто удивительна. Такая метаморфоза, произошедшая с несовершеннолетним преступником. Не буду темнить, и пытаться сбить цену. Честно скажу — мне такой человек нужен и я заранее навел о Вас кое-какие справки. Разумеется, проверю всю эту информацию и тогда уже приму окончательное решение. А пока давайте поговорим о Вашем потенциальном согласии. Я считаю, что хороший специалист должен получать хорошее вознаграждение за свой труд. Насколько мне известно, Ваша последняя ставка на службе, как штаб-унтер-офицера и пилота-истребителя — пять тысяч в месяц?

— Да. С учетом боевых и бонусов за уничтоженные машины противника иногда доходило до семи.

— Понятно… Если мы придем к соглашению, будете получать пятьдесят тысяч в месяц. Согласны?

— Заманчиво. А что мне надо будет делать?

— Выполнять свою обычную работу пилота-истребителя, применяя оружие тогда, когда это необходимо. Иногда выступать в роли пилота-штурмовика, или пилота небольшого транспортного корабля. Сразу могу успокоить, воевать со своими бывшими коллегами из Космофлота Федерации Вам не придется. Ваши противники будут не из тех, кто побежит жаловаться в полицию. Думаю, понимаете, о чем речь.

— В общем, понятно. Но хотел бы выяснить, о какой дамочке говорила Амалия?

— А вот это очень интересный вопрос. Есть одна дама, проживающая сейчас на Швейцарии. И мне очень надо подвести к ней своего человека. Но так, чтобы она сама обратила на него внимание. Все предыдущие попытки подобраться к ней провалились. Именно потому, что люди из кожи вон лезли, только бы забраться к ней в койку. А с ней такой номер не проходит. Она сама выбирает себе любовников.

— Но почему Вы думаете, что она обратит на меня внимание? И в чем именно будет заключаться моя работа? Кем я буду? Пилотом, или альфонсом?

— Пилотом. Но Вам придется часто пересекаться с ней по деловым вопросам, так как мы, можно сказать, деловые партнеры. Ведите себя с ней вежливо, но не проявляйте инициативы. А вот если она сама положит глаз на Вас, то ни в коем случае не отказывайтесь.

— Прямо, какие-то придворные интриги… Можно хотя бы взглянуть на нее? А то, как бы я сам со страху не сбежал.

— Конечно. Но не волнуйтесь, дамочка хоть и в возрасте, но ей многие молодые девчонки могут позавидовать. За собой следит очень тщательно. Смотрите. Эти фото двухмесячной давности.

Игорь Николаевич достал коммуникатор и вывел на дисплей фотографии, на которых была изображена очень красивая и холеная женщина в разных ситуациях — на улице, на пляже, на каком-то банкете. Было ясно, что специально она не позирует, и снимки сделаны без ее ведома. Просмотрев все фото, Вальтер вернул аппарат собеседнику.

— Да, Амалия сказала верно — шикарная женщина. Пожалуй, от такой и я не откажусь, если она будет не против. Но почему же она с такими внешними данными не найдет себе мужика на месте?

— А вот это вопрос очень сложный и до конца не понятный. Расскажу небольшую предысторию. Два года назад она покинула Землю и обосновалась на Швейцарии. Причем, с тех пор на Землю — ни ногой. Что меня, честно говоря, удивляет. Но это не все. До прилета на Швейцарию мужчины ее не интересовали вообще, она любила исключительно девочек. А вот там с ней что-то произошло, и она стала развлекаться как с девочками, так и с мальчиками. Что для всех, кто ее знал, было полной неожиданностью. Кроме этого изменилось ее отношение к деловым вопросам, что меня также удивило, и откровенно говоря, не устроило. Иными словами, мне непонятна эта метаморфоза. Иногда вообще кажется, что это не она, а другая женщина, до того изменилось ее поведение и отношение к некоторым вопросам. Вот я и хочу иметь рядом с ней человека, который был бы в курсе всех событий. Иными словами, стал ее тенью. Но так, чтобы она ничего не заподозрила и сама приложила к этому усилия. Получится — хорошо. Будете совмещать в работе приятное с полезным. Не получится — значит не получится. Возможно, она Вами не заинтересуется и найдет себе другого хахаля. Тогда будете общаться c ней исключительно по делу. Но главное, чтобы она ни в коем случае не заподозрила о Ваших намерениях.

— М-м-да… Таких заданий у меня еще не было… Но почему Вы выбрали именно меня для этого?

— Потому, что Вы совмещаете в себе два необходимых качества. Вы хороший пилот и обладаете всеми способностями Казановы. Во всяком случае, это утверждает Амалия, а уж она в этом разбирается. Я думаю, что эта дамочка обязательно заинтересуется таким человеком, попавшим в ее поле зрения. И наведет справки. Тем более, она сама — прекрасный пилот, и у вас будет много общих интересных тем для разговора. Прежде чем она потащит Вас в койку.

— А женить меня на себе она не попытается?

— Здесь можете не волноваться, она ценит свою свободу. Часто слышал от нее выражение — "зачем свободной и богатой бабе ярмо"? Ни мужа, ни детей у нее нет. Живет в свое удовольствие.

— Да-а, очень интересная личность… Что могу сказать, Игорь Николаевич? Постараюсь не обмануть Ваших ожиданий. Я согласен.

— Хорошо. Но, Вальтер, можно Вас так называть? Сами понимаете, что мне нужно проверить всю информацию, какую Вы мне сообщили. Думаю, много времени это не займет. Максимум — неделя. Если все подтвердится, я буду рад видеть Вас среди сотрудников моей компании. Если нет, то мы больше не увидимся. Я предпочитаю не иметь дела с людьми, которые сразу же пытаются меня обмануть. Оставьте мне свой контактный номер. Пока хотите вернуться в Берлин, или остаться в Петербурге?

— Думаю остаться в Петербурге, посмотреть на этот красивый город. Только, Игорь Николаевич, мне бы не хотелось светить здесь свой номер. Если за мной следили в Берлине, то по включенному коммуникатору могут легко вычислить мое местонахождение.

— Пожалуй… Хорошо, Алексей отвезет Вас в отель, а потом привезет новый коммуникатор. Своими документами тоже тут лишний раз не светите. Отдохните пока, осмотрите наш прекрасный город. Можете покуролесить, но в пределах разумного, чтобы у полиции не возникло претензий. И никому из своих знакомых не звоните, если не хотите, чтобы Вас обнаружили…

Сказанное было вполне резонным. Игорь Николаевич позвал водителя, велев отвезти Вальтера в отель "Карелия" и обеспечить средствами связи. Когда они сели в машину, Алексей неожиданно улыбнулся.

— Ну что, давай еще раз знакомиться, братишка? Похоже, босс на тебя запал. Ты, как я понял, палубная авиация? И кто?

— Штаб-унтер-офицер, пилот-истребитель. А ты, как я понял, военная разведка? Или, что-то в этом роде?

— Глазастый, угадал. Служба фронтовой разведки, фельдфебель.

— А с чего ты взял, что босс на меня запал?

— Не велел бы иначе везти тебя в "Карелию". Он туда только нужных людей направляет. "Карелия" — это небольшой отель нашей конторы на берегу Финского залива, недалеко от Петергофа. Все обустроено по высшему разряду. Кстати, проживание и кормежка за счет конторы, останешься доволен…

Так, разговаривая на отвлеченные темы, они доехали до места. Отель оказался роскошным трехэтажным особняком, расположенным в парке на берегу залива. Алексей сразу уехал, пообещав, что скоро вернется. Как оказалось, Вальтера тут уже ждали. Миловидная девушка администратор сообщила, что номер готов и пожелала приятного отдыха. Все за счет фирмы, ни о чем беспокоиться не надо. Войдя в номер, Вальтер понял, что это действительно так. Помимо шикарных апартаментов здесь было все до последней бытовой мелочи, так как Игорь Николаевич видел, что Вальтер приехал с пустыми руками. Значит, он действительно нужен. И все эти разговоры о проверке — обычная игра на публику, чтобы клиент не расслаблялся, и знал свое место. Полностью проверить полученную информацию все равно невозможно, вряд ли у Игоря Николаевича есть доступ в Министерство обороны на таком уровне. Хотя, черт его знает…

Вальтер еще обустраивался в номере, как появился Алексей и вручил ему новый коммуникатор и большой еженедельный журнал "Вечерний Петербург".

— Вот, держи. Чистый. Там в памяти уже вбиты мой номер и номер отеля. Если что надо, звони мне в любое время, босса по пустякам лучше не тревожь. А здесь можешь посмотреть, куда лучше сходить и развеяться. По части выпить-закусить далеко ходить не надо — в "Карелии" кухня прекрасная, сюда многие приезжают. Если надумаешь вызвать телку на ночь, рекомендую бордель "Магнолия". Привозят быстро, цены божеские и девки нормальные. Только не нажирайся до поросячьего визга, босс этого не любит. А если в пределах разумного, то без проблем.

— Спасибо, Алексей. На этот счет пусть босс не волнуется, я всегда держу себя в руках.

— Ну, и слава богу. Значит, приживешься в конторе. Все, я поехал. А то, у меня еще куча дел…

Когда Алексей уехал, Вальтер решил прогуляться по парку. Заодно и обдумать все досконально. Похоже, он все же связался с мафиозной структурой, только "этажом выше", чем та, что представлял господин Сваровски. Темная лошадка, этот Игорь Николаевич. Сходу предложил "жалованье" в пятьдесят тысяч. В Космофлоте столько даже "бутлегеры" на транспортниках не зарабатывают. А, плевать… Космофлоту он все равно оказался не нужен. Его вышвырнули, едва только запахло жареным. Поэтому, гори оно все синим пламенем. И если его работа будет заключаться в том же самом, чем он занимался в Космофлоте, то не все ли равно, от кого он будет получать деньги. Причем, на порядок больше. По поводу неожиданно радушного гостеприимства тоже обольщаться не стоит. Скорее всего, все это время он будет под наблюдением. Пока идет "проверка" информации, будут присматриваться к нему в спокойной обстановке, как он себя поведет. Не ударится ли в пьяный загул на несколько дней, не балуется ли наркотой, или еще какой гадостью. С такими даже мафия не хочет иметь дело, они могут подставить в любой момент. Да и этот водитель Алексей… Уж очень он разоткровенничался с незнакомым человеком. То, что он не только водитель, это уже ясно. Впрочем, тут как раз ничего странного нет. Поэтому, пусть играют в свою игру дальше, а он сделает вид, что все принял за чистую монету и просто отдыхает в ожидании окончательного решения своего потенциального работодателя. И будет очень рад, когда узнает, что его согласны взять на работу в "контору", как ее назвал Алексей. Вот только непонятна ситуация с этой таинственной дамочкой на Швейцарии. Что-то тут нечисто… И видать, здорово она насолила Игорю Николаевичу. И находятся они, похоже, в разных весовых категориях, так как ничего он с ней поделать не может. Вот и пытается подсунуть ей своего человека. Ладно, в конце концов, это дело несколько отдаленного будущего. А сейчас он на отдыхе. Что надо делать, чтобы не вызвать подозрений у своего будущего босса, а также лишний раз убедить его в правдивости своих слов? Правильно!

Вернувшись после прогулки в номер, Вальтер взял "Вечерний Петербург", нашел нужный раздел и набрал номер. Почти сразу же ответил приятный женский голос.

— Добрый вечер, салон "Магнолия" слушает!

Долго ждать не пришлось, и очень скоро в дверь номера постучали. Вальтер открыл и увидел очаровательную улыбку.

— Добрый вечер! Вы звонили в салон "Магнолия"?

— Звонил, мадемуазель. Я рад Вас видеть в этой берлоге и приглашаю вместе отметить мое прибытие. Как Вас зовут?

— Лаура.

— А меня Вальтер. Будем считать, что наше знакомство состоялось и предлагаю перейти на "ты"…

Дальнейшее было вполне ожидаемым для Вальтера, но не для Лауры и тех, кто наблюдал за ними через скрытые камеры. Временами только и слышались удивленные восклицания.

— Во дают!!! Есть такое, что и я не знаю!

— Нет, правду говорили — настоящий Казанова…

Наутро Вальтер проводил Лауру и подумал, что если они этой ночью исполняли главные роли в порнофильме, то он удался на славу. В следующую ночь надо будет повторить. Похоже, Игорю Николаевичу он нужен не столько в качестве пилота, сколько в роли хахаля для этой дамочки. Ну и ладно, у него не убудет. Поработает на публику. А пока можно и с городскими достопримечательностями ознакомиться. Он же вроде бы турист, как никак…

Следующие пять дней прошли в полной безмятежности. Днем Вальтер вел жизнь любознательного туриста, вечером устраивал небольшое застолье в "Карелии" вместе с Лаурой, а ночью превращался в неутомимого актера порнокино. Никто его не беспокоил. Игорь Николаевич не напоминал о себе, Алексей тоже куда-то пропал, и Вальтер просто наслаждался неожиданно свалившимся на него отдыхом. Единственно, что напоминало о том, что он не предоставлен самому себе, так это слежка на улице, которая обнаружилась в первый же день. Впрочем, было бы странно, если бы ее не было. Несомненно, Игорь Николаевич, или как там его зовут на самом деле, хочет получить максимум информации о потенциальном сотруднике, которому предстоит очень важная миссия.

И вот на утро шестого дня, когда он еще пребывал в объятиях Лауры, раздался сигнал коммуникатора. Звонил Алексей.

— Подъем, авиация! Хорош дрыхнуть, доброе утро!

— Доброе утро! Чего это ты в такую рань? Или, разведка бдит день и ночь?

— Давай, вставай, босс желает тебя видеть…

Когда через час Алексей подъехал на знакомом автомобиле, Вальтер уже был готов. Он понимал, что вопрос с его работой решен, иначе его не стали бы везти на встречу. Ну и слава богу. Если он не нужен государству, то будет работать на… скажем так, частную структуру. Сев в машину, поздоровался с Алексеем, который пребывал в хорошем настроении.

— Доброе утро нашей доблестной разведке. А чуть попозже нельзя было встретиться?

— Привет, авиация! Позже нельзя, босс тебя ждет. Готов?

— Я-то готов. А как там все прошло, не знаешь?

— Босс передо мной не отчитывается, но если зовет к себе, то значит вопрос решен положительно. Послать ко всем чертям он мог бы и так…

Машина неслась по автобану в сторону Петербурга, и разговор шел на посторонние темы. Алексей не касался никакой конкретики, а Вальтер не лез с расспросами, сосредоточившись на описании своих похождений за эти дни. Поблагодарил Алексея за то, что он посоветовал обратить внимание на такое чудесное заведение, как "Магнолия". Алексей расхохотался. И дальше разговор перешел на фривольные темы. Вальтер с интересом смотрел по сторонам, старательно поддерживая разговор. Он понимал, что Алексей приставлен к нему не просто так. Вот и надо налаживать хорошие отношения с будущими "коллегами".

Так за разговором и прошел весь путь. Въехав в город, попетляли по улицам на окраине, и в конце концов машина остановилась рядом с не очень большим, но роскошно отделанным двухэтажным особняком, возле входной двери которого висела золоченая табличка — "Юридическое агентство "Аргус". Алексей остановил двигатель и махнул рукой в сторону особняка.

— Все, авиация, прибыли. Вот и наша контора. Пошли, босс уже ждет.

— А причем тут юридическое агентство?

— А это чтобы глупых вопросов не задавали. Босс официально — преуспевающий адвокат, хозяин адвокатской конторы. Помимо адвокатской работы контора выполняет также функции частного детективного агентства. В конторе есть департаменты с хорошими спецами как по первому, так и по второму виду деятельности. От клиентов отбоя нет. Ну а мы с тобой — спецы из несколько другого департамента.

— Я так понял, что никакой ты не водитель?

— Правильно понял. Мы с тобой будем работать вместе, просто каждый по своей специальности. Вот мне и надо было посмотреть на тебя со стороны. Уж не обижайся, служба такая.

— Да какие обиды. Все прекрасно понимаю.

— Ну и молодец. Думаю, сработаемся. Все, пошли к боссу…

Войдя в здание, они поднялись на второй этаж. Интерьер внутри здания подтверждал, что агентство "Аргус" не бедствует. Проследовав по коридору, вошли в приемную с миловидной секретаршей. Видно, Алексея тут хорошо знали, так как девушка сразу расплылась в улыбке.

— Доброе утро, Алексей Леонидович!

— Доброе утро, Томочка! Ты у нас как всегда, прекрасна. Как там босс?

— Игорь Николаевич вас ждет.

Алексей и Вальтер прошли в кабинет и поздоровались. Босс был один и читал какие-то документы. Едва они вошли, тут же отложил их в сторону и сделал приглашающий жест.

— Доброе утро! Присаживайтесь. Вальтер, ну как Вам наш город?

— Прекрасно, Игорь Николаевич. Очень рад, что задержался здесь.

— Ну и хорошо. Сообщу сразу хорошие новости — вопрос о Вашем трудоустройстве решен положительно. Поэтому, сейчас можно поговорить несколько более подробно. У меня вопрос — знаком ли Вам истребитель "Томкэт"? Насколько мне удалось узнать, последние годы Вы летали на новых "Корсарах".

— Да, знаком. Многоцелевой палубный истребитель, может выступать также и в роли штурмовика. Имеет мощное вооружение, хорошую защиту и скорость, может нести на внешней подвеске большую нагрузку в случае удара по планетным целям, но не имеет гипердвигателя и очень сложен в управлении. Особенно во время боя в атмосфере на малых высотах. В конечном счете, из-за этого от него и отказались, на вооружении он пробыл недолго. А жаль, машина хорошая. В умелых руках творит чудеса.

— Очень интересно! А можно подробнее?

— Когда я учился в Сильвер Лэйк, "Томкэты" уже были сняты с вооружения, но в учебном центре они оставались и мы на них летали. Точно также на всех авианосцах командиры правдами и неправдами до сих пор умудряются держать по несколько экземпляров таких машин. Именно для тех случаев, когда требуется ювелирная работа. Увы, в боевом отношении со старым "Томкэтом" не могут сравниться многие новинки. Но "Томкэт" — сложная в управлении машина, доступная только для опытного профессионала. У нас даже есть поговорка: "Хорошего пилота "Томкэт" сделает еще лучше. Плохого — еще хуже".

— Надо же, никогда такого не слышал… А Вы как себя чувствуете? Справитесь с такой норовистой лошадкой?

— Справлюсь. В ответственные одиночные рейды я вылетал на "Томкэте". Разумеется, с разрешения командира. Хотя официально за мной был закреплен "Корсар".

— Понятно… Ну что же, Вальтер, будет Вам "Томкэт". Причем модернизированный и с современным оружием. А сейчас знакомьтесь еще раз — Алексей, командир оперативной группы, в которую Вы будете входить. Ваша задача в общих чертах — прикрытие группы с воздуха во время высадки и эвакуации. Также оказать группе поддержку с воздуха после высадки в случае нештатной ситуации во время выполнения задания. Справитесь?

— Справлюсь.

— Вот и хорошо. Детали обсудите с Алексеем. Добро пожаловать на борт, пилот Хартман!

Глава 5

Балкер "Сармат" шел в пределах взлетного коридора, прошивая земную атмосферу, удаляясь все дальше и дальше от космопорта. Вальтер внимательно следил за всем процессом взлета из ходовой рубки. В данный момент, кроме капитана, присутствовали также вахтенные старший и четвертый помощник. Присутствие Вальтера, как пилота-стажера, не требовалось, но он сам бы не упустил такую возможность. И вот теперь с интересом наблюдал за взлетом огромного транспортного корабля. Высота быстро увеличивалась, горизонт искривлялся, а небо становилось все более темным, меняя свой оттенок от светло-голубого к темно-синему. И вот наконец вокруг вспыхнули первые звезды. Атмосфера осталась позади и корабль мчался, все больше и больше наращивая скорость. Когда "Сармат" вышел из зоны орбитального контроля и лег на курс трассы, ведущей к точке входа в гиперпространстве, капитан включил автопилот и поднялся из кресла.

— Все, так и идем. Если что, вызывайте меня в рубку. Ну что, Вальтер, как впечатления?

— Впечатляет, Геннадий Павлович. Но мне не совсем понятно, почему такое резкое неприятие моей персоны со стороны агентств? Я внимательно следил за всем процессом старта, и не увидел ничего такого, чего бы не знал раньше. То же самое мне приходилось проделывать и на истребителях. Так на истребителе, в условиях "дикого" старта, еще и посложнее будет. Разве что размеры гораздо меньше.

— Вальтер, открою страшную тайну. Все офисные крысы в судоходных компаниях перестраховываются. Им подавай человека с опытом работы именно на том типе судов, на который в данный момент у них открыта вакансия. Как этот опыт получить, если тебя не берут именно из-за отсутствия этого самого опыта, их совершенно не интересует. Иногда доходит до полного абсурда. Капитану буксира-спасателя, имеющего небольшой тоннаж, отказывают в работе на магистральном балкере, или контейнеровозе. Мотивируя именно малым тоннажем. Но при этом напрочь забывают, что этот небольшой буксир как раз таки и занят буксировкой балкеров и контейнеровозов, лишившихся хода в результате аварии. Ваш случай — не исключение. Хорошо, что в нашей конторе на это не смотрят. Как думаете, смогли бы сами стартовать на "Сармате"?

— В штатном режиме смог бы.

— Ну, а нештатного мы постараемся не допустить. В следующий раз потренируетесь. Вы же у нас пилот-стажер, как никак…

Капитан хитро улыбнулся и покинул рубку. Следом за ним ушел старпом, оставив в рубке четвертого помощника капитана. Ситуация спокойная, и пусть молодой пилот тренируется. С четвертым помощником Мартином Карунасом, недавним выпускником академии гражданского космофлота, у Вальтера сразу сложились дружеские отношения. Он совершал уже второй рейс на балкере и сразу ввел нового знакомого в курс дела, пока "Сармат" стоял в космопорту. Со своей стороны очень заинтересовался службой Вальтера в качестве пилота-истребителя. Вот и сейчас не утерпел.

— Вальтер, а что это такое — "дикий" старт?

— Это когда по тебе садят и с земли и с воздуха, а тебе надо взлететь во что бы то ни стало. Либо, чтобы надрать кому-то задницу, либо удрать, чтобы не надрали тебе. При этом побоку все инструкции и правила. Главная задача — выжить. А как это достигается, не так уж и важно…

Вальтер окунулся в воспоминания о своих ратных подвигах, иногда их кое-где приукрашивая, да так, что у Мартина глаза на лоб лезли. И только тогда со смехом говорил правду. Но мысли самого Вальтера были далеко. Уже неделя, как он прибыл на "Сармат". После разговора с его новым боссом — Игорем Николаевичем, или генеральным директором юридического агентства "Аргус" адвокатом Самойловым, он провел еще три дня в "Карелии". Ехать в Берлин не было смысла. Да и в свете последних событий делать там особо нечего. Через три дня после разговора, как раз перед прибытием "Сармата", произошел неприятный инцидент. Когда Вальтер вышел прогуляться, на него напали трое отморозков. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы не вовремя подоспевшая охрана, сопровождавшая его повсюду. Провожатые мгновенно вмешались и через несколько секунд все трое уже выли и ползали по тротуару. Дабы не привлекать к этому делу полицию, тут же запихнули их в машину и увезли в укромное место для разговора. Вальтера же отвезли в отель, сказав, что это не его заботы, и велели пока носа наружу не высовывать. Но долго гадать, в чем дело, не пришлось. Вскоре приехал Алексей и сообщил, что это обыкновенная местная шпана, решившая подзаработать. Один тип показал им фото Вальтера и велел сильно избить но так, чтобы он остался жив. Дал даже аванс. Сейчас этого типа ищут, но нет гарантии, что найдут. А посему, лучше бы Вальтеру залечь на дно, пока все не утихнет. Конечно, дело так не оставят. Но пусть он и сам думает, кому перешел дорогу. В этот же день в космопорту Петербурга совершил посадку "Сармат" и Алексей сразу же отвез Вальтера на борт, предупредив, чтобы корабль не покидал ни при каких обстоятельствах. Что-то непонятная возня вокруг него началась. И пока все не выяснится, пусть посидит на корабле вдали от возможных неприятностей. Но это было еще не все. Перед поездкой в космопорт Вальтер решил позвонить Амалии и поблагодарить за помощь, но коммуникатор девушки не отвечал. Звонок в "Парадиз" тоже не внес ясности. Амалия исчезла. Они уже дали объявление в полицию о пропаже, но результатов пока нет. Вальтер, когда услышал это, судорожно сжал зубы. Получается, что он стал невольным виновником гибели девушки. Вряд ли ее отпустят живой. Куда же он влез? И что все это значит? Почему его выслеживают, как зверя на охоте? И почему не хотят ликвидировать, если он представляет какую-то угрозу, а требуют обязательно оставить живым? Много вопросов и ни одного ответа.

На борту "Сармата" тоже начались интересные вещи с самого первого дня. После прибытия Вальтер начал обследовать корабль, вникая во все мелочи. Официально он значился в списке экипажа, как пилот-стажер. Правда, кроме капитана никто поначалу не знал, что стажировкой новичок будет заниматься лишь в свободное от основной работы время. И то, если захочет. "Сармат" по проекту с постройки имел на борту три шлюпки. Две больших спасательных, и одну поменьше — рабочую. И вот по прибытию в космопорт Петербурга эту рабочую шлюпку сразу демонтировали, а на следующий день на ее место привезли… истребитель "Томкэт". У всех представителей портовых служб глаза на лоб полезли. Но на все удивленные вопросы технический суперинтендант компании, которой официально принадлежал "Сармат", безапелляционно отвечал.

— Это наше дело, какую рабочую шлюпку устанавливать. Мы ее можем вообще не иметь, так как она не является обязательным атрибутом корабля в отличие от спасательных шлюпок. А можем устанавливать вместо нее, что угодно. Хотя бы вот этот списанный истребитель. Он уже снят с вооружения и официально продан, как списанная военная техника. Какие вопросы, господа?

Вопросов была масса, но отвечать на них кому попало суперинтендант не спешил. Вальтер только сейчас оценил хитрый ход тех, кто это задумал. Ведь действительно, наличие рабочих шлюпок не регламентируется. И вместо нее можно установить, что угодно! Ну захотелось судоходной компании иметь на борту крупного балкера в качестве рабочей шлюпки палубный истребитель! Тем более, эта машина официально снята с вооружения, списана, и разрешена к продаже частным лицам! Иными словами, все приличия соблюдены, не подкопаешься. А то, что эта "рабочая шлюпка" вооружена до зубов… Так тоже не запрещено. Согласно международной Конвенции по защите от пиратства, все гражданские суда имеют право нести на борту оружие. Запрет распространяется только на оружие с ядерными и аннигиляционными зарядами. А с обычными — ради бога! Без всяких количественных и качественных ограничений. И надо признать, что эта мера очень эффективна. Разбой на космических дорогах с принятием этой Конвенции резко уменьшился. Вместе с "Томкэтом" на борт прибыл еще один член экипажа — степенный мужик пенсионного возраста. Официально — механик по трюмному оборудованию. Неофициально — техник "Томкэта". Сразу же найдя Вальтера, четко по-военному представился.

— Данилин Андрей Петрович. Можно просто Петрович. Авиатехник экстра класса, штаб-унтер-офицер инженерно-авиационной службы в отставке. Прибыл в Ваше распоряжение.

Вальтера это несколько смутило. Техник, для которого он является начальником, был более, чем в два раза старше его. Поэтому, постарался сразу наладить доброжелательные отношения и избежать неловкости в разговоре.

— Вальтер Хартман. Можно просто Вальтер. Пилот-истребитель экстра класса, штаб-унтер-офицер. За какие же грехи Вы здесь оказались, Андрей Петрович?

— Вытурили из Космофлота на пенсию по возрасту. Сказали, мол иди, дед, на заслуженный отдых. А на кой он мне сдался, этот отдых? Помыкался пару месяцев, и неожиданно предложили работу как раз по моей специальности — авиатехником. Хоть я последнее время с "Корсарами" работал, но "Томкэты" тоже знаю. У нас на авианосце они были. Командир каким-то образом убедил начальство держать на всякий случай четыре машины. Только… А на кой хрен он здесь нужен? Ведь это "грузовик", а не авианосец!

— Ох, Андрей Петрович… Чувствую, что это не только "грузовик", но и "типа авианосец", как говорят по-русски. Вам ничего не говорили?

— Толком ничего. Сказали, что буду выполнять ту же работу, что и раньше, и получать за нее гораздо больше. Только, чтобы глупых вопросов не задавал.

— Вот и мне сказали примерно то же самое. Ладно, прорвемся!

С техником контакт наладился, как и с остальным экипажем. Чего нельзя было сказать об оперативной группе на борту корабля, в которую был направлен Вальтер. В состав группы входили двадцать пять человек, причем этот состав был очень разношерстным. Были здесь закаленные в боях солдаты-ветераны, прошедшие "горячие точки" и вышвырнутые со службы совсем недавно по каким-то причинам, были профессиональные наемники из тех же бывших солдат, уже успевшие послужить и повоевать за хорошие деньги "на дядю", а не на Федерацию, но большинство составляла обыкновенная шпана, считающая себя невероятно крутой. Незадолго до вылета на борт прибыло "пополнение" — четверо матерых уголовников. И вот с этим контингентом отношения у Вальтера сразу не заладились. Началось с того, что заводила этой компании, имеющий кличку Сенатор, сразу же попытался "построить" всех. Если шпана поджала хвост, то со вчерашними солдатами, нюхнувшими пороха на войне, этот номер не прошел. За малым не дошло до драки, но вовремя прибывший командир группы Алексей без разговоров одним ударом ноги уложил Сенатора на палубу. А когда тот немного оклемался, произнес при всех проникновенную речь.

— Запомни, уголовная морда. Здесь ты Никто и звать тебя Никак. Свои блатные привычки оставляй за бортом. Сейчас я твой командир. Либо будешь подчиняться беспрекословно, либо возвращай аванс и уматывай прямо сейчас на все четыре стороны, пока корабль не взлетел. Потому, что после взлета я буду говорить с тобой по другому. Считай, что первое предупреждение ты получил. А второго не будет. Всех остальных тоже касается…

Конфликт на время утих, но Вальтер понимал, что рано, или поздно он возобновится. Уголовники, бросая злобные взгляды в сторону "сапогов", как они называли бывших военных, нехотя подчинились, так как не хотели терять обещанные хорошие деньги. Вальтеру это было непонятно, и улучив момент, когда они были одни, спросил Алексея. Зачем брать на борт такие проблемные антисоциальные элементы? Ведь толку с них все равно не будет. Ответ поставил его в тупик.

— Вальтер, открою тебе служебную тайну. Эти дебилы с одной извилиной тоже нужны на начальном этапе становления группы. С такими, как ты, или другие, кто служил и воевал, обычно проблем не бывает. А вот со шпаной, которой у нас больше половины и которая корчит из себя крутизну, а на деле полные нули, проблемы есть всегда. И чтобы держать этот сброд в повиновении и сделать из них более-менее пригодных бойцов, необходимо поддерживать среди них железную дисциплину. А делать это лучше всего с помощью вот таких "сенаторов".

— Это как? Набить ему морду на глазах у шпаны?

— И так тоже. Ты думаешь, он успокоился? Нет, он все выбирает момент, как бы поудобнее воткнуть в меня нож. Вот и пусть помечтает. Какое-то время…

Вальтер не придал особого значения этим словам и в ежедневной текучке быстро забыл о них. Тем более, они вместе с Петровичем не отходили от своего подопечного — новой "рабочей шлюпки". Истребитель хоть и был изготовлен двенадцать лет назад, но прошел капитальный ремонт и модернизацию. Петрович только удивлялся — и кому это деньги девать некуда? Но дело свое авиатехник знал хорошо и вскоре "Томкэт" был готов к действию. Запас оружия для него, доставленный в опломбированном контейнере, тоже впечатлял. Единственное, что было пока невозможным, это опробовать новую "шлюпку" в действии. Когда Вальтер пришел с этим вопросом к капитану, тот его обнадежил, что возможность опробовать новинку обязательно будет. После старта с Земли они пойдут сначала к Марсу и совершат посадку на его спутник Фобос. Там находится большой горно-рудный комбинат, и им предстоит погрузка полного груза обогащенной руды для доставки на Швейцарию. Вот там и можно покувыркаться в космосе, сколько душе угодно, пока идет погрузка. Обычно на Фобосе это занимает от трех до пяти земных суток. Времени хватит. А дальше… А дальше будет видно! Решив не проявлять излишнего любопытства, Вальтер ушел, но понял, что между стартом с Фобоса и посадкой на Швейцарию должен произойти ряд интересных событий. Причем, с его непосредственным участием. Иначе, не было бы здесь этой банды головорезов, очень своеобразной "рабочей шлюпки", да и его самого с Петровичем, которые являются для этой самой "шлюпки" необходимым приложением. Поскольку сама по себе "шлюпка" летать не может.

За разговорами с Мартином и "стажировкой" прошел остаток вахты. "Сармат" шел на автопилоте по установленной трассе и будет так идти до тех пор, пока не выйдет за орбиту Луны. А после этого войдет в гиперпространство и выйдет из него спустя небольшое время в окрестностях Марса. Ну а дальше — полет к Фобосу в обычном космосе. Края уже довольно пустынные, но находящиеся недалеко от Земли. Идеальное место, чтобы опробовать старый "Томкэт". Вальтер не мог понять, откуда у него возникло это чувство, но почему-то он был уверен, что застаиваться слишком долго в шлюпочном ангаре старому истребителю не придется.

Когда в рубку пришел заступающий на вахту третий помощник капитана Сергей Бурцев, Вальтер и Мартин поднялись из кресел. Сергей был в благодушном настроении, быстро ознакомился с показаниями приборов и распоряжениями капитана по вахте. Но напоследок предупредил.

— Ребята, смотрите в оба. Что-то наши "урки" борзеть начали. Видать, без очередного шоу не обойдется.

— Какого шоу?

Вальтер ничего не понял. Но Мартин только усмехнулся.

— Увидишь. Не сейчас, так через день-другой. Эта публика другого языка не понимает…

Теряясь в догадках, Вальтер отправился на ужин в кают-компанию. Мартин помалкивал, а лезть с расспросами не хотелось. Когда они еще только подходили к двери кают-компании, оттуда неожиданно донеслись крики, шум и звон разлетающейся посуды. Войдя внутрь, увидели красочное зрелище. Шестеро бойцов оперативной группы, все из бывших военных, скрутили трех уголовников и придавили к палубе. В стороне стояли члены экипажа и "шпана". По палубе были разбросаны посуда и остатки ужина, а в центре кают-компании валялся и выл Сенатор, недалеко от которого лежал нож. Вальтер сразу обратил внимание, что одна рука и нога у него неестественно вывернуты. Рядом стоял Алексей и молча смотрел на поверженного противника, осыпавшего его проклятиями вперемешку с воем. Наконец, заговорил.

— Я тебя предупреждал, уголовная морда? Предупреждал. Получи, что заработал.

С этими словами нагнулся к лежавшему противнику и взял его на удушающий прием. Когда Сенатор затих, поднялся и насмешливо глянул на по-прежнему прижатых к палубе уголовников.

— Отпустите их.

Уголовников отпустили и они, злобно шипя и сверкая глазами, встали. Алексей сверлил всех троих взглядом, не предвещавшим ничего хорошего.

— Все поняли, блатные? О своих тюремных замашках забудьте. Сейчас втроем наведете порядок и уберете мусор. Вашего дохлого кореша тоже. Упакуете в мешок для мусора и отнесете в морозилку, чтобы не протух. Как будет возможность, так от него избавимся.

Уголовники стояли, и молчали, не шелохнувшись. Наконец один, самый старший, нарушил молчание.

— Не по понятиям поступаешь, начальник. Мы тебе что — шныри какие-то, мусор убирать?

— Вы для меня хуже, чем шныри. Вели бы себя нормально, то ничего бы и не случилось. Но если начали корчить из себя хозяев жизни, как в тюряге, то вы для меня обыкновенное поганое быдло, другого обращения не заслуживающее. Поэтому, выбирайте. Или весь полет ведете себя тихо и беспрекословно выполняете все, что вам говорят я и офицеры экипажа, или я вам всем троим первое предупреждение вынесу. Как вашему корешу Сенатору. Вопросы есть?

Вопросов не последовало и трое "урок", под внимательным взглядом Алексея, начали приборку. Ужин продолжился. Вальтер, удивленный увиденным, тихонько спросил своего соседа за столом, в прошлом сержанта десантных войск.

— Вовка, а что тут случилось?

— А-а, Вальтер, не обращай внимания. Тут такое каждый рейс бывает. Эти уроды другого языка не понимают…

Увиденное наводило на размышления, поэтому Вальтер решил помалкивать и больше слушать. После ужина его неожиданно позвал Алексей, попросив зайти в каюту. Гадая, что будет дальше, Вальтер пошел следом за командиром. В каюте Алексей сразу уселся за стол и махнул рукой в сторону второго кресла.

— Садись, Вальтер, в ногах правды нет. Удивлен сегодняшним происшествием?

— Откровенно говоря, да.

— Не удивляйся, в нашем деле это в порядке вещей. Каждый рейс мы теряем одного, или нескольких… новичков. Сам понимаешь, из какого контингента. Только так можно поддерживать дисциплину среди этого сброда. Поэтому, берем несколько конченных отморозков, на которых печати ставить негде, и когда они начинают качать права, обламываем им рога на глазах у нашей "шпаны". Чтобы знали, чем все может закончиться.

— Но зачем же тогда брать вообще эту "шпану"? Не лучше ли набрать группу из бывших военных?

— Лучше. Но во-первых, бывших военных, согласных идти на эту работу, не хватает. А во-вторых, со временем из этой шпаны получаются более-менее нормальные бойцы. Не из всех, конечно, и нормальные весьма условно, применительно только к нашей работе, но получаются. Но для этого надо держать их в узде и ни в коем случае не дать заразиться бациллой "понятий" от уголовников, прошедших все тюремные университеты. Иначе — толку не будет. Как не будет его и из этих отморозков, которых взяли в этот рейс. Это было ясно с самого начала.

— А если бы они не начали качать права?

— Вальтер, поверь на слово, такого еще не было ни разу. Это паразиты, привыкшие жить за счет других. И они всегда пытаются насадить привычные им тюремные порядки везде, куда только попадут. А я этим умело пользуюсь. Они сами дают мне возможность применять крайние меры к нарушителям дисциплины. Именно это я и имел ввиду, когда говорил, что такие "сенаторы" в нашем деле тоже нужны. Сегодня он попытался пырнуть меня ножом, когда я сказал ему кое-что, не согласующееся с его блатными "понятиями". Итог ты видел. Его дружков, едва они дернулись, мои ребята тут же уложили мордой в палубу. Блатных здесь никто не любит, даже наша "шпана". Потому, что они противопоставляют себя всем остальным, считая, что являются центром вселенной, и все обязаны им угождать. Именно такие "первосортные" экземпляры я и подбираю. Наглых, тупых, не отягощенных интеллектом, с соответствующими статьями уголовного кодекса и солидным тюремным стажем. Чтобы с гарантией. Часто даже из тех, кто находится в розыске. Вывозим в этом случае их нелегально.

— А по возвращению с полицией проблем не будет?

— Вальтер, ты шутишь, какая полиция?! Кому эти отморозки нужны? Полиция нам еще и благодарна за то, что мы ее от такой головной боли избавляем. Но официально все оформляем, как положено. Либо несчастный случай, либо уход с борта корабля с последующим невозвращением. Чтобы случайно не возникли глупые вопросы. А с нелегалами так вообще никаких проблем. Был нелегал, и нету! И вообще, какой нелегал?

Не было никакого нелегала!

— Понятно… Значит, у этих оставшихся троих шансов уцелеть нет?

— Если продолжат вести себя, как и раньше, то нет. Если же притихнут и будут выполнять то, что от них требуется, никто их не тронет. Не надо делать из меня кровожадного монстра. Я никого никогда не убил просто так. Даже из среды этих отморозков.

— А сейчас? Ты специально его спровоцировал?

— Нет, мне даже не пришлось его провоцировать. Я просто ждал. Ждал, когда они начнут быковать. И как видишь, ждать долго не пришлось, эта публика очень предсказуема. А вот после этого уже и высказал ему все, что о нем думаю. И по его блатным законам, если бы он не попытался убить меня, то потерял бы всякий авторитет среди своих корешей. Вот он и попытался. Да только, не получилось. И если оставшаяся троица будет продолжать быковать, то я сделаю то же самое. Они — расходный материал для выполнения задания. Запомни это, Вальтер.

— Алексей, а почему ты рассказал мне это?

— Во-первых, ты наш, в отличие от них. Во-вторых, по прибытию на Швейцарию тебе, возможно, придется действовать автономно. И ты должен знать всю нашу кухню. Кому можно доверять, а кому нет. В конторе железная дисциплина и каждый занимается своим делом. Мы с тобой — своим. А "урки" — своим. Именно поэтому мы и живы до сих пор…

Разговор продолжался долго. Вальтер все больше и больше понимал, куда он влез. Но обратной дороги уже не было. А то, как бы и его не посчитали "расходным материалом", который слишком много знает. Когда он все же добрался до своей каюты и рухнул на койку, уставившись на стереопанель на переборке, показывающей текущую обстановку за бортом, то долго не мог прийти в себя. В голове всплывали подробности разговора с Алексеем. В конце концов он подвел итог, подумав.

— Ох и влипли Вы, господин штаб-унтер-офицер… Вот это гадюшник… Или, если более благообразно и по-научному выразиться, серпентарий… Но суть от перемены названия не меняется. Гадюшник — он гадюшник и есть…

В течение "ночи" по бортовому времени "Сармат" успел удалиться за орбиту Луны и достичь точки входа в гиперпространство. И вот, нужный момент наступал. Вальтер заранее отправился в рубку, чтобы ознакомиться с процессом гиперпространственного прыжка во всех подробностях. До сих пор ему приходилось это делать только на своем "Корсаре", а вот теперь хотелось узнать, как это происходит на большом грузовом корабле. Поскольку, по бортовым часам еще была "ночь", весь экипаж, свободный от вахт, спал. Вальтер шагал по пустому коридору в направлении рубки, как неожиданно на него напали сзади. Кто-то схватил за волосы и приставил нож к горлу.

— Тихо, "сапог". Если хочешь жить, заводи свою колымагу, и сматываемся…

Вальтер узнал голос Пономаря — одного из "урок". Ситуация была хоть и опасная, но он усмехнулся.

— А что мне тут в коридоре заводить? Покажи, заведу.

— Сильно умный, "сапог"?

Вальтера развернули и прижали к переборке. Рядом стояли Пономарь и Береза, как они называли друг друга. Третий из этой троицы, Хан, отсутствовал. Пономарь держал в руке нож, а вот у Березы был небольшой карманный пистолет. Очевидно, он умудрился спрятать его по прибытию на борт, так как Алексей велел всем троим сдать имеющееся оружие. Пономарь не убирал нож от горла Вальтера и он понимал, что уголовник на грани срыва. Поэтому, сказал, как можно спокойнее.

— Перо убери. А то, кто же вам колымагу заведет?

Пономарь ухмыльнулся, но отодвинул нож, не спуская настороженного взгляда. Береза, тем временем, держал под наблюдением коридор. Вальтер понял, что эта парочка гопников его совершенно не боится и серьезным противником не считает. Весь экипаж "Сармата" уже знал, что он в прошлом пилот-истребитель и ни к каким спецподразделениям отношения не имел. А далеко не богатырское телосложение и довольно-таки смазливая внешность могли ввести в заблуждение, кого угодно. Вот и эти два недоумка клюнули. Привыкли, что форма должна всегда соответствовать содержанию…

— Слушай меня внимательно, красавчик. Сейчас идем к твоей железяке, а там ты ее запускаешь и вместе с нами летишь на Землю. Смотри, нам терять нечего. Рыпнешься, я тебе кишки выпущу. Все понял?

— П-п-понял… Сейчас, я только штаны подтяну…

Пономарь удивился столь непонятному пассажу и на долю секунды расслабился. Этого хватило, чтобы костяшки пальцев обеих рук Вальтера впечатались ему в глаза. Уголовник взвыл от боли и прижал руки к лицу, выронив нож. Стоявший рядом Береза в этот момент смотрел в другую сторону, держа под прицелом несколько дверей, откуда могли появиться люди. Услышав крик, он повернулся, но не сразу среагировал. Вальтер тем временем рванулся вперед, отбив руку с пистолетом вверх, и нанеся сильный удар локтем в лицо противнику. Тот явно не ожидал такой прыти от "красавчика". Вальтер лишний раз убедился в словах Алексея, что боец и бандит, взявший в руки оружие, это далеко не одно и то же. Дальнейшее труда не составило. Обалдевший от сильного удара в голову Береза толком и не сопротивлялся, поэтому его рука с пистолетом оказалась в прочном захвате, резкий поворот корпуса, душераздирающий вопль и пистолет падает на палубу. А рука, которая его держала, выворачивается в противоположную сторону. Вальтер подобрал пистолет и оттянул затвор, заглянув в патронник. Патрон был дослан и пистолет готов к стрельбе.

— "Глок-москит", неплохая машинка для скрытого ношения. Береза, лишний раз убеждаюсь, что ты оправдываешь свою кличку. Дерево — оно и есть дерево. Думали, что с таким "красавчиком", как я, проблем не будет? Я конечно не спецназовец, но базовым курсом самообороны владею неплохо. В том числе и несколькими боевыми приемами, когда надо нанести максимум ущерба противнику…

Но обоим налетчикам было не до слушания лекции Вальтера. Оба орали от дикой боли, лежа на палубе. Тут дальняя дверь распахнулась, и в коридор ворвались несколько человек с оружием — Алексей и бойцы из оперативной группы. Причем, было видно, что их только что разбудили. Алексей сразу оценил обстановку, едва глянув на окружающее, и задал всего один вопрос.

— Цел?

— Я цел. А эти двое — нет. Обоим нужна срочная помощь в условиях госпиталя.

— Что им было надо?

— Хотели угнать с моей помощью "Томкэт" и удрать на Землю.

— Ясно. Впрочем, не удивительно. А насчет госпиталя не волнуйся. Я хороший доктор, и справлюсь в полевых условиях. Только сейчас ассистента для операции вызову. Приведите Хана! И всех остальных тоже.

Пока один из бойцов побежал выполнять приказ, остальные держали под прицелом оружия двух воющих бандитов, а Алексей взял пистолет из рук Вальтера.

— Да, неплохая игрушка для скрытого ношения. На большой дистанции, конечно, толку немного, но на малой довольно эффективна. Патроны достаточно мощные и пули экспансивного действия. Держи, авиация! Твой законный трофей. Хочешь — выброси. Вдруг, на нем уже что-то висит. А хочешь — себе оставь. Только патроны замени.

Вальтер машинально взял пистолет и удивленно спросил.

— А зачем?

— Затем, что этими он стрелять не будет. Неужели ты думаешь, что я не знал об этом стволе? Знал прекрасно. И пока этого дебила не было в каюте, обработал патроны должным образом, чтобы они стали непригодны к стрельбе. Хотелось узнать, как далеко они зайдут…

Между тем, вся группа была уже в сборе и вперед вытолкнули Хана. Вальтер внимательно следил за бандитом и ему показалось, что у того на лице проскользнула злорадная усмешка. Но он держался прекрасно, сразу изобразив неподдельное удивление.

— Начальник, а что случилось-то?!

Алексей молча подошел, схватил Хана за воротник и приставил пистолет к его голове.

— Хан, я ни за что не поверю, если ты будешь утверждать, будто не знал о том, что твои кореша собрались захватить "Томкэт" и бежать. Я прав?

— Начальник, мамой клянусь, знал, но думал, что они шутят!!! Куда тут бежать?!

— Ладно. Будем считать, что я поверил. Тем более, тебя здесь не было, и тебя действительно только что выдернули из койки. Поэтому, окажи помощь своим корешам. Введи им обезболивающее.

И Алексей кивнул одному из бойцов, который тут же протянул Хану пистолет.

— Давай, Хан, действуй. Твоим корешам очень больно, избавь их от этого. И не делай глупостей, прострелю черепушку в момент.

Хан совершенно спокойно взял пистолет, проверил наличие патрона в патроннике, и прицелился в Березу, который даже перестал выть, так как до него дошло, что шутки закончились.

— Хан, ты что?!

— Простите, пацаны. Ничего личного…

Грохот выстрелов в закрытом пространстве сильно ударил по ушам. Через несколько секунд все было кончено, два трупа растянулись на палубе. Хан молча поставил пистолет на предохранитель, перехватил за ствол и протянул владельцу.

— Держи. Начальник, Хан глупостей не делает и слово держит. Я сюда не бузить пришел.

— Рад слышать. Буду надеяться, что мы нашли общий язык. Все, ребята. Убираем этот мусор в морозилку, и уже на завтрак пора…

Когда трупы неудачливых террористов упаковали в мешки для мусора и унесли, Алексей поинтересовался у Вальтера.

— Слушай, авиация, а где ты так драться научился?

— На авианосце. Базовый курс самообороны, тренировка три раза в неделю. Разумеется, если полетов в это время не было. Ходил и занимался. Тренер целенаправленно военную полицию и десантуру гонял, а мы, то есть все прочие, так, на правах вольнослушателей. Полный курс рукопашного боя нам конечно не давали, только базовый.

— А давай, сейчас попробуем? Пока еще не завтракали и брюхо пустое? Не в полный контакт, против меня ты все равно не выдюжишь. Просто, хочу посмотреть, на что ты способен.

— Ну, давай. Только смотри, если меня пополам в азарте переломишь, "Томкэт" сам поведешь.

Вся группа с интересом прислушивалась к разговору, и когда согласие было получено, дружно загалдела. Всем было интересно посмотреть на поединок, хотя никто и не сомневался в его исходе. Прошли в спортзал, и по команде начали бой. Алексей работал очень аккуратно, дабы случайно не нанести Вальтеру ранений, а то действительно, группа останется без воздушного прикрытия. Вальтер старался изо всех сил, но никак не мог пробить неприступную оборону соперника. В конце концов, Алексей прекратил только обороняться, перешел в атаку и довольно быстро "уделал" Вальтера, за которого болела вся группа. Никто не ожидал, что он продержится так долго. Когда Вальтер очухался, Алексей помог ему встать и пожал руку.

— Молодец, авиация! Даже не думал, что ты столько продержишься. Конечно, в спарринге со спецназовцем тебе работать нельзя, но базовый курс у тебя отшлифован великолепно. Любому отморозку рога обломаешь запросто. Все, давай в душ, и на завтрак. А потом занимайтесь с Петровичем своим "аппаратом". После посадки на Фобос можешь его опробовать…

Вальтер отправился в каюту, чтобы принять душ, так как прыжок в гиперпространство он все равно пропустил. Ничего, потренируется позже. А пока, действительно, надо подготовить "Томкэт" к вылету. Если будет несколько дней погрузки на Фобосе, то грех упускать такую возможность. Тем более, "Томкэт" — машина требовательная, к нему особый подход нужен. Вот и надо будет заранее получше узнать друг друга. Ведь пилот и машина, фактически, одно целое. Одно не может работать без другого…

"Сармат" мчался в гиперпространстве, направляясь к Марсу. После завтрака Вальтер и Петрович снова занялись "Томкэтом", проверяя его в …надцатый раз, и им никто не мешал. А Алексей отправился в рубку корабля. Была вахта третьего помощника капитана и он приглядывал за приборами, развалившись в кресле с чашкой кофе. Приход командира оперативной группы оторвал его от этого занятия.

— Доброе утро! Приятного аппетита!

— Доброе утро, кофейку не желаешь?

— Попозже. Ты мне лучше запись камер визуального наблюдения дай. Там, где Вальтер этим уродам рога обломал.

— О-о-о, это зрелище! Я уже смотрел. Хорошо, что Мартин вовремя заметил и тревогу поднял. Как раз незадолго до смены вахты. Но не думал, что Вальтер их так шутя уроет. А эти дебилы думали, что видеонаблюдение на корабле не ведется? На что они рассчитывали?

— Сомневаюсь, что они вообще могли думать. Ладно, где запись?

— А я сейчас на твой каютный компьютер по сети переброшу. Смотри, сколько хочешь…

Когда Алексей вернулся в свою каюту, запись уже находилась в компьютере. Третий помощник не стал жадничать и отправил большой кусок, так что удалось рассмотреть все с самого начала. Алексей просматривал запись много раз. Временами останавливал ее на отдельных моментах, вглядываясь в экран монитора. И все больше и больше хмурился. В конце концов, нажал паузу и откинулся в кресле, глядя на экран, где Вальтер подбирал пистолет.

— Значит, говоришь, пилот-истребитель… Базовый курс… Ну-ну…

Глава 6

"Сармат" вышел в обычный космос в районе Марса и продолжал полет. Впереди уже четко угадывались очертания красной планеты, но его оба спутника — Фобос и Деймос, можно было пока что рассмотреть только через оптическую систему при большом увеличении. Вскоре "Сармат" должен был начать торможение с целью выйти на орбиту Фобоса и совершить посадку. Благо, космос поблизости от Марса был сравнительно пустынным, и очереди на вход в зону управления движением, как возле Земли и Луны, здесь никогда не бывало. Как не было и самих зон управления движением. Те редкие корабли, что прибывали на Марс и на его спутники Фобос и Деймос, не могли создать толкучки. Иногда бывали недели, когда вообще никто не появлялся. И тогда только небольшие глайдеры исследователей Марса и его спутников, да отдельные грузовые шаттлы, работающие на местных перевозках, напоминали о том, что этот уголок Солнечной системы все же не забыт человеком. Именно из-за этого Алексей и решил, по согласованию с капитаном, провести тренировку в высадке с орбиты. Десантная группа во главе с командиром будет высаживаться на одной из спасательных шлюпок, Вальтер на своем "Томкэте" прикрывает высадку и эвакуацию, а на борту из всего состава группы останется один Петрович в ожидании возвращения "Томкэта". По поводу самих учений ни у кого вопросов не возникло, но у "шпаны" сразу возникли вопросы типа "а почему я?!". Ведь группа никогда не высаживается на планету в полном составе, кто-то должен остаться на борту корабля для его охраны. На этот счет у Алексея нашелся железный аргумент — "потому, что я так сказал!!!". Памятуя о недавних событиях, после такого ответа больше подобных вопросов никто задавать не захотел.

Вот теперь Вальтер с Алексеем и присутствовали в рубке, получая последний инструктаж. Алексей собирался лично пилотировать спасательную шлюпку, задействованную для десантирования, так как кроме Вальтера и его самого больше ни одного пилота в оперативной группе не было. Было трое сержантов десантников, имеющих теоретическую подготовку с очень небольшой практикой пилотажа, но это на самый крайний случай. Когда вопрос встанет "или — или".

— По мере приближения к Фобосу перейдем на его круговую орбиту, и оттуда произведем десантирование, а после этого уже будем заходить на посадку. Алексей Леонидович, не сильно ли далеко Вы собираетесь стартовать? Мы могли бы сначала доставить вас на низкую орбиту Марса, а потом уйти к Фобосу.

— Не нужно, Геннадий Павлович. Не хочу задерживать "Сармат". Тем более, лишний раз потренируемся в полете парой. Первым стартует Вальтер на "Томкэте", затем мы на шлюпке. Дальше следуем к Марсу, входим в атмосферу и совершаем посадку в безлюдном районе. Нам необходимо провести учебные стрельбы, и чем дальше это будет от обитаемых мест, тем лучше. Не нужно привлекать ничьего внимания. Переговоры между истребителем и шлюпкой будем вести только на пониженной мощности передатчиков, чтобы они далеко не прослушивались. После проведения учений стартуем и идем на Фобос. Проведем высадку в стороне от места стоянки "Сармата", за пределами кратера Стикни, но уже без стрельбы. Группа вернется на корабль пешим порядком. Я буду наблюдать за передвижением группы с небольшой высоты, а Вальтер вести разведку и обеспечивать прикрытие с воздуха. Когда все доберутся до места, тогда шлюпка и истребитель вернутся на корабль.

— А не загоните людей, Алексей Леонидович?! Тем более, все это время надо находиться в скафандрах!!!

— Ничего, пусть привыкают. И не все время в скафандрах, в шлюпке разрешу их снять. Тем более, действовать придется в условиях пониженной тяжести. На Марсе гравитация почти в три раза меньше земной, а про Фобос и говорить нечего…

Решив все технические вопросы, разошлись. Алексей пошел проводить последний инструктаж своей "банде", как он ее называл, а Вальтер отправился в шлюпочный ангар, где стоял "Томкэт". Пора было и самому готовиться к вылету.

В ангаре уже находился Петрович, суетясь возле своего подопечного. Вальтер даже удивился.

— Петрович, да сколько же его обхаживать можно?!

— Сколько нужно! Машина — она ведь как женщина. Ей ласка и внимание требуется! А для женщины много ласки и внимания не бывает!

Дальнейший разговор продолжился в таком же шутливо-фривольном тоне. Петрович помог Вальтеру облачиться в скафандр и забраться в кабину. Перед приближением к орбите Фобоса истребитель уже должен быть готов к вылету. Вальтер подключился к корабельной сети и прогнал все положенные предстартовые тесты машины. Когда бортовой компьютер закончил проверку, вызвал рубку и доложил о готовности. Петрович уже одел шлем со встроенной системой двусторонней связи с "Томкэтом" и вышел из ангара, наблюдая за происходящим на экране соседнего отсека и обмениваясь репликами с Вальтером. Из рубки пришло разрешение на разгерметизацию, и вскоре створки в верхней части ангара поползли в стороны, открывая черноту космоса, так как шлюпочный ангар являлся одновременно и шлюзом. Платформа, на которой стоял истребитель, пришла в движение и стала подниматься, оказавшись в скором времени на уровне внешней обшивки корпуса корабля. Истребитель уже перешел на бортовое питание и его реактор вышел на взлетный режим. Вальтер с восторгом всматривался в величественную панораму космоса, окружившего его со всех сторон. Впереди и чуть слева висел в пространстве красноватый шар Марса, окруженный атмосферой. "Сармат" приближался к Фобосу, который пока еще было трудно разглядеть. Но вот, приходит долгожданная команда из рубки:

— "Третий", старт разрешаю!

Запуск двигателей, отключение электромагнитных замков и "Томкэт" начинает медленно отходить от "Сармата". Вот между громадиной балкера и крохотным по сравнению с ним истребителем уже сотня метров. "Томкэт" дает ход и начинает движение вокруг корабля, осматривая окружающее пространство. От борта балкера отделился еще один продолговатый предмет, размером раза в три больше истребителя. Шлюпка с десантом отошла от корпуса и сразу взяла курс в сторону Марса. Благо, орбита Фобоса отстоит от красной планеты не очень далеко. Вальтер наблюдал за стартом шлюпки и сразу лег на параллельный курс.

— "Второй" — "третьему". Наблюдаю тебя визуально. Вокруг чисто.

— "Третий" — "второму". Понял, следуй за мной.

Шлюпка двинулась в сторону Марса, все больше удаляясь от корабля. Истребитель не отставал, следуя параллельным курсом. Вальтер сканировал пространство радаром и детектором радиоизлучения, но поблизости никого не было. Очень далеко фиксировались сигналы трех грузовых шаттлов, совершающих рейсы между Марсом, Фобосом и Деймосом, а в остальном ближайший космос оставался пустынен, если не считать ряд орбитальных станций, находящихся впереди. Орбита Фобоса находится лишь немногим более девяти тысяч километров от Марса, то есть на ничтожно малом по космическим меркам расстоянии, поэтому полет до входа в атмосферу не займет много времени.

Вальтер восторженно смотрел по сторонам. Наконец-то он снова в своей стихии и занят любимым делом. Старый "Томкэт" несся в космическом пространстве, стараясь выдерживать постоянную дистанцию до шлюпки. Далеко позади остались Фобос и совершающий на него посадку "Сармат". А впереди вырастал огромный красноватый шар Марса. Они находились как раз над дневной стороной и можно было хорошо рассмотреть его пустынную поверхность в тех местах, где не бушевали песчаные бури. Воды в свободном состоянии на поверхности Марса нет, увы. Поэтому, куда ни кинь взгляд, сплошные каменистые плато и пустыни. Мечты многих писателей-фантастов древности о возможной жизни на Марсе так и остались мечтами. За исключением примитивных биологических форм, на красной планете не нашли ничего. Но вот различных полезных ископаемых хватало, поэтому человек обосновался здесь уже довольно прочно. Конечно, до уровня освоения Луны было еще далеко, и огромные пространства Марса по-прежнему оставались толком не исследованы и совершенно безлюдны. Вот как раз в одном из таких районов Алексей и собрался провести тренировку высадки с учебными стрельбами. Ради такого дела взяли даже дополнительный боекомплект.

Вальтер следил за окружающим пространством и вспоминал последний инструктаж перед вылетом. Алексей предупредил, что хочет посмотреть на его способность наносить точечные удары с воздуха по малоразмерным целям. Иными словами, сможет ли он на самом деле прикрыть группу с воздуха, отсекая от нее и уничтожая нападающего противника. А то, можно "прикрыть" так, что ни от противника, ни от группы ничего не останется. Вальтер заверил, что проблем не будет, такие вещи ему приходилось проделывать неоднократно, но по ряду вопросов Алексея понял, что того грызут сомнения. И причины этих сомнений он понять не мог. В конце концов, списав это на недавний инцидент, решил больше не ломать голову над этим. Если командиру что-то кажется непонятным, пусть сам спрашивает. Нечего играть в угадайку…

Пояс орбитальных станций уже пройден и впереди вход в атмосферу планеты. Шлюпка и истребитель заранее начали торможение, чтобы избежать "таранного" входа. Хоть они и рассчитаны на такие вещи, но лучше их все же избегать. А то, некоторые внешние датчики могут не выдержать. И вот, появились первые признаки атмосферы. Вальтер внимательно следил за показаниями радара и радиовысотомера, удерживая визуальный контакт со шлюпкой. Вокруг по-прежнему никого не было, да и опасаться здесь, по большому счету, тоже некого. Делить здесь нечего, а устраивать какие-то междоусобные разборки чревато. Уж очень близко от Земли. Если есть желание с кем-то "разобраться", так в галактике полно подходящих мест, где даже бледная тень закона отсутствует. И прав тот, кто остается жив. Но порядок есть порядок. Ему сказали — охранять и прикрывать группу, вот он ее охраняет и прикрывает. Как умеет…

Между тем, скорость уже заметно упала и два небольших кораблика шли на высоте пятидесяти километров, приближаясь к заданному району. От шлюпки отделился небольшой предмет и рванулся вперед и вниз. Командир группы решил задействовать робота-разведчика. Он проведет тщательный осмотр предполагаемого места высадки, и только после этого будет принято окончательное решение. Проводив взглядом робота, Вальтер снова сосредоточился на показаниях приборов. Аппаратура связи с роботом у него есть, но позволяет лишь получать информацию, транслируемую аппаратом. Управление же осуществляется с борта шлюпки. Какое-то время ничего не происходило. Робот уже добрался до места и начал облет района. Вальтер анализировал полученную "картинку" и понимал, что для выбранной задачи этот участок подходит идеально. Ни людей, ни искусственных сооружений в пределах видимости не было. Только выжженная каменистая пустыня. Лишь кое-где возвышались отдельно стоящие друг от друга глыбы камней. Наконец, получен долгожданный сигнал о начале высадки. Истребитель и шлюпка скользнули вниз.

Дальнейшее не представляло трудностей. "Томкэт" вырвался вперед и повторил облет района предстоящей высадки. Обзор ровной пустыни с высоты был прекрасным и если бы внизу находился противник, то спрятаться бы ему было весьма проблематично. Пока истребитель вел разведку, шлюпка барражировала на высоте и не приближалась близко. Осмотрев все визуально и просканировав пространство, Вальтер дал условный сигнал, разрешающий высадку. Шлюпка тут же пошла вниз, но перед самой посадкой облетела район, сбрасывая в разных местах пустые бочки. Их решили использовать в качестве мишеней для стрельб с воздуха. Дальнейшее Вальтера пока не касалось. Шлюпка совершила посадку, а он остался в воздухе на высоте тысячи метров, барражируя над районом на небольшой скорости и ведя постоянное наблюдение. Но желтоватое небо и коричнево-красная поверхность Марса оставались пустынны до самого горизонта.

Почти два часа ничего не происходило. Шлюпка стояла внизу, группа занималась на поверхности своими делами, а истребитель и робот-разведчик патрулировали воздушное пространство. Но неожиданно робот прекратил движение и застыл в воздухе как раз над центром района высадки. И тут же пришла команда.

— "Третий", учебная атака! Уничтожить все мишени к северу!

Истребитель резко увеличил скорость и захватил первую цель. Все действия Вальтера были уже доведены до автоматизма. Командир хочет узнать, как быстро цели будут уничтожены после отдачи команды? Да ради бога! Мог бы придумать что-нибудь и посложнее, чем стрельба по неподвижным мишеням… Первая неуправляемая ракета сошла с направляющих и устремилась вперед. Вальтер даже не стал снижаться, чтобы вести огонь с более близких дистанций. Ракета еще продолжает полет, а в прицеле уже следующая цель. Пуск! Вторая ракета исчезает из-под крыльев. Разворот в сторону третьей цели, захват, пуск! Теперь резкий уход в сторону со сменой высоты, для затруднения противнику ответного огня. К концу выполнения маневра бортовой компьютер зафиксировал, что все три цели поражены. Тут же последовала новая команда.

— "Третий", уничтожить все цели с запада!

Снова резкий разворот, и почти с этого же места последовательный пуск четырех ракет по четырем имеющимся целям. Снова уход в сторону, и снова все цели поражены. И снова команда на уничтожение оставшихся мишеней с юга и востока от шлюпки. И снова тот же результат! "Томкэт" вертелся в воздухе волчком, непрерывно меняя свое положение, но неизменно раз за разом поражал цели в той последовательности, в какой ему говорили. Очевидно, после этого командир группы решил усложнить задачу.

— "Третий", противник с северо-запада, дистанция пятьсот метров. Огонь!

Резкий разворот, и нос машины полыхает огнем. Носовые артустановки посылают несколько десятков малокалиберных снарядов в указанном направлении. Через несколько секунд внизу встает стена разрывов, перемалывающая марсианский грунт.

— "Третий", противник с юга, дистанция триста метров. Огонь!

Снова разворот и снова огненный рой устремляется вперед, вскоре перемалывая все внизу. Но командиру и этого мало.

— "Третий", противник окружает! Огонь!!!

"Томкэт" рванулся вперед, сразу открыв огонь из артустановок по всему периметру вокруг шлюпки. Ближайшие снаряды взрыли грунт всего в ста метрах от ее корпуса. Вести огонь ближе опасно, можно повредить шлюпку разлетающимися осколками снарядов. Хотя, если припрет… Но тут уже и Вальтер решил добавить реализма к создавшейся ситуации.

— "Второй", срочный старт!!! Я тебя прикрою!

Очевидно, на шлюпке уже было все готово к взлету, так как она тут же взмыла в воздух, подняв тучи пыли. И она еще не успела набрать высоту в две сотни метров, как внизу все исчезло в сплошной цепи взрывов. Вальтер основательно "утюжил" район, не давая возможности вести ответный огонь, пока шлюпка не уберется на безопасное расстояние. И только после этого дал полную тягу двигателям, торопясь поскорее покинуть "опасное" место. Догнав шлюпку, снова уравнял с ней скорость и лег на параллельный курс.

— "Второй" "третьему", задание выполнено, условный противник уничтожен.

— "Третий", тебя понял. Действуем дальше по плану.

Дальнейшее не составило особых трудностей. Истребитель, шлюпка и робот-разведчик покинули атмосферу, направившись к Фобосу. Подлетев на дистанцию всего в тысячу метров, перешли на круговую орбиту, уменьшив скорость, и сначала облетели спутник. Внизу хорошо просматривались строения горно-рудного комбината, залитые огнями, а также стоящий рядом "Сармат", уже начавший погрузку. Комбинат располагался почти в центре самого крупного кратера Стикни, имеющего девять километров в диаметре, поэтому места хватало с лихвой. Робот пошел вниз, прекратив снижение на сотне метров, истребитель снизился до пятисот, сканируя окружающее пространство, а шлюпка совершила посадку за пределами кратера. Зачем Алексею понадобилась эта "пешая прогулка", Вальтер не понимал. Но это, в конце концов, не его ума дело. Решил, значит надо…

То, что началось дальше, напомнило Вальтеру русскую пословицу "Кто в лес, кто по-дрова". В условиях слабой гравитации Фобоса передвигаться в скафандрах было хоть и значительно легче, чем по поверхности Марса, но это приводило к тому, что многие члены группы совершали беспорядочные хаотические передвижения, не умея точно рассчитывать силу толчка для перепрыгивания через глубокие борозды, покрывающие склоны кратера. Поэтому, шлюпка следовала на небольшой высоте, и Алексей контролировал движение группы в целом, давая конкретные подсказки. Вальтер только усмехнулся, представив, как вся группа сейчас материт про себя своего командира. Вместо того, чтобы после высадки на Марс сразу возвращаться назад, на корабль, устроить такое цирковое шоу. Бывшие военные-то к этому привычные, а вот "шпане" сейчас приходится несладко. Но никто и не говорил, что будет легко! И за всем этим безобразием он наблюдал с высоты пятисот метров, сидя в удобном кресле в кабине своего истребителя. Нет, что ни говори, а все же хорошо, что он пошел в палубную авиацию Космофлота, а не в армию. А то, тоже бы прыгал, как кузнечик…

Как оказалось, за передвижением "туристов" наблюдали не только Вальтер и Алексей. Многие из сотрудников комбината, находившиеся в данный момент на поверхности Фобоса, со смехом смотрели на это зрелище. Они к здешним условиям уже адаптировались, и за пределами жилых комплексов, где заканчивалось действие генераторов искусственной гравитации, точно рассчитывали свои движения. А то, можно запросто нарваться на неприятность. Вот и сейчас подсказывали на дежурном канале радиосвязи, как лучше делать. В конце концов, с грехом пополам, группа все же добралась до "Сармата", избежав потерь. Никого эвакуировать не пришлось. Вальтер внимательно рассматривал с высоты поверхность Фобоса, не забывая и об окружающем космосе. Но вокруг по-прежнему было спокойствие. Этот уголок Солнечной системы жил своей неторопливой жизнью.

Вскоре "Томкэт" коснулся платформы шлюза и замер, полет был завершен. Вальтер дождался закрытия шлюза и наполнения его воздухом, после чего заглушил реактор и перешел на внешнее питание. Старый истребитель не подвел, показав прекрасные летные и боевые качества. Когда он открыл люк и выбрался из кабины, рядом уже стоял Петрович.

— С возвращением, командир! Ну как аппарат?

— Петрович, все нормально! Аппарат хоть и старый, но работает прекрасно. Как там остальные?

— Матюкаются, на чем свет стоит. Смотрел из рубки через оптику, какой цирк вы там устроили…

Уточнив ряд вопросов, и посмеявшись над "пешей прогулкой", Вальтер выбрался из скафандра и отправился в каюту. Сначала обед и отдых, а вечером проведут разбор тренировки. Алексей понимал, что после такой встряски у людей будет одно желание — быстрее добраться до койки и упасть на нее. И никакой информации в данный момент они все равно адекватно не воспримут.

В конце дня собрались всей группой в кают-компании и Алексей начал "разбор полетов". Конечно, многие услышали нелестные слова в свой адрес, но все и сами понимали, что группа еще не сработавшаяся. Если бывшие солдаты действовали неплохо, то вот молодое пополнение из "шпаны" надо было еще учить и учить. Отдельным моментом были действия Вальтера. Алексей очень удивился той филигранной точностью, с какой он вел стрельбу, причем даже не пытаясь это скрыть. Но Вальтер только пожал плечами.

— А что тут сложного-то? Стрельба с небольшой высоты по неподвижным контрастным целям. Задание для новичков.

— Но ведь ты стрелял одиночными выстрелами неуправляемыми ракетами! Одна ракета — одна цель! И ни одного промаха! А из пушек что творил! Сразу после команды — огонь в точно назначенное место!

— Так я ведь уже говорил — высота небольшая, цели неподвижны. Тем более, "Томкэт" — машина хоть и старая, но серьезная и способна на многое. Просто, надо уметь с ней ладить. И тогда она в обиду не даст…

Закончив разбор учений, Алексей отпустил всех отдыхать, а сам уединился в каюте, и занялся просмотром записей, сделанных компьютерами "Томкэта", робота-разведчика и шлюпки, сличая их и синхронизируя по времени. Начал просмотр действий "Томкэта" по нанесению удара с воздуха с самого первого момента, когда была подана первая команда. Сначала в режиме реального времени, а потом в замедленном исполнении, часто делая паузы и замечая время от подачи команды к моменту начала ее исполнения. А также на головокружительные маневры "Томкэта", зафиксированные бортовыми компьютерами робота-разведчика и шлюпки из разных точек. И чем дальше он углублялся в это дело, тем более хмурым и задумчивым делался его вид. В конце концов, снова вывел на экран запись инцидента в коридоре, когда Вальтер уложил обоих бандитов. И растерянно пожал плечами.

— Кто же ты есть, Вальтер? Похоже, ты не врал… Ты действительно пилот. Причем, очень хороший пилот… Не знаю, как насчет истребителя, а вот как штурмовик — точно… Но так грамотно бить морды…

Дальнейшие дни прошли относительно спокойно. Экипаж занимался погрузкой, оперативную группу Алексей гонял по поверхности Фобоса, а Вальтер и Петрович занимались "Томкэтом", так как устраивать штурмовку наземных целей на Фобосе никто бы не дал. А для обеспечения разведки и одного робота-разведчика хватит. И пока вся группа, кто про себя, кто вполголоса крыла матом своего командира, занимаясь тем, чем занимается пехота на войне, Вальтер и Петрович спокойно пили кофе рядом с "Томкэтом", разложив для видимости инструменты. Истребитель был уже перепроверен много раз и давно готов к вылету, но оба опытных служаки, дослужившиеся в Космофлоте от рядовых до самого старшего унтер-офицерского звания, прекрасно знали, что "работа занимает все отведенное на нее время", как гласит один из житейских законов. Поэтому, лучше спокойно сидеть в ангаре рядом с истребителем и изображать бурную деятельность, чем явно бездельничать на глазах у всех остальных, вызывая всеобщее раздражение и косые взгляды начальства. И так их обоих уже прозвали "бездельниками". Бывшие военные в шутку, а "шпана" всерьез. Сейчас же, по крайней мере, все видят, что они заняты делом. Ну что поделаешь, сложная машина "Томкэт". Тщательного ухода и внимания требует…

— В общем, командир, чует мое сердце, скоро заваруха начнется. Я когда список всего, что в нашем оружейном контейнере лежит, прочитал, а потом своими глазами увидел, то понял, что скучать нам не придется. За каким хреном нам "Кинжалы"? Да еще и в таком количестве? Да и "Метель" тоже. О снарядах к пушкам я вообще молчу…

Вальтер был полностью согласен со своим техником. Когда перед первой загрузкой боезапаса контейнер с оружием для "Томкэта" был вскрыт, и они ознакомились с содержимым, то он понял, что намечается маленькая победоносная война. И он с Петровичем будет олицетворять авиацию в этой войне с неизвестным противником и в неизвестном месте. Попытка узнать что-то у Алексея ни к чему не привела. Командир группы сразу дал понять, что всему свое время. Тогда и узнают. Настаивать же никто не стал.

— Согласен, Петрович. С "Метелями" и снарядами более-менее ясно. На Марсе ими вволю потренировался, на радость нашему начальству. Значит, могут быть штурмовки наземных целей. А вот "Кинжалы" — вопрос. Нам что, предстоит встреча с авиацией противника?

— Вот и я о том же. А ну, как их целая эскадрилья будет? Что ты один сделаешь?

— Были у меня разные нюансы… И с эскадрильей в двенадцать машин приходилось встречаться. До сих пор нехорошие воспоминания. Но ничего, продержался до подхода своих. А до этого четверых завалил.

— Ну, ты даешь! И не страшно было?

— Страшно. Да только, я не этого больше всего боюсь. Когда в твоих руках мощная и надежная машина, это одно. Пусть у противника большое численное преимущество. По крайней мере, есть возможность устроить бой в виде свалки на малых дистанциях, когда многие даже не смогут вести огонь из опасения задеть своих. И можно воспользоваться этим, выбивая противника по одному. А вот оказаться в шкуре Нисидзавы я боюсь больше всего.

— А кто это?

— Был такой знаменитый японский ас в середине двадцатого века — Хироёси Нисидзава. Про него нам наш командир авиагруппы рассказывал, сам тоже японец. Так вот, тогда шла война на Тихом океане между Японией и США. Нисидзава был пилотом-истребителем японской морской авиации, имел на своем счету сто сорок семь сбитых американских самолетов. Это он сам так думал. Хотя, по некоторым другим данным, более двух сотен. Все сослуживцы поражались его летному мастерству, а американцы дали ему прозвище "Рабаульский дьявол". Но судьба сыграла с ним злую шутку. Не знавший поражений в воздухе, знаменитый ас погиб в воздушном бою, но не как пилот-истребитель, а как пассажир. Японский транспортный самолет с группой летчиков, отправлявшихся для приемки новых самолетов, среди которых был и Нисидзава, сбили американские истребители. На момент гибели ему было всего двадцать четыре года. И вот такого конца, Петрович, я боюсь больше всего. Когда на тебя нападают, а ты ничего не можешь сделать. И знаешь, еще что…. Может, это и выглядит бредом, но у меня предчувствие, что однажды я тоже окажусь в положении Нисидзавы…

— Типун тебе на язык, командир!!! Да, не повезло парню, но что поделаешь? Война — она война и есть. Чего это ты себе такую хрень в голову вбил? Давай-ка лучше о гораздо более интересных вещах поговорим. Например, о бабах…

Тема была вечная и неисчерпаемая, поэтому Петрович постарался перевести разговор на нее. Он видел, что Вальтер явно не в своей тарелке. То ли воспоминания о прошлом испортили настроение, то ли действительно его так потрясла нелепая смерть японского аса, что он вбил себе в голову, будто его постигнет то же самое. Вальтер согласился, что нечего ворошить прошлое и разговор перешел совсем в другую область, временами прерываясь хохотом. Обоим было, что вспомнить.

Именно за этим их и застал Алексей, неожиданно заявившись в ангар. Вальтер и Петрович уже собирали инструменты, собираясь идти на обед, как их опередили.

— А-а, вот вы где, бездельники! Вы-то мне и нужны!

— Командир, и ты туда же! Мы не бездельничаем, а проводим предполетную подготовку машины с регламентными работами. Между прочим, пока твои лежебоки в цирковых трюках упражняются. Так кто из нас бездельники?

— Ладно, мужики, не заводитесь. Шучу. Петрович, машина в порядке?

— В полном порядке. К полету готова, только боезапас загрузить.

— Хорошо. Вам двоим пока могу сказать — предстоит высадка на Пандору. Поэтому, боезапас на подвески смешанный. Двенадцать "Кинжалов", остальное — кассеты с "Метелями". Снаряды к пушкам до полного комплекта, разумеется. Пока навешивать не надо, но будьте готовы.

— Опаньки… "Кинжалы"? С кем воевать будем?

— Пока точно не знаю. Может, и обойдется. Но предполагаю, что "Тандерболты" и "Метеоры".

— И много?

— Тоже точно не знаю, но если будут, то уж никак не меньше трех. Но и более десятка вряд ли…

"Обрадовав" таким образом Вальтера и Петровича, Алексей ушел, оставив обоих переваривать услышанное. Энтузиазма полученная информация никому не добавила. Петрович сначала даже не понял.

— Командир, я что-то не пойму… Тебя хотят одного десятерым на съедение отдать?!

— Либо десятерым, либо троим, ты же сам слышал. Впрочем, что так, что так хреново, только в разной степени. Плохо не это. "Тандерболт" — штурмовик и против "Томкэта" не боец. Если только не умудришься сам подставиться под его носовой залп. А вот "Метеор" — орбитальный перехватчик планетного базирования. И хороший перехватчик, хоть и старый. А "Кинжал" его берет плохо. Ракета мощная, но электронные "мозги" у нее так себе, и она может потерять резко маневрирующую цель. Против неповоротливого "Тандерболта" пойдет за милую душу, а вот "Метеор" может ее стряхнуть с хвоста, если там будет сидеть толковый пилот…

— … твою мать, так чего же нам что-нибудь посерьезнее не дали?!

— Вопрос не ко мне, Петрович. Скорее всего, потому, что "Кинжал" относится к классу универсальных ракет. Его можно применять как против воздушных, так и против наземных целей. А все специальные ракеты класса "воздух — воздух", применяемые против истребителей, имеют слабый заряд, да и по наземным целям их не применишь. Система наведения не позволит. Вот кто-то в нашей конторе и решил сэкономить…

— И что же делать будем?

— Грузить на подвеску "Кинжалы" и "Метели". А дальше решать проблемы по мере их возникновения…

После такого разговора, взвесив все за и против, Вальтер пошел к Алексею и сказал, что ему надо протестировать истребитель еще раз в атмосфере Марса на малых высотах, если ожидается встреча с "Метеорами". Алексей возражать не стал, только предупредил, чтобы не лез на Марсе, куда не надо. А то, может возникнуть много глупых вопросов. Но Вальтер заверил, что выберет для тренировки пустынный район и к городам и космопортам на поверхности Марса приближаться не будет.

Совершая одиночный полет от Фобоса к Марсу, Вальтер анализировал еще раз всю информацию, которая накопилась за последнее время. Точкой отсчета послужило в высшей степени странное задание — рейд на Пандору. И вот теперь — опять Пандора. Не является ли все это звеньями одной цепи? И все эти встречи, которые произошли с ним на Луне и на Земле, не случайны, а подстроены? Но зачем? Что такого интересного есть на Пандоре, что его надо обязательно туда загнать? Причем именно его, Вальтера Хартмана, а не какого-то другого пилота? Или, это все же случайное совпадение? Так ничего и не придумав, Вальтер решил отложить решение этой головоломки на потом. По крайней мере, до высадки на Пандору. Может быть, там удастся найти разгадку.

Атмосфера Марса встретила его, как и в прошлый раз. Поблизости никого не было, и "Томкэт" сразу ушел в безлюдный район. Сначала Вальтер погонял истребитель в стратосфере, но потом уходил все ниже и ниже. Под конец могучая машина с ревом проносилась над марсианской пустыней, поднимая за собой тучи пыли. Вальтер маневрировал на высотах до пятидесяти метров, отключив все ограничения в автоматике по минимальной высоте и скорости. Если бы это видело начальство, или проектировщики "Томкэта", то они пришли бы в ужас. Но пилот был уверен в себе, а теперь надо до конца убедиться в возможностях машины. Если ему предстоит встреча с превосходящими силами противника, то чтобы выжить и победить, надо противопоставить тактику, к которой противник не готов. И лучше всего втянуть его в бой на предельно малых высотах, менее сотни метров, так как очень немногие пилоты способны к такому виду боевых действий. Если не сказать — единицы. Поэтому Вальтер выполнял раз за разом рискованные маневры на большой скорости в непосредственной близости от поверхности планеты, даже заходя в ущелья, снижаясь ниже вершин окружающих скал. Когда казалось, что еще чуть-чуть, и стремительная машина врежется в неожиданно возникшее препятствие. Но "Томкэт" несся вперед, чутко отзываясь на малейшие движения органов управления. И Вальтер понял, что "подружился" с этой сложной и требующей к себе уважения машиной. Отныне они представляли единый организм, задача которого — уничтожить врага и остаться в живых.

Глава 7

"Сармат" вынырнул из гиперпространства в системе Денеба, приближаясь к Пандоре. Экипаж занял места по тревоге, часть оперативной группы, предназначенная для высадки, находится возле шлюпки, а Вальтер с Алексеем ожидали в рубке. Необходимо получить максимум информации перед высадкой. Накануне капитан озвучил им конкретное задание — высадка на базе "Монтега". Цель — доставка груза на базу. Обратно вернуться налегке. Груз должен быть доставлен на одной из шлюпок "Сармата". Количество и состав десантной группы на усмотрение Алексея. Вальтер прикрывает высадку и эвакуацию, а также обеспечивает патрулирование воздушного пространства и прикрытие с воздуха, если потребуется. На бумаге все коротко и ясно. А вот как пойдет на деле — будет видно. И пока "Сармат" приближался к планете, радары и радиосканеры прощупывали окружающее пространство. Но поблизости никого не было, космос оставался пустынным.

Неспокойно было на душе у Вальтера. Если предприняты такие меры предосторожности для выгрузки небольшой партии груза где-то в джунглях, то можно только представить, что за этим кроется. Капитан хотел встать на низкую орбиту и только после этого начать высадку, но Вальтер неожиданно внес предложение.

— Геннадий Павлович, прошу Вас остаться на высотной орбите, за пределами сферы границы безопасности. Чтобы корабль в любой момент мог уйти в гиперпространство.

Сказанное всех очень удивило. И капитана, и его помощников, и Алексея, присутствовавшего в рубке.

— Вальтер, но зачем?! Ведь так вам придется преодолевать значительно большее расстояние, а это потеря времени.

— Не такая уж и большая. Но в этом случае корабль сможет мгновенно скрыться в гиперпространстве. Если же он уйдет на низкую орбиту, то не успеет уйти до границы зоны безопасного включения гипердвигателей в случае атаки. "Сармат" — очень массивный балкер с малой энерговооруженностью, и тем более в грузу. И он не сможет достаточно быстро набрать скорость, чтобы успеть удалиться на безопасное расстояние от планеты.

— Вы говорите так, как будто на нас уже напали! Но почему Вы так считаете?

— Это обычная мера предосторожности. Если мы угодим в засаду, то вернуться обратно, скорее всего, все равно не сможем. Во всяком случае, у шлюпки нет шансов. "Сармат" тоже ничем не сможет помочь, а вот сам может погибнуть, если не успеет скрыться. И никто не узнает о том, что произошло здесь. А вот если кораблю удастся удрать, то есть надежда на прибытие помощи. Да и у тех, кто напал, может пропасть желание любой ценой избавиться от всех свидетелей. Потому, что часть их ускользнула, и сохранить все в тайне уже не получится.

— Хм-м… Логично… Так что Вы предлагаете?

— "Сармат" остается на высотной орбите за пределами границы безопасности. Два робота-разведчика становятся на эту же орбиту, но так, чтобы вместе с "Сарматом" держать всю планету под наблюдением и обеспечить связь между нами и кораблем во время всей операции. Мы все время будем находиться в зоне прямой видимости либо корабля, либо одного из роботов. В случае нештатной ситуации "Сармат" поддерживает связь с группой до последнего, а при возникновении угрозы для него самого немедленно уходит в гиперпространство с последней полученной информацией. Ну а мы будем действовать по обстановке. По крайней мере, если кораблю удастся уйти, есть надежда на прибытие помощи. Если же его уничтожат, никто ничего не узнает.

— Да уж… Ни убавить, ни прибавить… Ваше мнение, Алексей Леонидович?

— Я полностью согласен с Вальтером. "Сармат" нам ничем не поможет, если вдруг станет жарко. "Томкэт" еще сумеет удрать, а вот шлюпка — однозначно нет. Да и сам корабль не успеет удалиться от планеты на безопасное расстояние, достаточное для запуска гипердвигателей. Если за ним погонятся, конечно.

— Хорошо. Значит, остаемся за пределами границы безопасности…

Под днищем корабля плыла чужая планета. Она была очень похожа на Землю, но все знали, что это не так. Прекрасная и опасная Пандора притаилась в ожидании очередных гостей. Все, кто отобран в десантную группу, уже заняли места в шлюпке. Но Вальтер должен стартовать первым. Надев скафандр, он забрался в кабину и был готов закрыть люк. Петрович махнул ему рукой, стоя возле двери шлюза.

— Ни пуха, ни пера, командир!

— К черту, Петрович!

Люк задраен и теперь он отрезан от внешнего мира. Истребитель начал разгон реактора. Вот мигнули зеленые огоньки на пульте, и бортовой компьютер доложил о готовности. Команда на сброс давления в шлюзе, и вскоре створки вверху начали раскрываться, а платформа, на которой стоял истребитель, плавно пошла вверх. И вот, снова вокруг — далекие звезды, словно рассыпанные на черном бархате. В стороне ярко светит диск Денеба — местного светила. А под кораблем — огромный бело-голубой шар. Печально известная Пандора, где он бывал уже не раз. Но всегда только в атмосфере, на поверхности — ни разу. Впрочем, сейчас для него пешая прогулка тоже не планируется. Откровенно говоря, не очень-то и хотелось… Место для экстремалов…

— "Первый" — "третьему". К старту готов.

— "Третий", старт разрешаю.

Заработали двигатели коррекции на малой тяге и отсоединились электромагнитные замки. Истребитель стал медленно отходить от корабля. Вскоре в эфир вышел Алексей.

— "Первый" — "второму". К старту готов.

— "Второй", старт разрешаю.

Шлюпка вышла из шлюза не в аварийном режиме с помощью катапульты, а медленно, путем выхода за пределы корпуса корабля стартовой платформы, и только потом запустила двигатели. Мигнув огнями, маленькое суденышко медленно отошло от борта корабля и стало увеличивать скорость, направляясь к планете. Вальтер шел следом, стараясь выдерживать дистанцию. Истребитель и шлюпка шли, соблюдая радиомолчание. Хоть и не бог весть какая предосторожность, но не помешает. Радары тоже пока не задействовали, стараясь перехватить чужие радиосигналы, сканируя пространство. Но вокруг никого не было. "Сармат" остался уже далеко позади, и только два небольших кораблика, аэрокосмический истребитель и шлюпка пронизывали околопланетное пространство, все ближе и ближе приближаясь к атмосфере Пандоры.

Вальтер внимательно следил за показаниями приборов. Уже пройдена точка возврата. Если возникнет опасность, то они не успеют вернуться на "Сармат". Вернее, он-то на истребителе успеет. Даже если и не сможет забраться в шлюз, то всегда сможет просто "прилепиться" к корпусу корабля электромагнитными захватами, и уйти вместе с ним в гиперпространство, оставаясь снаружи. Конечно, удовольствие еще то, но все же удрать можно. Но он так никогда не поступит. Рядом идет шлюпка, на борту которой двенадцать человек. И он здесь для их защиты. Люди доверяют ему свои жизни, и он просто не сможет бросить их на произвол судьбы. Такое было уже не раз… Вальтер окинул взглядом окружающее пространство. Он снова на войне. Недолгой получилась передышка.

Бело-голубой шар планеты приближался, и уже появились первые признаки появления атмосферы. Истребитель и шлюпка энергично тормозили двигателями, чтобы сбросить скорость заранее и избежать "таранного" входа и шли параллельно друг другу, не теряя визуального контакта. Верхние слои атмосферы приняли в себя два маленьких кораблика. Они уже прошли ту невидимую границу, когда расстояние до планеты превращается в высоту. Вальтер внимательно смотрел вокруг, но ничего опасного до сих пор не обнаружил. То ли действительно они были сейчас одни на этой богом забытой планете, то ли те, кто здесь уже есть, не желают дать знать о своем присутствии. Как бы то ни было, его и остальных это полностью устраивало. И два небольших корабля все глубже и глубже погружались в атмосферу, нарушая покой этого дикого мира, враждебного человеку.

Когда высота уменьшилась до десяти километров, перешли в горизонтальный полет на дозвуковой скорости. Все же, в отличие от обтекаемого и "зализанного" истребителя, угловатый корпус шлюпки был не очень приспособлен для полетов на высокой скорости в атмосфере. Вальтер начал полет "змейкой", чтобы осматривать максимально возможный район, но в то же время не удалялся далеко от шлюпки, которая шла к цели, выдерживая курс строго по прямой. База "Монтега", если верить карте, находилась довольно далеко от побережья Южного океана, ближе к центру материка, среди тропических джунглей. Причем, место было не совсем ровное, преобладали невысокие горы, покрытые тропической растительностью. Правда, рядом протекала река, так что вопрос с водоснабжением решался довольно просто. После того, как было озвучено задание, Вальтер перерыл все данные о Пандоре, какие только нашлись в бортовом компьютере "Сармата" и загрузил их в компьютер истребителя. Мало ли что, пригодится. Точно также постарался собрать максимум информации о предполагаемом месте высадки после того, как получил конкретные координаты базы "Монтега". Но естественно ничего, кроме данных для широкой публики и красочных фильмов о природе Пандоры, не нашел. Ну и ладно. Во всяком случае, данные о рельефе местности, максимальных высотах горных вершин и видах района сверху есть. А большего пилоту, в общем-то, и не надо.

Внизу и вокруг, до самого горизонта, простирался зеленый ковер джунглей. Поскольку облачность отсутствовала, и скорость была сравнительно небольшой, удавалось рассмотреть в оптическую систему даже мелкие детали. Особо этим Вальтер не увлекался, больше следя за воздухом, но все же рассматривал появляющиеся время от времени объекты. Обычно это были остатки разрушенных и поглощенных джунглями городов, располагающиеся на берегах рек. Человек уже давно их покинул, проиграв войну с местной флорой и фауной. Остатки строений давно поглотили джунгли, но с высоты еще можно было кое-что рассмотреть. Правда, сколько Вальтер ни всматривался, но так и не смог обнаружить присутствие людей. Когда до цели оставалось менее пятидесяти километров, истребитель и шлюпка изменили курс и пошли по кругу, оставив в центре место высадки. Радиомаяк уже сработал по запрашивающему радиосигналу, и автоматика тут же нанесла его точное местонахождение на электронную карту. Вальтер сосредоточился на показаниях приборов. Пока все идет в штатном режиме, и Алексей уже обменялся цифровым кодом, играющим роль пароля с теми, кто находится сейчас внизу. Обменялся также устным паролем по радиосвязи. Очевидно, все совпадало, так как тревоги не последовало. Между тем, от шлюпки отделился робот-разведчик и устремился к месту посадки. Предосторожность лишней не бывает. Хоть некоторые и бухтели перед этим, заявляя, что пуганая ворона куста боится, но Вальтер неожиданно резко оборвал подобные разговоры.

— Предпочитаю быть пуганой, а не дохлой вороной!!! Думаю, что и вы все тоже!

Алексей был полностью согласен с такой постановкой вопроса и подтвердил, что подобная предусмотрительность спасла многие тысячи жизней. А если кому-то очень хочется сыграть в рулетку с судьбой, то пусть играет на здоровье, но только в другом месте. И вот теперь истребитель и шлюпка ожидали результатов авиаразведки, двигаясь на большой скорости по кругу. На боковом экране, где отображалась "картинка", транслируемая роботом, была хорошо видна панорама приближающихся джунглей с небольшой прогалиной, покрытой травой. На прогалину вышел человек и стал подавать знаки руками. Условные сигналы знал только Алексей, но он пока тревоги не поднимал. Наконец, шлюпка изменила курс и пошла вниз. Сразу же раздался голос Алексея в эфире.

— "Третий", следуй за мной.

Очевидно, обмен паролями прошел успешно, и шлюпка начала заход на посадку. Вальтер тоже изменил курс и направился следом за шлюпкой, оставаясь чуть выше нее, продолжая держать под прицелом место высадки. Ситуация ему откровенно не нравилась, хотя он и сам не мог понять, почему. Лично он сделал бы совсем по-другому, если бы намечалась высадка в том месте, где назначена встреча. Нет гарантии, что на встречу придут именно те, кто нужен. И вполне можно было бы послать вперед одну шлюпку без людей, управляя ей дистанционно. Да еще и нагрузить взрывчаткой. Так сказать, вроде приманки. Если у принимающей стороны будут агрессивные намерения, то они быстро их проявят, если сразу же после посадки сделать вид, что заметил засаду и предпринять попытку взлета, причем неудачную. А когда засада начнет ломиться в шлюпку, взорвать заряд. Дешево и сердито. Именно это он и предложил капитану и Алексею, но те только посмеялись и заверили, что место знакомое, партнеры тоже, и никогда никаких накладок здесь не было. Ну, хозяин — барин. Его дело предупредить.

Шлюпка снизилась и стала выбирать место для посадки на поляне. Очевидно, площадка была не очень ровная, и Алексей не хотел угодить в какую-нибудь яму. Робот продолжал висеть в воздухе на высоте сотни метров, обозревая окрестности. В конце концов, шлюпка коснулась грунта и замерла. Вальтер остался на высоте тысячи метров и продолжил облет территории по кругу, как неожиданно его вызвал Алексей.

— "Третий" — "второму". Зачем-то просят, чтобы ты тоже сел.

Сказанное Вальтеру очень не понравилось. Разговора командира с теми, кто находился внизу, он не слышал, так как они говорили на других частотах, а все каналы он сейчас не сканировал, занимаясь наблюдением за воздухом. Вместо ответа резко увеличил скорость и высоту, продолжая полет по кругу.

— "Второй", скажи им, что сесть в этом месте не могу, площадка не позволяет. Приготовься удирать.

— Ты думаешь?!

— Уверен.

Вальтер сразу включил генератор помех и приготовился к отстрелу ловушек. Ждать долго не пришлось. Из джунглей вырвались три ракеты и устремились вверх. Одна тут же поразила робота, исчезнувшего в яркой вспышке взрыва, а две потянулись к истребителю. Теперь все встало на свои места. Совершив головокружительный маневр и отстрелив ловушки, "Томкэт" ушел от обеих ракет и спикировал на то место, откуда они были выпущены. Одна кассета "Метелей" тут же накрыла этот район, перепахав джунгли. Видно было, что шлюпка дернулась, попытавшись взлететь, но тут же застыла. Довернув в сторону, Вальтер еще раз прошелся по джунглям неуправляемыми ракетами и снарядами. На всякий случай, прошелся из пушек по всему периметру вокруг поляны. Если там кто-то и уцелел, то прежней прыти у него уже не будет. Но это было не самым опасным. Радар доложил о появлении воздушных целей. Две шли вверх, на орбиту, а четыре в его сторону. Автоматика быстро определила — те, что идут вверх — "Тандерболты". А те, что на него — "Метеоры". Ну что же, не в первый раз…

— "Первый" — "третьему"! На нас напали! Срочно уходи! К тебе идут два "Тандерболта"!

— "Третий" — "первому". Повторите, не понял. Кто на вас напал?

— Противник напал, твою мать!!! Ныряй срочно в гипер, пока до тебя не добрались!!!

Радио бубнило что-то еще, но Вальтер его уже не слушал. На него шли четыре орбитальных перехватчика. Хоть и такие же старые, как его "Томкэт", но от этого не менее опасные. Очевидно, они были уверены в победе. Резкий рывок в сторону с последующим разворотом на цель. Эфир забит помехами и для систем самонаведения сейчас не лучшие времена. Вальтер поймал в прицел ближайшую цель и выпустил одну неуправляемую ракету "Метель". Попасть она, конечно, не попадет, но заставит противника на мгновение шарахнуться в сторону. Что он и сделал. И очередь из носовых артустановок "Томкэта", пущенная с запредельной дистанции, частично прошлась по его борту. "Метеор" вздрогнул и резко пошел вниз, врезавшись в джунгли. Осталось три. Они поняли, что перед ними серьезный противник и больше не пытались взять с наскока. Вальтер применил все свое мастерство пилотажа и возможности машины, уворачиваясь от выпущенных противником ракет. Бой шел на виражах, и он увлекал противника все ниже и ниже. "Томкэт" несся на огромной скорости, едва не задевая верхушки деревьев. Один из двух "Метеоров", пытающихся зайти сзади, не справился с управлением и зацепил вершины деревьев, рухнув в джунгли. Второй сразу ушел вверх, прекратив преследование. Вальтер воспользовался этим, и стал делать разворот, прижимаясь как можно ниже. Оставшаяся пара, очевидно, не ожидала такого и больше не пыталась подойти близко, ограничиваясь пуском ракет и стрельбой с дальних дистанций. "Томкэт" вертелся в воздухе волчком, но пока уклонялся от огня противника, сам же умудрившись достать еще одного на запредельной для стрельбы из пушек дистанции. Вальтер и сам не мог понять, как это у него получилось. Он словно слился со своей машиной и четко просчитывал положение целей в пространстве. Где они находятся, где окажутся через несколько секунд и куда именно нужно послать снаряды, чтобы они перехватили цель. Это неплохо получалось у него и раньше, и никто не мог понять, как это ему удается. Командир авиагруппы Накадзима то ли в шутку, то ли на полном серьезе однажды сказал.

— Вальтер, а может в тебя душа Нисидзавы вселилась? Может это ты сейчас — "Рабаульский дьявол"?

Тогда Вальтер свел все к шутке, но впоследствии призадумался. Черт его знает, может и на самом деле существует переселение душ? И в его тело вселилась душа великого аса прошлого? Но все это из разряда "может быть". А противник — вот он. Совершенно реальный. Отвернул и пытается удрать, оставшись в одиночестве. Очевидно, потеря троих товарищей не добавила ему храбрости. Но Вальтер не дал противнику уйти, хлестнув очередью вдогонку и выпустив один "Кинжал". Пущенная прямо в хвост, ракета прочно захватила цель, а ловушки у врага уже, очевидно, закончились. Яркая вспышка блеснула в небе, и в следующую секунду обломки "Метеора" полетели вниз. Вальтер скосил взгляд на часы. Бой с четырьмя противниками продолжался одну минуту и сорок секунд. Но успокаиваться рано. Сверху несутся два "Тандерболта". Очевидно, не успели добраться до "Сармата", и теперь возвращаются обратно. Но два штурмовика это все же гораздо лучше, чем четыре перехватчика. И пока они далеко, можно посмотреть, что творится в месте высадки. Пока не появился еще кто-нибудь…

Вальтер развернул машину в сторону шлюпки. Высота небольшая, всего сто метров. "Томкэт" с ревом проносится над джунглями, и вот под ним мелькает шлюпка. Вроде бы, цела, но людей рядом не видно. Да и сомнительно, чтобы сейчас кто-то остался неподалеку. Джунгли вокруг поляны представляли печальное зрелище. Как будто, по ним прошлись гигантским плугом, перемешав все и вся. Кое-где в небо поднимались дымы. Очевидно, что-то горело. Убедившись, что его помощь пока не требуется, Вальтер рванулся вверх, навстречу атакующим штурмовикам. Очевидно, они не сразу сообразили, в чем дело. А когда поняли, было слишком поздно. Дав залп ракетами с большой дистанции, штурмовики попытались уйти. Вальтер уклонился от ракет и погнался за удирающим противником, полностью реализовав преимущества истребителя перед штурмовиком в воздушном бою. Очень скоро один штурмовик получил "Кинжал" прямо в двигатели. Яркая вспышка, разлетающиеся обломки и то, что осталось от машины, полетело вниз. Второй попытался маневрировать, прижимаясь к верхушкам деревьев, но уйти от быстроходного "Томкэта" не смог, и тоже рухнул в джунгли, сраженный ракетой. Вальтер поднялся на тысячу метров и осмотрелся. Радар больше не фиксировал ни одной цели в воздухе. Если на поверхности планеты еще и остался кто-то в засаде, то не рисковал высовываться. Два скоротечных боя с таким результатом заставят задуматься, кого угодно.

Вальтер довольно усмехнулся. Еще шесть подтвержденных сбитых. Надо же, кто бы мог подумать. Правда, на старье и против старья, но тем не менее! Может, он и в самом деле был раньше "Рабаульским дьяволом"? Или, каким-то другим известным пилотом-истребителем? Ведь сейчас у него только три машины противника из шести уничтожены пуском ракет. Причем, когда они удирали, и условия для стрельбы были идеальные. Один грохнулся сам, не справившись с управлением на малой высоте и врезавшись в джунгли. А ведь два — огнем из пушек. Причем с дистанции, на которой ни один пилот стрелять не будет, так как из-за большого рассеивания попасть можно только случайно. А он попадал… Причем, попадал именно туда, куда хотел… И не только в этом бою, но и раньше, когда уже служил на "Адмирале Грейге", и попадал в похожие ситуации. Да и пилотировал он так, что в него ни разу не смогли попасть. Ни ракетами, ни из пушек. Интересно…

Решив не ломать голову над вопросом, на который все равно не найдет ответа, Вальтер развернулся и пошел назад, в сторону шлюпки. На всякий случай, снижаться не стал и был готов открыть огонь. На небольшой скорости обошел поляну по кругу, внимательно следя за обстановкой. Решил попробовать вызвать "второго", не особо надеясь на успех. И облегченно вздохнул, когда услышал голос Алексея.

— "Третий", чертяка, живой?!

— Я-то живой. А эти шесть хулиганов не очень. Что там у вас стряслось?

— Садись, долго рассказывать. Тут уже никого нет…

Снизившись и пройдя над поляной, на которой стояла шлюпка, Вальтер не заметил больше ничего подозрительного. Площадка была перепахана взрывами, как и близлежащие джунгли. Выбрав место поровнее, плавно опустил машину на грунт, оставив реактор в немедленной готовности к взлету. К нему уже спешили люди, выбравшись из шлюпки, но он насчитал всего пять человек. Семерых не хватает. Открыл люк кабины и выбрался наружу. Алексей как раз был уже рядом.

— Командир, что тут у вас произошло?

— Попали в засаду. Шлюпка повреждена, взлететь вряд ли сможет. Если бы не ты, точно порешили бы всех. Как тебе удалось?!

— А остальные где?

— Пятеро убиты. Двое ранены, но тоже долго не протянут. У нас так, царапины.

— Командир, надо делать ноги. И чем скорее и дальше, тем лучше. Шестерых, что были в воздухе, я завалил и здесь в округе все перепахал, но они могли успеть сообщить, что ловушка не сработала. И скоро надо ждать гостей.

— Знаю, а как? На твоем истребителе мы все не улетим.

— Какие повреждения у шлюпки?

— Не знаю, еще не смотрели. Только-только очухались, и ты появился.

— Пошли, посмотрим. Я ведь до того, как стать пилотом, на авиатехника учился. Может, что и смогу сделать…

Четверо остались охранять истребитель, а Вальтер с Алексеем побежали к шлюпке. Уже поблизости Вальтер обратил внимание, что в бортах суденышка зияют многочисленные пробоины. Судя по диаметру входных отверстий, похоже на турельный пулемет калибра четырнадцать и пять, предназначенный для стрельбы по легкобронированным целям. Значит, шлюпку уничтожать не хотели. Хотели только воспрепятствовать взлету, поэтому и ждали, когда она совершит посадку. Очень, очень интересно…

Внутри был настоящий погром. Палуба грузового отсека залита кровью и усыпана разными обломками. Хорошо, что обстрел велся недолго, а то здесь бы точно никто не выжил. Подойдя к раненым, находящимся без сознания, Вальтер понял, что в этих условиях надежды нет. Не всем везет, как ему, когда под боком оказался хорошо оборудованный госпиталь. Час, максимум полтора. Это все, на что они могут рассчитывать.

— Командир, введи им обезболивающее. Больше мы ничего не сможем сделать.

— Знаю, уже ввел. Но при таких ранах шансов нет.

— Видел такое раньше?

— Видел, и не раз. Поэтому и не строю иллюзий…

Осмотр кабины шлюпки не обрадовал. Многие приборы разбиты, причем радиостанции тоже. Как оказалось, Алексей выходил с ним на связь с помощью небольшой переносной станции, имеющей небольшую мощность и дальность действия. Правда, осмотр двигательного отсека добавил оптимизма. Два маршевых двигателя из четырех вообще не пострадали, а один имел лишь вмятины на корпусе, но тест с местного пульта управления подтвердил его работоспособность. Рулевое управление, к большому удивлению, тоже не пострадало, а реактор имел мощную металлическую защиту, остановившую пули. Хоть корпус шлюпки и был изрешечен во многих местах, но при большом желании можно было рискнуть и поднять ее в воздух. Закончив осмотр и проверив то, что уцелело, Вальтер вынес вердикт.

— Командир, если припрет, взлетать можно. Но не высоко, корпус полностью разгерметизирован и здесь мы его не залатаем. Из четырех двигателей работают три, кое-как лететь можно. Но управлять ими придется с местного поста, а не из кабины. Электрические цепи управления нарушены, и быстро я здесь ничего не сделаю. Если рискнешь, сажай кого-нибудь рядом с двигателями, и передавай ему команды, а сам пилотируй. Приборы хоть и разбиты, но управление действует.

— Ну, Вальтер!!! Ты точно кудесник!!! А я уже думал, что песец нам всем пришел!!! А сколько эта колымага в воздухе продержится?

— А черт ее знает. Во всяком случае, семьдесят пять процентов тяги, и управление у тебя есть. А без навигационных приборов на малых высотах обойдешься. После взлета сразу садись мне на хвост, и держи связь по переносной станции. Скорость держи, какую сможешь, но движки не перегружай. Я буду подстраиваться под тебя. Отсюда надо сматываться, и побыстрее.

— Ясно. Пойдем, покажу тебе место на карте, куда лететь. А то, от шлюпочного навигационного компьютера одни воспоминания остались…

Когда "Томкэт" поднялся в воздух и завис на небольшой высоте, шлюпка с бросками из стороны в сторону все же поднялась следом и начала набирать скорость. Правда, получалось не очень. Шлюпка рыскала, раскачивалась, но все-таки летела. Вальтер увеличил скорость, обогнал шлюпку, и лег на нужный курс, ведя ее за собой и выдерживая дистанцию. Радио решили лишний раз не задействовать даже на пониженной мощности и обходиться условными сигналами в виде мигания навигационных огней и покачивания крыльями для связи в некоторых конкретных случаях. Лететь надо было далеко — более тысячи километров. И с учетом того, что как оказалось, шлюпка в таком аховом состоянии не могла выжать более двухсот километров в час, полет обещал быть долгим. Но деваться некуда. Во всяком случае, им пока что удалось оторваться от неизвестного противника. Никаких радиосигналов не прослушивалось, и в воздухе никого не было видно. Перед взлетом на всякий случай проверили все вокруг. Нашли остатки уничтоженной огнем с воздуха техники, растерзанные взрывами трупы и полностью разрушенные строения. База "Монтега" перестала существовать. Что конкретно произошло здесь, и почему их встретила засада, так и осталось неизвестным. Если кто и уцелел в этой мясорубке, то уже сбежал, не дожидаясь момента, когда оказавшаяся такой прыткой дичь сама начнет охоту на охотников.

Вальтер шел на высоте всего ста метров. С такой высоты радаром, находящимся на поверхности планеты, их заметить гораздо сложнее. Да и в случае опасности шлюпка быстрее сможет скрыться, нырнув в спасительную чащу тропического леса, пока он на истребителе будет разбираться, что к чему. Пока обстановка была спокойной и истребитель шел на автопилоте по заданному курсу, он пытался проанализировать создавшуюся ситуацию. То, что их ждали, не вызывало сомнений. Где произошла утечка информации, им это выяснить не дано. Скорее всего, еще на Земле, так как после взлета никто проболтаться не мог. На Фобосе? Маловероятно. Ведь экипаж, кроме капитана и Алексея, не знал о предстоящей высадке, а он с Петровичем узнал об этом незадолго до старта с Фобоса. У противника было достаточно времени, чтобы подготовить встречу. И ему почему-то надо было захватить шлюпку в относительно целом виде. Очевидно, целью операции был груз, предназначенный для доставки на базу "Монтега". Иначе, ничто не мешало сбить шлюпку еще на подходе вместе с роботом. Ведь по "Томкэту" тоже стреляли, но не получилось. Дичь сама уничтожила охотников. А вот размах мероприятия впечатляет. Четыре перехватчика, два штурмовика и еще какие-то силы в месте высадки. Что же там такое? Пожалуй, придется расспросить Алексея. Ведь ясно, что он знает намного больше, чем говорит. Иначе, если не знать конечной цели противника, можно долго блуждать в потемках и трудно будет выбраться из этого дерьма, в котором они оказались.

Внизу проплывал зеленый ковер джунглей. С такой высоты можно было рассмотреть все довольно подробно, но ничего, кроме крон вечно зеленых деревьев и иногда попадающихся полян, покрытых травой, напоминающей папоротники, ничего не было видно. Противник затаился. Ясно, что он не ожидал такого отпора и теперь думает, что делать дальше. На то, что ему удалось уничтожить всех и никто не успел передать сообщение о неудаче с засадой, Вальтер особо не надеялся. Сам он уже отправил закодированное сообщение по гиперсвязи о происшедшем на "Сармат", но кроме квитанции о подтверждении приема другого ответа не получил. Начальство пока думает, и его можно понять. А им надо для начала уцелеть в этой дыре под названием Пандора. Вот же, создал господь бог местечко… Одно здесь хорошо — атмосфера пригодна для дыхания и голодная смерь не грозит. В джунглях полно зверья, и хорошо развита сеть рек и ручьев. Правда, стать жертвой местных хищников, или получить ядовитый укус, проще простого. Так же, как и отравиться плодами местной флоры. Но всю информацию о Пандоре он благоразумно загрузил в бортовой компьютер "Томкэта" еще до старта. Так что, не придется напрягать память, чтобы вспомнить то, чего не знал, да еще и забыл.

Неожиданно на экране заднего обзора Вальтер увидел, что шлюпка стала отставать, закачалась и начала потихоньку снижаться. Он тут же развернулся и бросился назад. В эфире раздался голос Алексея.

— "Третий" у меня проблемы! Тяга падает, не могу удержать высоту!

— Срочно садись, куда угодно! Но постарайся на площадку поровнее!

Шатаясь из стороны в сторону, шлюпка пошла вниз. Ее скорость упала очень сильно, и теперь Алексей старался дотянуть до открывшейся прогалины в джунглях. Когда до поверхности оставались считанные метры, удалось на предельной тяге погасить вертикальную скорость снижения и совершить более-менее мягкую посадку. Во всяком случае все, кто был живой, остались живы и увечий не получили. А ссадины и синяки не считаются. Все это Вальтер узнал позже, а пока он кружил в воздухе и наблюдал на посадкой шлюпки, не мешая ее маневрам. Когда убедился, что суденышко благополучно достигло поверхности планеты, стал выбирать место для посадки. Прогалина в джунглях была не очень большая, к тому же шлюпка не выбирала место, а грохнулась по принципу "лишь бы куда-нибудь", но покружив над площадкой, все же сумел втиснуть довольно крупный истребитель между шлюпкой и ближайшими деревьями, имея запас там и там всего по несколько метров. Реактор глушить не стал, оставив его в готовности к немедленному старту.

Между тем, из шлюпки наружу уже выбирались остатки десантной группы. Едва открыли люк, как изнутри повалил дым и все выползали кашляя и протирая глаза, высказывая свое мнение о произошедших событиях.

— В жизни больше не сяду в этот летающий гроб!!!

— Да я лучше пешком пойду!!!

— Да я …

Вальтер к этому времени уже выбрался наружу, наблюдая за "десантированием".

— Эй, мужики, вы там живы?

— Да живы, живы… Хотя и не очень…

Последним выбрался Алексей и отдышавшись на свежем воздухе, все же смог говорить.

— Вальтер, похоже, хана нашей колымаге. Поврежденный двигатель скис и вроде бы, силовые кабеля загорелись. Система пожаротушения сработала, но пришлось срочно садиться. Еле до этой поляны дотянул…

— А нам еще почти четыреста километров осталось.

— Надо любыми путями спасти груз. Давай погрузим в твой истребитель, и отвезешь все на базу "Танго", куда мы направлялись. А потом вернешься и перевезешь нас по одному, или по два. Как-нибудь втиснемся в кабину.

— Командир, ты шутишь?! Куда мне эту гору барахла впихнуть?! Это же истребитель, а не транспортник!

— Все грузить не надо. Основной груз — два стандартных туристических кейса, и они у тебя в кабине запросто поместятся. А остальное, как ты правильно выразился, барахло, о котором никто и не вспомнит.

— Что в кейсах?

— А оно тебе надо?

— Надо. Подозреваю, что именно на эти два кейса и идет охота.

— Почему ты так решил?

— Если бы шлюпку хотели уничтожить, то сбили бы еще до того, как вы успели совершить посадку. Но вместо этого дали сесть, а когда вы попытались удрать, просто изрешетили из пулемета, хотя опять-таки могли не рисковать и всадить ракету. Не думаю, что кто-то из твоей команды представляет ценность до такой степени, что его обязательно надо взять живьем. Значит, их интересует груз. И они не хотят, чтобы он сгорел вместе со шлюпкой. Поскольку ты утверждаешь, что все, кроме этих двух кейсов, обычное барахло, то отсюда я делаю логический вывод, что именно они и представляют интерес для наших оппонентов. Я прав?

— Прав…

— Так что там? Мне надо знать, за чем именно они охотятся. Тогда будет проще разработать тактику борьбы с нашими местными "друзьями".

— Да уж, Вальтер… В логике тебе не откажешь… Там деньги. Наличка.

— Оп-па-а-а… И много?

— Очень много…

— Хреново… Это значит, что они не успокоятся. И будут искать нас, пока не найдут.

— Вот и я о том же. Нам надо срочно добраться до базы "Танго". Она хорошо укреплена и там можно выдержать длительную осаду.

— Командир, у меня предчувствие, что на этой самой "Танго" нас уже ждут.

— Почему?

— Ты обратил внимание, что нас никто не преследует? И даже не наблюдает издали? Если они сумели заманить нас в ловушку на базе "Монтега", узнав все пароли, то думаю, что и база "Танго" для них не секрет. Где-то идет утечка информации, причем еще до нашего отлета с Земли. Давай исходить из худшего. Будем считать, что они знают — из ловушки мы вырвались, перебив охотничков, но шлюпка сильно повреждена. И база "Танго" — ближайшее и хорошо укрепленное место. И естественно, скорее всего мы туда и направимся. Согласен?

— Хм-м… Согласен. И что ты предлагаешь?

— Сейчас посмотрю, что можно сделать со шлюпкой. Может быть, удастся собрать из двух двигателей один, тогда на трех она сможет лететь. Выбросить лишний груз для уменьшения взлетного веса, если в нем все равно нет никакой надобности. А потом лететь куда-нибудь в глухое место, подальше от всех ваших оборудованных баз. Будем исходить из того, что все они известны противнику. Аппаратура гиперсвязи, хоть и самая простая, на истребителе есть, так что связь у нас будет. Сам истребитель не поврежден и боезапас еще остался. Если кто сунется — встретим. С голоду не пропадем — дичи в джунглях много. Оружие у нас тоже есть. Побудем робинзонами какое-то время, пока не придет помощь. А она придет, так как ты сообщишь, что основной груз спасен. Если на нас самих еще могут махнуть рукой, то вот на эти два кейса — вряд ли.

— Ну-у, Вальтер, тут ты неправ. Контора всегда вытаскивает своих, чего бы это ни стоило. Потому, что если хоть один раз кого-то бросят, это сразу же станет известно остальным. И больше не найдется желающих идти на такую работу. Сам видел, что "условия труда" у нас вредные, иногда очень опасные для здоровья, так что с желающими напряженка. Поэтому, насчет прибытия помощи я не сомневаюсь. Вопрос только в том, как быстро она прибудет. А вот во всем остальном ты прав. Но это если удастся оживить шлюпку. А если нет?

— Давай решать проблемы по мере их возникновения. Я сейчас посмотрю, что можно сделать. Да и ребят похоронить надо. Не бросать же их здесь, на съедение падальщикам…

Вальтер полез в шлюпку, из которой уже выветрился дым, и занялся осмотром двигателей, а остальные начали рыть могилу. Оба раненых во время полета умерли, и теперь в живых осталось всего шесть человек. Никто не роптал и все по очереди, включая командира, вонзали лопаты в податливый, жирный грунт Пандоры. Семь бродяг космоса, чей жизненный путь оборвался здесь, в забытом богом и людьми краю галактики, лежали возле изрешеченного пулями борта шлюпки. Им уже все равно. Они сами выбрали эту дорогу и знали, чем она может закончиться. И они навсегда останутся здесь. На этой дикой, враждебной человеку планете. Они далеко не первые, кто сгинул в этих краях. И далеко не последние…

Когда Вальтер наконец-то выбрался наружу, похоронный ритуал был уже завершен, и уцелевшие пятеро из десантной группы стояли возле свежего холмика земли на краю поляны. Все молчали. Наконец, командир подал голос.

— Упокой господь ваши души, ребята… Это все, что мы можем для вас сделать…

Но жизнь продолжалась, и живые должны были жить. Алексей обернулся и увидел довольную физиономию Вальтера, выбравшегося из шлюпки.

— Ну что, авиация? Чем порадуешь?

— Все не так уж плохо, командир. Можно собрать из двух движков один, но потребуется время и пару человек мне в помощь. Подгоревшие кабеля тоже можно заменить, так как система дублирована. Можно взять с неповрежденных участков. Но лишний груз придется выбросить, если хочешь лететь без опаски. Надо в любом случае уменьшить взлетный вес и не перегружать движки во время полета.

— Черт с ним, с грузом!!! Давай, говори, что делать!

И работа закипела. У людей появилась надежда. Вальтер поглядывал на своих неожиданных товарищей по оружию и не переставал удивляться. Судьба свела шестерых человек в одном месте, испытывая их на прочность. Его, пилота-истребителя палубной авиации, вышвырнутого из Космофлота благодаря тщательно разыгранной провокации (в чем он больше не сомневался). Командира группы Алексея, в прошлом фельдфебеля, бойца службы фронтовой разведки, также уволенного с военной службы за стремление к справедливости (как он сам сказал), Ивана, в прошлом сержанта десантных войск, оказавшегося на гражданке по непонятным причинам (во всяком случае, говорить об этом Иван не любил), и Максима, Айвара и Яниса — лиц в прошлом "сугубо штатских", но уже успевших познакомиться с полицией. Хотя тяжелых последствий в виде посадки на нары они и избежали, но сочли за благо скрыться от греха подальше. И сейчас перед ними, такими разными и непохожими друг на друга, стояла сложная задача — выжить. И не просто выжить, но еще и выбраться из этого зеленого ада под названием Пандора. Никто не строил иллюзий относительно своей дальнейшей судьбы, если им придется застрять здесь надолго.

За световой день закончить работу не успели, и Вальтер предложил сделать перерыв до утра. Все равно, ночью противник сюда вряд ли сунется. Местные хищники выйдут на охоту и можно самому запросто превратиться в дичь. А уничтожать их ударом с воздуха не будут, это вполне можно было сделать и раньше. Против внесенного предложения никто не возражал, так как за день все просто выдохлись. Зная о том, что творится ночами в джунглях Пандоры, десантная группа заперлась в шлюпке. Хоть она имела большое количество пробоин и потеряла герметичность, но корпус был хорошей защитой от хищников. Предлагали перейти туда и Вальтеру, но он отказался, заявив, что не бросит "Томкэт" без присмотра. Мало ли что…

И вот теперь, задраив люк, устраивался на ночлег, для чего истребитель был совершенно не приспособлен. Ни о каком длительном пребывании пилота на борту речи не было, машина для этого и не проектировалась. Ее назначение — скоротечный бой, и не более того. Но все же, кабина была достаточно просторна, чтобы можно было лечь на палубу во весь рост. Правда, если крутиться с боку на бок, то постоянно что-то задеваешь. Ну, это не так уж и страшно. По сравнению с ночевкой в джунглях под открытым небом — настоящий отель. И поэтому Вальтер с удовольствием растянулся на палубе, бросив на нее походный надувной матрац, добытый среди запасов в шлюпке. Надувная подушка из этого же походного набора и одеяло тоже пришлись очень кстати. Можно сказать, что устроился великолепно. Темнеет в тропиках быстро, и он уже почти задремал, как неожиданно резкий звук заставил его вскочить. Сначала он ничего не понял, но тут звук повторился и разразилась целая симфония. Это началась ночная жизнь джунглей Пандоры. Звук транслировался в кабину, так как он оставил приемник звуковых сигналов включенным. Ради интереса встал и посмотрел на обзорные экраны. Увиденное впечатляло. Перед ним был мир, в котором надо сожрать другого, чтобы этот другой не сожрал тебя. Камеры, работающие в инфракрасном диапазоне, давали четкую картину того, что творилось вокруг. Рядом стояла шлюпка, и местная живность хорошо чувствовала исходящий от нее запах крови. Мыть грузовой отсек было негде, да и некогда. Поэтому ограничились тем, что протерли палубу ветошью, но этого было явно недостаточно. И сейчас вокруг шлюпки крутилось большое количество зверья разных видов и размеров, пытаясь в нее проникнуть. Поскольку истребитель такого будоражащего запаха не имел, его игнорировали, сосредоточив все внимание на шлюпке. Посочувствовав своим товарищам, которым предстояла "веселая" ночь, Вальтер убрал до минимума звук приемника и лег спать. Утро вечера мудренее. Сейчас все равно больше ничего не сделаешь. Поэтому — спать…

Резкий поворот, и трассы проходят сбоку. Силуэт с белой звездой на фюзеляже быстро выскальзывает из прицела. Все же, стрельба на вираже дает большое рассеивание и ничего у вас не получится. Тем более, у вас только крыльевые пулеметы. Два "Мустанга" пытаются зайти в хвост. Ручку от себя и срочно вниз. Навстречу несутся джунгли, высота быстро уменьшается. Винт раскрутился от набегающего потока воздуха и оглашает кабину надсадным воем. Теперь выйти из пике не раньше, и не позже. Сзади не отстает пара "Мустангов". Истребитель набрал уже большую скорость, и надо вывести его из пике очень плавно, так как у "Рейзенов" были случаи разрушения плоскостей от перегрузки при резком выходе из пикирования. Джунгли все ближе и ближе, ручку плавно на себя и машина начинает поднимать нос. Кажется, еще немного, и она врежется в тропический лес. Но нет, кроны деревьев проносятся буквально в паре метров под плоскостями его машины, а ведущий "Мустанг" не успевает выйти в горизонтальный полет и цепляет верхушки пальм, врезаясь на полной скорости в джунгли. Позади взлетает в небо огненный столб. У ведомого "Мустанга" нервы не выдерживают еще раньше, и он начинает загодя выходить из пикирования. Разворот влево, левая плоскость едва не чиркает по кронам, и вверх. "Мустанг" уже перешел в горизонтальный полет и собирается атаковать его сверху. Но тяжелая машина янки проигрывает в маневренности легкому "Рейзену". Бой идет на виражах и надо затянуть янки на малые высоты. Пара виражей, и вот он уже зашел в хвост "Мустангу". Противник попадает в прицел и тут же очереди из пушек и пулеметов впиваются ему в брюхо и правую плоскость. Взрывы снарядов разрушают крыло, от него разлетаются обломки. "Мустанг" начинает неконтролируемое вращение и несется вниз, через несколько секунд врезаясь в джунгли и исчезая в огненном облаке взрыва. Но сверху заходят еще две пары "Мустангов". Одна идет в атаку в лоб, а вторая хочет прижать сверху. Они видят, что перед ними опасный противник и пытаются одолеть количеством. Ведущий ближайшей пары открывает огонь с дальней дистанции, но трассы проходят мимо…

Вальтер проснулся в холодном поту. Уже много раз он видел этот сон. А также еще много похожих. Они приходили внезапно из глубин подсознания, совершенно неожиданно, и в самых различных ситуациях. Иногда вот так, после очередного воздушного, или космического боя, а иногда в совершенно спокойной обстановке во время отдыха и нельзя было сказать, что это результат нервного напряжения, полученного в недавнем бою. Началось все еще в госпитале, после той аварии. Сначала он удивлялся такой реалистичности картины. Хоть и говорят, что сны обычно вскоре забываются, но ему удавалось запомнить отдельные детали, и сравнить их с тем, что было в исторической и технической литературе. И все всегда совпадало! Он даже попытался осторожно навести справки у врача, говоря не о себе (а то еще подумают, что крыша поехала), а что якобы читал о подобных случаях. Но врач ему толком ничего не объяснил, начав сначала рассуждать заумными терминами, а потом свел все к байкам, сказав, что возможно человек уже видел это когда-то. Якобы бывают случаи, что у человека просыпается память о прошлой жизни. Хоть сам он с такими вещами и не сталкивался, и объяснить это наука толком не в состоянии. После такого разъяснения Вальтер, не показывая своего интереса, перелопатил гору информации. И пришел к выводу, что ему постоянно снится, будто он пилот-истребитель японской авиации середины двадцатого века, во время войны на Тихом океане. Причем все технические подробности, которые он видел во сне, в точности совпадали с тем, что ему удавалось найти в справочниках по истории авиации. И ему казалось, что во сне он говорит на японском языке. Поэтому слова командира, капитана первого ранга Накадзимы о "Рабаульском дьяволе", не выглядели для него пустым звуком после таких снов. Хотя, наяву он больше вспомнить ничего не мог, и японского языка не понимал.

Решив не ломать голову над задачей, ответ на которую все равно не найти, Вальтер встал и осмотрел обстановку, раз уж все равно проснулся. Вверху было ясное звездное небо, а вокруг кипела ночная жизнь джунглей. Увеличив громкость динамика, он в этом убедился. Иными словами, здесь все было, как обычно. Мир Пандоры жил по своим законам, не обращая на них особого внимания. Но это и хорошо. В такой ситуации можно не опасаться ночного нападения диверсантов — местные зверушки быстро превратят их в одно из звеньев пищевой цепочки. И оружие не спасет. Поэтому, можно спать дальше. И надеяться, что приснится Амалия, или Лаура, или еще какая красотка, а не воздушный бой над джунглями…

Наутро Вальтер проснулся от того, что кто-то колотил в крышку люка кабины, а из динамика на пониженной громкости неслось.

— Авиация, хорош дрыхнуть! Подъем!

Вальтер позевывая встал со своего "ложа" на палубе, посмотрел на экраны визуального обзора и убедившись, что за бортом действительно свои, открыл люк.

— Доброе утро всей честной компании! Как спалось на новом месте?

— Какой, к дьяволу, спалось?! Всю ночь зверье пыталось залезть!

— Не удивительно. Ведь в корпусе полно пробоин и запах крови через них хищники хорошо чувствуют. Если сегодня не вымоете шлюпку, то на следующую ночь будет то же самое.

— Ладно, умник. Давай говори, что дальше делать. Сматываться отсюда надо…

После скорого завтрака работа продолжилась и через несколько часов Вальтер опробовал то, что у него получилось, в действии. Три двигателя из четырех работали исправно, выгоревшие силовые кабеля были заменены на резервные, снятые с других цепей и шлюпка получила возможность совершать полеты на высотах, где еще не ощущается разрежение воздуха, порядка до четырех — пяти тысяч метров. Подняться выше не было возможности — все скафандры уцелевших членов десантной группы были повреждены при обстреле. Как их самих не задело, или задело только вскользь, оставалось только гадать. Опробовав механизмы шлюпки в действии, Вальтер вылез из кресла и махнул рукой Алексею.

— Все, командир, можно лететь. Три движка готовы и тянут исправно. Энергосистема восстановлена, цепь управления двигателями из кабины тоже. Поэтому, не обязательно держать все время кого-то возле движков. Вот радиосвязи и навигационных приборов по прежнему нет. Кроме магнитного компаса, я его в снабжении нашел.

— Ну, авиация, ты точно кудесник!!! Пошли, посмотрим у тебя на карте, куда лететь. Ты прав, будем исходить из того, что все наши базы известны противнику.

Пока оставшаяся часть группы разгружала шлюпку, выбрасывая все лишнее, Вальтер и Алексей занялись поиском места, где можно было спокойно отсидеться в ожидании помощи. Навигационный компьютер "Томкэта" содержал подробнейшую карту Пандоры. Все острова были отброшены сразу. Хотя там нет крупных хищников, но если станет совсем туго и они не смогут взлететь, то с острова никуда не вырвутся и он превратится в ловушку. Не хотели забираться также в глубину материка. Климат там такой, что долго не протянешь и без военных действий. Поэтому, выбрали точку на побережье океана. Тем более, если верить карте, там впадала в океан небольшая речушка и вопрос с пресной водой решался сам собой. Лететь надо было довольно далеко — почти полторы тысячи километров. Но это место находилось вдали от всех известных Алексею баз и вряд ли там можно было нарваться на засаду. Удалось найти даже видеозаписи этих мест, предназначенные для ознакомительной информации. И чем дальше Вальтер смотрел на красоты дикой природы, тем больше его грызли сомнения. Он поставил себя на место противника и прикидывал, где бы сам ловил беглецов. Тем более, надо исходить из того, что авиация у врага еще осталась.

— Командир, знаешь, что я думаю? А не выманить ли нам охотничков на охоту?

— Это как?

— Обрати внимание — вчера нас никто не преследовал. Ночью тоже оставили в покое. Если предположить, что им известно наше место назначения, то это вполне логично. И лучше подготовить засаду там. То, что мы устроились здесь на ночевку, это непредвиденная задержка. А что будет, если мы изменим курс и к базе "Танго" не пойдем?

— Они засуетятся и попытаются либо выяснить, куда мы направляемся, либо перехватить по дороге. Но как они это узнают, если не следят за нами?

— Вот я и хочу это выяснить. Узнают, или нет. Если появятся гости, смело можно утверждать — либо на шлюпке, либо на истребителе установлен радиомаяк, работающий по запросу. Либо на них обоих вместе.

— Но как это может быть?! Ведь машины проверяли перед вылетом!

— Если я захочу установить радиомаяк, тем более работающий не постоянно, а по запросу, да еще и в условиях планового техобслуживания в космопорту, то ты устанешь его искать. Это только в очень глупых боевиках включают дистанционно управляемую мину, или радиомаяк, и на них сразу начинает мигать лампочка. В жизни такие вещи маскируются под обычное оборудование, которое с первого взгляда невозможно отличить от настоящего. И найти такие вещи без соответствующей аппаратуры чрезвычайно сложно. Если только не знать конкретно, где искать, и хорошо знать аппаратуру, которая в этом месте стоит. Ты ведь согласен, что утечка информации произошла еще на Земле?

— Да.

— Вот и с радиомаяками там могли подсуетиться. Времени было предостаточно.

— Ну, обрадовал… И самое паршивое, что ты можешь оказаться прав…

— Поэтому, командир, пока что мы взлетаем и ты летишь невысоко, метров пятьдесят, не больше. Скорость тоже не более сотни километров в час, торопиться некуда. Я занимаю верхний эшелон, на пятистах метрах и тщательнейшим образом сканирую пространство. Если нас ведут, то сразу поймут, что ни на какую базу "Танго" мы не пошли. И курс будем держать не прямо в то место, которое мы выбрали, а в другую сторону, где тоже нет никаких баз. Посмотрим на их реакцию. Если появятся гости, сразу ныряй в джунгли. Вплоть до того, что сбрось скорость до нуля и проваливайся прямо между деревьями. Не бойся, корпус у шлюпки прочный, она на это рассчитана. А я постараюсь разобраться с теми, кто пожалует.

— Вальтер… Ты что, думаешь воевать со всей Пандорой?

— Не со всей Пандорой, а только с теми, кто воюет с нами. Пандору надо сделать своей союзницей. Чтобы она прикрывала нас от ночных, а по возможности и от дневных атак. И это можно сделать, если грамотно использовать ту информацию, какая у нас есть. Не забывай, что я в компьютер "Томкэта" абсолютно все, что есть о Пандоре, загрузил. А по поводу противника — откуда у тебя информация, что их должно быть не менее трех и не более десяти?

— Узнал перед вылетом, что… скажем так, конкурирующая фирма закупила семь старых машин. Три "Тандерболта" уже были на Пандоре. И если остальные семь тоже перекинули на Пандору, а шестерых ты сбил, то осталось четыре. Знали также, что закупили "Метеоры" и "Тандерболты". Не удалось узнать, кого сколько.

— Четыре "Метеора" и два "Тандерболта" они уже потеряли. Значит, в худшем случае, остается еще три "Метеора" и один "Тандерболт". Либо "Метеоры" с "Тандерболтами" в другой пропорции. Думаю, справимся.

— Ну, Вальтер!!! Если бы вчерашнего боя не видел, хрен бы тебе поверил!!! Кто ты есть на самом деле?

— Ты же знаешь — пилот-истребитель палубной авиации, штаб-унтер-офицер. Всего лишь…

"Томкэт" взлетел и сделал круг над поляной, зависнув в воздухе. Вальтер больше не таился и обшаривал радаром воздушное пространство, одновременно сканируя все радиочастоты. Иногда радиосканер ловил чужие сигналы, но в воздухе по прежнему никого не было. Внизу осталась шлюпка и высившаяся рядом с ней куча. Алексей приказал избавиться от всего ненужного. Того, что никак не могло им пригодиться в условиях вынужденной робинзонады. В основном это было различное оборудование, предназначенное для базы "Монтега". Но поскольку самой базы больше нет, то и оборудование ни к чему. Оставили только оружие с боеприпасами, продовольствие, да те хозяйственные мелочи, которые могут пригодиться для обустройства в диком месте. Ну и два заветных кейса, естественно. В итоге, значительно облегченная шлюпка легко взмыла вверх и двинулась неторопливо на минимальной высоте над джунглями. "Томкэт" дал ход и барражировал на высоте пятисот метров, продолжая обшаривать небо радаром и сканировать эфир. Скорость шлюпки не превышала сотни километров в час, что было вообще смехотворным даже для полета в атмосфере, а скорость истребителя немногим больше, так как Вальтер выполнял полет "змейкой", осматривая широкую полосу. Но вокруг по прежнему не было ничего, кроме джунглей внизу и неба вверху. Прошло уже два часа, истребитель и шлюпка продолжали полет в одиночестве, и Вальтер стал надеяться, что его опасения оказались ложными. Но вскоре радар засек три цели. Они шли на малой высоте и приближались довольно быстро. Вальтер тут же вызвал шлюпку и стал увеличивать скорость, развернувшись на цель.

— "Второй" "третьему", гости слева пятьдесят, быстро приближаются.

— "Третий", тебя понял, ныряю.

Шлюпка резко уменьшила скорость за счет реверса двигателей и ушла вниз, скрывшись между кронами деревьев. Вальтер лишь мельком глянул назад и убедившись, что его подопечные в безопасности, сосредоточился на приближающемся противнике. Автоматика уже определила, что перед ним один "Метеор" и два "Тандерболта". Что же, он ожидал гораздо худшего. Приведя оружие в боевую готовность, Вальтер избрал в качестве первой цели "Метеор", как самого опасного из противников. Но те неожиданно не приняли боя и стали уходить. Вальтеру это очень не понравилось. Удаляться далеко от шлюпки он не хотел. И если данные Алексея верны, то где-то ошивается еще один то ли "Метеор", то ли "Тандерболт". И если он погонится за этими тремя, а четвертый находится в засаде поблизости, то запросто может уничтожить шлюпку, наплевав на деньги. А могут и что-нибудь такое скинуть, чтобы только людей вывести из строя, а груз не пострадал. Ту же газовую бомбу, например. Ведь знают, что шлюпка вся в дырах…

Развернувшись, Вальтер направился назад, к шлюпке. Место ее посадки было автоматически отмечено на карте, поэтому он кружил неподалеку в ожидании, что же предпримет противник. Между тем, перехватчик и два штурмовика видя, что их не преследуют, развернулись и снова пошли на сближение. Но потом снова отвернули и начали полет по кругу, не приближаясь, но и не удаляясь. Неожиданно ожило радио на дежурном канале.

— Эй, "третий" со "вторым", или как вас там? Давайте договоримся! Вы сами нам не нужны. Отдайте то, что должны были отдать, и разбежимся!

Вальтер только усмехнулся. Вот теперь все более менее стало проясняться…

— Ребята, давайте ко мне! Сейчас договоримся! Выдам каждому, что должен!

— "Третий", не дури. Ведь у тебя боезапас не бесконечный. Все выпустишь, что дальше делать будешь?

— А ты мне продай!

— Можно и так, если договоримся.

— Нет, ребята, не договоримся. Идите до дому, до хаты, и останетесь живы.

— "Третий", оно тебе надо? Рисковать жизнью непонятно, ради чего?

— А вам оно тогда зачем?

Вразумительного ответа так и не последовало. Вальтер барражировал на малой скорости неподалеку от шлюпки, а три машины противника не торопясь облетали их по кругу, не приближаясь близко. Похоже, вчерашний бой не добавил им оптимизма, и связываться с одиноким "Томкэтом", неожиданно оказавшимся таким кусачим, они больше не рисковали. Поэтому, просто наблюдали издали, оставаясь в относительной безопасности. Вальтер прикинул все шансы за и против. Если он сейчас предпримет внезапную атаку, то как минимум одному "Тандерболту" точно не уйти. Это если они не примут боя и попытаются удрать, бросившись в разные стороны. Но при этом шлюпка останется без защиты. А его задача — именно защита шлюпки, а не свободная охота в небе Пандоры. Хотя, если удастся укрыть ее, как следует… Но противник неожиданно развернулся и стал уходить. То ли просто не захотел вступать в бой, то ли готовит какой-то сюрприз. А если это так, то расслабляться нельзя. Дождавшись, когда вражеские машины уйдут за горизонт, Вальтер вызвал шлюпку.

— "Второй", взлетай. Гости ушли.

Зашевелились кроны деревьев, и из зеленой листвы показался корпус шлюпки. Все же, эти прочные и надежные суденышки были идеально приспособлены для полетов вот в таких гиблых местах. Поднявшись в вертикальном режиме немногим выше деревьев, шлюпка начала разгон. Вальтер указал курс следования, а потом продолжил полет "змейкой". Скрываться дальше не было смысла, поэтому пошли в предварительно выбранную точку на побережье. А там уже будут думать, как избавиться от визитов непрошеных гостей.

Засветло добраться до места не удавалось, поэтому решили устроить еще одну ночевку в джунглях. Выбрали заранее поляну побольше и поровнее и совершили посадку. Причем, Вальтер максимально задействовал систему принятых визуальных сигналов, чтобы не говорить лишний раз по радио. И вот теперь они держали военный совет. Каждый говорил, что думал. В главном все были единодушны — здесь оставаться нельзя, на следующее утро надо продолжить полет к побережью. Радиограмма о текущих событиях уже ушла по гиперсвязи, поэтому остается только ждать помощи. И постараться уцелеть, пока эта помощь не прибудет. А вот как этого добиться, выдвигались разные варианты. Максим, Айвар и Янис, никогда ни с чем подобным не сталкивавшиеся, предлагали заведомо нереальные планы вплоть до антипартизанской операции в джунглях для уничтожения противника. Алексей и Иван, уже успевшие повоевать, были более осторожны и заявили, как бы им самим не устроили антипартизанскую операцию. Сил у них очень мало и распылять их нельзя. Поэтому, лучше держать оборону вокруг шлюпки, а ночью запереться в ней во избежание контактов со здешними "аборигенами", для которых они представляют чисто гастрономический интерес. Вальтер слушал, не перебивая, так как Алексей сразу сказал — на земле (в смысле, на поверхности планеты) их роли меняются. И здесь десантная группа должна прикрывать истребитель и пилота от возможных агрессивных действий. А его дело — спать. Но быть готовым к тому, что в любой момент может появиться противник. Когда обсуждение подошло к концу, он неожиданно нарушил молчание.

— Командир, я вот что думаю. Они не рискнули вступить с нами в бой днем. Но они знают, где мы совершили посадку. Давай исходить из худшего. Понимаешь, куда я клоню?

— Понимаю. Хочешь сказать, что они нападут ночью?

— Вот именно. Их ближайшая задача — уничтожить меня и "Томкэт". Без него они возьмут вас почти что голыми руками. Согласен?

— Согласен. И что ты предлагаешь?

— Вы занимайте оборону возле шлюпки, как и собирались. А я потихоньку взлечу, пока их нет, и над верхушками деревьев уйду километров на пятнадцать в сторону, там есть хорошая возвышенность. Заодно проверим, где стоит радиомаяк. Либо на шлюпке, либо на истребителе. Посмотрим, к кому они сунутся. А вот если сунутся по двум направлениям, значит маяки есть у нас обоих. С возвышенности я легко обнаружу их своим детектором излучения. Они обязательно задействуют радары при подходе к цели. А то, вдруг мы такие шустрые, что нашли радиомаяк и установили его в другом месте. Сразу же взлетаю и стараюсь достать всех, до кого смогу дотянуться. После этого у них надолго пропадет охота к ночной охоте.

— Хм… Вальтер, а если они среди ночи появятся, или ближе к утру? Ты что, собираешься всю ночь не спать?

— Да. Вот я их и подожду. Они должны торопиться и разобраться с нами как можно скорее. Чем дольше они возятся, тем больше вероятность, что к нам придет подмога и они провалят задание. Тогда им надо будет спрятаться и носа не высовывать.

— Логично, но как ты выдержишь столько времени без сна? Ведь тебе придется не только сидеть и бдеть, а еще и воздушный бой вести. А завтра еще к океану лететь. И если они в эту ночь не сунутся, то и следующую спать не будешь? Это не выход.

— Думаю, сунутся. Время их сильно поджимает. В предыдущую ночь нас не тронули, так как были уверены — мы идем на базу "Танго". А вот теперь мы направляемся неизвестно куда. И не сегодня — завтра к нам может прибыть подмога. Поэтому, им надо спешить.

— Ох, авиация… Как бы я хотел тебе возразить… Но похоже, ты опять окажешься прав… Ты-то сам не заснешь? Давать тебе кого-то в помощь, чтобы он бдил, а ты спал, бессмысленно. Все равно, ни один из нас в твоем аппарате не разберется. Да и куда его потом девать? Кресло-то в кабине одно.

— Командир, за меня не бойся. Занимайте оборону возле шлюпки и ждите моего вызова. Все равно, я обнаружу их намного раньше, чем вы. Если этой ночью они сунутся и повезет достать всех, то просто прекрасно. Значит, в небе Пандоры мы хозяева. По крайней мере, на какое-то время. А вот если снова пожалуют не все, то придется и дальше ждать пакостей…

Оставив Алексея и остальных обустраиваться на новом месте ночевки, Вальтер осторожно приподнял "Томкэт" над деревьями и осмотрелся. Небо вокруг было пустынным, и никаких радиосигналов не прослушивалось. Он еще перед посадкой приметил довольно высокую возвышенность, покрытую лесом. Идеальное место для засады. Хорошо просматривается весь горизонт, а его истребитель можно будет обнаружить только на сравнительно небольшом расстоянии, как крупный металлический объект, если он не будет использовать свой радар. И если его предположения оправдаются, то где-то во второй половине ночи нужно ждать гостей.

С последними лучами заката Вальтер завис над вершиной пологого холма и присмотрел место для посадки. Здесь деревья росли не так густо, как в низине, и в самом центре вершины было даже что-то вроде небольшой прогалины, заросшей кустарником. Именно то, что нужно! Не выпуская шасси, завис над прогалиной и совершил посадку прямо на брюхо. Прочный бронированный корпус многоцелевого истребителя был на это рассчитан, и раньше Вальтер этим частенько пользовался, устраивая засады в джунглях подобным образом. Правда, тогда он точно знал, кто его враг и за что он воюет. Теперь же все несколько по-другому. Враг — такие же наемники, как и он, и воюет он за то же, за что и они. То есть, за деньги. Поэтому, как говорят в этой среде, ничего личного. Только бизнес…

Глава 8

Уже давно стемнело, и вокруг истребителя кипела ночная жизнь джунглей. Нападения диверсантов Вальтер не опасался, так как в такой обстановке подобраться незамеченным решительно невозможно. Убавив звуки, творящиеся за бортом и передаваемые в кабину, до минимума, он сосредоточился на показаниях радиосканера и индикатора радиолокационного облучения. Если гости задействуют радары, то их можно обнаружить на огромной дистанции. Но приборы молчали. Обычные атмосферные помехи, и не более того. Время от времени проскакивали грозовые разряды, что было ясно по характерному треску. Похоже, неподалеку находится грозовой фронт. Но в небе по-прежнему не было ни одного объекта искусственного происхождения. Зная, что спать в эту ночь все равно не придется, и поскольку пока все тихо, Вальтер занялся "самокопанием", анализируя все события, начав с момента получения приказа о рейде на Пандору. Каждая мелкая деталь в отдельности ни о чем не говорила, но все вместе… И он до сих пор так и не смог выяснить, что же именно ждало его на Пандоре? Для чего все это было затеяно? То, что хотели подставить именно его, Вальтера Хартмана, больше не вызывало сомнений. Но зачем?! Прибыл он сейчас на Пандору, и что? Ничего такого, с чем не смог бы справиться другой пилот, он до сих пор не встретил. Так какого рожна его сюда загнали?! Или, все еще впереди? И Пандора — лишь первое звено в длинной цепочке событий? Странно…

Время шло, но по-прежнему ничего не происходило, за исключением шумного поведения местных обитателей. Два раза все замолкало, и на поляну выходил громадный хищник, напоминающий небольшого тираннозавра. Но истребитель особого интереса, ввиду своей несъедобности, у него не вызвал. Вальтер с интересом рассматривал хозяина здешних мест, не имеющего естественных врагов. Информации о животном и растительном мире Пандоры он почерпнул уже достаточно, поэтому сейчас с интересом наблюдал за хищником в его естественной среде обитания. Но то, ради чего он бодрствовал, так и не появлялось.

Но глубоко за полночь неожиданно пискнул сигнал радиосканера. Он обнаружил какие-то радиосигналы. Судя по тому, что снова стало тихо, это больше всего походило на запрос и ответ радиомаяка. Значит, он не ошибся в своих подозрениях. И очень скоро сработал детектор облучения радаром. Прибор засек еще слабый и далекий сигнал. Реактор был заранее выведен на режим постоянной готовности, и Вальтер ждал. Когда сигналы стали четкими и постоянными, дал условный короткий сигнал в УКВ диапазоне, который будет принят небольшой станцией шлюпки. Голосом в эфир решил пока не выходить. Включил свой радар и сразу же обнаружил движущиеся в их сторону цели. Одна, две, три, четыре,… пять, шесть, семь!!! Э-э-х, разведка, разведка…

— "Второй", гости в количестве семи персон. Будьте готовы, я пошел.

— Сколько?! Семь?!

Но Вальтеру отвечать было уже некогда. "Томкэт" взревел двигателями, и поднявшись над кронами деревьев, бросился на врага.

Спустя несколько секунд, когда автоматика идентифицировала цели, Вальтер понял, что разведданные Алексея, мягко говоря, не соответствуют действительности. Из семи целей лишь три были устаревшего типа — один "Тандерболт" и два "Метеора". Одна цель представляла из себя крупную яхту. А вот три других — старые знакомые. Истребители Космофлота Конфедератов "Инсар", принятые на вооружение в этом году. Опасный противник, с которым ему не раз приходилось встречаться. Каким образом они оказались в руках "конкурирующей фирмы", непонятно. Но сейчас это и неважно. Если он хочет выжить, ему придется снова совершить невозможное…

Вальтер слился с машиной и стал с ней одним целым. Он чувствовал каждое движение своего "Томкэта", и это спасало его уже много раз. Единственная возможность выиграть этот бой — устроить его в виде свалки на сверхмалых высотах и стрелять с носовых курсовых углов, тщательно "ведя" цели. Тогда он будет гарантированно защищен со стороны нижней полусферы и сможет максимально эффективно использовать как свое редкостное умение пилотирования в таких сложнейших условиях и способности к точной стрельбе, так и потенциальные возможности "Томкэта". И в отличие от всех предыдущих боев ему надо не просто продержаться до подхода своих, а уничтожить противника самому. Так как помощи ждать не откуда, и если он израсходует весь боезапас, а часть вражеских машин к этому времени уцелеет, то рано, или поздно, они его все равно достанут. Поскольку удрать тоже нельзя, он обязан защищать шлюпку. Задача из разряда невыполнимых. Как раз из тех, на выполнение которых и посылали Вальтера Хартмана. Но такого еще не было никогда. Пока утешает одно — все машины противника двигались в направлении шлюпки. И остается надеяться, что радиомаяк установлен именно на ней, а его истребитель не имеет "сюрпизов".

Противник его уже обнаружил и разделился. Яхта и "Тандерболт" направились в сторону шлюпки, а остальные бросились наперехват неожиданно возникшей опасности. Все ясно, хотят связать его боем и отвлечь от шлюпки. На яхте, скорее всего, десантная группа численностью в несколько десятков человек, а "Тандерболт" обеспечивает прикрытие с воздуха. Нет, ребята, не получится…

Пара "Инсаров" идет впереди, остальные чуть сзади и сверху. Компьютер засекает пуск ракет. Далековато, не попадете. Включить генератор помех, резкий противоракетный маневр с отстрелом ловушек в нужный момент времени, и ракеты теряют цель, уходя в сторону. Ведущий "Инсар" идет в лобовую атаку. Проверка прицеливания, и одна "Метель" сходит с направляющих, устремляясь ему навстречу. Вероятность попадания неуправляемой ракеты в цель в воздушном бою близка к нулю. Но снова возникает странное ощущение, когда он может "вести" цель. Как будто все вокруг замедляется, и можно точно фиксировать положение целей в пространстве и прогнозировать дальнейшие траектории их движения. "Метель" врезается в ведущий "Инсар" и тут же разносит его на куски. Обломки, очевидно, задевают ведомого, так как он резко шарахается в сторону и дальше летит неустойчиво. Ничего не поделаешь, не надо было держаться так близко. "Метель" — штука мощная, и не поздоровится всем, кто окажется рядом. Остальные истребители противника все понимают правильно и дают залп ракетами. Снова головокружительные маневры и отстрел ловушек не раньше, и не позже нужного момента времени. И снова ракеты теряют цель. Вот противник уже близко и пара "Метеоров" пройдет совсем рядом. Очередь из носовых артустановок на пересечение курса ведущего "Метеора", и спустя секунду он встречается с предназначенными ему снарядами. Сплошная цепь взрывов кромсает корпус врага, и он падает в джунгли. По ведомому вести огонь неудобно. Ракеты не применишь — слишком близко, можно самому пострадать. Да они и просто не успеют "захватить" цель. Из носовых пушек уже не достанешь. Истребители проносятся мимо друг друга, но поперек курса "Метеора" уже летит рой снарядов, выпущенных из кормовой турельной артустановки "Томкэта". Не вся очередь, но порядка ее половины достигает цели. "Метеор" вздрагивает от рвущих его разрывов, и также падает в джунгли. Оставшийся "Инсар" тоже открывает огонь из пушек с ближней дистанции, но промахивается. А поврежденный "Инсар" из первой пары, похоже, уже не боец. Близкий взрыв мощной ракеты достал и его. Хоть он и продолжает полет, но летит, как пьяный. Впрочем, вами заниматься пока некогда. Путь свободен. "Томкэт" прорывается через заслон истребителей и направляется к находящимся уже неподалеку от шлюпки "Тандерболту" и яхте. Яхта уменьшила горизонтальную скорость и начала заход на посадку, а "Тандерболт" кружит в воздухе. Там уже поняли, что задержать противника не удалось, но деваться штурмовику и яхте некуда. Штурмовик еще может попытаться удрать, а вот яхта обречена. Пока уцелевший "Инсар" развернется для атаки, "Томкэт" будет уже в пределах дальности эффективной стрельбы. "Тандерболт" разворачивается навстречу и дает мощный носовой залп. Но дистанция слишком велика. Вальтер без труда уклонился, и решил истратить два "Кинжала". Жалко тратить самонаводящиеся ракеты на такие неповоротливые цели, но они слишком близко подобрались к шлюпке. "Кинжалы" сходят с направляющих и устремляются вперед. Яхта по любому будет сбита, а "Тандерболт" даже если и сумеет увернуться, то можно заняться им позже, так как атаковать шлюпку он не будет. А сейчас, разворот навстречу несущемуся сзади "Инсару". Враг пока не стреляет, так как "Томкэт" оказывается почти на одной линии с яхтой и штурмовиком, и он опасается задеть своих. Второй "Инсар", пострадавший при взрыве своего ведущего, уходит. Видно, дела у него совсем плохи. Во время разворота компьютер фиксирует попадание обоих "Кинжалов" — на месте яхты и штурмовика возникают две ярких вспышки. Теперь они остались один на один в ясном звездном небе Пандоры. Новейший "Инсар" против давно снятого с вооружения старого "Томкэта".

Вальтер попытался поймать врага в прицел, но тот резко ушел в сторону. Видно понял, что перед ним серьезный противник и стрелять просто так, на удачу, не хочет. Вальтер довернул и попытался перехватить ускользающий "Инсар", но враг снова вывернулся. Очевидно, там тоже сидел хороший пилот. Дистанция для стрельбы из пушек была великовата, а тратить дефицитные "Кинжалы" на такую верткую цель Вальтер не хотел. Не известно, какие еще сюрпризы сегодня вылезут. Между тем, "Инсар" попытался зайти ему в хвост, заложив крутой вираж. Вальтер усмехнулся. Вот и посмотрим, у кого нервы крепче и кто лучше летает и стреляет. Сделав резкий рывок в сторону, он тоже попытался зайти в хвост противнику, одновременно стараясь увести его как можно ниже. Сразу же стало сказываться преимущество "Томкэта" в маневренности. Вальтер творил на старой машине настоящие чудеса, и его противник как ни старался, но никак не мог занять выгодную позицию для атаки, сам все больше и больше оказываясь в невыгодном положении. Две машины с ревом на большой скорости кружили над джунглями, едва не задевая верхушки деревьев. Оба понимали, что попытаться разойтись не получится. Если тот, кто решит выйти из боя, отвернет и попытается удрать, то неизбежно подставит хвост своему противнику. А дальнейшее можно предсказать с высокой долей вероятности. "Инсар" делал отчаянные попытки атаковать, открывая огонь из неудобной позиции, но ничего не получалось. Две машины кружили в воздухе, и "Томкэт" медленно, но уверенно садился на хвост своему противнику. В конце концов, смертельная карусель пришла к логическому финалу — Вальтер прочно повис на хвосте у вражеской машины и дал очередь из носовых артустановок, снова "ведя" цель. Хоть расстояние было большим, но часть снарядов все же поразила "Инсар". Правда, нанесло ли это ему серьезные повреждения, пока не ясно, так как истребитель хоть и рыскнул в сторону, но потом все же выровнялся и продолжил полет. Надеясь, что все же повредил вражескую машину и былой резвости у нее уже не будет, выпустил один "Кинжал". И как оказалось, не напрасно. "Инсар" попытался уклониться, но делал это очень вяло. И вскоре еще один огненный шар вспыхнул в ночном небе Пандоры.

Итак, шесть противников уничтожены, а седьмой удирает. Вальтер решил добить последнего. Уже ясно, что больше поблизости никого нет, иначе бы задействовали всех. А если кто и появится на горизонте, то он успеет вернуться. "Томкэт" рванулся вдогонку беглецу, одновременно набирая высоту. Просканировав окружающее пространство радаром, убедился, что кроме "хромого" истребителя противника других целей в воздухе нет. С момента начала боя и до его окончания прошло всего пятьдесят секунд. Надо же, а казалось, что гораздо больше. Впрочем, сейчас это уже неважно. Впереди — последняя цель, которая еле держится в воздухе. И нельзя дать ей уйти. После таких повреждений очень может быть, что радиосвязь у противника накрылась. А остальные просто не имели времени сообщить что-то в горячке боя. Поэтому, организатор этой авантюры может не сразу узнать о провале, если обратно никто не вернется. Набрав высоту, "Томкэт" стал быстро догонять беглеца. Похоже, с двигателями у него были серьезные проблемы.

Вальтер решил не тратить ракеты, а сбить поврежденный "Инсар" из носовых артустановок. Тем более, боезапас еще есть, он стрелял очень экономно. Но пытающийся уйти истребитель заметил погоню и стал быстро снижаться. Значит, он хочет совершить посадку в джунглях. В положении вражеского пилота это единственный шанс, хоть и весьма призрачный в условиях Пандоры, остаться в живых. Если он останется в воздухе, то будет неминуемо сбит. И тут в голове Вальтера созрел смелый план. Если не уничтожать машину противника после посадки, а только повредить ее, сделав невозможным взлет, вдруг удастся захватить ее и поживиться чем-нибудь интересным?

А что, это идея! Не став приближаться слишком близко, Вальтер шел следом и внимательно следил за быстро снижающимся "Инсаром". По его полету было ясно, что истребитель с трудом держится в воздухе и может рухнуть в любой момент. Полностью погасив горизонтальную скорость почти на высоте крон деревьев, машина противника пошла вниз. Подходящей поляны поблизости не оказалось, поэтому "Инсар" просто вломился в джунгли, подминая под себя все, что встречалось ему на пути. Покружив вокруг и снизившись до сотни метров, Вальтер решил не рисковать. Кто его знает, насколько велики повреждения у противника и не сможет ли он взлететь и удрать после того, как "Томкэт" улетит. Зависнув прямо над целью, Вальтер дал очередь по хвостовой части истребителя, где находились двигатели. Все. Этому "Инсару" больше не летать. Окинув взглядом еще раз место посадки вражеской машины, начал горизонтальный разгон с набором высоты. Еще один бой закончился его победой. Все же, поторопились снимать "Томкэт" с вооружения. В умелых руках эта машина творит чудеса.

Последний противник не успел улететь далеко от места посадки шлюпки. И сколько Вальтер ни просматривал окружающее пространство, радар так и не обнаружил более ни одной цели. Ну и ладно. Будем считать, что на эту ночь сюрпризы закончились. А дальше… Впрочем, что будет дальше, не знает пока никто. А сейчас надо воспользоваться ситуацией. Вдруг, в совершившем аварийную посадку "Инсаре" можно чем-то поживиться? В остальных, которых разнесло на куски, уже ничего не найдешь.

По мере приближения к шлюпке Вальтер снижал скорость и заранее вышел на связь.

— "Второй" "третьему". Вы там живы, сони?

— "Третий", ты что, волшебник?!

— Нет, не волшебник. Я еще только учусь. Прошу посадку, не пальните по мне с перепугу.

— Садись, космопорт принимает! Почетный караул на летном поле уже выстроен!

Подлетая к поляне, где стояла шлюпка, Вальтер снизился и внимательно рассмотрел места падения "Тандерболта" и яхты. Вернее того, что от них осталось, так как обе машины разнесло на куски мощными зарядами "Кинжалов", имевшими взрыватель переменной чувствительности. В данном случае ракеты были настроены так, что проламывали обшивку цели и взрывались уже внутри корпуса. И сейчас Вальтер наблюдал через инфракрасную систему обзора то, что натворил. Обломки разбросало по большой площади, и искать здесь выживших было бесполезно. Ну, что же… На войне — как на войне…

Шлюпка стояла с включенными навигационными огнями и рядом с ней были все пятеро. Значит, никто не пострадал. Причем, у одного в руках Вальтер заметил даже переносной зенитный комплекс. Значит, ребята готовились отбивать атаку с воздуха, и взять бы их тепленькими не получилось. С другой стороны, кто знает, какова была численность десантной группы противника. Яхты подобного типа могут взять до сотни человек на борт без перегрузки системы жизнеобеспечения. Упокой господь ваши грешные души…

Зависнув над поляной, выбрал место для посадки и плавно начал снижение. Через полминуты "Томкэт" коснулся грунта, примяв траву и кустарник, и замер. Ночной бой с превосходящими силами противника закончился. Вальтер остановил двигатели, но оставил реактор в готовности к немедленному взлету. Надо закончить дело. Встав из кресла, он открыл люк. Остальные уже стояли рядом, увешанные оружием.

— Привет, сони! Как дела?

— Ну, авиация, ты даешь!!! Всех сбил?! Тут двое совсем рядом грохнулись!

— Всех. Но не всех. Рядом с вами упали "Тандерболт" и крупная яхта. Думаю, что там была зондер-команда по нашу душу. Уничтожены также два "Метеора" и три "Инсара". Не знаю, откуда они взялись. Значит, где-то ошивается еще один "Тандерболт", который мы видели днем. А может и еще кто-нибудь, о ком мы не знаем.

— "Инсары"?! Новейшие истребители Конфедератов?!

— Вот и я о том же. Кто-то играет против нас по крупному. Если так пойдет и дальше, то скоро у меня весь боезапас улетит, как ни стараюсь я его экономить.

— Максимум через пару дней должна прибыть помощь. Наша задача — продержаться это время. Ну, Вальтер, снимаю шляпу перед тобой! С нас всех "поляна"! Ты великий пилот-истребитель! Семерых одним махом!

— Ладно, командир. "Поляну" накроем, когда вернемся. А сейчас важное дело есть. Не хочешь заняться мародерством?

— В смысле?

— Последний "Инсар" был сильно поврежден и я не сбил его в воздухе, а вынудил сесть и потом слегка поломал из пушек. Теперь он не взлетит. И можно попытаться его прошерстить. Но надо спешить, пока до него наши оппоненты не добрались. Возможно, и пилот там остался жив. Может, от него что интересное узнаем?

— Давай!!! Показывай дорогу!

— Только аккуратно. Машина рухнула прямо на деревья, удобной посадочной площадки там поблизости нет.

— Ничего, наша "лошадка" где угодно сядет, а ты в воздухе повисишь, нас прикроешь. Кстати, а как там те двое, что рядом с нами упали? Помародерствовать не получится?

— Нет. Их разнесло на куски еще в воздухе. Я осмотрел место падения обоих — обломки разбросаны по большой площади. Если хотим что-то найти, надо дождаться утра и прочесать большой участок леса. Но не думаю, что мы там найдем что-нибудь кроме металлолома. После взрыва "Кинжала" искать особо нечего.

— Ладно, полетели. А то, время уходит. Далеко?

— Не очень. Когда доберемся до места, я пальну на всякий случай по джунглям из пушек, разгоню зверье. А то, как бы там на вас самих охоту не устроили…

Алексей с остальными бойцами вернулись в шлюпку, и Вальтер приготовился к взлету. Надо спешить, пока противник не очухался. Наконец, Алексей доложил о готовности, и "Томкэт" взмыл в воздух. Вокруг по-прежнему не было никого. Вальтер покружил на высоте пятисот метров, и только убедившись в отсутствии опасности, разрешил взлет шлюпке. Поскольку кроме магнитного компаса никакими другими приборами она в данный момент не располагала, и ориентироваться можно было только визуально, "Томкэт" снова занял место впереди, показывая дорогу. Хорошо, что у всех были специальные шлемы десантников с вмонтированными приборами ночного видения, иначе "Томкэту" пришлось бы лететь с включенными навигационными огнями, так как в противном случае шлюпка сразу бы потеряла его в темноте.

По мере приближения к месту аварийной посадки "Инсара" Вальтер внимательно всматривался вниз, но ничего подозрительного не обнаружил. Радар уже засек внизу крупный металлический объект, значит истребитель противника на месте. Снизившись до сотни метров, покружил над джунглями на небольшой скорости, но по-прежнему не обнаружил ничего подозрительного. После этого прошелся из пушек по кронам деревьев вокруг "Инсара" и разрешил.

— "Второй" "третьему", твой выход. Вокруг все тихо. Точка прямо подо мной.

— "Второй" понял.

Шлюпка скользнула вниз и исчезла среди листвы, а Вальтер продолжил наблюдение. Что происходило внизу, он не видел, так как лес здесь рос довольно густо, и рассмотреть что-либо сверху даже через инфракрасную систему обзора было практически невозможно. Одни кроны деревьев вечнозеленых тропических джунглей и больше ничего. Иногда только мелькали огни от ручных фонарей, свет которых пробивался через листву. Видно, группа осматривала место посадки. Если бы у него были специальные детекторы, фиксирующие перемещение биологических объектов по инфракрасному излучению даже в чаще леса, то можно было бы рассмотреть все гораздо лучше. Но аэро-космический истребитель, предназначенный для ведения боев в атмосфере и в космосе, столь специфической аппаратуры не имел.

Прошел уже час и Вальтер начал беспокоиться. Лишний раз выходить в эфир не хотелось. Но поскольку внизу все было тихо, надеялся, что никаких проблем у десантной группы нет. Иначе, уже бы поднялся тарарам. Наконец, через полтора часа, кроны деревьев зашевелились, и из них вынырнула шлюпка, сразу же мигнув два раза ходовыми огнями. Значит, все прошло благополучно и надо следовать к месту прежней посадки. Вальтер развернулся на нужный курс и увеличил скорость. Шлюпка последовала за ним. Раз Алексей не стал сразу выходить в эфир, значит все прошло нормально, и никакой срочной информации для него нет. Ну и ладно.

Когда вернулись к уже знакомой поляне, Вальтер осмотрелся. Здесь все было пустынным. Своим появлением они распугали местных обитателей. Покружив над лесом, мигнул огнями, дав шлюпке разрешение садиться. И только после этого пошел на посадку сам. Когда истребитель коснулся грунта и замер, выключил двигатели и облегченно вздохнул. Ох и ночка выдалась… Но теперь надо бы разузнать, как все прошло. Едва встал из кресла, как услышал стук снаружи. Глянув на экраны, понял, что Алесей и Айвар уже стоят рядом, и поспешил открыть люк. Внутрь сразу же хлынул пряный влажный воздух с характерным запахом джунглей.

— Командир, вокруг все нормально, никаких агрессивных поползновений в нашу сторону больше не было. А как у вас улов?

— Ну, Вальтер, что бы мы без тебя делали! Давай сейчас блок памяти к твоему компьютеру подключим. Может, что-то интересное и узнаем. Кстати, можешь спать спокойно. Радиомаяка больше нет.

— Ну?! Неужели, нашли?

— Нашли. У него был пульт управления для посылки сигнала запроса. Обесточили шлюпку полностью, и нашли. Хитро его замаскировали, сразу бы и не догадались. Но на посланный запрос маячок исправно давал ответ. Хоть и не сразу, но нашли.

— А что с пилотом? И в каком состоянии "Инсар"?

— В хреновом. Похоже, он был ранен еще в воздухе, да и посадку совершил неудачно. Истребитель сильно помят от удара, все деревья рядом снес. На корпусе также многочисленные вмятины и пробоины от осколков. Действительно, его повредил близкий взрыв ракеты. Когда забрались в кабину, пилот уже умирал. Мы ничего не смогли сделать. Но бортовой компьютер уцелел, и блок памяти мы забрали. Обшарили всю машину, но больше ничего интересного не нашли. А ты что, хотел там какими-нибудь запчастями разжиться? Сказал бы, мы бы открутили.

— Это надо самому копаться… Ладно, черт с ним, с "Инсаром". Давайте посмотрим, что вы там притащили…

Вальтер взял небольшой электронный блок и подсоединил его к компьютеру "Томкэта". Алексей тоже втиснулся в кабину и внимательно следил за появляющейся на экране информацией. Здесь были записи разных типов. Как параметров работы механизмов, так и записи от датчиков визуального обзора, радара и навигационного комплекса со всем маршрутом полета, что было наиболее интересно. Очевидно, пилот потерял сознание при аварийной посадке, поэтому и не успел уничтожить информацию. И вот теперь они могли во всех подробностях просмотреть всю историю полета. Алексей был в восторге.

— Вот это да! Сколько полезной информации из груды металлолома можно выжать! Теперь точно знаем, где они находятся. Далековато, правда…

— Знаем, а что толку. Нанести ответный удар все равно не получится. Во первых, я не могу вас бросить. А во вторых, не известно, какими еще силами они располагают. Одно хорошо — он не успел сообщить о месте посадки и подать сигнал бедствия. О текущем состоянии дел сообщил, а вот о том, что грохнулся в джунглях — нет. Очевидно, потерял сознание при жесткой посадке и больше в себя не пришел.

— А чем нам это может помочь?

— Нам ведь все равно, где ждать? Сколько у нас переносных зенитных комплексов, и какие именно?

— Шесть "Бликов" и восемь "Актиний". А что ты задумал?

— Давай устроим охоту из засады.

— Это как?

— Сейчас взлетаем и летим опять к "Инсару". Cядете рядом с ним, и активируете его аварийный радиомаяк. Нарисую, где он находится, там только защитную панель сдвинуть и кнопку нажать. Маяк полностью автономен и не зависит от бортовой энергосистемы. После этого снова взлетаете и садитесь в стороне не менее, чем в километре. Если наши "друзья" примут сигнал, то могут прилететь на выручку. А если что-то заподозрят в последний момент, то могут и пальнуть прямо по радиомаяку. Но километр чащи тропического леса надежно защитит вас от любого взрыва. Скорее всего, это будет небольшой транспортный корабль, или яхта. На истребителе и штурмовике много народу не увезешь. Но вот в качестве прикрытия они вполне могут быть. А дальше действуем по ситуации. Если появится один транспортник, всадите в него ракету, когда он зависнет в воздухе перед посадкой. Если даже и не грохнется, а попытается удрать, то от меня не убежит. Если будут истребители, или штурмовики, и удачно подставятся, зависнув в воздухе на малой высоте, пальните и по ним. Если же останутся барражировать на большой высоте и приличной скорости, не тратьте на них ракеты. Это уже моя забота.

— Эх, если бы знать, сколько их там будет… Можно было бы дать ему совершить посадку, а потом постараться захватить. Нам бы корабль с гипердвигателем очень пригодился. Ты с транспортником справишься?

— Я-то справлюсь. А ты уверен, что у него на борту не будет сотни головорезов, вооруженных до зубов? Вы впятером с ними вряд ли справитесь.

— В том-то и дело… Поэтому придется не рисковать и сбивать его, едва только зависнет в воздухе перед посадкой. Если он грохнется хотя бы с полусотни метров, то сколько их там будет, уже неважно. Ладно, рисуй схему, где радиомаяк находится и как его активировать. А я пока пойду "обрадую" остальных, что команда "отбой" снова откладывается…

Когда все было готово, "Томкэт" и шлюпка взмыли в воздух. Вальтер понимал, что сейчас все недовольно бурчат. Но выхода нет. Если они хотят выжить, то надо самим уничтожить врага. До сих пор они только оборонялись, а противник выбирал время и место для нападения. Сейчас же ситуация может в корне измениться, и охотники сами превратятся в дичь. Но это только в том случае, если клюнут на приманку.

До места добрались довольно быстро. Шлюпка немного покружила в воздухе, и пошла вниз, скрывшись между кронами деревьев. Вальтер обшарил радаром окружающее пространство, но в воздухе никого не было. Теперь оставалось найти место для посадки самому. Совершая облет района, и постепенно увеличивая радиус, вскоре он нашел подходящую поляну, покрытую травой и кустарником, в двенадцати километрах от "Инсара". Аппаратура уже зафиксировала работу аварийного радиомаяка. Значит, ребята во всем разобрались. Осмотрев с небольшой высоты облюбованную посадочную площадку, Вальтер аккуратно посадил истребитель. Двигатели заглушил, но реактор оставил готовым к немедленному взлету. Теперь остается только ждать. Клюнет ли противник на приманку. Развалившись в кресле, решил подремать до рассвета. Ночью в джунгли все равно никто не сунется. А если сунется, то детектор обнаружения излучения радаров его разбудит. Он к этому уже привык. Беспокойная все же ночка выдалась. И неизвестно, какова будет следующая.

Проснулся Вальтер от звукового сигнала детектора, поставленного на максимальную громкость. Это могло означать только одно. Кто-то находится в воздухе и ведет поиск своим радаром. Остатки сна мигом улетучились и он сосредоточился на показаниях прибора. Сигнал был еще слабый, но быстро усиливался. Какой-то корабль довольно быстро двигался в их сторону. По мере приближения стало ясно, что целей две. Аппаратура "Томкэта" работала только в пассивном режиме, принимая чужие сигналы, и не работая на излучение, поэтому картина была неполной. Детектор фиксировал наличие целей и направления на них, но пока не удавалось их идентифицировать. Вальтер решил до последнего момента сохранять скрытность. Если обе цели — транспортные корабли, или яхты, то его вмешательство может и не потребоваться. А вот если хоть один из них истребитель, или штурмовик… Впрочем, в критической ситуации его предупредят по радио. Двигатели готовы к немедленному старту. Ждать осталось недолго.

Его предположения оправдались — ночью лезть в джунгли никто не захотел, поэтому помощь подоспела с рассветом. Небо уже посветлело, и на нем исчезли последние звезды. День обещал быть ясным и безоблачным. И очень скоро в небе показались две темные точки. Они шли на довольно большой высоте, направляясь к месту посадки "Инсара". Обнаружения с воздуха Вальтер не боялся. Его "Томкэт" имел камуфлирующую окраску под цвет джунглей, и зарылся всем корпусом в довольно высокий кустарник, в обилии росший на поляне. Хотя, обзор неба оставался довольно приемлемым. Поскольку ни один прибор на излучение не работал, то издалека его истребитель можно было принять на экране радара за металлический объект, оставшийся в джунглях от первых поселенцев. А таких объектов на Пандоре огромное количество. Может, и не насторожатся раньше времени. Задействовав оптическую систему, Вальтер постарался идентифицировать цели, четко видимые на фоне ясного утреннего неба. Они уже уменьшили скорость и стали снижаться. Вскоре стало ясно, что прибыли яхта и перехватчик "Метеор". То ли последний, то ли нет. В свете недавних событий уже не знаешь, что и думать. Обе машины быстро снижались, и вскоре исчезли из поля зрения, скрывшись за кронами деревьев. Дальнейшее от Вальтера пока не зависело. Если "Метеор" пошел вниз, да еще и сделает большую глупость, зависнув в воздухе на малой высоте, то возможно сам подставится под удар "Блика", или "Актинии". А яхта уже никуда не денется.

Несколько минут было тихо. Вдруг, в утренней тишине прогремели далекие взрывы. И вскоре после этого в эфире раздался голос Алексея.

— "Третий" "второму", у нас все в порядке. Завалили обоих.

— "Второй", поздравляю! Взлетаю, осмотрю окрестности. А то, может еще кто пожалует.

— Давай, а мы тут пока трофеями займемся.

Вальтер поднял "Томкэт" в воздух, и сразу же увидел дымок, поднимающийся в небо. Что-то горело, хотя и несильно. Сравнив с точкой на карте, понял, что это несколько в стороне от того места, где лежит "Инсар". Решил рассмотреть поближе. Вскоре стало ясно, что это упал "Метеор". Очевидно, он пытался уйти после попадания ракеты, но не смог. Высота была небольшая, поэтому по пологой траектории перехватчик врезался в джунгли, пропахав довольно длинную просеку, и замер, уткнувшись в деревья. Но больше всего Вальтера заинтересовало не это. Среди листвы он заметил купол парашюта, зацепившийся за ветки. Значит, пилот успел катапультироваться. Отметив точку на электронной карте, тут же вызвал Алексея.

— "Второй", у меня новость. Пилот "Метеора" успел выпрыгнуть. Видел его парашют на деревьях. Сам "Метеор" лежит в джунглях, но не развалился на куски.

— А у нас тут мясорубка. Молодежь блюет дальше, чем видит. Потом им займемся, куда он денется…

Вальтер еще раз облетел место падения "Метеора" на малой высоте и понял, что поживиться там вряд ли чем удастся. Если "Инсар" хотя бы попытался совершить посадку и остался более менее цел, то вот перехватчик на большой скорости врезался в джунгли. И что там творится у него внутри — один бог ведает. Но посмотреть надо обязательно. Вдруг, и там блок памяти компьютера уцелел? Он продолжал барражировать на небольшой высоте, но внизу ничего подозрительного больше не обнаружил. Завис на некоторое время над местом падения яхты. Корпус корабля был сильно деформирован от удара о грунт. Очевидно, падение было почти отвесным. Кормовая часть, где находилось машинное отделение, пострадала больше всего. И сейчас изуродованный корпус лежал среди поломанных деревьев. Если там кто-то выжил, то разве что чудом. И непонятно, где ошивается еще, как минимум, один "Тандерболт". Днем он видел двоих, а ночью прилетел только один. Значит, расслабляться нельзя.

Прошел уже почти час, Вальтер продолжал кружить в воздухе на небольшой высоте, а внизу по-прежнему не было никаких признаков жизни. Наконец, кроны деревьев неподалеку от разбившегося корабля зашевелились, и из них вынырнула шлюпка. Сразу же в эфире раздался голос Алексея.

— "Третий" "второму", здесь закончили. Пошли к следующему.

— "Второй", тебя понял. Следуй за мной.

Вальтер развернулся в сторону места падения "Метеора" и повел шлюпку за собой. Днем совместный полет не представлял особого труда, и они вскоре зависли над зацепившимся за кроны деревьев парашютом. Благо, далеко "Метеор" улететь не успел. Шлюпка тут же пошла вниз, а "Томкэт" остался в воздухе, продолжив наблюдение. Все же, надо признать, подобная тактика работы десантных групп в диких местах вроде Пандоры, была довольно эффективна. Тот, кто прикрывал ее сверху, мог не только оказать огневую поддержку с воздуха в случае необходимости, но и заранее обнаружить противника на большом расстоянии. Чем Вальтер и занялся в данный момент. Но небо Пандоры оставалось пустынным, радар не обнаруживал никого. Вскоре шлюпка снова взмыла в воздух.

— "Третий", его там нет, успел удрать. Ну и хрен с ним, долго не протянет.

— Ясно. "Метеор" смотреть будете?

— Будем, подожди нас на высоте. А то, как бы заплутавший "Тандерболт" не появился.

Вальтер поднялся до трех тысяч метров, продолжая внимательно следить за небом. Но больше никто не появлялся. Барражируя на высоте, он думал, что делать дальше. Хорошо, если у противника остался только один штурмовик. А если еще десяток? Боезапас у него не бесконечный. Где же эту помощь черти носят? И кто должен прийти? Если вернется один "Сармат", то опять может угодить в ловушку. Или контора Игоря Николаевича такая пробивная, что у нее даже собственные военные корабли имеются? А что, в свете последних событий предположение не такое уж и бредовое…

"Томкэт" уже довольно долго кружил в воздухе, не удаляясь далеко от места падения перехватчика. Вальтер начал беспокоиться, не случилось ли чего? И облегченно вздохнул, когда радар зафиксировал взлет шлюпки.

— "Третий" "второму", мы закончили. Летим, куда собирались.

— "Второй", тебя понял.

"Томкэт" скользнул вниз и вышел в горизонтальный полет на высоте всего сотни метров. Забираться высоко сейчас нет смысла. Чем ниже они будут лететь, тем труднее их обнаружить. А поскольку радиомаяк больше не работает, то их "друзьям" придется вывернуться наизнанку, чтобы обнаружить крадущихся на небольшой высоте истребитель и шлюпку. Вальтер лег на курс и сбросил скорость до смехотворной для истребителя величины. А что делать, двигатели шлюпки перегружать нельзя. Иначе, если они откажут, то придется ждать помощи там, где это случится. И это еще при условии, если удастся посадить шлюпку. Невольно всплыло в памяти выражение, появившееся давным давно в Иностранном легионе — "легионер умирает там, где он упал". Как раз подходит к их случаю, точнее не скажешь…

Истребитель и шлюпка неслись над сплошным зеленым ковром джунглей в сторону океана. Вальтер отключил всю аппаратуру, работающую на излучение. Незачем демаскировать себя лишний раз. Если бы он летел один, то снизился бы еще больше, идя на бреющем полете. Но Алексей все-таки не профессиональный пилот и вести шлюпку с ювелирной точностью не сможет. А автопилот накрылся, приходится вести ее в ручном режиме. На сверхмалых высотах, да еще в течение длительного времени, удовольствие еще то. Наконец, на горизонте появилась синяя полоска. Они все же добрались до океанского побережья. Выходить в эфир Вальтер не стал, соблюдая радиомолчание, но подал условный сигнал покачиванием крыльев, извещающий о приближении к месту назначения. По мере приближения побережья уменьшал скорость, и вот, наконец, джунгли закончились. Истребитель завис над пологим песчаным берегом. Рядом виднелось устье небольшой реки, временами скрывающейся в чаще леса, но в своем нижнем течении разлившейся довольно широко. Покружив над пляжем, Вальтер дал команду шлюпке садиться. И только после этого, еще раз убедившись, что в воздухе никого нет, совершил посадку сам. Облегченно вздохнув, остановил двигатели, но оставил реактор в готовности к взлету. После недавних событий мера не лишняя.

Между тем, экипаж шлюпки уже выбрался наружу и с удовольствием вдыхал свежий морской воздух. Вальтер открыл люк и сразу же в кабину ворвался шорох прибоя. Погода была тихая, но небольшие волны периодически все же накатывались на берег. Выбравшись из кабины, он с удовольствием потянулся. К истребителю как раз подходил Алексей. По его виду было ясно, что вымотался он изрядно.

— Ух!!! Вот и прибыли на курорт. Пляж просто шикарный. Командир, вы там живы?

— Почти. Пока долетели, думал руки отвалятся. Столько времени в ручном режиме.

— И как там все прошло?

— Тихо. Воевать было не с кем. Пилот "Метеора" удрал. Как мы его ни звали, не отозвался.

В общем-то, правильно сделал. Ну а ловить его по джунглям… Загнется и без нашей помощи. Сам "Метеор" — в хлам. Компьютер разбит, ничего из него не выжмешь. А вот яхта… Знаешь, Вальтер, давно уже такого не видел, даже меня проняло. Про нашу молодежь и говорить нечего. Пошел даже на то, что велел им по полстакана спирта глотнуть, иначе толку с них не было.

— Я осмотрел место падения сверху. Похоже, двигатели встали?

— Да. Они оба зависли в воздухе. Очевидно, не ожидали нарваться на засаду. Ну мы и всадили "Блик" в перехватчик, а "Актинию" в яхту. Перехватчик в последний момент что-то заподозрил и дал ход, но не успел разогнаться, а вот яхта даже отреагировать не успела.

— Много их там было?

— Человек пятьдесят, не меньше.

— Значит, они не получили информации о том, что операция провалилась, и думали продолжить охоту. Скорее всего, радиостанция нашей "приманки" была повреждена. Компьютер записал голосовое сообщение пилота, но информация не ушла в эфир. И они просто вылетели для оказания помощи по сигналу аварийного радиомаяка… Это очень даже хорошо! Командир, можно надеяться на то, что они нас потеряли.

— Но ведь как минимум один "Тандерболт" у них остался? И не получив никакой информации, они начнут поиск.

— Если не знать хотя бы примерный район поиска, то искать можно до второго пришествия. В течение всего полета я никого не обнаружил. А как результаты мародерства? Нашли что-нибудь интересное?

— На яхте только запас консервов, оружия, боеприпасов, да кое-какие мелочи. Нашли судовую документацию, но там нет ничего интересного. Кто это такие, и так известно. А жаловаться в полицию мы все равно не пойдем. На перехватчике вообще пусто. Бумаг нет, а вся аппаратура вдребезги.

— Значит, будем ждать здесь?

— Да. Сейчас отправим радиограмму по гиперсвязи и ждем.

Забравшись в кабину "Томкэта", Алексей набирал сообщение условными фразами на терминале гиперсвязи. Теперь оставалось только ждать и надеяться на то, что помощь придет быстро, и за это время их не обнаружат. Вальтер отдыхал, растянувшись на песке в тени своей машины и обдумывал создавшуюся ситуацию. В конце концов, ничего катастрофического пока не случилось. Все, кто уцелел после попадания в засаду, до сих пор живы, истребитель не поврежден, боезапас еще есть, а шлюпка хоть вся дырка на дырке, но летать может. Да и запасом продуктов и оружия с боеприпасами разжились на разбившейся яхте. Поэтому, находясь на побережье не в таких опасных условиях, как в глубине джунглей, они могут спокойно ждать помощь довольно долго. Но это при условии, если их не обнаружат. Черт ее знает, эту "конкурирующую фирму", какими еще силами и средствами она здесь располагает. Уж очень хорошо она подготовилась. А такое возможно только в одном случае — это не случайная утечка информации. Их целенаправленно сдали. Либо свои же, либо в конторе у Игоря Николаевича окопался "крот", допущенный к секретам. Что так, что этак хреново. И даже если сейчас они выпутаются из этой передряги, то нет никакой гарантии, что в следующем рейсе все не повторится снова. Да уж, босс не платит никому деньги за просто так. Они с лихвой отрабатывают свое высокое жалованье…

— Все, авиация, депешу я отправил, теперь ждем. Мы сейчас будем лагерь обустраивать и по быстрому ужин организуем, а ты отдыхай. Все равно, скоро стемнеет.

— Так давай я помогу. Хотя бы дров для костра нарубить, хоть на что-то сгожусь. Что я, особый какой-то?

— Да, особый. В сухопутных делах ты ни хрена не смыслишь, поэтому в местные джунгли тебе соваться нельзя категорически. Этим мы с Иваном займемся. В нашей команде твоя работа в небе, а не на земле, там тебя заменить некому. Вот и приходи в себя после всего, что натворил. Вальтер, ей богу, если бы я сам не увидел, то хрен бы поверил, что такое возможно. А молодежь пока шлюпку вымоет и химией вокруг обработает, чтобы зверье отпугнуть.

— А откуда химия?

— На яхте нашли. Препарат последнего поколения. Для человека безвреден, не имеет запаха, но зверье отпугивает. Что-то там химики нахимичили, действует очень эффективно в течение трех — пяти суток, в зависимости от погоды. Просидим дольше — "пометим" территорию опять. Иными словами, на этом пятачке — мы хозяева. Зверье сюда не полезет.

— Командир, они очень хорошо подготовились. Тебе не кажется это странным?

— Хочешь сказать, что нас сдали?

— Уверен. Либо свои ради каких-то непонятных целей, либо в конторе "крот" завелся.

— Я и сам об этом думал. Но пока мы повлиять на ситуацию не можем. Выберемся из этой задницы, тогда и будем разбираться…

Жизнь робинзонов поневоле начала потихоньку налаживаться. Как оказалось, у Алексея и Ивана был богатейший опыт выживания в таких гиблых местах, поэтому лагерь обустроили по всем правилам военного искусства. Шлюпку и истребитель, стоявшие практически впритык к джунглям, замаскировали срубленными ветвями, и заметить их с воздуха было практически невозможно. В то же время, это нисколько не мешало немедленному взлету в случае опасности. На костре приготовили ужин, так как штатная печка, установленная на шлюпке, была изуродована пулями и восстановлению не подлежала. Но Алексей и Иван знали, как разводить огонь в джунглях, чтобы он не был заметен. Только сейчас сильнейшее нервное напряжение начало спадать и каждый реагировал на это по разному. Но в целом все были единодушны — они остались живы в этой бойне. И сами устроили кучу неприятностей своим врагам. Поэтому, пока все не так уж плохо! Когда страсти улеглись, Алексей дал команду "отбой". Пора было отдыхать, так как неизвестно, что ждет их завтра. Разделил ночь между пятерыми на дежурство, приказав Вальтеру спать. Если что, его разбудят. Дежурить придется в кабине "Томкэта", следя за показаниями детектора радиосигналов и аппаратурой ночного видения, так как аппаратура шлюпки не действует. В связи с этим Алексей снова предложил Вальтеру спать в шлюпке. Ведь там места — хоть в футбол играй. Не надо ютиться на палубе в тесной кабине истребителя. Но Вальтер стоял на своем — пока они находятся в боевых условиях, он не может бросить машину. Мало ли, как сложится ситуация. А дежурный в кресле, следящий за приборами, ему не помеха.

В первую смену заступил Алексей. Вальтер снова разложил на палубе надувной матрас и с удовольствием растянулся. Что ни говори, но спать в кабине истребителя все же лучше, чем в джунглях. Алексей пожелал ему спокойной ночи, а сам сел в кресло с чашкой кофе и сосредоточился на наблюдении за окружающим пространством. Все приборы Вальтер настроил заранее и тому, кто несет дежурство, оставалось только наблюдать. Алексей с интересом смотрел на окружающую их ночную жизнь местных обитателей, но близко к шлюпке и истребителю зверье не подходило. Спустя некоторое время, убедившись, что Вальтер крепко спит, включил бортовой компьютер и вывел на экран запись их самого первого боя на Пандоре, когда они угодили в засаду на базе "Монтега". После этого просмотрел все последующие бои в воздухе. Сначала в режиме реального времени, а потом все более и более замедляя запись, внимательно следя за показаниями бортовых часов, отмеченных в записи. И все больше и больше хмурился и пожимал плечами. Неожиданно он услышал бормотание Вальтера во сне. Оглянувшись, он понял, что ему снится кошмар. Вальтер беспокойно метался и что-то говорил. Алексей напрягал слух, пытаясь понять, что говорит Вальтер, и вдруг удивленно замер…

Ревет на высоких оборотах мотор, и он снова разворачивается для атаки. Истребители противника встретили их еще на подходе. Большая группа "Вайлдкэтов" попыталась преградить путь, и бой в воздухе сразу превратился в свалку. Четыре вражеских машины уже рухнули в море. Резкий вираж, и трассы проходят мимо. Попасть в самолет на вираже практически невозможно. Белая звезда на фюзеляже попадает в прицел, и огненный шквал обрушивается на вражескую машину.

— Банзай!!!

"Вайлдкэт" вспыхивает, и оставляя за собой дымный шлейф, падает в море. Пятый!!! Снова вираж и снова в прицеле знакомый силуэт. Но враг не прост и уворачивается. Вираж, еще вираж и вот его "Рейзен" повисает на хвосте пытающегося уйти "Вайлдкэта". Догнать и вогнать врага в море! "Вайлдкэт" пытается уйти, но это ему не удается. Снова грохочут пушки и пулеметы. Враг вспыхивает, и падает в волны.

— Банзай!!!

Шестой!!! Шесть сбитых в одном бою!!! Но тут самолет содрогается от прошившей его пулеметной очереди…

— Тихо, тихо, успокойся. Все хорошо, вокруг никого нет.

Вальтер открыл глаза и не сразу понял, где находится. Картина воздушного боя была очень яркой и реалистичной. Над ним склонился Алексей, внимательно вглядываясь в его лицо.

— Ты в порядке? Что с тобой случилось, скажи, я смогу помочь?

— Что со мной было?

— Похоже, тебе кошмары снятся. Да и неудивительно после такого сильнейшего стресса. Тебе приснился воздушный бой?

— А как ты догадался?

— А тут и догадываться не надо. Особенно, после вчерашних событий. Спи, до утра еще далеко.

Вальтер снова закрыл глаза, а Алексей вернулся в кресло и призадумался. Увиденное и услышанное наводило на размышления. Сейчас все равно ничего не проверишь, а вот по возвращению на "Сармат" можно будет кое-что прояснить. И надо попробовать поговорить с Вальтером. Если только он вообще захочет говорить… Ситуация становилась для Алексея все более и более непонятной. А любые "непонятки" являются потенциальными неприятностями, это он усвоил очень хорошо. Оглянувшись на мирно спящего Вальтера, задумчиво покачал головой.

— Вальтер, Вальтер… Кто же ты есть на самом деле?

Глава 9

Наутро Вальтер проснулся довольно поздно. В кабине кроме него никого не было, и раз его не будили, то значит ничего подозрительного не случилось. Поднявшись со своего "ложа", сразу сел в кресло проверить показания приборов. Но в эфире по-прежнему была тишина, одни атмосферные помехи. Выбравшись из кабины истребителя, он сразу стал объектом шуток для всей группы.

— О-о-о, авиация проснулась! С добрым утром! А мы тут думаем, что делать, если вдруг опять эти стервятники налетят?

— Ладно вам, мужики… Что ж не разбудили?

— Все в порядке, Вальтер. Это я тебя будить не разрешил. Вокруг пока тихо, а если не приведи господь опять гости пожалуют, то ты нам нужен свежий и здоровый. Давай, завтракай, а потом поговорим, что дальше делать…

После завтрака Вальтер собрался пройтись по пляжу и осмотреть окрестности. Все же, морское побережье Пандоры очень живописно и не несет такой угрозы, как джунгли. Во всяком случае, днем. И вот теперь он стоял недалеко от кромки прибоя и с наслаждением вдыхал свежий морской воздух. Хоть джунгли и были рядом, ширина полоски песчаного пляжа не превышала пары сотен метров, но здесь не было удушливой влажности тропического леса. Закрыв глаза, он представил, что находится на Земле. Так и не удалось ему отдохнуть на этот раз где-нибудь на Канарах, Мальдивах, или Гавайях. Когда не надо никуда спешить и стараться выстрелить первым, вокруг все спокойно, и можно с вечера до утра проводить время с местной красоткой, вкушая все прелести жизни…

— Вальтер, вот ты где. Во-первых, не ходи один и не удаляйся далеко от лагеря. Не забывай, что это Пандора. А во-вторых, есть разговор.

Неожиданный возглас Алексея, раздавшийся сзади, разрушил идиллическую картину. Вальтер удивленно обернулся.

— Командир, но ведь днем здесь безопасно. Согласно информации из справочников, здешние хищники ведут в основном ночной образ жизни.

— Вот именно, в основном. Но не всегда. Никогда не знаешь, что взбредет в голову местным зверюгам. Но я хочу поговорить не об этом. Присаживайся.

И Алексей уселся на песок, сделав приглашающий жест. Вальтеру ничего не оставалось, как усесться рядом. Значит, дело серьезное, раз не захотел говорить при всех. Он не начинал разговор первым, так как видел, что командира одолевают сомнения. Но наконец Алексей спросил.

— Послушай, Вальтер, кто ты есть на самом деле?

— Не понял? Как — кто? Я же тебе говорил — пилот, вышвырнутый со службы. Да и босс это проверял.

— Это я знаю. Вальтер, раскрою карты. Я внимательно наблюдаю за тобой с того самого дня, как ты обломал рога этим двум отморозкам. Признаюсь, меня это очень удивило. Не сам факт того, что ты с ними справился, а каким образом ты это сделал. Я сначала провел с тобой спарринг и понял, что ты действительно владеешь только базовым курсом самообороны. Но этот курс отшлифован у тебя до настоящего совершенства. После этого просмотрел запись инцидента, которую зафиксировали камеры визуального наблюдения. Это… Даже не знаю, как назвать. Какой-то эталон проведения боевых приемов, входящих в базовый курс. Но это еще можно как-то объяснить. Ты говоришь, что тренировался несколько раз в неделю. В принципе, можно достичь такого совершенства в технике исполнения. Но на этом странности не заканчиваются. Во время тренировки на Марсе ты проявил чудеса в точности и скорости поражения целей, которые я тебе указывал. Ни одной ракеты мимо. Тоже, в принципе, возможно, если оттачивать мастерство не один год. Здесь, на Пандоре, чудеса продолжились. Помимо того, что ты вышел победителем из боя с намного превосходящим тебя по силе противником, ты умудрился очень экономно расходовать боезапас. Я просмотрел ночью записи боев, сделанные бортовым компьютером. Ты как будто знал, где окажется цель, и стрелял именно туда, а не палил в белый свет. Такой точной стрельбы я еще не видел. А уж я много повидал, можешь мне поверить. Иными словами, все, что ты делаешь, оказывается отработанным до совершенства. Но ведь так не бывает! Чтобы человек был талантлив абсолютно во всем! И грамотно морды бил, и по наземным целям стрелял со снайперской точностью, и в воздухе проявлял настоящие чудеса. Других слов я просто не могу подобрать.

— Но что тут удивительного? У меня богатейший опыт пилота-истребителя. И без ложной скромности могу сказать, что я хороший пилот. Командир, как это ни жестоко и цинично звучит, но среди пилотов-истребителей идет естественный отбор во время войны. Тот, кто не может постигнуть эту науку, погибает. Кто раньше, кто позже. Конечно, какие-то случайности неизбежны. Есть и исключения, которые подтверждают правило. Но в целом это правило работает. А то, что грамотно морды бить научился… Ну что поделаешь, у меня обостренное чувство справедливости. И если какой отморозок начинает быковать, пусть даже меня это лично и не затрагивает, но я все равно не могу пройти мимо. Сам видишь, я далеко не Геракл и цепи рвать не могу. Вот и научился кое-чему.

— Понятно… Но это не все. Какими языками ты владеешь?

— Я ведь уже говорил — русским, английским, испанским и португальским. Выучил их в Сильвер-Лэйк. Плюс свой родной немецкий.

— А японским?

— Нет. Язык очень сложный и нераспространенный. Он не входит в основные языки Федерации и мы его специально не изучали.

— А я изучал. Не открою большой тайны, если скажу, что в армии тоже взяли кое-что на вооружение из удачного опыта Космофлота. В частности — обучение языкам методом ментального воздействия. Ты можешь удивиться, но я знаю двенадцать языков помимо своего родного русского. В первую очередь, конечно, основные языки Федерации и языки реальных и вероятных противников. Но также и ряд малораспространенных, в том числе и японский.

— Но причем тут это?

— А притом, что я разговаривал с тобой ночью по-японски. Ты говорил во сне на японском языке и я понял, что тебе снится воздушный бой. И едва ты проснулся, сразу заговорил с тобой на японском, чтобы подольше продержать в пограничном состоянии между сном и бодрствованием. Это удается сделать при определенной сноровке. И ты даже ничего не заметил! И отвечал мне на японском! Вальтер, как такое может быть? Может, ты просто водишь всех за нос и многое недоговариваешь? На японца ты совершенно не похож. И я не знаю ни одного случая, чтобы человек разговаривал во сне на чужом языке. Ты можешь это объяснить?

Вальтер замялся и от Алексея это не укрылось. Но он молчал и не торопил с ответом. В конце концов, Вальтер решился. Надо развеять сомнения командира. А то еще не хватало, чтобы его заподозрили в двойной игре. В конторах, подобных "юридическому" агентству Игоря Николаевича, подобных фокусов не прощают.

— Хорошо, командир. Я расскажу все, но не считай меня психом. Сам не знаю, как это объяснить. Началось все еще в госпитале после аварийной посадки, когда меня буквально за ноги вытащили с того света…

Вальтер подробно рассказал о своих сновидениях, поражающих реалистичностью и исторической достоверностью до мельчайших деталей. О том, как он перевернул горы информации для того, чтобы в этом убедиться. О том, как старался делать это в тайне от врачей, дабы ни у кого не возникли подозрения в том, что у него "поехала крыша". И с какими сложностями это было связано при нахождении в госпитале. Что это наваливается на него спонтанно, независимо от происходящих накануне событий. И что врач в шутку даже сказал, что это память о прошлой жизни. Но анализируя периодически всплывающую в сновидениях информацию, которую он после пробуждения не забывал, уже не знает, что и думать. Алексей слушал, не перебивая. И по нему было видно, что услышанное его очень заинтересовало. Когда Вальтер закончил рассказ, описав в мельчайших деталях то, что увидел в последнюю ночь, Алексей оживился.

— Слушай, Вальтер, а ведь есть возможность это проверить. Сейчас у нас нет доступа к сети, но когда вернемся на "Сармат", обязательно попробуем. Ты говоришь, что видел воздушный бой, в котором сбил шесть американских истребителей, и после этого в тебя тоже попали? Причем, бой был над морем и вас перехватила большая группа "Вайлдкэтов"? Не думаю, что в течение всей войны на Тихом океане было много подобных случаев, когда японский пилот сбил в одном бою сразу шестерых.

— Я знаю этот случай, Алексей. Так как досконально изучил историю войны на Тихом океане в середине двадцатого века. Это произошло седьмого августа тысяча девятьсот сорок второго года. Именно тогда пилот-истребитель Императорского флота Японии Хироёси Нисидзава сбил шесть американских истребителей типа "Вайлдкэт". В этом бою его самолет был сильно поврежден и он с трудом дотянул до берега, преодолев более пятисот километров над морем на еле державшейся в воздухе машине.

— Охренеть!!! А если это действительно так?! И ты действительно в прошлом — Хироёси Нисидзава?! Ведь уже известны случаи, когда человек вспоминает свою прошлую жизнь! Даже официальная наука была вынуждена признать, что что-то такое есть! И если она не в состоянии объяснить что-то непонятное, то вовсе не значит, что это непонятное не существует!

— Не знаю… Я ничего не помню. И я не знаю японского языка. Единственное, что меня связывает со всем этим — сны, поражающие своей исторической достоверностью, которые я не могу забыть.

— Но во сне ты разговаривал по-японски очень отчетливо и я все понял. И когда ты только-только проснулся, еще не отойдя толком ото сна, тоже адекватно воспринимал мою речь на японском, и также адекватно на японском отвечал. Возможно, нужен какой-то толчок к пробуждению памяти?

— Не знаю… Я сам думал об этом и перечитал много литературы на эту тему. Но там все больше похоже на колдовские обряды и опыты алхимиков, а не на научные методы. Доверия подобная информация не внушает.

— Может быть, еще что-нибудь тебе приснится? Или произойдет что-то такое, что сам все вспомнишь? Я читал о подобных случаях.

— Я тоже. Только не знаю, как во все это поверить.

— Вальтер, если наши ученые умники не могут объяснить какое-то явление и разложить его на формулы, то вовсе не значит, что этого явления нет. Когда-то они утверждали, что Земля плоская и стоит на трех китах, и считали это незыблемым. Но с тех пор их мнение несколько изменилось… Ладно, Вальтер… Или, Нисидзава-сан? Как тебя правильно называть? Помалкивай об этом. Не надо, чтобы остальные знали. И так уже на тебя смотрят, как на чудо света. Говорят, что такого просто не бывает…

Предупреждение было не лишним и Вальтер был с этим полностью согласен. И так он уже выглядит в экипаже белой вороной. Смазливый красавчик с внешностью и сложением Аполлона, вожделенная мечта многих дамочек. И молодых, и не очень. И неожиданно выясняется, что этот красавчик способен шутя ломать кости бритоголовым качкам, а в воздухе творит такое, что граничит с мистикой. А если еще выяснится, что с психикой у него какие-то выкрутасы… Самурай хренов… Но что же все-таки произошло с ним в результате аварии и прохождение через состояние клинической смерти? Неужели, он и впрямь Хироёси Нисидзава в прошлом?! И клиническая смерть приоткрыла завесу над его памятью? Причем именно приоткрыла, а не открыла полностью? Не верить Алексею нет никаких оснований. Получается, он действительно говорил с ним ночью по-японски, толком еще не выйдя из состояния сна. Получается, он знает японский язык? Но почему же тогда после пробуждения не может понять и двух слов по-японски? И что можно сделать, чтобы раскрыть память о прошлой жизни? Господи, и какая только дурь в голову не лезет…

Когда Вальтер и Алексей вернулись назад, разговаривая на посторонние темы, никто вопросов задавать не стал. Мало ли, о чем вздумали посекретничать командир с пилотом. Но по бросаемым взглядам Вальтер понял — группа поверила в своего командира и свое воздушное прикрытие. И считает, что они обязательно вытащат всех из этой передряги. Ночь прошла относительно спокойно (если такое вообще можно сказать о Пандоре), ни местная живность, ни незваные гости не побеспокоили новоявленных робинзонов. Поэтому, остается надеяться, что их следы потеряли, и можно будет спокойно дождаться помощи. Пока Алексей занялся текущими проблемами, Вальтер забрался в кабину истребителя и решил ознакомиться с местом вероятного базирования противника. Далековато… И непонятно, то ли там находится хорошо оборудованная база, то ли просто случайно выбранная стоянка, куда они могут и не вернуться, перебравшись в другое место. Если бы он был не один, и не стоял так остро вопрос с боезапасом, то можно было бы нанести "визит вежливости". Перепахали бы там все, что нашли. Но, увы… Придется оставить это на следующий раз…

Два дня прошли тихо. Противник так и не появился, местные "зверушки" тоже обходили место стоянки робинзонов стороной. К общему удивлению, новый химический препарат работал, эффективно отпугивая местную фауну. Все наслаждались неожиданным отдыхом, но и не забывали о безопасности. Вахта за окружающей обстановкой неслась в кабине "Томкэта" круглосуточно, и захватить группу врасплох все равно бы не получилось. И вот, на рассвете третьего дня, детектор радиосигналов на "Томкэте" ожил. Кто-то появился в небе Пандоры и старательно обшаривал окружающее пространство радаром. Причем, было ясно, что этот "кто-то" не озабочен скрытностью своего появления, а наоборот, хочет привлечь внимание. И очень скоро в эфире раздался знакомый голос капитана "Сармата".

— "Второй", "третий", ответьте "первому"!

Срочно вызванный Алексей обменялся условленным паролем с "Сарматом". От греха подальше, Вальтер на всякий случай взлетел на истребителе и стал барражировать в воздухе несколько в стороне от места стоянки, включив аварийный радиомаяк. Береженого бог бережет. И очень скоро радар обнаружил две цели, спускающиеся с орбиты. В одном автоматика опознала их родной "Сармат", а вот вторая цель была ни на что не похожа. Корабль значительно меньших размеров, чем "Сармат", но его система АИС не работала. И только когда в небе появились две темные точки, которые можно было наблюдать визуально, через оптическую систему Вальтер с удивлением опознал вторую цель — фрегат типа "Викинг". Корабль уже устаревший, но в случае необходимости способный создать колоссальные неприятности всякой шушере, вздумавшей поиграть в войнушку. Ай да "юридическое" агентство "Аргус"! Что же еще есть у него в загашнике?! Может, целая ударная авианосная группа отыщется? Видимо, на фрегате тоже опознали истребитель Вальтера, но сразу решили навести порядок в этом медвежьем углу галактики. В эфире прозвучал незнакомый голос с интонацией, не терпящей возражений.

— "Третий" "Харону". Немедленно совершите посадку на побережье. Без моей команды не взлетать.

— "Харон", "третий" вас понял. Выполняю.

"Томкэт" скользнул вниз и Вальтер начал заход на посадку. С военным кораблем лучше не шутить. Когда он снизился, все уже стояли на берегу и махали руками. Долгожданная помощь наконец-то пришла. Вальтер посадил истребитель неподалеку от шлюпки и в кабину сразу забрался Алексей, намереваясь вызвать прибывших.

— Командир, а этот зверь откуда взялся?! Ведь это фрегат типа "Викинг"!

— Да, фрегат. Он всего десять месяцев, как у нас появился. Правда, не у нас, а у Елены. Она им командует и никого из руководства конторы близко не подпускает. Приобретен, как списанная военная техника. Уж не знаю, какую аферу и с кем она провернула, чтобы его "списать" и купить, но факт остается фактом. Дорогая штука, но всегда выручает, если вдруг прижмет. Елена баба умная. Говорит, что кто экономит на безопасности, тот долго не живет.

— Подожди, какая Елена?

— Елена Крюгер. Да, да, не удивляйся! Та самая Елена, к которой тебе надо постараться залезть в койку. Когда начались проблемы с "конкурирующими фирмами", в ней неожиданно проснулся талант настоящего стратега… Ладно, вызывай "первого". Доложим ситуацию…

Пока Алексей вызывал "Сармат" и докладывал обстановку, Вальтер переваривал полученную информацию. Что же это за бой-баба, Елена Крюгер?! Она что — генерал в юбке?! И она так же себя во всем остальном ведет? И в постели тоже? Тогда неудивительно, что от нее все мужики убегают. Ох, и подкинуло начальство работенку… Правда, босс предупредил, чтобы он сам к ней не лез. Только в том случае, если она сама заинтересуется… Но в свете последних событий, весьма вероятно, что заинтересуется… Ох и влипли вы, господин штаб-унтер-офицер! Генералов в юбке охмурять еще не приходилось. Хотя, неизвестно, кто кого еще охмурять будет…

— Все, Вальтер, сейчас "Сармат" идет на посадку, а "Харон" продолжит патрулирование в воздухе. И что-то мне подсказывает, что намечается карательная экспедиция.

Вальтер был слишком занят обдумыванием ситуации и прослушал то, о чем говорил Алексей.

— А с чего ты это взял? И его так специально назвали — "Харон"?

— Елена — баба со своеобразным юмором. Когда этот фрегат у нас появился, он назывался "Харн". И надо же было такому случиться, что сразу приключилась серьезная заваруха. Елена лично вылетела на устранение безобразий, приняв командование фрегатом, и многим обеспечила переправу на тот свет. Вот с тех пор и прилипло к нему с подачи Елены — "Харон". Добавила одну букву в название. Сначала просто так называли, а потом официально переименовали, раз уж название прижилось, и себя оправдывает.

— Охренеть!!! Так она и сейчас там?!

— Возможно. Елена — баба рисковая. Если ее интересам что-то угрожает, или надо своих из дерьма вытащить, так она к черту на рога полезет. И подобные вещи никому спускать не будет. Слышал, нас запросили, в каком состоянии "Томкэт" и как твое самочувствие?

— Ну и что?

— А то, что могу дать гарантию в сто один процент — сейчас ты вернешься на "Сармат", и пока будешь обедать, Петрович быстро проверит машину и загрузит недостающий боезапас. А после этого ты вылетишь вместе с "Хароном" туда, где базировались наши "гости". Чтобы смести там все с лица земли. Или, с лица Пандоры, так будет вернее. И если Елена там, то будет внимательно наблюдать за твоими действиями. Так что, ты смотри там, не подкачай.

— Ну, ни хрена себе… Командир, я таких баб боюсь. С генералами в юбке ни разу дела не имел.

— Не дрейфь, авиация! Елена — нормальная баба, я ее почти два года знаю. Со своими прибабахами, правда, но вполне адекватная. Самодурством никогда не страдала…

"Сармат", тем временем, заходил на посадку. Странно было видеть огромный балкер, снижающийся с неба прямо на песчаный пляж. Но как Вальтер уже понял, в "юридическом" агентстве "Аргус" подобное было в порядке вещей. "Харон" остался на большой высоте и патрулировал район, а балкер медленно опустился на берег, подняв тучи песка. Правда, задерживаться надолго он не собирался. Когда песок рассеялся, и видимость улучшилась, в эфире прозвучал голос капитана "Сармата".

— "Второй" и "третий" "первому", возвращайтесь домой. Шлюзы готовы вас принять…

Однако, Вальтер решил не накалять обстановку и запросить сначала разрешение на взлет у "Харона". А то, черт их там разберет. С таким оппонентом на малой дистанции лучше не шутить. И только тогда, когда разрешение было получено, поднял машину в воздух. Шлюпка взлетела несколько раньше и уже заходила в шлюз. Вальтер не стал ей мешать, и только когда она полностью исчезла внутри корпуса "Сармата", пошел на сближение с балкером.

Первым человеком, кого он увидел, был Петрович. Техник сразу же вломился в шлюз, едва двигатели "Томкэта" остановились, и сгреб Вальтера в охапку своими огромными ручищами, когда он выбрался из кабины.

— Вальтер, черти бы тебя побрали, живой!!! Как ты умудрился такое сотворить?! Видно, точно в тебе "Рабаульский дьявол" сидит!

— Тише, Петрович!!! Все нормально, принимай аппарат в целости и сохранности. А что, тут уже все знают?

— А ты как думал?! Только и разговоров о том, как ты в одиночку всех перебил! Сначала просто не поверили и подумали, что это какая-то ошибка. Но Алексей на повторный запрос все подтвердил. Как тебе такое удалось?

— А у меня выбора не было. Либо я их, либо они нас всех.

— Кстати, эти умники снова хотят выпихнуть тебя в воздух…

Когда страсти улеглись и Вальтер вышел из шлюза в коридор, то сразу же столкнулся с капитаном. По нему было видно, что человек явно не в духе.

— Вальтер, с возвращением! Честно говоря, все в шоке от произошедшего. Как от попадания в засаду, так и от того, какой разгром Вы учинили. От всей души поздравляю!

— Спасибо, Геннадий Павлович, но это моя работа, которой я только и занимался. Больше ничего делать не умею. У Вас, как я подозреваю, для меня не очень приятные новости?

— Как Вы догадались? Эти умники на "Хароне" хотят, чтобы Вы вылетели вместе с ними "надрать задницу этим козлам", как они выразились. Как я ни протестовал, все равно требуют.

— Не волнуйтесь, Геннадий Павлович, это тоже моя работа. Только оставайтесь, на всякий случай, снова на безопасном расстоянии от планеты и будьте готовы удрать.

— "Харон" об этом тоже предупредил. Он проводит "Сармат" на орбиту, и после Вы вылетаете обратно вместе с ним. Но в состоянии ли Вы сейчас лететь?

— Все в порядке, не волнуйтесь. Когда вылет?

— Пока взлетим, потом пока выйдем на безопасную орбиту, пока Петрович истребитель проверит и боезапас загрузит… Часа через три.

— Ну и прекрасно! Я еще и пообедать, и в койке поваляться успею!

Когда Вальтер появился в кают-компании, его ждал восторженный прием всего экипажа, свободного от вахт. Стол был накрыт заранее, и ждали только его. Начались бурные поздравления, Вальтеру жали руки, а женская часть экипажа осыпала поцелуями. Банкет "по всей программе" решили провести позже, так как все знали — Вальтеру предстоит очередной боевой вылет. Поэтому пока простой перекус, а когда вернется, тогда и сделают все "по взрослому". На него сразу насели с расспросами, но Алексей отвадил всех, заявив, что сейчас ему надо спокойно пообедать и отдохнуть перед вылетом. А рассказы о подвигах потом, когда вернется.

Когда Вальтер наконец-то добрался до своей каюты и растянулся на койке, в голову сразу нахлынули разные мысли. Ох, и нашел он работенку… Но с другой стороны, таких денег даже "бутлегерством" на транспортниках не заработаешь. Если только не лезть вообще в явный криминал, но подобного желания у него не возникало. Хватит, один раз сумел выкрутиться. Второй раз может и не получиться. А сейчас — очередной боевой вылет. В сущности, ничего сложного не должно быть. Что там могло у "гостей" остаться? И зачем его вообще задействуют в этом вылете? Фрегат там и сам все "пошинкует", а его участие будет чисто символическим. Видать, Елена хочет посмотреть на него в деле. Ну и ладно. Покажет, что умеет. А вот дальше? Сразу затребует на "Харон" с докладом? Так сказать, для более близкого и доверительного установления отношений? А что, с этого генерала в юбке станется. И нет никаких сомнений, что она уже навела о нем справки. А-а-а, плевать. В конце концов, баба — она и есть баба. Хоть и "генерал"…

Все оставшееся время до вылета Вальтера никто не побеспокоил. Он наблюдал на стереопанели за взлетом корабля и выходом на орбиту, не вставая с койки, уже примерно зная, когда его вызовут. И не ошибся. Когда он собрался вставать, раздался вызов по коммуникатору, и он услышал голос Алексея.

— Вальтер, подъем! Старт через полчаса.

— Все понял, иду. Передай "Харону", что я готов. Раз он сам не справится, придется ему помочь.

— Ладно, ты там в эфире особо язык не распускай. А то неизвестно, на кого нарвешься.

— На "генерала" Крюгер? Или, "адмирала" Крюгер?

— Если бы. Елена — баба с чувством юмора и все поймет. Но не все такие.

— Ладно, буду общаться исключительно уставными фразами. Штаб-унтер-офицер Хартман к полету готов!

Когда Вальтер появился в шлюзе, его уже поджидал Петрович. И по озабоченному виду техника было понятно, что он чем-то обеспокоен. О чем Вальтер его и спросил. Петрович замялся, но не стал темнить.

— Вальтер, ни хрена я что-то не пойму… Как ты ушел, вскоре капитан появился. И зачем-то все записи бортового компьютера скопировал на кассету. На кой хрен они ему нужны?

— Может, просто хочет захватывающие кадры реального воздушного боя посмотреть и какой-нибудь телекомпании продать?

— Сразу же, как только ты появился? Других дел у него нет? Если учесть, что после посадки на эту долбаную Пандору мы почти сразу же взлетели, и ему надо было не покидать рубку? Он что, подождать не мог, когда все успокоится?

— Хм-м… Не знаю… Ладно, Петрович, будем решать проблемы по мере их возникновения. Больше нам ничего не остается.

— Ты там поаккуратнее, не лезь на рожон.

— Да куда же мне лезть, Петрович?! С таким-то прикрытием? Не волнуйся, на пару с "Хароном" кому угодно рога обломаем!

— Хочется им в войнушку поиграть — пусть играют. Да только у меня предчувствие, что тебе хотят что-то вроде смотрин устроить. Посмотреть на тебя в деле. И поэтому специально подставить могут.

— А даже если и так? Ничего, Петрович! Лезть на Пандору в компании с фрегатом — это все же гораздо спокойнее и безопаснее, чем в компании со шлюпкой. Как-нибудь выкрутимся. Аппарат готов?

— Готов, все в порядке. Загрузка прежняя — двенадцать "Кинжалов", восемь кассет с "Метелями" и снаряды до полного боекомплекта. Машина к полету готова! Ни пуха, ни пера, командир!

— К черту, к черту, Петрович…

Надев скафандр и заняв место в кабине, Вальтер прогнал на компьютере предстартовый тест. Все было в норме, можно лететь. Связался с рубкой и доложил о готовности. Там подтвердили, но предупредили, что вылет задержится на пять минут. Видно, какие-то накладки в предстоящем плане все же возникли. Истребитель был уже на бортовом питании и Вальтер ждал открытия шлюза. Наконец, створки вверху открылись, и платформа с истребителем пошла вверх, выводя его за пределы корпуса корабля.

Снова вокруг звездное небо, а рядом ночная сторона планеты. Но корабль уже начал выходить из планетной тени, лучи космического восхода заиграли в атмосфере Пандоры. Неподалеку лежит в дрейфе "Харон", а рядом с ним маневрируют семь небольших аппаратов. Автоматика сразу же идентифицировала цели, и Вальтер очень удивился. Вокруг фрегата крутились шесть роботов-перехватчиков, и один робот-разведчик. Значит, на фрегате все настроены очень серьезно. Тут как раз ожило радио.

— "Третий" — "первому". Готов?

— "Третий" готов.

— "Третий", старт разрешаю.

Вальтер отключил электромагнитные замки и дал небольшой импульс двигателями. Истребитель стал удаляться от корабля. Одновременно два робота-перехватчика отделились от фрегата и направились прямо к нему. Вальтер поежился. Близкое соседство с такими "гостями" ничего хорошего не сулило. До этого момента он старался их к себе не подпускать. Но не собираются же его грохнуть, в конце концов? Как будто прочитав его мысли, на связь вышел фрегат.

— "Третий" — "Харону". Как слышишь?

— "Харон", слышу тебя отлично.

— "Третий", не волнуйся, это два твоих ведомых. Будут тебя прикрывать. И если только кто-то захочет сесть тебе на хвост, они с ним быстро разберутся. Сам в бой не лезь, будешь в резерве. Когда начну работать, останешься на высоте, приглядишь сверху. В случае опасности действуй по обстановке. Задачу понял?

— "Третий" задачу понял.

— Все, следуй за мной. Дистанция не менее пятисот метров.

"Харон" дал ход и стал удаляться от "Сармата". Вальтер занял позицию сверху и позади фрегата. Раз его дело — не лезть вперед батьки в пекло, то и ладно. Может быть, даже и стрелять не придется, фрегат сам управится. Ну, ему же лучше — хлопот меньше…

Между тем, "Харон" уже начал снижение. "Сармат" останется на высотной орбите и в случае опасности снова скроется в гиперпространстве. Поэтому, можно сосредоточиться на выполнении "карательной экспедиции". Истребитель следовал на некотором удалении от фрегата, находясь чуть позади и сверху. Далеко впереди шел робот-разведчик. Четыре робота-перехватчика взяли все построение в каре и разошлись в стороны. А два робота следовали за истребителем, как привязанные. Вальтер усмехнулся. Такого "эскорта" у него еще никогда не было. Обычно, вражеские роботы-перехватчики были для него самыми опасными врагами. А тут свои роботы прикрывают его сзади. И чего только в мире не бывает…

Вскоре группа вошла в верхние слои атмосферы, но вокруг по-прежнему никого не было.

То ли противник уже покинул Пандору, то ли не хотел себя обнаруживать. Вальтер внимательно следил за показаниями радара, периодически бросая взгляд на идущий рядом "Харон". Да уж, такой кораблик может создать массу неприятностей тем, кто устроил на них засаду. Плохо только то, по-прежнему нет никакой информации о противнике. Но это у него нет. А на фрегате, очень может быть, таковой информацией располагают. Поэтому и решили навести здесь порядок, чтобы впредь неповадно было. Вальтер смотрел на приближающуюся поверхность планеты и гадал, куда же они направятся? В то место, откуда был произведен взлет машин противника? Или, еще куда?

Корабли вошли в атмосферу, постепенно снижаясь и сбрасывая скорость. Когда высота уменьшилась до десяти тысяч метров, перешли в горизонтальный полет. Вокруг, до самого горизонта, простирался Южный океан. Погода была свежая, в чем Вальтер убедился, осмотрев все внизу через оптическую систему. Высокие валы с гребнями белой пены покрывали все пространство до самого горизонта. Кое-где попадались облака, но сплошной облачности не было. Вальтер глянул на карту. Если продолжать следовать этим курсом, то до самого побережья материка ничего нет. Три крупных архипелага островов остаются в стороне. По предполагаемой трассе полета над материком тоже ничего заслуживающего внимания нет. Хотя не факт, что они сейчас следуют курсом прямо на цель… Ладно, в конце концов, где он сейчас? Правильно, в резерве! Раз подробной информации ему не дали, значит она ему не положена. Поэтому будем тупо следовать за "Хароном". Начальство находится там, вот пусть оно и думает…

Когда вдали показалась полоска берега, "Харон" начал снижаться. Вальтер шел следом с двумя своими "ведомыми", повторяя все маневры фрегата. На высоте четырех тысяч метров снижение прекратилось и группа снова перешла в горизонтальный полет. Спустя некоторое время после смены курса Вальтер понял — они направляются именно в тот район, который был определен, как предполагаемое местонахождение базы противника. Эфир молчал. На радаре тоже не было ни одной цели. Линия побережья промелькнула внизу и корабли мчались над джунглями. "Харон" нисколько не скрывался, обшаривая окружающее пространство радаром и вскоре их обязаны были обнаружить. Но пока автоматика машины не улавливала чужих сигналов. Значит, либо противник затаился, либо удрал отсюда, когда понял, что затея провалилась.

Вальтер внимательно всматривался в окружающее пространство, но по-прежнему не находил ничего подозрительного. Радар не фиксировал никаких металлических объектов внизу, и небо вокруг продолжало оставаться пустынным. Одни лишь вечно зеленые джунгли и больше ничего. Но когда до цели осталось менее ста километров, детектор радиосигналов истребителя засек наличие посторонних. Значит, внизу кто-то есть. Вскоре и радар обнаружил впереди крупные металлические объекты. "Харон" продолжал мчаться в сторону цели, работая радаром, но в эфир не выходил. Вальтер никак не мог понять, что же задумали на фрегате? Если наносить удар по месту предполагаемого нахождения противника, то надо бы уже снизиться. Или, они хотят просто атаковать с большой высоты и уйти? Но ведь нет никакой гарантии, что такой налет будет иметь успех. И что они вообще попадут, куда надо… Ладно, в конце концов, это не его ума дело. Если понадобится его мнение…. Хотя, генерала не будет интересовать мнение штаб-унтер-офицера. Даже если это генерал в юбке…

По маневрам "Харона" Вальтер понял, что он делает заход на цель, как для классического бомбометания с горизонтального полета. Вообще непонятно… Чего же он хочет этим добиться? Ну, сыпанет серию бомб с большой высоты, которая ляжет с порядочным рассеиванием. А дальше что? Или, их задача просто напугать противника? Показать, что нельзя безнаказанно посягать на чужую собственность? Непонятно…

Между тем, "Харон" уже вышел на боевой курс. Вальтер сосредоточился на контроле окружающей обстановки и чуть не проглядел момент, когда от корпуса фрегата отделился целый рой бомб и устремился вниз. Неожиданно фрегат стал резко набирать высоту и в эфире раздалась команда.

— "Третий", за мной!

Ничего не понимая, Вальтер бросил машину вверх. И вдруг, внизу полыхнуло. Это было целое огненное озеро. Вальтер с удивлением смотрел на экран заднего обзора, на котором было хорошо видно, как стена яркого пламени с большой скоростью пожирает джунгли. Бомбы рассредоточились в воздухе и накрыли большую площадь. Через несколько секунд под ними осталась огромная выжженная проплешина, над которой кое-где вились дымы. Очевидно, что-то там еще горело. Вальтер только присвистнул. Ну ни хрена себе… "Харон" применил плазменные бомбы. Чтобы ничего не осталось… Ну и влипли вы, господин штаб-унтер-офицер, в компанию… Вот это серпентарий, так серпентарий… Или гадюшник, что ближе к истине…

"Харон" уже разворачивался и делал новый заход на цель, начав быстрое снижение. Вальтер бросил свою машину следом. В стороне, за пределами выжженного пространства, радар показывал еще какие-то небольшие металлические объекты в джунглях. Но там не стали ждать повторной атаки. Из джунглей неожиданно вынырнули "Тандерболт" с "Инсаром" и бросились наутек. Очевидно, вступать в бой с превосходящими силами у них никакого желания не было. Тут же в эфире раздался уже знакомый голос.

— "Третий", уничтожить "Тандерболт".

— "Третий" понял!

"Томкэт" рванулся следом за удирающим штурмовиком. "Инсар" это заметил и тут же стал уходить в сторону. Очевидно, его пилот геройствовать не хотел, и решил воспользоваться форой во времени. Пока Вальтер будет заниматься "Тандерболтом", он сможет уйти достаточно далеко. А там на него могут махнуть рукой и прекратить преследование. Штурмовик же был обречен. Вражеская машина делала отчаянные попытки оторваться, но значительно более быстроходный "Томкэт" ее настигал. В конце концов, все пришло к логическому завершению. Штурмовик рванулся вниз, к джунглям, явно намереваясь совершить посадку, пока его не уничтожили в воздухе, но сделать это не успел. Выпущенный прямо в хвост "Кинжал" разнес его на куски, когда он уже был почти на высоте крон деревьев. Глянув вниз на место падения противника и убедившись, что выжить там никто не мог, Вальтер бросился вдогонку за удравшим "Инсаром" и вызвал "Харон", доложив об уничтожении первой цели и начале преследования второй. Но неожиданно услышал в эфире.

— "Третий", преследование прекратить. Возвращайся ко мне, патрулируй в воздухе над целью. Высота две тысячи метров.

Вальтер очень удивился, но подтвердил получение приказа и отправился его выполнять. Пока он гнался за вражеской машиной, то успел улететь довольно далеко. Теперь же, по мере приближения понял, что "Харон" даром время не терял. В центре площадки, по которой был нанесен удар, зияла громадная воронка. Напоминало действие тяжелой бомбы с ракетным ускорителем, предназначенной для проламывания мощных укреплений сверху с дальнейшим поднятием этих укреплений в воздух. Такая бомба срабатывает не сразу, а успевает "нырнуть" в грунт довольно глубоко от поверхности. Причем, что ей встретится на пути — несколько метров бетона, металла, или еще чего-нибудь твердого, особо не важно. И только потом поднимает все в небеса. Шансов уцелеть у тех, кто окажется в зоне действия взрыва, практически нет. Штука мощная, но надо ей попасть. А попасть можно только тогда, если знаешь, куда надо попасть. Похоже, на "Хароне" это знали. Сначала только "расчистили" площадку вокруг цели от лишней растительности. Ну и дела… Что же дальше вылезет?

Между тем, "Харон" неожиданно стал заходить на посадку. Роботы остались в воздухе, рассредоточившись над целью. Вальтер поднялся до двух тысяч метров, уменьшил скорость и начал полет по кругу, сканируя окружающее пространство радаром. Сбежавший "Инсар" был уже далеко. Возможно, есть у них тут еще какая-то нора, в которой можно отсидеться. Но это уже твои проблемы, приятель.

Вальтер барражировал в воздухе над целью уже почти час, но внизу ничего интересного не происходило. "Харон" неподвижно стоял на выжженной площадке, высадив десант. Скорее всего, базе противника нанесен сокрушительный удар, лишивший всякой возможности сопротивления, а сейчас проходит то, что на военном языке называется "зачистка местности". Но вот, в конце концов "Харон" начал взлет. Сразу же ожило радио.

— "Третий", как обстановка?

— "Харон", вокруг все тихо.

— "Третий", тебя понял. Следуй за мной, возвращаемся.

Фрегат сразу начал резкий набор высоты. Очевидно, задерживаться здесь никто не хотел. Вальтер направил свой истребитель следом, стараясь выдерживать постоянную дистанцию, а роботы снова заняли свои места вокруг двух кораблей. Полет проходил спокойно, противник как в воду канул. Очевидно, удравший "Инсар" был последним. На запрос с "Харона" "Сармат" подтвердил, что рядом с ним также никто не появлялся. Когда впереди появились огни балкера, Вальтер облегченно вздохнул. Первая вылазка на Пандору, слава богу, наконец-то закончена. Теперь остается только убраться отсюда побыстрее. Ох и работенка, твою мать… Но с другой стороны, где он еще такие деньги заработает? А сейчас, похоже, предстоит следующая "боевая операция" — знакомство с Еленой Крюгер. Размышления прервала команда с "Харона".

— "Третий", возвращайся на корабль. Твоя миссия закончена. Благодарю за работу.

Подтвердив получение команды, Вальтер направился к "Сармату". Роботы, бывшие его "ведомыми", вернулись к "Харону". Подойдя к корпусу балкера и запросив разрешение на вход в шлюз, Вальтер окинул взглядом окружающую картину. Рядом, на фоне темного звездного неба, ярко сияла дневная сторона Пандоры. Красивая она все же, черт бы ее побрал. Очень похожа на Землю. И если бы не агрессивная флора и фауна, то она была бы настоящим оазисом в этом уголке галактики. Но увы… Что есть, то есть…

Глава 10

Звук работы гипердвигателей меняет тональность, и корабль слегка вздрагивает. Вокруг снова обычный космос. Вальтер перевел дух. Первый гиперпространственный переход на корабле такой массы, выполненный им лично, успешно завершен.

— Поздравляю, стажер! Все сделано на отлично, продолжайте в том же духе! Как, большая разница по сравнению с истребителем?

— Да не особо. Практически, то же самое…

— Ну, а я о чем говорил? Эти офисные крысы считают, что они умнее пилотов. Ладно, пацаны, стажируйтесь дальше, а я пошел. Если что срочное появится, вызовете меня в рубку.

Капитан поднялся из кресла и вышел, Вальтер и Мартин проводили его взглядом. Выход из гиперпространства в звездной системе Альтаира прошел успешно, и через двое суток, если не произойдет ничего непредвиденного, "Сармат" должен войти в зону управления движением возле Швейцарии.

— Все, "мастер" ушел, теперь хоть спокойно поговорить можно. Вальтер, а если бы мы ближе сунулись к Пандоре для того, чтобы вас высадить?

— Познакомились бы с двумя штурмовиками типа "Тандерболт". Поверь, после этого вам бы больше ничего не понадобилось…

Вальтер изучал оборудование рубки и попутно рассказывал Мартину о высадке на Пандору. Это ему пришлось делать уже множество раз, так как всех интересовали подробности. Такой заварухи давно не бывало и сейчас весь экипаж "Сармата" гадал, что же могло произойти? Алексей сначала попробовал ограничить расползание информации, но потом понял, что это бесполезно и махнул рукой. Тем более, ничего действительно секретного в этой информации не было. Обычная бандитская разборка на задворках галактики, если называть вещи своими именами. В данный момент их обоих — и Алексея и Вальтера интересовало совсем другое. Когда Вальтер наконец-то вернулся на "Сармат", передал истребитель на попечение Петровича и зашел в свою каюту, то сразу понял, что тут кто-то побывал в его отсутствие. Именно тогда, когда он совершал совместный вылет с "Хароном". Ничего не пропало, но по характеру расположения вещей он понял, что незваный гость очень торопился и не успел, или не сумел восстановить статус-кво. Причем, он не захотел воспользоваться моментом, когда Вальтер вел боевые действия на Пандоре и отсутствовал в течение нескольких суток. А зачем-то залез именно сейчас, когда его не было на борту корабля всего лишь несколько часов. И поскольку банальное воровство отпадало сразу — на довольно крупную сумму денег в каюте неизвестный визитер не позарился, напрашивался вывод, что целью поиска было что-то другое. Но что? Думали, что он привез это "что-то" с собой, когда вернулся с Пандоры вместе с остатками десантной группы? Больше ничего на ум не приходило и Вальтер решил посоветоваться с Алексеем. Тот отнесся к происшествию со всей серьезностью и даже провел поиск в каюте замаскированных "жучков" специальной аппаратурой, но ничего не нашел. Попутно выяснилась еще одна странная вещь. Именно в этот период — повторного вылета Вальтера на Пандору вместе с "Хароном", видеозапись в коридорах жилых отсеков не велась около получаса из-за непонятного сбоя в компьютере. И восстановили ее незадолго до возвращения Вальтера. Поэтому, восстановить картину событий и определить, кто же именно забрался в каюту в отсутствие хозяина, не было никакой возможности. Все это по отдельности можно было назвать досадными недоразумениями, но вместе… Впрочем, больше ничего подозрительного Вальтеру обнаружить не удалось и он решил занять выжидательную позицию. Если это продолжение того, что было на Земле и Луне, то злоумышленники не успокоятся и скоро надо будет ждать следующей выходки. А ждать, похоже, осталось недолго. Через двое суток по бортовому времени корабль должен совершить посадку в космопорту Нойштадт на Швейцарии. И если здесь ограничились одним обшариванием каюты, то там, за пределами космопорта, могут предпринять более активные действия.

— В общем, Мартин, такого у меня никогда не было. В том смысле, что надо было не только выкрутиться самому, но еще и защитить шлюпку с десантом. Можно сказать, что повезло. Они почему-то отказались от дальнейшего нападения. То ли перетрусили, то ли весь боезапас израсходовали, то ли еще что. Это нам выяснить не удалось.

— А в шлюпке, значит, радиомаяк стоял? И кто же его туда втиснул?

— Да хрен его знает. Но это было сделано еще на Земле. Уж больно все основательно выглядело, за пару минут такое не сделать.

— А если они не успокоятся?! И если "Сармат" заминирован?! И нас взорвут ко всем чертям?!

— Мартин, если бы они хотели это сделать, то уже давно бы сделали. Ничто этому не мешает. Значит, не хотят. Да и для того, чтобы уничтожить корабль таких размеров, как "Сармат", знаешь, сколько взрывчатки нужно? В кармане, или в кейсе столько не принесешь. Намерения этой банды прояснились сразу — им нужны были деньги. Мы сами их не интересовали, иначе нас постарались бы уничтожить еще до посадки.

— И что же теперь делать?

— Соблюдать старинное японское правило — "не надо торописа, не надо волноваса"! И решать проблемы по мере их возникновения!

Время в рубке за разговорами летело незаметно. Корабль шел на автопилоте и вахтенному помощнику капитана оставалось только наблюдать за окружающей обстановкой. Но космос вокруг был пустынен, поэтому его вмешательства не требовалось и Вальтер просвещал своего приятеля о давних и недавних подвигах, чем приводил Мартина в крайнее изумление. Неожиданно в рубку зашел Алексей.

— Вальтер, хорош хвастать. Пойдем, разговор есть.

— Что, опять надрать кому-то задницу? Вроде бы, вокруг никого.

— Нет. Пока обойдемся без боевых действий…

Когда за ними закрылась дверь каюты, Алексей махнул рукой в сторону свободного кресла и сел сам за стол.

— Садись Вальтер. Как говорил великий классик литературы Гоголь, я должен сообщить вам пренеприятнейшее известие.

— Какое именно? К нам едет ревизор?

— Ты знаком с русской классикой? Хуже. По прибытию в Нойштадт тебе надлежит отправиться на прием к Елене Крюгер с какой-то посылкой. Вскрывать ее, естественно, нельзя. Посылка будет доставлена на борт по прибытию в Нойштадт. Получили только что сообщение по гиперсвязи.

— Ну и что? Ведь меня об этом заранее предупреждали, что Елена Крюгер — основная цель. Разве не так?

— Так. Но приказ гласил — если только она сама обратит на тебя внимание. Впрочем, может быть и обратила, а мы об этом не знаем. Сейчас же получено сообщение, что ты должен отправиться один, и Елена будет находиться не в Нойштадте, а в Шварцвальде, а это более пяти тысяч километров. А в дороге всякое может случиться. Особенно, если принять во внимание все произошедшие с тобой события.

— Ничего не понимаю… Если для кого-то так важна моя ликвидация, то это можно было сделать еще на Земле. А если интерес представляет именно посылка, то почему же ее отправляют таким странным образом? Как будто специально провоцируя нападение?

— Не знаю. Подозреваю только, что дело тут нечисто. И я тебя одного не отпущу.

— А как же тогда соблюсти приличия? В смысле, чтобы я отправился один?

— "Сармат" простоит в Нойштадте не меньше двух недель, это уже известно точно. Место там для отдыха малоприспособленное, если не считать наличие низкоразрядных кабаков и борделей. Обычный грузовой космопорт в пустыне, перерабатывающий навалочные грузы и находящийся у черта на куличках, подальше от густонаселенных районов. Экипаж получит возможность отдохнуть, а ближе Шварцвальда ничего заслуживающего внимания нет. Вот и совместим приятное с полезным. Ты летишь один, а я с группой поддержки лечу отдыхать тем же рейсом в Шварцвальд. Чисто случайно.

— Думаешь, на меня нападут?

— Очень похоже. Никакой конкретной информации у меня нет, одни подозрения. Но, Вальтер, с самого момента твоего появления здесь начались сплошные непонятки. А непонятки — это возможные проблемы.

— И что ты хочешь сделать?

— Пока только сопровождать тебя, соблюдая дистанцию, но не выпуская из поля зрения. В случае необходимости прийти на помощь.

— А ты не допускаешь мысли, что этот странный приказ — проделки "крота", сидящего в конторе на Земле? Может, стоит запросить подтверждение?

— Допускаю. И запрос по гиперсвязи уже сделал. Но в конторе все подтвердили.

— Странно… Ладно, командир. Будем надеяться, что это проделки Елены, желающей затащить меня в койку таким экстравагантным способом. Давай сначала до этого Нойштадта доберемся. А то, может быть нам еще и космопорт назначения изменят.

На том и порешили. Делать пока было все равно нечего, и Вальтер решил за оставшееся время полета восполнить пробелы в своих знаниях о тех местах, где ему предстоит действовать. А именно — промышленный Нойштадт, окруженный пустыней, где нет абсолютно ничего интересного, и жемчужина на побережье океана, сверкающий Шварцвальд. Город туристов и бизнесменов, город больших денег и больших возможностей. Как