/ Language: Русский / Genre:sf_action, / Series: Звездные войны

Star Wars Байки Из Дворца Джаббы Хатта6 Ловкость Рук История Моры Джейд

Тимоти Зан


Timothy Zahn Sleight of Hand: The Tale of Mara Jade

Тимоти Зан

Ловкость рук

(История Моры Джейд)

Байки из дворца Джаббы Хатта-6

* * *

Танец закончился, и музыка стихла. Танцовщица стояла так, как и закончила: на кончиках пальцев, одна рука вытянута, красноречиво простираясь к звездам Империи или просто в одобрение ее хозяина. Она держала позу на протяжении нескольких ударов сердца. Затем, драматическим показным движением она опять припала к полу – – руки взметаются вокруг и движутся вниз, вперед, как крылья садящейся птицы, ноги круговым движением сгибаются – одна вытягивается сзади, другая спереди, корпус сгибается вперед, ложась на руки. Грация, красота и стиль в один миг превращаются в смирение, повиновение и покорность. Верная комбинация, как ей сказали, которую Джабба Хатт любил в своих танцовщицах.

Точно так же, вероятно, как и толстяк с изуродованной головой, развалившийся на кушетке перед ней. Прошли секунды, и он просто молча сел, глядя на нее. Она, не меняя позы, дышала быстро и неглубоко и гадала, стоит ли ей распрямиться и встать, не ожидая разрешения. Но толстяк уже продемонстрировал свое наслаждение от раздачи приказов, особенно всяким беспомощным сошкам. Если она собирается стать одной из этих сошек, то ей следует позволить ему потешить себя чуть большим эгоизмом.

Так что она ожидала его приказов, и вот после еще нескольких секунд он был готов командовать.

– Поднимись, – сказал он снисходительным тоном. – Подойди сюда.

Она так и поступила. Вблизи он был даже более омерзительным, его обильный сальный дух, казалось, мог вызвать удушье. Но сам Джабба – она это знала – – будет еще хуже, Может, и это была часть теста.

– Ты танцуешь очень хорошо, Арика, – изрек он, оглядывая ее сверху вниз. – Взаправду очень хорошо. Скажи мне, что еще ты делаешь хорошо?

– Все, что хозяин Джабба Хатт потребует от меня, – ответила она.

Он улыбнулся, его малюсенькие глаза почти что скрылись в складках кожи.

– Очень хорошо, – произнес он. – Не то, что я потребую, а то, что твой хозяин Джабба потребует. Мудрый ответ, но возможно, недостаточно мудрый. Скажи мне, удивит ли тебя новость, что я однажды был Джаббой Хаттом?

Она моргнула, демонстрируя ему лучшее из своих беспомощно-растерянно-глупых выражений.

– Вы были… Я не понимаю.

– Я был Джаббой Хаттом, – повторил он самодовольно. – Не взаправду, конечно, но некоторое время все на Татуине думали, что взаправду. Я был тем, видишь ли, кого Джабба всегда посылал за пределы дворца встретиться с клиентами. Поддерживал, таким образом, анонимность. Хороший контрабандист всегда имеет несколько секретов.

Его самодовольная ухмылка исчезла.

– Теперь ты видишь, с кем именно ты связываешься?

– Да, я вижу, – ответила она.

Она и на самом деле видела. Он был расходным материалом, который Джабба слал под выстрелы его многочисленных врагов, которые те могли выстрелить в его направлении. Более того, он был глупцом, ослепленным псевдопохвалами и псевдосилой своей роли, чтобы осознавать, что был он на самом деле ненамного больше, чем приманкой для наемных убийц.

Но за все это такому человеку Джабба должен доверять в той мере, чтобы позволять урегулировать свои дела, не разрушая карточный домик в процессе. И поэтому такой человек также мог получать микроскопическую долю благодарности, на которую Хатт способен. Так что это и тот, кому не стоить переходить дорогу. По крайней мере в открытую.

– Хорошо, – мягко сказал толстяк. – Ну, тогда ты нанята. Начинаешь в полуночную смену – никогда не знаешь, в какой момент Джабба захочет развлечься.

Он взглянул на дверь и щелкнул пальцами. Один из гаморреанских стражей отступил, от двери и неуклюже приблизился.

– Стражник покажет тебе путь. УВИДИМСЯ позже, Арика.

– Я буду признательна, – сказала она, смиренно кланяясь, отступая назад.

Раболепствуя перед ним. Но все было в порядке. Позволь мелочному человечишке проявить мелочную власть над ней. Мелкая доверенная сошка одного из самых могущественных преступных королей в Империи, все равно он был для нее ничем. Она могла сокрушить его одним словом, могла разрушить всю организацию Джаббы по своей прихоти, могла сжечь эту захолустную планетку в кусочек расплавленного песка одним приказом. И если ничего из этого не происходило, было это всего лишь потому, что она имела более важные дела, коим следовало уделить внимание.

Такой она была, Мара Джейд, Рука Императора. Она ждала здесь прибытия Люка Скайуо-кера. Чтобы убить его. *** Лицо Императора, казалось бы, парило в воздухе перед Марой, его желтые глаза сверкали огнем удовлетворения. Так, значит, ты внутри, сказал он ей мысленно. Скайуокер еще не появлялся? Пока нет, передала она. Но Соло все еще здесь. Когда придет Скайуокер, я буду готова. Глаза сверкнули вновь, и Мара почувствовала, как тепло его одобрения наполняет ее разум. Прекрасно, сказали его мысли. Такая угроза должна быть уничтожена.

Мара позволила себе небольшую улыбку. И будет уничтожена, заверила она своего мастера. Джабба, может, даже доберется до него первым. Внезапно теплота растворилась, меняясь на ледяной холод. Не надо недооценивать противника, предупредил ее Император, мысли его помрачнели. Вспомни Беспин.

Мара скривилась. Да. Облачный город Беспина и дуэль между Скайуокером и Дартом Вейде-ром. Скайуокер проявил себя с лучшей стороны в этой битве – намного лучше, чем Вейдер или Император ожидали от него.

И в середине битвы Вейдер предложил им вдвоем объединиться против Императора.

Вейдер в дальнейшем, конечно же, все отрицал, заверяя, будто это предложение было всего лишь частью приманки для того, чтобы сбить с толку Скайуокера и завлечь его на Темную сторону. Но Император знал мысли и чувства Вей-дера и знал, что это не было всей правдой.

Именно поэтому Мара была здесь, и поэтому ей пришлось прийти одной. Она была Рукой Императора с могуществом в Силе, которая была тренирована, воспитана и усилена самим Императором… и одним из умений была способность прятать свои чувства даже от такого могущественного темного джедая, как Повелитель тьмы Дарт Вейдер. Позднее он мог предположить, что Император играл роль в смерти Скайуокера, но никогда не узнал бы точно. И без Скайуокера дело будет окончено. Вейдеру никогда не победить Императора в одиночку.

Я помню Беспин, заверила Мара. Скайуокер умрет здесь.

Император улыбнулся… и тут проступило другое лицо, накладываясь на видение Мары. Молодая женщина с черными волосами, одетая в спортивный темнокрасный костюм.

– Это ты, Арика?

Мара моргнула, и лицо Императора исчезло, осталось только ощущение его удаленного присутствия.

– Да, – сказала она. – Извини, я просто задумалась.

Другая женщина одарила ее понимающей улыбкой.

– Конечно же, – она провела рукой вокруг. – Я спорю на твою плату за первую неделю, что ты решаешь, не совершила ли большую ошибку, заявившись сюда.

Мара оглянулась по сторонам. Яма Танцовщиц, как называли комнату подготовки, и это помещение оправдывало свое название на все сто.

– Ну, я и не знаю, – дипломатично ответила она. – Я бывала в местах и похуже.

– Все же это лучше, чем яма ранкора, – другая женщина пожала плечами. – Не переживай, деньги тут намного лучше, чем удобства.

– Я надеюсь, что так, – ответила Мара, интересуясь, чем же была яма ранкора. – Предполагаемые «крайние» обязанности не столь заманчивы.

Женщина рассмеялась.

– А, да, Толстяк. Он дал тебе понять свою обыденную «Значимую Персону», так?

– Что-то вроде того.

– Ну, не переживай, он по большей части безвреден. Я позже тебе скажу, на какие кнопки нажать, чтобы держать его от себя подальше. Я Ме-лина Карнисс, кстати говоря. Бывшая танцовщица, теперь же оформитель танцев, что-то вроде управляющей персоналом. Давай, пошли в тронный зал, я представлю тебя Его великолепию.

Они направились вниз одним из темных туннелей, которые, казалось, составляли основную массу этого места. Мара сморщила нос от запаха, желая только того, чтобы ее инструктаж с Джаб-бой и его дворцом оказался наиболее всеобъемлющ. Возможно, ей стоит выпросить экскурсию по Бестину, посмотреть, удастся ли ей найти свежую информацию о Джаббе и его окружении из кабинета госпожи губернатора Арйон.

Все же, это может оказаться опасным в ее деле. Чтобы получить доступ и имперской базе данных, ей потребуется идентифицировать себя как важного имперского агента… а вправду умелые губернаторы не были привязаны к таким пыльным мешкам, как Татуин. Губернатор Арйон, может быть, слишком ленива или некомпетентна, чтобы держать шпионов Джаббы на своем счету, или может сама быть на счету у Джаббы. Что хуже всего, так это то, что ее тонкие изыскания здесь могут дойти до Дарта Вейдера.

С другой стороны, это была простая ликвидация: быстро войти, быстро убить, быстро выйти. Нет, она справится с этим своими силами.

– А вот и тронный зал, – сказала Мелина, указывая вперед на арку, из-под которой открывался вид на хорошо обставленное помещение. – – Да ты только посмотри, какое тут идет шоу!

У Мары перехватило дыхание. «Шоу» было Люком Скайуокером.

Ну, по крайней мере его голограммой. Заранее записанное послание, проецируемое приземистым астромеханическим дроидом Р2-Д2, подле которого нервно маячил протокольный дроид Ц-ЗПО. Все в порядке, дроиды Скайуокера. Те самые, что сыграли ключевую роль в уничтожении драгоценной Звезды Смерти Императора.

– … в подтверждение моей доброй воли я дарю тебе этих дроидов.

Протокольный дроид издал протестующий вопль.

– Ума не приложу, кто это может быть, – прошептала Мелина.

– Понятия не имею, – сказала Мара, хмурясь на изображение.

Она прочла все, что Император имел на Скайуокера, – всю его подноготную, его воспитание тут, на Татуине, его короткое обучение Оби-Ваном Кеноби, – сколь громадная беда, что тот находился так далеко от Империи! Но это уже был не недоучка, незрелый парень, которого она видела в тех записях. Люк Скайуокер, которого она видела и слышала сейчас, был уравновешенный, самонадеянный, уверенный в своей силе. С мечом, явно виднеющимся на поясе. Замена, возможно собранная им самим тому, что он потерял на Беспине.

Император был прав. Скайуокер на самом деле был гораздо более опасен, чем Мара думала.

Сообщение закончилось, дроиды были отведены прочь, ЗПО причитал всю дорогу.

– Ладно, – сказала Мелина, беря руку Мары. – Выше голову, Арика. Пойдем встретимся с хаттом. *** К тому времени когда робота-секретаря вернули, тронный зал оказался наполнен народом, а также дымом и шумом. На заднем плане играла третьестепенная группа, на переднем – перед Джаббой танцевала молодая тви'лекка.

Ее звали Оула, и она была хороша.

Разместившись у арки, ведущей назад, в Яму Танцовщиц, оставаясь в тени, Мара краем глаза следила за представлением Оулы, изучала зал и его обитателей. Определенно разношерстная толпа, без сомнений, начиная с привычно голодных никто, старающихся произвести впечатление на Джаббу беспрекословностью, заканчивая наиболее опасными именами в имперском списке на-«обнаружитьзадержать». Если Скайуокер сумел пролезть сюда, то у него на руках должен быть полный сабакк. Она напряглась. Где-то в глубине ее разума активировалось чувство опасности. Ее глаза и разум метнулись назад, выискивая источник опасности в зале…

Как раз вовремя, чтобы увидеть, как Джабба нажимает кнопку на своем троне, открывая часть пола как раз под Оулой.

Пронизывающий крик танцовщицы отдалялся куда-то вглубь. Трон Джаббы двинулся вперед, через люк-ловушку, к большому открывающемуся окну в полу, шумящая толпа уже толкалась, чтобы занять место вокруг него. Мара заметила Мелину Карнисс, припадшую к окну с одного края, напряженно всматривающуюся в то, что должно было произойти внизу. Затем был еще один – – уже более отдаленный – крик…

И затем Мара в один момент забыла про шоу. С направления арки на другой, дальней, стороне тронного зала, донесся звук перестрелки. Затем наступил короткий миг всеобщего беспокойства, и тут, надменно расталкивая стражу, появилась вооруженная и бронированная фигура, ведущая в цепях вуки.

И не простого вуки. Это был Чубакка, компаньон и второй пилот Хэна Соло.

– Боушх, – прошептал кто-то позади нее. – Ну наконец-то кто-то получит награду за Чубакку.

Мара натянуто улыбнулась. Так просто, так традиционно, так без воображения. Лучший способ взять укрепление противника, как они всегда думали, – это прийти в маскировке, принеся что-то или кого-то, чего желал враг.

Но на этот раз это не сработает. Немного нахмурившись от концентрации, стараясь игнорировать шумную суматоху других разумов в помещении, она вобрала силу Императора в себя и сфокусировалась на фигуре в бронированном обмундировании. Она дотронулась до разума…

И моргнула от удивления. Это был совершенно не Скайуокер. Это была женщина.

Женщина?

Затем последовала сцена: Джабба дал слишком низкую цену, а фигура оспаривала ее с помощью термального детонатора. Мара подождала, пока все не окончилось и вуки не увели. Затем она направилась через воодушевленную, повеселевшую толпу туда, где стоял немым стражем охотник за головами Боба Фетт.

– Простите, господин, – робко сказала она, почти что дотронувшись рукой до его плеча, а затем остановившись, как будто хотела похлопать его, а затем передумала. – Меня зовут Арика, я только сегодня приехала. То существо, что было с охотником за головами, – довольно устрашающее. Часто здесь происходят подобного рода вещи?

Довольно долго он просто смотрел на нее, и все это время, Мара думала, что ее игра окончена. Боба Фетт за несколько лет провел довольно много негласной работы на Империю, и было вполне возможно, что он каким-то образом замечал ее в окружении Императора. Она направила Силу, стараясь дотронуться до его разума. Но его самоконтроль был превосходен, и ничего из того, что она прочла, не смогло дать ей зацепок.

– Приятно познакомиться, Арика, – произнес он наконец ровным голосом, который так устрашал его жертв и производил впечатление на клиентов. – Не тревожься. Боушх кажется сумасшедшим, но это не так. Не тревожься вообще ни о ком. Джабба знает, кому доверять. Никто лишний не проберется.

Он поправил карабин на плече.

– И я здесь бываю часто. Когда не работаю.

– Я рада, – выдохнула Мара. – Спасибо, теперь я чувствую себя намного лучше.

– Мое почтение.

Она улыбнулась ему и отошла в сторону. Значит, Боушх на самом деле был мужчиной. Ну, или, по крайней мере, настоящий Боушх был.

Так что же это была за женщина? Одна из союзниц Скайуокера? Или кто-то с периферии старается сделать себе имя, а вуки просто легкомысленно попался?

Это практически не играло роли. Мара была здесь, чтобы добраться до Скайуокера, только до одного Скайуокера. Кто-либо лишний был помехой, а слуги Джаббы должны хорошо уметь справляться с помехами. Тихое словцо по поводу этого самозванца Боушха в ухо хатта должно подействовать.

В конечном итоге, когда у Скайуокера закончатся союзники и дроиды, ему придется прийти самому.

Он пришел день спустя, с самым рассветом, когда Джабба и его окружение отсыпались после их полуночного отмечания разоблачения и поимки принцессы Лейи Органы.

Чувство опасности дало Маре предупреждение. К ее удивлению, это было единственное предупреждение, которое кто-то в зале получил. Без шума или шороха со стороны охраны, должной пребывать в боевой готовности, Скайуокер внезапно появился здесь, в тронном зале, его покорно вел тви'лекк, управляющий Джаббы. Голограмма Скайуокера рассказала Маре о его достижениях в моральных качествах. Но даже зная, она была под впечатлением.

Некоторые из стражников начали занимать места вокруг Скайуокера, когда тви'лекк подступил к своему хозяину и зашептал ему в ухо. Джабба резко проснулся, его огромные затуманенные глаза моргнули, когда он оценил ситуацию. Он посмотрел на тви'лекка, затем на Скайуокера. А затем он рассмеялся.

Утробный грохот разнесся по тронному залу, приведя всех находящихся в помещении в состояние свалки спросонья, заставляя подниматься на ноги. Появилось несколько бластеров, но большинство оружия оставалось в кобурах, пока слабоумные придворные пытались понять, чем же была эта тихая фигура в плаще с капюшоном – другом или незванным врагом.

Это был как раз тот момент, которого и ждала Мара: тихое оцепенение, никто толком не знал, что происходит, никто толком не уверен, где кто-либо находится. Момент нанести удар. Ее все еще покалывало чувство опасности, она тихо шагнула направо, где один из людей, молодой охранник Джаббы, хватался за силовую пику и усердно старался прояснить для себя ситуацию. Его бластер покоился забытым в кобуре. Дотянувшись плавным движением сзади до обладателя, Мара ухватила бластер…

И застыла, когда твердый предмет уперся ей в поясницу.

Она ошиблась. То покалывание тревоги не было реакцией на Скайуокера.

– Аккуратно и плавно, – прошипела ей в ухо Мелина Карнисс. – Давай спокойно пройдем назад по туннелю. Если ты не предпочтешь, конечно же, умереть здесь.

Тихо, в гневе на себя, Мара позволила Мелине вывести себя из тронного зала. Тихая охрана. Вероятно, она одна из многих формирующих дополнительную преграду между Джаббой и его врагами. Мара должна была предполагать, что такой слой может существовать во дворце, подобном этому, и должна была обнаружить его.

Концентрируясь исключительно на Скайуоке-ре и его друзьях вместо этого, она села в лужу.

По направлению от трона донеслась волна беспокойства и одиночный выстрел из бластера. Мара вытянула шею, но они уже были слишком далеко, чтобы разглядеть, что произошло.

– Любопытно, да? – прокомментировала Мелина. – Один из ваших? Тут повернись – очень осторожно.

Мара так и сделала, следя за Мелиной уголком глаза во время разворота, и уставилась на маркированный туннель. У Мелины был бластер, но она, Мара, обладала силой и волей Императора, чтобы увести его. Если она протянется Силой и выбьет бластер сейчас…

Она уставилась на руку Мелины. Нет. Не из такой хватки. Нельзя, чтобы она успела сделать первый выстрел.

Тогда обман разума? Было несколько способов рассеять внимание, смутить или просто вывести из строя врага, забравшись Силой прямо в его разум. Но все способы требуют хотя бы каплю времени для того, чтобы подействовать, а Мелина так насторожена, что опять есть хороший шанс, что она произведет-таки этот один выстрел.

– Ты вела себя омерзительно тихо, – прокомментировала Мелина, возобновляя движение.

– Это потому, что я не имела представления о том, что происходит, – ответила ей Мара. – Я ничего такого не сделала.

– Конечно, не сделала, – отрезала Мелина. – Ты просочилась сюда под чьим-то видом или соврала о том, кто и что ты есть. Или госпожа Валариан замаскировала и подослала тебя убить Джаббу.

Она снова ткнула дуло бластера в спину Маре.

– Это так?

Мара моргнула. План убийства? Здесь? И она не заметила? Это не просто сесть в лужу – – это поднять еще фонтан брызг при этом.

– Я не знаю, о чем ты говоришь, – запротестовала она, делая последнюю попытку. – Я ничего не имею против Джаббы. Правда.

– Конечно, не имеешь. Ты просто хотела взять бластер этого охранника на сувенир, – Мелина ткнула бластером вновь. – Сюда.

Это был еще один туннель, наклонный, стре-мяшийся резко вниз после площадки и тянущийся насколько можно было увидеть. Сразу у входа в туннель торчали два гаморреанских стража, вольно опершись на силовые пики, и тихо бормотали друг с другом.

– За каким демоном вы двое делаете здесь? – крикнула Мелина на них. – Смирно. Быстро.

Медленно, сбитые с толку тем, с чего бы это постановщица танцев отдает им приказы, они немножко выпрямились.

– Так-то лучше, – рыкнула Мелина. – Но не достаточно хорошо. Кто, вы думаете, вы та-кие? Имперская Алая гвардия? Поднимайте свои задницы и отведите эту женщину вниз, в подземелья, для меня.

Она подтолкнула Мару к ним.

– Иди. И будь хорошей девочкой, тогда, быть может, я попрошу Джаббу позволить тебе! умереть быстро.

– Я пеню это, – съязвила Мара, оборачиваясь.

Она все еще не могла безопасно выбить бластер из хватки Мелины. Но кое-что она могла сделать – это…

Потянувшись Силой, она резко толкггула дуло бластера направо. Мелькнула вспышка, когда Мелина рефлекторно выстрелила, бластер прозвучал вдвое громче, чем обычно, в стенах туннеля. Это сопровождалось рыком боли и ярости гаморреанца, в которого Мелина только что пальнула. Другой гаморреанеп тоже зарычал, и оба они направили пики и двинулись к человеку, который атаковал их без причины.

На лицо Мелины стоило посмотреть, выраже-ние его было выше всех ожиданий, но у Мары не было времени насладиться им. Как только внимание ее пленителя отвлеклось, настало время действовать. Проскочив между гаморреанцами, она побежала по туннелю.

– Остановите ее! – прокричала Мелина.

Но стражники не обратили на это внимания. Пара быстрых выстрелов озарили туннель, разбивая камни и рассеивая пыль.

А затем звучали только рыки тупоголовых га-морреанцев и злые, невероятно яростные крики Мелины. Мара продолжала бежать, надеясь, что сможет скрыться из виду, прежде чем они разберутся, в чем дело. Ближе к концу туннеля ей представилась первая возможность: изогнутый и обильно воняющий, ответвляющийся туннель, сворачивающий налево. Бросив быстрый взгляд назад, на шумную стычку, она заскочила туда.

Он был короткий – не более двадцати метров – и практически являлся тупиком. Практически. В конце была скалистая стена с полуметровым зарешеченным вентиляционным окном, проделанным в ней; решетка буквально ходила ходуном от рычания чего-то за ней. Соблюдая осторожность, она подошла ближе и заглянула внутрь. Рык исходил от, возможно, самого огромного и ужасного из двуногих существ, что ей доводилось видеть. Создание, если судить по количеству костей, разбросанных по зловонной яме, было так же плотоядно, сколь и прожорливо.

И оно в данный момент намеревалось сделать закуску из Люка Скайуокера.

Прижавшись к решетке и совершенно забыв про зловоние, Мара смотрела, как Скайуокер вскочил на ноги и выскочил из маленького закутка, пробежав у существа между ногами по направлению к туннелевидному помещению ямы, которое она не могла видеть со своего места. Это было великолепно. Существу потребуется немного времени, чтобы разобраться со Скайуокером на виду у дюжин свидетелей, улюлюканье которых она могла слышать, без единого следа, который Бейдер может связать с Императором. И если по-каким-то причинам твари потребуется помощь,: тогда она была здесь, чтобы оказать ее.

Существо развернулось и с глухим топотом устремилось в погоню. Сам Скайуокер был вна поля видимости, но, судя по шумам, доносящим-ся оттуда, она могла догадаться, что прихлебалы Джаббы перекрыли ему выход. Скоро все долж-но кончиться.

И затем, без предупреждения, что-то небольшое просвистело в воздухе как раз на краю види-мого ей пространства, ударившись в конт-рольную панель, встроенную в каменную стену/ Брызнули искры, скрежетнул механизм замка…

И тяжелая дверь с зубчатым низом грохнулась откуда-то с потолка, попав прямо по мас-сивной спине существа, придавливая его к полу. Ранкор издал жалобный последний стон и замер. Мара уставилась на тушу, не веря своим глазам. Скайуокер убил его. Один, безоружный, он на самом деле убил его.

И, судя по тону разносящихся в оцепенелой тишине слов на хаттском, Джабба не испытывал абсолютно никакой радости.

Мара глубоко вдохнула зловонный воздух. Хорошо. Ладно. Существо не убило Скайуокера, зато теперь Джабба убьет. И, скорее всего, ужасной смертью, если даже хотя бы половина историй про хатта были правдой. По заслугам. Он должен быть как чрезвычайно туп, так и чрезвычайно самоуверен, чтобы вот так одному и безоружному прийти сюда…

Вонючий воздух, казалось бы, заледенел у нее в глотке, две воображаемые картины внезапно наложились друг на друга. Скайуокер, бегущий от существа; Скайуокер – – во время голографи-ческого послания Джаббе.

Его новый меч. Он не принес его с собой.

Или, скорее, он сам не принес.

У вуки его не было – ему негде было его спрятать. Роботу-секретарю – – тоже. И у Лейи Органы, конечно же, его не было.

Астромеханический дроид.

Она беззвучно обругала себя. Нет, это не Скайуокер, был самоуверен. Это был Джабба. И опять для нее все прояснилось. Отступая назад от решетки, она искала какой-нибудь открывающий механизм…

Чувство опасности сработало за секунду до того, как она услышала шарканье по полу туннеля позади себя. Она резко развернулась, принимая боевую позицию.

Те гаморреанские стражи, которых она оставила наверху, нагнали ее. И привели с собой полдюжины друзей. Рядами по двое, перекрывая ее путь к отступлению своими тушами, они устремились к ней.

У Мары не было на это времени, да и, в любом случае, настроения не было тоже. Перенаправив Великую силу, она резко вошла в умы первых двух стражей. Они резко остановились, их толстые ноги задрожали, их длинные силовые пики с лязгом выпали из безвольных рук. Затем, к вящему удивлению шедших позади, они грохнулись на пол бесформенными тушами.

Одна из силовых пик была в руках у Мары уже до того, как вторая упала на пол. Мастерски ею размахивая, покрывая все пространство тун-неля вокруг себя, сделав ложный выпад в сторону оружия следующего ряда стражей, она ударила смертоносным наконечником прямо по их мордам. Те пошатнулись, хватаясь за раны, и упали на следующий ряд. Перепрыгнув через первый ряд поверженных противников, Мара вновь уда-рила мимо, затем мгновенно изменила угол, чтобы поразить следующий ряд.

Короткую минуту спустя все было кончено.

Тяжело дыша, она обернулась назад к решетке. Вибролезвие силовой пики издавало значитель-ный шум, прорезая металл, но, скорее всего, сверху был такой гвалт, который перекрывал его. Бросив силовую пику через проем, она перебра-лась в яму. Место внутри оказалось еще более от-вратительным, чем смотрелось снаружи. Дверь, которая прикончила существо, блокировала любой выход в том направлении, но в стене напротив обнаружился круглый люк, расположенный невысоко. Силовая пика, недолго поработав с люком, открыла крутой, но вполне сносный скат за ним. Вероятно, конец пути находился там, где у; Джаббы был установлен люк-ловушка. Подобрав лежащую рядом кость, которая была чуть длиннее, чем ширина ската, она заклинила его в проеме и подтянулась наверх. Цепляясь попеременно костью и ногой, она начала подниматься вверх.

Мара проделала отрезок пути в несколько метров, секция ската прямо под люком-ловушкой была широкой, как воронка, чтобы направить жертву прямиком вниз. Закрепив кость напротив начала трубы, она поднялась выше и наконец-то смогла встать на ноги. Небольшая коробочка с электронным управлением бла встроена в стену; осторожно соединив нужные контакты, она заставила две створки над собой распахнуться.

Сверху никто не свалился и никто не уставился на нее. На самом деле даже тот разговор, что доносился до нее, звучал вдалеке. Состроив рожу самой себе и надеясь, что не опоздала, она ухватилась за край одной створки и полезла вверх.

Тронный зал был пуст, как смогла она заметить, перевалившись через край ямы, но громкие и резкие звуки указали ей, в каком направлении все ушли. Следуя на шум, выискивая стражу, которая могла быть предупреждена на ее счет, Мара устремилась в погоню. Скаиуокер был где-то там, так что если ей будет сопутствовать удача и Сила, то она может с ним пересечься. За толкущейся толпой в громадном транспортном ангаре виднелась большая парусная баржа, активно принимающая на борт пассажиров. С другой стороны пара скиффов загружалась подобным образом. Стража была везде: люди, гаморреанцы, а также полдюжины других видов; были они на скиффах, на барже, другие грубо сдерживали толпу, прогоняя тех, кто, очевидно, не был приглашен. Где бы там ни был Скаиуокер – если рассчитывать на то, что он вообще был там, – Мара не могла его приметить.

Но она видела Джаббу. Он находился на своем передвижном помосте, окруженный стражей и прислужниками, продвигаясь к лифту парусной баржи. Проталкиваясь сквозь толпу, она поспе-шила к нему. Стражники следили за ее прибли-жением, но по их лицам и позам она не могла прочитать ничего, кроме обычной настороженности. Несомненно, что новость о ее поддержке гос-пожи Валариан еще не дошла до них.

– Ваше превосходительство! – обратилась, она, остановившись подле многозначительного круга оружия. – Ваше превосходительство, про-стите.

Джабба повернул к ней голову.

– Я Арика, Ваше превосходительство, – ска-зала Мара. – Одна из ваших танцовщиц. Разре-шите мне, пожалуйста, отправиться с вами.

Хатт что-то пророкотал и махнул одному из стражей, который в свою очередь толкнул дрои-да-секретаря Ц-ЗПО.

– О, ах, великий Джабба Хатт говорит «нет», – рассеянно перевел дроид, даже не глядя на Мару.

Она проследила его взгляд до одного из скиф-: фов…

Как раз вовремя, чтобы увидеть, как там быст-ро мелькнул Скайуокер, стоящий гордо и прямо, когда скифф снялся с места и полетел через двери ангара.

И он удалялся.

– Я прошу вас, Ваше высочество, – взмолилась Мара, вкладывая всю силу самой ее мощной техники влияния на разум за этими словами.

С тем же эффектом она могла влиять на каменную стену. Хатт захохотал, его глаза уставились на нее, затем он заговорил снова.

– Великий Джабба Хатт говорит вам немедленно оставить его в покое, – сказал протокольный дроид, все еще несчастно глазея на улетающий скифф. – Он говорит, что вам будет предоставлен в распоряжение флаер и чтобы вы тут больше не появлялись.

Несколько мгновений Мара не сводила с хат-та глаз, напрасно стараясь прочесть этот непроницаемый нечеловеческий разум. Знал ли он о том, кем она была или, быть может, даже почему она здесь была? Или он просто подозревал, как и Мелина, что она была частью законспирированной сети, и надеялся, что она сможет привести его к собственным врагам?

На самом деле это уже не играло роли. Она не могла догнать скифф Скайуокера на флаере и не могла сразиться со всеми сразу. Одним способом или другим – настало время уходить.

– Я благодарю Ваше высочество за его доброту, – произнесла Мара кажущуюся двусмысленной фразу. – Да продлится ваша жизнь вечно.

Значит, ты провалилась, – сказали мысли Императора, холод его злости пронзил Мару, несмотря на пылающую жару двойных солнц Тату-Ина. Я разочарован, Мара Джейд. На самом деле разочарован.

Я знаю, ответила Мара, горький вкус поражения смешался с зернистым песком в ее рту, фла-ер мчался через пустыню. Но, возможно, Джабба разберется с ним.

Она затряслась от его гнева. От его презрения ее пронзила боль. Ты на самом деле в это веришь?

Она вздохнула.

Нет.

Некоторое время он молчал, и Мара чувствовала, как он глубоко погружается в Силу. В поисках будущего…

Скайуокер теперь вне дел сиюминутной важности, сказал он наконец. Продолжай дело со Свиврен. Мы обсудим это, когда ты вернешься.

Образ и ощущение присутствия угасли, и затем он пропал.

Со вздохом Мара обратила вновь свое внимание к пустынному пейзажу перед ней. Так вот, она провалилась. Ее первый провал с тех пор, как Император назначил ее своей Рукой. Это было болезненно. Ужасно. Но все было в порядке. Она сделает так, чтобы все было в порядке. Скайуоке-ру, может, и удалось сбежать на этот раз, но он не сможет избегать ее всегда. В конечном итоге когда-нибудь она нагонит его.

И тогда он умрет.